Александр Михайлович Гулевич - Император поневоле

Император поневоле 1349K, 304 с. (Император поневоле-1)   (скачать) - Александр Михайлович Гулевич

Александр Гулевич
Император поневоле

© Александр Гулевич, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018


Глава 1

– Послушайте, профессор! Сколько можно без всякого положительного результата копаться в этом богом проклятом болоте?

– Пока не найдем искомого, – ответил молодому человеку седой, как лунь, старик с безумным взглядом на утомленном лице.

– Наша экспедиция за все эти шесть месяцев не нашла ни одного свидетельства, подтверждающего совершенно безумную теорию о реальном существовании так называемого «Хранилища императоров» не только в этом болоте, но и вообще на всей планете.

– Молодой человек, не будьте столь категоричны. Определенно, легендарное хранилище находится где-то здесь.

– Я не разделяю вашей уверенности! «Хранилище императоров» – это не более чем легенда, причем не подтвержденная как следует документально. В архивах так и не было найдено хоть какой-либо достоверной информации о главной цели нашей экспедиции.

– Дорогой Константин, вы же прекрасно знаете, легенда до наших дней дошла далеко не в полном объеме, и на сегодняшний день существует двенадцать вариантов ее перевода, а уж о количестве трактовок даже говорить не приходится. Отсюда и путаница.

– Профессор, или вы сумасшедший от науки, или имеете нечто такое, что позволяет вам считать эту проклятую трясину достойной нашего внимания. Я прав?

– Ну, что же, вы совершенно правы. Я не удивлен вашим вопросом, он вполне закономерен, тем более, мною давно ожидаем. Такой умный и деятельный юноша, как вы, должны были задаться подобным вопросом изначально. Просто поразительно, как вы смогли сдержаться и не задать его раньше. Это делает вам честь.

– Значит, я прав?

– Да, Костя, вы правы. После двадцати пяти лет непрестанных поисков утерянных фрагментов легенды мне удалось найти ранее никому не известный отрывок текста. К сожалению, проблема возникла с точным переводом текста, и это отняло довольно много времени.

– Не может быть! – пораженно воскликнул ассистент профессора и звенящим голосом поинтересовался: – Профессор Снейк, и это вы скрывали от всех, но зачем?

– Все дело в переводе. Я не могу похвастаться его абсолютной точностью даже сейчас, но все же определенные успехи имеются, хотя есть места, которые остаются для меня полной загадкой. Как вы, надеюсь, помните, сама легенда состоит из множества метафор и ссылок на некие предметы, имеющие собственные имена, а это в значительной мере усложняет разрешение загадки во много раз. – Задумчиво помолчав некоторое время, профессор продолжил свои пояснения: – Эти имена-названия пока нам не говорят совершенно ничего. К примеру, в десятом варианте перевода Сауса Безумного говорится о глазе или взгляде, открывающем некие врата. Эта цитата остается довольно сомнительной практически для всех ученых, в том числе для весьма именитых криптологов.

– Не могли бы вы озвучить найденное вами продолжение? Без этого я не могу понять, о чем идет речь.

– Не торопитесь, я это сделаю несколько позже, – усмехнувшись, произнес профессор, а затем продолжил свое повествование: – В подтверждение перевода Сауса Безумного, в неизвестном фрагменте продолжения легенды я обнаружил доказательства существования глаза или взгляда. Правда, это не принесло полной ясности о внешнем виде этого артефакта.

– Не могли бы вы объяснить суть и назначение этого предмета?

– На основе имеющегося материала я сделал вывод, что это некий артефакт небольшого размера, предположительно из золота или платины, являющийся каким-то механизмом, выполняющим определённую функцию. По большому счету, это ключ, который наводит своего обладателя на хранилище и открывает его.

– Это все?

– Нет. На этом ключе есть еще пара камней. Один красного, а другой черного цвета.

– Насколько, я могу судить, это далеко не все, что вам удалось выяснить. Если бы это было не так, организовать такое щедрое финансирование было бы просто невозможно. Тем более на такой длительный срок. Разве я не прав?

– В очередной раз прав. Это и есть та изюминка, ради которой я потратил столько лет своей жизни на поиски этого богом забытого места. Просто поверьте, расшифровать координаты мне стоило очень больших трудов и усилий.

– Интересно, профессор, как вам это удалось сделать, или это секрет?

– Секрет, но вам я его раскрою, – с ироничной улыбкой ответил профессор Снейк.

– Я весь в нетерпении.

– Все оказалось, на удивление, гениально и просто, хотя для понимания этой простоты мне пришлось потратить шесть лет непрестанного труда. – Профессор, прервавшись, вытер платком вспотевший лоб и, посмотрев в зеркало, задумчиво продолжил: – Знаете, до меня просто не доходит, как это не могло прийти в голову какому-нибудь другому ученому за прошедшее тысячелетие. Это ведь так просто оказалось. Просто до полного абсурда. – Снейк резко отвернулся от зеркала, загадочно посмотрел на своего собеседника и, нервно потирая руки, произнес: – Константин, достаточно было повернуть текст в сторону зеркала и только после этого приступать к переводу. Просто поразительно, как в прошлом хоть кому-то удалось перевести отдельные строки легенды.

Ассистент от изумления схватился руками за голову, скривив при этом аристократическое лицо, и, пристально глядя в глаза профессора, воскликнул:

– Это невероятно! Вы совершили гениальное открытие. Это открытие века, не меньше! Видные ученые на протяжении многих веков не могли расшифровать этот загадочный текст, а вы это сделали! Ваше имя непременно войдет в историю науки!

Снейк мрачно усмехнулся и, помрачнев еще сильнее, сказал:

– Лучше мне было забыть о своем открытии, но уже поздно что-либо менять. Жребий брошен, и отступать теперь совершенно некуда.

Подавшись всем телом вперед, Константин пораженно спросил:

– Вы хотите сказать, что жалеете о своем открытии… Но почему?!

– Для финансирования экспедиции мне пришлось заключить сделку с Фармером-старшим.

– Не вижу в этом ничего плохого. Государственная поддержка в науке является залогом успеха исследований. Правда, такого еще не бывало, чтобы глава Сената поддерживал гуманитарные или научные проекты. Он же невероятный скряга, и такой шаг с его стороны свидетельствует о желании поднять свой довольно низкий рейтинг на предстоящих выборах.

– Наверное, это было бы неплохо, если бы было так на самом деле, только мне в это верится с большим трудом. Теперь-то я понимаю, тут что-то не так.

– Почему?!

– У меня есть несколько причин так думать. Во-первых, заключенный договор является тайным и заключен он между физическими лицами. Фармер-старший выступает в роли заказчика в частном порядке, и это он сам финансирует проект, а не государство. Во-вторых, результаты нашей экспедиции обязаны быть исключительно конфиденциальны, и абсолютно все находки должны быть переданы инвестору, финансирующему археологические раскопки.

– Не может быть! Это просто неслыханно…

– Еще как может, но это еще не все. По договору, если я этого не сделаю, то на все мое имущество будет наложен арест и оно будет передано главе Сената. Это касается юридических нюансов, но есть еще один момент. В открытую это не говорилось, но мне были сделаны недвусмысленные намеки, касающиеся сохранности моей жизни.

– Так зачем же вы пошли на такие кабальные условия?! – пораженно воскликнул ассистент, с расширенными зрачками смотря на руководителя экспедиции.

– Мне не оставалось ничего другого. Никто не верил в мое открытие, и только Фармер, выслушав меня, сразу согласился оказать поискам всестороннюю поддержку. Причем именно он всех людей, перерывающих зловонную жижу, предоставил, в том числе и нашу охрану.

– Такие меры предосторожности наводят на мысль о некоем тайном знании и осведомленности. Странно, не правда ли?

Профессор, заложив руки за спину, прошелся к окну и, не отрывая своего взгляда от работающих внизу людей и техники, ответил:

– Такое поведение, с одной стороны, говорит о многом, а с другой – не говорит совершенно ни о чем. Поэтому я не возьмусь это однозначно утверждать.

– В конце концов, вы не могли бы озвучить ранее неизвестную часть легенды полностью?

Снейк, отойдя от окна, вскрыл сейф и, в нерешительности постояв возле него некоторое время, достал из его недр замусоленную папку. После чего, взяв из нее не менее грязный лист пергамента, передал своему ассистенту.

– Прочите вот это.

Константин, взяв обеими руками очень древний на вид документ, зачитал его вслух:

Прожив немало лет, я ухожу,
Оставив вам наследство.
Глаза, один в другом, готовы
В руки достойному упасть и
Повести к Хранилищу спасенья.
Найдешь ты там оставленное мной.
Спасешь ее, уйдешь от них, и
Быть тебе достойною заменой
Тому, кто был хозяином страны
Великого двуглавого орла.
Придешь ко мне ты,
Надев оставленное мною
Из желтого металла,
С Черным оком и Голубым зерном,
В трех днях пути огромного Осколка…

– Это и есть продолжение той самой легенды? Не очень-то данный текст на нее походит. Скорее, на некое пророчество, да и сам стих весьма коряво написан. Хотя что-то в нем определенно есть, но мне совершенно непонятно, как вы из этих строк смогли вычислить координаты этого места. Будьте любезны, поясните мне этот момент.

Профессор, победно взмахнув руками и приняв лекторскую позу, заговорил:

– Вспомните, что было на этой планете более двух тысяч лет назад? Ну же, напрягите свою память!

– Насколько мне помнится, здесь жили люди, и в этой колонии проживало примерно триста двадцать тысяч человек. Она имела название… Точно!! – завопил ассистент и быстро заходил по кабинету, ошарашенно воскликнув: – Профессор, планета называлась Осколком!

– Совершенно верно, дорогой мой. Быть может, вспомнишь еще что-нибудь?

– На ней произошла какая-то катастрофа. Простите, но я больше я ничего об это не знаю, – наморщив лоб, произнес Константин и совсем тихо произнес: – Интересно, из каких критериев вы определили именно это место для раскопок, ведь совершенно непонятна последняя строка. Чтобы она могла значить?

– Ладно, я вижу, ты нуждаешься в моих комментариях. На эту планету когда-то упал огромный кусок астероида, вызвавший глобальную катастрофу. Эпицентр его падения находится как раз в трех днях пути от этого места, где мы сейчас с тобой находимся. Теперь понятно?

– В принципе да, но мне непонятно другое… Зачем главе Сената все это нужно?

– Мне самому этот вопрос не дает покоя и мешает наслаждаться реализацией дела всей моей жизни. Фармер-старший, как известно, очень опытный и крайне влиятельный политик, самостоятельно добившийся нынешнего своего положения и имеющий безупречную репутацию. Зачем ему какая-то археология?

– Оставим пока эту тему, профессор, лучше выдайте прогноз, когда же мы найдем цель нашей экспедиции?

– По моим расчетам, это должно случиться в самые ближайшие дни, быть может, даже часы. Все зависит от нашей с вами удачи.

– Хорошо, мы найдем этот артефакт, а дальше, что мы будем делать?

– Как, что?! Будем изучать найденный предмет. Если позволит глава Сената, разумеется.

Прекратив разговор, собеседники всерьез задумались о своей дальнейшей судьбе и возможности изучения артефакта-ключа. Неожиданно их затянувшееся молчание прервал громкий стук в дверь.

– Войдите! – отозвался ассистент, стряхивая с себя нахлынувшие на него дурные предчувствия.

– Профессор Снейк, один из наших работников совершенно случайно отбил кусок гранита, и посмотрите, какую находку он совершил… – выкладывая найденный предмет на стол перед пожилым человеком, произнес распорядитель работ.

В образовавшейся тишине Снейк и его молодой ассистент буквально впились взглядами в лежащий на столе довольно массивный мужской перстень из золота, с черным отшлифованным камнем в форме императорской короны.

– Вот она, долгожданная находка! – подскочив с кресла, выкрикнул руководитель экспедиции.

– Действительно, очень похож по описанию из найденного вами текста, но он ли это на самом деле?

– Проверять его мы не будем. По договору, этим займется наш спонсор.

– Очень жаль. Лучше было бы этим вопросом заниматься нам.

– Прошу прощения, профессор! Значит, мы нашли то, что искали? – задал вопрос распорядитель, с хитрым прищуром рассматривая ученых.

– Очень может быть, Берг, но раньше времени радоваться не стоит.

– В таком случае прошу уточнить, мне следует остановить все ведущиеся работы или оставить все как есть?

– Продолжайте раскопки в обычном режиме.

– В таком случае позвольте откланяться.

– Не смею вас больше задерживать.

– Красив, ничего не скажешь. Такая вещь действительно достойна императора, – высказал свое мнение ассистент, рассматривая кольцо, после того, как закрылась дверь за ушедшим распорядителем.

– Наденьте его себе на палец. Интересно посмотреть, как он будет смотреться на руке, – попросил профессор.

Константин с большой осторожностью взял перстень и, с восхищением осмотрев его со всех сторон, попытался надеть его на безымянный палец.

– Что-то не получается просунуть палец в отверстие. Оно слишком мало.

– Попробуйте надеть его на другие, вдруг получится.

– Все равно не получается, – со вздохом искреннего разочарования произнес ассистент и положил перстень на стол. – Хотя на взгляд отверстие в самый раз. Может, в нем скрыта какая-то защита?

– Скорей всего, так оно и есть. Правда, я ничего о таком способе не слышал. Принцип действия непонятен. Первый раз с таким сталкиваюсь. Странное колечко, но выглядит просто восхитительно. Определенно перстень непростой и имеет неизвестную для нас функцию. По крайней мере, пока.

– Если это изделие и есть тот самый ключ-артефакт, то, стало быть, с его помощью можно попасть в Хранилище императоров. Только, как мне кажется, далеко не каждый способен этим перстнем воспользоваться.

– Возможно. Только у меня возникает закономерный вопрос, а по каким критериям эта штуковина выбирает себе хозяина и выбирает ли вообще? Может, она под определенную ДНК включается? – сосредоточенно осматривая перстень, проговорил Снейк, пытаясь его надеть на свой мизинец.

– Честно говоря, мне такой вариант в голову не пришел, да и не задавался я ничем подобным, а теперь уже поздно.

– Почему ты так считаешь, Константин?

– Об этом надо было подумать еще до того, как взялись за это дело. Как говорится, нечего кулаками размахивать, когда драка закончилась. Пора, наверное, главе Сената сообщить о нашей находке. Он за все эти месяцы вконец извелся, ожидая от нас положительных результатов.

– Сообщить? Я думаю, стоит подождать с отправкой сообщения.

– Профессор, не стоит с этим откладывать. Вы же сами сказали, что людей в эту экспедицию он отбирал сам. Ему и без нас доложат об этой находке. Мало ли какие выводы он сделает, если мы его не уведомим. Боюсь даже представить, – передернувшись всем телом, поделился своими опасениями ассистент.

– Хорошо, сейчас отправим ему радостную для него весть.


Глава 2

В комнате с наглухо занавешенными шторами, обставленной антикварной мебелью из древнего мореного дуба, сплошь покрытой утонченной резьбой, за письменным столом сидел пожилой и уставший от постоянных забот человек.

Фармер-старший любил свой уединенный кабинет, скорее даже не кабинет, а целую научную библиотеку. Она могла бы стать самой крупной из тех, что имеют частные коллекционеры в человеческих мирах. В ней не хватало для этого почетного звания нескольких старинных трактатов о небесных светилах, но не это заботило сегодня хозяина библиографических редкостей, стоящих в его шкафах. Его заботило совсем другое…

Последние семь месяцев он немало затратил финансовых средств и еще больше вымотал свои нервы на организацию экспедиции в поисках ключа-артефакта последнего императора.

До того момента, как в его кабинет вошел профессор Снейк и изложил ему о результатах своих многолетних изысканий, глава Сената не смел даже надеяться на возможность завладеть перстнем, открывающим загадочное нечто, именуемое «Хранилищем императоров».

Снейк, надо отдать ему должное, смог расшифровать ранее неизвестное никому продолжение легенды и определить местонахождение перстня с собственным именем «Орлиный глаз».

– В упорстве ему не откажешь. Потратить двадцать пять лет своей жизни на обоснование и расшифровку неполного текста, это надо суметь! – с черной завистью вслух проговорил Фармер. – Я же имел полный текст с описанием ключа, но так и не смог даже приблизиться к разгадке нахождения «Глаза». Как же досадно!! – Поднявшись с кресла, мужчина нервно обошел свой кабинет и, остановившись у карты звездного неба, шепотом проговорил: – Найдись «Орлиный глаз» и сколько проблем с плеч свалится! Это будет поистине гениальный выход из сложнейшей политической обстановки.

Вернувшись обратно в кресло, Фармер утомленно протер ладонями лицо и решительно нажал кнопку вызова. Спустя несколько мгновений входная дверь открылась и в образовавшуюся щель просунулась голова начальника службы безопасности. Он басовитым голосом поинтересовался:

– Вы меня вызывали, шеф?

– Проходи и присаживайся, Корнелиус.

Стройный и подтянутый мужчина сорока лет, со спокойным и уверенным лицом, прошел в глубь кабинета и устроился в кожаном кресле напротив своего шефа. Глядя в слегка изможденное лицо Фармера, он поинтересовался:

– Какие будут распоряжения?

– Как идут дела у нашего профессора, случаем не знаешь?

– Знаю. Мне отчитываются о ходе работ на том болоте каждые четыре часа. Практически все болото пройдено и просеяно на глубину в двадцать два метра. Если Снейк не ошибся, то в самое ближайшее время мы услышим о положительных результатах экспедиции.

– Оно там, иначе профессор не пошел бы на столь кабальные условия сделки. Он для этого слишком благоразумен и щепетилен в вопросах чести.

– Возможно. Правда, меня беспокоит не он, а его молодой ассистент с именем Константин. Слишком он любопытен и сует свой длинный нос везде, куда только можно. Это крайне подозрительно и наводит на определенные мысли, – высказав свое мнение, Корнелиус, неопределенно покрутив головой, добавил: – К счастью, Снейку и его ассистенту так и не стало известно обо всех находках, сделанных экспедицией, а это более тысячи различных антикварных и несколько раритетных предметов. В это число входит серебряный походный кубок, а также ритуальный меч последнего императора.

– Даже так… Это крайне интересно, – широко ухмыльнувшись, протянул глава Сената. – Помимо кубка и меча есть ли еще какие-либо императорские предметы?

– В списке около ста экземпляров, но и другие находки не менее ценны. Скоростной курьер с грузом уже отбыл с планеты и будет в столице завтра вечером. Крейсера Третьей гвардейской штурмовой флотилии взяли его под охрану. Можете быть совершенно спокойны, курьер под надежной охраной.

– Рад это слышать. Надеюсь, операция пройдет без осложнений.

Задумавшись на пару минут, пожилой мужчина вновь посмотрел на своего подчиненного и неожиданно поинтересовался:

– Что ты заметил подозрительного в поведении профессорского ассистента?

– Не могу сказать что-то определенное, нет фактов, свидетельствующих против него, но интуиция мне подсказывает, от этого человека можно ожидать самых неожиданных и непредсказуемых поступков.

– Какие ты предпринял меры для подстраховки?

– Я подвесил к нему пару надежных и опытных ребят. Они его постоянно контролируют. Кроме этого, охрана находится в постоянной боевой готовности, а на орбите планеты вертится тяжелый крейсер бригады особого назначения «Звезда». Он, правда, медлителен, но вооружен как линкор второго класса.

– Ты думаешь, этого будет достаточно?

– Вполне, – с некоторым удивлением ответил Корнелиус. – Извините меня, шеф, но не позволите ли вы мне высказать свое мнение?

– Странно, разве я запрещал тебе честно высказываться? Наоборот, только поощрял говорить со мной как можно откровеннее.

– Спасибо, шеф. На мой взгляд, ваша идея потешить самолюбие профессора опасна. Нужно поступить с перстнем так же, как и с остальными предметами.

– Все, что ты сейчас высказал, было бы справедливым, если бы не одно но… – совсем тихим и печальным голосом проговорил Фармер и после небольшой паузы добавил: – Он мне нужен, вернее его гениальные мозги. Только он сможет распутать всю головоломку и больше никто. Именно он в состоянии помочь мне попасть в это чертово Хранилище императоров. Ведь это и является моей главной целью, и без его помощи все наши усилия не будут стоить даже выеденного яйца.

Глава Сената вновь умолк и задумчиво бросил свой взгляд на ровные ряды старинных книг, многие из которых были рукописными. Собравшись с духом, он вновь посмотрел на своего собеседника и резко спросил:

– Ты еще не догадался о главной твоей цели, для которой ты просто обязан будешь мобилизовать все свои таланты и способности?

– Полагаю, проведение операции по негласному изъятию раритетов и иных предметов, имеющих немалую цену, является первоначальным этапом чего-то значительного.

– Молодец!! Умеешь мыслить перспективно. – Расхохотался Фармер, но, быстро стерев с лица улыбку, серьезно заговорил:

– Ну, а теперь слушай внимательно, это касается непосредственно тебя. Как только прибудет курьер и доставит мой груз, ты отправишься на поиски…

Корнелиус удивленно взглянул на своего шефа и нервно заерзал в кресле.

– Что, не ожидал такого?

– Не ожидал. Я думал, мы уже практически все нашли.

– Это не совсем так. Перстень имеет одну особенность, его может надеть только тот, кто по крови принадлежит императорскому дому, пусть даже той крови всего на одну каплю. – Хозяин кабинета одними губами изобразил улыбку и спокойно отдал команду: – Найди мне этого человека, кто бы это ни был. Живым найди. Этот человек станет нашим новым императором или императрицей.

– Вот даже как… Это полностью меняет все дело. – Нахмурившись, Корнелиус озадаченно покрутил головой.

– Меняет, но не для тебя. Проработай варианты возможного влияния на этого человека. Это очень важно. Самодур во власти, на которого нет управы, наихудшее, что может случиться в обществе и государстве. Надеюсь, ты это в полной мере осознаешь?

Корнелиус, озадаченно рассматривая носки своих лакированных ботинок, нейтральным тоном поинтересовался:

– Интересно, каким это образом я смогу найти потомка императора, если отсутствует его генетический материал? Мне что, каждому встречному-поперечному перстень прикажете надевать для проверки?

Глава Сената встал и, подойдя к массивной шторе, отдернул ее в сторону, отчего в затемненный кабинет хлынул поток солнечного света, сразу изгнав застоявшийся сумрак. Простояв неподвижно несколько минут у окна, Фармер вновь обернулся к начальнику службы безопасности и, с фанатизмом в глазах, жестко проговорил:

– Ты его найдешь! Обязательно найдешь, и никак иначе. Без этого человека в Хранилище не войти. Правда, неизвестно, что там может храниться, но это явно совсем не пустяк. Возможно, это оружие последнего шанса.

– Так, это уже интересно, только возникает закономерный вопрос, а зачем нам император? – с глубокой озабоченностью поинтересовался Корнелиус.

– На этот вопрос довольно сложно ответить, но я попытаюсь. Видишь ли, политическая ситуация в государстве такова, что игрища политиков нового поколения могут привести к развалу страны. Это усугубляется внешней угрозой интервенции. К сожалению, сейчас в нашем обществе нет лидера, способного объединить основные политические силы. Мне с большим трудом удается сдерживать ситуацию. – Пройдясь вдоль стеллажей с книгами, Фармер продолжил свое откровение: – В последнее время, я все чаще задаюсь вопросом, что же будет после того, как я отойду от дел, а это время уже не за горами. Подумать о преемнике самое время.

– Действительно, нет лучше главы государства, чем вернувшийся император из легенды, а оружие последнего шанса, как приятный и полезный бонус, особенно для военных, – с легкой улыбкой на устах, произнес Корнелиус и, встав с кресла, поинтересовался: – Разрешите выполнять полученное задание?

– Иди уж, служака, делай свое дело.

Когда дверь за начальником службы безопасности закрылась, глава Сената вновь закрыл тяжелые шторы и погрузился в невеселые думы.


Глава 3

– Вот угораздило же меня подписать вместе с тобой этот гадский контракт на целых восемь месяцев! – в сердцах высказался молодой человек восемнадцати лет от роду, выливая из снятого прорезиненного сапога болотную грязь. – Мы тут пашем как самые натуральные каторжники.

– Расслабься, Мартын, совсем немного осталось. Всего лишь месяц с лишним в этой жиже покопаться, и мы полетим обратно.

– Куда обратно, в приют для сирот? Так нас туда больше не примут, мы уже давно совершеннолетние. – Задумавшись на пару мгновений, молодой человек посмотрел в глаза друга и с надеждой в голосе поинтересовался:

– Петя, быть может, ты подскажешь, куда нам дальше податься после окончания контракта?

– Эй, бездельники, чего расселись?! Бегом ко мне, живо! – неожиданно раздался грозный рык сурового распорядителя работ.

Быстро натянув заброды, друзья опрометью бросились к начальнику и остановились возле него. Строго оглядев измазанных парней и сделав грозное лицо, тот спросил:

– Почему расселись и ничего не делаете?

– Господин Мордашов, мы присели сапоги от попавшей внутрь жижи очистить, только и всего, – ответил Петр, сделав шаг вперед и отвлекая на себя внимание начальника от своего непутевого товарища.

– Ладно, верю, – смилостивился распорядитель и, по-доброму улыбнувшись молодым людям, проговорил: – Вы у нас сегодня герои дня, и теперь вас хочет видеть руководитель экспедиции. Давайте, скоренько идите в штаб, вас там давно и с нетерпением дожидаются.

Добравшись до модульной базы, друзья, снедаемые любопытством, остановились у двери и осторожно в нее постучали.

– Ну, вы и деревенщины! Зачем в двери стучать, если в каждом жилом боксе звонки имеются? – раздался насмешливый голос из открытого окна, из которого выглядывал их сверстник, которого друзья никогда в лагере ранее не встречали.

– Зачем пожаловали?

– Господин Мордашов нас сюда направил. Говорил, нас тут давно ждут.

– Тогда понятно. Это вы кольцо интересное нашли?

– Да, это Петр нашел, а я рядом в тот момент находился и все видел собственными глазами, – хвастливо заявил Мартын, выпячивая грудь колесом.

– Хорошо, заходите, – сразу став серьезным, проговорил парень, высунувшись по пояс из окна и с интересом рассматривая пришельцев.

Подмигнув другу, Петр решительно потянул на себя ручку стальной двери и первым вошел в просторное помещение предбанника.

– Одну минуту, парни, я сейчас… – скороговоркой произнес все тот же неизвестный и скрылся за одной из дверей. Спустя минуту дверь открылась, и оттуда раздался жизнерадостный голос профессора Снейка:

– Проходите, молодые люди, не стесняйтесь!

Петр и Мартын недоуменно переглянулись и, пожав плечами, вошли в рабочий кабинет начальника экспедиции.

– Парни, будьте так добры, проводите меня и моего ассистента к тому месту, где вы обнаружили перстень, – вставая с пластикового кресла, отдал распоряжение профессор и принялся вместе с помощником натягивать защитный комбинезон. Когда процесс подгонки экипировки был завершен, ассистент, оглядев друзей, вежливо попросил:

– Пожалуйста, проводите нас. Нам не терпится обозреть место вашей эпохальной находки.

Петр, по привычке, выработанной в приюте, непроизвольно хмыкнул и, развернувшись на месте, вышел на улицу, а за ним последовали все остальные, в том числе неизвестный друзьям сверстник.

За полчаса пройдя самым безопасным путем к месту находки, Петр первым прибыл на точку и, обозрев окрестности, присел на большой гранитный камень, где и стал дожидаться всех остальных. Спустя пять минут к нему присоединился задыхающийся ассистент и буквально свалился рядом с ним. Чуть отдышавшись, он приподнялся и с любопытством осмотрел парня, после чего проговорил:

– Надо же! Ты по болоту ходишь лучше всех, кого я знаю.

– За полгода, проведенные здесь, я был вынужден научиться это делать, иначе утонул бы в первой попавшейся трясине.

– Я вижу, ты очень разумный молодой человек, – с еще большим интересом произнес Константин, рассматривая Петра. – Расскажи, как и где именно ты нашел вот это перстень? – задал интересующий его вопрос ассистент, держа на открытой ладони найденный артефакт.

– Тут особо и рассказывать нечего. Мы зашли в поисках дальше всех и принялись рыть здесь. Мартын меня случайно задел, и моя кирка, изменив траекторию падения, ударив в валун, отколола кусок камня вместе с перстнем. Кстати, этот булыжник лежит у вас под правой ногой.

Ассистент, нагнувшись, подобрал обломок гранита и, осмотрев его со всех сторон, с недоумением произнес:

– След от перстня имеется, но это не гранит, а материал явно искусственного происхождения. Нужно будет в лабораторию отнести. Пусть эксперты выяснят, что же это на самом деле такое.

Петр, внимательно слушая, как он теперь понял, заместителя начальника экспедиции, совершенно случайно бросил свой взгляд в противоположную сторону от ковыляющего профессора и с удивлением проговорил:

– Кажется, к нам кто-то летит из космоса, причем гостей довольно много…

Сбросив с себя задумчивое состояние, Константин вгляделся в небо, и ему хватило пары секунд, чтобы все понять.

– Это нападение! – воскликнул он, хватая за руку ничего не подозревающего парня. – Бежим отсюда как можно дальше. Судя по почерку захода на цель, это наемники или пираты, а это значит, что крейсер прикрытия на орбите уничтожен.

– У нас же есть охрана! – возразил юноша, так и не вырвав свою руку, продолжая ускоренным шагом идти следом за ассистентом.

– Не смеши! Наша охрана не имеет тяжелого вооружения для долговременной обороны. Максимум на десять минут их хватит, и то если очень повезет.

Продолжая быстро идти вперед, при этом стараясь обходить гиблые места, Константин и Петр, услышали, как на территории археологической экспедиции стали рваться снаряды. Упав на кочку и увидев над лагерем кружащиеся в пляске смерти легкие штурмовики, расстреливающие защитников базы, Пётр только теперь осознал всю серьезность ситуации и, подскочив, завопил:

– Там же Мартын! Я за ним…

– Стоять, дубина! – схватив парня за поясной ремень, зло прорычал ассистент и, прижав к земле упирающегося юнца, успокаивающе зашептал ему на ухо:

– Не стоит тебе туда рваться. Им уже ничем не поможешь, а если ты рванешься туда, обязательно погибнешь.

Чуть в стороне оглушительно разорвался шальной снаряд, и крепко держащий Петра ассистент резко дернулся всем телом, а потом, разжав свои цепкие объятия, упал рядом с юношей. Замерев на какое-то время, Петр поднялся и, оглядевшись, заметил лежащего рядом с ним Константина, молча держащегося за окровавленный живот.

– Что это с вами?! – испуганно спросил юноша, глядя на бледного ассистента.

– Похоже, я умираю, парень… Это конец. Как глупо все получилось!..

– Этого не может быть! – ужаснулся от нереальности происходящего Петр, лихорадочно сжимая и разжимая кулаки.

– Не перебивай меня, пацан, мне и так говорить очень трудно. Слушай внимательно. Посади меня, обопри на что-нибудь. Так… У меня в нагрудном кармане, с правой стороны, лежит перстень, который ты сегодня нашел. Достань его…

Испуганно пошарив, Петр вынул искомое и положил себе на ладонь.

– Молодец. Слушай меня внимательно. В правом кармане брюк находится карточка на предъявителя. Денег там немного, но на дорогу вполне хватит. Забери ее себе, она обезличена, и тебя по ней будет невозможно отследить. Теперь дальше. Не вздумай попасть в лапы с перстнем императора в руки Фармеру-старшему и его людям. Это он наемников на нас натравил. Опасайся его и беги куда подальше. Глава Сената обязательно начнет за перстнем широкомасштабную охоту.

Внимательно слушая слова умирающего, Петр то и дело останавливался взглядом на перстне, пока не решился надеть его. Покрутив артефакт, он с легкостью натянул его на безымянный палец левой руки.

– Этого не может быть! – изумленно прохрипел Константин, пуская кровавые пузыри, и замертво рухнул в болотную траву.

Увидев это, Петр с сомнением извлек завещанную ему карточку и, спрятав ее во внутренний карман, быстро припустил в противоположную сторону от базы, откуда неслись звуки усиливающейся перестрелки. Пробираясь все дальше в глубь болота, юноша потерял счет времени, но стрельбу он уже давно за своей спиной не слышал, впрочем, и погони за ним не ощущал тоже.

Совершенно вымотавшись, молодой человек остановился перевести дух на одном из больших островков, поросшем невысоким кустарником. Отстегнув флягу и сделав пару глотков воды, Петр присел у одиноко стоящего валуна. Оперевшись на него спиной, он неожиданно почувствовал, как опора под ним разошлась в разные стороны. Не успев как следует среагировать, парень с диким криком провалился в образовавшийся глубокий колодец.

– Вот же зараза! – с болью во всем теле прошипел он, пытаясь встать на ноги, и, когда ему это наконец удалось, осмотрелся вокруг. Это было полутемное помещение правильной овальной формы.

– Что за чертовщина?! – с изумлением воскликнул Петр. Удивляться действительно было чему. Он находился в рубке управления космическим челноком, если не целым кораблем, неизвестной конструкции. По всему периметру работали экраны и перемигивались всеми цветами радуги какие-то кнопки и датчики на панелях приборов.

Вглядевшись внимательно в экраны и заметив на одном из них, как неведомые налетчики с особой жестокостью добивают последних выживших защитников базы археологической экспедиции, Петр согнулся пополам от скрутивших его живот желудочных спазмов и, не выдержав такого зрелища, чуть погодя, свалившись на пол, потерял сознание…

Спустя некоторое время, придя в сознание, он оглядел помещение и, узнав окружавшую его обстановку, скрипнув зубами, поднялся на ноги. Обойдя кабину и посмотрев в шахту колодца, через которую он провалился сюда, Петр грустно проговорил:

– Да, назад через этот ход мне никогда не выбраться, придется искать другой путь.

Вновь продолжив обход, молодой человек остановился рядом с единственным креслом пилота и, немного подумав, забрался в него. Неожиданно кресло задвигалось и, приобретя его анатомические формы, замерло, а спустя пару мгновений, выдвинулись ремни безопасности и мгновенно пристегнули ничего не подозревающего беглеца, после чего на экране появился образ молодой девушки и со всех сторон послышался ее голос:

– Добро пожаловать на борт императорской яхты дальнего радиуса действия «Княжна». Если вы желаете взять на себя функции капитана судна, вам необходимо предъявить ваши полномочия.

Из приборной консоли выдвинулась пластина, на которой имелся отпечаток человеческой ладони, и без всякой команды поймала в захват руку испуганного Петра, уколов его в палец.

– Больно! – от неожиданности завопил парень и задергался в пристегнутых ремнях.

– Подождите пару минут. Идет анализ вашей ДНК, по результатам которого будет определен ваш статус на борту.

Прекратив бесполезные попытки вырваться из оков, Петр, тяжело вздохнув, и с фатальной обреченностью стал ожидать своей дальнейшей участи.

– Ваш статус определен как наследник. Вы являетесь полноправным владельцем яхты, но, к сожалению, не можете быть капитаном, так как не имеете диплома и не проходили курсов пилотирования.

– Не проходил.

– Значит, я вынуждена заняться вашим обучением. Не стоит волноваться, это займет всего лишь один календарный год.

– Почему так долго?! – изумившись еще больше, воскликнул Петр, рассматривая девичье лицо на экране.

– Имперский стандарт, на который рассчитана программа обучения. В программу входит полный курс управления как гражданскими, так и военными судами.

– Неужели я проведу здесь весь этот год безвылазно? Я же с голоду помру.

– Нет, этого не случится. Сейчас идет тестирование и подготовка всех систем корабля к старту. Задерживаться на планете не стоит, слишком опасно. Существует большая вероятность обнаружения яхты императора.

– Разве возможно покинуть планету, будучи незамеченными системой аэрокосмического контроля?

– Комплекс, расположенный на орбите, не способен засечь наш борт, но, к моему глубокому сожалению, за долгие века ожидания топливо подходит к концу, да и самой яхте требуется капитальное техническое обслуживание.

– Не понял…

– Если я включу систему невидимки, то дальность автономного полета сократится в два раза и составит три с половиной световых года.

Задумавшись на несколько минут и покопавшись в своих невеликих знаниях, Петр посмотрел на виртуальную даму и поинтересовался:

– Как ваше имя?

– Маргарита, но для наследника просто Марго.

– Марго, я, кажется, знаю, куда нам с тобой надо лететь.

– И куда же?

– На расстоянии двух с половиной световых лет отсюда, рядом с планетой Терма, расположена полузаброшенная свалка летающего старья. Там вполне возможно разжиться топливом и произвести хотя бы поверхностный ремонт.

– Сейчас проверю информацию… В моей базе данных ничего подобного не значится.

– Естественно, не значится… А на какие шиши ремонт делать будем? – с огорчением проронил Пётр.

– Шиши… Какие «шиши»?

– Вот и, я спрашиваю, на какие?

– Не поняла формулировку. Прошу дать пояснения термину «шиши».

– А, так ты об этом… Я сразу и не понял. Шиши – это жаргонное выражение, означает деньги или их эквивалент. Надеюсь, сейчас стало понятно?

– Странно, наследник выражается жаргонными словами… Придется заняться внесением изменений в обучающую программу.

– Эй, ты чего?! Мы же о ремонте говорили и о его стоимости.

– Я уже поняла. Мне не нужны услуги стационарного дока. Для соответствующего технического обслуживания потребуются только ресурсы и более ничего. Автоматические ремонтные боты самостоятельно справятся практически с любой поставленной задачей. Посторонней помощи для этого не требуется, – пояснила Марго, с задумчивым выражением лица на экране.

– Как скажешь. Ты шкипер на борту. – Пожал плечами молодой человек, с возросшим интересом рассматривая штурманскую, в которой явно оживали все новые механизмы и электронные системы. – Ты чего молчишь, Марго?

– Нам немедленно нужно покинуть планету, в противном случае улететь с нее незамеченными будет весьма проблематично. Сейчас в систему входит довольно сильная и хорошо оснащенная эскадра военных кораблей класса «батлшип».

– Ну, так давай быстрее, время же идет.

Петр неожиданно ощутил, как его тело сковывают невидимые силовые ремни, вжимая все сильнее в анатомическое кресло.

– Старт! – раздался довольно громкий выкрик Марго с голографического экрана, и, чуть дрогнув всем корпусом, космическая яхта стала медленно выходить из своего многовекового заточения в болоте.

Рассматривая на экране подготовку к старту, Петр с возрастающим восторгом наблюдал, как мощное тело древнего корабля медленно поднимается из трясины. Наконец, когда процесс освобождения остался позади и борт на мгновение замер в нескольких метрах от земли, он, от переполнявших его чувств, выкрикнул:

– Поехали! – И лихо взмахнул рукой.

Яхта, постояв на месте еще пару мгновений, вдруг с сумасшедшей скоростью рванулась ввысь, став при этом совершенно невидимой во всех диапазонах.

– Вот это да! Красотища!! – воскликнул парень от впервые увиденного им открытого и бесконечного космоса, с его блеском далеких, холодных звезд.

– То ли еще будет, наследник, – пообещала Марго с чувственным придыханием. – Наше путешествие только начинается…

– Не надо меня наследником называть. Лучше Петром зови, мне так куда привычнее, да и вообще, наследником кого и чего мне довелось стать, случаем не подскажешь? – скрывая огромное любопытство, спросил он, с восторгом всматриваясь в просторы бескрайнего космоса.

– Ты разве не знаешь?

– Да, откуда же мне это знать?

– Странно, у тебя императорский перстень, признавший тебя наследником императора, а ты об этом ровным счётом ничего не знаешь. Всем известно, что только наследник может надеть его и больше никто.

– Но я и в самом деле об этом ничего не знаю, – ответил Петр, почувствовав себя неуютно намертво пристегнутым к креслу пилота.

– Разве перстень у тебя был не с рождения?

– Нет, конечно, я его здесь в болоте нашел и случайно надел.

– Вот даже как… Это в корне меняет все дело, – нахмурившись, тихо проговорило женское обличие компьютера управления и чисто женским движением руки поправило непослушный локон волос. Посмотрев на застывшего паренька, Маргарита проговорила:

– Да, Петр, тебе не повезло, но это не смертельно. Придется заняться твоим обучением в еще более углублённой форме, нежели мне думалось ранее.

– Зачем?

– Если хочешь выжить в этом сложном мире, то ты просто обязан не позволять своей душе лениться. Запомни эту непреложную истину, молодой человек. В моем случае это внештатная ситуация.

– Как скажешь, Марго, – чуть успокоившись, ответил Петр и, тяжело вздохнув, поинтересовался:

– Ну как, нашла планету Терму и космическую свалку возле нее?

– Нашла, но будем мы там только через двенадцать часов. Раньше никак не получится, но мы в пути скучать не будем.

– В таком случае, чем мы будем убивать скуку?

– Нет ничего лучшего и полезного, чем учение. Именно этим мы сейчас и займемся.

Откуда-то из-за спинки кресла появился большой шлем и, зависнув над юношей, аккуратно наделся на его голову.

– Что это?! – с испугом воскликнул парень, заёрзав в кресле.

– Для твоих волнений нет причин. Это стандартный гипношлем обучения имперского образца. За время нашего полета ты получишь базовые знания.

– Это не опасно?

– Для твоего беспокойства нет причин. Технология отработана веками.

– Поверю тебе на слово, – обречённо выдохнул Пётр.

– Мудрое решение. Закрой глаза, я запускаю процесс обучения.

Почувствовав легкое головокружение, Петр затуманенным взором еще раз взглянул на обзорный экран и в очередной раз потерял сознание.


Глава 4

– Что случилось, Корнелиус? – кутаясь в ночной халат, недовольно спросил глава Сената, рассматривая взволнованного начальника службы безопасности.

– Господин Фармер, произошло внезапное нападение пиратов на археологическую базу. Крейсер прикрытия уничтожен. Эскадра адмирала Тимофеева успела только к шапочному разбору, и часть пиратов смогла уйти безнаказанно.

– Как это могло случиться?! – скидывая остатки сна, поинтересовался глава Сената совершенно ледяным тоном.

– К сожалению, по неустановленной пока причине не сработала система космического контроля, мало того, на истребителях противника стояли наши собственные системы распознавания «свой – чужой». Это позволило нападающей стороне подойти вплотную к крейсеру и уничтожить его.

– Это измена!

– Несомненно. Сейчас следственная группа занимается расследованием произошедшего. Первые результаты будут примерно через пару дней.

– С этим понятно, но как обстоят дела с базой на планете?

– База уничтожена практически полностью. Высадившийся десант обнаружил только троих выживших. Один из них – наш профессор, его сопровождал парнишка, который в сущности его и спас.

– Кто третий?

– Как ни странно, бригаде реаниматологов удалось сохранить жизнь ассистенту, хотя он уже был практически мертв и сейчас в очень тяжелом состоянии. Осколки пробили лёгкое и печень.

– Давай без этих подробностей. Где перстень?

– Пока не установлено, но профессор утверждает, что на момент нападения он был у ассистента.

– Вот с этого момента подробнее, – жёстко потребовал Фармер, с трудом сдерживая вырывающуюся ярость.

– Двое парней из изыскательской партии, нашедшие перстень, сопровождали Снейка и Константина на место находки. Именно в этот момент было совершено нападение. Это их и спасло на самом деле.

– Что говорит ассистент?

– Ничего, он в коме. Врачи обещают привести его в сознание не ранее чем через десять дней.

Задумавшись на пару мгновений, Фармер непроизвольно потер подбородок о свое плечо и негромко поинтересовался:

– Получается, перстень не покидал планету?

– С абсолютной уверенностью я этого утверждать не могу, но очень похоже на то. Во всяком случае, я отдал команду досконально прошерстить всё в районе обнаружения ассистента. Надеюсь, это даст хоть какие-либо результаты.

– Кстати, а где сопровождающий Константина?

– Пропал. Среди тел убитых его не опознали, но ориентировки на него мои люди получили, идет поиск. Скорей всего, от испуга убежал куда-нибудь в глубь болота.

– Хорошо еще, что челнок с найденными артефактами покинул планету и нападавшим ничего не досталось. Ладно, занимайся дальнейшим расследованием. Я жду от тебя результатов.

Отдав распоряжение, Фармер выключил голографический экран и глубоко задумался. По всему выходило, некто из его многочисленных противников затеял игру против него. Большую игру с неизвестными целями, причем неизвестный пока игрок, из числа хорошо осведомленных и влиятельных персон. Достать и передать пиратам, выступившим в роли наемников… Н-н-н… да… Пойти на откровенное предательство своей страны мог только… Да, мало ли кто мог. Теперь придется во всех Вооруженных силах системы распознавания менять, а это деньги просто громадные, на которые можно было полноценную флотилию построить.

Встав с кресла, глава Сената задумчиво прошелся по кабинету и, остановившись у старинного зеркала еще земной, венецианской работы, докосмической эры, вгляделся в себя и пробормотал себе под нос:

– Старею, а преемника так до сих пор и нет…

Отвернувшись, Фармер вернулся в свое любимое кресло и не успел включить правительственную связь, как зазвучал сигнал вызова. Чуть вздрогнув, он включил экран, с которого на него смотрел взволнованный Корнелиус и скороговоркой выпалил:

– Господин Фармер, только что в семи километрах от места находки перстня и ранения ассистента обнаружено место взлета неизвестного космического корабля! След пропавшего парня привел прямо к этому месту.

– Какого класса судно?! – изумленно воскликнул глава Сената, подскочив на месте. – И вообще, как оно туда попало?!

– Пока на этот вопрос ответа нет, но, как утверждают специалисты с эскадры адмирала Тимофеева, этот борт покинул планету совершенно незамеченным как планетарной системой космического контроля, так и новейшим радарным комплексом эскадры.

– Черт! Наши инженеры утверждали, что аналогов этому комплексу в человеческих мирах не существует. Соврали, сволочи! – со звериным оскалом рыкнул глава Сената, от злости сжимая и разжимая кулаки.

– Одну минуту, господин Фармер. – Начальник службы безопасности исчез с экрана, но через минуту вернулся вновь, но уже с неестественно вытаращенными глазами и, не глядя на своего шефа, срывающимся голосом зачитал текст:

– Экспресс-экспертиза дала просто ошеломляющий результат. Состояние грунта указывает на то, что корабль находился в этом месте не менее двух тысяч лет. Мало того, принцип действия двигателей не поддается определению!

Переварив услышанную информацию, глава Сената посмотрел на своего подчиненного и хладнокровно произнес:

– Из этого следует, что система маскировки этого корабля принципиально иного класса, нежели мы имеем сейчас… По всей вероятности, это и есть то самое легендарное «Хранилище императоров».

– Честно говоря, не могу с абсолютной уверенностью это утверждать, но очень уж похоже на правду, – высказал свое мнение Корнелиус, покачивая головой, и, чуть отвернув в сторону свой взгляд, произнёс: – Еще раз прошу прощения, господин Фармер, на связь вышел адмирал Тимофеев и хочет с вами переговорить.

– Соединяй.

Спустя пару секунд появилось третье окно, из которого смотрел сурового вида воин, с густыми бровями и мощной челюстью, из-за которой он еще в курсантские годы получил прозвище Бульдог. Он сразу же заговорил:

– Господин Фармер, докладываю, новейший радарный комплекс не засек старта, а это само по себе скандал. Необходимо прислать специалистов для изучения проблемы.

– Уже знаю, адмирал. Специалисты прибудут в самое ближайшее время, но меня сейчас другой вопрос интересует. Куда мог отправиться неизвестный корабль?

Не задумываясь, Тимофеев ответил на поставленный вопрос:

– Из этой глуши есть только три направления, куда беглец мог отправиться. Кассиопея и Гладиус как основные направления, но мог и в направлении Зары рвануть.

– Какие вы предприняли меры к розыску?

– Я отдал команду эскадрам осназа, базирующимся в этих районах, усилить контроль и начать свободную охоту.

– Хорошо.

– Быть может, мне с эскадрой стоит пуститься в погоню? – поинтересовался адмирал, хмуро поглядывая на главу Сената.

– Отправьте по всем трем направлениям группы по два эсминца класса «Летучий голландец», а вы с оставшимися кораблями оставайтесь прикрывать планету. Мало ли какие еще сюрпризы нас ждут. Лучше перестраховаться, – отчеканил глава Сената и, ненадолго задумавшись, дал дополнительную команду:

– Адмирал, так как изыскательская партия была уничтожена, а других людей в ближайшее время найти на их замену не представляется возможным, снимайте со всех кораблей десант в полном составе. Пусть перевернут это болото вверх дном. Каждый, кто найдет артефакт, достойный внимания, получит медаль «За храбрость» и двухнедельный отпуск.

– О!! В таком случае, бравые десантники и в самом деле даже не болото перевернут, а всю планету, – пораженный щедростью обещанной награды, воскликнул Тимофеев. – Разрешите выполнять?

– Давно пора, адмирал.

– Есть!

Экран с изображением прославленного вояки резко потух.

Некоторое время просидев в молчании, Фармер похлопал рукой по столу и обратился к Корнелиусу:

– По всей вероятности, парень вместе с перстнем императора бежал куда глаза глядят и совершенно случайно попал на борт, а автоматизированная система управления восприняла его как владельца.

– Невероятно звучит, но у меня других версий случившемуся просто нет. Пираты корабль угнать не могли, как мне кажется, – согласился Корнелиус.

– Ты эту версию со щита не сбрасывай, мало ли, как дело на самом деле обстоит. Лучше перестраховаться.

– Мы проверим все возможные версии, даже самые сумасбродные, но, как мне кажется, если на самом деле мальчишка улетел на этом корабле, то нам будет найти корабль куда легче.

– Работай. Как только будут хоть какие-либо новости, сообщай мне незамедлительно в любое время дня или ночи.


Глава 5

– Петр, проснись, мы на месте, – деликатно кашлянув, проговорила Марго, стараясь разбудить своего пассажира.

– Что-то слишком быстро, – широко зевая, высказал свое мнение молодой парень и, потянувшись всем телом, встал с пилотского кресла.

– Наоборот, очень медленно, судно шло максимально экономичным ходом, но даже с учетом этого, запаса топлива хватит только на ремонт, да и тот займет не менее трех стандартных календарных месяцев.

– Да уж! Плохо наше дело, но хоть у меня будет время всерьез заняться самообразованием.

– К моему глубокому сожалению, мне придется для экономии ресурсов отключить практически все системы жизнеобеспечения, в том числе и гипношлем.

– Я же тут за три месяца с ума сойду от полного безделья! – воскликнул пораженный до глубины души новый владелец императорской яхты.

– Предлагаю на время покинуть борт и спуститься на планету, так как и система регенерации воздуха будет отключена, но волноваться не стоит, челнок будет готов к старту через десять минут.

– Пусть так, но что я там буду делать? – в растерянности поинтересовался Петр, совершенно не представляя, чем ему теперь заняться.

– Ты – наследник, и тебе самому решать, как поступить. Я не вправе за тебя решать, я могу лишь дать совет, и не более того, – чуть ли не официальным тоном отчеканила Марго и умолкла.

– Хорошо, я тебя понял. Подумаю, чем мне заняться все эти месяцы, только после того как осмотрюсь.

– Мудрое решение, наследник.

– Если, я покину судно, то как я буду поддерживать с тобою связь?

В этот момент выдвинулась одна из полок и, приблизившись к Петру, открылась, словно бутон тюльпана, а в самом центре лежал какой-то непонятный предмет.

– Что это такое?

– Это коммуникатор особо защищенной конструкции, для которого не существует никаких преград для связи, даже в условиях серьезного подавления всех радиочастотных диапазонов. Возьми и надень его на руку.

Петр осторожно взял лежащий браслет и внимательно осмотрел его со всех сторон. Средство связи выглядело как древние механические часы с автоподзаводом на кожаном ремешке, и выглядел прибор довольно непрезентабельно.

– Коммуникатор совершенно в исправном состоянии, – поспешила развеять всякие сомнения Марго, заметив на лице молодого человека некоторое недоумение. – Надевай смело на руку и позволь ему настроиться на твое ментальное поле, после чего никто, кроме тебя, воспользоваться им уже не сможет. Это займет всего пару мгновений.

Пожав плечами, Петр, откинув всякие сомнения, надел псевдочасы на руку и застегнул ремешок.

– Отлично, прибор признал своего хозяина, – высказалась Марго спустя совсем короткое время. – Я получаю сигнал, коммуникатор заработал.

– А как мне им пользоваться-то?

– Нет ничего проще. Достаточно подкрутить ролик подзавода и нажать три раза на все тот же ролик. После этого связь между нами будет установлена незамедлительно. За безопасность переживать не стоит. После активации коммуникатор создаст непроницаемое для прослушивания поле, а после завершения сеанса оно само исчезнет.

– Неплохо, но как быть, если ты захочешь меня вызвать?

– В этом тоже нет ничего сложного. Коммуникатор просто завибрирует и таким образом подаст сигнал вызова. Нажмешь три раза на ролик и все, связь между нами будет установлена.

Еще раз оглядев полученную вещицу, Петр с некоторой грустью вздохнул и произнес:

– Давай уж, отправляй меня на Терму, посмотрю, как в этой дыре люди живут.

– Садись в кресло, и оно тебя доставит сразу же в пассажирский отсек челнока. У тебя еще будет время ознакомиться с транспортной системой яхты.

Молча кивнув головой, Петр сел обратно в кресло пилота и не успел моргнуть глазом, как оказался в довольно просторной каюте, рассчитанной на двух пассажиров.

– В целях вашей безопасности сядьте и пристегните ремни. Именно с этого момента начнется минутный отсчет до старта, – послышался механический голос бортового компьютера.

Не став затягивать время, молодой человек быстро влез на понравившееся место возле иллюминатора и пристегнулся мощными ремнями, и спустя минуту челнок, резко выскочил из императорской яхты и, набирая скорость, понесся к планете.

Не испытывая никакого неудобства от увеличившейся нагрузки, Петр с любопытством рассматривал приближающийся голубой шар. Планета – кладбище отработавших свое космических кораблей – с орбиты выглядела красиво. Виднелись, пусть и небольшие, но весьма многочисленные леса и озера, но всё же пустых и бескрайних пространств было до неприличия много. По всему выходило, что местная администрация самым тщательным образом заботилась об экологии своего дома. Пребывая в задумчивом состоянии, молодой человек и не заметил, как челнок из космического пространства вошел в атмосферу и, самостоятельно выбрав уединенный уголок вдали от центров проживания аборигенов, пошёл на посадку.

Спустя некоторое время вновь зазвучал механический голос, который сообщил:

– Приготовьтесь к посадке. Касание поверхности планеты через сорок секунд.

Ожидая резкой встряски, Петр сгруппировался, как учили на уроках физкультуры, и непроизвольно закрыл глаза. Он так и продолжал сидеть, пока не услышал все тот же голос бортового компьютера:

– Посадка завершена. Желаете покинуть челнок?

– Да… – удивившись плавности, с которой приземлился борт на планету, протянул парень и отстегнул страховочные ремни.

Как только Петр поднялся на ноги, двери разошлись в стороны, открывая взгляду молодого человека причудливый берег озера, окруженного со всех сторон практически дремучим и непролазным лесом. Спустившись вниз по лестнице, он вступил на зеленую траву и, оглядевшись по сторонам, непроизвольно воскликнул:

– Прямо как на рекламных голограммах очень дорогого экотуризма для состоятельных людей.

Пройдясь по песчаному пляжу и остановившись у водяной глади озера, он присел и, окунув в воду кисть руки, убедился в пригодности ее для купания. Подумав немного, Петр скинул с себя одежду и с разбегу кинулся в озеро. Увлеченно проплавав в воде более двух часов, он вышел на берег и улегся на прогретый солнцем песок. Закинув руки за голову, молодой человек, не успев, как следует, закрыть глаза, мгновенно уснул мертвым сном.

Проснувшись через несколько часов, парень недоуменно огляделся вокруг, но спустя пару мгновений узнал окружающую местность и решительно поднялся на ноги. Отряхнув с себя налипший песок, он оделся и вернулся в челнок. Оказавшись в салоне, Петр голодным взглядом окинул спартанскую обстановку и вслух поинтересовался:

– А вообще здесь обед предусмотрен?

– Разумеется, правда, запас всего на трое суток.

– Всего лишь на трое суток?! – изумленно воскликнул Петр и с остервенением принялся озираться по сторонам. – Что же я три месяца есть буду?!

– На этот вопрос ответа нет, но есть стандартный комплект выживания для потерпевших кораблекрушение. Инструкция к набору прилагается в расширенном варианте, – бесстрастно ответил механический голос и умолк.

– Вот это называется – попал как кур в ощип! Как же теперь быть, а?

Еще раз растерянно оглядев салон, Петр с надеждой в голосе обратился к бортовому компьютеру:

– Хорошо, давай комплект выживания. Посмотрю, что он собой представляет. Надеюсь, там найдется хоть что-то полезное в моей ситуации.

Из-под головизора выдвинулся оранжевый ящик и, вплотную приблизившись к молодому человеку, остановился. Только после этого его крышка поднялась, открыв взору Петра его содержимое. Осторожно сняв консервационную упаковку, молодой человек извлек невиданный им ранее образец личного оружия. Повертев его в руках, со вздохом отложил в сторону. Далее последовали компактная телескопическая удочка, топор и острый нож. Поковырявшись еще, юноша вынул складную лопатку, моток капроновой веревки, метров тридцать длиной, а также несколько предметов неизвестного назначения. Взяв в руки инструкцию, он с интересом принялся опознавать загадочные устройства. Перелистав все страницы, молодой парень, ушедший в себя, пробубнил под нос:

– Так, это у нас компактный плазменный резак, рассчитанный на три тысячи часов непрерывной работы, а в этой коробке стандартный комплект одежды, рассчитанный на самые жесткие условия эксплуатации.

Повертев в руках остальные предметы, Петр обнаружил многофункциональную портативную радиостанцию, со встроенным фонариком. Отложив в сторону свои находки, он первым делом вскрыл пакет с одеждой и принялся переодеваться в камуфлированный костюм явно военного образца неизвестной принадлежности. После чего хотел было разложить по карманам полученное снаряжение, но передумал. Сначала надо было проверить обувь. Натянув высокие ботинки на мощной рифленой подошве с магнитными застежками, парень чуть попрыгал и подтянул свою новую форму. Еще раз окинул взором свой комплект для выживания и, не торопясь, разложил принадлежности по отведенным карманам. Постояв на месте пару мгновений, Петр покинул космический челнок и, оглядев девственно чистую природу, смело направился в дремучий лес.

Спустя час, выбившись из сил, парень устало присел на поваленный ствол и вызвал на связь Марго:

– Алло, ты меня слышишь?

– Отлично слышу тебя, наследник.

– Ты случаем не подскажешь, каким путем мне лучше добраться до самого ближайшего населенного пункта?

– Самое ближайшее место, где проживают люди, находится в шестидесяти километрах на запад от того месте, где ты сейчас находишься. Карту планеты я тебе сбросила на коммуникатор.

– Как мне на нее посмотреть? – озадаченно поинтересовался Петр, уставившись на выданное средство связи.

– Достаточно повернуть фиксатор будильника на два деления – и голографическое изображение появится прямо перед тобой.

Петр, послушавшись совета, повернул фиксатор, и мгновенно перед парнем возникла небольшая полупрозрачная карта. Найдя на карте свое местоположение, он быстро прикинул свой дальнейший маршрут. Свернув голограмму, поднялся на ноги и пошел по выбранному им маршруту.


Глава 6

Осмотрев в бинокль лежащий впереди поселок и не обнаружив каких-либо для себя угроз, молодой парень вышел из-за одиноко лежащего валуна и направился в его сторону. Стараясь не вертеть лишний раз головой, Петр вошел в него и, дойдя до центральной площади, услышал, как некто окликнул его:

– Эй, парень, ты случаем не на работу наниматься пришел?

– Да…

– Ты слишком поздно прибыл. Охотничьи команды уже сформированы и новых желающих в свои ряды не принимают, – категорично заявил мужчина в промасленной спецовке, вытирая руки ветошью.

– Что, совсем нет ничего?

– Ну, как нет? Разумеется, есть, но только стандартный контракт на переработку и утилизацию отработавших свое космических кораблей.

– И это все?!

– Прости, но это все, что есть.

– Хорошо, а какой срок минимального контракта?

– Три месяца.

– Меня это вполне устраивает, – приняв окончательное решение использовать свободное время с пользой, ответил Петр и широко улыбнулся неизвестному человеку.

– Тогда заходи, подпишем контракт, и сегодня же вечером тебя отправят на свалку.

Равнодушно пожав плечами, Петр вошел в мастерскую и последовал за хозяином в офисную комнату.

– Кстати, какая у тебя рабочая специальность?

– Проходил расширенные курсы судокорпусника-ремонтника, правда, по своей специальности не работал ни одного дня.

– Очень даже неплохо! – обрадованно воскликнул мужчина и, открыв небольшой сейф, достал из его недр отпечатанные договоры; присев за стол, положил листы перед собой. Посмотрев в глаза молодого парня, он представился:

– Меня зовут Валентин, но в поселке все называют Ваксой, а тебя как?

Пётр хотел было назваться своим истинным именем, но, вспомнив последние слова ассистента, резко передумал и назвался первым пришедшим ему на ум именем:

– Павел Бобров.

Вписав личные данные в контракт, Валентин протянул листы рекруту и поинтересовался:

– Если у тебя есть вопросы, задавай сейчас, потом будет поздно.

– Каковы условия работы?

– Условия нормальные. Питание и рабочая одежда бесплатно, правда, рабочий график не нормирован, но оплата того стоит.

– Нормально… – кивнув головой, согласился с предложенными условиями теперь уже Павел и, взяв ручку, подписал договор.

Валентин, поставив печати, достал неизвестный прибор и попросил:

– Павел, поставь свою правую ладонь и подержи пару секунд.

– Для чего?

– Мы тут, на планете, документам не верим, так как их несложно подделать, поэтому вместо документов мы используем отпечатки ладоней.

– Как это сделать? – озадаченно рассматривая прибор, поинтересовался парень, опасаясь допустить глупую ошибку.

– Проведи ладонью над сканером биометрических данных, и это станет окончательным подтверждением твоего договора. Кстати, теперь на твое имя открыт счет, и на него с этого момента будет начисляться зарплата.

– Очень удобно.

– Не только удобно, но и очень практично. Без аннулированного контракта ты даже на космодром не попадешь, не говоря уже о корабле. Вот такие дела, парень, пока не отработаешь три месяца, планету покинуть не сможешь.

Неожиданно послышалось, как кто-то громко хлопнул дверью, а затем некто завопил во всю глотку:

– Вакса, черт тебя подери! Где тебя черти носят?!

– Ты чего разорался?! – сердито взревел в ответ Валентин, поднимаясь с кресла.

Громыхая мощными подкованными ботинками, неизвестный завалился в офис и громко заорал:

– Вакса, на третьем стапеле авария, возможны жертвы.

– Ничего себе! Давненько ничего подобного не случалось, – удивленно высказал свое замечание мастер, разглядывая пришельца. – Только зачем я тебе понадобился?

– Хозяин отдал команду направить всех, кого только можно, на устранение последствий аварии. Если к завтрашнему вечеру цех не запустим, то премий не видать, – выпалив на одном дыхании, неизвестный оглядел каморку и, увидев парня, поинтересовался: – Ты кто такой?

– Я только подписал контракт.

– Отлично! Собирайся, пойдешь со мной.

Вакса и молодой человек перебросились недоуменными взглядами и одновременно последовали за мужчиной. Оказавшись на улице, они увидели стоявший на площади видавший виды орбитальный челнок.

– Давайте живее, времени совсем нет, – выкрикнул пилот, забегая в открытый люк, и скрылся в пилотской кабине.

– Похоже, в пустоте очень большие проблемы, если уже ради двух человек челнок посылают, – прогудел механик и, схватив Петра за руку, потащил того в салон. Умостившись в обшарпанном кресле, Петр пристегнулся ремнем безопасности и только после этого осмотрелся вокруг. Челнок, определенно был скорее грузовым, нежели пассажирским, об этом говорили разбросанные по всему салону инструменты, ящики и какие-то запчасти от неведомых механизмов. Осмотрев еще раз окружающую обстановку, Петр поинтересовался у Ваксы:

– Зачем нужно было так торопиться, если мы продолжаем стоять на месте?

– Не бери в голову, парень. Это корыто давно нужно было пустить в утиль.

В этот момент корпус беззвучно затрясся, а спустя пару мгновений Петр ощутил, как его с силой вдавило в сиденье, но давление перегрузки было недолгим, оставив после себя непривычную ломоту во всем теле.

– Эй, вы там живые?! – послышался вопрос пилота, в котором угадывалась некая издевка над пассажирами, пытающимися прийти в себя после перенесенных перегрузок.

– Живые, что с нами сделается? – со стоном ответил Вакса, пытаясь отстегнуть ремень, врезавшийся в тело.

– Если живые, тогда выметайтесь отсюда, да побыстрее, мне еще за другими мотаться придется.

Петр быстро отстегнулся и помог это сделать своему спутнику, а спустя минуту, поддерживая друг друга, они покинули челнок и оказались в транзитном терминале орбитальной станции.

– Вакса, давай быстрее сюда, да и своего спутника прихватить не забудь! – выкрикнул кто-то из толпы, размахивая руками.

– Уже бегу!

Посмотрев вслед убегающему, Петр, не раздумывая, кинулся за ним следом, при этом он еле успел влететь в закрывающиеся двери вагонетки, начинающей свой разбег.

– Ты гляди, новенький успел! Такого еще не бывало на моей практике.

Не обращая внимания на насмешливый возглас, Петр прошел вперед и, найдя свободное место, с комфортом устроился на нем.

– Как тебя зовут? – послышался вопрос за его спиной.

– Павел.

– Очень приятно, тезка. В общем, так, Павлуша, ты плазменным резаком пользоваться умеешь?

– Только стандартным станком, без всяких дополнительных функций.

– У нас других и не имеется. – Хохотнул неизвестный работяга и, ободряюще похлопав Петра по плечу, умолк.

Спустя полчаса вагонетка, постепенно замедляя ход, остановилась, и бригада неторопливо вышла в огромный зал, в котором стоял серьезно поврежденный космический корабль. Присмотревшись более внимательно, Петр заметил рухнувшие леса, окружающие судно с огромной пробоиной в двигательном отсеке.

– Так это же дальний разведчик класса «Горец»! Зачем военные его притащили на разделку, ведь ему место в аэрокосмическом музее! Насколько я помню, этой модели более трёхсот лет, – воскликнул он, с восхищением рассматривая корабль черного цвета с вкраплениями отражающей слюды, отчего тот казался частью самого космоса.

– Нас это совершенно не касается. Сказали резать, значит, разделаем его, – категорично заявил представительный мужчина, вероятно, являющийся бригадиром. – Быстро хватаем инструмент и вперед на разбор рухнувших лесов, и только после этого приступаем к утилизации этой седой и никому не нужной древности.

– Как скажешь, босс! – со смешком отрапортовал Вакса, пародируя армейскую стойку «Смирно».

– Не юродствуй, убогий!

Похохатывая, бригада неорганизованной толпой подошла к стеллажам с инструментами и, разобрав их, приступила к разбору беспорядочно нагроможденных строительных лесов…

– Павел, остановись! Ты что, не слышал, объявили обед.

– Да? Честно говоря, не заметил, – устало ответил Петр, откладывая в сторону свой раскаленный резак, и только после этого посмотрел на Ваксу.

– Пошли уж, работяга, а то обед нам холодным достанется.

Согласно кивнув, молодой человек вытер вспотевшее лицо и, перебравшись через сложенные леса, двинулся следом за Ваксой. Отстояв длинную очередь, Петр получил в руки поднос с еще дымящейся пищей и, не найдя свободного места за столиками, вернулся на свое рабочее место, где застал с десяток человек, которым не хватило места за общими столами. Оглядев нечаянную компанию, парень устроился на подходящей трубе и неторопливо принялся за еду.

Продолжая утолять голод, Петр услышал тихий разговор двух переговаривающихся людей, старающихся не обращать на себя внимания окружающих.

– Что это за калоша такая? Мне никогда ничего подобного видеть не приходилось.

– Ты разве в школе не учился? Это же одна из многих машин, с помощью которых человечество вышло на галактические просторы, тем самым серьезно расширив ареал своего обитания, – ответил на вопрос неизвестный, явно имеющий весьма приличное образование. – Пилоты таких звездолетов были воистину героями с большой буквы, являясь гордостью всего человечества. Другие просто не смогли бы завоевать для нас и десятой доли того, что мы имеем сейчас.

– Зачем же тогда его в утиль списали?

– А я знаю? Наверное, кто-то в военном ведомстве решил деньгу срубить, списав эту седую рухлядь на слом.

– Может быть, но в таком случае, откуда в нем такая пробоина в борту, да и сам он откуда вообще взялся?

– Тебе же говорили, военные откуда-то приволокли, а дыра в корпусе от шального метеорита. Экипаж, скорей всего, погиб полностью, так как все спасательные капсулы находятся на своих штатных местах.

– Это очень даже хорошо! Сможем неплохо поживиться.

– Заткнись, и больше об этом ни слова. Не дай бог, услышит кто, и нам несдобровать, – шипя сквозь зубы, строго предупредил своего собеседника один из беседующих.

– Да ладно тебе, Захар, нет тут никого.

– Не забывай, даже у стен бывают уши, – вновь сердито прошипел более опытный человек, пытаясь вразумить своего напарника.

Мгновенно поняв намерения неведомых собеседников, Петр, стараясь не шуметь, покинул свое пристанище и, не делая резких движений, удалился в сторону мусорных контейнеров, где и выбросил свой поднос в утилизатор.

В этот момент бригадир, поднеся ко рту потертый мегафон, принялся отдавать команды:

– Всем немедленно покинуть цех и не забудьте прихватить с собой инструмент!

Равнодушно пожав плечами, Петр вернулся на свое рабочее место и хотел было сложить резак, как над его ухом зазвучал ехидный голос Ваксы:

– Павлуша, ты куда это собрался?

– Ты что, не слышал, бригадир дал команду покинуть цех и взять с собой инструмент.

– Тебя это не касается, да и меня тоже. Нас с тобой и еще троих в придачу оставили этот рыдван дорезать. На все про всё время отвели ровно десять часов. Вот такие дела…

– Мы не управимся за такой короткий срок! – возмутился Петр, вскакивая на ноги и озираясь по сторонам.

– Если не проявлять особого фанатизма при сортировке металлов, то вполне уложимся.

– В таком случае нужно немедленно приступать к работе.

– Хватай свой универсальный резак, и полезли внутрь.

– Через пробоину проникнуть будет удобнее, – предложил Пётр, взваливая на плечо резак.

– Разумеется, молодой человек, через нее, родимую, и полезем. Фонарь не забудь прихватить. Там темень стоит такая, хоть глаза выколи.

Не обращая внимания на уходивших рабочих, Петр и Вакса, собрав необходимый инструмент, по приставной лестнице забрались в двигательный отсек и, освещая мощным фонарем себе путь, прошли в глубь корабля.

– Что-то не похоже на метеорит, скорее – на удар гравитационным орудием среднего калибра, – задумчиво пробурчал себе под нос Вакса, рассматривая окружающий хаос разрушенных механизмов. – Интересно, как же после такого он не взорвался сразу? Такие повреждения неизбежно должны были привести к реактивной цепной реакции, и максимум через минуту стандартного времени обязан был последовать взрыв, а этого не случилось. Странно…

– Чего только в жизни не случается, – высказал свое мнение молодой человек, не испытывая никакого желания разбираться в произошедшей очень давно катастрофе.

– Ладно, ставь здесь резак и включай автоматический режим, а мы с тобой пройдем в рубку и посмотрим, что там есть интересного.

– Зачем, ведь технология разделки не требует каких-либо прогулок по кораблю? – удивленно поинтересовался Петр, не отрываясь от установки своего аппарата.

– Видишь ли, парень, я давно работаю в фирме по утилизации списанных звездолетов, и мне это занятие по душе. Можно смело утверждать, я занимаюсь любимым делом, которое еще и неплохой доход мне приносит, – недовольно хмыкнув, ответил Вакса, недоумевая отсутствию интереса молодого человека, но, все же осознав необходимость разъяснений, стал растолковывать:

– За долгие годы у меня выработался интерес к истории, поэтому я занялся моделированием космических кораблей и дошел уже до того уровня, когда меня регулярно приглашают принять участие в очередном конкурсе, а с такими судами я еще не сталкивался.

– Ну, если у вас такое хобби, пошли, посмотрим, что там есть. Это и вправду может быть интересным.

Удовлетворенно кивнув головой, Вакса, молча, развернулся и, стараясь аккуратно обходить завалы, припустил куда-то дальше, в глубь немаленького отсека. Посмотрев ему вслед, Петр тихо вздохнул и последовал за ним. Спустя двадцать минут молодой человек наконец догнал своего наставника, замершего у открытой бронедвери, ведущей в боевую рубку погибшего корабля.

– С вами все в порядке? – обеспокоенно поинтересовался Петр, глядя на старшего наставника, переминаясь с ноги на ногу и не зная, как заглянуть сквозь живое препятствие.

– А, это ты! – в испуге выкрикнул Вакса, вжавшись в стальную перегородку.

– А кого вы еще, кроме меня, могли здесь увидеть?

– Тьфу на тебя, сопляк, лучше сам загляни в рубку…

Подивившись такой реакции взрослого человека, Петр спокойно зашел в помещение и, остановившись в центре зала, огляделся. От увиденной картины он в панике попытался выскочить из помещения, но, поскользнувшись, рухнул на пол, сильно ударившись головой, отчего из его глаз брызнули искры во все стороны. Дождавшись, когда боль пошла на спад, Петр крайне осторожно поднялся на ноги и уже более спокойно осмотрел виднеющиеся следы разыгравшейся здесь когда-то трагедии.

В помещении центрального поста в самых причудливых позах лежали человеческие скелеты, до сих пор продолжавшие держать в руках разномастное оружие. По всему выходило, экипаж дальнего разведчика принял здесь свой последний бой, где и полег в полном составе. Бой был хоть и скоротечен, но крайне жесток. Все экраны и приборные панели были буквально расстреляны, а стальные дверцы шкафов попросту вырваны с корнем. Приглядевшись еще более внимательно, Петр сделал для себя вывод:

– А ведь нападавшие были людьми и определенно, что-то здесь искали, но, похоже, так и не нашли…

– Парень, лучше пойдем отсюда от греха подальше. Чует моя старая задница, за всей этой хренью прячутся очень большие неприятности, от которых нам с тобой следует держаться как можно дальше.

Согласно кивнув головой, Петр пошел на выход, но у самого выхода заметил скелет человека, лежащего у края двери. Позиция, в которой замер второй пилот, намекала на попытку спрятать какой-то миниатюрный предмет и, похоже, попытку успешную.

Мгновенно прикинув различные варианты, Петр убедительно изобразил неуклюжее падение и, подкатившись к месту, куда протягивал руки в последние мгновения жизни покойный, он пошарил правой рукой в узкой нише. Спустя пару секунд у него в руках оказался маленький предмет неизвестного назначения. Быстро спрятав находку и натурально чертыхаясь, парень поднялся на ноги и быстро покинул пилотскую рубку.

– Давай в темпе отсюда, ноги уносим, Павлуша, а то мало ли… Неприятности нам совсем не нужны. Я правильно говорю?

– Наверное, – неуверенно ответил Петр на тревожный вопрос и в ответ задал свой: – Какие у нас могут быть неприятности, если этот звездолет давно и безнадежно списан в утиль?

– Может быть, и списан, но от этого дела дурно воняет, даже если и прошло более трёхсот лет. В любом случае, я рисковать своей шкуркой не намерен и тебе это делать настоятельно не рекомендую. Надеюсь на твое благоразумие, малыш, – с тревогой в голосе выдохнул Вакса, озираясь по сторонам.

– Неужели все так серьезно?

– Не знаю. За пятнадцать лет моей работы в этой компании мне ничего подобного видеть не доводилось, мало того, о таком я даже и полслова не слыхивал. Вот такие дела, Павел.

Вернувшись в двигательный отсек, напарники, как ни в чем не бывало, занялись своими прямыми обязанностями. Универсальный плазменный резак, завершив в автоматическом режиме подготовительный этап, приступил к утилизации корабля.

– Немедленно прекратить все работы и покинуть корабль, и не забудьте забрать свой инструмент! – неожиданно громко проорал военный космодесантник, заглянувший в пробоину.

– Все, парень, давай останавливай свою шарманку, на этом наша работа сегодня закончена.

– Почему? – удивился Пётр, внимательно всматриваясь в хмурое лицо наставника.

– Это представитель Военно-космических сил, и его распоряжения выполняются беспрекословно.

Пожав плечами, Петр вынул из нагрудного кармана дистанционный пульт управления и нажал кнопку отключения. Спустя пару минут, собрав станок, напарники, помогая друг другу, покинули погибший звездолет. Как только они оказались внизу, к ним подошел бравый военный и командным тоном поинтересовался:

– Как долго вы были внутри разведчика?

Вакса с удивлением посмотрел на него, но, не высказав своего мнения по этому поводу, взглянул на часы и ответил:

– Ровно пять минут и ни секундой больше. Мы только успели ввести станок в штатный режим, как появились вы.

Задумчиво оглядев Ваксу и Петра, военный вновь задал вопрос:

– Заходили ли вы за пределы двигательного отсека?

– Практически нет, – честно хлопая глазами, ответил Вакса и, помолчав несколько мгновений, продолжил: – Пока нашли подходящее место для установки резака, пришлось в этом разгроме полазить основательно, но вроде бы в пределах поврежденного отсека.

– Хорошо, но, как говорится, доверяй, но проверяй. Пойдемте-ка со мной.

Перебросившись недоуменными взглядами, напарники отложили в сторону свои инструменты и пошли следом за военным. Войдя в комнату Службы безопасности, представитель ВКС резко отдал команду:

– Раздевайтесь догола немедленно!

– Павлуша, не рыпайся, а делай, что тебе говорят, – посоветовал куда более опытный напарник и принялся снимать с себя измазанный рабочий комбинезон ядовито-оранжевого цвета. Не став умничать, Петр последовал примеру: быстро снял с себя одежду и аккуратно сложил ее на полу.

Безопасник неторопливо подошел к одежде и принялся ее методично осматривать. Не найдя ничего подозрительного, военный удовлетворенно поднялся и уже куда более миролюбивым тоном отдал им распоряжение:

– Одевайтесь. Вы можете быть совершенно свободны.

Обратно натянув на себя комбинезоны, Вакса с Петром покинули помещение охраны и вернулись в цех, где застали многочисленных военных, суетящихся вокруг поврежденного разведчика. Пока напарники в молчании двигались к своему аппарату, Петр лихорадочно соображал, куда же могла подеваться неведомая штуковина, взятая им из центрального поста. Так и не найдя ответа на этот вопрос, молодой человек непроизвольно засунул свои руки в боковые карманы и в одном из них обнаружил небольшую дырку. Чертыхнувшись про себя, Петр спустя пару мгновений сообразил, а ведь эта дыра спасла его от возможных неприятностей! Вернувшись туда, где они оставили свой резак, Петр хотел было подхватить его и уйти, но услышал, как один из стоявших невдалеке военных с полковничьими погонами отдал им очередную команду:

– Никуда не уходить, вы можете нам в самое ближайшее время понадобиться.

– Как скажете, – подобострастно ответил Вакса, чуть согнувшись в поясе.

Не удивляясь реакции своего напарника, Петр стал укладывать свалившиеся кабели и только тогда заметил лежащий предмет, найденный им в рубке. Внешне не выказав своей радости, молодой человек, изобразив активную подготовку резака к работе, подхватил свою находку и быстро закинул ее в карман, но уже без дырки.

– Эй, вы там, живо поднимитесь на корабль, для вас есть работа. Нужно бронированные перегородки срезать и расчистить проход для изыскательской партии, – послышалась команда от военного, стоящего рядом с озабоченным полковником. Подхватив свой агрегат, напарники по тому же самому пути вернулись в разрушенный двигательный отсек и, озираясь по сторонам, хором поинтересовались:

– Откуда начинать прикажете?

Как черт из табакерки выскочил один из военных в форме лейтенанта-десантника и, подхватив их под руки, поволок тем же маршрутом, по которому они пробирались к центральному посту, только на этот раз проход был заблокирован опустившейся бронеплитой. Недоуменно перебросившись взглядами, напарники не торопясь запустили резак и приступили к слому возникшего препятствия.

– Крепкая, зараза! – прохрипел уставший Вакса, откладывая в сторону пульт управления, уже после того как бронеплита была вскрыта.

– Оставайтесь на этом месте и никуда не двигайтесь. Вы можете нам еще понадобиться. Вы меня поняли? – высказался лейтенант и, позвав на помощь десяток бойцов, проник во внутренние отсеки корабля.

Усевшись на остатки бронелиста, напарники вновь понимающе перебросились взглядами и, так ничего не сказав друг другу, стали ждать дальнейшего развития событий. Спустя полчаса, подсвечивая себе путь тактическим фонариком, к ним подошел один из бойцов, ушедших вместе с лейтенантом, и знаками дал понять, чтобы они последовали за ним в глубь корабля.

Тяжко повздыхав, напарники вновь потащили свой резак и, через раз спотыкаясь, подошли до той же бронированной двери, ведущей на центральный пост, только на этот раз она оказалась наглухо закрыта.

– Вскройте это препятствие и можете быть свободны, – отдал команду давешний лейтенант и знаками отогнал своих людей от стены.

Напарники быстро установили резак и запустили его. На этот раз бронеплита поддалась куда быстрее и была снята всего за десять минут.

– Мы можем быть свободны, господин лейтенант? – поинтересовался Вакса, явно желая поскорее покинуть опасное для себя место.

– Быстро собирайтесь и проваливайте отсюда как можно скорее!

– Сию минуту, господин лейтенант!

Не сговариваясь, Петр и Вакса, быстро сложив свой инструмент, в сопровождении хмурого сержанта покинули корабль. Сложив в ячейку резак, напарники уже в сопровождении другого сержанта зашли в вагонетку и окончательно покинули злополучный цех, оставив военных самим разбираться с загадками разбитого разведчика…


Глава 7

Устало ворочая вилкой в овощном салате, Петр хотел было подняться и пойти спать в свой кубрик, когда услышал, как недалеко от него за столом устроились двое десантников и продолжили свой разговор:

– Как же так получилось, что такой корабль сразу хотели пустить на переплавку?

– Как говорят, случился программный сбой. Очень повезло, аналитики вовремя нашли ошибку, иначе бы «Горца» разделали под орех. Успели в самый последний момент. Его уже резать начали.

– А, ну да, именно из-за этого сработали, хоть и с опозданием, защитные бронеплиты. Это в свою очередь сняло всякое подозрение с рабочих, иначе бы им устроили допрос с пристрастием.

– Они-то тут при чем? – удивленно поинтересовался десантник с сержантскими нашивками на правом плече.

– Слишком много загадок обнаружилось в этой посудине. Определенно корабль подвергся абордажной атаке, при этом модуль памяти экипаж в самую последнюю минуту успел подорвать, и для этого явно были веские основания, – ответил на вопрос лейтенант и принялся за первое блюдо.

– Интересно, это какие же такие основания? – спустя несколько минут поинтересовался сержант, отодвигая от себя пустой поднос и беря стакан с вишневым соком.

– Этого я не знаю, но этот «Горец» был на балансе Военно-космической разведки Российской Федерации и пропал без вести двести девяносто восемь лет назад, выполняя некую сверхсекретную миссию.

– Значит, вот по какой причине с самого верха начальства всякого набежало… – задумчиво протянул сержант и спустя минуту, легкомысленно махнув рукой, проговорил: – Вообще это нас не касается. Пусть своим делом занимаются, выискивая разгадки древних тайн, а у нас и своей работы более чем достаточно.

– Верно, – кивнув головой, согласился офицер с последним высказыванием своего сержанта. – Поели, а теперь давай двигай за мной. Как ты сказал, нас ждет своя работа.

Когда военные удалились, Петр вновь вспомнил о своей случайной находке на центральном посту и про себя воскликнул:

– Кажется, я вляпался неизвестно во что! Теперь ту штуковину и отдавать нельзя, сразу в крутой оборот возьмут. Что же мне теперь делать-то?!

Поднявшись, молодой человек покинул столовую и вернулся в свой совершенно пустой кубрик. Улегшись на свою койку и повернувшись к стенке, он хотел было просто уснуть, но совершенно неожиданно послышался вызов, исходящий от коммуникатора.

– Привет, Марго!

– Здравствуй, наследник. Экстренная ситуация!

– В чем дело?! – подскочив на лежанке, поинтересовался он, почувствовав холодок в груди.

– На планету надвигается мощный флот. Ориентировочное время прибытия через тридцать часов. Судя по перехваченным переговорам их цель: захват какого-то старого разведчика класса «Горец». Корабли принадлежат Британской империи, но опознавательные маячки принадлежности отключены, а поэтому выступают как пираты открытого космоса.

– Вот черт! Ты меня можешь незаметно вытащить с орбитального цеха?

– К сожалению, нет. Процесс ремонта остановить невозможно. Тебе придется выкручиваться самому еще два с половиной месяца. Думай, как будешь выкручиваться из создавшегося положения. Я могу лишь дать совет.

Ругнувшись про себя, Петр глубоко задумался, но, так и не найдя для себя приемлемый план спасения, поинтересовался у Марго:

– Что ты предлагаешь?

– Мой тебе совет, как только начнется заваруха, прибивайся к военным, они знают, что делать в такой ситуации лучше других. Больше, я ничем тебе помочь не смогу.

– Спасибо и на этом. Придется выкручиваться самостоятельно.

Выключив связь, молодой человек, поднявшись на ноги, вынул из пластмассового ящика свой походный вещмешок и, вытряхнув его содержимое на кровать, принялся перебирать свое скромное имущество. Отложив в сторону компактный плазменный резак, нож и универсальную радиостанцию-сканер, он оглядел свой арсенал и, грустно усмехнувшись, сложил сверху свой защитный комбинезон.

– Вот и все, что у меня имеется, надо признать совсем не густо, но будем надеяться, мне оружие не понадобится.

Неожиданно противно взвыла система оповещения, и спустя минуту из динамика, висящего над головой, послышалась команда:

– Немедленно всем свободным от вахты собраться в общем зале. Повторяю, всем собраться в общем зале.

Кивнув самому себе, Петр завернул свой арсенал в комбинезон и, засунув его под кровать, покинул свой кубрик, при этом не забыв закрыть дверь на электронный ключ, и поспешил к точке сбора. Залетев в зал, рассчитанный на десяток тысяч человек, услышал, как кто-то через мегафон отдал команду:

– Всем построиться!

Петр, покрутившись в бестолковой людской мешанине, наконец нашел подходящее место в строю и, встав последним в образовавшейся шеренге, принялся ожидать дальнейшего развития событий. Спустя несколько минут, когда всякое движение замерло, перед строем появился полковник в полной броне космодесантника и громко заговорил:

– Товарищи, буквально несколько минут назад системой аэрокосмического контроля обнаружен флот неизвестной принадлежности, идущий сюда полным ходом, а кораблей прикрытия на планете сейчас нет. Если мы хотим выжить, то за двадцать пять часов мы должны подготовить орбитальную станцию к обороне. – Офицер умолк на пару мгновений и, оглядев неровный строй, состоящий сплошь из гражданских специалистов утилизационной компании, чуть поморщившись, продолжил свою речь:

– Наш флот прибудет через пятьдесят часов, поэтому нам кровь из носу надо продержаться примерно двадцать часов.

Весь строй молчал, переваривая услышанное, а в это время полковник знаками принялся отдавать команды своим офицерам, а они, в свою очередь быстро разбежавшись, стали разводить людей в соответствии с полученной командой. К строю, в котором стоял Петр, подлетел взъерошенный капитан и куда-то повел их коробку, состоящую из пары сотен человек.

Оказавшись на причальной палубе, он резко отдал команду:

– Разобраться по пять человек.

Когда его распоряжение было выполнено и легкая неразбериха прекратилась, все присутствующие посмотрели на десантника в ожидании следующей команды.

Капитан с печальным взглядом оглядел свое притихшее воинство и негромко заговорил:

– Товарищи, командованием поставлена задача облететь все списанные военные корабли, ожидающие своей очереди на утилизацию, и демонтировать все исправные артсистемы, а также ракетные установки и перебрав их, установить на орбитальные платформы. Вопросы есть? – Оглядев серьезные лица и не услышав ничего в ответ, он отдал следующую команду: – Если нет вопросов, пятерками грузитесь в челноки и незамедлительно приступайте к работе. Десантники выделены вам для консультации по одному в каждую группу. Вперед.

– Ну что, парень, опять мы с тобой вместе оказались. К чему бы это?

– К работе, конечно! – с усмешкой ответил Петр оказавшемуся рядом с ним Ваксе и, подтолкнув его вперед, пошел в сторону стоявших в ожидании монтажных челноков. Первым забравшись в салон, молодой человек оглядел его и, недолго думая, уселся рядом с сержантом, которого совсем недавно видел в столовой вместе с лейтенантом.

– Где-то я тебя уже видел, парень, – заинтересованно оглядев нежданного соседа, тихо проговорил сержант, пристально вглядываясь тому в глаза.

– Час назад в столовой вы с лейтенантом неподалеку от меня обедали.

– Точно! – негромко выкрикнул десантник и поинтересовался: – Как тебя зовут, парень?

– Павел, – представился он и чуть погодя добавил: – Павел Бобров.

– Мое боевое прозвище «Снегирь», а твое теперь будет Бобер.

– Зачем мне прозвище? – с недоумением поинтересовался молодой человек, действительно не понимая, для чего понадобилось сержанту изменять его вымышленную фамилию.

– В десанте не принято обращаться по имени и фамилии, а ты как-никак на правах вольноопределяющегося с сегодняшнего дня вступил в наши ряды. Вот так-то, Бобер, – ошарашил молодого человека десантник и от всей души заржал.

– Это с какой же радости?

– По особому распоряжению полковника Козицкого Ивана Сергеевича, все служащие перерабатывающей компании призваны в армию, в том числе и ты. Гордись, пацан! Это большая честь, которую еще надо заслужить, а ты, перепрыгнув кучу ступеней, сразу в воинскую элиту попал, хоть и рядовым, но без всяких вступительных экзаменов.

Слегка обалдев от такой новости, Петр с изумлением посмотрел на жизнерадостного сержанта и поинтересовался:

– Это надолго?

– Как получится. Может, на службе оставят, а может, сразу, как только отобьемся, демобилизуют.

– Опять попал, а у меня были совсем другие планы на ближайшее будущее, – резко погрустнев, искренне признался Петр и в который раз задумался о превратностях судьбы.

– Да, ты не дрейфь, Бобер. Бог не выдаст, свинья не съест, – улыбаясь во все тридцать два зуба, высказался сержант и ободряюще хлопнул ладонью по плечу приунывшего паренька.

– Все на месте? – высунув в окошко голову, поинтересовался пилот.

Оглядев притихшую бригаду, сержант одобрительно кивнул головой и громко выкрикнул:

– Всем пристегнуться! Перегрузки будут предельными.

Когда все подготовились к старту, челнок, резко вздрогнув всем корпусом, рванулся с места и стал стремительно набирать скорость, а спустя пятнадцать минут челнок пришвартовался к видавшему виды списанному линкору и бригада под командованием сержанта, надев пустотные скафандры, проникла внутрь корабля.

– Вот это махина! – не выдержав, воскликнул Петр, осматривая внутренние помещения мертвого корабля.

– Да, дура большая, но толку мало. Износ всех узлов и механизмов более восьмидесяти процентов. – Остудил его разыгравшееся воображение сержант и достал свой тактический компьютер. Выведя на экран схему корабля, десантник нашел пару десятков орудий с минимальным для своего возраста износом и решительно повел рабочих на палубу, где они располагались.

– Так, парни, снимайте первое, пятое, девятое и четырнадцатое орудия, а после этого приступайте к двадцать третьему и двадцать седьмому, – распорядился десантник и подозвал Ваксу, волокущего за собой тяжелую тележку с инструментами.

Быстро разобрав всё снаряжение, бригада довольно слаженно приступила к демонтажу устаревших артсистем и ракетных установок.

Спустя полные сутки, прошедшие в тяжелой и изматывающей работе, Петр вместе со своей командой возвращался на базу. Устало глядя в иллюминатор, молодой человек обратил внимание на изменения, произошедшие за прошедшее время. Кто-то стянул старые корабли в несколько точек вокруг станции, образовав, таким образом, эшелонированную оборону, при этом напичкав обездвиженные суда снятыми артсистемами до полного предела.

Подлетая уже к самой станции, Петр увидел вообще сногсшибательную картину. Вся поверхность станции была укрыта в несколько слоев снятыми бронеплитами, но еще больше поразила парня плотность торчащих отовсюду орудий и ракетных установок совершенно разных калибров и назначений.

– Похоже, успеваем к назначенному сроку, – удовлетворенно высказал свое мнение сержант и провел ладонью по выступившей щетине. – Значит, будет время немного отдохнуть, а перед боем это первое дело.

– Послушай, Снегирь, а куда делся флот и почему он не может нас защитить и мы вынуждены это делать сами?

– Откуда мне знать, я же не полковник, а всего лишь сержант, но, как мне кажется, дело тут не чисто и не обошлось без измены. Тут совсем недавно на одну богом забытую планету напал целый пиратский флот. Правда, неизвестно, что им там им понадобилось, но сам факт налицо.

Подумав некоторое время, десантник выдвинул свое предположение:

– Похоже, нападение пиратов было лишь операцией отвлечения основных сил флота в этом секторе, а настоящей целью является эта планета, но опять же, возникает вопрос, а что им тут вообще понадобилось?

– Действительно, я тут родился и вырос и ничего, кроме свалки кораблей, тут нет и никогда не было, – подал голос Вакса и спустя несколько мгновений, ни к кому конкретно не обращаясь, выдвинул свою версию: – А если это связано с тем древним дальним разведчиком, который мы с тобой, Павлуша, чуть на металлолом не пустили?

– Ну, не знаю, чтобы из-за какого-то старого рыдвана натуральную войну начинать… Не верится мне что-то, – не согласился с ним Петр, продолжая с интересом рассматривать орбитальную станцию, всего лишь за сутки превратившуюся в натуральную крепость.

– Все! Прекратили разговорчики! – жестко распорядился сержант, грозно оглядывая своих подчиненных. – Нашли время чесать языками! Вам еще нужно будет освоить противодесантные артиллерийские спарки.

Не посмев возражать сердитому десантнику, бригада умолкла, но только до тех пор, пока челнок не вернулся на станцию. Выгрузившись в грузовом терминале, сержант вновь достал свой планшет и, немного покопавшись в нем, быстро повел своих подчиненных, а за ними следом двинулись точно такие же группы. Постоянно сверяясь с картой на экране, десантник буквально за пять минут завел их в большой зал, в котором стояло довольно много каких-то кабин.

– Бойцы, это зал тренажеров. Для вашей подготовки выделено ровно два часа. Если хотите выжить в предстоящем сражении, выжмите из этих симуляторов максимально возможное. Через два часа я за вами зайду и заберу.

Больше ничего не сказав, сержант развернулся на месте и вышел из тренажерного зала, оставив членов группы недоуменно поглядывать друг на друга. В этот момент из одного симулятора выбрался капитан с совершенно замученным лицом и нехотя поинтересовался:

– Вы из какой группы будете?

– Мы из группы сержанта Снегиря, – выступив вперед, бойко отрапортовал Петр и постарался принять стойку «смирно», хотя со стороны это выглядело весьма забавно. Улыбнувшись одними губами, капитан жестом руки позвал всех за собой, а за ним следом неуверенной походкой последовали будущие канониры противодесантных спарок. Распределив скороспелых курсантов, капитан, ничего не объясняя, загнал их в тренажерные симуляторы.

Зайдя, в тесную кабину, Петр тяжело опустился в анатомическое кресло и не успел пристегнуть страховочные ремни, как включился голоэкран невероятно реалистического качества, а затем раздался приятный женский голос:

– Пожалуйста, пристегнитесь. Начинается первый урок.

Пожав плечами, Петр застегнул ремни, и как только он это сделал, из панели выдвинулся джойстик. Недолго думая, молодой человек ухватился за него и поводил из стороны в сторону.

– Курсант, приготовьтесь отразить первое нападение из трех тактических штурмовых единиц. В целике противник вне зоны поражения окрашен зеленым цветом и как только он входит в зону поражения, окрашивается красным. Черным цветом обозначаются цели перед входом в мертвую зону. Имейте в виду, курсант, цели черного цвета имеют полный приоритет в уничтожении. Как вы меня поняли?

– Я вас прекрасно понял.

– В таком случае начинается отсчет…

На темном экране замелькал счетчик, и после десяти секунд чернота экрана сменилась космической пустотой, в которой сверкали далекие звезды. Покрутив джойстиком прицел спарки, Петр принялся выискивать мишени, и они не заставили себя долго ждать. Выскочив, словно черти из табакерки, три зеленые точки по совершенно сумасшедшей траектории понеслись навстречу к своей цели. Как только цели окрасились в красный цвет, он попытался было поймать в прицел первый бот, как все три мишени стали с еще более сумасшедшей скоростью менять свои траектории полета. Не находя для себя выхода, Петр мысленно вызвал Марго и панически поинтересовался:

– Как мне быть, подскажи, пожалуйста.

– Главное, спокойствие, наследник. Закрой глаза, сделай глубокий вдох и отключи свою логику, она в данном случае только мешает. Здесь главное личная интуиция, только она подскажет тебе решение. Удачи тебе, Петя.

Попытавшись последовать совету, молодой парень закрыл глаза, прислушался к своему внутреннему голосу и не заметил, как виртуальный инструктор завопил:

– Курсант, немедленно приступить к уничтожению целей! Повторяю, немедленно приступить к выполнению поставленной задачи!

Все так же прислушиваясь к своему внутреннему голосу, Петр открыл глаза и, вновь взявшись за джойстик управления огнем, одну за другой уничтожил все три цели, уже ставшие черными.

– Первое упражнение выполнено, приступаем к следующему. Ваша задача, курсант, уничтожить шесть целей. Приступайте.

Спустя полтора часа, весь взмыленный от собственного пота, Петр вывалился из симулятора, где его под руки подхватил совершенно ошарашенный капитан и ласково поинтересовался:

– Парень, с тобой все в порядке?

Вытерев рукавом вспотевший лоб, Петр посмотрел на обеспокоенного офицера и с некоторым удивлением ответил:

– Устал как бешеная собака, а так все в норме.

Внимательно вглядевшись в лицо парня, капитан кивнул головой, словно соглашаясь с чем-то, только одному ему ведомым, и вновь поинтересовался:

– Как тебя зовут?

– Сержант Снегирь дал мне прозвище Бобер.

– Бобер говоришь… Ну, пусть будет Бобер, – как-то уж слишком задумчиво протянул капитан, но спустя пару мгновений распорядился: – В общем, так, парень, сейчас прими душ и сразу иди спать в свой кубрик. Сержанта я сам предупрежу.

Согласно кивнув головой, Петр хотел было выйти, но его остановил следующий вопрос:

– Ты когда-нибудь обучался на таких симуляторах?

– Нет, первый раз в жизни.

– Ладно уж, бедолага, иди и отдыхай, – сдерживая удивление, проговорил офицер, покачивая головой. Проводив молодого человека крайне заинтересованным взглядом, капитан подошел к терминалу связи и нажал на первую кнопку селектора.

– Алло, господин полковник?

– Я тебя слушаю, Иван, что ты хотел?

– Виктор Сергеевич, хоть это и звучит как полный бред, но я, кажется, нашел настоящего уникума. Молодой парень из экстренного призыва умудрился пройти все программы боевого симулятора на максимальном уровне всего лишь за полтора часа!

– Ты что, пьян?! Этого просто не может быть, – взъярился полковник, почувствовав себя человеком, которого водят за нос, рассказывая всякие небылицы.

– Как можно, господин полковник! Я лично ему повысил уровень сложности на максимум, сразу же, как он прошел первый уровень нестандартным образом. У меня все его действия записаны в полном объеме, – с оскорблённым видом запротестовал офицер.

– Хорошо, каков его рейтинг в федеральном списке?

– Он занял первое место, набрав максимальный балл в 989 очков из 1000 возможных. Это феноменально! Единственный случай, когда было выбито 987 очков, зафиксирован сто семьдесят три года назад, причем на куда более древних симуляторах, и это был легендарный ас своего времени – Павел Чмырев, ставший впоследствии непревзойденным флотоводцем российских ВКС.

– Так… Очень интересно, – послышался из динамика голос Козицкого. Спустя пару минут вновь зазвучал озабоченный голос полковника:

– Мне сейчас некогда заниматься этим парнем, но ты за ним пригляди. Очень перспективный малый. Если выживет в предстоящем сражении, то я незамедлительно направлю его сразу в Военную академию без всяких вступительных экзаменов, если нет, значит, такова его судьба.

– Непременно пригляжу, но если он останется жив и откажется от такой чести, как быть тогда? – озадаченно поинтересовался капитан, столкнувшись с неразрешимой проблемой.

– Если его оставить на службе, то он никуда не денется и под конвоем отправится на учебу в столичную академию и ты отправишься вместе с ним. Да, и не забудь мне предоставить анализ его действий на симуляторе, это должно быть полезно для наших канониров. Вполне возможно, придется вносить некоторые коррективы в программы обучения.

– Разрешите мне после сражения прогнать его через весь спектр боевых симуляторов? Мне хочется выяснить его реальный потенциал по всем военным специальностям.

Задумавшись на некоторое время, полковник прикинул предложенный план действий и, не найдя в этом ничего такого, чтобы это нарушало устав и инструкции, дал ответ своему капитану:

– Хорошо, действуй, но только на свой страх и риск. Я тебе ничего не говорил и ничего не приказывал. Это исключительно твоя инициатива. Если все пройдет удачно, получишь щедрую награду и не только от меня лично. Ты меня понял?

– Я вас понял, господин полковник. Можете не сомневаться, все будет в самом лучшем виде.

– Я на тебя надеюсь, капитан, – тихо проговорил Козицкий и отключил связь.

Постояв еще некоторое время у селектора в глубокой задумчивости, капитан вернулся на центральный пульт управления боевыми симуляторами и всмотрелся в поступающие результаты этой группы. Хоть остальные даже и близко не приблизились к показателям Бобра, но оказались, как ни странно, на уровне среднестатистических выпускников ускоренных курсов-канониров ВКС…


Глава 8

– Эй, Бобер, давай просыпайся, лежебока, пора приводить боевые спарки в надлежащее состояние! – заорал прямо в ухо спящему Петру сержант Снегирь, толкая его в бок.

– Отстань, мужик, я спать хочу.

– Ты что, совсем нюх потерял, сопляк?! Подъем, я сказал! – взревел раненым буйволом матерый сержант, пораженный до глубины души такой наглостью, и скинул юнца с кровати на пол. Еще не осознавая, что с ним происходит, Петр, даже не успев раскрыть глаза, мгновенно вскочил на ноги и встал в боевую стойку.

– А ты, оказывается, еще тот волчонок! – воскликнул десантник, рассматривая парня с возрастающим интересом. – Быть тебе в десанте, Бобер, помяни мое слово.

Окончательно придя в себя, Петр с недоумением оглядел окружающую обстановку и, не обнаружив какой-либо угрозы, опустил руки и разжал кулаки.

– Вот так-то лучше! Давай собирайся, неустановленный флот перестраивается в боевой порядок и примерно через час будет готов к штурму нашей импровизированной крепости.

– Я готов, но о каком десанте вы говорили?

– Не бери в голову. Сейчас не до этого, лучше иди следом за мной.

С силой потерев помятое от недосыпа лицо, Петр двинулся следом за сержантом, и спустя десять минут они оказались на батарейной палубе, где их ожидали несколько групп новоиспеченных канониров.

Выйдя на середину площадки, сержант не стал сгонять всех в строй, но громко и внушительно обратился ко всем присутствующим:

– Бойцы, сегодня вам предстоит впервые в жизни сразиться с неведомым врагом, желающим нас уничтожить, и только от вас зависит, сделают они это или нет. Имейте в виду, сдаваться бессмысленно. Пираты в плен никого не берут. Всем все понятно? – Не услышав ничего в ответ, сержант устало оглядел свое разношерстное воинство и четко отдал команду: – Раз нет вопросов, подходим по одному ко мне и получаем ключи допуска к артиллерийским спаркам.

Сержант, не дожидаясь реакции на полученную команду, скорым шагом подошел к бронированному шкафу и, достав ключ, открыл массивную дверцу. Петр, недолго думая, первым подошел к десантнику и взял блок доступа, на котором красовалась цифра 12.

Отойдя чуть в сторону, молодой человек нашел взглядом свой боевой пост и решительно направился к нему. Оказавшись внутри тесной кабины, он устроился в кресле канонира и вставил ключ в гнездо, отчего голографический экран вспыхнул тусклым светом окружающего космоса. Поводив джойстиком в разные стороны и ощутив его особенности, теперь уже не Петр, а Бобер закрыл глаза и попытался войти в то состояние, которое он испытал во время своей первой в жизни тренировки.

– Внимание всем постам! Боевая готовность пятнадцать минут. Как поняли меня? – неожиданно громко раздался серьезный голос сержанта.

– Двенадцатый пост к бою готов! – отрапортовал Бобер, дождавшись своей очереди, при этом почувствовав непривычный душевный подъем и боевой азарт, исходящий из неведомых глубин души.

– Слушайте, как только цели на ваших экранах станут красного цвета, незамедлительно открывайте огонь без всякой команды.

Продолжая ощущать накатывающуюся волну угрозы, новообращенный канонир, не осознавая того, что он делает, отстраненным голосом проговорил в гарнитуру связи:

– Противник на два часа. Два беспилотных разведывательных аппарата. Войдут в зону поражения через пару минут.

– Бобер, ты случайно не болен? На радарах нет никаких отметок, – раздался недоверчивый голос сержанта.

– Разрешите уничтожить?

– Ну, попробуй… – нехотя разрешил сержант, не понимая, как мог пацан заметить противника, если ни один датчик не фиксировал каких-либо изменений в прилегающем пространстве. Получив формальное разрешение, Бобер, дождавшись, когда невидимые для штатных средств обнаружения объекты войдут в зону поражения, сделал пару залпов в ручном режиме.

– Бобер!! Ты как это сделал?! – заорал сержант, сразу после того, как в пространстве мгновенно взорвались незваные пришельцы. – Их же ни один радар не видел!

– Я не знаю. Просто на интуитивном уровне сработал.

– Бывает, но ты продолжай свой сектор обороны контролировать, если увидишь что-либо подозрительное, открывай огонь незамедлительно, без всякой команды с моей стороны. Ты меня понял?

– Как скажете, сержант! – отрапортовал новобранец, продолжая сидеть на своем боевом посту с закрытыми глазами. В этот момент на экранах радаров стали появляться отметки вражеских кораблей, перестраивающихся в атакующий ордер.

– Мама родная, как же их много, – раздался испуганный вскрик одного из новобранцев, – нам конец!

– Заткнись, дурак! Конец наступает только тогда, когда ты в душе своей сам сдался, – хладнокровно урезонил паникера сержант и спустя пару ударов сердца закончил свою мысль: – Запомните, парни, наш девиз «Победа или смерть!», другого нам просто не дано. Для настоящего мужчины главное принять свою участь с гордо поднятой головой, при этом не трясясь от страха при виде врага. Только в этом случае враг будет вас бояться и уважать, – зло прорычал сержант, готовясь к последнему в своей жизни бою и подстегивая новобранцев выложиться в предстоящем сражении до последней капли.

Восприняв последнее наставление своего командира, Бобер полностью погрузился в себя и приготовился подороже продать свою жизнь. Наведя прицел своей артиллерийской спарки на предельную дистанцию эффективного огня и дождавшись, когда отметки целей войдут в зону поражения, он открыл беглый огонь на максимально возможной скорости.

– Бобер, немедленно прекратить огонь! – послышался озабоченный голос сержанта, когда первая волна атакующихоткатилась на исходные позиции, получив неожиданно мощный отпор. – Я кому сказал, прекратить огонь!

Нехотя отпустив джойстик управления, новоиспеченный канонир не своим голосом зашипел в ответ:

– Сержант, не надо меня останавливать, я сам знаю, как надо делать!

– Ишь ты! Ещё молоко на губах не обсохло, а уже знаешь, что делать.

Ничего не ответив, Бобер напоследок прицелился и произвел выстрел по отставшему боту, от чего его просто разнесло в клочья.

– Это была разведка боем, с целью выявления системы нашей обороны, а так как наш участок был наиболее активным, то именно на нас будет направлен главный удар. Готовьтесь мужики, сейчас будет очень весело, прямо как в аду на раскаленной сковородке! – с легким сарказмом проговорил сержант, готовясь к предстоящему бою с неизвестным агрессором.

– Сержант, сдается мне, данная флотилия принадлежит Британской империи, причем основную часть ее составляют пиратские наемники, – проронил Бобер не своим голосом.

– Они это или нет, не суть важно, лучше крепче держитесь за свои болты и гайки, главный удар будет нанесен непосредственно по нам, и это будет наиважнейшее сражение в вашей жизни, – с легкой грустью в голосе произнес сержант, предвидя уничтожение всего сектора обороны, которым он командовал. Осознав всю серьезность сложившейся ситуации, новобранцы прекратили всякие разговоры и в абсолютной тишине дождались следующей атаки.

Противники на этот раз учли диспозицию обороняющейся стороны и, построившись по высоте в три эшелона, начали штурм станции по всем правилам военной науки. Открыв огонь, Бобер с большим трудом сдерживал накатывающийся вал в своем секторе обороны, но, глядя на соседние участки, на которых дела обстояли не намного лучше, чем у него, про себя подумал: «Если дела пойдут так и дальше, долго не продержимся!»

– Спокойно, наследник! – послышался совершенно спокойный голос Марго. – Сосредоточься на своем секторе обороны. Это ключевое место. Если атакующие прорвутся в этом месте, то пираты возьмут крепость за считаные часы.

– Вот же зараза! Как же быть-то?

– Делай работу и на меня особо не рассчитывай, я вмешаюсь только в самый критический момент.

– Чем ты сможешь помочь? – поинтересовался Петр, продолжая вести прицельный огонь по многочисленным целям.

– Я смогу произвести только два залпа главным калибром, но в этом случае мне придется восстанавливаться пару лет. Ты готов к этому?

– Если припечет, тогда да, деваться все равно некуда, – резко погрустнев, ответил Петр, представив себе печальные перспективы на будущее. Потеряв счет времени, молодой человек больше не отвлекался на посторонние мысли, а только и делал, как ловил в прицел быстро мелькающие цели и уничтожал их, не обращая внимания на то, как противодесантные спарки выходят из строя одна за другой. Отразив последнюю атаку, которая выдалась очень и очень жаркой, Петр подтянул к себе гарнитуру и попытался выйти на связь:

– Говорит Бобер, есть кто живой в нашем секторе?

– Привет, парень, лихо ты ссаживаешь этих паразитов! – послышался чей-то хриплый голос, вперемешку с сухим кашлем.

– Ты кто?

– Не узнал, значит, буду долго жить! Это я, Вакса, собственной персоной.

– Конечно, не узнал! Кашляешь непрестанно, поди тебя узнай.

– Я не виноват, просто где-то что-то горит и едкий дым в мою каморку со всех щелей лезет. Скоро задохнусь к чертям собачьим!

– Вакса, ты великовозрастный идиот! – вмешался рассерженный голос сержанта. – У тебя под сиденьем находится комплект на случай разгерметизации кабины. Немедленно его надень, и дым тебе будет нипочем.

– Не знал! Сейчас его натяну, а то уже сил моих нет терпеть это наказание, – с облегчением проронил Вакса. Послышался шорох срываемой гарнитуры и суета, но ее прервал голос сержанта, обратившегося к Петру:

– Ты как, Бобер? Сможешь еще вести бой в том же режиме?

– Пока смогу, а как будет дальше, не могу знать. Больно много их.

– Смотри, парень, на тебя одна надежда. Из всего сектора обороны только наши три спарки целыми остались, а продержаться нам надо еще часа полтора как минимум. Вот такие дела наши скорбные, – пробурчал сержант Снегирь и тяжело вздохнул.

– Какие полтора часа, мы же только совсем недавно в бой вступили, и времени прошло-то совсем немного?! – недоверчиво воскликнул Петр, не понимая, как это могло произойти, ведь им предстояло держать оборону примерно двадцать часов.

– Так с момента начала сражения уже прошло чуть больше двенадцати часов, или ты не заметил?

– Не заметил, – вынужден был признать Петр, пребывая в полной растерянности. – Тогда нам еще восемь часов отбиваться придется, откуда полтора часа?

– Ты что, не слышал, я говорил, пришло сообщение от спецэскадры Службы безопасности о времени их подхода?

– Нет.

– Бывает. Бой – дело такое… Всякое может произойти, то секунды удлиняются чуть ли не до года, то наоборот, день пролетает как секунда. Привыкай, парень.

– С чего бы мне привыкать?

– Я буду не я, если ты в военное училище не пойдешь! – с легким смехом ответил сержант.

– Не хочу я ни в какое военное училище, вот еще, у меня своих дел более чем достаточно! – категорично заявил Бобёр, совершенно не желая становиться профессиональным военным.

– Э-э… нет, родной, такими кадрами, как ты, никто разбрасываться не будет, тем более ты призван и находишься под погонами. Пойдешь в училище учиться, и точка.

– Не пойду! – раздраженно ответил Павел, искренне не понимая сержанта.

– А тебя никто и спрашивать не будет, пойдешь как миленький, пусть даже мне тебя для этого связать придется!

– Ни за что!

– Не будем спорить. Поговорим позже, как окончится наш бой, тем более, сейчас пираты вновь пойдут на штурм, – предупредил оставшихся канониров сержант.

– Поговорим, но мое нежелание останется прежним, – категорично заявил молодой человек, вновь хватаясь за джойстик управления огнем.

На этот раз нападающие изменили свою тактику и, разбившись на группы по три штурмовика, с новой силой набросились на продолжающую огрызаться из последних сил, всерьез потрепанную «крепость». Наведя прицел своей спарки на цель, Бобер, не задумываясь, вновь открыл огонь, и на этот раз его поддержали только два орудия.

Продолжая отстреливаться от наседающих противников на пределе своих возможностей, молодой человек не заметил, как поочередно умолкли орудия его товарищей. Именно в этот момент неведомо откуда вылетели два сгустка света и взорвались, разметав в клочья основную массу нападавших. От изумления прекратив вести огонь, Петр вызвал Марго и поинтересовался:

– Это твоя работа?

– Да, наследник, я сделала все, что смогла, теперь все зависит только от тебя. Мужайся.

Отключив коммуникатор, молодой человек тяжко вздохнул и хотел было вновь взяться за джойстик, но в этот момент ракета, выпущенная с одного из штурмовых ботов, попала в спарку. От сильнейшей встряски старый страховочный ремень не выдержал нагрузки и порвался. Петра тряхнуло, отчего он ударился головой о приборную панель и, теряя сознание, успел заметить, как противник беспорядочно отступает, оставляя за собой массу разбитой боевой техники, улепетывая в разные стороны.

Спустя некоторое время молодой человек очнулся и попытался открыть глаза, но это ему не удалось. Проведя по лицу ладонью, он нащупал какую-то засохшую корку, и в этот момент послышался скрежет срезаемого металла, а затем незнакомый голос поинтересовался:

– Есть тут кто живой?

– Есть! – вымученно ответил Бобер, чувствуя солоноватый привкус крови на губах.

– Отлично! Эй, парни, вскрывайте эту жестяную банку, тут зенитчик живой!

Спустя непродолжительное время, наполненное противным визгом работающего резака, смятая бронированная дверь с грохотом отвалилась в сторону и внутрь протиснулся один из спасателей. Глянув на распластанного на полу Петра, воскликнул:

– О! Я вижу, тебе серьезно досталось, парень. Ну, ничего, наши медики тебя быстро подлатают и вернут обратно в строй.

Ничего не сказав в ответ, Петр попытался встать на ноги, но голова у него резко закружилась, и он вновь упал.

– Ты лучше лежи спокойно и не дергайся. Сейчас подадут каталку и тебя сразу доставят в госпиталь.

Бригада врачей, аккуратно подхватив безвольное тело, быстро доставила пострадавшего в приемный покой, где ему немедленно оказали первую медицинскую помощь.

– Ничего страшного, жить будешь, это всего лишь сотрясение мозга средней степени тяжести, – весело утешил парня доктор, накладывая повязку на обработанную рану. – Сейчас тебя погрузим на полчаса в регенерационную камеру, и будешь как новенький.

Окончательно закрепив повязку, доктор, окинув взглядом приемный покой, негромко позвал освободившуюся медсестру:

– Марьяна, помоги бойца в камеру закатить.

Дородная женщина преклонного возраста в заляпанном кровью халате степенно подошла, и, взявшись за ручки каталки, они вместе с доктором вкатили парня в свободный блок.

Дав отлежаться положенное время, Бобра извлекли и, отключив присоски с силиконовыми проводами, отправили отдыхать в кубрик.


Глава 9

Открыв глаза, Бобер ощутил острое чувство голода и, вскочив со своей койки, кинулся в туалетную комнату. Умывшись и почистив зубы, он переоделся в чистый рабочий комбинезон и, слегка пошатываясь, направился в столовую. Съев две порции в совершенно пустом помещении, молодой человек, не торопясь, вышел и хотел было вернуться обратно в свой кубрик, но в этот момент услышал грозный рык у себя за спиной:

– Стоять, рядовой!

Остановившись, молодой человек обернулся на голос и увидел капитана из учебного класса с симуляторами, стоявшего в нескольких метрах от него.

– Пошли со мной!

Тяжело вздохнув, Петр поплелся в его сторону и, подойдя к нему, вялым голосом отрапортовал бравому офицеру:

– Рядовой Бобер по вашему приказанию прибыл.

Чуть скривившись, капитан махнул рукой и направился в сторону лифта. Недоуменно пожав плечами, Петр пошел следом за ним, а спустя несколько минут капитан-инструктор завел парня в учебный класс и, осмотрев того с головы до ног, представился:

– Хорошо. Я капитан ВКС России Иван Бравков. Сегодня мы с тобой будем заниматься на разных симуляторах. Есть вопросы?

– Прошу прощения, господин капитан, для чего это нужно, ведь меня в скором времени демобилизуют? – воспользовавшись моментом, поинтересовался молодой человек, недоумевая такому интересу к своей персоне.

– Так ты еще не в курсе?! – изумился капитан, с любопытством рассматривая недоумённого юнца.

– Простите, но я был ранен и после регенерационной камеры сразу отправлен на отдых, проснулся буквально полчаса назад.

– Честно говоря, не знал, но это многое объясняет, – задумчиво протянул офицер и по-другому посмотрел на новобранца. – В таком случае, довожу до твоего сведения, что приказом полковника Козицкого ты представлен к ордену Боевого знамени! Поверь, это большая честь, которую ты на самом деле заслужил. – Еще раз окинув юнца заинтересованным взглядом, офицер пояснил: – Так как тебе предстоит отправиться на официальную церемонию награждения в столицу нашей родины, необходимо пройти все полагающиеся процедуры для новобранца.

– Зачем? Меня же все равно демобилизуют.

– Вот заладил! – сердито процедил капитан и спросил: – Ты что, хочешь подвести всех нас?

– Нет…

– Тогда топай за мной и делай, что тебе говорят!

Развернувшись на каблуках, капитан схватил упрямого молодого человека и поволок в первый попавшийся тренажер без всяких объяснений.

– Ну, почему мне так не везет?! – глядя на кабину палубного штурмовика, воскликнул Бобер, хватаясь за голову. – Зачем мне это все нужно?

– Курсант, немедленно сядьте в кабину, – раздался механический голос симулятора. – Программа подготовки к старту запущена.

Криво усмехнувшись, Бобер неуклюже полез в кабину и, озираясь по сторонам, попытался понять принцип управления летательным аппаратом. На его удивление, система управления штурмовиком оказалась практически аналогичной таковой у артиллерийской спарки, с которой он уже имел опыт боевого использования. Покрутив штурвал в разные стороны и понажимав кнопки на панели приборов, он по надписям определился с их предназначением и спустя несколько минут вслух произнес:

– Я готов к полету.

– Очень хорошо, курсант. Первый полет будет ознакомительным. Наденьте шлем пилота и приготовьтесь.

В этот момент, натурально имитируя вибрацию двигателей, в кабине включился голоэкран, на котором открывался шлюз, ведущий в открытый космос. Глядя на завораживающую картину, Бобер мгновенно спохватился и натянул на голову шлем. Как только дверца шлюза остановилась в своей верхней точке, молодой человек, недолго думая, стартанул на максимальной скорости и понесся вперед. Сделав несколько простых виражей в пространстве, Бобер неожиданно для себя увлекся и стал получать подлинное удовольствие от полета. Делая все более быстрые и резкие маневры, он, чувствуя машину как продолжение своего тела, выжал из штурмовика все до максимума.

– С первым заданием вы справились, курсант. Следующая задача – штурм хорошо укрепленной планеты в составе авиаполка. Вы командуете. Приступайте.

Картинка на голоэкране сменилась. Появился вид планеты с околоземной орбиты, а рядом с ним в едином строю двигались еще восемьдесят штурмовиков, готовящихся к беспощадной атаке.

– Вот же попадалово, я ведь в этом ни в зуб ногой! – прорычал Бобер, еле сдерживая накатывающуюся злость на капитана, поставившего такие жесткие условия. Еще раз оглядев строй и зло скрипнув зубами, парень вспомнил один из старых художественных фильмов, где национальные герои неполным штурмовым полком отвоевали захваченную пиратами одну из пограничных планет. Прокрутив мысленно, какие команды отдавал командир полка, он, в точности подражая манерам актера, железным голосом принялся отдавать команды:

– Вторая и третья эскадрилья держит левый фланг. Седьмая и восьмая занимают правый. Первая эскадрилья занимает позицию в авангарде. В добивающем арьергарде четвертая эскадрилья. Пятая и шестая идут следом за первой ноздря в ноздрю. Как поняли меня, комэски?

Послышался нестройный хор одобрительных голосов, и эскадрильи быстро перестроились в атакующий ордер. Удовлетворенно хмыкнув, Бобер несколько раз глубоко вздохнул и, как это было в фильме, произнес:

– Ну что, огрызки Великой империи, зададим перцу этим оборванцам, посмевшим покуситься на нашу землю?

– Зададим!!! – одним слитным и четким эхом послышался зловещий вопль всех виртуальных пилотов штурмового полка.

– Вперед, отморозки! – во все горло завопил Бобер и, давая машине полный форсаж, рванулся вперед, увлекая всех за собой. Приблизившись к огрызающейся планете, полк, теряя штурмовики, ворвался в атмосферу и, стреляя из всех орудий, принялся планомерно уничтожать хорошо укрепившихся пиратов.

Стараясь не увлекаться, парень продолжал командовать довольно быстро уменьшающимися штурмовиками, падающими на планету огненными метеоритами. В конце концов, остаткам полка удалось ворваться в последний оборонительный пункт и уничтожить его, оставив на его месте немалую воронку с оплавленными краями.

– Вот это да! – пораженно оглядывая сильно побитых, но оставшихся в строю, воскликнул Бобер и неумышленно пересчитал штурмовики. Их было ровно двадцать два вместе с ним включительно.

– Победа за вами, курсант. Учебный бой окончен. Прошу покинуть кабину, – вновь послышался бесполый голос боевого симулятора, после чего голографическая картинка исчезла, возвращая Бобра в реальность.

Выбравшись из кабины, молодой человек вышел обратно в зал, где его хмуро встретил капитан и, осмотрев с головы до ног, поинтересовался:

– Устал?

– Не очень.

– Значит, сегодня еще один симулятор пройдешь и можешь быть свободен. Завтра будем проходить остальные.

– Разрешите задать вопрос.

– Валяй, – небрежно разрешил Бравков, хотя взгляд выдавал его полную сосредоточенность.

– Сколько же мне еще их проходить придется?

– За неделю уложимся, а после вместе с другими героями отправишься за своей наградой.

– Не многовато ли целую неделю здесь околачиваться?

– Не боись, это стандартная практика и не более того. Пошли лучше к следующему симулятору. Думаю, тебе он понравится, – ехидно усмехаясь, высказался Бравков и ободряюще хлопнул парня по плечу.

Мысленно перекрестившись, Бобер вошел в следующий симулятор, где услышал поднадоевший голос, поставивший очередную задачу:

– Курсант, ваша задача, командуя разведывательно-диверсионной группой, проникнуть на командный пункт планетарной системы ПВО и вывести его из строя. Это позволит десанту без серьезных потерь произвести высадку. Приступайте.

– Определенно, капитан решил свести меня в могилу, – грустно высказался он вслух, но спустя пару мгновений, чуть повеселев, произнес: – Ладно, глаза боятся, а руки делают. Я готов.

Спустя десять секунд включился голоэкран и окружающая обстановка переродилась в край непролазного болота. Оглядевшись, он увидел рядом с собой двоих бойцов в войсковом камуфляже, увешанных оружием и снаряжением.

– Да уж, придется попотеть. Ходить по болоту далеко не самое приятное занятие на свете, тем более, если стремишься быть незаметным для противника. – Оглядев свою команду, молодой человек, придав своему голосу строгие интонации, тихо распорядился: – Делай как я.

Вынув из ножен отличный клинок, Бобер срезал молодое деревце под самый корень и, очистив от веток, качественно замаскировал мхом место среза. Осторожно прощупывая каждый шаг, он двинулся в болото, а за ним следом, повторив его движения, отправились виртуальные диверсанты.

Используя опыт хождения в болотах, полученный в археологической экспедиции, Петр в течение часа увел свою группу далеко в глубь непролазных трясин и только тогда вспомнил о карте. Остановившись на одном из островков, Бобер объявил привал и извлек из планшета карту и, сравнив с навигатором свой дальнейший маршрут, хмыкнул и поделился он выводами с напарниками:

– От нашей цели мы довольно далеко отклонились, но в этом нет ничего страшного. В болоте нет и не может быть прямых дорог. Если все срастется как надо, на точку доберемся часов за десять.

Прикинув возможные варианты маршрута движения, он вновь воспользовался своими воспоминаниями просмотренных им когда-то художественных и документальных фильмов о войне. Перебирая особенно запомнившиеся моменты, он наткнулся на похожий сценарий, правда, там диверсанты передвигались по густому лесу, но это лишь детали. Проанализировав их тактику передвижения и особенно проникновения на особо охраняемый объект, Бобер поднялся на ноги и, махнув рукой своим напарникам, вновь полез в болотную жижу.

Спустя семь часов субъективного времени, падая от усталости, команда диверсантов приблизилась вплотную к командному пункту ПВО и разместилась для отдыха на небольшом взгорке. Чуть отдышавшись, Бобер счистил вездесущую грязь с футляра и, вынув из него многофункциональный электронный бинокль, принялся с тщательно рассматривать систему охраны.

Через некоторое время, осторожно перевернувшись на правый бок, молодой человек тяжело вздохнул и высказал свое мнение:

– Очень крепкий орешек и нейтрализовать его будет ой как непросто. Быть может, вы сможете что-то посоветовать?

Не дождавшись никакого ответа, Бобер грустно усмехнулся и вновь взялся за бинокль. Всматриваясь до рези в глазах, он наконец смог просчитать системный алгоритм охраны и выявить несколько слабых участков. Оставалось только выбрать, каким из них воспользоваться. Откинувшись в сторону, парень, не глядя на виртуальных напарников, принялся изучать свое снаряжение, до которого раньше просто не доходили руки, раскладывая его на плащ-палатке.

Отложив нож-кусачки и бинокль, Бобер с любопытством принялся рассматривать свое личное оружие неизвестной конструкции с массивным глушителем и довольно объемистым магазином. Покрутив его и посмотрев в маломощный оптический прицел, со вздохом отложил оружие в сторону. Пользоваться такой штуковиной ему никогда не приходилось. Нужно было искать решение экзаменационной задачки без использования огнестрельного оружия.

Отстегнув клапан небольшой сумки, он обнаружил пластиковый цилиндр с простейшим часовым механизмом и отдельно к нему взрыватель миниатюрных размеров с наклеенной инструкцией. Ознакомившись с простейшей схемой, Бобер снял с себя все снаряжение и, прихватив с собой только сумку, нож с фонариком и оставив в кобуре пистолет, резво полез в сторону своей цели.

– Марго, ты меня слышишь? – остановившись на полпути, мысленно позвал он своего ангела-хранителя, не решаясь окончательно выбрать для себя схему своих действий.

– Здравствуй, наследник.

– Будь добра, подскажи, как лучше вывести из строя этот хренов центр.

– Вообще-то, это твое испытание, а не мое, но я одну подсказку тебе подброшу. Прежде чем что-либо делать, хорошенько подумай головой, шанс тебе обязательно будет предоставлен.

– Спасибо и на этом, – несильно расстроившись, пробурчал Петр и полез в сторону самого дальнего КПП, где ворота непрестанно запускали и выпускали какие-то грузовики.

Остановившись под самым бетонным забором, сплошь утыканным битым стеклом, он принялся высматривать грузы, заезжающие на территорию базы. Пролежав более двух часов, он так и не смог вычислить содержания контейнеров, пока не заметил под плохо завязанным тентом хвосты ракет.

– Вот оно, решение проблемы, – под нос тихо пробубнил Бобер и, стараясь не делать резких движений, привел фугас в боевое состояние, поставив механический таймер на один час. Вложив обратно в сумку заряд, молодой человек очень медленно подобрался к дороге и, дождавшись, когда мимо него проезжала очередная колонна с ракетами, подбросил свой фугас в одну из сцепок. Как только груженые машины стали въезжать внутрь базы, Бобер не стал больше задерживаться и тем же маршрутом вернулся к своим напарникам.

– Ну, вот я и вернулся, – устало доложил он, но, не услышав ничего в ответ, сплюнул от досады и стал ожидать завершения работы симулятора.

– Похоже, придется возвращаться на исходную точку, – спустя десять минут ожидания пришел он к выводу и, тяжело выдохнув, подобрал свое снаряжение и, не дожидаясь своих спутников, направился туда, откуда они пришли. Именно в этот момент за его спиной раздался мощнейший взрыв, за которым последовала целая череда еще более сильных взрывов, до основания разрушивших командный центр ПВО неизвестной планеты.

С минуту посмотрев на дело рук своих, молодой человек махнул рукой напарникам и повел их на исходную точку, но уже совсем другим маршрутом, а спустя некоторое время механический голос объявил:

– Курсант, ваше задание выполнено.

Вывалившись из кабины симулятора, Бобер только теперь ощутил тупую ноющую боль во всем теле и, не замечая ничего вокруг, медленно побрел к себе в кубрик. Проводив оценивающим взглядом вконец измотанного парня, капитан вывел на экран статистический анализ его действий и, покачав головой, вслух сам себе задал вопрос:

– И на какой же факультет тебя отправить?

Подумав некоторое время, капитан, так и не найдя приемлемого решения, вызвал полковника, предоставив ему право решения.

– Козицкий слушает.

– Господин полковник, позвольте отчитаться. Провел тестирование Боброва на авиационном симуляторе, а также на разведывательно-диверсионном.

– Каковы результаты?

– Меня этот парень начинает пугать, уж не засыл ли он иностранной разведки? Его результаты хороши даже для опытного вояки, а для человека, впервые попавшего в военный симулятор, вообще просто фантастические.

– Я распоряжусь, чтобы за ним понаблюдали, но твои страхи, скорей всего, беспочвенны. Ты лучше его набранные очки назови.

– По авиационному симулятору боевая эффективность составила восемьдесят четыре процента, а по разведывательно-диверсионному так и вообще девяносто два вышло.

– На каком уровне сложности? – уточнил полковник, нахмурив брови.

– Четвертый уровень.

– Это что, шутка?! – вскинулся полковник и с нескрываемым подозрением посмотрел на Бравкова. – Зачем нужно было ставить стандарт выпускника академии третьего курса?

– Я говорю совершенно серьезно, а что касается уровня сложности, так ведь это был автоматический выбор симулятора, в первую очередь, ориентирующийся на личные способности курсанта.

– Хорошо, продолжай его тестировать, но смотри не переусердствуй, да и еще не забудь позаниматься с ним строевой подготовкой. Не хватало еще опозориться с ним при награждении.

– Так все же, на какой факультет его стоит направить, господин полковник? – поинтересовался капитан, не решаясь даже предугадать решение своего командира.

– Пожалуй, определю я его на разведывательно-диверсионный факультет академии. Самое подходящее место для такого феномена, как Бобров.

Попрощавшись с полковником, Бравков отключил селектор и, вновь посмотрев на результаты тестирования, полушепотом произнес:

– Интересно, до каких высот этот пацан дорастет, если его сразу и без вступительных экзаменов принимают в элитное учебное заведение ВКС, да еще на лучший факультет?


Глава 10

– Бобер, ты почему еще здесь?! – заорал сержант Снегирь, неожиданно вынырнувший из-за двери, ведущей в спортзал.

– А где мне еще быть, если я все симуляторы за неделю прошел?

– Немедленно иди и собирай свои вещи, через полчаса с двенадцатого причала стартует бот со всеми награжденными. Смотри не опоздай! – предупредил сержант, с подозрением смотря на парня. – Пожалуй, я пойду с тобой. Что-то мне твоя хитрющая физиономия не нравится, уж не удумал ли ты в дезертиры податься?

– Ну, что вы, как можно?! – резко поскучнев, ответил Бобер, хотя на самом деле надеялся сбежать на Терму и затеряться где-нибудь в лесах.

– Давай пошли быстрее, мне еще в свой кубрик за вещами заскочить надо.

Нехотя развернувшись, Пётр поплелся к себе в комнату в сопровождении матерого сержанта. Забрав давно собранный вещмешок, они забежали к сержанту в кубрик, после чего направились на двенадцатый причал, где уже собралось довольно много народу. Оглядев всех присутствующих, Бобер грустно усмехнулся и с тоской припомнил последнюю неделю своей жизни. Сам бой и полученное ранение он особо не запомнил, но вот последующие дни выдались на редкость насыщенными. Капитан усиленно гонял его на боевых симуляторах, да так, что ноющая боль в мышцах стала восприниматься привычным делом. В конце концов, ему это надоело, и он написал рапорт об увольнении его со службы на имя полковника Козицкого, но получив полный отказ, надеялся сегодня сбежать, вот только и это ему не удалось. Бдительный сержант поломал его план.

– Разрешите задать один вопрос, сержант? – поинтересовался Бобер у продолжавшего стоять рядом с ним Снегиря.

– Валяй, – нехотя отозвался десантник.

– Можно ли подать прошение об увольнении в запас?

– Пять лет отслужишь, тогда и получишь это право.

– Почему так долго? – изумился Бобёр, совершенно не горя желанием служить столь долгий срок.

– Не дрефь, пацан, помяни мое слово, тебе еще понравится быть военным. Есть в этом некая непередаваемая привлекательность, затягивающая похлеще многих других соблазнительных вещей, – поделился сержант своим видением жизни и, подхватив под руку Бобра, поволок его в сторону шлюза, а спустя десять дней они оказались на столичной планете Санкт-Петербург…

Спустившись по трапу в компании до смерти надоевшего сержанта, Бобер с интересом оглядел громадный космодром, но насладиться этим грандиозным зрелищем ему не дали остальные спутники, увлекшие его в подъехавший автобус. Будучи уроженцем окраинной провинции, Бобер с затаенным восхищением смотрел за проносящимися за окном видами блистательной столицы. Красота многочисленных площадей и парков, а также классическая архитектура жилых и административных кварталов с целой сетью судоходных каналов и мостов произвели на юношеское сознание неизгладимое впечатление.

– Ну как, нравится? – несильно толкнув в бок парня, поинтересовался сержант, с довольным выражением лица рассматривающий реакцию своего подопечного на увиденное зрелище.

– Очень. Особенно фонтаны на площадях и разводные мосты.

– Это ты еще в музеях и дворцах не был! Вот где истинное великолепие.

– Кто же меня пустит во дворцы?

– Вот, дурья твоя башка, награждение будет проходить в самом Зимнем дворце! Тогда и увидишь настоящее великолепие вкупе с величием.

– Что, правда, в самом Зимнем?! – растерянно уточнил Бобер, нервно дернувшись всем телом, отчего его почти пустой вещмешок скатился на пол.

– Разумеется. Сам президент будет собственноручно награждать в Георгиевском зале. Поверь, это очень большая честь! – пояснил юнцу сержант, испытывая подлинное чувство гордости за себя, так как он и сам попал в список героев локального сражения с пиратами.

– Попрошу минуточку вашего внимания! – раздался из динамиков голос водителя, который, выждав небольшую паузу, продолжил: – Сейчас мы въедем во внутренний двор военной гостиницы, где вам будут предоставлены отдельные номера, но, получив ключи, не спишите расходиться, вас ожидает сюрприз.

В этот момент автобус вкатился в открытые кованые ворота и остановился возле трехэтажного здания из темно-бурого кирпича, построенного в стиле барокко. Покинув автобус, награждаемые, веселой, но неорганизованной толпой довольно быстро получили ключи от своих номеров на рецепции и принялись ожидать дальнейших инструкций. Оглядев еще раз всех присутствующих, Бобер уловил своим чутким нюхом еле ощутимый запах хорошего коньяка и одними губами усмехнулся. Герои развлекались даже здесь, и, похоже, это для местного персонала было не в новинку.

В этот момент на рецепции появился весьма представительный мужчина, который, поднявшись на ступеньку, громко обратился ко всем присутствующим:

– Господа, разбейтесь на группы по пять человек. Сформированные группы проводят к портным для замеров вашей фигуры. К утру ваша новая форма будет готова.

Люди быстро разбились на пятерки, и, когда суета и легкая неразбериха прекратилась, к ним подошли молодые девушки и, мило улыбаясь, развели всех в полагающиеся кабинеты, в один из которых попал и Бобер.

– Здравствуйте молодой человек! – поздоровался с ним пожилой портной с засученными рукавами и старомодным тряпичным метром закройщика, перекинутого через левое плечо. – Будьте добры снять вашу верхнюю одежду.

Отложив в сторону свой вещмешок, Бобер стянул с себя комбинезон и отдался в руки опытного мастера, который, что-то напевая себе под нос, довольно сноровисто принялся обмерять его стройную тушку. Прозанимавшись этим минут десять, портной записал полученные данные в блокнот и только после этого позволил одеться своему клиенту и покинуть примерочную комнату.

Освободившись, Петр хотел было отобедать, но, передумав, решил найти свой гостиничный номер. Отперев дверь из натурального дерева, Бобер оказался в шикарных апартаментах, из окна которых открывался изумительный вид на пруд, в котором грациозно плавали пара десятков белоснежных лебедей. Насладившись умиротворяющей картиной, молодой человек сложил свои вещи в сейф и только после этого заглянул в ванную комнату.

– Вот это да! – изумленно воскликнул он, глядя на огромную ванную с гидромассажем, выточенную из цельного мрамора белоснежного цвета.

Не удержавшись от соблазна, Бобер тут же скинул с себя одежду и, включив воду, принялся наслаждаться никогда им не виданной роскошью для особо важных персон. Спустя пару часов покинув ванную комнату, молодой человек устало завалился на большую анатомическую кровать и практически мгновенно провалился в глубокий сон.

Проснувшись рано утром от настойчивого звонка в дверь, Бобер, позевывая, набросил на себя махровый халат и, шлепая босыми ногами по фигурному паркету, громко поинтересовался:

– Кто там?

– Господин Бобров, прошу пройти в примерочную кабину для окончательной подгонки вашего мундира.

– Хорошо, сейчас иду.

Быстро умывшись и почистив зубы, молодой человек вновь натянул на себя поношенный комбинезон, смотрящийся совершенно неуместно в гостинице столь высокого уровня, но другой одежды у него с собой не имелось. Оглядев себя в зеркало и причесавшись, он прихватил с собой коммуникатор и покинул свои апартаменты.

Вновь оказавшись у портного, Бобер увидел надетый на манекен китель оливкового цвета со всеми полагающимися шевронами, петлицами и золотыми погонами рядового космодесантника российских ВКС, на котором крепился плетеный аксельбант.

– Прошу примерить вашу парадную форму, господин Бобров.

Неловко надевая китель, Бобер время от времени посматривал на свое отражение в зеркале, и с каждым брошенным взглядом ему казалось, будто видит не себя, а кого-то совершенно другого. Когда он полностью облачился в парадную униформу, встал напротив зеркала и, поправляя галстук с вышитым золотыми нитками двуглавым орлом, посмотрел на себя.

– Господи, это не я!

– Несомненно, это вы, молодой человек. Поверьте старому портному, военная форма меняет человека, а качественно пошитая форма меняет до неузнаваемости, но только в том случае, если военная стезя – его призвание, – счел нужным наставительно прокомментировать непроизвольный возглас Бобра пожилой еврей, с доброй улыбкой поглаживая свою окладистую бороду с проседью. – Поверьте на слово, быть военным начертано на скрижалях вашей судьбы и лучше этому не противиться. Это угодно Богу.

– Может быть, вы и правы… – протянул Бобер, продолжая разглядывать себя в зеркале и пытаясь осознать происходящие с ним перемены, пусть еще только начинающиеся, но перемены.

– Как мне кажется, вас ожидает блестящая карьера на военном поприще, молодой человек, – с легким поклоном проговорил портной и, покопавшись в столе, нашел свою визитку и протянул ее Бобру.

– Как только надумаете заказать для себя новую форму, немедленно обращайтесь в мое ателье, я ее для вас сделаю без всякой очереди и с приличной скидкой. Смею заметить, ателье старого Абрама в Санкт-Петербурге лучшее.

– Спасибо, я непременно еще воспользуюсь вашими услугами, – ответил Бобер, пряча во внутренний карман кителя позолоченную визитку добродушного мастера швейных дел и поглядывая на себя со стороны, потом произнес: – Как мне кажется, все сделано на высшем уровне и ничего подгонять не требуется.

– Это был бы мой профессиональный позор, молодой человек, и если бы это случилось, я закрыл бы свое ателье! – всплеснув руками, воскликнул мастер и сразу же высказал свое мнение: – Талантливых людей на свете много, но лучшими становятся только те, кто по-настоящему любит свое дело и старается делать его хорошо, вкладывая свою душу, и деньги здесь далеко не главное.

– Золотые слова, уважаемый мастер, и к ним многим стоит прислушаться.

В этот момент в дверь негромко постучали, прервав разговор, и приглушенный женский голосок поинтересовался:

– Господин Бобров, к вам посетитель, позвольте пригласить в ваши апартаменты?

– Пригласите, – дал он свое разрешение, с недоумением размышляя, кто бы это мог быть, но так и не найдя приемлемого для себя ответа, повернулся к портному и вежливо поинтересовался:

– Уважаемый мастер, мне снимать форму?

– Нет, что вы?! Она теперь полностью ваша, носите на здоровье, тем более у вас сегодня состоится церемония награждения.

– Всего вам доброго, мастер.

– Одну минуточку, молодой человек. Позволю вам дать совет на будущее. Когда один человек говорит другому: «Всего доброго», значит, он не планирует больше встречаться с ним, а если говорит: «До свиданья», наоборот, собирается с ним еще не раз увидеться. Поэтому я говорю вам до свидания, господин Бобров.

– До свидания, уважаемый Абрам, и спасибо вам за ценный совет, я этого не знал, но на будущее обязательно учту этот нюанс.

Попрощавшись с портным, Бобер вышел в коридор, где нос к носу столкнулся с миловидной горничной, сопровождающей задумчивого капитана, нещадно гонявшего его на боевых симуляторах.

– Упс-с-с… Глазам своим не верю! Неужели это ты, Бобер?!

– Здравия желаю, господин капитан! Это я собственной персоной.

– А ты изменился, пацан. Из заморыша, каким был прежде, стал походить на волчонка, – оценивающе рассматривая своего подопечного, высказал свое мнение офицер и многозначительно добавил: – До настоящего волчары тебе еще расти и расти, но это всего лишь дело времени. – Еще раз оглядев парня, капитан с ноткой зависти в голосе поинтересовался: – Насколько, я понимаю, парадную форму тебе шил сам Абрам Соломонович?

– Действительно, портным был мастер Абрам, но я его отчества не знаю, так как он его не говорил.

От неожиданности у капитана чуть отвисла челюсть и слегка округлились глаза, но, быстро взяв себя в руки, офицер изменившимся голосом заговорил:

– Тебе фантастически повезло, боец. Абрам Соломонович один из лучших в своем деле, и к нему очередь стоит на несколько месяцев вперед, причем в ней стоят только офицеры высшего командного звена!

– Ну, не знаю, скорей всего, это не он, так как он мне свою визитку вручил.

– Покажи! – распорядился капитан, крайне недоверчиво рассматривая Петра.

Расстегнув верхнюю пуговицу кителя, Бобер, вынул позолоченную визитку и показал ее офицеру.

– Да, это он… – протянул капитан и, слегка изменившись в лице, попросил: – Бобер, я тебя очень прошу, замолви обо мне словечко. Я десять лет мечтал парадный мундир от Абрама Соломоновича иметь, пусть мне для этого целый год ждать придется.

– Хорошо, господин капитан, попробую, но ничего не обещаю.

– Спасибо и на этом, – с облегчением поблагодарил капитан и, чуть помолчав, дал комментарий своему поведению: – Знаешь, Бобер, Абрам – виртуоз своего дела, и он обшивает далеко не каждого адмирала. Выбор клиента – исключительно его прерогатива, так как он настоящий художник. – Умолкнув, офицер с некой затаенной грустью вздохнул и, хлопнув парня по плечу, распорядился: – Пошли к тебе в номер, у нас будет серьезный разговор.

Пожав плечами, молодой человек легонько отстранил в сторону горничную и повел своего гостя в свои апартаменты. Оказавшись внутри, капитан с некой ностальгией во взгляде оглядел окружающую обстановку, но, быстро взяв себя в руки, прошелся до кожаного кресла и, разместившись в нем, обратился к Бобру:

– Парень, я не хотел этого при посторонних говорить, но запомни, я твой должник до конца жизни.

– С какой радости? – недоуменно поинтересовался молодой человек, не понимая причин такого заявления.

– Видишь ли, за выявление такого таланта, как ты, мне позволили доучиться в академии, но ты смотри – не возгордись. Немало больших талантов кануло в небытие истории из-за своей лени и пороков.

– К чему этот разговор? – с насторожённостью в голосе поинтересовался Бобёр.

– Видишь ли, меня назначили твоим куратором на время обучения в академии, поэтому надеюсь на наше взаимовыгодное сотрудничество.

– Я в академию не напрашивался, – нехотя напомнил Бобер и присел рядом с капитаном в соседнее кресло у журнального столика.

– В том-то и дело. Если у нас сложатся нормальные деловые отношения, я останусь преподавателем, если нет, буду вынужден уйти в отставку.

– Хорошо, давайте попытаемся, как говорится, попытка не пытка.

– Вот и ладушки, – улыбнувшись одними губами, ответил офицер и, поднявшись, пожал руку слегка удивленному парню. – Договорились, можешь смело рассчитывать на мою всемерную поддержку.

– Господин капитан, а где и когда нас будут награждать?

– Тьфу блин, совсем забыл! Давай собирайся, через полчаса мы все отправляемся в Зимний дворец на официальную церемонию награждения отличившихся защитников Термы.

– Что, прямо в Зимний?! – поинтересовался молодой боец, с некоторым сомнением глядя на своего куратора.

– Конечно, в Зимний, причем церемонию награждения совместно будут проводить президент России Вяземский и глава Сената Фармер-старший.

– Просто не верится!

– Это еще не все, церемонию награждения будут транслировать все центральные телеканалы республики, а ведущие журналисты страны будут брать интервью, но только у гражданских лиц.

– Почему только у них?

– Что, жажда славы обуяла? – ответил капитан вопросом на вопрос, с иронией поглядывая на Бобра.

– Нет, просто мне интересно стало, почему нельзя?

– Лица действующих военнослужащих без особого на то дозволения запрещено показывать в открытом эфире. Тем более ты поступаешь на разведывательно-диверсионный факультет, а это накладывает на тебя особый гриф секретности.


Глава 11

– Дамы и господа, соберитесь, мы въезжаем на территорию правительственного острова, – послышался чуть приглушенный голос представителя администрации президента, сопровождающего разношерстную компанию отличившихся в бою.

Продолжая смотреть в окно, Бобер пропустил мимо ушей предупреждение, пока не почувствовал, как кто-то его неслабо толкнул в бок. Оглянувшись, он натолкнулся на ухмыляющуюся физиономию сержанта, подмигивающего ему одним глазом.

– В чем дело?

– Не спи, боец, а то замерзнешь! – продолжая посмеиваться, подшутил Снегирь над глубоко задумавшимся Бобром.

– С какого перепуга я замерзну, лето ведь на дворе?! – с изумлением глядя на сержанта, поинтересовался тот, не понимая смысла сказанного.

– Я тебе как-нибудь в другой раз объясню, сейчас лучше соберись. Это очень и очень важно для тебя.

В этот момент автобус плавно остановился, и его двери распахнулись, приглашая на выход своих пассажиров. Под руководством страшно делового представителя Администрации президента военные вперемешку с гражданскими лицами нестройной толпой вышли на площадь, где их уже ждали лейб-гвардейцы Преображенского полка.

Глядя на их выправку, Бобер неожиданно почувствовал себя не в своей тарелке. В отличие от него, эти воины выглядели подлинными адептами бога войны. Все примерно одного роста и телосложения с отточенной до абсолютного совершенства строевой подготовкой, они производили неизгладимое впечатление на большинство людей.

– Варежку закрой, а то кишки простудишь, – вновь поддел сержант своего подопечного, у которого при виде холеных лейб-гвардейцев слегка отвисла челюсть.

Захлопнув рот, молодой человек перевел свой взгляд с преображенцев на Снегиря и, посмотрев в его насмешливые глаза, поинтересовался:

– Ты, наверное, их сильно недолюбливаешь?

– Не говори глупостей. Просто ты на них смотрел, как на некий эталон супервоинов, но на самом деле это совсем не так.

– Почему? – с огромным удивлением взирая на сержанта, поинтересовался Бобёр.

– Видишь ли, преображенцев, конечно, паркетными шаркунами назвать нельзя, просто у них совершенно особая специализация. Главная их задача – производить нужное впечатление, а это уже из разряда политических и дипломатических дел, но никак не боевых. Поэтому они по многим параметрам уступают полевым частям первой и второй линии.

– Может быть, и так, но, как мне кажется, на политическом и дипломатическом фронте бывают не менее жаркие баталии, – тихо проговорил Бобер, рассматривая лейб-гвардейцев уже под несколько иным углом зрения.

– Это ты верно подметил, – нехотя признал правоту высказанного молодым человеком заключения. – Ладно, видишь, нас уже зовут во дворец.

Вздохнув, Бобер последовал за своими спутниками, шагающими впереди, и, когда, поднявшись по мраморной лестнице, молодой человек оказался внутри Зимнего, то, не сдержав своих эмоций, непроизвольно воскликнул:

– Мать моя женщина, какое великолепие!

– Тихо ты, балбес! Не выставляй себя неотесанной деревенщиной. Держись, как подобает настоящему герою. Ты меня понял? – сказал сержант.

– Прости, вырвалось, – чуть понурив голову, ответил Бобер, ощутив при этом некий дискомфорт, но, повертев головой, поинтересовался: – А куда мы вообще идем?

– Все церемонии награждения проходят в Георгиевском зале Зимнего дворца. Некоторые еще его называют Тронным залом, но только исключительно неофициальным порядком, но в присутствии начальства не вздумай об этом заикаться.

– Почему так?

– Все! Прекратили базар. Церемония начинается.

В этот момент колонна с почетным эскортом стала входить в открывающиеся широкие позолоченные двери и заиграл Марш лейб-гвардии Преображенского полка, заставивший всех присутствующих подобраться и принять благородную осанку.

Стараясь не вертеть головой, Бобер с интересом рассматривал огромный зал, украшенный многочисленными колоннами, в котором находились разновеликие сановники, стоявшие по обе стороны зала. Переведя свой взгляд на центральную трибуну и увидев стоявшего президента, рядом с которым находился глава Сената, молодой человек только теперь вспомнил последнее предупреждение умирающего ассистента профессора, отчего его сердце слегка екнуло.

Стараясь не привлекать к себе внимания, Бобер попытался было снять перстень, но совершенно неожиданно сделать это не получилось. Тот словно прирос к пальцу, став с ним одним целым. Не зная, что делать, Бобер с силой надавил на корону, отчего металл самым невероятным образом поменял свою конфигурацию, при этом изображение короны стало совсем иным.

Приглядевшись внимательно к новому оттиску, молодой человек с удивлением увидел пикирующего в атаке двуглавого орла и, с облегчением уняв нервную дрожь, вновь посмотрел на центральную трибуну, на которой президент начал свою хвалебную речь.

Особо не вслушиваясь в слова, Бобер время от времени посматривал на Фармера, выискивая в нем признаки угрозы для себя лично, но не находил. В конце концов, мысленно махнув рукой и положившись на удачу, он всё же решил послушать президента, который, завершив свою речь, стал награждать вызываемых героев.

– На трибуну вызывается рядовой Павел Бобров! – Как-то совершенно неожиданно для молодого человека раздался вызов.

– Давай, быстрей топай и других не задерживай, – прошипел в ухо сержант, аккуратно подталкивая его в бок.

Стараясь не выглядеть полным неумехой в глазах окружающих, Бобер вышел из строя и, подражая ранее награжденным, четко поднялся на трибуну. Встав напротив президента, молодой человек вытянулся по стойке «Смирно» и представился:

– Рядовой Павел Бобров.

Официальный глава государства взял из рук Фармера орден Боевого знамени и, прикрепив его на правой стороне груди, обратился к бойцу:

– Поздравляю вас с награждением столь высоким орденом. Вы его заслужили в смертном бою, и надеюсь, увидеть вас в этом зале не один раз, но уже в офицерском чине.

Пожав протянутую руку президента, Бобер, старательно скрывая нервное напряжение, преувеличенно громко воскликнул:

– Служу отечеству!

– Так держать, боец! – ободряюще похвалил глава государства и вручил документы к награде.

Развернувшись на каблуках, Бобер размеренно вернулся на свое место в строю и только после этого облегченно вздохнул, продолжив уже куда более спокойно смотреть на церемонию.

– Для первого раза совсем неплохо, – добродушно улыбаясь одними губами, похвалил сержант своего подопечного, но в этот момент прозвучала его фамилия и он, чеканя шаг, направился за своей заслуженной наградой. Спустя полтора часа, когда отгремела официальная церемония и все награжденные покинули Георгиевский зал, к ним подошел давешний представитель Администрации президента и предложил им посетить классическую постановку «Иван Сусанин» в Мариинском театре.

– Э, нет, Бобер, тебе туда категорически нельзя, – вновь на ухо прошептал сержант и, хлопнув парня по плечу, напомнил: – Не забывай, нам с тобой в академии нужно быть.

– Жаль. Я так хотел оперу послушать, ведь я там никогда не был.

– Ничего с этим не поделаешь, служба есть служба, – со вздохом проговорил сержант, раскрывая документ на свой орден Красной звезды, но неожиданно оттуда выпал еще один листок с гербовой печатью.

Тихо чертыхнувшись, Снегирь подобрал официальную бумагу и, вглядевшись в ее содержание, зашатался и схватился за плечо Бобра.

– Сержант, с вами все в порядке? – с тревогой глядя на Снегиря, поинтересовался молодой человек, стараясь поддержать своего командира.

– Сбылась мечта идиота, – невпопад проговорил сержант, глядя в документ, и спустя пару секунд спросил: – Ты знаешь, что это такое?

– Нет, конечно.

– Меня зачислили без всяких вступительных экзаменов в академию на десантно-штурмовой факультет! – воскликнул сержант и, посмотрев внимательно на парня, задумчиво пробубнил себе под нос: – Определенно, ты приносишь удачу, но что будет, если она от тебя отвернется?

– Раз уж нельзя посмотреть постановку, поехали, что ли, в академию?

– Поехали, – преувеличенно бодро произнес сержант, хотя на самом деле сожалел о невозможности отметить столь знаменательное событие в кругу своих боевых товарищей и друзей.

Выйдя из Зимнего на Дворцовую площадь, сержант повел молодого человека на стоянку, где в ожидании героев стояли несколько десятков кабриолетов. Разместившись в одном из них, они сразу же направились в академию, расположенную в пригороде столицы.

Спустя пару часов, покинув электрокар у парадной лестницы старомодного здания, выполненного в стиле ампир, Бобер с сержантом оглядели пятиэтажное здание и, не торопясь, направились к проходной, где их остановили курсанты из дежурной службы.

– Предъявите ваши документы! – рявкнул детина с нашивками ефрейтора и знаком третьего курса на груди, выполняющий обязанности помощника оперативного дежурного.

Предъявив документы, сержант поволок своего подопечного на второй этаж, где располагалась приемная комиссия, и совершенно неожиданно на лестнице они столкнулись с капитаном Бравковым.

– Ну, наконец, и вы пожаловали! Я вас уже давно дожидаюсь. Пойдемте скорее, пока члены приемной комиссии на обед не разбежались! Ищи их потом… – радостно воскликнул офицер, непроизвольно косясь на новенькие ордена. – Кстати, Снегирь, я тебе тут вакантную должность старшины предложить хочу. – Пойдешь или нет?

– Господин капитан, вынужден отказаться от предложенной вами должности, – с ехидной усмешкой высказался сержант, глядя на изумленного офицера.

– Ты что, с фикуса навернулся?

– Никак нет!

– Так какого рожна?

– Господин капитан, согласно президентскому указу, я зачислен в академию на десантно-штурмовой факультет и по этой причине не могу пойти на предлагаемое вами теплое место.

– Да ладно, не верю… – Опешил капитан, с недоверием всматриваясь в лицо ухмыляющегося сержанта.

– Убедитесь сами, – ответил тот, протягивая капитану президентское распоряжение.

– Действительно… – протянул офицер, рассматривая документ о зачислении сержанта Снегиря в академию, подписанный президентом страны.

– Ладно, курсанты, пошли.

Поднявшись на второй этаж, капитан довел бойцов до двери приемной комиссии и, молча, указал пальцем на Бобра. Недолго думая, молодой человек достал свои документы и вошел в кабинет, где сидели офицеры с серьезными минами на лицах. Подойдя ближе к ним, он громко представился:

– Рядовой Павел Бобров явился для зачисления на разведывательно-диверсионный факультет.

– Это мы еще посмотрим, годишься ты или нет. Окончательное решение будем принимать мы, – сурово ответил совершенно седой полковник с многочисленными орденскими планками на груди. – Давай свои бумаги.

Взяв папку с документами, старший офицер внимательно вчитался, а спустя несколько минут углубленного чтения передал для ознакомления остальным своим коллегам. Когда последний член комиссии отложил документы Бобра, седой полковник посмотрел на стоящий перед ним монитор и нехотя сказал, обращаясь к молодому человеку:

– В общем так, рядовой. Мы принимаем тебя на РДФ, но только с испытательным сроком в три месяца. Если не справишься, будешь незамедлительно переведен на другой факультет. Ты меня понял?

– Я был бы только рад, если меня вообще демобилизовали, – не выдержав, высказал свое мнение Бобер, но, увидев хищно блеснувшие глаза полковника, прикусил язык и замолчал.

– Ты это зря сказал. Теперь я весь испытательный срок буду тобой заниматься лично, – совершенно нейтральным голосом проговорил седой офицер и, оглядев ухмыляющихся членов комиссии, отдал команду рядовому: – Пусть зайдет твой куратор капитан Бравков. Свободен, сопляк.

Покрываясь холодным потом в предчувствии больших неприятностей, Бобер вылетел из кабинета и, остановившись возле своего куратора, скороговоркой произнес:

– Господин капитан, вас хочет видеть совсем седой полковник.

– Неужели сам Константин Георгиевич Гудза, по прозвищу Дикий Вепрь?! – ошеломленно переспросил Бравков, рассматривая взмыленного подчиненного.

– Не знаю, но он там единственный полковник, другие ниже его по званию.

– Ладно, сейчас разберемся, – подобравшись, ответил капитан и решительно вошел в кабинет.

Не выходил он долго, но, когда осторожно вышел, от его лица можно было смело поджигать спички. Оглядев Бобра с головы до ног, от чего у молодого человека сердце ухнуло ниже пяток, произнес:

– Сержант Снегирь, твоя очередь.

На этот раз дело ограничилось пятью минутами, которые показались вечностью для Бобра, стоящего рядом с напряженным капитаном, но вот дверь открылась и из нее вышел радостно улыбающийся сержант.

– Я вижу, у тебя все в порядке, – озвучил общее мнение Бравков, оставаясь все таким же раскрасневшимся.

– У меня все отлично. Председатель комиссии обещался запросить мое личное дело из части, так что я принят по всем статьям и теперь являюсь полноценным курсантом Академии ВКС России. Мало того, буду заместителем командира учебного взвода.

– Поздравляю.

– Спасибо, господин капитан! – искренне радуясь, поблагодарил Снегирь и, повертев головой по сторонам, предложил: – Пойдем к квартирмейстеру, он должен нас распределить по кубрикам. Как я знаю, его кабинет где-то на третьем этаже.

Поднявшись на следующий этаж, компания нашла нужную дверь и ввалилась в кабинет, где и застала беззастенчиво дрыхнувшего старшего лейтенанта, от которого ощутимо попахивало спиртным. Изумленно переглянувшись друг с другом, парни принялись расталкивать уставшего офицера, но это оказалось далеко не самым легким делом. В конце концов, не выдержав этого прискорбного зрелища, капитан набрал в легкие воздух и во всю глотку заорал:

– Боевая тревога!!!

Подскочив словно ошпаренный, старший лейтенант на автопилоте заметался по кабинету, опрокидывая на пол какие-то папки с документами, пока не поскользнулся на паркете и не грохнулся на него всем своим телом. Только после этого он соизволил открыть глаза и, посмотрев на изумленных до предела визитеров, неожиданно трезвым голосом поинтересовался:

– Чего надо, убогие?

Капитан Бравков, не ожидавший такой наглости, захлопнул рот, чтобы нецензурно не выругаться, но, в последний момент передумав, подошел к распластанному офицеру и, схватив за лацканы двубортного кителя, поднял того на ноги и зашипел:

– Ах ты, собака бешеная, да я из тебя сейчас отбивную сделаю! Ты какого рожна посмел набульбениться до поросячьего визга, находясь на службе?!

Квартирмейстер от испуга срыгнул накопившимися газами и, неуклюже размахивая руками, попытался освободиться из стального захвата, но это ему не удалось.

– Браво, господин капитан! – совершенно неожиданно за их спинами раздался насмешливый голос седого полковника из приемной комиссии, при этом он бесшумно аплодировал в ладоши. – Сколько раз я мечтал отметелить это ничтожество, по недоразумению божьему являющееся любимым племянником заместителя начальника генерального штаба ВКС!

Бравков, ничуть не изменившись в лице, отпустил своего пленника, но того совершенно не держали ноги, и он обратно свалился на пол, где вновь провалился в алкогольную нирвану.

– Ладно, не трогайте его, с ним завтра разберусь, – высказался полковник и, взяв ключи от кубриков, раздал их курсантам.

Оглядев странную компанию, Дикий Вепрь хмыкнул и хотел было уйти, но, еще раз оглядев бойцов, гаркнул:

– Через два часа я вас жду в учебном боксе номер семь, и смотрите мне – не опаздывайте, иначе пожалеете…

Резко развернувшись, троица что есть духу припустила на первый этаж. Подлетев к дежурной части, они уточнили расположение своих кубриков и, определив точное время и место встречи, разбежались каждый в свою сторону.

Найдя свою комнату в четвертом жилом корпусе, Бобер оглядел новое жилище и, подивившись наличию в нем вполне приличного санузла, принялся раскладывать свое нехитрое имущество по разным полкам. Когда все было закончено, он подошел к зеркалу и оглядел себя со стороны. Парадный китель сидел на нем идеально, одиноко блистал новенький орден Боевого знамени.

Непроизвольно огладив образовавшиеся складки, Бобер вынужден был признать, что форма, пошитая Абрамом, была ему к лицу и сидела на его тушке идеально. Еще раз бросив взгляд на свое отражение, молодой человек снял парадную форму и, повесив ее в шкаф, натянул на себя всё тот же старый комбинезон. Поставив будильник, прилег подремать, но совершенно неожиданно услышал голос Марго:

– Наследник, ты не спишь?

– Нет, только засыпаю.

– У меня возникли некоторые трудности, и я вынуждена покинуть окрестности Термы, перебазировавшись в другое место.

– В чем дело?! – подскакивая с кровати, поинтересовался Бобер, у которого сон словно рукой сняло.

– Существует большая вероятность моего обнаружения, так как на месте сражения работает спецгруппа, изучающая поле боя.

– Надеюсь, наша связь не прервется?

– Нет, за это можешь не волноваться, ты, главное, учись и учись хорошо. Тебе это может очень пригодиться, да и не бывает лишних знаний.

– Деваться некуда, придется учиться, – огорченно проговорил Бобер, мечтая вернуть обратно свою беззаботную жизнь.

– Удачи тебе, наследник.

– И тебе не хворать, – попрощался Бобер с Марго и, передумав ложиться, решил найти учебный бокс.

Выйдя из жилого корпуса, молодой человек неспешной походкой подошел к первому попавшемуся строению и попытался найти на нем хоть какие-нибудь обозначения, но, как ни странно, их не было. Подивившись такому упущению, Бобер более внимательно всмотрелся на дверь, на которой была какая-то сильно облупившаяся надпись.

– Так, это он и есть! – воскликнул он и решительно отворил дверь.

Оказавшись в полутемном тамбуре, Бобер прошел дальше и оказался в большом спортзале, в котором отрабатывали приемы боевого самбо несколько десятков человек.

– Почему опаздываем, курсант?! – заорал на него какой-то тщедушный старичок в видавшем виды кимоно. – Немедленно скидывай свою хламиду и надевай то, что положено.

Не смея перечить пожилому человеку, Бобер натянул на себя кимоно и, подскочив к деду, представился:

– Курсант Бобер.

– Ну, что же, сейчас мы посмотрим, насколько ты соответствуешь своему боевому прозвищу.

Пожав плечами, молодой человек, сопровождаемый искренне сочувствующими взглядами курсантов третьего курса, вошел в круг и принял боевую стойку. Презрительно оглядев юнца, инструктор плавной походкой подошел, и спустя миг курсант отлетел на несколько метров за пределы бойцовского круга.

– Давай поднимайся, бестолочь!

Поднявшись на ноги, Бобер вновь вернулся в круг, но, как и в первый раз, земля и небо самым непостижимым образом поменялись местами, и он вновь распластался на жестких матах. Спустя десять минут удовлетворенный инструктор остановил экзекуцию и, разглядывая здоровенный синяк под левым глазом курсанта, постепенно наливающийся болезненной синевой, поинтересовался:

– Как такое ничтожество, как ты, смогло в академии доучиться до третьего курса, ума не приложу. Если не подтянешь боевое самбо, я с тебя три шкуры спущу. Ты меня понял? – совершенно спокойным голосом высказался инструктор, отчего у всех присутствующих курсантов пробежал холодок между лопаток.

– Простите, но о чем вы говорите, ведь я только сегодня поступил на разведывательно-диверсионный факультет и до третьего курса мне еще как до Луны раком, – непонимающе, проговорил Бобер, болезненно морщась от тупой боли в ребрах, отчего приходилось вдыхать воздух через раз.

– Не понял, как ты тогда тут вообще оказался?! – спросил самбист, с изумлением глядя на парня, пытающегося не делать резких движений, причиняющих ему как минимум немалое неудобство.

– Я получил команду прибыть в седьмой учебный бокс.

– Это первый, балбес!

– Простите, но на двери надпись плохо читается, и мне показалась цифра семь, а не один.

Тихо выругавшись, инструктор, глядя на мучения первокурсника, совершенно случайно попавшего под его горячую руку, аккуратно поволок того в медблок, где их встретил дежурный фельдшер.

– Володя, подлатай этого оболтуса, да поскорее, – попросил инструктор, показывая пальцем на болезненно бледного парня.

Мужчина в белом халате, оторвавшись от компьютера, завел в регенерационную камеру пострадавшего и вывел список полученных травм. Ознакомившись с результатом, фельдшер покачал головой и, погрозив пальцем, строго глядя на пожилого мужчину, предупредил:

– Если еще раз повторится что-то подобное, я на тебя рапорт подам на имя начальника, имей это в виду. Ты слишком переусердствовал.

– Сам знаю, но все же, что с ним? – нехотя признался инструктор, обеспокоенно поглядывая на реанимационную камеру.

– Не смертельно, но ушиб ребер был очень и очень сильным.

– Так ты его подлатаешь?

– Через пятнадцать минут будет как огурчик.

– Это хорошо, иначе бы меня адмирал в космическую пыль растер бы и не поморщился.

– С чего бы? – удивленно поинтересовался фельдшер, глядя на суетящегося инструктора.

– Да, с того!!! Это же первокурсник, сегодня поступивший в академию, а я его обработал по программе третьего курса.

– Да, ты что?! – выпучив глаза, воскликнул док, недоверчиво глядя на инструктора, и вдруг поинтересовался: – Зачем ты это сделал?

– Видишь ли, он ошибся учебным боксом, а я, старый дурень, посчитал его опоздавшим, вот и решил его наказать, не поинтересовавшись, кто он такой.

– В таком случае тебя бы точно адмирал сожрал вместе с подтяжками и грязными носками.

– Вот и я о том же, – выдохнул самбист с кривоватой усмешкой.

– Ладно, иди в зал, я сам тут с ним разберусь.

Когда мастер-рукопашник удалился, фельдшер посмотрел на текущие показания и, удовлетворенно кивнув, отключил установку, после чего выпустил молодого человека из капсулы.

– В общем, с тобой сейчас все в порядке. Можешь быть свободным, курсант.

Вновь оказавшись на плацу и не зная, куда дальше идти, Бобер, огляделся и увидел на другой стороне плаца капитана с сержантом, идущих к одному из учебных боксов, на котором красовалась цифра семь. Подивившись своей невнимательности, из-за которой он схлопотал по ушам, молодой человек догнал своих спутников, ведущих оживленную беседу.

– Где тебя черти носили?! Мы за тобой заходили, а тебя нет нигде. Пришлось без тебя идти, – поинтересовался сержант, с недоумением разглядывая чуть бледного Бобра.

– Так мы об этом же не договаривались, разве не так?

– Верно, но мы подумали, что ты тут можешь заблудиться, поэтому и зашли за тобой.

– Я и заблудился, за что и поплатился по полной программе, – нехотя признался молодой человек, отчего его лицо стало покрываться красными пятнами.

– Не понял, это куда же тебя занесло?

– На первом корпусе краска облупилась, и цифра была очень похожа на семерку, вот туда я и вошел на свою голову.

– Ну, и что там с тобой на сей раз приключилось? – рассматривая молодого человека с возрастающим интересом, поинтересовался капитан.

– Опять в регенерационную камеру попал, – буркнул Бобер и непроизвольно потер глаз, под которым еще совсем недавно был приличного размера синяк.

– И как тебя угораздило?! – воскликнул сержант, поворачивая молодого человека к себе.

– Очень просто, я попал на тренировку курсантов третьего курса, а инструктор, проводивший занятия, посчитал меня опоздавшим и отработал на мне серию приемов. Вот такие дела…

– Ну, ты и даешь! – со смешком пожурил сержант Бобра и ободряюще улыбнулся ему.

– Хорошо, но почему ты в больничку попал? – вновь поинтересовался капитан, посматривая на ухмыляющегося Снегиря.

– Инструктор мне ребра ушиб, да так, что и продохнуть было нельзя, а в придачу синяк на пол-лица поставил!

– Феноменально! – Заржал сержант, хватаясь за живот и давясь смехом, потом высказал свое мнение: – Кому скажи, не поверят! В один день получить из рук президента орден, поступить в академию и схлопотать фонарь под глаз – это надо суметь!

– Да, парень, такой случай необходимо внести в анналы истории! Что-то я не припомню таких случаев! – высказался Бравков и негромко рассмеялся от всей души.

– Может, хватит надо мной издеваться? Пойдемте лучше к господину полковнику, а то мне совсем неохота под второй глаз сегодня фонарь схлопотать, – хмуро поглядывая на нечаянных компаньонов, предложил Бобер и, развернувшись, пошел по направлению к седьмому учебному боксу.

Резко прекратив ржать, капитан с сержантом переглянулись и, став серьезными, быстро направились следом за молодым человеком. Догнав его у самой двери, капитан, молча, отстранил Бобра и первым вошел в здание, где уже были несколько десятков курсантов, многие из которых с офицерскими погонами.

– Построиться! – отдал команду для всех присутствующих неожиданно заскочивший в зал верзила двухметрового роста и тут же скрылся в коридоре.

Курсанты, быстро разобравшись, образовали строй в две шеренги и замерли в ожидании дальнейшего развития событий. Спустя пару минут из темного коридора вышел седой полковник и, оглядев строй, негромко заговорил:

– Сейчас вы будете проходить психофизическое тестирование, для выявления ваших сильных и слабых сторон. Это необходимо для определения вашей будущей специализации. – Замолчав на секунду, полковник, неожиданно громко отдал команду:

– Разбиться на тройки!


Глава 12

Завершив утомительную церемонию награждения, глава Сената вернулся в свой кабинет и, устало опустившись в кресло, вызвал Корнелиуса. Через пару минут начальник службы безопасности вошел и, расположившись напротив своего шефа, доложил:

– Господин Фармер, ассистент профессора пришел в себя и дал показания.

– Рассказывай! – чуть подавшись вперед, распорядился хозяин кабинета не своим голосом.

– Видите ли, Константин имел перстень императора при себе, когда направился в глубь болота на место его обнаружения. Именно тогда и произошло нападение на базу. Случайные осколки серьезно зацепили его, и, думая о приближающейся смерти, ассистент отдал перстень парню.

– Это тому, который улетел на древней посудине и, по нашему предположению, является так называемым наследником последнего императора? – задал уточняющий вопрос глава Сената.

– Да, его имя Петр Калмыков. Выпускник сиротского приюта, как и его друг, Мартын Образцов.

– Плохо дело… – протянул Фармер, откидываясь на спинку кресла.

– Плохо, но еще хуже другое…

– Что может быть хуже этого?

– Буквально за час до своего похода в болота профессор поделился своими сомнениями относительно ваших намерений со своим ассистентом. В результате чего, будучи раненым, Константин, отдавая перстень пацану, настоятельно рекомендовал не попадать ему в наши руки, и теперь он в бегах.

Закрыв глаза, глава Сената задумался на некоторое время, потом тихо проговорил:

– Это моя ошибка, надо было с профессором откровенно поговорить, а не использовать его втемную, вот и результат. – Помолчав пару мгновений, глава Сената открыл глаза и поинтересовался у своего подчиненного:

– Надеюсь, ты объяснил всю глубину его заблуждений?

– Объяснил, да что толку? Парень, улетев на корабле в неизвестном направлении, опасается погони и скрывается. Это серьезно усложняет его поиски, – с кислой миной на лице ответил Корнелиус, не зная, как быть ему в этой ситуации.

– Что еще известно об этом Петре Калмыкове?

– К сожалению, многого узнать не удалось, так как три месяца назад архив сиротского приюта полностью выгорел, и теперь биометрические данные парня взять неоткуда.

– Это все?!

– Практически да, за исключением показаний его преподавателей и его друга Мартына.

– Надеюсь, пожар в архиве – это несчастный случай?

– Судя по полицейским материалам, да, но однозначно я бы не стал это утверждать.

– Час от часу не легче. – Разочарованно вздохнул Фармер, после чего горестно покачал головой и тяжело поднялся со своего кресла. – В общем, так, задействуй ассистента в поисках исчезнувшего пацана, а его друга Мартына направь в какое-нибудь военное училище, пусть они будут под надежным присмотром. Возможно, они еще принесут определенную пользу в этом деле.

Пройдясь по кабинету, глава Сената остановился рядом с Корнелиусом и, неожиданно сменив тему разговора, поинтересовался:

– Как идет расследование нападения на Терму?

– По косвенным уликам, за нападением пиратов стоит Британская разведка, но, каков их истинный интерес в этом деле, пока установить не представляется возможным. В любом случае среди персонала фирмы по утилизации имеются двое выявленных агентов. Команду по их задержанию я пока не давал.

– Давай-ка я кое-что расскажу… Главной целью нападавших был найденный корабль класса «Горец». Он принадлежал Главному разведывательному управлению и выполнял особые поручения…

– Это не является для меня секретом, – высказался начальник службы безопасности с каменным выражением лица. – Обследование судна продолжается, но пока похвастаться какими-либо успехами наши специалисты не могут.

– Разумеется, но ты не знаешь того, какую он выполнял последнюю свою миссию.

– И какую же? – с заинтересованным видом спросил Корнелиус.

– «Горец» был в длительном рейде по поиску одной планеты, на которой были какие-то ценности. Большего я тебе сказать не могу, так как в архивах об этом нет ни единого слова.

– Получается, некто знает куда более нас, если организовал такое мощное нападение, целью которого был этот несчастный корабль.

– Может быть, нападение служило прикрытием чему-то совсем другому, куда более важному, и об этом нужно как следует подумать.

– Мои люди занимаются этим вопросом, но тут есть один нюанс: найденный корабль был отправлен на утилизацию по личному распоряжению вице-адмирала Рашида Зурабова.

– Ты почему об этом умолчал?! – с опасным прищуром глаз поинтересовался Фармер и непроизвольно сжал кулаки.

– Простите, но я еще до этого не дошел, – вышел подчиненный из положения.

– Пусть твои самые лучшие агенты возьмут под свою опеку Зурабова, я хочу знать о нем все!

– Мои специалисты уже перебирают его грязное белье, но пока никаких зацепок не имеется. Вполне возможно, некто подсунул ему бумагу на подпись, а он, не глядя, ее подмахнул.

– Может быть и такое, но все же адмирала следует качественно проверить, не забыв при этом изучить все его окружение.

– Думаю, за два или три месяца управимся.

– Не спеши, работу необходимо провести аккуратно и без всяких эксцессов, – посоветовал Фармер и, вновь вернувшись к проблеме Термы, поинтересовался: – Каковы твои планы касательно выявленных агентов на станции по утилизации?

– Сейчас они находятся под плотным колпаком и брать их смысла нет, пока не выявлены все их контакты.

– Хорошо, с этим разобрались, а есть ли у тебя еще что-нибудь?

– Пока это вся информация на сегодняшний день.

– В таком случае можешь быть свободен.


Глава 13

Целый месяц, показавшийся вечностью, Бобер вживался в новые для себя условия жизни, и надо признать, это давалось ему с большим трудом. В шесть часов утра подъем, продолжительная зарядка, завтрак, а затем крайне утомительные тесты, продолжавшиеся весь день, прерывающиеся только на обед, а после ужина отбой, и так изо дня в день.

На следующий день после окончания утомительных психофизиологических исследований Бобер попал в один из учебных взводов и был отправлен на военно-транспортном боте в уединенное место в горах. Спустившись по трапу, молодой человек огляделся и непроизвольно восхитился открывшимися видами девственной природы в долине, окруженной со всех сторон отвесными скалами, но долго наслаждаться ему не дали.

– Строиться!! – заорал сержант, сгоняя курсантов в строй.

Когда суета прекратилась, сержант хотел отдать следующую команду, но полковник Гудза, остановил его:

– Отставить.

Пройдясь вдоль шеренги курсантов, офицер, добродушно улыбнувшись, заговорил:

– Парни, сегодня мы будем говорить о гармонии с окружающей средой в боевом значении. Если у вас есть вопросы, смело задавайте.

– Как взаимосвязана окружающая среда и бой? – поинтересовался один из курсантов, стоящий во второй шеренге.

– Правильный вопрос. Все дело в том, что цвет, свет, инфракрасное и космическое излучение, а также электрические и магнитные поля несут в себе энергетическую информацию. Похожая энергетика исходит и от всего живого, в том числе и от человека. – Вновь пройдясь вдоль строя, Гудза посмотрел в чистое небо и продолжил посвящать курсантов в тонкости своего ремесла: – Чем ближе живой организм к природе, тем сильнее он ощущает ее и все изменения, которые в ней происходят в том числе. Видите ли, ощущение – это точнейший сигнал, исходящий от природы, так как все сущее в этом мире имеет единое физическое и духовное начало. – Опустив голову, полковник внимательно посмотрел на молодых парней и, чуть усмехнувшись, сказал: – Ощутить эту энергию может каждый, правда в разной степени, но для этого нужно тренироваться, и делать это лучше поздней ночью или днем после дождя. Для этого нужно полностью оголить торс и вслушиваться в тишину.

Умолкнув на некоторое время, Гудза жестом что-то показал сержанту, и тот быстро исчез в неизвестном направлении.

– Одним словом, парни, мы будем здесь заниматься тем, что называется экстрасенсорикой и выработкой боевой интуиции. Это основа основ, и без овладения этими способностями вы никогда не станете серьезными бойцами, учтите это на будущее.

Оглядев притихший строй, внимающий его словам, полковник отдал команду:

– Делай как, я!

Стянув с себя камуфлированные куртки и майки, курсанты вновь обратили свои взоры на старшего офицера, который с легкой усмешкой посматривал на юнцов и после того, как все движения в строю прекратились, продолжил свою лекцию:

– Вы научитесь извлекать нужную вам информацию из окружающей среды на подсознательном уровне. Имейте в виду, обманов чувств нет и быть не может, обман рождается сомнением логики, но для того, чтобы разбудить в себе скрытые силы вашего организма, нужна ВОЛЯ, и с этого мы и начнем наше сегодняшнее занятие.

В этот момент вернулся сержант, несущий здоровенную картонную коробку, и, подойдя к строю, опустил её на землю прямо перед строем.

– Сейчас вы свяжете друг другу руки за спиной, а сержант завяжет вам глаза. Ваша задача, найти выход из долины в таком вот состоянии. Подчеркиваю, каждый это делает самостоятельно, и помогать друг другу категорически запрещаю. Приступайте!

Курсанты, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, стали подходить к коробке и брать нарезанные веревки, а затем связывать руки своим товарищам. Когда дело было завершено, сержант проверил крепость узлов и повязал всем на глаза черные повязки.

– Еще раз предупреждаю, в группы не собираться и выполнять задание самостоятельно, в противном случае будете незамедлительно наказаны и начнете упражнение заново, – распорядился полковник Гудза и чуть погодя дал последнее свое наставление: – Прислушивайтесь к своей интуиции и ощущениям, и тогда вы найдете выход. На этом все, вперед, парни!

Не ожидавший ничего подобного, Бобер, аккуратно шагая, направился вперед, хотя идти со связанными за спиной руками, да еще и с завязанными глазами было очень непросто.

Первое время, спотыкаясь и падая, молодой человек еще слышал курсантов своего взвода, но через некоторое время пропали все посторонние звуки, кроме шелеста травы и щебетания птиц. Не зная, куда идти дальше, Бобер опустился на землю и стал по совету полковника вслушиваться в окружающее пространство. Через несколько минут напряженной работы молодой человек вынужден был подключить свое обоняние, и это сразу позволило расширить восприятие окружающей его действительности.

Поднявшись на ноги, Бобер не торопясь двинулся дальше, и чем дольше он прислушивался к себе, тем ощутимее стал различать некоторые оттенки звуков и запахов. Все больше и больше прислушиваясь к своему внутреннему голосу, он сначала перестал падать, а с течением времени так и вообще стал обходить препятствия в виде растущих деревьев с кустарниками.

Потеряв счет времени, Бобер, в конце концов, смог уловить еле уловимый запах машинного масла и медленно побрёл к нему, отчетливо ощущая, как с каждым сделанным им шагом запах становится все сильнее и отчётливее. Спустя полчаса он сначала услышал тиканье наручных часов, а затем чей-то мужской голос заговорил:

– Совсем неплохо, курсант.

Неизвестный подошел вплотную к Бобру и ножом срезал узел, после чего аккуратно снял повязку с глаз и ободряюще похлопал парня по плечу. Открыв глаза, Бобер не сразу понял, где находится, но, оглядевшись по сторонам, увидел вход в широченный зев туннеля, ведущего в глубь скалы. Непроизвольно подняв голову, молодой человек воскликнул:

– Это сколько же я тут шатался, если сейчас глубокая ночь?!

– Курсант, ты уложился в девять часов и двенадцать минут, придя седьмым. Неплохой результат для первого раза, – с усмешкой ответил мужчина средних лет с майорскими погонами на плечах.

– Разрешите задать вопрос?

– Разрешаю.

– Куда мне дальше идти?

– Никуда, садись и ешь, будем следующего бедолагу-курсанта дожидаться, – ответил майор, бросая пакет с суточным рационом питания. Поймав на лету коробку, Бобер быстро вскрыл ее и в мгновение ока проглотил содержимое и, только после этого окончательно расслабившись, задал вертевшийся в его голове вопрос:

– Скажите, зачем нужно было такое испытание?

– Ну, что же, ты заслужил право узнать, поэтому я тебе отвечу. Такая тренировка позволяет разбудить в человеке врожденное природное чутье. Перед этим дремучим жизненным инстинктом любой интеллект просто пасует. Без пробуждения этой способности человеку будет крайне сложно понять психофизиологию вероятного противника, а это целая наука, которую тебе предстоит накрепко усвоить в ближайшие годы.

– Выходит, я должен полагаться только на свои инстинкты?

– Нет, истина находится где-то посередине, все дело в том, что наши далекие предки, ведя беспощадную борьбу за выживание, выработали и генетически передали нам боевую реакцию и способность к боевой интуиции и экстрасенсорике. – Умолкнув, офицер подошел к сложенным поленьям и поджег их.

– Присаживайся напротив меня, Бобер, и мы продолжим наш с тобой разговор.

Молодой человек, оглядевшись по сторонам, заметил лежащее бревно и, примостившись на него, поинтересовался:

– Неужели это так важно?

– Просто поверь сейчас, а поймешь и осознаешь несколько позже, инстинкты нельзя противопоставлять интеллекту, впрочем, и наоборот делать тоже не следует. Инстинкты по своей сути первичны, а интеллект есть результат эволюции, который постепенно стал доминирующим, но при этом дарованные природой возможности никуда не делись, они остались в латентном состоянии.

Подкинув дровишек в разгорающийся костер, майор, стараясь не смотреть на огонь, продолжил посвящать молодого человека в тонкости своего дела:

– Боевая реакция и интуиция с экстрасенсорикой не являются чем-то сверхъестественным, многие люди рождаются с обостренным восприятием. Как правило, такие люди обладают отличным здоровьем и великолепной рефлекторной реакцией. Они способны ощущать биоэнергетику всего живого, и их еще называют психокинестетиками. Многие из них становятся впоследствии энергетическими вампирами.

– Это что, шутка? – пораженно поинтересовался Бобер, с изумлением глядя на совершенно спокойного офицера. – Я имею в виду вампиров…

– Здесь не место для шуток, курсант. Психокинестетики с вампирскими наклонностями самомнительны и весьма обидчивы, так как обида для них – сильнейшее впечатление, нарушающее психоэнергетическое равновесие. Для них характерны мстительность и мелочность, при этом они ничего не забывают и не прощают.

– Простите, неужели вы хотите сделать меня таким?! – ужаснувшись открывающейся перспективой, воскликнул Бобер и чуть погодя добавил: – Я не хочу быть энергетическим вампиром!

– Молодец, пять баллов! – похвалил майор Бобра, добродушно улыбнувшись. – Я тебе описываю вероятного противника, с которым тебе придется в будущем не раз иметь дело.

– Но ведь вы собираетесь разбудить во мне нечто подобное!

– Собираемся, но не в такой форме, да и вообще ваш учебный взвод будет иметь совершенно особую специализацию, о которой мы будем говорить в другое время и в другом месте.

– Хорошо, давайте продолжим, – согласился Бобер, чувствуя себя несколько не в своей тарелке.

– Видишь ли, для таких людей крайне важно психологическое превосходство, поэтому они любят изгаляться над поверженным противником, питаясь его страхом и паникой. В служебном плане, психокинестетики весьма активны, наблюдательны и обладают редкой проницательностью вкупе с отличной сообразительностью. У этих людей развито на интуитивном уровне понимание слабых мест своего противника, и этим они пользуются в своих интересах без всякого стеснения.

– Если они такие, то как же мне с ними бороться прикажете?!

– Всему свое время, Бобер, дойдем и до этого, главное усвой то, о чем мы с тобой сейчас ведем разговор. – Помолчав некоторое время, майор, совершенно отрешенно заговорил: – Такими способностями владеют практически все женщины, и это естественные инстинкты. В экстремальной ситуации женщина не думает, а чувствует, ощущает и куда быстрее совершает единственно верный поступок. Если бы не это обстоятельство, то человечество давно бы вымерло как мамонты в свое время.

– Кто еще обладает такими способностями? – поинтересовался молодой человек, ощущая в себе растущую заинтересованность.

– Таким звериным чутьем обладают арестанты и их надзиратели, противостоящие им. Жесткие условия заставляют постоянно держать включенными психофизиологические резервы, а это серьезно повышает природную экстрасенсорику. Также звериное чутье пробуждается в боевой обстановке из-за постоянного желания выжить.

Внимательно слушая майора, Бобер никак не мог понять, для чего вся эта прелюдия и к чему его начинают готовить, если с ним стали говорить о совершенно невероятных вещах, а между тем, офицер продолжал свое повествование:

– В общем, поверхностно я тебя посвятил в тему, но теперь мы подходим к главному вопросу, как с такими людьми на службе другого государства бороться.

– И как же? – встрепенувшись, задал постоянно вертевшийся в голове вопрос Бобер, чуть приподнявшись с бревна.

– Развитый интеллект с пробужденным подсознанием в экстремальной обстановке на порядок выше и эффективнее нежели психокинестетик, так как совокупность развивающегося индивидуума намного опережает ограниченных людей, опирающихся только на свои природные инстинкты. – Умолкнув на некоторое время, майор пристально посмотрел в глаза молодого человека и неожиданно резко задал вопрос: – Надеюсь, ты понимаешь, какое оружие мы даем в твои руки и какую ответственность это на тебя накладывает?!

– Да, – совсем тихо ответил Бобер и зябко передернул плечами.

– Молодец, другого ответа я от тебя и не ожидал, – с улыбкой похвалил майор и задал новый вопрос: – Как ты думаешь, для чего я тебе это все рассказывал?

– Похоже, вы собираетесь сделать из меня настоящего контрразведчика.

– Неверно. Ты будешь подготавливаться для глубокого внедрения в инородную среду, где будет действовать огромное число контрразведчиков и шпионов всех мастей, где цена твоей ошибки будет долгая и мучительная смерть в пыточной!

– Лучше бы меня демобилизовали, – честно признался Бобер и от всей души выругался.

– Поверь моему слову, тебе еще понравится это дело, тем более все психологи в один голос утверждают о твоей предрасположенности к этому роду деятельности, а вот в обычном армейском строю тебе действительно быть противопоказано, не тот ты человек по своей природе.

В этот момент чуть в стороне послышался еле уловимый шорох травы, и майор одновременно с Бобром развернулись на звук. Спустя несколько минут из темноты показалась фигура одного из плетущихся курсантов, идущего прямо на потрескивание в огне поленьев.

– Все, теперь ты можешь быть свободен, Бобер. Иди в туннель, там тебя уже давно ждут…


Глава 14

Бобер в эксклюзивном костюме от Scabal из натуральной ткани степенной походкой поднялся по трапу на борт круизного лайнера для состоятельных господ, идущего на элитную планету-курорт под названием Новый Сочи.

– Будьте добры, предъявите ваш билет, – вежливо попросил стюард, цепко рассматривая молодого человека приятной наружности, с льдисто холодным взглядом голубых глаз.

Придерживая свой дорожный чемодан из лакированной кожи земного крокодила, Бобер извлек из внутреннего кармана пиджака отпечатанный на глянцевой бумаге билет вместе с гражданским паспортом и вручил его служащему. Проверив подлинность билета, стюард уже куда более вежливо вернул документы и, отступив в сторону, пропустил молодого человека, выглядевшего наследником какой-нибудь финансово-промышленной империи.

Не обратив никакого внимания на подобострастное поведение, молодой человек поднялся на борт, где его встретили и сопроводили предупредительные сотрудники туристской компании в его VIP-номер. Оказавшись внутри, Бобер первым делом принял контрастный душ и сразу же завалился на кровать с балдахином. Закинув руки за голову, он припомнил прошедшие пять лет, пролетевшие словно один день с момента его поступления в академию.

Как и обещал на приемной комиссии полковник Гудза, он устроил Бобру самый настоящий ад при жизни. Правда, надо отдать ему должное, спустя один год каждый из их взвода был способен в одиночку вырезать целую пехотную роту. На втором курсе они занимались космонавигацией и пилотированием, в результате чего получили право быть пилотами космических кораблей – от легкого истребителя до тяжелого крейсера…

Неожиданно над дверью зазвенел колокольчик, прервавший плавный ход воспоминаний молодого человека, только что закончившего Академию ВКС. Прошлепав босыми ступнями, Бобер подошел к двери и открыл ее.

– Господин что-нибудь желает? – скромно поинтересовалась молоденькая горничная, со взглядом умудренной опытом охотницы за чужими деньгами.

– Нет, спасибо, – сухо ответил молодой человек, чем вызвал у молодой девушки искренний вздох разочарования. Повесив на ручку двери табличку «Не беспокоить», Бобер вновь улегся на кровать и продолжил свои воспоминания.

Третий курс был вообще ужасным испытанием, так как стажировка проходила в тюрьме для приговоренных к пожизненному лишению свободы. В ней содержались самые отъявленные негодяи и мерзавцы всех мастей. Причем курсанты были в роли настоящих арестантов. Четвертый курс был куда интереснее. За этот год он и его сослуживцы в совершенстве выучили с десяток иностранных языков, а также пришлось вплотную заняться основами ведения бизнеса, экономики и политики.

Время, проведенное на пятом курсе, так и вообще оказалось самым лучшим за всю его жизнь! Курсанты его взвода усиленно занимались танцами, этикетом и всем тем, что принято в высшем обществе в любых человеческих мирах. Верховая езда и поло, а также умение разбираться в элитных алкогольных напитках, ораторское искусство и ещё многое и многое другое…

На следующий день после окончания выпускного бала его вызвали в секретную канцелярию, где вручили новый гражданский паспорт на совершенно новое имя и билет на курорт. На вопрос Бобра, сколько потребуется быть на курорте, генерал-майор Гудза посоветовал не забивать себе этим голову, так как всему свое время. Послушавшись совета, Бобер покинул академию и первым делом заказал три полных комплекта мужских костюмов классического покроя из коллекции Scabal номер12, после чего отправился в космопорт, постоянно ощущая плотное наблюдение за своей персоной…

Проснувшись на следующее утро в своей каюте, он привёл себя в порядок и в сопровождении одного из стюардов вошел в ресторан; разместившись за своим столиком, заказал себе диетический завтрак. Пока официанты собирали заказ, Бобер с ленивым интересом стал рассматривать немногочисленных посетителей данного заведения.

Люди были разные, но, без всякого сомнения, все они стояли на высоких ступеньках социальной лестницы и входили в разряд особо важных персон. По выработанной за последние годы привычке, Бобер прокачал всех присутствующих, но, не выделив для себя никого заслуживающего его внимания, оставил это занятие и задумался о своих дальнейших планах на время отдыха.

Если бы не плотное наблюдение, он с огромной радостью рванул бы к своему кораблю и Марго, поэтому Бобер предпочел отложить это на неопределенный срок и заняться куда более насущными проблемами. Несмотря на то, что в бухгалтерии академии ему выдали весьма приличную сумму, но ее явно будет недостаточно для поддержания того статуса, в котором он пребывал сейчас, по крайней мере внешне. По всему выходило, что, выдав путевку на шикарный курорт, Гудза напоследок устроил ему последнее испытание, прицепив на хвост опытных филеров. Определенно, это был намек на дальнейшие самостоятельные действия, и деньги для жизни придется добывать самому.

Обдумывая возможные варианты вложения своих скромных средств, Бобер зацепился взглядом за одного из официантов, и что-то в его физиомоторике ему показалось очень знакомым. Прислушиваясь к своему подсознанию, Бобер спустя некоторое время припомнил свой третий курс, проведенный в тюрьме под названием «Северный орел». Это был один из помощников одного крайне одиозного пирата, промышлявшего в открытом космосе, но загремевшего в тюрьму вместе со всей своей командой. Хотя теперь его лицо было совершенно другим, но всё остальное осталось прежним.

– Интересно, что он тут делает и как смог вообще из тюрьмы выбраться? – задал сам себе вопрос Бобер и тут же ответил: – Или он агент спецслужб, или имеет место быть побег. Хотя одно другому совершенно не мешает.

В этот момент к его столику официант подкатил тележку и, разложив заказ, тихо удалился. Проводив его взглядом, молодой человек вновь узнал одного из членов банды. Не подавая виду, Бобер не торопясь проглотил свой завтрак и покинул ресторан. Как только за ним закрылись двери, Бобер, поинтересовавшись у стюарда, где находится зал с доступом в инфосеть, отправился туда.

Затратив более трех часов на перелопачивание архива новостей за последние два года, молодой человек нашел всю доступную информацию о скандальном побеге из тюрьмы, случившемся десять месяцев назад. Это происшествие вызвало целую серию громких отставок и кадровых перемещений в руководстве МВД, и на сегодняшний день беглецы продолжают числиться в розыскных листах.

Задумавшись на некоторое время, Бобер почувствовал на себе заинтересованный взгляд и, медленно развернувшись, увидел стоявшего в дверях пирата, пребывающего сейчас в роли официанта. Поняв, что этот тип его узнал, Бобер выключил экран и не спеша пошел на выход.

– Привет, Бобер, давно не виделись.

– И тебе не хворать.

– Пойдем, поговорим, дело есть.

Зайдя в подсобку ресторана, Бобер оглядел апартаменты и, чуть усмехнувшись, поинтересовался:

– Что ты хотел, Гриня?

– Значит, ты узнал меня. Честное слово, не ожидал. Я вижу, ты смог свалить с казенного санатория, да еще и не кисло прибарахлился. Не подскажешь как?

– Извини, но это мое личное дело, тем более мне этот источник еще самому нужен, – отрицательно покачав головой, отозвался отпускник.

– Зря ты так со мной, Бобер. Лучше поделись, в противном случае народ посчитает тебя стукачком, – с угрозой в голосе посоветовал Гриня, чуть отодвинувшись в сторону.

– С таким же успехом и я тебя обвинить могу. Совершить первый за всю трехсотлетнюю историю «Северного орла» побег без поддержки администрации совершенно невозможно.

– Вот ты как заговорил… – протянул пират и, выхватив остро заточенный тесак, кинулся на Бобра.

Чуть отстранившись в сторону, молодой человек пропустил несущегося Гриню и, захватив руку, слегка пробил открытой ладонью в горло, после чего подсечкой свалил напавшего на пол. Опустившись сверху на хрипящего пирата, Бобер заломил ему правую руку за спину и, крепко схватив того за длинные волосы, наклонился к его уху и зло зашипел:

– Ты, я вижу, вообще нюх потерял! Я же сейчас тебя грохну, а твоих корешей чуть позже следом за тобой отправлю.

– Не грохнешь. Если ты меня убьешь, то легавые рано или поздно тобой заинтересуются, а оно тебе надо?

Выругавшись сквозь зубы, Бобер поднял на ноги своего пленника и, ударив под дых, отпустил его. Дождавшись, когда пират придет в себя, поинтересовался:

– Вот, теперь давай серьезно поговорим, зачем тебе понадобилось весь этот цирк устраивать? Ведь ты прекрасно знаешь, со мной даже десяток таких, как ты, не справятся.

Потирая ушибленное горло, Гриня, отхлебнув воды прямо из графина и откашлявшись, посмотрел на парня и, усмехнувшись, признался:

– Теперь, я вижу, это ты, а не левая подстава легавых.

– Убедился, а дальше что?

– За прошедшие два года ты еще сильнее заматерел, да и прибарахлился неслабо. Костюмчик, небось, пару десятков тысяч рубликов обошелся?

– Примерно так, но ты давай – не отвлекайся.

– Видишь ли, нас тут пятеро, и мы планируем казино обчистить. Хочешь с нами в деле поучаствовать?

– Нет, спасибо, у меня свои дела.

– Ты не торопись с отказом, дело верное и все на мази.

– Послушай, Гриня, меня это не касается, я по своим делам направляюсь на Новый Сочи. Если хочешь, могу долю в своем дельце выделить, но в этом случае, забудь о казино.

– Какое дельце? – встрепенувшись, поинтересовался пират, с возрастающим интересом разглядывая парня. – Спекуляция на фондовом рынке.

– А подробнее…

– Обойдешься. Дело во много раз выгоднее твоего казино, да и куда безопаснее.

– Для чего тебе это надо?

– Мне свой кораблик нужен и это для начала.

– Ну, ты и губу раскатал! – расхохотавшись, произнес Гриня, но чуть погодя, поинтересовался:

– Быть может, ты в пираты податься планируешь?

– Нет, зачем? Есть куда более выгодные делишки, хотя и это я совсем из своих задумок не выбрасываю, – равнодушно пожав плечами, проронил Бобёр, находясь настороже.

– Заманчиво, однако, но как ты понимаешь, я сам это решить не могу! Как парни решат, так и будет.

– Решайте, если надо, я согласен со всеми вами некоторые детали обговорить, но сдается мне, ты многое недоговариваешь…

– С чего ты решил?

– Думаю, ты и твоя компания решила не казино обчистить, а вообще весь корабль угнать, но это плохая идея.

– Наоборот, это отличная идея. За богатеев хороший выкуп дадут, так что ты не прав, Бобер, – не согласился с ним беглый пират.

– Ты последние новости смотрел?

– Не понял, а это тут причем? – удивленно поинтересовался Гриня, с подозрением глядя на своего собеседника.

– На всем протяжении от Нового Санкт-Петербурга до Нового Сочи с сегодняшнего дня начались полномасштабные учения с участием нескольких военных округов, – процитировал недавно прочитанные новости в инфосети и язвительно спросил: – И как в таких обстоятельствах вы сможете это шикарное корыто угнать, ведь далеко уйти не дадут?

– Зараза!! Это в корне меняет все дело.

– Гриня, ты в инфосети посмотри, да со своими корешами обсуди, а после будем серьезно с тобой разговаривать на предмет нашего с тобой дальнейшего сотрудничества.

– Если то, о чем ты говоришь, правда, я буду твоим должником, Бобер, и это не пустые слова, можешь мне поверить. Я этого никогда не забуду и обязательно верну должок, – медленно протянул Гриня, пристально рассматривая молодого человека.

– Ладно, пойду я. Хочу немного развеяться, устал за последнее время до невозможности.

– В случае чего, где я могу тебя найти?

– Меня можешь найти в каюте под номером восемь для особо важных персон.

– Хорошо живешь, Бобер! С шиком путешествуешь и костюмчик на тебе знатный.

– Знаешь пословицу?

– Это какую же?

– Главное, чтобы костюмчик сидел, а не петля на шее.

– Верно подмечено! – со смехом признал Гриня правоту высказанной пословицы. – Особенно это важно для такого отпетого мошенника, как ты.

Распрощавшись с беглым пиратом, Бобер незамеченным проскользнул мимо кухонного персонала и, выйдя в центральный коридор, неторопливо направился в бильярдный зал, где провел более пяти часов, развлекая публику путем меткого забивания шаров в лузы.

Под вечер, вернувшись в свой номер, молодой человек в первую очередь проверил расставленные сигналки, но они оказались не потревоженными, а это значит, в его отсутствие никто в номер не проникал. Решив подстраховаться, Бобер вынул из шкафа свой нехитрый багаж и, вытряхнув все его содержимое прямо на кровать, принялся перебирать. Наткнувшись взглядом на коробку из-под бритвенного станка, молодой человек достал из него коммуникатор связи с Марго, закамуфлированный под антикварные механические часы, и надел на левую руку. Полюбовавшись на произведение искусства, Бобер вздохнул и продолжил осматривать свое имущество.

Заглянув еще раз в коробку, он заметил на ее дне продолговатый предмет, найденный им еще пять лет назад на поврежденном судне и о котором он совсем забыл. Повертев в руках непонятную штуковину и не найдя для себя приемлемого ответа, Бобер недолго думая нажал кнопку вызова и поинтересовался:

– Марго, ты меня слышишь?

– Здравствуй, наследник, давно тебя слышно не было.

– Загоняли меня совсем в академии, а в последнее время тем более. Усиленно готовился к выпускным экзаменам.

– Да, учеба – тяжкий труд, но она развивает интеллект и укрепляет волю.

– Как у тебя дела, корабль готов? – поинтересовался Петр, желая выяснить текущее положение дел.

– Давно готов, тебя только не хватает.

– Я бы с огромной радостью сломя голову к тебе понесся, но я все еще под надзором и поэтому вырваться к тебе не могу.

– Очень и очень жаль, но я надеюсь, у тебя хватит ума красиво выкрутиться из создавшегося положения.

– Есть у меня один план, но об этом поговорим позже, сейчас меня интересует когда-то найденная мной штуковина. Ты не выяснила, что это такое на самом деле? – вновь задал вопрос Бобер, вертя в руках загадочный предмет, в который раз пытаясь понять его предназначение.

– Это многофункциональное устройство для хранения информации, правда, данные, находящиеся на нем, серьезно повреждены, и процесс восстановления еще не завершен. Помимо этого, это еще и ключ к сейфу, находящемуся в центральном офисе BarclaysBank PLC, что на Новом Лондоне.

– Интересно, и что же за данные там хранятся?

– В этом устройстве хранятся копии бортовых журналов одного корабля, один официальный и насквозь фальшивый, а другой реальный и крайне любопытный, заслуживающий самого пристального изучения.

– И что же там такого заслуживающего внимания имеется?

– Видишь ли, погибшее судно принадлежало Главному разведывательному управлению ВКС России и выполняло деликатные поручения. В последнем своем рейде капитан заподозрил неладное и был вынужден оставить полученную разведывательную информацию в банковском сейфе.

– Очень интересно, давай подробности! – встрепенулся Бобер, ощутив вкус некой тайны. – Хотя за прошедшие триста лет эта информация наверняка потеряла всякую ценность, но все же может пролить свет на некоторые загадки прошлого…

– Ощутив за собой слежку британской контрразведки, капитан увел свое судно в район дальнего космоса и, не найдя возможности оторваться от преследования, высадил практически весь экипаж на одной из планет, а сам со старпомом пустился наутек.

– К сожалению, это им не помогло. Корабль был подбит и подвергся абордажу, – огорченно произнес молодой человек, сочувствуя напрасной жертве разведчиков.

– Не совсем так. Исходя из сохранившейся телеметрии, британский фрегат высадил абордажную партию, но был немедленно торпедирован подбитым «Горцем» противокорабельной ракетой, которая его мгновенно уничтожила.

– А как же британские десантники?

– Капитан вместе со старпомом их уничтожили, но при этом сами были смертельно ранены. Не имея возможности связаться с базой, так как антенны дальней связи были повреждены, они сдублировали информацию в ключ и кое-как спрятали его, а перед своей смертью уничтожили корабельный искин.

– Достойные мужчины, выполнили свой долг до конца, – высказал Петр свое мнение о подвиге погибших и поинтересовался: – Координаты, где был высажен экипаж, надеюсь, сохранились?

– Процесс восстановления еще не окончен, и на это понадобится еще некоторое время.

– Ну, что же, Марго, я буду ждать. Мне очень бы хотелось побывать на этой планете.


Глава 15

Спустя неделю Бобер покинул лайнер вместе с командой головорезов Грини и, договорившись о связи, сразу же направился в свою гостиницу. После того как он разместился в своем номере, направился на лазурный пляж. Поплескавшись в соленой воде более двух часов, молодой человек зашел в бар и, взяв бокал холодного пива с фисташками, разместился за самым крайним столиком и с наслаждением стал посматривать на курсирующие вдали яхты.

– Ну, как тебе море, Бобер? – послышался ехидный голос, принадлежащий генерал-майору Гудзе.

– Присаживайтесь, – со вздохом предложил молодой человек и нехотя высказал свое мнение: – Что за привычка не давать человеку отдохнуть?

– Привыкай, лейтенант, ты человек подневольный, состоящий на действительной военной службе, – ответил Гудза, присаживаясь напротив него.

– Да, привык я уже давно, но все же могли бы дать пару дней на пляже спокойно поваляться.

– Рад бы, да не могу. Дело не терпит отлагательств.

– Вы это о чем?

– Как и ожидалось, ты прекрасно справился, не позволив захватить беглым пиратам пассажирский лайнер, мало того, практически подмял их под себя.

– Я это сразу понял, но зачем было рисковать жизнями людей?

– Никакой угрозы не было. Если бы они попытались это сделать, то их бы сразу взяли, но в этом случае ты бы свой главный экзамен на самостоятельные действия не сдал. Все было под контролем, мы даже побег из тюрьмы организовали. Вот такие дела…

– Я это так и понял.

– Хорошо, теперь давай о предстоящем деле поговорим. – Умолкнув на некоторое время, генерал отхлебнул апельсиновый сок и, посмотрев вдаль, произнес: – Твоя задача внедриться в пиратскую среду и выяснить, какая сволочь их финансирует и направляет. Работать будешь под своими документами. К ним невозможно придраться, а биография совершенно подлинная.

– Как и с кем мне держать связь?

– Контакт только со мной и больше ни с кем. Запомни это хорошенько. Связь только через инфосеть. Адрес контакта – последний телефонный номер Санкт-Петербургской товарной биржи. Его в любом справочнике свободно найдешь, а, чтобы тебя переключили на меня, представишься Владимиром Миллером.

– Это все?

– Пока да, но в дальнейшем получишь дополнительные инструкции. Сейчас ты просто делай, что задумал, и накрепко привязывай к себе Гриню. Через него выйдешь на куда более серьезных людей, но прежде чем это сделать, создай себе безупречную репутацию делового партнера.

– Ну, допустим, я это сделаю, но для этого нужны деньги и немалые. Где их брать?

– С этим есть большие проблемы. Официальным путем мы не можем тебе выделить ни копейки, но я тебе помогу в этом вопросе.

– И чем же? – приподняв правую бровь, поинтересовался молодой человек, пытаясь понять причины такого заявления.

– Сегодня вечером отправишься в казино «Кристалл» и начнешь игру в рулетку. Хозяин этого заведения обеспечит тебя выигрышем на двести тысяч рублей. Это все, чем я тебе могу помочь на сегодняшний день.

– Спасибо и на этом, но как мы друг друга узнаем?

– За это можешь не волноваться, я показывал ему твою фотографию, и он негласно поможет тебе, – чуть улыбнувшись, дал свои пояснения генерал и добавил: – Я, конечно, понимаю, для такого дела двести тысяч совершенно недостаточно, поэтому тебе придется выкручиваться самому, без всякой поддержки государства.

– Выкручусь, тем более мне деваться совершенно некуда.

– Ладно, лейтенант, давай прощаться, теперь мы не скоро увидимся.

Проводив взглядом уходящего генерала, Бобер до самого вечера провел на пляже, игнорируя заинтересованные взгляды одиноких молодых женщин, после чего вернулся в свой номер. Быстро переодевшись в элегантный костюм, вызвал такси и направился в казино.

Спустя полчаса, расплатившись с водителем, молодой человек покинул уютную кабину с работающим кондиционером и, поднявшись по мраморным ступенькам, оказался внутри игорного заведения. Озираясь в полутемном зале, в котором напрочь отсутствовали окна, Бобер прошел к кассе и купил игровых фишек на полторы тысячи рублей. Скинув в карман небольшую горку кругляшей разного номинала, он вошел в игровой зал с рулетками. Обойдя зал по кругу, Бобер мимолетно глянул на сцену, где выступала восходящая звезда российской эстрады Екатерина Борн, исполняющая свой последний шлягер, и продолжил выбирать рулетку с подходящей компанией.

Заприметив подходящий стол, за которым собрались вполне респектабельные игроки, молодой человек подошел к ним и, лениво понаблюдав некоторое время за процессом, произнес:

– Примите мою ставку.

– На какую цифру желаете поставить? – поинтересовался крупье, сгребая фишки с последней игры.

– На десятку черную, – ответил Бобер и положил сторублевую фишку на указанный им номер.

Попеременно выигрывая и проигрывая разные суммы, молодой человек за три с лишним часа выиграл миллион рублей. Подивившись щедрости хозяина заведения, Бобер поблагодарил игроков и направился на выход.

– Ну, наконец-то! Я тебя уже больше часа жду, а ты, оказывается, давно в зале прохлаждаешься! – послышался чей-то взволнованный голос совсем рядом от него. Обернувшись, молодой человек увидел спешащего к нему щеголя весьма преклонных лет и сразу ощутил некую неправильность происходящего. Поставив на стол хрустальную вазу из-под цветов, доверху наполненную выигранными фишками, Бобер поинтересовался:

– Простите, но мы разве знакомы?

– Нет, но меня господин Гудза просил о тебе побеспокоиться.

– Не понял, а разве вы мне не помогали? – задал вполне закономерный вопрос молодой человек, с изумлением поглядывая на свой выигрыш.

– Нет, конечно, я тебя тут битый час дожидался! – возмущенно воскликнул владелец казино и бросил свой взгляд на вазу. – Подожди, ты что, выиграл?!

– Да, ровно миллион вышел.

– Ну, надо же! – воскликнул франт, рассматривая молодого человека, как нечто небывалое. – Хотя да, новичкам везет. Ладно, пойдем ко мне.

Поднявшись на лифте в кабинет, хозяин заведения усадил своего гостя в кресло и сел напротив него. Пристально рассматривая парня, франт тихо заговорил:

– Случилась непредвиденная ситуация, и без твоей помощи все повисло на волоске.

– В смысле?

– Видишь ли, Бобер, помочь тебе просил сам Гудза, а ему я отказать не могу по некоторым причинам…

– Так, в чем проблема, я ведь выиграл?

– Выиграл, но без моей помощи, поэтому ты пойдешь в зал и еще раз сыграешь, где еще возьмешь двести штук.

– Я могу еще раз сыграть в рулетку, но в чем смысл подобного предложения?

– Мне надо отбить затраченные деньги, поэтому тебя ожидает приятный сюрприз после игры, который позволит мне компенсировать убыток.

– Не вопрос. Смело можете на меня рассчитывать, только у меня есть один вопрос.

– Задавай, – с радостной улыбкой на лице согласился деляга и в предвкушении потер руки.

– Что это за сюрприз?

– Ну, нет! Тогда сюрприз перестанет быть сюрпризом, но обещаю, он тебе непременно понравится. Ты, главное, подыграй мне. Большего от тебя и не требуется, я все сделаю сам.

– Хорошо, я поверю тебе на слово, – обреченно согласился Бобер, в душе своей не желая участвовать в непонятной для него авантюре.

– Возьми из своей вазы с десяток фишек и спускайся в зал. Твой стол номер четыре. Не беспокойся ни о чем, крупье предупрежден и подыграет тебе.

Прихватив пару десятков цветастых фишек, Бобер покинул кабинет и вновь вернулся в игровой зал. Пройдясь вдоль столов, молодой человек подхватил с подноса бокал шампанского у пробегавшего мимо официанта и, сделав пару глотков, подошел к четвертому столу. Спустя пару часов азартной игры Бобер сложил свой обещанный выигрыш в корзинку из-под фруктов и хотел было покинуть игровой зал, но в этот момент со сцены зазвучали фанфары. После того как они стихли, хозяин казино напыщенно заговорил в микрофон:

– Дамы и господа, прошу минуточку вашего внимания! Сегодня у нас объявился рекордсмен этого сезона, выигравший полтора миллиона рублей! Прошу выйти нашего героя на сцену!

«Вот и обещанный сюрприз… Будь он неладен!» – мысленно воскликнул Бобер, насилу сдержав себя от громогласных ругательств.

Оглядев озирающихся посетителей, молодой человек, чуть поморщившись, подхватил корзину и решительно направился к хозяину казино. Как только Бобер оказался на сцене, приятель генерала вновь обратился к публике:

– Дамы и господа, поприветствуйте нашего счастливчика!!!

Многочисленные игроки, поднявшись на ноги, бурно захлопали в ладоши. В их глазах медленно разгорался огонь безумного игрового азарта. Определенно, хозяин казино был мастером своего дела и умел работать со своими клиентами, разжигая в них авантюризм.

Когда овации утихли, пожилой франт театральным жестом успокоил публику и, чуть скосив свой взгляд в сторону Бобра, совершенно безумным голосом завопил:

– От лица администрации казино «Кристалл» имею честь предложить нашему удачливому игроку провести сегодняшний вечер в компании с нашей очаровательной гостьей Екатериной Борн!!

Скрипнув зубами от злости, Бобер бросил многообещающий взгляд на вошедшего в раж хозяина «Кристалла», но, взяв себя в руки, улыбнулся продолжавшей аплодировать публике и даже помахал рукой. Оглядевшись по сторонам, он подхватил один из букетов алых роз и, припомнив правила светской беседы, спустился со сцены и направился к певице, смотрящей на него с не очень хорошо скрываемым равнодушием. Проигнорировав настрой артистки, Бобер все же решил плюнуть на всякие условности и, вручив букет, присел напротив нее и, вежливо улыбаясь, тихо заговорил:

– Сударыня, я отлично понимаю, что этот вечер вам оплатили и вы его отрабатываете, но мне совершенно не с руки находиться в вашей компании так долго. У меня, знаете ли, свои дела…

– Забавно, – удивленно отозвалась Екатерина, со вспыхнувшим интересом рассматривая своего сверстника, ведущего себя необычным для неё образом. – Или это новый и нетривиальный способ знакомства с девушкой?

– Позвольте уж тогда представиться. Мое имя Павел, и у меня даже мысли не было с вами знакомиться. Единственное мое желание – как можно скорее покинуть казино.

– Павел, а вы не думали, что ваши слова для молодой девушки могут быть весьма обидными? – став более серьезной, поинтересовалось артистка, отвернув чуть в сторону взгляд.

– Катя, вы ведь не страдаете отсутствием поклонников и почитателей вашего таланта, а мне совсем не хочется становиться в эту очередь, тем более самым последним.

В этот момент к их столику подошел довольный жизнью хозяин заведения и, радостно улыбнувшись, громко воскликнул:

– Лично от себя я хочу сделать нашему победителю подарок, достойный настоящего мужчины!

Щелкнув пальцами, щеголь подозвал к себе официанта с подносом, на котором лежала какая-то лакированная коробка. После того, как официант поставил перед молодым человеком поднос, Бобер осторожно открыл крышку и непроизвольно воскликнул:

– Это же настоящий ColtM1911A1!

– Да, это классический образец личного оружия, изготовленный в 1927 году. Коллекционная вещь! – самодовольно подтвердил хозяин казино и оставил молодых людей в одиночестве.

Еще раз полюбовавшись прекрасным подарком, Бобер захлопнул крышку и вновь обратил свой взор на собеседницу, смотрящую на него с некоторым недоумением.

– Я вижу, вы знаете толк в оружии.

– Есть такое дело, – признал он правоту Екатерины и неожиданно поинтересовался: – Сударыня, так как я не могу взять и просто так вас покинуть, прошу вас оказать мне одну маленькую услугу. Поверьте, для меня это очень важно!

– В чем она заключается? – с растерянностью в голосе поинтересовалась девушка, совершенно не ожидавшая ничего подобного.

– Не могли бы вы вместе со мной покинуть игровой зал?

– Хорошо, я вам помогу, но в чем смысл?

– Потом объясню.

Подхватив коробку, Бобер уложил ее в корзину со своим выигрышем и, взяв Екатерину под руку, направился к выходу, сопровождаемый многочисленными завистливыми взглядами. Выйдя в холл, молодой человек, извинившись, поднялся в кабинет хозяина и, забрав остальные фишки, опрометью бросился к кассе. Обменяв жетоны и получив дипломат, доверху наполненный купюрами, он вернулся и, подхватив певицу под руку, направился к выходу.

– Уже уходите? – послышался за его спиной вопрос огорченного владельца казино. – Зря, это может вызвать ненужные пересуды.

– Это не мои проблемы. Не нужно было непредусмотренные сюрпризы устраивать, – не оборачиваясь, ответил Бобер и, пропустив вперед свою спутницу, покинул приют человеческого порока, не заметив, как за его спиной самодовольно ухмыльнулся франт, смотря им вслед.

– Придется пройтись пешком, – предложил молодой человек своей спутнице, не находя такси на парковке.

– Давай пройдемся, тем более ночной морской воздух весьма полезен для здоровья, – согласилась Екатерина, крепче опираясь на руку парня.

Мило беседуя, они прошлись по практически пустой набережной пару сотен метров и остановились на смотровой площадке, с которой открывался изумительный вид на ночное море. Присев на лавку, молодая девушка закинула голову вверх и тихо поинтересовалась:

– Я здесь впервые, а ты?

– Нет, раньше я на морях вообще никогда не был, – ответил Бобер, ощущая на себе чей-то агрессивный взгляд.

– Странно, я думала, ты тут частый гость… – недоверчиво проговорила Екатерина, покачав головой.

В этот момент на набережной показались пятеро мужских фигур, решительно направляющихся в их сторону и явно имеющих неблаговидные намерения.

– Подожди… – холодно произнес Бобер и, поднявшись со скамьи, вышел навстречу подозрительной компании.

– Бабки гони сюда, урод, иначе мы тебя на запчасти разберем! – зло зашипел один из громил, доставая тесак немаленьких размеров.

– У меня есть другое предложение, – ухмыляясь, обратился к налетчикам Бобер, снимая с себя пиджак и бросая его на скамейку.

– Ты это о чем, щегол?! – ошеломленно взревел неизвестный, замедляя свое движение.

– Вы сейчас исчезаете с моего горизонта, в противном случае, пеняйте на себя.

– Ты нам еще и условия ставить будешь! Да я тебя сейчас…

Пятерка, достав ножи, дружно стала окружать спокойно стоящего Бобра. Когда компания подошла совсем близко, молодой человек начал действовать. Вырвавшись из окружения, он взвинтил свой темп до максимума и в течение нескольких мгновений одного за другим отправил в жесткий нокаут, за исключением главаря.

– Брось нож, – распорядился Бобер, спокойно глядя в глаза громиле, ошеломленно рассматривающему своего противника, неожиданно из дичи превратившегося в матерого хищника.

– Да пошел ты!

Резко рванув, молодой человек подскочил к громиле и, заломив руку, подсечкой опустил того на колени. Вырвав нож и схватив его за волосы, Бобер приставил лезвие к горлу и поинтересовался:

– Если я сейчас от тебя не услышу, кто тебя послал, горло перережу.

– Не надо! – послышался испуганный вскрик Екатерины, прижавшей свои кулачки ко рту. – Это мой родной брат!

Отпустив своего пленника, молодой человек закинул нож в море и, оглядев испуганную девушку, отряхнул руки и надел обратно пиджак.

– Прости, нам твои деньги не нужны, тут совсем другое дело, – потупив свой взор, произнесла Екатерина, покрываясь стыдливым румянцем.

– Катя, что вообще здесь происходит?!

– Еще раз прости, но это шоу-бизнес и у него свои правила.

– Какой еще, к черту, шоу-бизнес? – с недоумением хлопнув глазами, проворчал Бобер, внимательно всматриваясь в печальные глаза девушки.

– Понимаешь, совсем скоро выходит мой новый альбом, а для его раскрутки нет ничего лучше скандала, поэтому мой продюсер и организовал этот цирк.

– Всю жизнь мечтал попасть на страницы желтой прессы, – зло прорычал Бобер, представляя возможные последствия подобной известности. – Когда это покажут в новостях?

– Сюжет будут транслировать через три с половиной часа, – нехотя признал брат певицы, потирая ушибленную руку.

– Ладно, бог вам судья, а мне пора отсюда рвать когти. Прощайте…

– Подожди, Павел, не спеши, возьми визитку с моими контактными данными, их знает ограниченное число лиц. Если что, звони, я всегда буду рада тебя услышать.

Прихватив свой дипломат, Бобер быстро взял небольшой пластиковый прямоугольник и в темпе покинул ошеломленных родственников, крайне задумчиво смотрящих в его сторону.

– Кто же он такой на самом деле? – пробурчал брат Екатерины, продолжавший смотреть вслед уходящему парню.

– Мне бы тоже это хотелось знать.

– Да уж, серьезный парень, такому лучше дорогу не переходить, себе дороже выйдет.

– Валентин, ты лучше своих парней в чувство приведи. Надо отсюда тоже убираться, пока полиция не появилась.

– И то верно. Надеюсь, этот головорез никого всерьез не покалечил.


Глава 16

Отойдя от представителей шоу-бизнеса на приличное расстояние, Бобер забежал в круглосуточный магазин электроники и купил планшет с доступом в инфосеть. Выведя на экран список выставленных на продажу космических яхт, он достал телефон и позвонил:

– Алло, Гриня немедленно собирай всех своих людей, и все вместе дуйте в космопорт.

– С какого перепуга?

– Как хочешь, а я сваливаю с планеты.

– Что случилось?

– Потом расскажу, но, если этого не сделать до выпуска последних новостей, покинуть планету будет просто нереально.

– Ты это серьезно?

– Более чем.

– Я тебя понял. Сколько у нас времени?

– Ровно три часа в запасе имеется.

– Хорошо, мы будем на месте через два часа.

– Я жду.

Отключив телефон, Бобер вновь продолжил перелистывать в инфосети подходящие предложения, пока не нашел круглосуточный магазин, реализующий подержанные космические яхты с немалым ассортиментом. Записав адрес, он поймал такси и спустя пятнадцать минут вошел в двери этого салона, который был больше похож на ремонтный ангар огромных размеров.

– Здравствуйте, вам что-то подсказать? – поинтересовался продавец-консультант преклонного возраста, с повадками опытного в прошлом пилота.

– Да, мне нужен небольшой корабль, как минимум среднего радиуса действия, в котором имеется вместительный грузовой трюм и рассчитанный на пятнадцать пассажиров.

– Есть только один подходящий вариант, правда, устроит ли он вас, не знаю.

– С ним что-то не так?

– С технической точки зрения проблем никаких нет, но это все же списанный малый разведчик, не имеющий достаточного комфорта.

– Давайте посмотрим, быть может, он меня вполне устроит.

– Следуйте за мной.

Пройдя на другой конец ангара, продавец привел молодого человека к одиноко стоящему судну давно устаревшей конструкции, правда, подвергшемуся капитальной модернизации. Об этом говорили совершенно новые двигатели и относительно свежая покраска корпуса.

– Сколько же ему лет? – поинтересовался Бобер, разглядывая этот антиквариат.

– Ему совсем недавно стукнуло семьдесят лет.

– Весьма почтенный возраст.

– Для такого корабля это не возраст, тем более в нем стоит новая автоматизированная система управления, контролируемая собственным искусственным интеллектом.

– Давайте поднимемся внутрь, я хочу с ним ознакомиться поближе.

Забравшись внутрь по приставной лестнице, Бобер облазил судно сверху донизу и, убедившись в надежности капитальной конструкции, поднялся в рубку. Пробежавшись по панели приборов и запустив экспресс-тестирование, молодой человек убедился в исправности всех систем корабля, обернулся к продавцу и поинтересовался:

– Сколько вы хотите за него?

– Его цена триста тысяч, – с готовностью ответил продавец, с большим трудом скрывая свою радость по поводу избавления от залежалого товара. – От нашей фирмы предусмотрен подарок в виде дополнительного комплекта топливных сердечников.

– Не пойдет! Товар неходовой и явно залежалый, поэтому даю двести восемьдесят штук, при этом вы загружаете три сотни стандартных сухпайков. Есть у меня и еще одно условие.

– Какое? – с подозрением глядя на молодого человека, поинтересовался бывший пилот, нервно дернув щекой.

– Корабль должен быть готов к старту через час. Учтите, оплачиваю покупку наличными сразу и в полном объеме. Цена окончательная и обсуждению не подлежит, – категорично заявил Бобёр, даже не собираясь более обсуждать цену.

Помявшись некоторое время, продавец махнул рукой и согласился на предложенные условия. Это, и вправду была выгодная сделка, поэтому отказываться от нее не имело никакого смысла.

– Давайте ваш гражданский паспорт и права на управление космическими кораблями данного класса. Мы незамедлительно оформим нашу сделку.

Вынув из внутреннего кармана пиджака свои документы, Бобер протянул их продавцу с совершенно бесстрастным выражением лица. Взяв документы, бывший пилот открыл права и, взглянув на отмеченные галочками категории доступа, непроизвольно крякнул и, покачав головой, позвал покупателя за собой.

Оформив договор купли-продажи за десять минут и расплатившись за покупку, обслуживающий персонал в течение часа подготовил корабль к старту и, не забыв загрузить на борт оговоренные сухпайки, выкатил корабль на стартовую площадку.

– Ваше судно готово к старту, – отчитался весьма довольный завершившейся сделкой продавец и протянул документ, удостоверяющий право собственности на корабль.

– Спасибо. В самое ближайшее время подъедут мои приятели, и мы отправимся на сафари, – высказался Петр и, вынув трубку, позвонил:

– Алло, Гриня, подъезжай на улицу Гагарина к салону подержанных космических яхт и кораблей, я тебя там жду.

Спустя десять минут на стартовую площадку ввалилась разношерстная компания в количестве двенадцати человек. Отделившись от нее, Гриня подошел к молодому человеку и вежливо поинтересовался:

– Так что случилось?

– Об этом потом, сейчас бери своих парней и немедленно загружайтесь на борт, стартуем через пять минут.

– Как скажешь…

Озадачив Гриню, Бобер опрометью бросился на корабль и, оказавшись в рубке, запустил процесс подготовки к старту. Постоянно контролируя показания датчиков, молодой человек внес изменения в стандартную программу маршрута и установил конечную точку прибытия.

– Неплохое корыто ты себе прикупил! – польстил беглый каторжник, вваливаясь в рубку.

– Мне тоже нравится, хотя в дальнейшем следует его перестроить.

– Как говорится, хозяину виднее, – философски проговорил Гриня и, став серьезным, поинтересовался: – Куда мы направляемся?

– На Новый Лондон, а конкретно – в Сити.

– Неплохо. У меня там есть неплохие знакомые.

– Возможно, они нам понадобятся…

– Ты что, банк собрался ограбить? – чуть удивившись, поинтересовался Гриня, вытирая вспотевший лоб.

– Нет, но, вполне возможно, придется жестко отрываться от слежки или погони.

– Ты что-то рискованное затеял?

– Нет, мне в банковском сейфе оставили деньги, и, вполне возможно, некто попытается их у меня отнять.

– Хорошо, мы тебе поможем и по-свойски с тебя возьмем всего тридцать процентов от суммы.

– Договорились, – улыбнувшись, согласился Бобер, завершая предстартовую подготовку.

– Ты из-за этого в такой спешке нас с места сорвал?

– Нет, всё на самом деле куда хуже. Видишь ли, сегодня я сорвал приличный куш в казино и в результате был вынужден провести вечер в компании с Екатериной Борн, – честно признался он с кривоватой ухмылкой.

– Подожди, уж не та ли это певица, которую крутят по всем каналам?

– Она самая! Будь она неладна! – сквозь зубы процедил молодой человек, едва сдерживаясь от ругани.

– Вот уж свезло, так свезло! Это же одна из шикарнейших телок страны, – шокированно воскликнул Гриня, недоверчиво поглядывая на своего напарника.

– Всё бы ничего, да вот только, когда мы с ней прогуливались по набережной, на меня напали несколько придурков. Как оказалось, это ее продюсер организовал, для того чтобы устроить скандал в рекламных целях.

– Так и что с того? – недоуменно пожав плечами, поинтересовался Гриня с ухмылкой на лице.

– Ты дурак или прикидываешься?! Это шоу собираются в ближайших новостях крутить!

– Ну, что ты кипятишься? Нет тут ничего страшного…

– Нет, ты определенно не догоняешь! Как только этот сюжет покажут по ящику, меня сразу начнут искать и непременно выйдут на вас! – прорычал Бобёр, сердясь на Гриню.

– Ты перегрелся! При чем тут мы?

– Достаточно просмотреть видеозаписи с камер видеонаблюдения, как мы вместе выходили из космопорта, и опознать вас как беглых преступников, находящихся в розыске, и проблемы не заставят себя ждать!

– Мать моя женщина, как же я об этом не подумал! – воскликнул Гриня, резко меняясь в лице. – Отсюда надо срочно рвать когти, да как можно скорее!

– Я, по-твоему, чем сейчас занимаюсь?

– Все, умолкаю и тебе больше не мешаю, – подняв руки в примирительном жесте, проговорил Гриня и, умолкнув, стал наблюдать за действиями парня, ловко орудующего за пультом управления.

Наконец процедура подготовки к старту завершилась, и Петр, нажав кнопку «старт», понесся вперед, оставляя позади себя возникшую проблему. Спустя полчаса он вывел свое судно в автоматический режим и, сверившись со временем, включил новости Нового Сочи.

– Уважаемые дамы и господа, сегодня случилось событие, бросающее тень на репутацию нашего курорта! Неустановленные злоумышленники совершили нападение на знаменитую гостью нашего курорта Екатерину Борн, но благодаря неизвестному почитателю ее таланта, налетчики получили достойный отпор. У нас имеется видеообращение Екатерины к неизвестному защитнику, и сейчас мы его посмотрим, уважаемые телезрители.

Изображение улыбчивого диктора сменила картинка одиноко стоявшей девушки в окружении стройных кипарисов. Грациозно развернувшись к камере, Екатерина с грустью в голосе заговорила:

– Хочу поблагодарить своего неведомого спасителя и пожелать ему успехов во всем! Помни, я буду ждать твоего звонка.

Изображение вновь вернулось в студию, и диктор обратился к аудитории:

– Уважаемые зрители, если вы хоть что-нибудь знаете об этом человеке, то позвоните по указанному в бегущей строке телефону. Любого, кто предоставит достоверную информацию об этом человеке, Екатерина Борн вознаградит участием в ее гастрольном турне по стране.

– Похоже, она в тебя влюбилась! – с нескрываемым восхищением воскликнул Гриня, смотря на фотографию Бобра на экране.

– Не говори глупости! Это бизнес и не более того, – отмахнулся тот.

– Может быть, но это прославило тебя на всю страну, и сейчас ее поклонники и отмороженные фанаты будут носом землю рыть, выискивая тебя, в надежде попасть на халявное турне со своим кумиром.

– Вот и я о том же. Это называется прощай, спокойная жизнь, и здравствуй, малоприятные неожиданности, со всеми вытекающими отсюда последствиями! – с досадой проговорил Бобер, не представляя себе всех последствий того, что сейчас произошло.

– Главное мы вовремя унесли ноги, а остальное не важно.

– Да уж, после этого мне в России пару лет появляться категорически противопоказано, а это серьезно нарушает мои планы на будущее!

– Не смертельно, по крайней мере, всегда можно внести коррективы в любой план.

– Только это и утешает на самом деле, – грустно ответил Бобер, представив реакцию генерала Гудзы на подобные выкрутасы с его стороны, и непроизвольно передернул плечами.

Две недели продлился полет до Нового Лондона, с остановкой на одной из транзитных орбитальных станций, где они были вынуждены запастись водой и пищевыми концентратами.

С каждым пройденным днем настроение Петра становилось все хуже и хуже, правда, для этого были веские причины. Информация о нападении на Екатерину Борн и ее нечаянном спасителе, поданная в информационном блоке на Новом Сочи, разлеталась словно ураган. Если в первые два дня об этом событии вскользь упоминали только региональные телеканалы, то на третий день буквально прорвало некую платину и об этом заговорили буквально все.

Каких только сумасшедших версий не выдвигали раззадоренные журналисты и представители всевозможных гламурных тусовок! Буквально каждый считал своим долгом высказаться по этому поводу, хотя, надо отдать должное Екатерине, она категорически отказывалась от интервью и участия в ток-шоу, но такое поведение только подливало масла в огонь. По всему выходило, что имиджмейкеры и другие специалисты, нанятые ее продюсером, не зря едят свой хлеб, так как рейтинг её популярности взлетел до самых небес.

Если за прошедшие дни настроение Бобра падало, то у Грини с компанией, глядя на метания молодого человека и весь цирк, льющийся с экрана, только поднималось. Весь этот затянувшийся балаган неожиданно резко прекратился за пару дней до прибытия на Новый Лондон.

Посмотрев очередную скандальную передачу, молодой человек разогнал всех праздношатающихся пассажиров и, оставшись в одиночестве, открыл карту Сити. Углубившись в изучение схемы, Бобер нашел место расположения банка Barclays и глубоко задумался.

Даже на первый взгляд, дело выглядело совсем нешуточно. Буквально весь город накрывала обширная сеть камер видеонаблюдения и плотная гребенка полицейских патрулей, исправно выполняющих свою работу, и это не считая охраны и службы безопасности самих банков. Поломав голову более суток и не найдя приемлемого решения, Бобер от безысходности открыл страничку службы по чрезвычайным ситуациям и принялся изучать выложенные в сети инструкции.

На момент выхода к орбите Нового Лондона Бобер, вычислив некоторые нестыковки в инструкциях, выработал предварительный план и, запросив разрешение на стыковку с орбитальной станцией, пошел на сближение. Завершив стыковку, молодой человек перечислил оплату стоянки за десять дней и, прихватив своих пассажиров, прошел таможенный пост. Погрузившись на челнок, они спустились на планету.

– Куда мы направляемся? – поинтересовался Гриня, выходя с космодрома и выискивая взглядом свободное такси.

– Ты хвалился, что у тебя здесь имеются серьезные связи. Эти люди готовы за хорошее вознаграждение оказать небольшую услугу? – проигнорировав вопрос, поинтересовался Бобер, прикидывая дальнейшие свои действия.

– Смотря, какую услугу и за какие деньги.

– Мне надо отключить электричество на одну минуту в трех кварталах в Сити и еще нужна машина такси, в которой отсутствуют задние сиденья и в полу есть дырка, через которую свободно пролезет человек. Еще понадобится один человек из местных, который остановит такси в нужном мне месте.

– Я могу выступить в этой роли.

– Нет, мне нужен исключительно местный кадр.

– Хорошо, я договорюсь, но это будет стоить очень дорого.

– Не вопрос. Скажи сколько, – согласился Бобёр, готовый отдать за услугу практически все свои наличные деньги.

– Я вот так сразу не берусь ответить, для этого надо с людьми поговорить.

– В таком случае поехали к твоим людям и обсудим.

– Хорошо, но с начала лучше поселиться в гостинице, не всей же делегацией переться.

– Согласен.

Пройдясь до стоянки маршрутных такси, компания погрузилась в микроавтобус и спустя полчаса разместилась в недорогой припортовой гостинице.

– Ну, что, Гриня, поехали к твоим знакомым?

– Поехали, правда, это далеко отсюда и займет пару часов.

– Ничего страшного.

– Тогда поехали.

Выйдя из такси, Гриня повел своего спутника совсем запутанным маршрутом и спустя некоторое время вывел к неприметной двери, ведущей в подвальное помещение. Постучав в нее, беглый каторжник отошел чуть в сторону и принялся ждать.

– Кого там черти принесли?! – послышался хриплый голос хозяина притона, приглушенный закрытой дверью.

– Артур, это я, Гриня, собственной персоной со своим приятелем, и мы к тебе по делу.

– Не верю! Я слышал, его надолго в казенный дом упаковали.

– Как видишь, слухи не соответствуют действительности, да и вообще давай открывай быстрей и сам убедись.

Послышался скрежет открываемых запоров, и через минуту дверь чуть отворилась и в нее высунулась помятая физиономия. Внимательно оглядев Гриню и убедившись в его подлинности, мужчина отворил дверь нараспашку и, обдав гостей перегаром, произнес:

– Заходите.

Войдя в полутемный коридор, Бобер, а следом за ним и Гриня, последовали за хозяином и, пройдя в глубь подвала, оказались в помещении, обустроенном как шикарный клуб. Проведя своих нечаянных гостей в отдельный кабинет, хозяин усадил их в пластиковые кресла и поинтересовался:

– Так какие у вас проблемы?

– Мне надо отключить всю систему видеонаблюдения в трех кварталах в районе банка Barclays, в тот момент, когда я из него выйду.

– Сложное дело, но вполне выполнимое, – согласно покачав головой, признался Артур и извлек из бара бутылку виски. – Что еще требуется?

– Машина с вырезанным дном на месте задних пассажиров, и ее должен остановить один из ваших людей сразу после того, как включится электричество.

– Больше ничего не требуется? – уточнил хозяин притона.

– Нет, это все, что мне нужно.

Отхлебнув пару глотков виски, Артур крякнул от удовольствия и, пройдясь по кабинету, задал уточняющий вопрос:

– Какой валютой расплачиваться собираетесь?

– Российскими рублями годится?

– В таком случае с вас тридцать пять тысяч. Половину сейчас, остальные по окончании дела. Иные варианты не обсуждаются, – категорично заявил он.

– Меня все устраивает, но когда вы будете готовы?

– Завтра в четыре часа вечера можно начинать.

– Отлично, в указанное время и начнем, – чуть улыбнувшись, ответил Бобер и выложил задаток на стол.

Поставив на стол стакан, в котором еще была янтарного цвета жидкость, мужчина быстро пересчитал купюры и, развалившись на своем кресле, довольно произнес:

– Все в порядке. Значит, завтра ровно в четыре часа вечера случится авария и целых три минуты камеры видеонаблюдения работать не будут.

– Как мне завтра передать остальные деньги?

– Отдадите их водителю, и мы будем в полном расчете.

Покинув притон, Бобер в сопровождении Грини вернулся в гостиницу. Решив пообедать, они зашли в ресторан, где заказали тушеные рульки с пивом. Разместившись в дальнем углу и утолив голод, беглый каторжник поинтересовался:

– Ты не забыл наш уговор?

– Ты имеешь в виду твои тридцать процентов?

– Разумеется, – состроив ехидную гримасу, ответил Гриня, вытирая бумажной салфеткой жирные руки.

– Ты знаешь, я хочу расплатиться с тобой своим кораблем. Надеюсь, тебе такая оплата придется по душе, тем более он тебе сразу приглянулся.

– Однако… – с изумлением протянул собеседник, изучая лицо молодого человека. – Это очень щедрое предложение.

– Просто в один прекрасный день я тебя попрошу отработать, замолвив за меня словечко, и с того момента мы с тобой будем в расчете.

Задумавшись на некоторое время, Гриня, прикинув варианты и не найдя для себя ничего подозрительного, согласно кивнул головой и, попрощавшись, поднялся в свой номер.


Глава 17

Остановив такси недалеко от банка Barclays, Бобер оглядел центральный офис одного из старейших финансовых учреждений Британской империи и, не торопясь, направился к центральному входу. Поднявшись по мраморным ступенькам, он подошел к рецепции и поинтересовался у скучающего клерка:

– Здравствуйте, вы мне не подскажете, как мне пройти к арендованному сейфу?

– Пожалуйста, дайте ваш ключ, это необходимо для вашей ячейки.

Порывшись в кармане, Бобер извлек найденный им на разбитом корабле ключ и положил его на стойку. Клерк с некоторым недоумением посмотрел на предмет, но, ничего не сказав, взял его и вставил в приемник. Пробежавшись пальцами по сенсорному экрану, клерк некоторое время рассматривал выплывший результат и произнес:

– Сегодня в полночь истекает оплаченное время. Не желаете ли вы продлить аренду?

– Да, пожалуй, я продлю договор на пару лет. Сколько это будет стоить?

– Сотня фунтов в год.

Прикинув в уме, сколько это будет в рублях, молодой человек отсчитал требуемую сумму и вручил ее банковскому служащему. Получив деньги, клерк занес изменения в базу и вернул ключ.

– Одну минутку, я вызвал человека, он проведет вас в сейфовое хранилище.

Дождавшись, когда подойдет сопровождающий, Бобер пошел следом за ним. Спустившись на лифте на третий этаж подземного уровня, сопровождающий отпер своим ключом внешнюю дверцу сейфа и тихо удалился. Осмотрев маленькую, но мощную дверцу, молодой человек вставил свой ключ в гнездо и потянул на себя дверцу. Когда она открылась, Бобер заглянул внутрь и увидел сильно потрепанный кожаный портфель. Стараясь ничего не повредить, он осторожно вытащил его и, поставив на столик, отстегнул замки, посмотрев на его содержимое. Внутри оказались несколько информационных кристаллов, а также банковские карты на предъявителя и еще один ключ от сейфа. Взяв его в руку, он присмотрелся и увидел на нем эмблему швейцарского банка Wegelin&Co.

– Вот и еще одна загадка… – удивленно повертев головой, тихо произнес Бобер, складывая все обратно в портфель.

Тяжело вздохнув, Бобер подхватил свою ношу и, сверившись со временем, направился к выходу, при этом каждую секунду ожидая нападения. Подойдя к двери, ведущей на улицу, молодой человек услышал с боковой лестницы топот обуви нескольких мужчин, явно принадлежащих представителям службы безопасности банка. Быстро выбежав на совершенно пустую проезжую часть и открыв люк канализации, он нырнул вниз, не забыв поставить крышку на свое место.

Взглянув на часы и убедившись, что все идет по графику, молодой человек услышал, как наверху стали ругаться безопасники, не понимая, куда он мог подеваться. Просидев на стальных скобах пять минут, Бобер дождался, когда прямо над ним остановится такси, и, быстро отодвинув крышку, залез в салон машины и поставил люк обратно. В этот момент машина тронулась с места и, не нарушая правил, покинула район банков.

Спустя час, Бобер отдал оставшуюся сумму водителю и, покинув такси, неспешной походкой прошелся по улице; найдя магазин одежды, вошел в него. Выбрав себе недорогую, но вполне качественную одежду, он расплатился и тут же, в примерочной, переоделся. Сложив свой эксклюзивный костюм, попахивающий нечистотами, в сумку, Бобер вышел и увидел на противоположной стороне магазин охотничьих и спортивных товаров. Недолго думая, молодой человек направился туда. Войдя внутрь и обойдя ряды всевозможного снаряжения, Бобер выбрал себе два полных всесезонных комплекта камуфляжной одежды военного образца и пару отличных ботинок. Помимо этого, прихватил вещмешок с палаткой и навигатор с газоанализатором.

Остановившись у прилавка с оружием, он выбрал комплект из двух автоматических винтовок и одного импульсного пистолета, а также боеприпасы к ним. Сложив всё у кассы, молодой человек еще раз прошелся по стеллажам и набрал всякие мелочи, необходимые в походе, и только после этого расплатился за свои покупки на весьма приличную сумму.

– Быть может, вам требуется доставка? – оглядывая внушительную гору снаряжения, поинтересовался довольный продавец.

– Да, пожалуй, я от этого не откажусь. Не на своем же горбу такую тяжесть тащить в самом деле?

– Подождите минутку, сейчас машина подойдет, и это для вас будет бесплатно.

Спустя пять минут, погрузив в фургон покупки, водитель повез его в гостиницу, а Бобер, глядя на проносящиеся мимо строения, всерьез задумался. Определенно среди людей Грини был как минимум один агент российской разведки, иначе бы никто не позволил организовывать побег, а это означает глубокое внедрение.

«Интересно, а какова же моя роль в этой истории? – задался вопросом Бобер и через некоторое время предположил: – Похоже, мне отводится роль отвлекающего в этом спектакле, и из этого следует в дальнейшем свою линию поведения в отношениях с Гриней и его людьми несколько подкорректировать. По всей вероятности, и ажиотаж с Екатериной Борн также был организован для этой цели. И как быть еще и с этим, предстоит в скором времени обдумать, но только после того, как выясню, что мне попало в руки…»

Продолжая обдумывать сложившуюся ситуацию, Бобер добрался до своей гостиницы и, попросив водителя подождать, забежал в номер и забрал свои вещи. На обратном пути он вызвал Гриню и категорично заявил:

– Бери свои документы и давай за мной.

– Ты что, с пальмы рухнул?! – выпучив глаза, рявкнул беглый пират, сдерживая рвущуюся зевоту.

– Не вибрируй. Сейчас мы пойдем к нотариусу и переоформим на тебя мое корыто.

– Так бы сразу и сказал, а то тянешь неизвестно куда…

Спустившись вниз, они забрались в фургон и направились на космодром, где в течение пятнадцати минут оформили все необходимые документы. Когда они вышли, Бобер поинтересовался:

– Гриня, где я могу тебя найти?

– Если я тебе понадоблюсь, то меня найдешь на планете под названием Волчья, для этого обратись к Марику и он свяжет нас. Он здесь, на Новом Лондоне, обитает.

– Кто это?

– Маклер один, его в порту каждая собака знает.

– Хорошо, я запомню, но тебе советую как можно быстрее с Нового Лондона валить во избежание возможных проблем. Все же попытка меня в банке задержать была.

– Я тебя понял, сегодня вечером обязательно улетим, – покладисто согласился Гриня.

Попрощавшись с беглым пиратом, молодой человек укатил на космодром и, покинув машину, подхватил тележку, загруженную личными вещами. Пройдя таможню, загрузился на челнок, идущий на орбитальную станцию, а спустя полтора часа уже летел на Новый Цюрих. Добравшись без приключений, Бобер первым делом посетил туристскую фирму, предоставляющую услуги в области экстремального туризма, и заказал себе посещение планеты под названием Глухая, славящейся своей заповедной природой и отличной охотой, на которой никогда не было человеческой колонии. Выбрав из предлагающегося списка необходимые ему услуги, Бобер полностью оплатил тур и, назначив свой вылет на утро завтрашнего дня, отправился в банк Wegelin&Co.

Здесь, как и ожидалось, никаких проблем не случилось, и он спокойно забрал лежавшие в сейфе какие-то документы. Спустившись в операционный зал, молодой человек решил проверить банковские карты, взятые в Сити. Вставив первую из них и введя код доступа, он запросил баланс. Увидев цифру, он сначала не поверил своим глазам. Пересчитав на пальцах высветившиеся нули, он от изумления только крякнул. На экране сверкала цифра в сто семьдесят пять миллионов британских фунтов.

Сняв для пробы десять тысяч и убедившись в реальности происходящего, Бобер проверил и остальные карты, но они оказались совершенно пустыми, за исключением одной. На ней оказалось более одного миллиона американских долларов. Сложив деньги в портфель, а карточки – во внутренний карман, он покинул банк и решил прогуляться по городу, в котором даже не мечтал когда-нибудь побывать.

Медленно прогуливаясь по городу и рассматривая архитектуру и витрины многочисленных магазинов, Бобер покинул центральную часть и совершенно случайно забрел в квартал оружейников. Подивившись такому повороту судьбы, он решил воспользоваться предоставленной возможностью, так как именно в Швейцарии было самое либеральное законодательство в человеческих мирах в отношении оружия.

Выбрав один из самых больших магазинов, Бобер вошел туда, и его глаза разбежались в разные стороны. Чего здесь только не было! Начиная от антикварного и заканчивая самым современным вооружением.

Найдя взглядом отдел с российским оружием, он выбрал себе два знакомых ему импульсных автомата АК с полным комплектом приблуд и к ним добавил пару стандартных армейских пистолетов. Подумав пару мгновений, Бобер взял два комплекта армейской амуниции и, пройдясь в итальянский отдел, выбрал себе великолепную модульную снайперскую винтовку Ультима Рацио Коммандо-1000 фирмы RAID в полной комплектации. Подойдя к кассе и вывалив целый арсенал, Бобер заказал три ящика боеприпасов к автоматам и один для винтовки.

– Быть может, вам еще гранаты нужны? – в шутку поинтересовался продавец, глядя на покупателя.

– Да, будьте добры, ящик российских Ф-100 и к пистолетам пять боекомплектов добавьте.

Одобрительно покачав головой, продавец скрылся в подсобке и спустя несколько минут вынес требуемое вооружение, поинтересовавшись:

– Вам еще что-нибудь требуется?

– Нет, спасибо, но у меня есть к вам вопрос. Существуют ли какие-либо ограничения в приобретении армейского вооружения?

– Практически нет, у нас свободная страна, – пожав плечами, ответил продавец на поставленный вопрос.

– Не могли бы вы дать мне вашу визитку, вполне возможно, что мне еще не раз понадобятся ваши услуги. Надеюсь, у вас есть доставка?

– Разумеется. Куда вам доставить покупку? – ответил продавец, протягивая рекламный буклет своего магазина.

– Завтра к восьми утра на третью стартовую площадку космодрома, но я несколько иное имел в виду. Могу ли я заказать необходимый товар и, предварительно оплатив его, получить груз в нужном мне месте в человеческих мирах?

– Нет проблем, как говорится, любой каприз за ваши деньги.

Подписав все необходимые документы, Бобер расплатился за свои покупки и покинул милое любому милитаристу местечко, продолжив свою экскурсию. К вечеру, устав от обилия впечатлений, молодой человек снял номер в недорогой гостинице и после легкого ужина, улегшись на кровать, взялся за документы, взятые сегодня в банке.

Сначала схемы и таблицы с куцыми комментариями показались Бобру полной абракадаброй, но постепенно к нему стало приходить понимание того, что он держит в своих руках. Это было описание наисложнейшей операции, рассчитанной на триста пять лет, организаторами которой были британская служба МИ-6 и американское ЦРУ. Целью этой операции было медленное ослабление России с последующей гражданской войной.

Отложив в сторону листы, молодой человек вскочил с кровати и нервно пробурчал:

– Прошло триста пять лет, и выходит, что операция вступила в завершающую стадию! Разведка сработала четко, вовремя добыв информацию, но, по всей вероятности, произошла утечка и, как следствие, экипаж корабля погиб, так и не сумев доставить сведения по назначению.

Пройдясь по спальне, Бобер остановился у зеркала и, посмотрев на свое отражение, произнес:

– Без обоснованной легенды происхождения такой материал отдавать нельзя, иначе боком выйдет однозначно, и над этим придется крепко подумать…

Проснувшись рано утром, он, отказавшись от завтрака, покинул гостиницу и направился на космодром. Забрав свои вещи из камеры хранения, он направился к третьему причалу, где его уже ждал небольшой корабль, возле которого стоял микроавтобус с эмблемой оружейного магазина. Приняв купленное снаряжение, Бобер с помощью экипажа занес его в свою каюту и, дав разрешение на старт, отправился на планету Глухую, где собирался в тишине и спокойствии разобраться с найденными документами.

За время двухнедельного полета он упорно занимался подгонкой своей амуниции и оружия, но мыслями постоянно возвращался к задуманной когда-то схеме, направленной против его родины. Определенно, что-то в ней было не так, но что именно понять не мог, слишком уж изощренной оказалась задумка, и его знаний и опыта для этого явно не хватало. Если с деньгами все понятно, за триста лет набежали просто сумасшедшие проценты, то вот документы стали вызывать некоторое сомнение. Не мог опытный разведчик, ощущая за собой слежку, банально оставить в банке такой след! Тут должно быть нечто иное…

– Привет, Марго!

– Приветствую тебя, наследник.

– Я сейчас направляюсь на планету Глухая, направляйся и ты туда.

– Наконец-то! – радостно воскликнула Марго. – Я так долго тебя ждала!

– Я тоже, но так сложились обстоятельства и не по моей вине, – грустно ответил Бобер и повернулся на другой бок. – Кстати, ты не восстановила поврежденные данные ключа?

– Да, информация восстановлена в полном объеме и уже довольно давно.

– Что там было?! – резко подскочив, воскликнул он, сгорая от нетерпения.

– Пакет информации стерли и внесли подтертый бортовой журнал, таким образом хотели скрыть, в каком месте был высажен экипаж погибшего судна.

– Значит, у тебя есть координаты этой планеты?

– Да.

– Где она находится?

– Планета не имеет собственного названия и находится за пределами обитания человеческой расы, и люди о ней практически ничего не знают, хотя она пригодна для жизни homo sapiens.

– Значит, полетим туда и попытаемся найти следы пропавшего триста лет назад экипажа, может быть, удастся хоть что-нибудь выяснить.

– Это совсем несложно и займет всего лишь две недели полета.

– Когда ты будешь на Глухой?

– Буду через четыре дня.

– Отлично.

Попрощавшись с Марго, Бобер вновь завалился на койку и некоторое время обдумывал варианты своих дальнейших действий, пока не уснул, а на следующее утро корабль прибыл на место. Выгрузившись на обширной поляне в предгорьях, он первым делом установил автоматический охранный периметр и только после этого поставил палатку. Обустроившись за пару часов, Петр достал выданный турфирмой мультиплексный передатчик и, войдя в инфосеть, набрал телефонный номер, указанный генерал-майором.

– Здравствуйте, секретарь Санкт-Петербургской товарной биржи вас слушает.

– Я Владимир Миллер.

– Одну минуточку…

Через минуту ожидания послышался хорошо узнаваемый голос Гудзы:

– Здравствуй, Бобер.

– Здравия желаю.

– Давай без формальностей.

– У меня в руках есть один план, разработанный триста лет назад совместно ЦРУ и МИ-6. Смею заметить, весьма любопытный план…

– Где ты его взял?

– Реализуя легенду авантюриста, случайно купил ключ у одного пьяницы, утверждавшего, что это ключ от клада. На самом деле, оказалось, что это ключ от сейфа головного офиса банка Barclays.

– Ты свои материалы там взял?

– Нет, там были инфокристалы и платежные карты с некоторой суммой денег и еще один ключ, только уже от сейфа в Швейцарском банке на Новом Цюрихе. Вот именно там я его и взял.

– Хорошо, я тебя понял. Судя по пеленгации, ты сейчас находишься на Глухой?

– Да, идеальное место для встречи, да и охота здесь знатная.

– Так, я на встречу направлю твоих знакомых, майора Бравкова и лейтенанта Снегиря, вот им и передашь свою находку, и не забудь написать подробный отчет, – распорядился генерал.

– Когда они прибудут на встречу?

– Через пять дней они тебя сами найдут, ты, главное, место своего базирования не меняй.

– Нет смысла, я уже капитально устроился и переезжать никуда не собираюсь.

Попрощавшись с генералом, Бобер надел разгрузку и закинув за спину вещмешок, взял свою модульную снайперскую винтовку и направился в горы. Через несколько часов пути он, ориентируясь по навигатору, нашел нужную площадку и, установив мишени, принялся ее пристреливать. Винтовка оказалась и вправду замечательной. Правы были инструкторы, рекомендуя выбирать именно ее, если под рукой нет российского образца.

Перепробовав все приблуды, входящие в её комплект, и убедившись в высоком качестве оружия, Бобер собрался было вернуться в свой лагерь, как краем уха услышал далекий рев явно военного истребителя. Удивившись такому повороту событий и предчувствуя пока неясную угрозу, он быстро собрал мишени и, спрятав их, залез в узкую скальную щель, из которой площадка была видна, как на ладони. Через три минуты истребитель, зависнув в воздухе, стал медленно опускаться на землю совсем рядом от того места, где засел молодой человек.

– Любопытно, что здесь делает палубный истребитель, принадлежащий третьему флоту Соединенных Штатов? – задался вопросом молодой человек, рассматривая опознавательные знаки боевого летательного аппарата.

В это время истребитель, завершив свой маневр, опустился на землю, и пока из кабины выбирался его пилот, раздался шум быстро идущего на посадку еще одного корабля.

– Ну, вот и мое корыто, отданное Грине, пожаловало, – удовлетворенно прошептал Петр и решительно заменил в пистолете магазин с боевыми патронами на парализующие. Списанный разведчик резко затормозил у самой поверхности и, зависнув на некоторое время над самой землей, плавно приземлился рядом с американским истребителем. Спустя пару минут из него показался улыбающийся Гриня.

Пират дружелюбно поздоровался и о чем-то оживленно завел разговор. Беседа продлилась более часа, но Бобер все это время не мог окончательно определиться, брать их или не стоит. В конце концов, тщательно взвесив все «за» и «против», он поднял пистолет и дважды выстрелил, после чего, подхватив свою винтовку, осторожно направился в сторону упавших друг на друга людей. Подойдя вплотную к парализованным телам, он посмотрел на Гриню и бесстрастным голосом обратился к нему:

– Значит, ты продался легавым. Не зря я не поверил в ваш побег и заподозрил тебя в нечистой игре.

– Что ты тут делаешь, Бобер?! – натужно прохрипел беглый каторжник, смотря на него вытаращенными и постепенно наливающимися кровью глазами.

– Я сюда на охоту приехал, а вот что ты тут делаешь, да еще в такой компании?!

– Не твоего ума дело, сопляк!

– Зря ты так, – тихо проговорил Петр и вновь заменил магазин, но уже с боевыми патронами. – Я вас сейчас просто застрелю и пойду дальше по своим делам.

– Подожди, не надо пороть горячку, мы можем договориться как деловые люди! – подал голос американский пилот на чистейшем русском языке.

– Ну, давай, предлагай, легавая ищейка, но смотри, я очень недоверчивый и, если заподозрю фальшь, сразу пущу тебе пулю в лоб.

– Поверьте мне на слово, я к полиции не имею совершенно никакого отношения, у нас с Гриней просто совместный бизнес.

– Не верю, – зло прошипел Бобер, поднимая пистолет и демонстративно прицеливаясь в пилота.

– Ради бога, выслушайте меня! Мы собираемся поставлять пиратской республике списанное военное имущество, и в этом деле я выступаю всего лишь посредником.

– Даже так! Очень интересно, с каких это пор армия США стала поставлять оружие пиратам? – приподнимая правую бровь, поинтересовался молодой человек и опустил пистолет.

– Это сугубо частный коммерческий интерес, и не более того.

– Вполне возможно, только что мне с того? Проверить ваши слова не представляется возможным, – делано равнодушно отозвался он, пожимая плечами.

– Я вижу, вы серьезный человек, и поэтому предлагаю вступить в наше дело, но пока только на правах младшего партнера.

– И какова будет моя роль?

– Для начала будете доставлять товар на Волчью, а для качественного прикрытия вы получите американский дипломатический паспорт. Поверьте, это неплохие стартовые условия.

Поставив оружие на предохранитель, Бобер вложил его в кобуру и, пройдясь вокруг своих пленников, задумчиво проговорил:

– Интересное предложение, но, как мне кажется, занявшись этим делом, обратной дороги не будет.

– Зато открываются отличные перспективы занять очень хорошее положение в обществе, – не стал скрывать американец, явно имеющий прямое отношение к разведке.

– Хорошо, я принимаю ваше предложение, но прежде чем за него взяться, я хочу на пару месяцев пуститься в загул, а после отдохнуть в тишине и спокойствии.

– Не вопрос, главное не теряйтесь, у нас и так большой кадровый дефицит, – с ощутимым облегчением выдохнул пилот.

– За это можете не волноваться, я свое слово держу, Гриня может подтвердить, ведь я с ним в тюрьме сидел некоторое время.

– Может, все же вы освободите нас, тогда и поговорим, как полагается джентльменам.

Согласно покачав головой, Бобер достал из разгрузки полевую аптечку и, сделав уколы, привел партнеров в чувство.

– Однако ловко вы нас повязали, чувствуется рука опытного мастера, – высказался американец, разминая свое затекшее тело. – Как вы тут вообще оказались, неужели нас дожидались?

– Нет, конечно, я прибыл на планету буквально несколько часов назад и сюда забрался для того, чтобы пристрелять свою снайперскую винтовку, а тут вы с неба свалились на мою голову…

Сходив в свое укрытие, Бобер забрал оставшуюся амуницию и, вернувшись обратно к дельцам, присел невдалеке от них.

– Да уж! Винтовочка у вас, прямо скажем, не дешевая, да еще и в максимальной комплектации, – воскликнул американец, сразу успокаиваясь, и с некоторой задумчивостью во взгляде высказал свое мнение: – Похоже, вы на кого-то заказ приняли или хотите кому-то отомстить и поэтому прибыли сюда пристрелять свое новое оружие.

– Это мое личное дело, и вас оно ни каким образом не касается.

– Как скажете. Это действительно ваше личное дело, но все же постарайтесь не привлекать к себе лишнего внимания, нелегальная торговля оружием не терпит шумихи.

– Бобер, ну ты и сволочь! Я много лет работал, чтобы выйти на этих людей, а ты одним махом и без всяких усилий в обойму попадаешь. Несправедливо это… – сердито пробурчал беглый пират.

– Гриня, не делай мне мозги, я не набивался в ваши компаньоны, но, если уж поступило такое предложение, грех этим не воспользоваться в своих интересах, – чуть скривившись, высказался Петр и уселся на свой вещмешок.

– Господа, не будем ссориться по пустякам, тем более наше дело в самое ближайшее время потребует расширения, – широко улыбаясь, заявил американец и, внимательно посмотрев на Гриню, произнес: – У нас и в самом деле людей мало, и это проблема, которую нужно решить в ближайшие полгода.

– Найдем. В этом нет особых трудностей, – успокоившись, ответил беглый каторжник, поглядывая на Бобра. – Только скажите, сколько и кого именно надо.

– Об этом будем разговаривать через два с половиной месяца на следующей встрече, которая состоится на Новом Цюрихе в отеле «Опера». Он, кстати, располагается в центре города – напротив оперного театра, – жестко отчеканил американец и, посмотрев на Бобра, произнес:

– Бобер, вы тоже примете участие в планируемой встрече, будьте добры к этому времени подобрать себе надежный экипаж для регулярных перегонов крупнотоннажного карго.

Покопавшись в сумке, американец извлек два массивных коммуникатора и, передавая их в руки Грини и Бобра, пояснил:

– Эти аппараты защищены от прослушивания и позволяют выходить на связь из любой точки в человеческих мирах, они предназначены исключительно для связи между нами троими.

– Может быть, есть какие-либо исключения? – задал вопрос Бобер, прогоняя простейшее меню любопытного средства связи.

– Категорически запрещено, иначе возможен перехват закрытой частоты и утечки информации на сторону, а это совершенно недопустимо.

– Понятно.

– В таком случае мне пора, время поджимает.

Попрощавшись, американец залез в кабину истребителя и спустя пару минут скрылся за горизонтом, оставив на площадке задумчиво стоявших людей.

– Ты думаешь, я поверил твоему объяснению появления в этом богом забытом месте? – пробурчал Гриня, хмуря свои густые брови и с подозрением рассматривая парня, стоявшего напротив него в обманчиво расслабленной позе.

– Даже не надеялся, я подслушал, как ты со своим помощником обсуждал эту встречу, поэтому и явился сюда.

– Для чего?

– Захотелось проверить, а не стал ли ты на легавых работать. Знаешь ли, такой побег выглядит крайне подозрительно.

– Ты себе не представляешь, каких денег мне стоило унести ноги из «Северного орла»! – в сердцах бросил Гриня, едва сдерживая нахлынувшую волну раздражения.

– Об этом можешь не рассказывать, сам чуть без штанов не остался, но следует признать, результат того стоил.

– Ладно, Бобер, давай без обид, нам теперь в одной лодке плыть и одно прибыльное дело делать.

– Да разве я против? Если будут хорошие деньги платить, я только довольным буду.

– Эх! Жаль, я многого тебе рассказать пока не могу, но дельце реально ожидается очень жирным, правда далеко не безопасным и довольно рисковым, – проговорился Гриня и, прищурив от удовольствия глаза, хлопнул своего будущего напарника по плечу.

– Посмотрим, может, овчинка выделки не стоит, – охладил Бобер размечтавшегося уголовника.

– Зря сомневаешься, желающих прикупить списанные корабли с минимальным налетом отбоя не будет.

– Скорей всего, так, но как быть с риском?

– Если все как следует организовать, риск нарваться на неприятности будет минимальным, – ответил пират и, поднявшись с камня, произнес: – Пора и мне в путь-дорогу отправляться.

Попрощавшись с Гриней, Бобер проводил взглядом быстро удаляющийся корабль и, собрав вещи, направился на свою базу в глубокой задумчивости. По всему выходило, что американская разведка решила усилить пиратскую республику, а вот для каких целей, оставалось совершенно непонятным. В любом случае, это было начальным этапом некой спецоперации с четко определенными целями, в эпицентр которой он по случаю угодил…

Медленно шагая, молодой человек продолжал анализировать сегодняшнюю встречу, но, поняв бесперспективность усилий из-за отсутствия информации, решил дождаться Марго и с ней посоветоваться. Вернувшись в сумерках на свою базу, Бобер в первую очередь проверил охранный периметр и, убедившись в его неприкосновенности, вошел на свою территорию.

В последующие дни он, чтобы хоть как-то заглушить нетерпение в ожидании Марго, занялся пристрелкой всего своего арсенала и боевой подготовкой. Выжимая из себя все возможное, Бобер только сейчас осознал те изменения, которые произошли с ним во время обучения в академии. Не вызывало никаких сомнений, что преподавательский состав всеми силами вбивал в курсантов чувство долга перед отечеством. Эта закладываемая мина в личную свободу воли каждого индивидуума срабатывает всякий раз, когда воин становится перед выбором: умереть с оружием в руках или, спраздновав труса, сбежать в роковую минуту.

Праздновать труса Бобер категорически не собирался, ведь свобода воли не пустой звук, и выбор человека определяет не только генетическая предрасположенность, но и те духовные ценности, которые были привиты ему в детстве и юности. Сделал окончательный для себя выбор и он. Сражаться он будет до победы или своего конца, и третьего варианта в этой схеме не предусматривалось.

Окончательно уяснив для себя свои жизненные приоритеты, Бобер стал еще сильнее изматывать себя боевой подготовкой, доводя организм до полного изнеможения. Израсходовав практически весь свой боезапас, лейтенант стал уходить безоружным в самую глухомань, где отрабатывал боевую экстрасенсорику.

На четвертые сутки своего пребывания на планете он, измотав себя сверх всякой меры, вернулся на базу и, рухнув на надувной матрас, мгновенно уснул.

– Наследник, ты меня слышишь? – раздался обеспокоенный голос Марго.

– Привет, Марго! – мгновенно вскакивая со своего лежака, воскликнул Бобер, непроизвольно хватаясь за автомат. – Ты уже прибыла на место?

– Я захожу на посадку и буду через пару минут.

– Очень хорошо!

Выбежав из палатки, Бобер всмотрелся в небо и увидел, как корабль знакомых очертаний совершенно бесшумно стал заходить на посадку. Когда судно окончательно опустилось на землю и в нем открылся люк, он, придерживая автомат, как на крыльях, залетел внутрь.

– Как же я по тебе за эти годы соскучился! – на радостях от долгожданной встречи воскликнул лейтенант и, подойдя к креслу пилота, сел в него.

– А ты возмужал, наследник! Из растерянного юноши превратился в настоящего мужчину, способного отвечать за свои слова и поступки!

– Да уж, Военная академия не то место, где могут учиться малодушные и никчемные создания.

– Я очень рада за тебя, ты действительно стал достойным титула наследника Великой империи, осталось только воссоздать саму империю.

– Подумаешь, какая малость, Великую империю создать! Для этого достаточно желания полоумного юнца и искина древнего корабля! – со смехом ответил Бобер, ощущая искреннюю радость.

– Не стоит иронизировать, наследник, всё в наших руках, и ничего невозможного в этом нет.

– Может быть, но у меня сейчас совсем другие заботы, например, я хочу знать, какая информация записана на кристаллах.

– Ты мне об этом ничего не говорил… – обиженно проговорила Марго и вкрадчиво поинтересовалась: – О каких кристаллах ты вообще говоришь?

– Одну минутку! – скороговоркой выпалил Бобер и бросился в свою палатку.

Вернувшись обратно, он осторожно поставил ветхий портфель на столик и, открыв крышку, показал его содержимое.

– Странно, эти кристаллы явно природного происхождения, – удивленно проговорила Марго и надолго задумалась.

Не дождавшись пояснений, Бобер слегка прокашлялся и сам задал интересующий его вопрос:

– Марго, так в чем их странность?

– Знаешь, наследник, испокон веков кристаллы для искинов искусственно выращивали, а тут вдруг оказывается, существует неизвестное никому месторождение!

– В чем разница? – с недоумением поинтересовался Петр, понимая, что стоит перед очередной загадкой, которую придется распутывать.

– Эти кристаллы природного происхождения и по своим свойствам в сотни раз превышают выращенные в лабораториях.

– Кстати, ты говорила, они бракованные.

– Да, так как практически ничем не отличаются от искусственных, и найти в них разницу нынешним специалистам практически невозможно.

Задумавшись на некоторое время, Бобер окончательно понял действия капитана погибшего «Горца». Осознавая, что, скорей всего, уйти ему не дадут, он по этой причине сделал отвлекающую закладку в банковском сейфе. Видимо, британская разведка догадалась об этом, и поэтому содержимое сейфа оставили на месте, но его взяли под контроль, но слишком уж много времени с тех пор утекло, и об этом подзабыли.

– Наследник, если об этом хоть кому-то станет известно, масштабной войны не избежать. Слишком большое преимущество получит тот, кто завладеет этим уникальным месторождением.

– Действительно есть над чем задуматься, – нахмурившись, произнес Бобер и, чуть подумав, добавил: – Похоже, британская разведка все же что-то знает, но, как видно, далеко не все, впрочем, и мы тоже знаем совсем немного, но, в отличие от них, у нас имеются координаты, от которых и будем плясать.

– Будем надеяться, это они и есть, но, как мне кажется, все может быть куда сложнее, – задумчиво проронила Марго.

– Ладно, не будем гадать на кофейной гуще, как окажемся на месте, так и будем дальше думать, а сейчас у меня есть более насущные заботы.

– Что случилось? – с тревогой в голосе поинтересовалась Марго, отчего ее изображение на экране покрылось легкой рябью.

– Видишь ли, завтра прибудут посыльные от моего куратора и заберут найденное в сейфах, за исключением денег, они мне и самому пригодятся.

– Это все?

– Нет. После передачи документов мы с тобой рванем на планету, а тут в округе надо будет установить видеокамеры.

– Для чего, ведь охранной сигнализации вполне достаточно? – с неприкрытым интересом поинтересовалась Марго, пристально рассматривая молодого человека.

– Понимаешь, тут такое дело, если британцы меня вычислили, когда я выходил из банка, то им не составит особого труда выяснить, где меня сейчас искать. Если за время моего отсутствия никто не вломится в мой лагерь и не устроит засаду, значит, для них я остаюсь неопознанной личностью, которую еще не вычислили.

– С установкой самих камер проблем нет, но вот, если они будут посылать мне сигналы, то, вполне возможно, будут обнаружены современными средствами сканирования.

– Такой вариант не годится, пусть снимают, но не передают. Вернувшись обратно, посмотрим, как дела обстоят на самом деле, и только после этого будем решать, как быть дальше.

– Пожалуй, это самая разумная тактика в данных обстоятельствах.

– У тебя, кстати, нужное оборудование имеется? – встрепенувшись, поинтересовался Бобер и обеспокоенно поглядел по сторонам.

– Все нормально, автоматические камеры являются штатным оборудованием, и я уже их разослала в нужные точки, с которых отрывается наилучший вид.

– Отлично! Проверим, есть ли за мной хвост, если да, то придется теряться.

Проговорив с Марго до самого раннего утра, Бобер попросил ее увести корабль куда-нибудь в другое место и, покинув судно, принялся дожидаться посыльных от своего куратора. Промаявшись от безделья полдня в ожидании Бравкова и Снегиря, он забылся тревожным сном, во время которого ему снились неясные тени, отбрасываемые усиливающимися языками пламени, окутывающими смутно знакомые строения.

– Эй, Бобер, давай вставай, лежебока. Уже вечер на носу, а он дрыхнет без задних ног! – послышался дикий рев теперь уже лейтенанта Снегиря.

Подскочив с койки на одних вбитых в подсознание инстинктах, боец снял с предохранителя автомат и только после этого открыл заспанные глаза.

– Хорош дурить, лейтенант! – заорал Бравков, прикрываясь валуном, за которым пришлось укрыться. – Это мы!

– Заходите! – выкрикнул Бобер, после того как опознал голоса и сразу же отключил одну сторону охранного периметра.

– Ты чего такой бешеный? – поинтересовался майор, задумчиво рассматривая Бобра, продолжавшего держать автомат на боевом взводе.

– Да, приснилась какая-то непонятная дрянь, от которой до сих пор поджилки трясутся.

– Ладно, проехали, – равнодушно махнув рукой, произнес Бравков и резко поинтересовался: – Где документы, которые ты нам должен передать?

Поставив оружие на предохранитель, Бобер метнулся в палатку и, пошарив рукой под лежаком, достал ветхий чемодан и, вернувшись обратно, протянул его майору.

– Что это? – поинтересовался Снегирь, с легким пренебрежением смотря на протянутый предмет.

– Тут все, что было мной взято из банковских сейфов на Новом Лондоне и Цюрихе.

Бравков взял в руки чемодан и, с осторожностью положив его на землю, отстегнул замки и забрал все, что там лежало, переложив в свой офицерский планшет. Медленно разогнувшись, майор, сделав строгое лицо, поинтересовался:

– Рассказывай, как к тебе попал ключ от сейфа.

– Все просто. Отрабатывая легенду игрока и искателя приключений, я забрел в одну припортовую таверну, где совершенно случайно встретил какого-то пьяницу, который его продавал, уверяя, что это ключ от клада. Из его пояснений я понял, что ключ был выкраден с разбитого корабля класса «Горец» пять лет назад на Терме.

– Подожди, кажется, я начинаю вспоминать… – перебил Бравков и, нахмурив брови, умолк. – Точно, я же там был и помню этот корабль!

– Мы, все здесь присутствующие, были там и именно в тот момент, я даже был в двигательном отсеке и с напарником готовился начать его утилизацию, – не моргнув глазом, пояснил Бобёр.

– Хорошо, каковы были твои дальнейшие действия?

– После выигрыша в казино мне пришлось срочно уносить ноги из России на Новый Лондон. От нечего делать, во время полета, я выяснил, какому банку принадлежит ключ, и с помощью знакомого, Грини, организовал свое прикрытие, после чего забрал все, что там хранилось. Расплатиться пришлось, отдав свой корабль, и на пассажирском лайнере полететь на Новый Цюрих, где и забрал остальное.

– Ты все сюда сложил? – с подозрением глядя на молодого человека, поинтересовался майор.

– Разумеется, нет. Там были еще и деньги, а они мне самому нужны, так как я нахожусь в автономном плавании и на помощь государства мне рассчитывать не приходится.

– Каковы твои соображения? – вновь задал вопрос майор, но уже окончательно подобрев лицом.

– Насколько я понял, корабль выполнял некую разведывательную миссию, но, как видно, капитан, чувствуя за собой слежку, заложил в сейфы материалы, отвлекающие внимание от чего-то очень важного. Большего я сказать не могу, так как не хватает информации.

– Молодец, умеешь мыслить и делать выводы, – похвалил майор и, посмотрев на ветхий чемодан, распорядился: – Спали эту древнюю рухлядь, чтобы ее духу не было.

Согласно кивнув головой, Бобер попрощался с майором и лейтенантом и, когда они исчезли в лесу, распалил костер. Потом хотел было бросить в костер чемодан, но, подумав некоторое время, решил сначала его на всякий случай распотрошить как следует. Вынув из ножен острый охотничий нож, он стал его методично кромсать.

Спустя пять минут в ручке он обнаружил очень хитрый тайник. Провозившись с ним более двух часов, Бобер его вскрыл, и к его ногам выпала шахматная фигурка короля, вырезанная из цельного изумруда, на основании которой красовался любопытный вензель с императорской короной над двуглавым орлом. Повертев фигурку в руках и тщательно рассмотрев со всех сторон, молодой человек со вздохом положил ее в нагрудный карман и вызвал Марго, задав вопрос:

– Посыльные удалились с планеты?

– Да, еще час назад их корабль ушел в гиперпространство, но сейчас к орбите подходит британский фрегат и собирается выбросить десант.

– Вполне возможно, это по мою душу! – воскликнул Бобер и быстро кинулся собирать свои вещи. Спустя пять минут, нагруженный до предела, молодой человек загрузился в свой корабль, оставив за собой лагерь, выглядевший так, будто хозяин ушел на охоту и собирался в него вернуться через несколько дней.

– Наследник, дай команду на взлет.

– Вперед, Марго, летим на ту планету, координаты которой у нас имеются.

Корабль плавно оторвался от поверхности и, зависнув в одной точке всего на пару мгновений, рванул на орбиту. Выйдя в космос и не меняя скорости движения, он вошел в гиперпространство, так и оставшись незамеченным радаром британского фрегата.


Глава 18

– Похоже, планета обитаема, – рассматривая снимки, тихо проговорил Бобер, водя электронным маркером по карте. – Эти квадраты очень сильно смахивают на возделанные поля с продуманной системой орошения.

– Я тоже так считаю, но существует один немаловажный вопрос, люди там или представители иных рас? – согласилась Марго, не вмешиваясь в работу наследника.

– Чтобы на него ответить, надо мне самому туда спуститься и все выяснить.

– Когда собираешься это сделать?

– Прямо сейчас соберусь и на поверхность с разведкой отправлюсь, нечего резину тянуть, – решительно произнес он и принялся облачаться в армейский камуфляж. Полностью облачившись и нацепив на себя боевое снаряжение, молодой человек выбрал себе модульную снайперскую винтовку с глушителем и запасся сухпайками на десять дней. Попрощавшись с Марго, Бобер неторопливо загрузился в десантный бот и спустя десять минут оказался на небольшой полянке среди реликтового леса. Оглядевшись по сторонам и сверившись с картой, загруженной в тактический планшетник, определился с направлением и решительно отправился в нужную ему сторону. Пройдя сквозь буреломы, Бобер за пару часов вышел к опушке леса и, найдя подходящее место, принялся изучать окружающую местность.

Тщательно изучая обработанные поля, он сразу заметил проложенные пластиковые трубы капельного орошения, но, как ни странно, за целый день не увидел ни одного разумного существа. В конце концов, не выдержав, Бобер вышел из леса и пошел вперед, в надежде найти хоть какие-то следы разумных. Прошагав по пыльной дороге более десяти километров, по которой ездили иногда какие-то средства передвижения, Бобер совершенно неожиданно услышал за спиной суровый женский голос:

– Брось винтовку, иначе выстрелю!

– Не могу, – весело ответил он, медленно разворачиваясь в сторону голоса.

– C чего это вдруг?! – опешила неизвестная женщина.

– Да, видишь ли, шел я по лесу и ее нашел, сразу схватил, а она возьми, да намертво к руке и приклейся!

– Ты врешь!! – завопила женщина примерно тридцати лет, в глазах которой пылал огонек растерянности.

– Подойди и проверь!

Судорожно схватившись за видавший виды лучемет самого что ни на есть музейного вида, женщина медленно подошла к молодому человеку, ожидая от него любого подвоха, но все равно вовремя среагировать не успела. Бобер отпустил винтовку и, технично выбив ее оружие, заломил правую руку за спину. Опустив ее на землю, он приставил пистолет к ее голове и поинтересовался:

– Ты вообще кто такая?

– Фермер.

– Тут и ежу понятно, что ты фермер, зовут тебя как?

– Аурика, – потупив взор, ответила женщина и тихо поинтересовалась: – Простите, а кто такой Еж?

– Не бери в голову, просто на Земле есть такое забавное живое существо, сплошь покрытое колючками.

– Подождите, вы разве не местный?!

– Нет, конечно! Прибыл на вашу богом забытую планету меньше суток назад, и первый встреченный мною человек тыкает в меня допотопным лучеметом. Не правда ли, есть чему удивиться?

– Так вы прибыли к нам с другой планеты!!! – с неописуемым изумлением воскликнула Аурика и, закатив глаза, рухнула без чувств в дорожную пыль.

– И что бы это значило? – слегка растерянно проговорил Бобер, рассматривая лежащую на земле женщину с застарелыми трудовыми мозолями на руках.

Отцепив от пояса фляжку из свехпрочной керамики, он вылил ледяную воду на лицо аборигенки. Суматошно задергав всеми конечностями, женщина, открыв глаза, пристально посмотрела на лейтенанта, а потом, резко перевернувшись на живот, мертвой хваткой вцепилась в его ногу и обезумевшим голосом заорала:

– Посланник, мы так долго тебя ждали, и ты, услышав наши молитвы, явился к нам!

– Ты что несешь, сумасшедшая?! – выпалил Бобер, пытаясь освободить свою ногу.

– Радость-то какая! Всё, теперь кончаются наши страдания и начинается новая счастливая жизнь!! – воскликнула женщина, размазывая грязноватыми ладонями непрерывно текущие слезы радости. Изумленно клацнув зубами, молодой человек, схватив Аурику за шиворот, с легкостью поставил ее ноги. Внимательно вглядевшись в лучащиеся искренним счастьем карие глаза женщины, Бобер ласково поинтересовался:

– Ну, и чего ты разоралась? Лучше объясни мне нормальным языком, что тут вообще происходит?

– Ой, нет! Давайте, я вас лучше в нашу управу сопровожу, вот пусть они этим сами и занимаются, им по должности положено, – тряся головой, отказалась она, пристально всматриваясь в глаза молодого парня.

– Ладно, веди в свою управу, потолкуем с вашими начальниками.

Аурика, вытерев лицо носовым платком, махнула рукой, зовя молодого человека следовать за собой. Подивившись такому поведению женщины, Бобер подхватил свою винтовку и, поправив вещмешок, направился следом за ней. Женщина подошла к небольшому бугорку и, повозившись около минуты, сдвинула в сторону невидимый ранее широкий люк и лихо нырнула внутрь, а следом за ней осторожно залез и Бобер. Оказавшись в каземате и оглядевшись по сторонам, лейтенант очень удивился качеству неведомого материала, из которого был построен подземный ход. Шагая следом за Аурикой по извилистому туннелю, он все глубже и глубже задумывался о загадочности данного подземного сооружения.

– Аурика, неужели вы это сами сделали? – спустя некоторое время, поинтересовался Бобер, раздираемый противоречивыми мыслями.

– Нет, мы этот ход случайно нашли около трехсот лет назад, и, насколько я знаю, его очень давно построила какая-то неизвестная раса, биологически очень похожая на людей.

– Вы случаем с ней не имеете каких-либо контактов?

– Нет, они очень давно покинули эту базу, и мы так и не выяснили, по какой причине, правда, базу законсервировали качественно. За триста лет мы смогли запустить только треть, остальное так и находится в консервационном режиме, – пояснила она, постоянно оборачиваясь в его сторону.

– Очень интересно, что там находится?

– Не знаю, об этом лучше поинтересоваться в управе, – нехотя ответила женщина, продолжая вести своего спутника каким-то совершенно причудливым маршрутом. Припомнив ее поведение, Бобер обратил внимание на странность и, не найдя приемлемого для себя ответа, поинтересовался у своей спутницы:

– Аурика, будь добра объяснить, с какого перепугу ты на меня наставила на поле свой лучемет, если я тебя даже не видел и не представлял совершенно никакой угрозы?

– Видишь ли, у нас есть свои изгои, и, объединяясь, они совершают время от времени налеты на наши поля, вот от них мы и обороняемся.

– У вас разве нет тюрем? – удивленно поинтересовался молодой человек.

– Нет, это слишком расточительно, и поэтому мы их просто выгоняем на поверхность, лишая преступников всяческой поддержки нашей колонии.

– Вы что, всех преступников выгоняете?

– Нет, зачем же? Только особо отличившихся, а остальные по приговору мирового судьи направляются на исправительные работы в шахты.

– Разумная политика, особенно если учесть полную изолированность вашей планеты.

В этот момент Аурика подошла к бронированной двери и, остановившись возле нее, прислонила ладонь в овальную нишу, и преграда без всякого шума отошла в сторону. Как только они прошли за нее, дверь вновь встала на место. Оглядевшись по сторонам, Бобер с балкона наивысшей точки с изумлением оглядел открывшуюся величественную панораму колоссального подземного города. Приглядевшись более внимательно, он воскликнул:

– Аурика, это же настоящая база для полноценного военно-космического флота!

– Так и есть, правда, она изначально была пуста, хотя и совершенно исправна.

– Все интереснее и интереснее… – прошептал одними губами Бобер и вошел в лифт, следом за женщиной.

Спустившись на самый нижний уровень, они, поплутав некоторое время, наконец, добрались до местной управы и вошли в здание, больше похожее на ремонтный бокс. Когда они поднимались по лестнице, совершенно неожиданно женщину строгим голосом окликнул мужчина, явно наделенный немалой властью:

– Аурика, что ты тут делаешь, ведь сегодня твоя очередь дежурить на поверхности?!

– Простите, Михаил Александрович, но случилась совершенно непредвиденная ситуация!

– Понятно, ты опять меня за дурака принимаешь! – рассерженно прошипел мужчина и, чуть скосив в сторону молодого человека свой взгляд, грозно поинтересовался:

– Ты кто такой и почему бездельничаешь?!

– Простите, но это пришелец с человеческих миров, поэтому я и действовала в соответствии с инструкцией.

Покраснев словно вареный рак, мужчина схватился за лестничные перила и, посмотрев на Аурику совершенно растерянным взглядом, очень тихо произнес:

– Пойдемте со мной.

Поднявшись на третий этаж, Михаил Александрович провел их в закрытое крыло и, войдя в кабинет, медленно обернувшись, строго спросил:

– Как вас зовут, молодой человек?

– Меня зовут Бобер, остальные имена не важны.

– Пусть так, но откуда вы прибыли на нашу планету и, вообще, как узнали, что эта богом забытая планета обитаема людьми?

– Это длинная история.

– Я никуда не тороплюсь, – ответил мужчина и жестом пригласил присесть на диван.

Усевшись рядом с Аурикой, Бобер некоторое время обдумывал линию своего поведения и только после этого заговорил:

– Позвольте представиться, Михаил Александрович, я лейтенант Главного разведывательного управления Российской Федерации. Прибыл на эту планету, расследуя гибель разведывательного судна класса «Горец» триста пять лет назад.

Чуть улыбнувшись, мужчина, утерев платком выступивший пот, ответил на откровенность:

– Действительно, некоторые из нас – потомки членов экипажа этого корабля, но как вы собираетесь доказать принадлежность к российской разведке?

– Хороший вопрос… – задумчиво произнес Бобер и, почесав затылок, через несколько мгновений напряженных размышлений, задал вопрос: – У меня документов, подтверждающих свою принадлежность, не имеется, так как я нахожусь на нелегальном положении, поэтому спрашиваю вас, какие доказательства вас устроят?

– Ну, для начала расскажите всю историю, а после будем решать, как нам быть дальше, – нехотя отозвался мужчина.

– Хорошо, я честно расскажу, но имейте в виду, многие детали, касающиеся государственной тайны, будут мною опущены.

– Неплохое начало, – одобрительно кивнув, ободрил молодого человека Михаил Александрович.

– Чуть более пяти лет назад я нашел на погибшем корабле «Горец» один любопытный ключ от банковского сейфа, но занялся его изучением совсем недавно.

– Если это действительно так, то покажите личную печать императора, – резко потребовал хозяин кабинета.

– Честно говоря, не знаю, о чем вы говорите, но уж не об этой ли вещице идет речь? – проговорил Бобер, выкладывая на стол найденную фигурку короля, в основании которой была вырезанная печать.

Взяв изумрудную фигурку в руки, Михаил Александрович внимательно осмотрел ее со всех сторон и, поставив на стол, поднял свой взор на лейтенанта, согласно кивнул и заговорил:

– Да, это именно она.

– Знаете, как мне кажется, эта печать является ловушкой для британского агента, предъявив которую он выдает себя с головой.

– Браво, молодой человек! Вы разгадали смысл закладки в сейфе банка на Новом Лондоне, – воскликнул мужчина и слегка захлопал в ладоши.

– Надеюсь, вы понимаете, что я никакого отношения к МИ-6 не имею?

– Вполне возможно, но нам нужны настоящие доказательства принадлежности к российской разведке, иначе у нас с вами разговор не сложится.

– В таком случае могу предложить взять на мой корабль двух или трех ваших доверенных лиц, и мы разрешим возникшую проблему, – предложил выход из создавшейся ситуации Бобёр.

– Пожалуй, я соглашусь с таким вариантом, – пробарабанив пальцами по столу, ответил мужчина, явно занимающийся вопросами безопасности колонии. – Я отправлюсь на ваше судно и прихвачу с собой пару своих людей. Не возражаете?

– Ничего не имею против. Когда отправимся?

– Сначала я вам покажу наш город и вообще всю колонию в целом. Хочется услышать мнение человека, со свежим взглядом, о нашей колонии.

– Отлично! Когда приступим?

– Зачем откладывать дела в долгий ящик? Прямо сейчас и начнем нашу экскурсию.

Покинув кабинет, Бобер в сопровождении Михаила Александровича вышел из управы и, погрузившись в глайдер, поинтересовался:

– Интересно, сколько людей проживает в вашей колонии?

– Чуть более трех миллионов.

– Это вместе с изгоями?

– Нет. Изгоев, живущих на поверхности, не более тридцати тысяч, и они живут весьма разрозненно.

– Откуда такое большое количество?! – пораженно воскликнул молодой человек и, оторвав свой взгляд от окна, посмотрел на Михаила Александровича. – Неужели, это все потомки экипажа погибшего корабля?

– Если бы это было так, наша колония никогда бы не стала такой большой. Через три года после того как наши предки обосновались здесь, на орбиту планеты случайно вынесло два российских туристских лайнера, серьезно пострадавших от пиратской атаки, – пояснил он.

– Странно, разве ваши предки не могли отремонтировать корабли или попытаться выйти на связь с руководством?

– К сожалению, ни то, ни другое сделать не удалось, слишком серьезными оказались повреждения, но даже если бы удалось восстановить передатчик, никто не рискнул выйти на связь, – с отрешенным видом ответил Михаил Александрович. – На тот момент такая попытка, скорей всего, привела бы к трагедии, поэтому на совещании было решено остаться в полной изоляции.

– Получается, я был прав, заподозрив наличие крота в разведслужбе.

Ничего не ответив на высказывания Бобра, Михаил Александрович отвернулся и ничего невидящим взглядом уставился в окно. Поняв его реакцию, молодой человек больше не задавал никаких вопросов и, отвернувшись в другую сторону, стал всматриваться в происходящее за окном.

Глайдер плавно поднялся в воздух и медленно полетел вперед, давая своим пассажирам возможность внимательно осмотреть производственную деятельность колонии. Сначала происходившее движение не вызывало особой заинтересованности, но спустя некоторое время лейтенант стал замечать некоторые детали, позволяющие сделать очень интересный вывод. Колония выпускала довольно широкий ассортимент необходимой продукции, но все же главный упор делался на выпуск военной техники и снаряжения.

Продолжая смотреть в окно, Бобер осознал цель этой прогулки, организованной Михаилом Александровичем. Если он не сможет предоставить убедительных доказательств своей принадлежности к российской разведке, его непременно ликвидируют как ненужного свидетеля. По всему выходит, колонисты сознательно пошли на полную изоляцию от всего остального мира, а для этого нужны были очень и очень веские причины. Обдумывая сложившуюся ситуацию, землянин не заметил, как завершилась ознакомительная экскурсия. Покружившись еще какое-то время в воздухе, глайдер пошел на посадку.

– Вот вы и увидели нашу колонию, – удовлетворенно проговорил Михаил Александрович, после того, как они вышли из пассажирского салона. – Каково ваше мнение об увиденной картине?

– Надо признать, масштабы хорошо налаженного производства весьма впечатляют, особенно если учесть вашу многовековую оторванность от мира!

– Это стоило нашим предкам немалых трудов, но результат того стоил и на сегодняшний день мы в состоянии обеспечить себя всем необходимым, – спокойно и без всякой напыщенности проговорил эсбэшник.

– В том числе и вооружением? – прищурившись, поинтересовался Бобер, внимательно наблюдая за реакцией своего собеседника.

– Да, и оружие производим, правда, номенклатура весьма ограничена, так как производственные мощности имеют свою специфику, которая не позволяет делать все, что мы хотим, – откровенно признался Михаил Александрович и, слегка нахмурившись, задал вопрос: – Когда, ты собираешься предоставить подтверждение своей причастности к российской разведке?

– Берите своих людей, и мы с вами отправимся на поверхность, а затем посетим мой корабль.

– Хорошо, – чуть расслабившись, ответил мужчина и, достав рацию, вызвал троих человек.

Ожидая появления вызванных сопровождающих, Бобер вернулся в кабинет. Надев вещмешок и подхватив снайперскую винтовку, он с Михаилом Александровичем вернулся на улицу, где их уже ожидали три человека. Оглядев компанию и опознав в них матерую группу захвата, Бобер, чуть скривив губы, предложил местному особисту идти вперед и сам последовал за ним. Оказавшись на поверхности, он вызвал десантный бот и, когда тот приземлился рядом, пригласил войти внутрь всю компанию.

Спустя десять минут, оказавшись на своем корабле, Бобер мысленно попросил Марго быть начеку и, в случае реального нападения, немедленно парализовать всю компанию аборигенов. Усадив четверых визитеров, лейтенант вышел на видеосвязь с генералом Гудзой.

– Что случилось? – сонно поинтересовался куратор.

– Господин генерал, мне крайне необходимо иметь документ, предоставляющий особые полномочия, как представителю российской разведки.

– Для чего тебе это нужно? – изумился генерал, устремив на него свой немигающий взгляд.

– Для налаживания контактов с администрацией ранее неизвестной колонии, при этом все аборигены являются потомками российских граждан.

– Очень интересно… – медленно протянул Гудза и, подумав некоторое время, задал вопрос: – Куда тебе доставить необходимые документы?

– Пусть курьеры прибудут на Терму.

– Согласен, место достаточно уединенное, но учти, Бравков будет только через месяц. Извини, но раньше не выйдет, так как для оформления и доставки требуемых бумаг нужно некоторое время.

Незаметно включив защиту с достоверной имитацией разговора и тем самым отгородившись от аборигенов, Бобер продолжил:

– Меня это вполне устраивает, тем более у меня назначена встреча с Гриней, причем там будет присутствовать представитель американской разведки.

– Вот об этом давай подробнее! – мгновенно среагировав, выпалил генерал.

– Прежде чем попрощаться с беглым каторжником, я подсунул ему жучок и подслушал, куда и с какой целью он направляется. Это оказалась планета Глухая, куда я и полетел. Как оказалось, Гриня в уединенном месте проводил переговоры с целью оптовой покупки списанного вооружения, а посредником выступал американский разведчик.

– Ты вступал с ними в контакт? – поинтересовался генерал, сосредоточенно глядя с экрана на подчинённого.

– Да, американец выдал нам с Гриней коммуникаторы для личной связи и назначил место следующей нашей встречи. Она состоится на Новом Цюрихе в отеле «Опера».

– Надо же, у этого американца губа не дура. Выбрал одну из лучших гостиниц Швейцарии, – с некоторым недоумением проговорил Гудза и спустя пару мгновений задал вопрос: – У тебя есть еще что-нибудь?

– На данный момент это вся информация, которой я владею.

– Неплохо, Бобер, но соблюдай предельную осторожность, мне не хочется потерять такого полевого агента, как ты.

– Буду стараться.

Отключив связь, молодой человек обернулся к своим гостям и вежливо поинтересовался:

– Как вы слышали, документы будут у меня только через месяц. Поэтому хочу услышать ваше мнение, как лучше выйти из этой ситуации?

– Мы отправимся в полет вместе с вами, – категорично заявил Михаил Александрович, смотря прямо в глаза.

– Пусть будет так, но имейте в виду, полной свободы на борту вы иметь не будете, и это не обсуждается, – чётко проговорил Бобер, давая понять, что здесь на борту главный он.

– Нас это не устраивает!

– Послушайте, господа, я прекрасно понимаю, вы одни из лучших бойцов колонии и в случае отсутствия подтверждения попытаетесь меня ликвидировать, но имейте в виду, что это мой корабль и вам не удастся причинить мне какой-либо вред. Именно по этой причине вы будете выполнять мои распоряжения без всяких возражений, надеюсь, вам все понятно?

– Товарищ полковник, может быть, стоит его сразу убить? – с самым решительным видом поинтересовался у своего начальника один из бойцов.

– Может быть, ты и прав, Антон… – задумчиво протянул Михаил Александрович и посмотрел на молодого человека с некоторой озабоченностью.

– Разрешаю вам сделать одну-единственную попытку. Поверьте, больше такого шанса я вам не предоставлю. – Оглядев насупившуюся четверку, Бобер с легкой улыбкой произнес: – Ну же, давайте смелее, тем более, я сам предложил.

Михаил Александрович поднялся и решительно направился в сторону лейтенанта, но, не дойдя всего лишь трех шагов, замер в нелепой позе и спустя десяток секунд рухнул на пол. Его подчиненные попытались было вскочить на ноги, но так и остались сидеть на диване с шокированными до невозможности лицами. Мысленно попросив Марго отключить режим парализации, Бобер с любопытством оглядел ошарашенных до глубины души людей и нейтральным тоном поинтересовался:

– Надеюсь, эта маленькая демонстрация убедила вас отказаться от всяких глупых мыслей и дурацких поступков?

– Ничего не скажешь, наглядно и очень убедительно получилось, – ответил Михаил Александрович, поднявшись на ноги и потирая слегка ушибленное плечо.

– В таком случае, прошу пройти в каюты и приготовиться к старту, мы летим на Новый Цюрих.

Когда полковник и его бойцы разместились в комфортабельных каютах, Бобер достал коммуникатор, врученный ему американским разведчиком, и, покрутив его в руках, поинтересовался у Марго:

– Ты случайно не выяснила, какие хитрости заложены в это устройство?

– Давно выяснила, это средство связи, работает как подслушивающее устройство и в то же время это пеленгатор месторасположения абонента.

– Любопытно, а где располагается приемная станция?

– Адрес мне известен, предместье Нью-Йорка, но это еще не все. Коммуникатор работает только на поверхности цивилизованных планет, где хорошо развита инфраструктура связи, и больше нигде. Да, еще в нем отсутствует записывающее устройство, а это серьезный недостаток для подобных аппаратов.

– Очень интересно… – протянул Бобер и отхлебнул из небольшой фляжки пару глотков отличного коньяка, потом с воодушевлением отдал распоряжение:

– Стартуем и держим курс на Новый Цюрих, хотя нет, сначала отправляемся на Глухую и проверим наши камеры.

– Тогда мы по времени не успеем прибыть на встречу с американцем.

– Действительно, – огорченно произнес молодой человек и неожиданно задал вопрос: – Марго, а ты быстрее не можешь, да так, чтобы везде успеть?

– Могу, но тогда тебе нужно будет погрузиться в анабиоз.

– Надеюсь, криокамера в исправном состоянии? – в шутку поинтересовался Бобер и, поднявшись с кресла, задумчиво прошелся по рубке.

– Корабль совершенно в исправном состоянии, – с легкой обидой в голосе ответила Марго.

– Ладно, не дуйся, я просто пошутил, просто скажи, всем в криокамере места хватит?

– Ничего подобного на судне нет, для входа в анабиоз достаточно лечь в койку у себя в каюте, и процесс пойдет автоматически под моим контролем.

– Отлично, я пойду, предупрежу наших невольных пассажиров, и сразу отправляемся в путь.

На следующий день Бобер, проснувшись, первым делом поинтересовался:

– Марго, как скоро мы будем на месте?

– Мы находимся на орбите Глухой уже более двух часов, – спокойно отозвалась она.

Удивленно взглянув на электронный хронометр, Бобер не поверил своим глазам. Перелет занял всего лишь восемнадцать стандартных часов, и это было просто феноменально. Захлопнув приоткрывшийся рот, лейтенант устроился в пилотском кресле и попросил вывести видео на экран, полученное со скрытых камер.

Как оказалось, засада все же была и продолжала держать базу под негласным контролем. Просмотрев в ускоренном режиме архив, молодой человек окончательно убедился в их принадлежности. Это была группа захвата британской контрразведки или сокращенно МИ-5, являющаяся неотъемлемой частью Объединенного разведывательного комитета Британской империи.

Посидев некоторое время и продумав дальнейшие свои действия, Бобер вновь взялся за просмотр и анализ видеоархива. Затратив чуть более двух часов, лейтенант подобрал для себя несколько подборок с разговорами и, скинув их в тактический планшет, со скрипом поднялся из кресла и, потянувшись всем телом, обратился к Марго:

– Вот теперь, имея на руках козыри, можно смело лететь на Новый Цюрих и поиграть в азартные игры с пиратами и разведкой Британии и США.

– Наследник, в каком режиме лететь?

– В том же, на котором летели сюда, надеюсь, наши пассажиры не проснулись?

– Нет, они остались в анабиозе.

– Тогда, я пошел к себе в каюту.


Глава 19

– Михаил Александрович, будьте добры, окажите мне небольшую услугу, – вежливо попросил лейтенант, с интересом рассматривая планету на экране.

– Я не возражаю, но не могли бы вы объяснить, что от нас требуется?

– Когда мы все вместе окажемся на планете, нужно будет разыграть качественный аудиоспектакль для неведомых слушателей, причем его надо провести так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его достоверности.

– Каков будет сценарий? – спросил полковник, оценивающе рассматривая молодого человека, непринужденно сидящего напротив него.

– Легенда несложная. Вы мои помощники, и мы вместе подбираем надежных людей для создания мощной пиратской флотилии с возможным базированием на планете Волчьей.

– Я так понимаю, произносить какие-либо имена и прозвища не нужно?

– Пожалуй, да, не стоит, для этого нужно будет подготовить другую легенду, а для этого нужно время, которого нет.

– Хорошо, мы с удовольствием вам подыграем, – согласился Михаил Александрович.

– В таком случае, идите и собирайтесь, мы спускаемся на планету.

Когда Михаил Александрович со своими бойцами удалились в каюты, Бобер вызвал диспетчера и, получив разрешение на приземление десантного бота и дождавшись своих пассажиров, отправился на космодром.

Пройдя таможню и выйдя за пределы космодрома, лейтенант привел своих спутников к остановке общественного транспорта. Загрузившись всей компанией в автоматизированный глайдер, лейтенант указал искину адрес и сразу завел оговоренный разговор, предназначенный для ушей американской разведки.

К моменту прибытия на площадь, на которой располагался отель «Опера», разговор подошел к своему логическому завершению. Расплатившись за услугу, компания покинула салон и с интересом стала рассматривать красивейший фасад оперного театра, выложенный из белого и серого камня.

– Ладно, пошел я на встречу, быть может, и для нас что-нибудь полезное выгорит.

– Идите, а мы тут вас подождем, – чуть улыбнувшись, ответил Михаил Александрович, продолжая рассматривать никогда не виданную им архитектуру неоклассического стиля.

– Будьте осторожны и постарайтесь не привлекать к себе ненужного внимания, – предостерег своих спутников лейтенант и, развернувшись, неспешной походкой направился к центральному входу шикарного отеля. Поднявшись по широкой лестнице и войдя в большой и светлый холл, Бобер, оглядевшись по сторонам и не найдя своих знакомцев, достал выданный коммуникатор и набрал номер американского разведчика.

– Алло, вы меня слышите?

– Да, я вас прекрасно слышу, говорите.

– Я нахожусь в холле указанного вами отеля.

– Вы, я вижу, весьма пунктуальны, молодой человек, а это немаловажное качество в нашем деле.

– От этого зависит моя деловая репутация, тем более предложенное вами дело мне очень и очень интересно…

– Хорошо, подождите меня пять минут, и я к вам спущусь.

Отключив связь, Бобер устроился на одном из диванов из натуральной кожи и глубоко задумался. Сегодня и сейчас для него наступал наиважнейший момент. Если удастся убедить американца в своей надежности, то в перспективе игра выйдет на совершенно иной уровень. Припомнив наставления своего преподавателя по экстрасенсорике, молодой человек несколько раз глубоко вздохнул и приступил к подготовке своей психики к решительной интеллектуальной схватке.

К моменту появления американца лейтенант завершил упражнения и ощутил в себе силы противостоять далеко не глупым оппонентам и поднялся на ноги. Поздоровавшись с разведчиком, он крепко пожал протянутую руку и предложил пройти в ресторан. Оказавшись в отдельном кабинете, Бобер, поинтересовавшись желанием своего спутника, заказал для себя и своего собеседника рыбные блюда с салатами, а к ним бутылку отличного белого вина.

– Давайте, что ли, по-настоящему познакомимся, а то как-то не по-людски у нас прошла первая встреча, – высказался Бобер и разлил легкое вино в изящные бокалы.

– Мое имя Джордж Дюваль.

– Ну, вы мое прозвище и так знаете, а имя может быть разным, это не принципиально.

– Как вам будет угодно.

– Знаете, Джордж, ваше предложение мне крайне интересно, по этой причине я озаботился возможными неприятностями, и, как оказалось, не зря, – добродушно улыбнувшись, проговорил лейтенант и сделал пару глотков вина.

– Что вы имеете в виду? – насторожившись, поинтересовался Дюваль, с прищуром глядя на своего собеседника.

– Видите ли, это долгая история…

– Ничего страшного, мне торопиться совершенно некуда.

– Тогда слушайте. На Новом Лондоне мне нужна была помощь, для того чтобы забрать из сейфа одну вещь, принадлежащую моим далеким предкам. Гриня мне помог, не бесплатно, разумеется, вернее не он, а его приятель. – Умолкнув на пару мгновений, Бобер сделал еще один глоток и продолжил свой рассказ: – Дело я провернул удачно и при расставании с нашим общим знакомым подвесил ему жучок. Вот именно тогда я и узнал о времени и месте вашей встречи. Остальное вы знаете, за исключением одного немаловажного момента…

– Интересная история, но о каком моменте вы говорите? – с напряжением в голосе поинтересовался американец.

– Когда вы улетели с Глухой, возле своей базы, а также на месте нашей встречи я установил пассивные видеокамеры, и они зафиксировали весьма интересные вещи.

– Видео у вас с собой?

– Разумеется, желаете ознакомиться? – непринужденно ответил вопросом на вопрос молодой человек и поставил свой бокал на стол.

– Будьте так добры, продемонстрируйте вашу информацию.

Достав свой тактический планшет, Бобер открыл нужную папку и протянул его американцу. Дюваль с осторожностью взял его и надолго погрузился в изучение предоставленного видеоматериала. Чем дольше он просматривал, тем мрачнее становился его взгляд, отчего морщины на его лице постепенно становились все глубже и глубже.

Спустя примерно час, отложив в сторону планшет, разведчик с некоторой натугой в голосе произнес:

– Скажите, британская контрразведка и ее засада продолжает оставаться на Глухой?

– По крайней мере, неделю назад она была там, а как обстоят дела на сегодняшний момент, не знаю, но, как мне думается, никуда она не делась и продолжает пребывать на том же самом месте.

– По-видимому, так оно и есть, – согласился с мнением молодого человека озабоченный американец и спросил: – Как вы думаете, Гриня причастен к утечке информации?

– Скорей всего, его где-то подслушали с помощью технических средств. Подозреваю, что это сделал его лондонский приятель, который мне помог забрать из сейфа свое имущество. Его имя Артур.

– Кто это такой?

– Этого я вам сказать не могу, так как не знаю, вам лучше поинтересоваться у Грини. Это ведь его приятель, а не мой, – веско заявил Бобер и, печально вздохнув, принялся за еду.

В этот момент входная дверь открылась и в нее влетел Гриня, радостно завопив:

– Вот вы где! Я тут, видите ли, с ног сбился, вас разыскивая, а вы здесь без меня пьянствуете! Нехорошо это, не по-джентльменски.

– Опаздывать не надо, да и вообще, почему ты со мной заранее по коммуникатору не связался? – чуть повысив голос, поинтересовался разведчик, строго глядя на расхристанного беглого каторжника.

– Забыл я его на своем корабле, – нехотя признался Гриня и, отодвинув свободный стул, примостился за стол, глядя голодными глазами на деликатесы из морепродуктов.

Усмехнувшись про себя, Бобер нажал кнопку вызова официанта и, глядя на пирата, задал тому вопрос:

– Ты случаем не хочешь рассказать, кто такой Артур с Нового Лондона?

– С чего такой интерес с твоей стороны? – с недоумением оглядывая присутствующих, поинтересовался Гриня и поставил локти на стол.

Чуть поморщившись от такого поведения, американец с угрозой в голосе тихо проговорил:

– Сколько раз я тебя предупреждал быть предельно осторожным и не светиться?

– Так что случилось-то?! – непонимающе воскликнул пират, выпучив глаза.

– Балбес ты, Гриня, чистейший. По всему выходит, не только я тебя подслушивал, но и твой Артурчик тоже в стороне не остался.

– Не понял, он-то здесь при чем?

– Да, вот, видишь ли, получается, сдал нас твой приятель британской контрразведке со всеми потрохами.

– Не может этого быть! – категорически заявил пират, нервно подергивая правой скулой. – Я его как облупленного знаю, и за ним ничего подобного никогда не водилось!

Американский разведчик, молча, протянул Грине тактический планшет, но при этом глаза его метали убийственные молнии, направленные на виновника утечки информации.

– Ты сначала видео посмотри, а потом такими заявлениями разбрасывайся, – тихо произнес Бобер, продолжая жевать отлично приготовленных устриц.

Взяв в руки планшет, пират нехотя принялся просматривать видео.

– Это подделка! – после десятиминутного беглого просмотра категорично заявил Гриня и вернул планшет лейтенанту.

– Зря ты так, это подлинная запись без всякого монтажа, и любая объективная экспертиза это подтвердит, можешь даже не сомневаться.

– Бобер, ты где эти записи взял? – неожиданно тихо поинтересовался Гриня.

– После вашего отлета с Глухой я на всякий случай камер понатыкал, а спустя некоторое время вернулся и забрал полученный результат. Вот такие дела…

– Если это правда, я Артура как бобик грелку на кусочки разорву, – раздувая ноздри, зло прошипел Гриня, смотря прямо в глаза молодого человека.

– Как раз этого делать категорически нельзя! – резко заявил разведчик и грозно погрозил пальцем разбушевавшемуся беглому каторжнику.

– Как скажете… – понурив голову, негромко проговорил тот и потерянно оглядел присутствующих.

– Не вздумай больше еще какой-нибудь дурости совершить, в противном случае отправишься на пожизненную каторгу. Ты меня понял?!

– Понял, не дурак, но как же теперь быть, если у нас на хвосте британская контрразведка висит?

– Во-первых, на территорию Британской империи и их союзников не вздумайте заявиться. Во-вторых, избегайте любых посторонних контактов…

– Прошу прощения! – перебил Бобер разведчика и ехидно поинтересовался: – Это что же получается, нам теперь и на территории США появляться нельзя? Как-никак Британская империя и Америка – давние и верные союзники на протяжении многих и многих столетий…

– За это можете не волноваться, как и обещал, я вам сделаю подлинные дипломатические паспорта с качественной легендой.

– Хорошо, нам это и в самом деле не помешает, – согласно кивнув, приговорил Бобер и сразу же поинтересовался у американца: – С этим разобрались, но теперь меня интересует, когда мы приступим к делу?

– Да, давайте это обсудим! – резко оживившись, воскликнул Гриня, в надежде отвлечь от себя внимание.

– Ну, что же, давайте обсудим… – задумчиво начал американец и, взглянув на лейтенанта, поинтересовался: – Вот ты, Бобер, на сегодняшний день сколько можешь выставить бойцов?

– Пару тысяч выставлю, но имейте в виду, что боевого слаживания они еще не проходили.

– Сколько?! – неподдельно удивился беглый пират, ошарашенно рассматривая молодого человека.

– Гриня, варежку прикрой, а то кишки застудишь.

Захлопнув отвисшую челюсть, пират тряхнул головой и уже куда более спокойно задал вопрос:

– Бобер, ты где столько людей набрал, если даже на Волчьей такую команду набрать крайне проблематично?

– Извини, но это исключительно мое личное дело, и делиться своими секретами я с тобой категорически не собираюсь.

– Ты чего себе позволяешь, щенок?! – зло прошипел Гриня с налитыми кровью глазами.

– Господа, давайте не будем ссориться, – вмешался Дюваль и, покосившись на лейтенанта, поинтересовался: – Все-таки я настаиваю на ответе на заданный вопрос.

– Ну, если вы настаиваете, отвечу. Две тысячи – это только те, кто имеет боевой опыт, а вместе с новичками у меня на данный момент числится чуть более пяти тысяч, – спокойно ответил Бобер, без всяких эмоций прямо глядя в глаза разведчика.

Гриня, потеряв дар речи, уставился на Бобра, но, спустя несколько мгновений придя в себя, медленно повернул голову в сторону американца и, встретившись с ним взглядом, тихо произнес:

– Вообще-то, я спрашивал, где он столько народа набрал, но услышать такую цифру совершенно не ожидал…

– Так, все же вы не расскажете нам, где вы такую ораву навербовали, мне очень интересен ваш ответ.

– На одной из окраинных планет, не входящих в реестр. Где именно, отвечать не собираюсь, – чуть грубовато ответил Бобер, с вызовом глядя на своих оппонентов.

– Пусть так, но я бы хотел взглянуть на них, надеюсь, вы мне в этом не откажете?

– Хорошо, на следующую нашу встречу я возьму с собой нескольких своих бойцов из командного звена.

– Договорились, – удовлетворенно выдохнул разведчик и, пригубив вино, продолжил: – Господа, я попросил бы вас на следующую нашу встречу прибыть вместе с экипажами, так как я планирую передать вам два корабля. Один – старенький крейсер, а другой – эсминец.

– В каком они состоянии? – деловито поинтересовался Бобер, подтягивая к себе тактический планшет.

– Корабли совсем недавно сняли с консервации, и на них выполнен полный регламент работ, так что они находятся в прекрасном техническом состоянии.

– Неплохо, но каков износ? – задал свой вопрос беглый каторжник, с весьма довольной физиономией.

– Легкий крейсер класса «Айдахо» имеет износ двадцать семь процентов, а эсминец – почти точная копия русского «Новика» – так и вообще практически новый, – широко улыбнувшись, ответил американский разведчик и после небольшой паузы добавил: – К ним прилагаются тройной боекомплект и запасные топливные стержни, а также ремкомплект.

– И сколько же вы хотите за все это великолепие? – поинтересовался Бобер, рассматривая на экране планшета выведенные тактико-технические характеристики предлагаемых судов.

– Всего лишь три с половиной миллиона американских долларов будет достойной платой за такую роскошь.

Услышав названную цену и соотнеся её с боевыми возможностями еще нестарых кораблей американской постройки, Бобер слегка удивился дешевизне и, посмотрев на задумчивого Гриню, высказал свое мнение:

– Если корабли и в самом деле в отличном состоянии, то озвученная цена меня вполне устраивает.

– Цена действительно хороша, но, к глубокому моему сожалению, у меня сейчас таких денег нет. – Огорчённо покачал головой беглый пират.

– Гриня, не переживай, я тебе займу. Кстати, сколько тебе надо?

– Миллиона будет достаточно, – чуть повеселев, ответил пират и, переведя свой взгляд на Дюваля, поинтересовался:

– Где и когда мы сможем забрать свои корабли?

– Ровно через полтора месяца вы должны быть на орбите планеты Кобальт, где и состоится обмен.

Бобер через планшет вышел в сеть и вывел на экран информацию о планете. Она оказалась давно и безнадежно заброшенной, так как ее природные ресурсы были полностью исчерпаны и люди, оставшись без заработка, покинули ее.

– Неплохое место, особенно если учесть большую отдаленность планеты от транспортных трасс, – высказал вслух свое мнение Бобер и спустя пару мгновений поинтересовался: – Это будет постоянное место передачи, или каждый раз нужно будет подбирать новое?

– Посмотрим, сейчас об этом говорить слишком рано. – Уклонился от прямого ответа Дюваль и, вытерев салфеткой рот, церемониально произнес: – На этом позвольте завершить нашу встречу и откланяться.

Попрощавшись, американский разведчик покинул кабинет и отправился по своим неведомым делам.

– Странный он какой-то… – тихо проговорил Гриня, смотря куда-то под стол.

– Может быть, и странный, но мне до этого нет совершенно никакого дела. Главное, он позволит нам на перепродаже судов неплохо заработать.

– Да, я хоть и долго подбирался к этому человеку, но даже предположить не мог, что все пройдет так гладко.

– Ты знаешь, мне кажется, прежде чем гнать корабли на Волчью, надо где-то организовать перевалочный пункт и как следует изучить суда.

– Так и сделаем, тем более, я знаю одно подходящее для этого местечко.

Договорившись о времени выхода на связь, Бобер попрощался с пиратом и, покинув отель, подошел к своим пассажирам.

– Ну как, парни, понравилось вам тут?

– Да, здесь очень и очень красиво, – подтвердил Михаил Александрович, поднимаясь со скамьи навстречу молодому человеку.

– В таком случае предлагаю посетить некоторое количество магазинов и приобрести необходимые нам вещи и снаряжение.

Решив не брать такси, а пройтись пешком, Бобер повел своих нечаянных пассажиров знакомым путем к оружейному магазину, время от времени заходя в магазины, заинтересовавшие его спутников. Как ни странно, Михаила Александровича и его подчиненных заинтересовали бакалейные лавки и магазинчики, торгующие всякими сладостями. Поначалу испытав немалое удивление подобной заинтересованностью и чуть ли не детской реакцией на горы всевозможных конфет, он не стал мелочиться и купил всё, что они хотели, а хотели они буквально все…

– Подождите, вы что, это все в руках нести собираетесь?! – воскликнул Бобер, с изумлением рассматривая десятки больших коробок, сложенных у кассы.

– Похоже, мы и в самом деле перестарались, – пропыхтел Михаил Александрович. – Такой груз нам тащить действительно не под силу.

Обернувшись в сторону ошарашенного продавца, Бобер весело ему подмигнул и поинтересовался:

– Подскажите, любезнейший, у вас услуга доставки предусмотрена?

– Разумеется. Куда прикажете доставить? – со вздохом облегчения ответил продавец, бросая свой взор на троих странных людей.

– В таком случае доставьте на триста первый причал к шести часам вечера.

– Как будете расплачиваться?

– Только наличными.

– Как скажете… – удивившись еще раз, пролепетал продавец и, взяв в руки сканер, принялся суетиться возле коробок, спустя пару минут он произнес: – С вас ровно три с половиной тысячи швейцарских франков.

– У меня собой только британские фунты.

– Тогда ваша покупка обойдется в две с половиной тысячи.

Отсчитав требуемую сумму, Бобер в сопровождении полковника и его бойцов покинул магазин. Оказавшись на улице и пройдя пару десятков шагов, молодой человек поинтересовался:

– Зачем вам столько сладостей?

– На нашей планете ничего подобного просто нет, – чуть стушевавшись, ответил Михаил Александрович. – Есть только сладкий корень и больше ничего.

– Теперь хотя бы понятна ваша реакция, – задумчиво протянул лейтенант. – Перед возвращением в колонию свой корабль под завязку забью конфетами и шоколадками, пусть люди попробуют.

– Это было бы очень хорошо, – поддержал идею Антон. – Ребятня такому подарку порадуется.

Заинтересовавшись таким положением дел, Петр, воспользовавшись моментом, принялся расспрашивать о нравах и обычаях колонии. Беседа на удивление оказалась весьма полезной и познавательной для молодого лейтенанта, и к моменту, когда они подошли к оружейному магазину, Бобер узнал для себя много нового. Войдя в магазин, в котором он при прошлом своем посещении Нового Цюриха покупал для себя снаряжение, и подведя своих спутников к витринам, негромко посоветовал:

– Не стесняйтесь, выбирайте все, что вам нравится, и на цену не обращайте внимания, это мой вам подарок.

Согласно кивнув, Михаил Александрович со своими бойцами с профессиональным интересом принялись перебирать различные образцы стрелкового оружия, регулярно заглядывая в буклеты с описанием тактико-технических характеристик. Сначала, это была обычная реакция опытных бойцов, столкнувшихся с невиданными ранее образцами смертоносного железа, но чем дольше присматривался лейтенант к их действиям и реакции, тем больше возникало в его голове вопросов. Определенно, Михаил Александрович и его подручные, перебрав самые современные системы различных государств, были далеко не в восторге от увиденного, а это давало повод всерьез задуматься о многом…

Затратив более трех часов на изучение и выбор, полковник отложил в сторону заинтересовавшие его предметы снаряжения и, устало разогнувшись, указал пальцем на небольшую кучку и произнес:

– Это все, что нам требуется.

– Любопытный выбор, – проговорил Бобер, ни к кому конкретно не обращаясь, но при этом внимательно рассматривая выбранное снаряжение. Удивляться и вправду было чему. В сваленной куче лежали в основном одни прицелы с универсальными креплениями совершенно разных производителей. Помимо прицелов полковник и его бойцы подобрали себе очень приличную армейскую сбрую российского образца в полной комплектации, предназначенную для разведывательно-диверсионных групп, ну и всякие сопутствующие мелочи.

– Вам точно больше ничего не нужно? – на всякий случай уточнил Бобер и посмотрел в глаза Михаилу Александровичу.

– Это лучшее, что мы могли здесь найти.

– Неужели вам не понравились какие-нибудь образцы стрелкового вооружения?

– Откровенно говоря, все это железо пригодно разве что на металлолом и для серьезного дела никуда не годится, – высказал свое мнение Антон и прикусил язык от брошенного полковником на него сердитого взгляда.

– Неужели у вас имеется свой собственный арсенал?

– Об этом мы поговорим, только удостоверившись в ваших полномочиях, – категорично заявил Михаил Александрович еле слышным шепотом.

– Пусть так, – согласился молодой человек, прикидывая возможные варианты такого отношения к выставленному оружию. – Но вы меня всерьез озадачили…

– Пока оставим эту тему, а поговорим о том, где можно приобрести семена сахарного тростника и свеклы?

– Давайте сначала расплатимся за ваши покупки, а затем займемся поиском интересующих вас семян.

Бобер в сопровождении полковника и его бойцов покинули оружейный магазин и, сев в такси, отправились на окраину города, где торговали всем необходимым для производителей сельскохозяйственной продукции. Прибыв на место, спутники лейтенанта со знанием дела заказали себе не только семена сахарной свеклы и тростника, но и зерна кофе с какао-бобами. Помимо этого, полковник взял целую библиотеку по агрономии и современным пищевым технологиям.

– Михаил Александрович, давайте закругляйтесь, время аренды заканчивается ровно через один час, – поторопил Бобер, посмотрев на часы.

– Очень жаль!

– Ничего страшного, наш полет еще не окончен и у нас будет время посетить другие планеты и прикупить все, что вам требуется.

– Вы правы, но сколько тут всего нужного для нашей колонии! – с чувством ответил полковник, жадно рассматривая несметные ряды сложенных мешков и ящиков.

– Если мы найдем общий язык, я возьму на себя обязанность регулярно обеспечивать колонию всем необходимым.

Через полчаса оказавшись на космодроме, Бобер с помощью своих спутников забил до отказа грузовой отсек десантного бота и, попрощавшись с диспетчером, покинул Новый Цюрих.


Глава 20

Подлетев к рекомендованной Гриней планете, на орбите которой вращалось четыре солнца, Бобер отсканировал всю поверхность и поинтересовался:

– Марго, что ты думаешь об этой планетарной системе?

– Место хоть и крайне удаленное, но весьма перспективное для перевалочной базы.

– Интересно, а можно ли здесь поставить ремонтный док полного цикла?

– На самой планете, наверное, не стоит, но вот на одной из лун вполне возможно, только для чего тебе это нужно?

– Видишь ли, Марго, мне тут пришла в голову одна интересная мысль, а если помимо перевалочной базы здесь построить мощную ремонтную базу?

– Наследник, это вполне возможно, тем более на Волчьей серьезных доков не имеется.

Поднявшись с пилотского кресла, лейтенант задумчиво прошелся и, вновь взглянув на результаты сканирования, задал неожиданный вопрос:

– Ты случаем не знаешь, что можно встроить в корабли, чтобы их можно было контролировать?

– Есть у меня один хитрый вирус для программного обеспечения и искинов, причем современными техническими средствами его обнаружить совершенно невозможно.

– Очень интересно, но каковы его технические свойства? – деловито поинтересовался Бобер, лихорадочно просчитывая возможные варианты.

– В принципе ничего сложного, достаточно внедрить вирус в систему, и я смогу в реальном времени не только отслеживать перемещения корабля, но и в случае необходимости взять его под свой контроль.

– Так, так, так, а если этих кораблей будет десять, сто десять или десять тысяч?! – с воодушевлением поинтересовался лейтенант, ощутив настоящий азарт.

– Да, наследник, умеешь ты ставить интересные задачки, – задумчиво протянула Марго. – Чтобы однозначно ответить на этот вопрос, мне надо некоторое время, но с десяток кораблей я совершенно точно смогу одномоментно взять под полный контроль или уничтожить, мало того, буду знать все, что внутри происходит.

– Очень хорошо, занимайся этим вопросом, а сейчас курс держим на Гамбург.

– Зачем? – удивившись, поинтересовалась Марго.

– Думаю, стоит нанять серьезную строительную компанию, и пусть они начинают тут все обустраивать.

Через пять дней полета в ускоренном режиме Бобер прибыл в Гамбург и, прихватив Михаила Александровича с его бойцами, спустился на планету и направился в центральный офис международной организации поддержки колонизации. Затратив несколько часов и выяснив, что интересующая его планета, даже не имеющая своего названия, не принадлежит никому, лейтенант подал прошение на покупку. Заплатив весьма внушительный единовременный налог, Бобер получил свидетельство на право собственности и, став полноценным хозяином, сразу же направился в офис строительной корпорации.

Встретившись с управляющим и предъявив новенькое свидетельство, лейтенант, оговорив условия, подписал контракт на инженерно-технические изыскания и постройку небольшого космодрома с жилищно-бытовым комплексом и складами, а также ремонтным доком. Перечислив задаток, потянувший на десять миллионов фунтов стерлингов, Бобер вернулся на корабль и полетел на Терму.

Добравшись до места назначения за пару дней до назначенного времени, молодой человек от нечего делать включил центральный российский телеканал и от увиденной картины чуть не вывалился с кресла на пол. Подзабытая история, приключившаяся с ним и Екатериной Борн, и не думала затухать, скорее наоборот, только на этот раз в светских хрониках уже стали показывать его лицо. Недолго думая, молодой человек вышел на связь с генералом Гудзой и, сдержанно поздоровавшись, поинтересовался:

– Константин Георгиевич, я прекрасно понимаю, что вы с хозяином казино и певицей организовали мне прекрасное прикрытие, но то, что сейчас происходит на телевидении, натуральный перебор!

– Я всегда знал, что ты далеко не дурак и поймешь это сразу, только в нынешней ситуации я совершенно ни при чем, – с грустной улыбкой ответил Гудза. – Кто же мог предполагать, что столь романтическая история придется по вкусу российской общественности и журналистам?

– Может быть, есть возможность как-нибудь замять это дело?

– Прости, но это не в моих силах, – разведя руками, ответил генерал и, внимательно глядя на лейтенанта, дал совет:

– Как будет у тебя свободное время, попытайся выйти на связь с Екатериной и договориться с ней о встрече.

– И что мне это даст?

– Исходя из психологии публики, благополучное завершение этой истории положит конец истории, правда, не сразу.

– Хорошо, я подумаю над этим вариантом, – ответил Бобер и задумчиво потер переносицу. – Правда, мне придется на Терму спускаться нелегально.

– Ты что, уже на орбите?

– Еще нет, но в ближайшие часы буду там.

Удовлетворенно кивнув, Гудза некоторое время помолчал, а затем поинтересовался:

– Чем можешь похвастаться?

– Был на встрече с американским разведчиком, договорились о покупке снятых с консервации двух боевых кораблей для перепродажи пиратам с Волчьей.

– Ну, что же, начало положено, – хмыкнул генерал и спустя пару мгновений поинтересовался: – Каковы твои дальнейшие планы?

– Залетал на днях на Гамбург и прикупил одну планету, заодно подрядил строительную компанию и собираюсь построить перевалочную базу.

– Богато живешь, Бобер! – удивившись, воскликнул Гудза. – Ты где столько денег взял?

– Простите, но вы сами разрешили взятые из сейфа деньги оставить на оперативные нужды.

– Пусть так, но я совершенно не ожидал, о каких нулях идет разговор.

– Обратно не отдам, иначе задуманный план реализовать не удастся.

– Ладно, главное деньги идут на пользу отечества, остальное не так важно, – добродушно разрешил Константин Георгиевич и, чуть хмыкнув, задал вопрос: – Какая тебе требуется помощь?

– Если есть возможность, дайте мне пару сотен бойцов и три десятка ракетных комплексов ПВО, также радиолокационный комплекс дальнего обнаружения.

– Гм-м… – Подавился генерал. – Ну, у тебя и запросы! Где же я тебе столько народа найду, хотя… Пожалуй, есть такая возможность, только тебе придется им платить самому.

– Пусть так, лишь бы народ был надежным.

– За это можешь не волноваться, надеюсь, гвардейцы, выходящие в отставку, тебя устроят?

– О таком я даже и мечтать не мог! – вскочив на ноги, с чувством воскликнул лейтенант.

– Спокойнее, парень, спокойнее.

Когда молодой человек успокоился, Гудза отдал распоряжение:

– В общем так, Бобер, отчет и координаты планеты передашь майору Бравкову и после встречи с ним плотно занимайся обустройством перевалочной базы. Определенно, в твоей затее что-то есть…

Попрощавшись с генералом, Бобер разбудил своих пассажиров и, быстро собравшись, погрузился с компанией в десантный бот и отправился на планету, которую он покинул не по своей воле более пяти лет назад. Спустя несколько часов, посадив бот в том самом месте, где он когда-то уже приземлялся, лейтенант вместе с Михаилом Александровичем и его бойцами покинул борт и, разместившись с комфортом, устроился на ночлег.

Время от времени ворочаясь, Бобер продолжительное время пытался уснуть, но это ему никак не удавалось. В конце концов, оставив всякую надежду увидеть сладкий сон, молодой человек, под тихое похрапывание своих спутников, закинул руки за голову и глубоко задумался, а подумать ему действительно было о чем. Совершенно случайная находка перстня императора самым радикальным образом изменила его жизнь, повернув её на все сто восемьдесят градусов. Он никогда не думал и не планировал попасть в военное училище и уж тем более не мечтал оказаться курсантом элитной Военной академии, но, тем не менее, это случилось…

Глядя в ночное небо, на котором сверкали далекие звезды, Петр только сейчас осознал, какие с ним произошли изменения, вернее это он знал и так, но насколько они глубоки, понял только здесь. Если до зачисления в академию он плыл по течению жизни и не барахтался, то сейчас сам стал управлять этим процессом, и ему очень понравилось это состояние души. Мало того, приподнявшаяся завеса суеты раскрыла перед ним истинный смысл учебного процесса в академии, титаническими усилиями поддерживаемый преподавательским составом, и это были главным образом не знания и профессиональные навыки. Нет, учили их на совесть, качественно вбивая в голову и тело воинское ремесло, но главным было не это. Если раньше он особо и не знал, для чего живет, хотя и сейчас однозначного ответа на этот вопрос дать не мог, но уж на ответ, ради чего стоит умереть, молодой человек ответил бы наверняка, и это была РОДИНА.

Окончательно разобравшись в себе и своей мотивации, Петр ощутил, как навалившаяся было на него тоска куда-то отступила, оставив после себя горькое послевкусие, а на ее место стало приходить тихое умиротворение и твердое убеждение правильности и необходимости того, чем он сейчас занимается. Только после того, как он в своем сознании расставил всё по своим местам, молодой человек незаметно для самого себя закрыл глаза и мгновенно погрузился в глубокий сон без всяких сновидений.

Проснувшись рано утром, Бобер, раздевшись догола, бросился в холодную воду озера и с полчаса в ускоренном темпе плавал и нырял в свое удовольствие. Выйдя на берег, он от нечего делать стал отрабатывать спарринг с воображаемым противником и не заметил, как трое его пассажиров с особым вниманием изучали его телодвижения.

– Разрешите размяться с вами в спарринге? – совершенно неожиданно поинтересовался Антон, задумчиво поглядывая на лейтенанта.

Остановив свой бой, молодой человек с неприкрытым интересом посмотрел в его сторону и жестом пригласил того в круг. Дождавшись, когда боец снимет одежду и неторопливым шагом войдет на песчаный пляж, Бобер встал в стойку.

Двигаясь по кругу и изучая плавные движения Антона, Бобер довольно быстро понял, что противник ему достался довольно опытный и, как ни странно, одной с ним школы, правда, несколько видоизмененной. Решив выяснить для себя, насколько эффективны изменения, лейтенант резко пошел на сближение и вступил в скоротечную схватку. Спустя пару мгновений оказавшись на песке, Бобер вскочил и вновь вступил в бой. На этот раз уже Антон, рухнув, докатился до края озера и, быстро встав на ноги, кинулся на молодого человека.

Потеряв счет времени, бойцы, напрягая все свои силы и способности, испытывали друг друга на крепость, но, так и не выяснив, кто из них является победителем, остановили схватку и, обернувшись к полковнику, дуэтом поинтересовались:

– Михаил Александрович, кто из нас вышел победителем?

– Не знаю! – разведя руки в стороны, воскликнул он и, помолчав некоторое время, негромко заговорил: – Очень интересно и познавательно было наблюдать за вашим поединком. Насколько я могу судить, это была принципиальная схватка двух адептов боевого самбо, только разных школ, имеющих свою точку зрения на ведение поединка.

– Мне тоже так показалось, – ответил Бобер, усиленно потирая ушибленный бок. – Было бы очень интересно провести встречу лучших мастеров и выяснить все тонкости и различия подходов.

– Я согласен, это пошло бы на пользу, – поддержал идею Михаил Александрович, отрешенно потирая свой подбородок, покрытый трехдневной щетиной.

Приведя себя в порядок и одевшись, Бобер с Антоном разогрели на всех пищевые концентраты и, отойдя в сторону, потратили весь день на обсуждение тех или иных приемов и обучающих методик, применяемых в колонии, о существовании которой никто даже и не подозревал.

На следующий день они увлеченно продолжили вести свою дискуссию, совершенно не обращая внимания на скучающего полковника и его бойца, пока Бобер не обратил на них внимания и не поинтересовался:

– Слушай, Антон, а как твоего товарища зовут, а то как-то сразу не спросил, а сейчас вроде как и неудобно к нему с этим вопросом подходить.

– Не бери в голову, Бобер, он немой от рождения, но зато слышит как никто другой, да и боец очень достойный.

В этот момент из передатчика раздался легкий писк, а затем из его динамика послышался голос Снегиря:

– Бобер, ты уже на месте?

– Естественно, разве ты не видишь сигнал пеленгации?

– Вижу, но порядок требует уточнения, сам же ведь знаешь.

– Давай приземляйся быстрее, я и так два дня потерял, вас дожидаясь.

Спустя пятнадцать минут небольшой десантный бот, лихо спикировав, приземлился в нескольких метрах от края воды, и после того, как аппарель откинулась в сторону, из его недр вышел майор Бравков и, оглядев всех присутствующих, поинтересовался:

– Бобер, кто это такие?

– Это представители вольной и независимой колонии, с которой я веду переговоры о взаимовыгодном сотрудничестве, – отчеканил лейтенант, как это делал в академии. – Именно им требуется подтверждение моего настоящего статуса для заключения соглашения.

Одобрительно кивнув, майор открыл бронированный чемоданчик с вмонтированным устройством самоуничтожения и, достав требуемые пакеты, на которых красовались сургучные печати, протянул их лейтенанту.

Взяв в руки опечатанные пакеты, Бобер в присутствии Михаила Александровича проверил их целостность и, только после этого решительно сорвав сургуч, достал листы и протянул их полковнику. Рассмотрев со всех сторон официальные бумаги и достав из внутреннего кармана какой-то прибор, напоминающий миниатюрный сканер, Михаил Александрович провел им над каждым листом и только после этого приступил к чтению.

Спустя пять минут углубленного изучения текста полковник, едва сдерживая свою радость, обратился к Бобру:

– Товарищ лейтенант, документы, подтверждающие вашу принадлежность, являются подлинными, в этом нет больше никаких сомнений.

– Очень хорошо. В самое ближайшее время мы вернемся на вашу планету и обсудим все стороны нашего сотрудничества, – дипломатично заявил Бобер, уже прикидывая возможную пользу в своих делах от такого сотрудничества.

– Подождите, вы что, являетесь представителями неизвестной колонии российского происхождения?! – пораженно воскликнул Бравков, во все глаза разглядывая Михаила Александровича и его двух бойцов.

– Вы правы, так и есть на самом деле, – ответил тот. – Позвольте представиться, полковник Дубровин Михаил Александрович, заместитель начальника службы безопасности колонии.

– Вот даже как… В таком случае прошу вас и ваших подчиненных взойти на борт, и я отвезу вас для разговора в Санкт-Петербург.

– Товарищ майор, наши предки оказались на планете в результате серьезного предательства и поэтому завещали нам быть предельно осторожными с представителями внешнего мира, именно по этой причине я отказываюсь от этой чести.

– Пусть так, но как вы собираетесь иметь дела с метрополией?

– Мы делегируем полномочия представлять наши интересы лейтенанту Боброву, так как он первым нас обнаружил и показал себя с самой лучшей стороны.

– Хорошо, пусть будет по-вашему, но почему вы говорите товарищ майор, а не господин майор, как принято в нашей армии? – с легким недоумением поинтересовался Бравков, продолжая внимательно наблюдать за Михаилом Александровичем.

– В армии не может быть господ, а есть только боевые товарищи.

Ничего не ответив на это заявление, майор, забрав у лейтенанта опечатанный конверт и попрощавшись, погрузился в десантный бот и улетел, оставив Бобра и его спутников на Терме.

– Михаил Александрович, вас доставить обратно в колонию или предпочтете полететь со мной на планету, где я собираюсь построить перевалочную базу? – поинтересовался Бобер, запирая подтверждающие документы в бронированный портфель.

– Пожалуй, стоит с вами отправиться и все увидеть собственными глазами.

– В таком случае сворачиваем лагерь.

Быстро собравшись, компания погрузилась в десантный бот и, вернувшись на корабль, без всяких задержек отправилась на место будущей базы. На подлете к планете Бобер просканировал прилегающее пространство и обнаружил корабль, который он отдал Грине, входящий в систему, правда, с другой стороны. Недолго думая, он вызвал своего вынужденного компаньона и поинтересовался:

– Привет, Гриня, случаем не подскажешь, каким ветром тебя в эти края занесло?

– Да, так… решил посмотреть, что тут делается, – уклончиво ответил пират. – Как-никак, именно здесь наши корабли некоторое время побудут, поэтому я и захотел проверить безопасность.

– Нужное дело, – с улыбкой ответил Бобер, хотя в душе совершенно не поверил беглому каторж-нику.

Договорившись о месте встречи, лейтенант отключил связь и, развернувшись в сторону Михаила Александровича, с хмурым выражением лица обратился к нему:

– Товарищ полковник, что-то тут нечисто, определенно эта сволочь задумала какую-то пакость и при встрече с ним нужно быть предельно осторожным.

– Мне тоже так показалось, – произнес особист, потирая подбородок о ворот своей куртки. – Наверное, стоит нас отдельно высадить перед встречей, и мы в округе проверим всё.

– Пожалуй, это единственный выход, – признал лейтенант предложения Михаила Александровича. – Я вам отдам свое оружие, и вы скрытно спуститесь на боте.

– Оружия вашего нам не надо, у нас свое имеется.

– Какое оружие?! – воскликнул Бобер. – У вас же ничего подобного с собой не было, разве не так?

– Было, только вы не заметили.

– В таком случае продемонстрируйте мне его.

Полковник и его бойцы удалились в свои каюты и спустя минуту появились в рубке со своими вещмешками. Покопавшись в них некоторое время, они извлекли какие-то детали и быстро собрали что-то, отдаленно напоминающее лучеметы совершенно непонятной конструкции.

– Что это такое? – с нескрываемым интересом поинтересовался лейтенант, пытаясь определить принцип действия невиданного оружия.

– Это штурмовые винтовки, которые производит наша колония, и они в тактико-техническом плане в разы эффективнее того, что мы видели в оружейном магазине на Новом Цюрихе, – с горделивой ноткой в голосе ответил Антон и демонстративно вогнал коробчатый магазин.

– И в чем заключается это превосходство?

– Знаете, давайте об этом поговорим, когда вернемся в колонию, а сейчас лучше займемся делом.

Подогнав амуницию и вооружившись, полковник и его подчиненные, погрузившись в бот, спустились на поверхность и приступили к разведке оговоренного места встречи. Дождавшись возвращения бота, Бобер надел боевой костюм российских космодесантников и, взяв штурмовой лучемет, спустился в условленное место. Выйдя из бота, лейтенант вызвал Гриню и, когда связь была установлена, зло поинтересовался:

– Где тебя черти носят?

– Буду через минут двадцать, сейчас в систему входят три каких-то грузовых корабля в сопровождении сторожевика, и я хочу выяснить, что им в этой дыре понадобилось.

– Можешь не напрягаться, я купил эту планету и нанял одну серьезную строительную компанию для обустройства базы. Как раз сегодня они должны приступить к работе, – улыбнувшись, ответил молодой человек.

– Что ты сделал?!

– Повторяю для особо одаренных: я эту планету купил и выправил все полагающиеся документы.

– Сейчас буду!! – раненым зверем рявкнул Гриня и отключил связь.

Вернувшись на борт, молодой человек уселся на место пилота и включил сканер окружающего пространства; только после этого, как обнаружил людей, вызвал на связь полковника:

– Михаил Александрович, судя по отметкам сканера, кроме вас, имеется ещё три человека.

– Да, мы их уже засекли, и это снайперы, – ответил полковник. – Похоже, ваш приятель решил ликвидировать своего компаньона.

– Это я уже и так понял. Кстати, Гриня в самое ближайшее время сюда заявится и, скорей всего, снайперы вступят в дело сразу после завершения нашего разговора, – высказал свое предположение молодой человек и поинтересовался: – Вы сможете их живьем взять?

– Нет проблем. Когда приступать прикажете?

– Думаю, Гриня с ними поддерживает постоянную связь, и сейчас их брать не стоит, а вот, как только он приземлится и я с ним встречусь, смело их хватайте.

– Хорошо, так и сделаем, – заверил полковник куда более молодого коллегу.

Пожелав удачной охоты, Бобер отключил связь и, взглянув на экран локатора, увидел, как красная отметка вошла в атмосферу планеты и понеслась в его сторону. Хищно усмехнувшись, лейтенант встал, одёрнув амуницию, подхватил штурмовой лучемет и вышел навстречу опускающемуся боту, в котором находился беглый каторжник. Гражданская посудина, зависнув над землей, медленно опустилась на грунт, и спустя пару мгновений под шипение пневматики аппарель отошла в сторону и из нее, как черт из табакерки, выпрыгнул крайне расстроенный пират. Подскочив к Бобру, он зло выпалил:

– Ты какого лешего тут все купил и моим мнением не поинтересовался?!

– Ты чего так разорался?! – вопросом на вопрос ответил лейтенант, строя удивленное лицо.

– Ладно, проехали, – резко сменив тон, негромко проговорил пират. – Ты лучше документы свои покажи, а после мы наши дела обсудим…

– Пошли в мой бот, я тебе там все покажу.

– Ты давай – сам сходи, а то мне до смерти надоело в своей жестяной банке по космосу носиться.

– Как скажешь…

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Бобер неторопливой походкой дошел до своего десантного бота и, забравшись внутрь, сразу же вызвал полковника:

– Михаил Александрович, как только я появлюсь, немедленно приступайте к захвату снайперов. Как поняли меня?

– Понял вас хорошо.

– Отлично, приступаем к операции.

Отключив связь, Бобер взял в руки папку с документами и, демонстративно спрыгнув на землю, вразвалочку подошел к ожидавшему его пирату. Нетерпеливо выхватив папку, Гриня, отстегнув магнитные застежки, стал крайне внимательно перечитывать каждый листок. Затратив на изучение предоставленных ему документов чуть ли не полчаса, беглый каторжник захлопнул папку и, посмотрев в глаза своего компаньона, хладнокровно заговорил:

– Да, Бобёр, надо признать, я не ожидал от тебя такой прыти… – Зловеще скривившись, беглый каторжник, демонстративно пренебрежительно уронил папку в пыль и, наступив на нее десантным берцем, самодовольно произнес: – Ты уже неоднократно мне переходил дорогу, сопляк, и этому надо положить конец, прощайся с жизнью, урод!

Глядя в глаза ухмыляющегося негодяя, Бобер самым непринужденным тоном, на который был способен, поинтересовался:

– Ну, и что дальше?

Гриня, продолжая ухмыляться, хлопнул в ладоши и сделал шаг вперёд, но, так и не дождавшись выстрелов, недоуменно покрутил головой в разные стороны и только после этого посмотрел на своего компаньона, но на сей раз в его глазах ясно читался смертный приговор самому себе. Наблюдая, как с лица беглого каторжника мгновенно слетело злорадство, Бобер демонстративно подошел к нему и низкой подсечкой свалил того на землю. Потом стал методично наносить крайне болезненные, но не смертельные удары по всему телу.

– Молодой человек, не надо его убивать! – послышался чуть в стороне взволнованный голос американского разведчика. – Этот человек нам очень важен.

Прекратив избивать беглого каторжника, Бобер повернулся на голос и, ухмыльнувшись Дювалю, высказал свое мнение:

– Я так понимаю, это была ваша затея избавиться от меня?

– Хотите – верьте, хотите – нет, но это была не моя инициатива, но я теперь вижу, как глубоко заблуждался на ваш счет. Вы действительно серьезный человек, с которым стоит вести дела.

– Рад это слышать, но все же, зачем вам нужна эта падаль? – с омерзением показывая пальцем на бесчувственного пирата, поинтересовался лейтенант.

– Мне нужны выходы на авторитетных людей, заправляющих всеми делами на Волчьей, а без его помощи мне этого не добиться.

– Ладно, пусть живет эта тля и воздухом дышит, но я за ним буду постоянно присматривать, и, если он еще какой-нибудь фортель выкинет, ему не жить, – совершенно серьезно заявил Бобер и, достав гигиеническую салфетку, вытер испачканные руки.

– Хорошо, но имейте в виду, пока он нам необходим.

– Как скажете, вы поставщик и вам устанавливать требования, но если вы думаете реально на пиратской планете устроить место распродажи боевых кораблей, то глубоко заблуждаетесь.

– Это почему же?! – поразившись такому заявлению, воскликнул американский разведчик, с интересом рассматривая молодого человека.

– Не стоит торговать оружием на пиратской планете, потому как они там хозяева, а не вы. Лучше делать это на своей территории и по своим правилам, нежели плясать под чужую дудку.

– Возможно, вы правы, – нехотя произнес Дюваль и поинтересовался: – Каковы ваши планы касательно этой богом забытой планеты?

– Нет ничего проще. В самое ближайшее время сюда прибудут строители, а чуть погодя прилетят две сотни высококлассных наемников с мощным комплексом ПВО и радаром. После этого я займусь возведением ремонтных доков.

– Вот даже как… – протянул Дюваль. – Мне самому следовало так поступить.

Заложив руки за спину, разведчик медленно прошелся и, остановившись, посмотрел на своего собеседника и обратился к нему:

– Поздравляю вас, Бобёр, вы нашли изящное решение, как сделать пиратов полностью зависимыми от нас, и с этой минуты можете считать себя старшим в тандеме с Гриней.

– Хорошо, но в таком случае у меня к вам будет убедительная просьба – выделить мне современные системы ПВО дальнего радиуса действия и хотя бы пару ремонтных доков, – сразу взяв быка за рога, предложил лейтенант, решив воспользоваться благоприятным для себя моментом.

– Гм… губа у вас не дура… – высказал свое мнение Дюваль. – Ладно, ракетные комплексы, я вам достану, с этим особых проблем нет, но вот доки доставать вам придется самостоятельно.

– Да, у меня есть еще одна убедительная просьба: корабли лучше сразу перегонять сюда, а не на Кобальт.

– Пожалуй, и с этим пожеланием я соглашусь, – кивнув, ответил американский разведчик. – Товар будет здесь ровно через месяц, надеюсь, вы за это время подготовите площадку.

– Можете не сомневаться, все будет в лучшем виде, да и вообще, я сюда пришел всерьез и надолго.

Дюваль, оглядевшись по сторонам и увидев людей, обратился к молодому человеку:

– У вас очень полезная привычка окружать себя профессионалами.

– Вы это о чем?

– Ваши бойцы, захватившие лучших наемников с Волчьей, внушают немалое уважение.

– Я им подал сигнал вернуться обратно и привести свою добычу, хочу вернуть ваших снайперов в сохранности, но далеко не в целостности.

– А у вас неплохое чувство юмора! – произнес Дюваль и от всей души расхохотался. – Это не мои люди, а Грини, пусть сам их забирает, кстати, он уже пришел в себя.

– Как скажете.

В этот момент к ним подошел Михаил Александрович и, указав на подгоняемых болезненными пинками пленных, деловито поинтересовался:

– Прикажете пустить их в расход?

– Не надо, пусть себе живут, – произнеся это, Бобер подошел к избитому беглому каторжнику и, схватив за ворот куртки, одной рукой поднял того на ноги, а потом, глядя прямо в испуганные глаза пирата, очень убедительным тоном произнес: – Гриня, тебе сегодня несказанно повезло, ты сохранил свою шкуру, но это была твоя последняя ошибка, следующей уже не будет. Ты меня понял?

Пират, не в силах вымолвить хотя бы слово из-за нервного постукивания зубами, в знак согласия быстро закивал головой.

– Молодец, а теперь пошел вон отсюда.

Тряхнув до смерти напуганного Гриню, Бобер отпустил его и для ускорения отвесил могучий пинок под зад, отчего пирата с силой припечатало к его же боту. Удовлетворенно осмотрев полученную картину, лейтенант перевел свой взгляд на пленных снайперов и жестом приказал подхватить своего работодателя и занести того на борт. Боязливо посматривая на молодого человека, наемники выполнили команду и остались внутри, задумчиво посматривая через открытый люк на американца и непонятного юнца, на деле доказавшего свою немалую силу.

Окончательно определившись с точной датой прибытия покупаемых боевых кораблей, Бобер распрощался с Дювалем и после его отбытия, оглядев бойцов, поинтересовался у Михаила Александровича:

– Товарищ полковник, вы и ваши бойцы великолепно справились с поставленной задачей, надеюсь, с руководством колонии можно договориться о найме хотя бы сотни воинов?

– Я не уполномочен отвечать на этот вопрос, но от себя лично поддерживаю ваше предложение.

– Хорошо, в самое ближайшее время вернемся в колонию и это обсудим, – легко согласился Бобёр, испытывая полную уверенность в успехе предстоящих переговоров.

– Когда именно мы возвращаемся?

– Как только переговорю с представителем строительной компании и уточню некоторые детали, так сразу и вылетаем.

Услышав вызов, исходящий из десантного бота, молодой человек опрометью бросился внутрь и, включив связь, услышал сердитый голос Гудзы:

– Ты чего на связь не выходишь?!

– Простите, но у меня была встреча с американским разведчиком и Гриней. Он, кстати, готовил на меня покушение, – совершенно спокойно ответил он и немного помолчал, дав наконец свои пояснения: – Гриня для этого дела нанял троих снайперов с Волчьей, но мы их нейтрализовали.

– Надеюсь, ты этого висельника не убил?

– Нет, разве что сильно избил.

– Вот это правильно, он нам пока еще нужен, – с облегчением произнес генерал и поинтересовался: – Кроме этого, какие результаты встречи?

– Дюваль сделал меня старшим в тандеме с пиратом, мало того, я его убедил пригонять корабли на мою планету и выделить мне комплексы ПВО.

– Да, забыл сказать, сегодня к тебе прибывают пять грузовиков под надежной охраной и боевые корабли останутся, пока не будет налажена надежная система обороны, – отозвался Гудза.

– Надеюсь, корабли не входят в состав ВКС России? – ехидно поинтересовался лейтенант, наблюдая на экране посадку тяжелых транспортных кораблей.

– Ты меня совсем уж за дурака не держи, конвой нанят в одной частной военной компании, зарегистрированной на Кипре.

– Да, я так… просто пошутил, лучше скажите, почему пять грузовиков?

– Принято решение на самом верху оказать тебе всемерную поддержку, поэтому тебе выслали не двести, а триста бойцов и в придачу совершенно новый оборонительный комплекс, правда, предыдущего поколения с полным расчетом.

– Вот за это огромное спасибо!

– Не за что.

Попрощавшись с куратором, Бобер поднял в воздух свой десантный бот и направил в сторону приземлившихся транспортников. Сев возле одного из них, он вызвал на связь распорядителя работ и попросил того подняться на его борт. Спустя пятнадцать минут на борт поднялся грузный немец среднего возраста, явно любившего злоупотреблять национальным пенным продуктом. Опустившись в пассажирское кресло, инженер с любопытством осмотрел внутреннее пространство и неожиданно писклявым голосом представился:

– Мое имя Гельмут Майер, и я буду руководить строительством данного объекта.

– Очень приятно, меня можете звать просто Бобер, – с ироничной улыбкой в ответ представился лейтенант и стал давать распоряжения: – В самое ближайшее время сюда прибудут наемники, и вот вместе с ними вы будете строить и налаживать полноценную систему обороны.

– Но позвольте, таких пунктов нет в контракте! – изумленно воскликнул германец, хватаясь за сердце.

– Мало того, вам надо будет проработать варианты постройки ремонтных доков со складами и подземными хранилищами.

– Это обойдется вам в немалую копеечку, – честно предупредил инженер, поняв серьезный настрой заказчика.

– За это можете не волноваться, главное, чтобы все было качественно и надежно.

– Позвольте мне вас заверить, настоящее немецкое качество – конек нашей компании! – с гордостью пропищал инженер. – Главное, определите сумму вашего бюджета, исходя из которой мы будем ориентироваться.

Задумавшись на некоторое время, Бобер осознал, какой его ожидает фронт работ, зажмурился, но, представив себе нападение объединенного флота пиратов, окончательно принял решение не экономить, а построить настоящую неприступную крепость. После того как он принял решение, Бобер открыл глаза и, внимательно посмотрев на Майера, произнес:

– На поверхности нужно будет построить гостевой городок недалеко от доков, а все остальное нужно будет делать глубоко под землей.

– Любой каприз за ваши деньги, но все же, на какую сумму мне прикажете рассчитывать? – поинтересовался инженер, записывая себе в блокнот последние пожелания клиента.

– Пожалуй, я готов за вашу работу заплатить сто двадцать миллионов британских фунтов. Надеюсь, этого хватит?

– Гм… я так понимаю, вы не шутите?

– Я говорю серьезно, и мне совершенно не до шуток.

– За такие деньги можно построить неприступную крепость, – высказал свое мнение инженер, с возросшим уважением глядя на молодого человека.

– Именно этого я и хочу.

– Я вас понял. Разрешите удалиться и заняться выгрузкой оборудования?

– Вы свободны, Гельмут.

Когда инженер удалился, Бобер с тяжким вздохом развернулся в сторону панели управления и увидел, как грузовые транспортники заходят на посадку и прицеливаются приземлиться рядом с кораблями строительной компании. Дождавшись, когда все корабли сядут на грунт, он, прихватив свой штурмовой лучемет, покинул бот и неторопливой походкой направился в их сторону. Подойдя к самому ближайшему транспортнику, лейтенант поймал первого попавшегося члена экипажа и задал тому вопрос:

– Где я могу найти командира экспедиции?

– Простите, но кто его спрашивает?

– Передайте этому человеку, что его хочет видеть хозяин этой планеты и по совместительству собственник всего того груза, который находится в ваших трюмах.

Несколько растерявшись, молодой парень глянул на своего сверстника и вызвал капитана, а спустя пять минут к нему выбежал командир экспедиции. Рядом с ним был Снегирь…

– Привет, Бобер, как дела? – крепко пожимая руку, поинтересовался старый знакомый.

– Как видишь, идут помаленьку в гору, – ответил лейтенант. – Ты-то какими судьбами здесь оказался?

– Мне велено тебе бойцов из рук в руки передать, по личности, так сказать.

– Так иди и построй их, я хочу на них посмотреть.

После того, как Снегирь скрылся в недрах одного из кораблей, Бобер перевел свой взгляд на руководителя каравана и отдал команду:

– Разгружайтесь и немедленно приступайте к монтажу оборонительного комплекса, строительная компания полностью в вашем распоряжении.

– Есть выполнять разгрузку! – отрапортовал он, выдавая тем самым свою принадлежность к российскому флоту.


Глава 21

Перебирая немалую кипу документов, скопившихся за время продолжительного отпуска, глава МИ-6 сэр Дик Уайт случайно обратил внимание на отчет группы контроля, на котором по какой-то причине отсутствовал регистрационный номер, и, заинтересовавшись его содержанием, извлек его и внимательно вчитался в текст:

Рапорт

Настоящим докладываю, что предпринятые меры по установлению лица, изъявшего содержимое из подконтрольного сейфа центрального офиса банка ВarclaysBankPLC, не принесли ожидаемых результатов. Единственной зацепкой является некто Гриня, на розыск которого брошены лучшие силы.

Агент Коллинз

Перечитав несколько раз короткий доклад, Уайт с недоумением отложил лист и на некоторое время задумался. В конце концов, так и не найдя приемлемого объяснения, он нажал кнопку вызова своего заместителя:

– Майлз, будьте добры зайти в мой кабинет.

– Сейчас буду, сэр!

Отключив связь, директор британской разведки вновь пробежался по тексту и, нахмурившись, задумчиво прошептал:

– Интересно, что бы это значило?

Спустя пять минут в кабинет вошел подтянутый мужчина с солидными бакенбардами и, спросив разрешения, присел в кресло напротив своего шефа.

– Не могли бы вы дать пояснения касательно этого пространного донесения? – поинтересовался директор, протягивая рапорт.

Взяв в руки лист, Майлз быстро пробежался глазами по строкам короткого текста и, удивленно хмыкнув, ответил:

– Простите, но я совершенно ничего об этом не знаю.

– Вот даже как, – протянул директор, – это становится очень интересным. Неужели кто-то в нашей структуре затеял самостоятельную игру?

– Очень может быть…

– Да, а кто этот агент Коллинз?

– И на этот вопрос у меня нет ответа. Наверное, стоит вызвать начальника контрольного отдела и поинтересоваться у него.

– Нет, делать этого не следует. Пусть этим вопросом займется отдел внутренних расследований. Слишком все странно выглядит.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Майлз, хмуро разглядывая непонятное донесение.

– В таком случае вы можете быть свободны.

Когда Дин Майлз удалился, Уайт вызвал к себе начальника отдела внутренних расследований и по его прибытии сразу же поставил перед ним задачу:

– Паркер, я хочу знать всю подноготную этой истории.

Внимательно изучив донесение, человек, очень похожий на сельского учителя одного из самых удаленных графств, задумчиво посмотрел на директора и высказал свое мнение:

– Пожалуй, концы этого дела разыскать будет совсем непросто.

– Неужели вы что-то знаете?

– К моему глубокому сожалению, мне пока нечего сказать, да и спросить уже не у кого, – хмуро проговорил один из опаснейших сотрудников МИ-6. – Сегодня рано утром этот человек попал в серьезную автокатастрофу и погиб.

– Черт! Черт! И еще раз черт!! – выругался Уайт. – Надеюсь, вы послали туда своих людей?

– Разумеется, согласно должностным инструкциям без присутствия представителей моего отдела полиция не вправе даже прикасаться к чему-либо.

– Отлично, но все же надо подстраховаться и послать туда лучших специалистов для усиления. Да, и вот еще что, выясните, как эта бумажка попала в мой кабинет.

– Все будет исполнено сэр.

– Ладно, давай иди и занимайся этим делом, да смотри, мне не забудь позвонить вечером и отчитаться.

– Как вам будет угодно.

Попрощавшись с начальником отдела внутренних расследований, сэр Уайт вновь взялся просматривать многочисленные донесения, в которых содержалась ценная информация, добываемая британскими агентами во всех человеческих мирах. Информации было много и разной, но почему-то короткое донесение погибшего спецагента вызывало в нем ничем необъяснимую тревогу.

Уже под вечер, завершив работу с документами, Уайт хотел было отправиться домой, но в этот момент заиграл сигнал вызова. Включив голоэкран, он увидел вконец измотанного Адама Паркера и мягко поинтересовался:

– Что случилось?

– Сэр, проведенное тщательное расследование выявило, что на момент аварии спецагент Коллинз был пять минут как мертв.

– Причина его смерти? – ледяным тоном задал вопрос Уайт.

– Сэр, ему мастерски свернули шею, кстати, убийца после себя не оставил совершенно никаких следов.

– Значит, все же это убийство, – протянул Уайт. – Похоже, некто зачищает за собой хвосты. Почему?

– Позвольте выдвинуть свое предположение?

– Говори, – одобрил он инициативу своего подчиненного.

– Как мне кажется, причиной его гибели стала случайно попавшая на ваш стол бумага с донесением.

– Скорей всего, так и есть, мало того, я вполне допускаю гибель еще и других сотрудников, – высказал свое мнение сэр Уайт и, помрачнев лицом, поинтересовался: – Да, вам удалось установить, как это донесение попало в мой кабинет и, главное, кому именно писал донесение наш спецагент?

– Мои люди занимаются этим вопросом, но пока результата нет.

– Плохо дело, пока мы топчемся на месте, мистер икс заметает улики и, надо признать, делает это мастерски, – покачав головой, произнес шеф британской разведки, продолжая мрачнеть все сильнее.

– Сэр, мы его непременно поймаем, – категорично заявил Паркер, выражая всем своим видом непреклонную уверенность в своих силах справиться с поставленной задачей.

– Надеюсь, вы правы, – высказался разведчик. – Если ты его или их поймаешь, я обещаю, королева наградит тебя за особые заслуги перед британской короной потомственным пэрством.

– О! Это для меня большая честь, я из кожи вон вылезу, но достану убийцу!

– Успехов тебе, Адам.

Отключив связь, Уайт задумчиво прошелся по кабинету и, посмотрев в потолок, вслух сам себе задал вопрос:

– И всё ж таки, кто бы это мог быть?

Уже когда он покинул свой кабинет и подошел к тяжело бронированному глайдеру, сэру Уайту пришла на ум совершенно неожиданная мысль:

– А ведь это совсем не похоже на действия иностранной резидентуры, определенно это кто из своих затеял некую игру. Осталось только понять, какой главный приз стоит на кону…


Глава 22

Устало поднявшись на борт своего корабля в сопровождении еще более измотанных спутников, Бобер дал команду Марго вести судно к колонии, а сам забрел в свою каюту и завалился на топчан. Пытаясь уснуть, он припомнил, как тяжело далась прошедшая неделя. Изначально он хотел все организационные вопросы переложить на строительную компанию и командира вышедших в отставку гвардейцев, а самому улететь на обнаруженную колонию, но как оказалось, не судьба…

После того, как Снегирь построил ветеранов и сделал доклад, лейтенант слегка струхнул, кем ему предстояло командовать. Это были прошедшие огонь и воду матерые вояки от сорока до пятидесяти лет, всю жизнь свою отдавшие армии, и такими людьми командовать было ой как не просто. Такие и сами кого угодно на место поставят и жить научат без всякого шума и пыли.

В конце концов, махнув на все рукой, он предложил им самим выбирать себе командиров и распорядился установить временные палатки, а затем приступить к монтажу комплекса системы обороны. Увидев одобрение в их глазах, Бобер больше не стал их загружать никому ненужной ерундой и, взяв первого попавшегося бойца, направился с ним к производителю работ. Затратив целый день на организацию взаимодействия, лейтенант вечером того же дня хотел покинуть планету, но тогда ему не дали и в последующие дни тоже не отпустили. Слишком уж большим оказался фронт работ, но отказываться от своих планов молодой человек категорически не собирался.

На третий день вообще оказалось, что внесенные изменения в первоначальный план неслабо повлияли на бюджет всего мероприятия и вместе с заказанными двумя универсальными ремонтными доками всё это удовольствие обошлись ему в сто сорок семь миллионов британских фунтов. Это, конечно, было дороговато, но экономить он не собирался, и теперь изначально планируемый перевалочный пункт стал медленно превращаться в многофункциональный фронтир с мощной обороной.

На четвертый день пришлось долго обсуждать предложенный план и вносить в него коррективы, а на следующий день все приступили непосредственно к строительству. Надо отдать должное Гельмуту Майеру, он воистину оказался великолепным инженером и организатором. Прислушиваясь к мнению опытных военных, он на всех четырех лунах начал строить боеспособные крепости, способные выдержать длительную осаду, благо местного стройматериала было хоть отбавляй.

На седьмой день, окончательно убедившись в эффективности налаженного взаимодействия, Бобер решил взять своих пассажиров и отправиться в колонию для дальнейшего налаживания взаимовыгодного сотрудничества. Прежде чем улететь, он вновь вышел на связь с генералом Гудзой и в ультимативной форме потребовал доставить к нему опытную бригаду для обслуживания и ремонта боевых кораблей.

Генерал и в этот раз ему не смог отказать, но настоятельно рекомендовал поумерить свой разыгравшийся аппетит. Убедив своего куратора, что это всё, что ему нужно, и выпрашивать он более ничего не собирается, лейтенант засобирался в дорогу.

Спустя неделю полета они вновь оказались на территории колонии, так и продолжавшей жить своей жизнью глубоко под землей. Оглядев своих спутников, Бобер внутренне усмехнулся, наблюдая за тем, как полковник и его бойцы стали смотреть на все окружающее с некоей толикой превосходства. Поспешив сбить их с непродуктивного настроя, лейтенант широко ухмыльнулся и поинтересовался:

– Ну что, товарищи туристы, где тут у вас руководство колонии, мне бы очень хотелось с ним вплотную пообщаться и обсудить перспективы дальнейшего сотрудничества.

Повелительным жестом отослав своих бойцов, Михаил Александрович привел его в свой кабинет и, усадив в гостевое кресло, негромко произнес:

– Вот теперь позвольте представиться по-настоящему, я действительно Михаил Александрович, но моя настоящая фамилия Жуковский.

– Быть может, вы и полковником не являетесь? – чуть усмехнувшись, поинтересовался лейтенант.

– Являюсь, можете не сомневаться, но помимо этого я глава выборного совета нашей колонии.

– Насколько я понимаю, вы первое лицо на этой планете?

– Именно так.

– Знаете, я подозревал нечто подобное, – высказался Бобер, – слишком всё просто выглядело, и это позволило мне прийти к такому выводу.

– Это лишний раз доказывает вашу состоятельность, как офицера разведки, – хмыкнув, ответил Михаил Александрович, – с которым стоит вести дела.

– Ну, что же, товарищ полковник, давайте перейдем к делу.

– Хорошо, пусть будет по-вашему, – сказал он, – вы на самом деле заслужили мое доверие, и поэтому я расскажу вам почти все…

Умолкнув на некоторое время, полковник собрался с мыслями и сложив руки на столе, заговорил:

– Все случилось на десятый год пребывания наших предков на этой планете. Они случайно обнаружили мощную подземную военную базу великой некогда цивилизации, генетически очень похожей на людей.

– Про базу был разговор, но, чтобы строители были сродни людям, вы ничего не говорили! – удивленно воскликнул лейтенант, глядя на совершенно серьезного полковника.

– Это не самое важное, важно то, что был обнаружен законсервированный автоматизированный производственный комплекс, способный в самые кратчайшие сроки построить мощный военно-космический флот.

– Если это так, то почему у вас до сих пор нет своего флота? – задал вопрос Бобер, перебирая в уме возможные причины этого обстоятельства.

– Построить мы можем за полгода около трех тысяч боевых кораблей разных классов, мало того, у нас есть для них подготовленные на тренажерах-симуляторах экипажи, но есть одна проблема… – в глубокой задумчивости протянул полковник.

– И в чем она заключается? – поинтересовался лейтенант, внутренне вздрогнув от озвученного количества предполагаемого боевого флота.

– Отсутствие кристаллов для искинов полностью обесценивает все наши возможности, – грустно ответил полковник. – Если вы нам поможете, колония готова пойти под вашу руку.

– Это, без всякого сомнения, лестное предложение для меня, но кристаллы в таком количестве достать не представляется возможным, – честно признал Бобёр, с огорчением покачав головой.

– За это можете не волноваться, я примерно знаю, где можно найти кристаллы, вернее знаю координаты планеты, на которой они водятся.

Усмехнувшись, молодой человек, откинувшись на кресле, внимательно посмотрел на Михаила Александровича и выдвинул своё предположение:

– Похоже, вы говорите о неизвестном никому месторождении природных кристаллов, по своим свойствам во много раз превосходящих искусственные.

– Это в очередной раз подтверждает, что мы сделали правильный выбор, поставив на вас, – с удовлетворением произнес полковник.

– Скажите, неужели вы давно это спланировали?

– Разумеется, ведь мы уже дошли до того предела, когда замкнутость и изолированность колонии от всего остального мира неизбежно приведет к нашей деградации.

– Это понятно, но почему именно, я?

– Мы – россияне и хотим принести своей исторической родине немалую пользу, но при этом хотим сохранить нашу тайну и поэтому будем подчиняться только одному человеку.

– Разумная предосторожность, – одобрительно кивнув, высказался лейтенант, – тем более правительство, узнав ваше местонахождение, непременно возьмет вас под свой контроль.

– Именно этого мы и хотим избежать, сохранив свою автономность.

– Понятно.

– Ладно, Бобер, идите, отдыхайте, а завтра мы проведем настоящую экскурсию, где будут продемонстрированы подлинные наши возможности, а уже после этого состоится заседание совета.

– Один вопрос по существу, а куда идти?

– На первом этаже вас уже ждет секретарь, вот он и сопроводит в гостевые покои…

Утром следующего дня началась экскурсия, но уже через несколько часов Бобер под лавиной неожиданных впечатлений осознал, в какую историю он ввязался на самом деле. Колония, выглядевшая на первый взгляд вполне мирным поселением, на деле оказалась весьма воинственным и отлично слаженным воинским подразделением, культивирующим воинское братство и свято чтившим своих предков. Причины такого положения дел были вполне очевидны и лежали на самой поверхности. Первыми вынужденными колонистами оказались члены экипажа разведывательного корабля со своей строгой военной иерархией, позволившей им выжить в тяжелых жизненных условиях. По воле случая занесенных на неизвестную планету пассажиров лайнеров колонисты сразу включили в уже существующую систему взаимоотношений. Скорей всего, это было непросто, но они справились с этим нелегким делом, что в конечном итоге позволило колонии встать на ноги и двигаться дальше. Теперь уже не вызывало никаких сомнений, что совет колонии не один десяток лет готовился к появлению на планете визитеров и был давно готов действовать по тщательно разработанному плану, смысл которого заключался в выведении колонии из абсолютной изоляции, причем сразу на передовые позиции в человеческих мирах.

Следующие десять дней Бобер в сопровождении Михаила Александровича буквально облазил далеко не маленькую колонию и вплотную ознакомился с бытом местного населения, а также с производственными мощностями закрытого от всех сектора, занимающегося производством вооружений. Как оказалось, стрелковое вооружение и экзокостюмы, предназначенные для абордажных команд и космодесантников, по своим свойствам на порядок превосходили всё известное в человеческих мирах. Также производилось и тяжелое вооружение, предназначенное для ведения боевых действий на поверхности планет. Правда, производилось всё это в ограниченном количестве, но в любой момент можно было запустить конвейер на полную мощность и увеличить выпуск в сотни раз.

Возможности колонии и вправду впечатляли, особенно после того, как полковник провел молодого человека в закрытую производственную зону, где стоял огромный автоматический сборочный завод, и предоставил документацию, ознакомившись с которой лейтенант почувствовал себя очень неуютно. Исходя из тактико-технических характеристик, выходило, что корабли по своим боевым возможностям не имели аналогов в человеческих мирах.

После того как Бобер завершил обход всей колонии, Михаил Александрович собрал совет колонии и обратился ко всем присутствующим:

– Товарищи, позвольте представить вам сотрудника российской разведки с оперативным псевдонимом «Бобер».

Пятьдесят пять пар заинтересованных глаз скрестились на молодом человеке.

– Позвольте поинтересоваться, в каком чине вы пребываете?

– Лейтенант, – ответил молодой человек задавшему вопрос солидному мужчине в черной кожанке и с портупеей.

Все тот же человек, перевел свой взгляд на полковника и задал ему вопрос:

– Михаил Александрович, а не слишком ли молод этот человек, чтобы ему вручать судьбу нашей колонии?

– В данном случае возраст не имеет никакого значения, главное его деловые качества, а в них мы нисколько не сомневаемся.

– Если это так, то возражать против вашей кандидатуры не буду.

Полковник удовлетворенно кивнул и, окинув своим орлиным взором собрание, поинтересовался:

– Есть ли у вас какие-нибудь вопросы к нашему гостю?

– У меня имеется вопрос, – поднявшись на ноги, проговорил совершенно седой мужчина, на лице которого имелись несколько длинных шрамов, и, еще раз окинув взглядом молодого человека и побарабанив пальцами по столу, совершенно нейтральным тоном задал свой вопрос:

– Молодой человек, не могли бы вы поделиться своим мнением о нашей колонии?

– Впечатляет, особенно возможности военно-промышленного комплекса, способного строить мощные боевые корабли и снаряжение к ним, правда есть одно «но»…

– Что вы имеете в виду?! – воскликнули сразу несколько человек.

– Видите ли, боеспособный военный флот – это не только совершенные с технической точки зрения корабли, а в первую очередь качественно подготовленные экипажи и талантливые флотоводцы, а этого как раз и нет, – откровенно высказал своё мнение молодой офицер разведупра.

– Вы не правы, наши бойцы годами оттачивают свое мастерство на боевых симуляторах и неизменно показывают высокую выучку, – с обидой в голосе высказался мужчина, сидевший напротив лейтенанта.

– Симуляторы – это, конечно, хорошо, но они никогда не смогут в полной мере заменить реальную практику на учениях и уж тем более полученную в реальных боевых условиях.

– Вы точно подметили нашу главную проблему и тем самым еще раз подтвердили свою квалификацию, – произнес полковник, – надеюсь, вы возьметесь решить эту проблему?

– Возьмусь, но полной гарантии дать не могу, так как не всё зависит от меня, но я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы выписать отставного адмирала и пару десятков опытных офицеров, – откровенно высказался Бобёр, глядя на обличенных властью людей, смотревших на него с некой затаенной надеждой.

– Лично я не сомневаюсь в ваших способностях и уж тем более в возможностях привлечь серьезных профессионалов для обучения личного состава нашего будущего флота, – сказал полковник.

– Спасибо за доверие, Михаил Александрович, но помимо обучения флотских специалистов надо всерьез заняться формированием и подготовкой десантно-штурмовых подразделений, – высказал свое мнение лейтенант и, подумав некоторое время, продолжил свою речь: – Вот в этом вопросе проблем нет, так как в моем подчинении имеются две сотни гвардейских ветеранов, и они с удовольствием займутся организацией боевой подготовки.

– Отлично, в таком случае мы готовы отправить первой партией порядка десяти тысяч бойцов, – энергично высказался полковник, внимательно наблюдая за реакцией молодого лейтенанта.

– Товарищ полковник, это слишком много для первоначального этапа, на сегодняшний момент достаточно пары тысяч, а дальше будет видно.

– Хорошо, пусть будет так.

Заседание совета продлилось еще пару часов. Были рассмотрены перспективы дальнейшего сотрудничества, и только после этого Бобёр, определив дальнейшие свои планы, вместе с Михаилом Александровичем вернулись на корабль и понеслись обратно на планету, которой Бобер решил дать название «Бастион».

Спустя неделю, подлетев к будущей базе, лейтенант был приятно поражен открывшейся картиной. Строительная компания вместе с отставными гвардейцами, опережая всякие сроки, установили оборонительный комплекс, а все четыре луны так и вообще превратили в неприступные орбитальные станции. Посадив свое судно на отстроенную часть космодрома, Бобер первым делом посетил Гельмута Майера, где застал того яростно спорящим с отставным гвардейским майором, и, сразу не поняв смысла спора, поинтересовался:

– Что за шум, а драки нет?

– Прошу прощения, но у нас внештатная ситуация, – быстро ответил инженер, надеясь получить поддержку в споре со стороны заказчика.

– В смысле? – с недоумением поинтересовался Бобер, попеременно переводя свой взгляд с немца на майора и обратно.

– Видите ли, один из наших горнопроходческих буров на глубине триста метров наткнулся на пустоты явно искусственного происхождения, но, как ни странно, сканер их совсем не видит.

– Как такое может быть? – удивился лейтенант, с таким случаем ему ещё сталкиваться не доводилось.

– Честно говоря, не знаю, но мы пытаемся выдвинуть хоть какую-то гипотезу, но пока безуспешно, – совершенно растерянно ответил Майер.

Переведя свой взгляд на офицера, Бобер задал тому вопрос:

– А каково будет ваше мнение по этому поводу?

– Без разведки я не берусь однозначно утверждать, но это очень похоже на хорошо защищённый бункер.

– Ладно, не будем гадать на кофейной гуще, а лучше пошлём туда экспедицию и выясним, что же в подземелье имеется.

– Разрешите выполнять?

– Выполняйте, майор, но учтите, я пойду вместе с экспедицией.

– Есть выполнять! – отчеканил офицер и, лихо развернувшись через левое плечо, строевым шагом отправился выполнять полученный приказ.

Постояв некоторое время, Бобер покинул задумчивого немца и, когда остался в одиночестве, вызвал Марго:

– Здравствуй, наследник.

– Привет.

– У тебя возникли какие-то проблемы?

– Пока не знаю, но строители наткнулись на какие-то пустоты, ты не могла бы выяснить, что это такое?

– Подожди немного…

Спустя десять минут из коммуникатора послышался недоуменный голос искина:

– Наследник, пустоты я обнаружила, но что в них находится, увидеть не могу, хотя одно могу сказать точно, они все-таки природного происхождения, но руки разумных к ним определенно прикладывались.

– Спасибо и на этом, – с некоторым разочарованием произнес Бобер и сразу же задал другой вопрос: – Да, кстати, Марго, у тебя вирус готов?

– Работа подгонки под заданные требования выполнена буквально вчера, и его можно смело внедрять.

– Надеюсь, для внедрения много времени не потребуется?

– Достаточно всего лишь трех минут, и вирус полностью адаптируется под любой искин, а система управления, невзирая на конструктивные особенности и активное противодействие самозащиты, будет готова к взятию под контроль в любой момент.

– Отлично, в самое ближайшее время твоя разработка будет испытана на деле.

Попрощавшись с Марго, лейтенант дождался группу майора и, быстро облачившись в защитный костюм, подхватил снаряжение и направился на разведку.

Спустя один час, оказавшись у пролома, Бобер, подсвечивая себе мощным фонарем, заглянул внутрь и, поразившись огромному объему, скинул прочный углепластиковый трос. Когда он начал спускаться по крутому склону вниз, совершенно неожиданно вспыхнул приглушенный свет. Обернувшись, он от увиденного зрелища чуть не выпустил трос, но, взяв себя в руки, быстро слетел вниз, прямо на гранитную площадку. Оказавшись на ней, лейтенант с немалым интересом осмотрел огромную пещеру, на дне которой плескалось искрящееся озеро, а на противоположном берегу буквально у самой воды стояла беседка, выполненная из белого мрамора.

– Вот это да!! – непроизвольно воскликнул Бобер, глядя на воду изумрудного цвета, от которой шло во все стороны искрящееся свечение.

– Однако красиво здесь, – тихо произнес майор, встав рядом с молодым человеком, – только откуда здесь взялась беседка и кому она принадлежит?

– Хороший вопрос, – также тихо ответил Бобер, – только боюсь ответа на этот вопрос не найти.

– Может быть, но в любом случае стоит на ту сторону перебраться и всё там осмотреть.

– Так и сделаем, – согласился лейтенант.

Дождавшись, когда все остальные участники экспедиции окажутся на площадке, майор извлек из своего вещмешка пакет и, дернув за кольцо, бросил его на пол. Спустя пару минут на граните лежала резиновая лодка, рассчитанная на четыре человека. Спустив ее на воду, Бобер с майором прихватили двух бойцов и, взявшись за весла, направились на другой берег.

Вода оказалась на удивление чистой и прозрачной, отчего дно подземного озера можно было рассмотреть в самых мельчайших подробностях.

Вглядевшись внимательно, молодой человек заметил лежавшую на дне лодку, почему-то золотистого цвета, в которой находился какой-то ящик, и кроме этого ничего на дне не имелось, разве что только мелкие камни. Оторвав свой взгляд от находки, лейтенант осмотрел берег, на котором стояла беседка, и, прислушиваясь к себе, не ощутил какого-либо внутреннего беспокойства и чувства опасности, скорее, наоборот, ощущалась полная безопасность и умиротворенность.

Добравшись до противоположного берега, Бобер первым выпрыгнул на гальку и решительно направился к беседке в сопровождении майора, бросающего настороженные взгляды по сторонам. Подойдя вплотную, он вошел в нее и, недолго думая, опустился на лавку, выточенную из мрамора.

– Беседка как беседка, разве что место, на мой взгляд, совсем неподходящее, хотя как знать, – задумчиво проговорил лейтенант, – может, это имеет какой-то неведомый нам смысл…

– Наверное, стоит пройтись по лестнице и посмотреть, – предложил офицер, – куда она ведет.

– Да, пойдем и посмотрим.

Поднявшись с лавки, Бобер вновь пошёл вперед, но его обогнал майор и, выставив штурмовой лучемёт, вошел в темный туннель, ежесекундно ожидая нападения. Включив мощный фонарь, лейтенант, продолжая идти следом за гвардейцем, внимательно рассматривал туннель, постепенно поднимающийся куда-то наверх. Ступени были обычными и не имели никаких украшений, а вот стены были сплошь покрыты изображениями людей, и, по всей вероятности, здесь была изображена некая история, в которой еще предстояло разобраться.

Спустя полчаса они вышли в зал, своими размерами в разы превышающий пещеру с озером. Оглядевшись по сторонам, молодой человек непроизвольно воскликнул:

– Так это же настоящая библиотека!

– Да, но ещё больше это место смахивает на пристанище сумасшедшего ученого, – оглядывая многочисленные стеллажи, заставленные книгами и металлическими ящиками, проговорил отставной майор.

– Согласен, – ответил Бобёр, – но это крайне странно и требует самого пристального изучения.

Пройдя в другой конец зала, лейтенант увидел дверь и, толкнув ее, вошел в другой зал. Это оказалась стартовая площадка для космических кораблей, где стояли четыре небольших судна, а пятая площадка была пустой. С интересом рассматривая корабли, он перевел взгляд и увидел раскрытые ворота, через которые должны были вылетать корабли.

Позвав за собой майора, Бобер вышел наружу и, оглядевшись по сторонам, понял, что это была небольшая скала, с высоты которой было хорошо видно строительство, организованное предприимчивым немецким инженером.

– Корабли интересные, – произнес майор, становясь рядом с молодым человеком, – надобно разобраться, кому они принадлежат.

– Сдается мне, что настоящие хозяева ушли в небытие многие тысячи лет назад и выяснить будет весьма непросто, но изучить их надо, особенно библиотеку.

– Может быть, – протянул офицер, – вернемся обратно?

– Вернемся, только под землю уже не полезем, а пойдем отсюда по поверхности.

– Как скажете, только дождемся остальных бойцов и пойдем.

– Кстати, организуй охрану, да так, чтобы никто сюда не попал, да и предупредите всех остальных, чтобы никто не проболтался. Дело слишком серьезно.

– Понял, не дурак.

Дождавшись, когда к ним подойдут остальные бойцы, Бобер оставил двоих из них у ворот, а с остальными направился к стройке…


Глава 23

Вглядываясь в экран, молодой человек наблюдал, как на только что отстроенную посадочную площадку заходят купленные у американского разведчика корабли. Мастерство пилотов, выполнявших этот сложный маневр, с головой выдавало кадровых военных ВКС США, действующих строго по уставу. Спустя полчаса, когда легкий крейсер класса «Айдахо» и эсминец в сопровождении корабля Грини оказались на посадочной площадке, Бобер в сопровождении майора вышел встречать долгожданных гостей. Не зная точно, где находится разведчик, он не стал подходить к какому-либо судну, а стал дожидаться у входа в подземный бункер. Через некоторое время в борту крейсера открылся люк и по выдвинувшейся лестнице стал спускаться радостный Дюваль.

– Добрый день, Бобер, я вижу, тут с последнего моего посещения произошли разительные изменения, – протягивая руку, произнес Джордж, с интересом озираясь по сторонам, – надеюсь, вы проведёте небольшую экскурсию?

– День добрый, – пожимая руку, поприветствовал хозяин планеты его в ответ, – если вам это интересно, то с большим удовольствием похвастаюсь своими достижениями.

– Достижения и вправду имеют место быть, – высказал свое мнение Гриня, подходя к компаньонам.

– Может быть, прямо сейчас и начнем? – не сдержав своего интереса, поинтересовался сотрудник ЦРУ.

– Знаете, давайте сначала примем корабли, а уж после и прогуляемся? – не согласился лейтенант, всецело демонстрируя хватку делового человека.

– Хорошо, пусть будет по-вашему, – вынужден был согласиться Дюваль, – давайте поскорее завершим эту формальность.

Бобер тут же отдал команду майору, и, дождавшись, когда к ним подойдут отставные инженеры, они направились к легкому крейсеру.

Облазив сверху донизу оба корабля и убедившись в их исправности и полной боеготовности, Бобер передал в кейсе оговоренную сумму и, глядя на довольного американца, поинтересовался:

– Джордж, я готов и дальше покупать ваши корабли, но вы мне, кажется, обещали подогнать пару десятков ракетных установок ПВО, разве не так?

– Будут вам установки и ракеты к ним, только обойдутся они вам ой как недешево! – со смехом ответил Дюваль, прижимая к груди кейс с деньгами.

– Бобер, какова будет моя доля? – вмешался Гриня, хмуро посматривая на молодого человека.

– Тридцать пять процентов от прибыли твои.

– Хорошо, меня это вполне устраивает, – с явным облегчением произнес беглый каторжник и, чуть помолчав, сказал: – Через два дня сюда прибудет старый транспортник, и на нем будут покупатели. Если все пойдет как надо, они сразу же расплатятся и на них улетят.

– Ты будешь присутствовать на сделке?

– Нет, у меня сейчас другие дела.

– Как знаешь, – равнодушно пожав плечами, ответил напарник и поинтересовался у беглого каторжника:

– Ты, пойдешь с нами на экскурсию?

– Нет, спасибо, я немедленно возвращаюсь на Волчью, дела требуют моего личного присутствия.

Попрощавшись с Гриней, Бобер отпустил майора и повёл Дюваля по своей территории, делясь с ним своими дальнейшими планами по обустройству небольшой планеты. Экскурсия заняла практически целый день, во время которой лейтенант показал американцу практически все. Единственным исключением, естественно, был обнаруженный подземный грот с озером и библиотекой. Эта находка должна была оставаться абсолютной тайной для всех без исключения, в противном случае это могло привести к совершенно непредсказуемым результатам. Поздно вечером, слегка перекусив, Бобер предложил своему гостю комнату, но американец отказался и, достав передатчик, вызвал десантный бот с корабля, дожидающегося его на орбите планеты. Уже прощаясь, перед распахнутым люком, Дюваль панибратски хлопнул молодого человека по плечу и высказал свое мнение:

– Вы здесь отлично обосновались, и теперь вас отсюда выкурить будет весьма проблематично даже регулярной армии.

– Этого я и добиваюсь, так как планирую стать монопольным поставщиком кораблей для пиратской республики, помимо этого есть желание построить здесь самую мощную ремонтную базу в этом секторе космоса.

– Да у вас прямо наполеоновские планы! – с явным одобрением, воскликнул американец.

– Может быть, но, если я этого не сделаю, пираты меня рано или поздно сомнут, а это для меня совершенно неприемлемо.

– Пожалуй, с этим утверждением я соглашусь.

– В таком случае я бы вас попросил продавать мне не только корабли и боеприпасы, но и запасные части к ним.

– Хорошо, в этом вопросе трудностей для меня нет, в самое ближайшее время вышлю пару транспортов с запчастями и ракетными установками.

– Сколько это будет стоить? – всерьез задумавшись, поинтересовался Бобёр, прикидывая в уме возможную сумму заказа.

– Сейчас я не готов обсуждать предполагаемую цену, для этого мне надо выяснить существующие тарифы у тыловиков.

– Выясняйте, только недолго, сами понимаете, время – деньги.

От души рассмеявшись, американский разведчик попрощался с молодым человеком и ловко запрыгнул внутрь десантного бота, тем самым выдавая свой немалый опыт в этом деле.

Проводив взглядом удаляющийся бот, Бобер вновь вернулся в своих мыслях к подземной находке и решил еще раз самостоятельно исследовать озеро и библиотеку. Приняв такое решение, он спустился в подземный городок и, зайдя в свои апартаменты, быстро переоделся в бронированные доспехи пехотинца. Подхватив вещмешок со снаряжением, он направился на самый нижний уровень. Дойдя до нужного туннеля, который уже перегородили бронированной дверью, лейтенант достал электронно-механический ключ и, отперев замок, вошел внутрь. Здесь уже света не было, так как проводку сюда решили не прокладывать, поэтому Бобер включил налобный фонарь и осторожно двинулся вперед.

Спустившись на гранитную площадку по так и оставленной здесь веревке, он забрался в надувную лодку и, медленно гребя веслами, направился на противоположный берег, но, остановившись над лодкой, покоившейся на дне, решил нырнуть и выяснить, что там в ней лежит на самом деле. Открыв вещмешок, лейтенант достал веревку и, застегнув герметичный шлем, нырнул в воду. Озеро оказалось на удивление довольно глубоким, хотя с лодки глубина казалась не более пяти метров, но на деле тут было явно больше десяти.

Медленно подплыв к своей цели и потрогав лодку, Бобер несказанно удивился, поняв, что она на самом деле изготовлена из натурального золота, но не это его заинтересовало в первую очередь, а тот никелированный ящик с ручкой, который лежал в ней самой. Внимательно осмотрев внутренности золотого артефакта и больше ничего не заметив, лейтенант привязал один конец веревки к ручке ящика и, решительно загребая руками, поплыл на поверхность. Вынырнув, он подплыл к своей лодке и, забравшись в нее, отряхнулся от стекающей воды. Сняв шлем, принялся медленно поднимать свою добычу, пролежавшую на дне неведомо сколько времени.

– Тяжелый, зараза! – выругался Бобер, затаскивая ящик в лодку.

Сдерживая свое нетерпеливое любопытство, лейтенант не стал сразу открывать его, а решил сделать это на берегу. Взявшись вновь за весла, Бобер доплыл до берега и, вытянув лодку на гальку, схватил ящик и хотел было его открыть, но, быстро передумав, вернулся и на всякий случай надел шлем. Поднявшись в беседку, он с немалой осторожностью отстегнул застежки и медленно открыл крышку. Заглянув внутрь и увидев то, что там находится, Бобер непроизвольно воскликнул:

– Мама дорогая, это же корона!!

Бережно взяв её руки в руки, лейтенант с немалым восхищением оглядел сверкающие драгоценные камни, в огранке из белого и жёлтого золота. Корона даже на первый взгляд выглядела как истинное произведение искусства, сотворённое руками настоящего мастера своего дела.

Продолжая любоваться находкой, Бобер хотел было отстегнуть защитный шлем, но, передумав, медленно уложил ее обратно и, закрыв крышку, отправился в библиотеку, осторожно придерживая свой драгоценный груз. Неторопливо поднимаясь по ступенькам, он всерьез задумался о своей судьбе, направляемой неведомой силой в нужную для неё сторону.

– Сначала кольцо, затем корабль, а спустя пять с лишним лет личная печать императора. И вот теперь корона, а что же будет следующей находкой?! – Вслух задал самому себе вопрос Петр, но, так и не дождавшись ответа от бездушного эха, пошёл дальше, ощущая, как корона в его руках становится все тяжелее и тяжелее.

– Да уж, власть – тяжелая ноша, а для многих так и вообще неподъемная, – высказал свое мнение он и вошёл в зал библиотеки.

Поставив ящик на мозаичный пол, лейтенант решил пройтись и осмотреть это хранилище более внимательно. Прекрасно понимая, что одному человеку разобраться с тем количеством книг, которое стояло на полках, было просто физически невозможно и за всю человеческую жизнь, Бобер обошёл зал по кругу.

Спустя полтора часа, даже не обойдя и трети всех стеллажей, молодой человек, пресытившись однообразным зрелищем, взял первую попавшуюся книгу весьма внушительных размеров. Открыв её на первой попавшейся странице, Бобер вгляделся в текст, но совершенно ничего не понял, так как он был написан на неизвестном ему языке. Сразу потеряв интерес, он нехотя полистал дальше несколько листов и, наткнувшись на схематичные картинки, непроизвольно воскликнул:

– Вот это да!!! Это же схемы ведения эскадренного боя в космосе!

Резко переменив свое отношение к найденному учебнику, молодой человек перебрал все книги, стоявшие рядом, и они оказались буквально все посвящены военному делу. Выбрав из них ещё пару, Бобер подхватил их и, вернувшись за ящиком, направился к выходу, где стояли корабли. Добравшись до них, молодой человек заметил, что когда-то распахнутые ворота прикрыты, а в одном из них копаются трое механиков из отставных гвардейцев. Усмехнувшись про себя, лейтенант тихо подошел к ним и громко поинтересовался:

– Ну и каково ваше мнение, сможем ли мы запустить эти корабли?

Один из бойцов от неожиданности дернулся всем телом и, сильно ударившись головой о приоткрытую крышку двигательного отсека, выругался, но, посмотрев, кто стоит внизу, захлопнул рот и, спрыгнув на пол, четко отрапортовал:

– Здравия желаю товарищ командир.

– Вольно, сержант, лучше ответь на вопрос.

– Не знаю, но это однозначно корабли древние, хотя и великолепно сохранившиеся, – ответил сержант. – Принцип их работы для нас загадка, поэтому лучше сюда вызвать настоящих ученых, только тогда будет какой-то толк.

– Обязательно вызовем, но уже только после того, как капитально здесь обоснуемся, а пока будем разбираться исключительно своими силами.

Пожелав успехов в их безнадежном мероприятии, Бобер вышел в небольшую щель между воротами и, удивленно покрутив головой, рассматривая возникшую каменную стену, совершенно неотличимую от обычной скалы, но увидев пост охраны, стоявшей у небольшой двери, направился наружу. Оказавшись на площадке, Бобер спустился вниз и, пройдя пару сотен метров, вызвал десантный бот.

Спустя пятнадцать минут оказавшись на борту своего корабля, он выложил все свои находки на стол и, поздоровавшись с Марго, сразу же поинтересовался:

– Ты случаем не можешь перевести тексты в этих книгах?

– Конечно, смогу, это же официальный имперский язык.

– Так и что это за книги?

– Это ранее никому не известные научные работы в области военной науки одного из величайших полководцев своего времени Алиона Варпа.

– Это кто еще такой? – поинтересовался Бобер, всерьез заинтересовавшись ответом своего искина.

– Варп за всю свою долгую военную карьеру не потерпел ни одного поражения, но, как часто это бывает в жизни, оказался жертвой заговора завистников и был отправлен императором в ссылку.

– Значит, мы нашли пристанище этого самого прославленного полководца, – констатировал лейтенант, поглаживая одну из самых толстых книг, выполненную из тончайшего пластика, но, переведя свой взгляд на ящик, задумчиво произнес:

– Но вот вопрос, а какого лешего на дне довольно глубокого подземного озера делала вот эта штука…

Открыв ящик, он взял в руки корону и продемонстрировал ее Марго, смотрящей на него с центрального экрана.

– Это же корона самого императора!! – с грудным придыханием воскликнула она.

– Мне тоже так подумалось, когда я ее увидел.

– Как она могла вообще здесь оказаться? – задалась вопросом Марго, отчего ее изображение на экране стало немного подергиваться.

– Мне бы это тоже хотелось знать, но сейчас куда важнее понять, что с ней теперь делать дальше, – задумчиво проговорил лейтенант и уложил корону обратно в ящик.

– Ничего, так как без личной печати императора и меча корона не признает тебя.

– Говоришь, без личной печати не признает…

Припомнив свое приключение с дипломатом, изъятым из банковского сейфа, Бобер засуетился и, покопавшись среди своих вещей, сваленных в шкафу, нашел печать, найденную им в рукоятке. Продемонстрировав её на открытой ладони, он спросил:

– Это случаем не она?

– Действительно, это она и есть! – ошеломленно воскликнула Марго и, помолчав некоторое время, умоляющим тоном попросила: – Наследник, тебе осталось только найти церемониальный меч, и корона признает тебя настоящим императором, правда без Империи и верноподданных…

– Ну и где ты мне прикажешь этот меч искать?

– На этот вопрос у меня нет ответа, – нехотя признала Марго.

– Ладно, пусть все идет, как идет, а там посмотрим, но вот вешать себе на шею целую Империю что-то у меня большого желания не имеется. Власть – это не только способ удовлетворить свои личные амбиции, но и тяжкая ноша, отличающаяся громадной ответственностью перед своим народом, которым ты управляешь.

– Хорошо, пусть всё идет своим чередом, – покладисто согласилась Марго, глядя на молодого человека, продолжавшего задумчиво вертеть в руках печать.

– В таком случае, когда ты сможешь сделать мне перевод книг?

– Могу это сделать прямо сейчас.

– Переводи, правда, займусь книгами несколько позже, – ответил Бобер, вложив печать в ящик с короной и засунув его в шкаф.

– Зачем откладывать в долгий ящик, если уже сейчас можно для себя узнать много нового и полезного?

– Мне сейчас не до этого, сначала надо внедрить надлежащим образом твои вирусы, а затем провести сделку с пиратами, тем более от Грини и его приятелей наверняка следует ожидать какую-нибудь пакость.

Попрощавшись с Марго, он прихватил блок внедрения и адаптации подготовленных вирусов и, вновь погрузившись в десантный бот, отправился на стоянку. Вернувшись на стройку, Бобер в который раз переговорил с немецким инженером о текущих делах и, вызвав майора с командой комендоров, направился на купленные у американского разведчика боевые корабли. Оказавшись на посадочной полосе, он обернулся к своим подчиненным и совершенно нестроевым голосом, распорядился:

– Товарищи, вам необходимо снять все блоки управления огнем и запереть их вместе с ракетами в арсеналах, не хватало еще, чтобы пираты открыли по нам огонь сразу после проведения сделки.

– С какого прикажете начать? – поинтересовался офицер, с уважением поглядывая на своего командира.

– Давайте с легкого крейсера, а затем займитесь эсминцем, и учтите, к завтрашнему утру все должно быть готово, так как примерно в это время должны прибыть покупатели.

Когда бойцы во главе с майором удалились, Бобер самостоятельно поднялся на борт эсминца, своим абрисом повторяющего русскую серию «Новик», снятую с вооружения более двадцати лет назад. Пройдя по узким коридорам до капитанской рубки, он открыл дверь магнитным ключом и вошёл внутрь. Осмотревшись, открыл бронированную дверцу бортового компьютера и, достав электронный блок с вирусами, подключил его к нему. Дождавшись, когда программа управления была полностью загружена, Бобер проверил качество внедрения и, оставшись довольным полученным результатом, покинул эсминец и занялся крейсером, а когда работа была завершена, он вызвал майора и отдал ему свое распоряжение:

– Для контроля наших гостей создайте хорошо вооруженные посты на посадочной площадке, да и вообще примите любые меры для того, чтобы избежать каких-либо неприятных неожиданностей.

– Есть!

– Можете быть свободны, майор.

Попрощавшись с офицером, Бобер ощутил сильную усталость и, вернувшись в свои апартаменты, быстро приняв душ, завалился спать.

Поднявшись рано утром следующего дня, он позавтракал и, выйдя на поверхность, первым делом проверил наличие постов. Убедившись в их наличии, Бобер вызвал свой десантный бот и, сверившись с данными локатора, вызвал на связь своего вынужденного компаньона:

– Алло, Гриня, вы когда прибудете?

– Часа через полтора будем на месте.

– Хорошо, я вас жду.

Отключив связь, молодой человек на некоторое время задумался и, придя к определенным выводам, достал штурмовой костюм космодесантника российского образца. Вооружившись лучеметом, вышел на космодром. Дождавшись появления своих гостей, он интересом наблюдал за посадкой далеко не маленького транспортного корабля и, переведя свой взгляд на стоявшего рядом с ним майора, поинтересовался:

– Вам не кажется, что пилоты этого корыта явно имеют боевой опыт?

– Скорей всего, именно так, но вы ошибаетесь, называя этот транспортник «корытом». Как показывают сканеры нашего оборонительного комплекса, этот корабль хорошо вооружен и отлично бронирован.

– Выходит, всё же Гриня решился захватить корабли, – тихо произнес Бобер, – значит так, майор, отдайте команду немедленно привести наземную артиллерию к полной боевой готовности.

– Они полностью готовы к бою еще с двух часов ночи, – ответил офицер, не скрывая своей улыбки.

– Отлично!

Приземлившись на другой стороне посадочного поля, транспортник явно французской постройки спустил сразу несколько трапов, по которым стали быстро выбегать десятки до зубов вооруженных штурмовиков.

– Что и требовалось доказать! – воскликнул Бобер и, подтянув гарнитуру связи, резко отдал команду:

– Через десять секунд самостоятельно открывайте огонь по ногам, но, если попадете чуть выше, переживать не буду.

Спустя установленное время охранный периметр буквально расцвел вспышками стационарных батарей по идущим в атаку пиратам, а вскоре в двигательные сопла замершего транспортника влетели сразу две ракеты. Не ожидавшие столь горячей встречи джентльмены удачи растерялись, а затем и вовсе кинулись обратно на корабль, но попасть обратно им было уже не суждено. Матерые гвардейцы, вышедшие в отставку, отлично знали свое дело и буквально за пару минут скосили всех оставшихся боевиков.

С большим удовольствием наблюдая за работой настоящих профессионалов, Бобер ещё раз оглядел место побоища, над которым стоял многоголосый вой, и вызвал на связь своего опостылевшего компаньона:

– Гриня, ты меня хорошо слышишь?

– Слышу, – раздался охрипший голос беглого каторжника.

– Если ты сейчас же не выйдешь, я отдам команду спалить твое корыто вместе с тобой и всеми, кто в нем находится. Ты меня понял?

– Сначала дай слово, что ты меня не застрелишь.

– Хорошо, обещаю в очередной раз сохранить тебе жизнь. Такой ответ тебя устраивает?

– Договорились, – нехотя согласился пират.

Выключив связь, Бобер обернулся к майору и поинтересовался его мнением:

– Подскажите, как лучше поступить, начать зачистку территории прямо сейчас или это сделать после переговоров с пиратами?

– Не стоит спешить, тем более они ожидают штурма и могут невзначай открыть огонь, – ответил офицер, рассматривая в электронный бинокль массивную тушу выведенного из строя корабля.

– Значит, не будем рисковать, а подождем их полной капитуляции, тогда и окажем первую медицинскую помощь, – согласился лейтенант, с мнением многоопытного офицера.

Спустя несколько минут из эвакуационного люка показалась фигура, нервно озирающаяся по сторонам, и, остановив свой взгляд на лейтенанте, спустилась по трапу. Перешагивая через раненых штурмовиков, Гриня направился прямо к компаньону. Чем ближе подходил беглый пират, тем медленнее шел, всерьез ожидая расправы над собой, но ему было просто некуда деваться, так как это именно он уговорил деловых людей совершить этот налет, и они были крайне недовольны полученным результатом…

– Ну что, Гриня, ты всё продолжаешь в том же духе, не надоело постоянно в дураках оставаться? – задал риторический вопрос Бобер остановившемуся в нескольких метрах от него испуганному пирату.

– Ты обещал мне сохранить жизнь.

– Верно, обещал и обещание свое выполню, правда, я не давал своего слова тебя не бить! – зло выкрикнул молодой человек и, мгновенно подлетев к беглому каторжнику, нанес тому мощную серию ударов в корпус.

– Прошу прощения, не могли бы мы перейти к делу? – раздался за спиной лейтенанта чей-то предупредительный голос.

Резко обернувшись, Бобер увидел стоявшего невдалеке от него неизвестного мужчину, с немалым интересом рассматривавшего его.

– Позвольте представиться, Руперт Вормс, командир вольного отряда охотников за удачей с планеты Волчьей.

– Очень приятно, – ответил лейтенант, – меня зовут Бобер.

– Наслышан, правда, только один сплошной негатив, но, как я вижу, это далеко от действительности.

– Кто бы сомневался… – с усмешкой произнес лейтенант и, сразу перейдя к делу, поинтересовался: – Насколько, я понимаю, вы и есть тот самый клиент?

– Да, мне интересны ваши корабли, но какова цена сделки?

– Ровно пять миллионов американских долларов меня вполне устроит, и поверьте на слово, крейсер и эсминец находятся в прекрасном техническом состоянии, да еще в придачу к нему идут запасные топливные сердечники и тройной боекомплект.

– Может быть, но я хотел бы в этом лично убедиться, и только после того, как окажем нашим раненым медицинскую помощь, – поджав губы, произнес Вормс.

– Не возражаю.

Вожак, благодарно кивнув, вызвал на связь своего заместителя, оставшегося на транспортнике, отдал команду о высылке спасательных команд и, вновь посмотрев на молодого человека, задумчиво произнес:

– Честно говоря, я совершенно не ожидал увидеть в этой дыре полноценный оборонительный комплекс и очень даже приличный космодром.

– Да, я пришел сюда всерьез и надолго, – заверил его Бобёр, – тем более, в самое ближайшее время ремонтные доки начнут свою работу, так как планирую не только продавать корабли, но и проводить регламентные работы с полным капитальным ремонтом, а также снабжать вооружением и топливом.

– Вот даже как… – изумленно протянул Вормс, пытаясь понять, говорят ли ему серьезно или водят за нос.

– Значит, вы мне не верите, – сделал правильный вывод лейтенант, – хотите, мы за пару месяцев восстановим ваше судно?

– Бесплатно? – прищурив веки, поинтересовался пират.

– Еще чего?! – с усмешкой произнес Бобер и, показав указательным пальцем на вынужденного компаньона, высказал свой вариант решения проблемы: – Доля от сделки этого гнуса составляет ровно пятьсот двадцать пять тысяч долларов, а этого вполне достаточно, чтобы реанимировать поврежденный транспортник, да еще и останется.

– Отлично, эта сумма практически полностью перекрывает наши потери, – с явным облегчением произнес пират и, осмотрев Гриню с ног до головы, поинтересовался у молодого человека: – Быть может, его вообще прибить?

– Не стоит, он еще может пригодиться.

– Действительно, зачем? – задался клиент вопросом и, задумчиво посмотрев на побледневшего Гриню, внушительно произнес: – Он отработает и возместит мне проценты за моральный ущерб.

– Вот это правильно, это по-деловому, – поддержал молодой человек решение Вормса.

– Ладно, это уже мои личные дела. Лучше скажите, за какое время сможете его восстановить?

– Пока мои специалисты не осмотрят полученные повреждения и не сделают заключение, ответить на этот вопрос не смогу.

– Сразу видно профессионала, – с удовлетворением выдохнул пират.

– Давайте обойдемся без лести, вы лучше вызывайте своих специалистов, и они вместе с моими людьми осмотрят состояние кораблей, и мы завершим нашу сделку.

Одобрительно покачав головой, Руперт Вормс вызвал своих людей и вместе с инженерами создаваемой базы отправился принимать боевые корабли. Это оказалось долгим и утомительным делом. Тестирование всех систем заняло целых два дня, и, наконец убедившись в надлежащем техническом состоянии, вожак согласился с обозначенной ценой и сразу же расплатился двумя чемоданами наличных.

Завершив сделку, Руперт, прощаясь с лейтенантом, твердо пообещал вернуться через четыре месяца за своим переоборудованным транспортником, после чего распределил экипажи по кораблям и покинул планету.

Проводив своих первых покупателей, Бобер озадачил майора необходимостью скорейшего восстановления поврежденного судна и только после этого отправился на поиски Михаила Александровича. После непродолжительного розыска он его обнаружил в компании немецкого инженера, яростно спорящего с ним над какой-то схемой. Подойдя вплотную и вглядевшись в причину раздора, он поинтересовался:

– Не могли бы вы объяснить мне причину вашего спора?

– Видите ли, тут такое дело, нам нужна атмосферная транспортная авиация повышенной грузоподъемности, – отозвался немец, – вот мы и смотрим, где она должна базироваться.

– Не понял, а для чего она нужна?

– Все дело в том, что данная планета практически полностью готова к масштабной колонизации, – ответил полковник и, пожевав губами, высказал свое мнение: – Место весьма перспективное для ведения сельского хозяйства, и вообще стоит вплотную заняться исследованием всей планеты, вполне возможно тут имеются неплохие залежи природных ископаемых.

– Интересная мысль, – тихо проговорил Бобер, – если ваше предположение подтвердится, перспективы могут открыться самые широчайшие.

– Вот и мы пришли к такому же мнению.

– Хорошо, сколько нужно атмосферных транспортников?

– Для начала хотя бы десятка три, – ответил Михаил Александрович.

– Будет вам авиация, – согласился лейтенант после минутного молчания и, посмотрев на полковника, распорядился:

– Давайте, собирайтесь, мы с вами отправляемся в далекий полет, во время которого будем решать наши насущные проблемы.

Покинув планету в компании с полковником, Бобер первым делом посетил самую ближайшую колонию под названием Кадрие, принадлежащую Турции, где по сходной цене купил поддержанные атмосферные транспортники и заодно к ним взял двадцать тонн различного продовольствия. Зафрахтовав судно и потратив целый день на его загрузку, они отправили всё это на Бастион, после чего вернулись на корабль. Устало откинувшись в кресле пилота, Бобер вкрадчиво задал своему спутнику вопрос:

– Вам не кажется, что настало время раскрыть координаты залежей кристаллов?

– Действительно время пришло! – церемониально провозгласил полковник и, рванув ворот рубахи, сорвал капсулу со своей шеи, отчего колечки цепочки с тихим шорохом разлетелись по всей рубке. Слегка удивившись той экспрессии, с которой мужчина, в два раза старше его, это проделал, Бобер взял двумя руками протянутый предмет и, поднявшись на ноги, поблагодарил полковника, только после этого рассмотрел предмет со всех сторон. Защитная капсула была довольно сильно потертой, а также на ней имелись глубокие царапины, так и не сгладившиеся за прошедшие века. Это говорило о весьма почтенном возрасте и нелегкой судьбе капсулы.

Задумчиво повертев её в руках, лейтенант, прилагая немалые силы, отвинтил колпачок и вытряхнул себе на ладонь стандартную карту памяти. Он обратился к Марго:

– Посмотри, пожалуйста, тут должны быть координаты одной интересной планеты…

– Да, наследник, такие координаты имеются, правда, это довольно далеко отсюда.

– Сколько времени потребуется, чтобы туда слетать в максимально ускоренном режиме?

– Ровно один месяц в один конец.

– Отлично, туда и летим.

– Хорошо, подготовка к дальнему полету запущена, – ответила Марго и, чуть погодя, произнесла: – Наследник, помимо координат на карте памяти имеется третья часть от единого пакета с какой-то информацией.

– Можно ли её извлечь? – встрепенувшись, поинтересовался лейтенант, ожидая услышать что-то полезное для себя.

– К сожалению, нет, без других частей это сделать невозможно.

– Ну, и ладно, у нас и без этого своих дел более чем достаточно.

Повернувшись к своему спутнику, Бобер обратился к нему:

– Михаил Александрович, давайте расходиться по каютам, нас ожидает длительное путешествие…


Глава 24

Спустя месяц, придя в себя, Бобёр, не дожидаясь пробуждения полковника, первым делом привел себя в порядок и только после этого поинтересовался:

– Марго, каковы результаты сканирования планеты?

– Это планета класса N, характеризующаяся бесплодностью и скалистостью с высокой температурой на поверхности, и всё это из-за мощного парникового эффекта.

– Насколько я помню, атмосфера таких планет отличается крайней плотностью и в основном состоит из диоксида углерода и сульфида, что и является основной причиной экстремального парникового эффекта с водяными парами, – высказался лейтенант, припомнив лекции в академии, и, немного подумав, задал вопрос: – Марго, какие-нибудь жизненные формы на планете имеются?

– Жизнь на ней ограничена одноклеточными организмами, которые обитают в верхних слоях атмосферы и под поверхностью планетарной коры.

– Да уж, не самое приятное местечко, – покрутив головой, высказал свое мнение Бобер и поинтересовался вновь: – У тебя есть предположения, где могут располагаться кристаллы?

– Просканировав поверхность и проанализировав полученный результат, определила несколько перспективных мест.

– Скинь мне на тактический планшет эти координаты, мы с Михаилом Александровичем собираемся высаживаться прямо сейчас.

Легко сказать, прямо сейчас, да трудно сделать на практике. Пока перекусили разогретыми пищевыми концентратами, пока подогнали необходимое снаряжение и загрузили всё на десантный бот, прошло более четырех часов и только после этого отправились на поверхность планеты багрового цвета. Сделав несколько орбитальных витков, Бобер определился с координатами и, выбрав, на его взгляд, самую подходящую точку, направил свое суденышко на посадку.

Оказавшись на грунте, лейтенант вместе со своим спутником облачились в защитные костюмы космодесантников и, погрузившись на гусеничный тягач, заполненный изыскательским оборудованием, покинули десантный бот. Оглядываясь по сторонам, Бобер с немалым интересом рассматривал открывшуюся перед ним картину, а посмотреть было на что. Безжизненный горный пейзаж красно-бурого цвета, испещренный трещинами, из которых вырывались белесые клубы пара, и всё это на фоне многочисленных грязевых вулканов.

– Ну, как вам тут, Михаил Александрович? – поинтересовался Бобёр, решив прервать затянувшееся молчание, вызывающее гнетущее впечатление.

– На библейский ад очень похоже, – ответил полковник и, хмыкнув, добавил: – Знаете, глядя на все это, начинаю понимать, как повезло нашим предкам, вынужденным высадиться на планету с комфортными условиями.

– Да уж, в отличие от вашей колонии, тут вообще без капитальной базы выжить весьма проблематично.

Гусеничный тягач неторопливо добрался до пещер, после чего лейтенант остановил его и, просканировав окружающее пространство, спустился на поверхность. Дождавшись, когда к нему присоединиться его спутник, он включил мощный фонарь и, осторожно ступая, направился в самый ближайший зев пещеры. На глубине метров двадцать Бобра неожиданно ослепила яркая вспышка, и ему не помогла даже встроенная защита гермошлема. Прикрутив до минимума яркость фонаря и дождавшись, когда его глаза придут в норму, лейтенант осмотрелся по сторонам и с глубоким удовлетворением произнес:

– Вот они, те самые кристаллы, осталось только облететь все точки и выяснить, есть ли они в других местах.

– Можно, только зачем, ведь тут их хватит на сотни лет вперед?!

Обернувшись к полковнику, молодой человек высказал ему свое мнение:

– Лучше сразу узнать границы своих возможностей, иначе будет сложно планировать дальнейшее развитие.

– Пожалуй, соглашусь, – нехотя признал правоту лейтенанта Михаил Александрович, – но все-таки давайте сейчас кристаллы соберем.

За час собрав несколько больших мешков, Бобер с полковником внесли свою добычу в грузовой отсек тягача и, посовещавшись некоторое время, отправились проверять все близлежащие пещеры. Затратив на это практически весь день, они, полностью убедившись, что все пещеры буквально заполнены кристаллами, отправились проверить остальные точки. На их удивление, все остальные предполагаемые месторождения оказались также полностью забиты кристаллами, а вот на последнем месте обнаружились еще и давние следы пребывания людей. С интересом осматривая остатки сломанного инвентаря и шанцевого инструмента у входа в пещеру, Бобер высказал свое мнение стоящему рядом с ним полковнику:

– Михаил Александрович, как мне кажется, эти следы оставили ваши предки.

– Скорей всего, так оно и есть, – ответил тот, внимательно рассматривая какие-то обломки.

– Простите, но куда вы вообще смотрите?

– Одну минутку… – протянул полковник и, осторожно подойдя к самой большой куче и вынув тесак из ножен, принялся ее аккуратно разбирать.

Спустя три минуты, поднимая разбитое седалище пластикового стула, полковник обнаружил под ним небольшой герметичный портфель из нержавеющей стали с кодовыми замками, наполовину вросший в грунт, и, взявшись за черную ручку, дернул его на себя. Когда он оказался в его руках, Бобер, с большим интересом наблюдавший манипуляции своего спутника, вкрадчиво поинтересовался:

– Михаил Александрович, я так понимаю, вы знали, что этот любопытный чемоданчик должен тут лежать?

– Признаю, знал, но не был абсолютно уверен в достоверности информации, – ответил полковник и, достав пластинку из бокового кармана, на которой были выгравированы цифры, собрался было их набрать на замках бронированного портфеля.

– Надеюсь, вы знаете, что там лежит?

– Да, в нем хранятся агентурные списки с компроматом на некоторых высокопоставленных лиц США и Британской империи.

– Трехсотлетней давности? – с недоумением поинтересовался молодой человек.

– Именно так.

– Ну, теперь по истечении трех столетий эта информация интересна разве что историкам, – чуть усмехнувшись, высказал свое мнение лейтенант, испытывая некоторое разочарование.

– Вы не правы, даже эту информацию вполне возможно использовать в своих целях, ведь разглашение некоторых фактов может самым серьезным образом отразиться на карьере их сегодняшних потомков.

– Кхм-м… Признаться, я с этой точки зрения дело не рассматривал, но признаю, в этом определенно что-то есть, – ответил молодой человек и, немного подумав, сделал свое предположение: – Разглашение таких фактов будет опасным только для тех, кто сейчас является на действительной службе или занимается публичной или не очень публичной политикой, а также для лиц, входящих в финансово-промышленную элиту.

– Вам виднее, но в любом случае, эта информационная бомба, способная сыграть нам на руку.

– Ладно, Михаил Александрович, возвращаемся на корабль и домой, а там уже будем разбираться, что нам досталось и как все это использовать в своих интересах…

После двухмесячного отсутствия они вернулись на Бастион, и Бобер с удивлением обнаружил на своем космодроме три боевых корабля. Два из них были тяжелыми фрегатами, ну, а третьим оказался легкий корвет, выполняющий функции сторожевого судна, на бортах которого красовались опознавательные знаки американских ВКС.

– Похоже, Дюваль вновь нас посетил, да еще и корабли на продажу приволок, – высказал свое предположение лейтенант, выискивая глазами американского разведчика.

– Что-то он зачастил, – ответил полковник, с нескрываемым любопытством озираясь по сторонам, – наверное, что-то ему от нас сильно надо.

– Несомненно, так оно и есть, но в то же время и мы в нем в немалой степени заинтересованы, так как это позволит выйти нам на совершенно иной уровень.

– Все это так, но лично мне эта продувная рожа очень и очень не нравится, – выдал свое мнение Михаил Александрович, с кривоватой ухмылкой на лице.

Согласно кивнув головой, Бобер отправил своего спутника отдыхать, а сам, вызвав майора, направился на посадочную площадку, где и обнаружил деловито отдающего команды американца. Подойдя вплотную к нему, он поздоровался с ним и, оглядывая доставленные суда, поинтересовался:

– Дорогой Джордж, почему вы меня заранее не предупредили об очередной партии?

– Извини, Бобёр, но так сложились обстоятельства, и нам пришлось срочно перегнать корабли с глаз долой от сенатской комиссии по вооружениям, мало того, в течение пары месяцев я пригоню еще пару десятков бортов, – ответил Дюваль, досадливо разведя руки в стороны.

– Если так, то вынужден требовать от вас рассрочки платежей из-за форс-мажорных обстоятельств.

– Ничего страшного, мы подождем, главное избежать никому ненужного скандала, – согласился американский разведчик.

– Кстати, в какую сумму мне обойдется все это удовольствие?

– С учетом непредвиденных обстоятельств для вас предусмотрена весьма значительная скидка, – слащаво улыбнувшись, продекламировал Дюваль тоном завзятого коммивояжера, рекламирующего какую-нибудь дрянь.

– Так все же, примерно во сколько мне это все обойдется? – настойчиво поинтересовался молодой человек, не поддавшись попытке американца внушить ему нужную ему мысль.

– За все двадцать кораблей, находящихся в прекрасном техническом состоянии, мы хотим получить двадцать три с половиной миллиона долларов, и поверьте на слово, дешевле только даром! – с жаром прожженного торговца высказался Дюваль, дружески похлопывая по плечу своего собеседника.

– Простите, но это слишком дорого! – с искренним изумлением воскликнул Бобер, чуть отстраняясь от навязчивого американца.

– Это вы так говорите, потому что не знаете, какие именно корабли выставлены на продажу! – с искренним возмущением выпалил тот.

– Ну и какие же?

– Два авианосца серии «WASP», или «ОСА» по-русски! Помимо них еще два тяжелых крейсера и четыре средних, к ним еще добавьте два легких, а остальные – эсминцы.

– Какого класса будут эсминцы? – задал уточняющий вопрос лейтенант, лихорадочно пытаясь вспомнить, что собой представляют авианосцы «ОСА».

– Три больших, а остальные семь среднего! – победно воскликнул американец, сверкнув холодно-расчетливыми глазами, тщательно закамуфлированными искренней улыбкой на лице, которая на самом деле была не более чем маской настоящего профессионала теневой игры.

– Вынужден признать, цена и вправду невелика, но вот если крейсера и эсминцы продать несложно, то как быть с авианосцами?!

– Не волнуйтесь, молодой человек, за ними выстроится целая очередь из покупателей и вам еще придется устраивать настоящий аукцион, так как авианосцы серии «WASP» для пиратов просто идеальны, – высказался Дюваль, убеждая в своей правоте собеседника.

– Может быть, вы и правы, но сначала не могли бы вы дать краткую характеристику этих ос?

– Это легкие матки дальнего радиуса действия, достаточно хорошо защищенные и имеющие на борту шестьдесят два штурмовика и двадцать два истребителя, также имеют эвакуатор и четыре заправщика.

– Ладно, я согласен, но полностью с вами рассчитаюсь, когда пригоните все эти корабли сюда на планету, – категорично заявил лейтенант, пытаясь понять цель передачи в руки пиратов довольно мощного флота, способного парализовать на некоторое время оживленные торговые трассы.

– Принципиальных возражений не имею! – заявил американский разведчик, ощущая себя победителем в разыгравшейся партии.

– Подождите, а вот эти два тяжелых фрегата и корвет в обозначенную сумму входят? – поинтересовался Бобёр, пытаясь увидеть реакцию американского разведчика на свой вопрос.

– Корвет – мой корабль, и он не продается, – чуть переменившись в лице, высказался Дюваль, – а фрегаты пойдут отдельно по триста пятьдесят тысяч за каждый.

– Значит, я вам должен двадцать четыре лимона и сверху двести кусков… – протянул Бобер. – Однако…

– Вы с легкостью их отобьете и сами это знаете, – хмыкнул Дюваль, спеша развеять вновь возникшие сомнения у своего агента, которого он уже считал полностью подвластным своей воле.

– Посмотрим, надеюсь, с этими легкими авианосцами дело и выгорит… – негромко высказался лейтенант, продолжая выказывать свою озабоченность по поводу перспектив подобного предложения.

– Выгорит, обязательно выгорит, тем более на Волчьей уже давно хотят усилить огневую мощь и расширить поле своей деятельности.

– Ладно, уговорили, возьму всё, даже вместе с авианосцами, – со вздохом, высказался Бобёр, – на худой конец, себе оставлю для прикрытия планеты.

Попрощавшись с американцем, молодой человек вместе с майором проинспектировал ведущееся строительство и, оставшись довольным набранным темпом и, самое главное, качеством работ, отправился проверять только что восстановленный транспортник. Потратив на это почти весь день и убедившись в его полной исправности, он внедрил в программное обеспечение и искин свой комплект контролирующих вирусов, только после этого принял душ и с чистой совестью завалился спать.

На следующий день окончательно убедившись, что все идет своим чередом и личное его присутствие совершенно необязательно, он принял решение вернуться в колонию и, вызвав Михаила Александровича, отправился на свой корабль. Оказавшись в кресле пилота, Бобер проверил контакт с пиратским кораблем и ввел координаты колонии, на которую он должен под контролем Марго прибыть в автоматическом режиме, но в этот момент сработал сигнал вызова. Недоуменно посмотрев на экран и узнав исходящий адрес, нажал на кнопку соединения.

– Ну, здравствуй, бродяга, – поприветствовал его генерал Гудза, с интересом рассматривая своего подчиненного и стоявшего с ним полковника.

– И вам не хворать, – с ироничной усмешкой ответил молодой человек, хотя на самом деле почувствовал внутреннее беспокойство.

– А ты, как я погляжу, на вольных хлебах совсем страх божий потерял.

– Господин генерал, давайте ближе к делу, – мгновенно стерев с лица ухмылку, предложил лейтенант, забеспокоившись еще сильнее.

Внимательно всмотревшись в глаза своего подчиненного, Дикий Вепрь, слегка кивнув, заговорил:

– Да, парень, ты растешь прямо на глазах, и поэтому своей властью присваиваю тебе внеочередное воинское звание капитана госбезопасности.

Изумленно хлопнув глазами, Бобер хотел было козырнуть, но Гудза повелительным жестом остановил его и, не дожидаясь вопросов, сам прокомментировал свои слова:

– За успешное внедрение было принято решение перепрыгнуть старлея и присвоить тебе капитана, да еще и перевести из разведки в службу государственной безопасности, повысив твой статус.

– Служу России!

– Служи и дальше, сынок.

– Стараюсь, господин генерал, – отчеканил Бобер. – Какие будут приказания?

– Приказывать смысла не вижу, ты и так прекрасно справляешься с порученным тебе заданием, за исключением одного момента…

– Какого момента? – задал вопрос Бобер, нервно повертевшись в кресле.

– Настоятельно рекомендую тебе вернуться на Санкт-Петербург и разрешить все свои проблемы с Екатериной Борн, – командным голосом ответил генерал, строго глядя на своего подчиненного, и, слегка пожевав губы, дал свои пояснения:

– Екатерина и ее продюсер слишком рьяно раскрутили эпизод с твоим участием на всю страну, и теперь вся эта неумолкающая шумиха, продолжающаяся уже целую кучу времени, всерьез начинает мешает нашему делу.

– Простите, но разве вы сами не можете своим волевым решением прекратить этот дурдом? – опешил Бобер, совершенно не понимая, что вообще происходит.

– Нет, дорогой, это должен сделать только ты сам, иначе это может вызвать еще худшие последствия, нежели те, которые мы имеем сейчас.

– Хорошо, я немедленно вылетаю в столицу и встречусь там с певицей. Попытаюсь замять всю эту нелепую историю, – с кислой миной на лице согласился он, с большим трудом представляя себе, как это можно будет сделать, не привлекая к себе ненужного внимания.

– Правильно, прямо сейчас и вылетай, нечего дела откладывать в долгий ящик, – похвалил Гудза и, попрощавшись теперь уже с капитаном, отключил связь.

Продолжая смотреть на потухший экран, Бобер глубоко задумался о цели этого разговора и его скрытом значении, но, так и не придя к какому-либо однозначному выводу, решил больше не ломать себе голову, а немедленно отправляться в столицу.

– Что, проблемы? – тихо поинтересовался Михаил Александрович, до этого молча простоявший в сторонке весь разговор с куратором.

– К моему глубокому сожалению, да, – всё больше мрачнея лицом, ответил новоиспеченный капитан и, посмотрев на своего спутника, предложил: – Михаил Александрович, придется вам самостоятельно на транспортнике в колонию отправляться, а мне сломя голову нестись к Санкт-Петербургу и разрешать свои проблемы.

– Бобёр, как же я это сделаю, если совсем не умею управлять космическими кораблями?! – пораженно воскликнул полковник, у которого глаза из орбит начали вылезать.

– За это можете не беспокоиться, транспортник пойдет в автоматическом режиме и будет находиться под непрерывным контролем моего искина, правда, это займет довольно много времени, сами понимаете, путь до колонии совсем не близкий.

– Хорошо, я всё понимаю и полностью согласен, но каковы будут ваши распоряжения?

– Михаил Александрович, вы, главное, обещанных бойцов привезите и ещё людей для обустройства на Бастионе. Людей резко стало катастрофически не хватать.

Согласно кивнув, полковник быстро собрал свои вещи и, тепло попрощавшись с молодым человеком, покинул корабль, оставив в одиночестве крайне задумчивого капитана, на лбу которого пролегли две глубокие морщинки, совершенно нехарактерные для его возраста. Посидев еще некоторое время, Бобер отдал команду Марго и направил свое судно к Санкт-Петербургу.

Спустя полторы недели, оставив свой корабль на парковке орбитальной станции, капитан в костюме из классической коллекции Scabal номер 12 прошёл через коридор, предназначенный для особо важных персон, и, погрузившись на пассажирский челнок, спустился на нем на планету. Оказавшись на давно знакомом космодроме, Бобер вызвал себе такси и медленно поехал в гостиницу «Астория», располагающуюся в историческом центре столицы.

Глядя в окно, на хорошо знакомую столичную суету, Бобер не заметил каких-либо изменений в ритме жизни жителей Питера, но вот его восприятие окружающей обстановки изменилось самым радикальным образом. Если раньше он время от времени с ностальгией вспоминал свои прогулки и курсантские загулы в коротких отпусках в этом блестящем во всех отношениях городе, то сейчас он реально хотел вернуться на Бастион и продолжить обустройство своей планеты, но для того чтобы вернуться, надо было разрешить свои проблемы…

В этот момент такси плавно остановилось возле центрального входа в гостиницу, и он, расплатившись с водителем, покинул пассажирский салон. Поднявшись по ступенькам, Бобер вошел в холл и, найдя взглядом рецепцию, вальяжной походкой подошел к ней и негромко обратился к представительному сотруднику «Астории»:

– Здравствуйте, я хотел бы снять у вас номер на десять дней.

– Будьте добры подождать одну минутку, я сейчас гляну, есть ли у нас свободные номера, – предупредительно попросил служащий и, покопавшись в компьютере, обратился к клиенту: – На данный момент я могу предложить только президентский номер, остальные заранее забронированы нашими постоянными клиентами.

– Президентский, так президентский, – легко согласился Бобер, боясь себе даже представить, в какую копеечку ему обойдется пребывание в столице.

Перечислив деньги за все десять дней, он взял ключи и в сопровождении вызванного служащего поднялся на лифте в пентхаус. Войдя в услужливо открытую дверь, он, оглядев свои апартаменты, с большим трудом смог удержать возглас удивления, и на это были веские основания. Президентский номер на крыше был произведением искусства с настоящей антикварной мебелью и оригинальными картинами старых мастеров. Оглядев все это великолепие, Бобер обернулся к служащему, смиренно ожидающему своих чаевых. Отдав полагающуюся сумму, он пошёл на экскурсию по своему номеру.

Гостиничный номер оказался выше всяческих похвал, особенно его впечатлил санузел с золотым унитазом и громадной ванной с гидромассажем, а также большой бассейн, наполненный натуральной морской водой. Помимо всей этой излишней роскоши были в номере и сугубо практические детали, крайне необходимые для делового человека, например, такие, как, собственная база внепространственной связи с безлимитным доступом, а также своя посадочная площадка с глайдером, на которой могли приземлиться еще пять летательных аппаратов.

Завершив обход своего временного дома, Бобер первым делом принял контрастный душ и, выпив чашечку кофе, устроился за пультом связи, выйдя в инфосеть. Найдя страницу государственной службы занятости, он заключил контракт на подбор персонала на свою ремонтную верфь и полностью оплатил перелёт работников на Бастион с выплатой подъемных.

Завершив это дело, капитан запросил в сети информацию о пребывании Екатерины Борн и был несказанно удивлен тем обстоятельством, что эта особа оказалась в Санкт-Петербурге, где давала серию концертов, пользующихся просто сумасшедшей популярностью.

Подумав некоторое время, Бобер открыл её личную страничку в социальной сети и отправил ей на почту запрос о необходимости личной встречи для разрешения осложнений, возникших в результате эксплуатации его имени в PR-кампании, организованной ее продюсером, и только после этого вызвал на связь генерала Гудзу:

– Здравствуй, сынок, – с всепрощающей отцовской улыбкой произнес Дикий Вепрь, – ты почему сразу после прибытия в столицу меня не вызвал?

– Сначала хотел в гостинице поселиться, а затем с вами связаться.

– Ну и как, поселился?

– Константин Георгиевич, не надо меня за дурака держать, вы ведь прекрасно знаете, где я нахожусь на данный момент, – ехидно ответил Бобёр, не принимая игры, навязываемой его куратором.

– Знаю, – со вздохом ответил генерал. – Хорошо живешь, парень, поселился в президентском номере одной из самых лучших гостиниц столицы, сутки пребывания в котором обходятся в семь тысяч рублей.

Ужаснувшись про себя озвученной цифре, Бобер, не меняя выражения лица, высказал свои соображения:

– Послушайте, если бы не ваше настойчивое желание прекратить шумиху в прессе, я бы вообще поселился где-нибудь в районе космодрома в недорогом гостевом доме, но в данном случае мне надо будет соответствовать уровню эстрадной звезды, в противном случае, ещё больший скандал будет обеспечен.

– В который раз убеждаюсь в твоей профессиональной пригодности в роли разведчика, – с ухмылкой прокомментировал генерал, – поэтому твои затраты на представительские расходы в полном объеме компенсирует Служба государственной безопасности.

– Это было бы очень кстати, так как мне ещё базу доделать надо, а это, как вы сами понимаете, немалых денег стоит.

– Молодец, хвалю, – ободряюще произнес Константин Георгиевич и, огладив свою стриженую голову, деловито заговорил: – Принято решение оказать тебе посильную помощь в строительстве полноценного ремонтного дока с бюджетом в размере десяти миллионов рублей, поэтому через три дня на твой Бастион выйдет тяжелый транспортник со всем необходимым для этого.

– Вот за это огромное спасибо! – не скрывая своей радости, воскликнул капитан, в полной мере ощущая, как тяжкий груз ответственности становится значительно легче.

– Это не тебе лично, а для ВКС, – остудил генерал возрадовавшегося молодого человека, – в этом секторе космоса нашему флоту в дальнейшей перспективе может понадобиться полноценная операционная база.

– Подождите, но это может помешать налаживанию прямых контактов с пиратами и мафиозным руководством с Волчьей.

– Не беспокойся, мы это прекрасно понимаем и на данном этапе делать этого совершенно точно не собираемся, – заверил Дикий Вепрь забеспокоившегося разведчика.

– Спасибо, мне так будет куда как спокойней развивать планету и налаживать торговлю оружием. Так куда проще в доверие втереться.

– Ладно, Бобер, давай скоренько разрешай проблему с певичкой и дуй обратно на свою планету, тебя там ожидает очень много дел.

Попрощавшись с куратором, капитан отключил базу внепространственной связи и, сняв махровый халат, с разбегу нырнул в бассейн, где с большим удовольствием проплавал более двух часов, после чего отправился в спальню и завалился на необъятную кровать, на которой смело можно было маршировать целому отделению солдат в полной боевой экипировке.

Проснувшись на следующее утро, он сделал утреннюю гимнастику и, потренировавшись в тренажерном зале, вызвал в свой номер парикмахера и портного, после чего заказал завтрак. К обеду приведя себя в порядок и заказав еще несколько популярных в этом сезоне костюмов ручной работы итальянской фирмы Ermenegildo Zegna, Бобер решил посетить ресторан. Полистав рекламный буклет, он нашел подходящее заведение и, сев в глайдер, отправился в салон-ресторан «Арт-буфет», в котором любили проводить время столичные артисты и художники, а также всякий околобогемный планктон, пытающийся присосаться к чужой славе и популярности, сделав себе на этом имя и деньги за чужой счет.

Некоторое время полюбовавшись на прекрасный город с высоты птичьего полета, капитан припарковал свой глайдер в районе Синего моста со стороны набережной реки Мойки. Покинув салон, Бобер хотел было расплатиться, но на табло загорелась надпись «оплачено». Равнодушно пожав плечами, он покинул парковочный комплекс, предназначенный для туристов, посещающих Исаакиевскую площадь, и неторопливой походкой вышел на Большую Морскую улицу, направившись в сторону Гороховой. Шагая неторопливой походкой никуда не спешащего человека, Бобер с интересом разглядывал одну из самых фешенебельных улиц, берущую свое начало от Дворцовой площади до пересечения Мойки и Крюкова канала.

Вот так капитан и дошел до нужного адреса, спустившись в желтый зал ресторана, столь характерный для старинных зданий, и с комфортом разместился недалеко от антикварного пианино. Внимательно вчитавшись в меню, Бобер поднял взгляд на услужливо замершего рядом с ним официанта и произнес:

– Вот что, любезнейший, подайте мне на первое уху из лосося с креветками, а на второе котлеты из щуки, фаршированные зеленым маслом.

– Какой гарнир предпочитаете? – задал уточняющий вопрос официант, записывая заказ в небольшой блокнот.

– Пусть будет молодой картофель со сливочным маслом и зеленью с грибным салатом, – ответил Бобер, продолжая вчитываться в меню. – Да, и не забудьте граммов сто пятьдесят водочки «Царской золотой».

– Больше ничего заказать не желаете?

– Пока нет.

– Хорошо, ваш заказ будет подан через десять минут, – ответил официант и, захлопнув блокнот удалился, оставив клиента наслаждаться окружающей обстановкой.

Оставшись в одиночестве, капитан с интересом присмотрелся к немногочисленным посетителям, забредшим сюда в столь неурочный час, и глубоко задумался. По всему выходило, что он явился сюда не совсем вовремя, так как основное время богемной тусовки приходилось на вечер и ночь, а он, отвыкший от столичного ритма жизни, пришел сюда днем. Мысленно махнув рукой на свою ошибку, Бобер ещё раз окинул взглядом всех присутствующих и заметил, как один из посетителей очень уж пристально смотрит на него, даже не пытаясь скрыть своего нездорового интереса к его персоне. Чуть улыбнувшись, капитан демонстративно приветливо помахал слишком любопытному мужчине и, отвернувшись от него, стал рассматривать интерьер желтого зала.

– Извините, я вам не помешаю? – раздался сбоку совершенно неожиданный вопрос, произнесенный хрипловатым лирико-драматическим баритоном.

Удивленно обернувшись, Бобер увидел все того же мужчину средних лет, демонстративно выражавшего свою заинтересованность его персоной, и, подумав пару мгновений, решил выяснить, в чем причина такого навязчивого интереса к его персоне.

– Пожалуйста, присаживайтесь, я никаких возражений не имею, да и в приятной компании отобедать будет куда как приятнее.

– Позвольте представиться, свободный художник Валерий Чижик собственной персоной! – с пафосом произнес мужчина, надеясь произвести впечатление на более молодого собеседника, и присел напротив него, искренне ожидая услышать очередные комплименты в свой адрес, но, не дождавшись, с недоумением посмотрел в глаза молодого человека и вкрадчиво поинтересовался:

– Вы что, меня не знаете?

– А должен? – вопросом на вопрос, ответил Бобер, действительно не зная, кто напросился к нему за стол.

– Интересно, из какой же дыры вас в этот приют для творческих людей занесло?

– Простите, как вас по отчеству? – не приняв навязываемого тона, задал свой вопрос капитан, внимательно изучая реакцию пациента.

– Батюшку звали Александром.

– А мое имя Павел, фамилия Бобров, и вы, Валерий Александрович, мне совершенно незнакомы, а, к вашему сведению, я в Питере прожил более пяти лет.

– Это крайне прискорбно, молодой человек, и говорит об отсутствии у вас должного интереса к настоящей поэзии, принадлежащей кисти наиболее талантливой части либеральной интеллигенции славного города Санкт-Петербурга, – вальяжно произнес мужчина, наставительно тыкая в молодого человека указательным пальцем с неприлично отросшим ногтем, из-под которого была видна грязь.

– Знаете, господин Чижик, я поэзию с удовольствием почитываю, особенно классическую, но будьте так добры, не упоминайте в моем присутствии либеральную интеллигенцию, – жестко отреагировал капитан на замечание сидящего напротив него субъекта и, помолчав пару мгновений, поинтересовался: – Позвольте полюбопытствовать, как соотносится настоящая поэзия с кистью художника, если поэты пишут свои стихи пером?

– Да вы, сударь, самая настоящая неотесанная деревенщина и совершенно ничего не понимаете в творческой аллегории! – задетый за живое, воскликнул господин Чижик, точно раненый зверь, отчего эхо его голоса было отражено самым причудливым образом от расставленной на столах хрустальной посуды.

Внимательно смотря на багровеющего Чижика, капитан стал свидетелем трансформации человеческого лица, с которого медленно сползала маска интеллигентного человека, а на ее место приходило нечто пугающе безумное и скрытое до сей поры под благообразностью. Определенно, проявляющаяся мерзкая рожа была истинным лицом собеседника, умело скрывающего свою сущность от всех окружающих и до глубины души ненавидящего всех тех, кто позволяет себе быть несогласным с его мнением.

– Господин Чижик, не стоит мне демонстрировать истинное лицо российского либерала, я его и так прекрасно знаю, и поверьте мне на слово, это лицо не нравится не только мне, но и абсолютному большинству граждан этой страны, – высказался капитан, с ироничной улыбкой поглядывая на Валерия Александровича.

– Ах ты, щенок! – завопил сосед и попытался замахнуться на молодого человека своей дряблой рукой.

Окончательно поняв, кто перед ним сидит, Бобер, подобрав под столом правую ног, молниеносно нанес несильный удар по берцовой кости. Схватив Валерия Александровича за руку и крепко прижав её к столу, он тихо прошипел:

– Только попробуй заорать, я тебе все зубы вышибу. Ты меня понял, уродец?

Именно в этот момент с лицом околобогемной перхоти вновь стали происходить стремительные изменения. Безумная мерзкая морда, взяв себя в руки, вновь натянула на себя маску интеллигентности и, напустив на себя саму невинность, растоптанную грубым солдафоном, проблеяла голосом какого-нибудь святого:

– Фу, какой вы грубый и неотесанный мужлан!

Посмеявшись про себя, Бобер с крайней степенью брезгливости откинул руку Чижика и достаточно громко, чтобы услышали все немногочисленные посетители столь почтенного заведения, произнес:

– Запомни хорошенько мои слова, если ты еще раз появишься на моем горизонте, я тебе обязательно яйца оторву. Ты меня понял?

Испуганно закивав, Чижик поднялся, но в его глазах разгоралась плохо скрываемая ненависть к собеседнику, который в один момент разглядел его истинную сущность и вытянул ее на публичное обозрение, свидетелями чего были несколько весьма влиятельных персон в художественных кругах. Именно это стало основной причиной мгновенно возникшей ненависти в этом человеке, а не те грубые слова, которые были адресованы в его адрес, и прощать своего публичного унижения Валерий Александрович не хотел. Наоборот, он со всей страстью своей безумной души возжелал мести, но сейчас для этого было не время и не место. Как говорится, месть – это то блюдо, которое нужно подавать холодным, поэтому господин Чижик, гордо подняв вверх голову, направился к выходу, сопровождаемый многочисленными насмешливыми взглядами. Видимо, понимая это, убежденный российский либерал, воображающий себя умом, честью и совестью эпохи, ускорил свой шаг, но, не выдержав темпа из-за своего хиленького здоровья, замедлил его у самой лестницы и, встав одной ногой на первую ступеньку, нечаянно поскользнулся и карикатурно рухнул на спину. Совершенно неожиданно люди, не сдержав своих эмоций, вскочили со своих мест и дружно расхохотались; среди них большую часть составляли молодые и чуть постарше женщины. Вскочив с мраморного пола, Чижик затравленно оглядел весь зал и, натолкнувшись на всеобщее презрение, грубо выругался и, погрозив всем своим дистрофическим кулачком, опрометью бросился на выход.

Проводив взглядом деятеля, Бобер случайно перевел свой взгляд на присутствующих здесь посетителей, на лицах которых читались явно положительные эмоции в его адрес, и варьировались они от одобрительных у мужчин и до восхищенных у некоторых женщин. В полной мере ощутив на себе всеобщее внимание, капитан поднял меню и попытался таким несколько неуклюжим способом скрыться от посторонних взглядов, а про себя произнес:

– Как пить дать, будет большой скандал, растиражированный вездесущими журналистами на всю страну, и что теперь прикажете мне делать?!

– Позвольте нарушить ваше уединение! – неожиданно раздался небольшой хор женских голосов совсем рядом от него. Отложив в сторону меню в кожаной папочке, Бобер поднял взгляд и увидел трех красивых девушек, лица которых показались ему смутно знакомыми.

– Да, конечно, – ответил он девушкам, с нетерпением ожидающим разрешения присесть к нему, тем самым желая нарушить его уединение.

Девушки, словно опасаясь, что он передумает, быстро заняли все пустующие места, окружив его со всех сторон, и наперебой затараторили:

– Позвольте нам выразить свое восхищение тем, как вы красиво спровадили этого противного Чижика, возглавляющего в Санкт-Петербурге влиятельную международную Лигу сексуальных меньшинств!

– Вот даже как… признаться, я этого совершенно не знал, но по его поведению сразу догадался о его, мягко выражаясь, девиантных отклонениях…

– Ну, да мы же видели, как он начал поглаживать вашу руку и какова была реакция на подобное заигрывание! – воскликнул самая молоденькая на вид девушка, весело захлопав при этом в ладоши.

– Теперь этому женоненавистнику больше не бывать в «Арт-буфете» и не выражать свое презрение к женскому полу! – поддержала самую младшую другая девушка, явно на пару лет старше.

– Я на вашем месте теперь стала бы осторожнее ходить по городу. Голубая мафия в последнее время стала слишком влиятельна и, на удивление, агрессивна, – наморщив свой хорошенький носик, предупредила третья девушка, которая была явно умнее своих шаловливых подруг, хотя она всеми своими силами старалась скрыть свой интеллект и не выделяться на фоне спутниц.

– Спасибо за похвалу, девушки, но может быть, мы для начала представимся друг другу? – предложил капитан, продолжая вспоминать, где он мог видеть этих особ. – Например, меня зовут Павел, а вас?

Все девушки непроизвольно посмотрели друг на друга. В их глазах отразилось полное недоумение, довольно быстро сменившееся пониманием, а затем и вовсе предвкушением предстоящей игры, но это мог заметить только очень опытный интриган, проведший не один год в той клоаке, что некоторые по недоразумению считают высшим светом. Вот и Бобер эту мимолетную перестрелку взглядами заметил, но, по своей неопытности, смысла уловить так и не смог, хотя стал держаться настороже, ожидая какого-то подвоха со стороны нежданных сотрапезниц.

– Вот истинная цена славы! – воскликнула самая младшая девица, слегка обиженно надув губки. – Несколько лет подряд считаешь себя известной на всю страну актрисой, но случайно забредаешь в ресторан и узнаешь, что это на самом деле далеко не так! Надо признать, полезный урок.

– Ты права, Мария! – с грудным придыханием произнесла старшая девушка и, переведя свой томный взгляд на слегка опешившего молодого человека, произнесла: – Позвольте представиться, дорогой Павел, мы родные сестры Воронины. Вот эта взбалмошная особа – наша младшенькая сестренка Мария, а вот средняя, самая романтически настроенная из нас, Екатерина…

– Очень и очень приятно, – перебил Бобер, – насколько я могу судить, вы не только самая старшая из сестер, но и самая… бойкая.

– Ну, если можно так выразиться, то да, именно мне приходится заниматься всеми делами нашей семьи, – ответила девица, став несколько серьезней. – Меня, кстати, Ольгой зовут.

– Очень приятно, Ольга, – дежурно улыбнувшись, ответил он и наконец вспомнил, кем были эти сестры.

Девушки были неплохими, в общем-то, актрисами и любимицами режиссеров, снимавших многочисленные мыльные оперы, предназначенные для скучающей публики. На более серьезные роли они пока не претендовали, но со временем вполне могли занять достойные места в пантеоне кинематографических звезд отечественного и мирового кино.

Поняв, что остаться в одиночестве ему уже не удастся, Бобер подозвал официанта и дал возможность девушкам выбрать блюда. В ожидании, когда их принесут, он мило продолжил беседу, в которой многое вызнал для себя нового из жизни артистического бомонда, на самом деле оказавшегося далеко не однородным, как ему представлялось раньше.

Спустя два часа, плотно отобедав и ближе познакомившись с сестрами, капитан обменялся с ними электронными адресами социальной сети и, вежливо попрощавшись, направился на выход. Покинув желтый зал ресторана и выйдя в холл, Бобер неожиданно нос к носу столкнулся с Екатериной Борн…

– Павел, неужели это ты, я глазам своим не верю! – воскликнула певица, когда-то встреченная им в казино на Новом Сочи, героиня последующего инсценированного нападения.

– Здравствуй, Катя, – поздоровался капитан, чуть наклонив голову.

Подойдя ближе, певица пристально оглядела молодого человека с головы до ног и медленно проговорила:

– А ты изменился, Павел, возмужал, да и властью от тебя начитает попахивать весьма ощутимо.

– Возможно… – протянул он и, посмотрев в глаза своей собеседнице, поинтересовался: – Случаем не подскажешь, как может власть попахивать?

– Знаешь, Павел, есть в тебе что-то трудноуловимое, но заставляющее к тебе прислушиваться, а это и есть власть, правда, ты этой своей особенностью пользоваться еще пока не умеешь.

Удивившись такому заявлению, он задумался на несколько мгновений и предложил:

– Быть может, пройдем в кабинет и там откровенно поговорим?

– Почему нет? Давай пройдем, правда, я хотела пообедать в желтом зале, но в отдельном кабинете и вправду будет куда как спокойней вести беседу.

– Да уж, успел я в этом убедиться, особенно с неким господином Чижиком… – протянул капитан, едва сдерживая рвущиеся наружу эмоции, отчего его лицо слегка перекосило.

– Неужели ты ему в морду врезал?! – искренне рассмеявшись, поинтересовалась Екатерина, неожиданно открывая ранее неизвестные грани человека, стоящего перед ней и сыгравшего немаловажную роль в её судьбе.

– Ну, почти… – с легкой усмешкой ответил Бобер и, не желая больше говорить при посторонних, подхватил даму под ручку и, кивнув распорядителю, последовал за ним следом в свободный кабинет.

Оказавшись в двухместной кабинке, он усадил свою спутницу за круглый стол и, устроившись напротив девушки, вызвал официанта. Только после этого поинтересовался:

– С того времени, как мы расстались на набережной, прошло не так уж много, но за это время ты добилась весьма впечатляющих результатов, эксплуатируя мое имя в своих интересах. Не пора ли начать использовать в рекламных целях какую-нибудь иную личность?

– Интересно, где тебя носило, если даже лучшие сыщики трех детективных агентств, нанятые ведущими развлекательными каналами, смогли найти лишь твои следы на Новом Цюрихе? – произнесла Екатерина, проигнорировав вопрос молодого человека, поглядывая на него каким-то странным взглядом.

– Да… так, носит меня на окраинах обитания человечества, но время от времени заносит и в цивилизованные места, – нехотя ответил он, не желая распространяться на эту тему, и, бросив мимолётный взгляд на красивую девушку, повторил свой вопрос: – Не пора ли перестать использовать мое имя для раскрутки своей популярности?

– А что тебе не нравится? Ведь ты стал хорошо известен в стране, ради такой популярности многие готовы душу дьяволу продать, а ты недоволен…

– Знаешь, Катя, я простой парень, да ещё и сирота, воспитанный в казенном приюте на одной из приграничных планет, никогда не помышлявший о какой-либо славе, не думающий о ней и сейчас, поэтому очень прошу тебя перестать использовать мое имя.

Глядя на молодого человека, отказывающегося от возможности быть узнаваемым в обществе, Екатерина на пару минут задумалась и, придя к неким выводам, поинтересовалась:

– Павел, ответь только честно, зачем тебе это нужно?

– Я начал заниматься некими делами, для которых излишняя известность может только навредить, – максимально честно ответил капитан, ощущая острое желание вообще покинуть Санкт-Петербург и вернуться на Бастион.

– Неужели ты замешан в криминальном бизнесе?! – с изумлением воскликнула девушка, зрачки которой стали медленно расширяться.

– В какой-то степени так оно и есть, но, видишь ли, окраины человеческих миров обычными понятиями не стоит измерять, так как ещё неизвестно, что лучше в данных обстоятельствах, закон или то, что его нарушает. Порою возникают такие моменты, когда нарушить закон значит спасти себя и других, и соответственно наоборот. Вот такие дала…

Девушка задумалась куда серьезнее, чем в первый раз, и пребывала в этом состоянии, пока в кабинет не вошли двое предупредительных официантов и не сервировали стол заказанными блюдами. В этот раз Бобер ограничился только бокалом сухого белого вина и, делая маленькие глотки благородного напитка, наблюдал, как его собеседница ловко орудует столовыми принадлежностями, а сам в это время лихорадочно соображал, как выпутаться из сложившейся ситуации.

– Павел, а давай с тобой сегодня сходим в Мариинский театр на постановку «Иван Сусанин, или Жизнь за царя», у меня как раз пара контрамарок имеется? – неожиданно отложив в сторону вилку с ножом, предложила Екатерина, стреляя озорными глазками в своего собеседника.

Первой пришедшей на ум мыслью было категорически отказаться от предложенного посещения театра, но, сдержав свой порыв, Бобер припомнил первый день пребывания в столице и награждение в Зимнем дворце, после которого он вместо театра незамедлительно отправился в академию. Мало того, за всё свое время обучения он так и не удосужился посетить хотя бы раз Мариинский театр, и вот теперь ему предоставлялся шанс исправить это упущение, поэтому не в силах отказать капитан согласно кивнул и, допив остатки вина, поставил опустевший бокал на стол и ответил:

– Сударыня, сегодня я полностью в вашем распоряжении.

– Только сегодня, а в другие дни никак? – кокетливо поинтересовалась Екатерина, изящно поправив свою прическу и посматривая на свое отражение в зеркале на стене.

– Хорошо, еще два или три дня я смогу быть полностью в вашем распоряжении, – скрепя сердце согласился Бобер, ощущая, что делает большую ошибку, позволив себе пойти на поводу у Екатерины, затеявшей с ним древнюю, как сам этот мир, женскую игру.

– Почему так мало?! – капризно надув бледно-розовые щечки, воскликнула девушка, недовольно покрутив головой.

Прекрасно понимая, что с ним играют, как кошка с мышкой, капитан не мог отделаться от мысли, что Екатерина Борн совсем не желает отказываться от использования его имени, хотя тут мог быть и другой вариант. Вполне возможно, что ее артистическая натура просто желала отыграть данную партию до конца и выжать из нее максимально возможную выгоду для себя. Был еще и третий вариант, но по размышлении Бобер отбросил ее как несостоятельную, так как он совершенно не верил в возможную влюбленность эстрадной звезды, всячески избалованной мужским вниманием обитавших на высоких ступеньках социальной пирамиды.

– Прости, Катя, но у меня в запасе всего лишь девять дней, после чего я покину Санкт-Петербург, а за это время мне нужно многое успеть сделать, – после минутного молчания ответил Бобёр, продолжая соображать, в чём смысл игры, затеянной молодой особой.

– Когда в следующий раз собираешься посетить столицу?

– Не знаю, но, скорей всего, очень нескоро, – честно признался капитан и совершенно неожиданно ощутил, как во внутреннем кармане его пиджака завибрировал коммуникатор, выданный ему американским разведчиком. Попросив прощения у своей спутницы, капитан достал его и, нажав кнопку соединения, произнес:

– Добрый день, Джордж.

– Привет, Бобёр, надо с тобой встретиться, есть дело.

– Я так и понял, вы в Санкт-Петербурге?

– Да.

– Где и когда?

– Сегодня в полночь в «Подвале образцового содержания».

– Не понял, в каком ещё подвале?! – не скрывая своего удивления, поинтересовался капитан, переведя свой взгляд на Екатерину, подающую ему какие-то знаки.

– Это небольшой кабак из разряда культовых, там собираются поклонники одной радиостанции, вот он и носит название «Подвал образцового содержания».

– Хорошо, в полночь я там буду.

– До встречи.

Выключив коммуникатор, капитан, не обращая внимания на девушку, своей мимикой демонстрирующую недовольство, задумался о причинах присутствия в этом городе американского разведчика, но какие-либо выводы было делать преждевременно, поэтому он вновь перевел взгляд на Екатерину и поинтересовался:

– В какое время закончится спектакль в Мариинке?

– Примерно в десять часов вечера.

– В таком случае, по окончании постановки я буду вынужден с тобой попрощаться, так как мне предстоит деловая встреча.

– Я слышала, кстати, «Подвал образцового содержания» я давно хотела посетить, поэтому мы с тобой это местечко посетим вместе, – категорично заявила девушка, строго посмотрев на чуть растерявшегося парня.

– Ладно, пусть будет так, – вынужден был согласиться он.

– Вот и хорошо, а теперь пойдем и прогуляемся на свежем воздухе, это полезно после сытного обеда.

Расплатившись, Бобер вместе с Екатериной покинул кабинет и, спустившись в холл, столкнулся с сестрами Ворониными, покидающими заведение. Приветливо перекинувшись с ними парой слов, они все вместе вышли на улицу и совершенно неожиданно натолкнулись на целую свору журналистов и папарацци, буквально оккупировавших весь квартал, прилегающий к «Арт-буфету». Ошалев от такого зрелища, молодой человек непроизвольно бросил свой взор вверх и чуть не ахнул. Все крыши старинных зданий были усеяны телевизионной аппаратурой с направленными на них объективами, а в небе кружили многочисленные глайдеры, с которых велась прямая трансляция.

– Бедный Павел, похоже, ты серьезно влип в историю, – ласково проговорила Ольга, стоявшая совсем рядом с ним, и, приветливо помахав ручкой любопытствующей журналистской публике, подхватила под руку напряженного капитана. Краем глаза заметив это, Екатерина, ревниво взяв другую руку и улыбнувшись, решительно пошла вперед. Они сделали всего несколько шагов, послуживших неким сигналом, после которого на них накинулась большая толпа и в один миг окружила со всех сторон.

Изо всех своих сил стараясь не выказывать своих истинных эмоций, Бобер, беря пример со своих опытных в этом деле спутниц, дружелюбно улыбался, глубоко в душе надеясь, что его улыбка не будет выглядеть фальшивой, и вслушался в сыплющиеся, как из рога изобилия, многочисленные вопросы. Это оказалось, на удивление, крайне сложно, так как репортеры словно с цепи сорвались и, перебивая друг друга, задавали свои вопросы. Такое рвение с их стороны вызывало страшный шум, в котором трудно было что-то толковое разобрать. Не выдержав бестолковой какофонии, Бобер резко поднял руку вверх и командным тоном на всю улицу рявкнул:

– А ну всем молчать! Вы люди или дикие звери?! Ведите себя подобающим образом.

Непривыкшие ни к чему подобному, представители средств массовой информации замерли, и у входа возле «Арт-буфета», из окон которого выглядывали любопытные лица посетителей вперемешку с персоналом ресторана, возникла неожиданная тишина. Спустя несколько мгновений из окружающей толпы вышел мужчина и, слегка кашлянув в кулак, на удивление вежливо, высказал общее мнение репортеров:

– Мы, как представители СМИ, согласно конституции имеем полное право на свободу слова, и ограничивать нас не надо!

– Это кто же вас ограничивает? Покажите мне его, – ответил капитан, демонстративно оглядываясь по сторонам.

– То есть как кто?! Вы и ограничиваете, – ошарашенно произнес журналист, указывая пальцем на молодого человека, продолжавшего поддерживать двух девушек, плотно прижавшихся к нему.

– Я?!

– Конечно вы, не я же всем затыкал рот!

– Интересно, вы, что же, на самом деле считаете, что свобода слова и хамское поведение – это одно и то же? – с нескрываемым удивлением поинтересовался Бобёр, пристально глядя в глаза мужчины.

– Нет, но все же…

– Вот и хорошо, а то я, было, подумал о вашем дурном воспитании, не позволяющем одно отделить от другого, хотя, быть может, вам глаза застилают деньги, обещанные за интервью? – перебил молодой человек и, оглядев притихших борзописцев, обратился к ним: – Дамы и господа, если вы хотите получить наше интервью, будьте добры назначить ведущего, и пусть он организует вас и вот тогда по очереди вы будете задавать нам свои вопросы. Согласны?

Неуверенно посмотрев друг на друга, журналисты одобрительно загудели и, посовещавшись, назначили ведущим все того же мужчину, который вышел первым и заговорил с капитаном. С этого момента и началась упорядоченная пресс-конференция, вымотавшая Бобра куда больше, чем самый длительный марш-бросок, проходимый им в академии, результатом которой стало весьма благосклонное отношение журналистской братии к нему самому и к его спутницам, поглядывающим на него с немалым восхищением.

Спустя пару часов, завершив импровизированную пресс-конференцию и распрощавшись с журналистами, среди которых, как ни странно, затесалось довольно много зевак, проживающих в окрестных домах, Бобер вызвал такси, и погрузившись в него, они всей компанией направились на оперу в Мариинку.


Глава 25

После окончания спектакля, так и не сумев отвязаться от своих спутниц, капитану пришлось со всем этим сарафаном, состоявшим из сестер Ворониных и Екатерины Борн, отправляться на встречу с Дювалем. Причиной такого решения послужило не столько настойчивое желание самих сестер в его компании побывать в «Подвале образцового содержания», сколько тот факт, что в его недра пускали далеко не каждого, а только постоянных членов клуба, которыми сестры являлись уже более двух лет подряд.

Погрузившись в заранее заказанное такси, Бобер с девушками перелетел на набережную реки Фонтанки и, высадившись на пересечении с улицей Ефимова, предложил Ольге выступить в роли проводника, потому как тут можно было свободно заплутать и опоздать на встречу с американским разведчиком, а это было крайне нежелательно.

Старшая из сестер какими-то только ей ведомыми путями провела компанию во внутренний двор углового здания и, пройдясь по полутемной аллее, подошла к неприметной стальной двери, ведущей в подвальное помещение, на которой красовалась совсем скромная табличка «Подвал образцового содержания». На вывеске, кроме режима работы, не было ничего, что бы говорило о наличии здесь кабака высокого полета.

– Весьма лаконично, – произнес Бобёр, изучив вывеску, и, обернувшись к Ольге, поинтересовался: – Хорошо, но как теперь сюда попасть?

Старшая из Ворониных, не говоря ни слова, достала из своей миниатюрной дамской сумочки пластиковую карточку и, вставив её в совсем узкую щель, открыла дверь и жестом пригласила войти внутрь. Решив пойти первым в провал, освещаемый тусклыми лампами, Бобер вступил на гранитные ступеньки и пошел вниз. Шагать оказалось совсем недалеко и не страшно, но странным было практически полное отсутствие какого-либо шума, поэтому молодой человек, чуть повернув голову назад, поинтересовался:

– Что-то тут подозрительно тихо, может быть, этот подвал сегодня не работает?

– Нет, все правильно, тут поставлена мощная звуконепроницаемая защита, иначе бы и ни за какие деньги невозможно было бы получить лицензию, а так там всегда весело, многолюдно и довольно шумно, – отозвалась младшая из сестер Ворониных, шагая следом за молодым человеком.

– Маша, лучше давай поменяемся местами, ты тут куда как лучше меня ориентируешься.

Протиснувшись вперед, девушка быстро сбежала вниз и, остановившись на площадке у закрытой двери, нажала сигнал вызова. Практически сразу после этого полотно двери открылось и в образовавшемся проеме показалась весьма внушительная тушка охранника. Оглядев новых посетителей и узнав среди них знакомые ему лица, он отошел в сторону и пропустил компанию внутрь.

Оказавшись в помещении, капитан с немалым интересом оглядел тематическое убранство заведения, украшенного всевозможными атрибутами прошлых эпох, но с особым акцентом на российский рок, и, подивившись почти полностью забитому залу, он подхватил своих спутниц и проводил до ближайшего незанятого столика.

– Ольга, будь добра, объясни, как тут принято официанта вызывать, или самому к барной стойке идти? – поинтересовался Бобер и, взглянув на часы, пробарабанил пальцами по столу бравурный марш.

– Здесь царит самообслуживание, – ответила девушка, поглядывая на парня, оказавшегося напротив него.

– Хорошо, но прежде чем я пойду, хотелось бы узнать, что бы вы хотели?

– Павел, возьми пару бутылок белого сухого вина с фруктами, больше нам пока ничего не надо.

Одобрительно кивнув, Бобер поднялся и прошёлся к бару. Заказав требуемое, он окинул едва заметным взором присутствующих в подвале, в надежде увидеть Дюваля, но его пока ещё не было. Обернувшись обратно к официанту, поставившему подготовленный для него поднос с заказом, капитан быстро расплатился и, подхватив его, вернулся к своим спутницам.

Разлив по бокалам золотистое вино, поприветствовал девушек и, пожелав им всего самого наилучшего, выпил залпом и, лихо поставив бокал на стол, предложил пойти потанцевать, так как уже половина всех присутствующих мощно выплясывала под зажигательные ритмы, исходящие от небольшого оркестра. Заулыбавшись, его спутницы поспешили выйти на танцпол, потянув за собой капитана, продолжавшего незаметно выискивать американского разведчика.

Протанцевав более часа, Бобёр, оставив своих спутниц, вернулся к столу и, устало опустившись на стул, выпил половину бокала, закусив сладким экзотическим фруктом. Наконец он заметил приближающегося к нему Дюваля.

– Привет, Бобёр, извини за опоздание, сам понимаешь, дела… – произнес американец и присел напротив отдыхающего парня.

– Джо, ты себе даже не представляешь, как я страстно мечтаю тебя превратить в отбивную котлету с кровью, – тихо произнес молодой человек, зло глядя на своего собеседника.

– Ты чего, Бобёр, совсем плохой стал?! – чуть отодвинув стул, воскликнул Дюваль, опасаясь сиюминутного нападения на свою драгоценную персону.

Капитан, не ответив на эту реплику, достал из внутреннего кармана выданный ему когда-то американцем коммуникатор и, положив на стол, с силой крутанул его. Не отрывая своего взгляда от вращающегося аппарата, Бобер заговорил:

– Значит, через него ты меня везде найти можешь и, как мне думается, подслушивать тоже.

– С чего ты взял?! – с полным недоумением на лице, воскликнул Дюваль.

– Вот только не надо из себя дурачка изображать, не поверю, да и прокололся ты сегодня по полной программе, а то я не посмотрю, что ты мой поставщик, шлепну тебя прямо здесь и дальше развлекаться пойду.

Поняв, что молодой человек совсем не шутит, Дюваль стер с лица недоумение и, мгновенно став серьезным, поинтересовался:

– На чем я прокололся?

– Ты с самого начала знал, куда я направляюсь, и прибыл раньше меня в Санкт-Петербург… Из этого есть только один вывод, ты меня прослушиваешь через эту дрянь, – указывая пальцем на коммуникатор, ответил Бобер. – И она же пеленгатор, разве не так?

– Все верно, – вынужден был согласиться американский разведчик, нахмурив свои густые брови.

– Во всей этой истории не могу понять только одно, почему ты назначил встречу в закрытом клубе, куда пускают далеко не каждого? – задал вопрос капитан, пристально наблюдая за реакцией своего поставщика, и получил в ответ точно такой же взгляд американского разведчика.

– Ну и как же ты получил допуск? – вкрадчиво поинтересовался Дюваль, внутренне готовясь к самому худшему развитию событий.

– Жора, сиди на попе ровно и не рыпайся, иначе я выстрелю тебе в ногу механическим иглометом с отравленной смертельным ядом иглой, и приснится тебе полный и окончательный северный хищник под названием пи…ец.

– Хорошо, что ты хочешь? – вмиг растеряв всю свою самоуверенность, задал вопрос янки, покрываясь мокрой испариной.

– В сущности, мне от тебя больше ничего не надо, я и сам прекрасно обо всём догадался. Назначая встречу в подвале, ТЫ МЕНЯ ПРОВЕРЯЛ. Если пройду, значит, со мной не все чисто и, вполне возможно, я засыл русской разведки, разве не так?

– Вынужден признать, так и было на самом деле, тебе чертовски повезло познакомиться с сестрами Ворониными, которые на самом деле совсем не Воронины, – улыбнувшись одними губами, подтвердил свою задумку американский разведчик, боясь пошевелить даже пальцем.

– Вот даже как… – слегка растерянно протянул Бобер и перевёл свой взгляд на танцевальную площадку, где его спутницы с неистовым жаром молодости предавались безумию танца. – Интересно, и кем на самом деле являются эти девицы?

– Так ты разве не знаешь?! – пораженно воскликнул Дюваль, едва усидев на своем месте, но угроза выстрела отравленной иглой удержала его от необдуманного поступка.

– Ну, вспомнил, они в каких-то мыльных операх снимаются, и больше о них я ничего толком не знаю, разве что они вполне приятные в общении девушки.

– Да уж, тяжелый случай, – пробормотал себе под нос Дюваль. – У этих сестер фамилия Воронины – творческий псевдоним, а настоящая их фамилия Румянцевы, это тебе что-нибудь говорит?

Не увидев ожидаемой реакции молодого человека, американский разведчик дал свои пояснения:

– Видишь ли, Бобёр, эти сестры являются любимыми дочерями председателя правления совета директоров крупнейшего в России банка «Альянс-Капитал».

– Не знал, – совершенно искренне ответил капитан и вновь перевёл свой взгляд на собеседника. – Кстати, а Екатерина Борн тоже из этой публики?

– Насколько я знаю, эта певичка вышла родом из народа и к элите никакого отношения не имеет.

– Ладно, Жорик, убивать я тебя не буду, по крайней мере не здесь и не сейчас, поэтому можешь успокоиться.

Вздохнув с облегчением, американец откинулся на спинку стула и, расслабившись, попросил:

– Бобер, у меня очень серьезные проблемы, и осталась последняя надежда только на тебя, больше мне рассчитывать не на кого.

– Говори.

– Моих людей на космодроме полиция всех повязала, а мне позарез человечка надо завтра из Санкт-Петербурга вывезти. Поможешь?

– Ты чего, белены объелся?! Это тебе не какая-нибудь окраина, а столица, тут и мышь просто так не проскочит, – тихо зашипев, произнес капитан, оглядываясь по сторонам.

– Так возьмешься или нет?

– Разумеется, нет, я не враг самому себе.

– Я заплачу миллион долларов.

– Да, хоть десять, за такой короткий срок это сделать нереально.

– Хорошо, сколько тебе потребуется времени, чтобы вывезти с планеты человека?

– Не меньше недели, но это обойдется тебе как минимум в три миллиона, – заявил Бобер и, немного помолчав, добавил: – И торг здесь неуместен, мало того, если я и возьмусь за это дело, то вывозить твоего человечка буду исключительно на своем корабле.

– Почему так дорого? – поинтересовался Джо, несказанно удивившись озвученной сумме.

– Потому как, большая часть денег уйдет только на одни взятки, но имей в виду, я тебе своего окончательного согласия ещё не давал. Сначала посмотрю, как там дела на космодроме обстоят, и тогда дам тебе свой окончательный ответ.

– Когда мне его ожидать?

– Через одни сутки я буду знать ответ на этот вопрос.

– Хорошо, я жду твоего звонка.

Не попрощавшись, Дюваль поднялся на ноги и нетвердой походкой направился к выходу. Похоже, прошедший разговор пошёл не так, как он планировал, и поэтому дался американскому разведчику очень и очень непросто…

Проведя в «Подвале образцового содержания» еще несколько часов и повеселившись от всей души, молодой человек развёз девушек по домам и только после этого, вернувшись в гостиницу, поставил глушилку и вызвал на связь генерала Гудзу:

– Доброе утро, господин генерал.

– Привет, Бобер, ты чего в такую рань меня будишь? – широко зевая, поинтересовался Дикий Вепрь и попытался пригладить взлохмаченные вихры.

– Дюваль в Питере.

– Откуда такая информация? – мгновенно став серьезным, спросил куратор, глядя на своего подчиненного крайне задумчивым взглядом.

– Я этой ночью с ним встречался, и насколько могу судить, он устроил мне многоуровневую проверку.

– Очень интересно… – протянул Гудза и, потерев мочку правого уха, задал уточняющий вопрос: – Каковы были твои действия во время разговора?

– Я в жесткой форме дал понять, что его затея с проверкой мне совершенно ясна.

– Молодец, так и надо было действовать с ним, – похвалил генерал и сразу же поинтересовался: – Как Дюваль среагировал на твои слова?

– Он не стал отнекиваться, но контроля над собой не терял даже на мгновение, мало того, он попросил у меня помощи в нелегальном вывозе какого-то человека с Санкт-Петербурга, ссылаясь на проблемы, вызванные арестами его людей в космопорту.

Глубоко задумавшись, Дикий Вепрь несколько минут обдумывал сложившуюся ситуацию и, придя к определенным выводам, посмотрел на своего подчиненного и тихо заговорил:

– Аресты в порту действительно были, и это была совместная операция полиции и контрразведки, накрыли несколько каналов доставки контрабанды, отсюда у нашего пациента и проблемы, но всё же это продолжение твоей проверки. Очень похоже, что твоей персоной наконец заинтересовалась по-настоящему крупная рыба, представителем которой и является Дюваль.

– Мне тоже так показалось, поэтому я запросил минимум три миллиона долларов, если соглашусь взяться за это дело, и только после того, как выясню ситуацию в порту.

– Правильно, если бы сразу согласился, на нашей с тобой операции можно было смело ставить жирный крест, а так игра продолжается, господа присяжные заседатели! – довольно воскликнул генерал, с радостью потирая руками, и, чуть успокоившись, дал молодому человеку распоряжение: – В общем так, парень, официальным порядком для тебя канал открывать нельзя, слишком велика вероятность утечки информации на сторону, поэтому в порту найдешь моего личного агента, не числящегося ни в каких агентурных списках, и передашь от меня большой привет, он поймет.

– Как я его найду и чем он мне сможет помочь?

– Он главный инженер космопорта, и зовут его Шаманский Николай Борисович, по прозвищу «Шаман», думаю, он многим тебе сможет помочь.

– Это все, на большее мне рассчитывать не приходится? – с грустью в голосе, поинтересовался Бобер, предвидя ответ своего куратора.

– Извини, но это всё, что в моих силах. Удачи тебе, парень.

Попрощавшись с генералом, Бобер еще долго сидел у погасшего экрана и просчитывал свои дальнейшие действия на ближайшую перспективу, но всё это время ему что-то не давало покоя. Складывалось такое ощущение, как будто он упустил нечто важное, являющееся ключом ко всей этой истории с американским разведчиком.

Устало поднявшись с анатомического кресла, Бобер, шлепая босыми ступнями по керамической плитке, прошелся вокруг бассейна и, остановившись у зеркала, вгляделся в свое отражение и тихо задал ему вопрос:

– Ну, хоть ты подскажи, что же мне не дает покоя?

Постояв у зеркала некоторое время, он отвернулся от него и совершенно неожиданно подумал: «Интересно, а на чём в Санкт-Петербург прилетел Дюваль, если я сюда летел на недоступной современным кораблям скорости?!»

Крутанувшись на месте, Бобер опрометью бросился к столу и, схватив коммуникатор, вызвал на связь Марго:

– Дорогая, ты не можешь описать маршрут нашего знакомого Дюваля с момента его отбытия с Бастиона?

– Конечно, могу, ведь по твоей просьбе я постоянно за ним наблюдаю, – томным голоском ответила Марго, соскучившись по общению.

– Не томи душу, красавица!

– Вылетев с Бастиона, он пересел на другой корабль и сразу направился к Санкт-Петербургу.

– Ты знаешь, где сейчас находится это судно?

– К сожалению, не знаю.

Услышав ответ, Бобер глубоко задумался на несколько минут, выискивая решение этой задачки.

– Ну, хотя бы можешь выяснить, где сейчас находится этот американский шпион? – Несколько нервно поинтересовался он и, заложив руки за спину, прошелся к окну.

– Для этого тебе нужно вызвать его на связь.

Досадливо хлопнув себя по лбу, капитан отключил глушилку и, вызвав Дюваля, поинтересовался у него:

– Джо, твое предложение относительно вывоза человечка с планеты остается в силе?

– Без вопросов, мало того, я готов выплатить ещё и бонус за срочность, – ответил американец, явно заинтересованным голосом.

– Отлично, я к вечеру смогу ответить, удастся решить эту проблему или нет.

Отключив связь и вновь включив глушилку, Бобер с внутренним волнением поинтересовался у Марго:

– Абонент находится на космическом корабле, пришвартованном на орбитальной пристани, но сигнал передается через него в район наземного порта.

– Это то самое судно?

– Да, это оно и есть.

– Что ты можешь о нем сказать?

Замолчав на некоторое время, Марго углубилась в изучение корабля, так заинтересовавшего наследника, а затем ответила молодому человеку:

– Очень странно, но технические характеристики данного судна сходны с моими, правда, искин практически ничем не отличается от тех, которые используют люди. Да и ещё, корабль построен пять лет назад, причем какой-то неизвестной мне расой.

– Вот даже как… – протянул капитан, лихорадочно соображая, что бы это могло значить.

Скинув одежду, Бобер медленно вошел в душевую кабину и, обливаясь ледяной водой, продолжил обдумывать вновь открывшиеся обстоятельства, и картина в его голове складывалась отнюдь не радостная. Получалось, что Дюваль имел корабль, мало чем уступающий его собственному, да ещё и построенный инопланетным разумом, но ещё хуже было то обстоятельство, что этот гад мог знать о свойствах его собственного корабля. Оставалось только выяснить, принадлежал ли корабль США как государству, или ему лично, а это было совсем непростой задачей.

Выключив воду, капитан яростно растерся махровым полотенцем и, выпив подряд три чашки крепчайшего кофе без сахара, поинтересовался:

– Марго, ты можешь подвесить на это корыто какой-нибудь маячок?

– Смогу, но только в том случае, если окажусь от него в радиусе одного километра.

– Хорошо, я подумаю, как это можно будет провернуть, – ответил Бобёр, уже поняв, как это лучше всего сделать. Одевшись, он хотел было покинуть свои апартаменты, когда ему пришла в голову одна интересная мысль, и, остановившись у порога, капитан задал интересующий его вопрос:

– Марго, ты можешь быстро отсканировать человеческую память в полном объеме, да ещё сделать это таким образом, чтобы никто не догадался об этом?

– Смогу, но для этого мне нужно подготовить аппаратуру в течение пяти дней.

– Значит, готовь и начинай это делать прямо сейчас. Мне крайне необходимо выяснить, кого это так хочет Дюваль эвакуировать с Санкт-Петербурга. Это нам может очень сильно пригодиться в дальнейшем.

– Хорошо, наследник, я запускаю процесс, но хотелось бы высказать свое мнение по этому поводу.

– Бог с тобой, Марго, я никогда не ограничивал тебя в праве голоса, разве не так?

– Всё так, но всё же считывание памяти я считаю аморальным делом.

– В данном случае дело касается государственной безопасности и сантименты в этом вопросе совершенно неуместны, так как это затрагивает многие миллионы граждан России, – категорично заявил капитан и, выключив глушилку, покинул свои апартаменты.


Глава 26

Спустившись на лифте в холл гостиницы, капитан не задерживаясь вышел на улицу и неторопливо прошелся несколько кварталов, пока не нашел магазин, торгующий простой и дешёвой одеждой, предназначенной для повседневной носки, где приобрел два комплекта, в один из которых и переоделся. Сложив свой эксклюзивный костюм в портфель и расплатившись за товар, он вышел на остановку общественного транспорта и, дождавшись автобуса, идущего в нужный ему район, отправился по своим делам.

Спустя полчаса выйдя на очередной остановке в рабочем квартале на окраине города, Бобер, сверившись с данными боевого планшета, убедился в отсутствии за ним радиоэлектронной слежки. На всякий случай, решив перестраховаться, он прошелся три квартала, бросая в стороны незаметные взгляды на стекла витрин, отражающих картину, находящуюся у него за спиной. Как оказалось, это было далеко нелишней предосторожностью, так как за его персоной велось плотное наблюдение, состоящее из нескольких опытных филеров. Понаблюдав некоторое время за их действиями, капитан так и не смог определить их принадлежность к аппарату генерала Гудзы или к американской разведке, агентом которой был Дюваль, но уточнить это для него не составляло особого труда. В свое время, готовясь к выпускным экзаменам в академии, Бобер получил с пару десятков адресов, где можно было без всякого подозрения скрыться от наружки. И, если ему не удастся это сделать, значит, филеры были посланы генералом, а вот если удастся… значит, проверка продолжается.

Пройдясь ещё один квартал, капитан остановился на остановке и совершенно неожиданно для своего хвоста проскочил в щель закрывающейся двери автобуса, идущего в Пулково-2. Не надеясь, что таким нехитрым приёмом ему удастся сразу выполнить желаемое, молодой человек оплатил билет до конечной, но вышел буквально через три остановки. Осторожно оглядевшись по сторонам, Бобер всё же заметил двоих шустрых филеров, не давших себя ввести в заблуждение и продолжавших вести за ним наблюдение. Усмехнувшись про себя, капитан поплутал ещё некоторое время и, войдя в одну из многочисленных проходных подворотен, окончательно оторвался от филеров, которые ещё долгое время пытались понять, куда же подевался их подопечный, но так и не найдя для себя ответа, взяли весь многоэтажный дом под своё наблюдение.

Оказавшись в трех кварталах от этого места, капитан, окончательно убедившись в отсутствии слежки, сел в автобус, идущий в промышленную зону, и уже там в одном из оптово-розничных магазинов купил робу техперсонала и электрический тестер, после чего отправился в Пулково-1.

Покинув автобус в районе технической зоны космопорта, Бобер, найдя подходящее место, переоделся в робу и, засунув свои вещи в густой кустарник и подойдя к высокому забору, ограждающему периметр, принялся изображать из себя монтера, проверяющего состояние электропроводки. Через двадцать минут, не вызвав ни у кого подозрений, капитан подошел к КПП и, тихо проклиная тупое начальство, пославшее его без всякого оборудования, совершенно спокойно прошел внутрь через пост охраны. Оказавшись на территории порта, Бобер решительно направился в сторону административного здания, насвистывая популярную мелодию. Так, никем и не остановленный, он вошёл в здание и, поймав первого встречного работягу, поинтересовался у него:

– Уважаемый, будь добр, подскажи, где я могу найти Николая Борисовича?

– Ты, наверное, новенький? – удивленно поинтересовался мужик, оторвав свой взгляд от какой-то схемы.

– Да, третий день в Пулково работаю, а что?

– Ничего, просто у нас не принято его по имени и отчеству называть, разве что при личном разговоре, а так его Шаманом все кличут.

– Спасибо, не знал, – состроив озадаченное лицо, произнёс Бобер и почесал затылок рукой, слегка испачканной машинным маслом. – Ну, а все же, где его можно найти?

– В это время он находится здесь в своем кабинете номер 223 на втором этаже.

– Премного благодарен! – радостно воскликнул капитан, крепко пожав руку неизвестного ему рабочего или инженера, и пошел на второй этаж. Найдя искомый кабинет, капитан вежливо постучал в дверь.

– Да-да, войдите! – послышалось приглушенное разрешение, произнесенное очень уставшим голосом.

Отворив дверь, Бобер вошёл внутрь и, окинув мимолетным взглядом помещение, подошел ближе к массивному столу, заваленному многочисленными бумагами, и произнес:

– Здравствуйте, Николай Борисович, вам привет от Дикого Вепря.

Оторвав свой взгляд от монитора, на котором была таблица потребления энергии, мужчина посмотрел на своего гостя и взмахом руки предложил присесть. Когда капитан осторожно умостился на пластиковом стуле, хозяин кабинета поинтересовался:

– Что от меня требуется Вепрю?

– Николай Борисович, мне крайне необходимо нелегально вывезти одного человека с Санкт-Петербурга, поверьте, от этого зависит очень и очень многое, если не всё…

– Очень трудная задачка, учитывая, что буквально совсем недавно была проведена полномасштабная спецоперация правоохранительных органов, во время которой арестованы практически все, кто промышлял контрабандой.

– И что нельзя ничего сделать? – поинтересовался капитан, ощущая, как меж его лопаток поселился холодок.

– Я этого не говорил, – произнес Шаман, немного отведя свой взгляд в сторону. – На сегодняшний момент можно провести в обход таможни только одного человека и только через пять дней, раньше не получится.

– Меня это вполне устраивает, – с облегчением в голосе, ответил молодой человек.

Шаманский вынул из верхнего ящика своего стола визитку, перечеркнув отпечатанный номер, записал другой и протянул ее визитеру, тихо попросив:

– Будьте добры, молодой человек, дайте мне бортовой номер судна, на котором вы планируете эвакуировать человека и где оно находится на данный момент.

Капитан поднялся и, оторвав лист с бумажного ежедневного календаря, записал данные корабля, ожидающего его на орбите столичной планеты. Взяв листок, Шаман вскользь взглянул на указанные данные и, удовлетворенно хмыкнув, произнес:

– Хорошо, я вам организую коридор, но учтите на будущее, обращаться ко мне вы можете только в экстренных обстоятельствах.

– На большее я и не рассчитываю, только сейчас и возникла та самая форс-мажорная ситуация, за которую вы получите приличное вознаграждение в размере одного миллиона рублей.

Попрощавшись с главным инженером гражданского космопорта, Бобер тем же путем покинул Пулково-1 и, вернувшись к кустам, где спрятал свои вещи, быстро переоделся, после чего сел в первый попавшийся маршрутный автобус и вернулся в центр города. Прогулявшись некоторое время, капитан отдал свой элитный костюм в химчистку и, заранее оплатив услугу, вернулся к себе в номер в крайне задумчивом состоянии, а подумать действительно было о чем. Подвешенные к нему сегодня филеры гарантированно не принадлежали команде генерала и российской контрразведки. Скорей всего, Дюваль задействовал своих агентов для его контроля. Определенно американский разведчик затеял многоходовую операцию, цель которой пока была еще не ясна… Посидев ещё с полчаса, молодой человек взял коммуникатор и вызвал на связь американского разведчика:

– Привет, Бобер, как у тебя дела?

– Очень даже неплохо, – заверил капитан, внимательно вслушиваясь в малейшие нюансы голоса оппонента. – Мало того, сегодня я договорился с одним человечком об организации канала, но у меня к тебе есть серьезные претензии…

– Не понял?! – Изумившись, воскликнул Джордж. – Ты о чем ведешь речь?

– Не надо прикидываться, ты сегодня слежку организовал, и мне с большим трудом удалось от филеров свалить.

– Я здесь ни при делах, слово даю! Быть может, это русская контрразведка?

– Это не она, иначе бы мы сейчас с тобой не разговаривали, так что это только твоя работа, – категорично заявил капитан, добавив металла своему голосу.

– Ладно, Бобер, признаю, это я приставил своих людей понаблюдать за тобой, мало ли, может, ты находишься под чьим-то колпаком, – вынужден был признать правоту молодого человека Дюваль и поинтересовался:

– Когда будет проведена эвакуация?

– Предварительный срок – через пять дней, раньше, как я и говорил, сделать это не представляется возможным.

– Хорошо, вынужден согласиться, тем более у меня других вариантов нет, к сожалению, – печально ответил Дюваль и, помолчав пару мгновений, поинтересовался: – Бобер, а как ты собираешься провернуть это дело?

– Пока это не важно, сейчас дай координаты, куда доставить твоего человека, и я его туда привезу.

– Э-э-э… нет! Так дело не пойдет, я тебе его лично передам в порту, тогда же и координаты дам.

– Как скажешь…

Нервно пробарабанив пальцами по столу, капитан взглянул на часы и зло скрипнул зубами. Дюваль – обычно такой пунктуальный – сегодня опаздывал уже на сорок минут, а это в свою очередь ставило под угрозу весь его тщательно продуманный план. Время, отведенное ему Шаманом, подходило к концу.

Взглянув на часы ещё раз, Бобер окинул взглядом прилегающую территорию и увидел, как рядом с кафе остановилось такси и из него выбрался американский разведчик в компании с какой-то женщиной, прикрывшей лицо темной вуалью. Дождавшись, когда они подопойдут к нему вплотную, он, не скрывая своих эмоций, обратился к Дювалю:

– Джо, ты позволил себе опоздать…

Шпион, ничего не ответив, отдал кусок картонки, на котором были указаны координаты, и, развернувшись, быстро покинул кафе. Изумившись такому поведению, Бобер хмыкнул, но не став больше терять время, аккуратно подхватил женщину под руку и поспешил к выходу. Благодаря коридору, Бобер провел даму темными туннелями через техзону и, добравшись до стартовой площадки ремонтных ботов, хотел было завести свою спутницу в один из них, когда женщина, слегка коснувшись плеча молодого человек, грудным голосом произнесла:

– Бобер, возвращаемся обратно.

– С какого хрена?! У нас в запасе осталось только пять минут, а вы с Дювалем всё в игры играете, мать … так!

– Извини, но мы обязаны были тебя проверить и, убедившись в твоей благонадежности, теперь мы сможем доверить тебе эвакуацию очень важного для нас человека.

– Мать!.. Вы что, раньше прийти не могли?! – взвыл он, вновь схватив женщину за руку, и понесся обратно в кафе.

Забежав в кафе, Бобер увидел американского разведчика, развалившегося в плетеном кресле и мило беседующего с неизвестным пожилым мужчиной. Отпустив руку женщины, капитан спокойно подошел к Дювалю и вежливо поинтересовался:

– Насколько я понимаю, поездка отменяется?

– Ну, почему же, всё остается в силе, – дружелюбно улыбаясь, ответил американец и, указав на своего собеседника, произнес: – Вот ваш пассажир, будьте добры доставить его в целости и сохранности вот по этому адресу.

Взяв протянутую визитку, на которой были записаны совершенно другие координаты, Бобер позвал за собой неизвестного пассажира и быстро устремился на посадочную площадку ремонтных ботов.

Взлететь они успели буквально на последних секундах отведенного времени, и, спустя полчаса оказавшись на своем корабле, капитан, получив разрешение, запустил двигатели и медленно покинул причальный комплекс. Покинув орбиту Санкт-Петербурга, он, по вполне понятным причинам, не став выводить двигатели в гиперрежим, ввел координаты места прибытия, но с некоторым смещением и направил свое судно в обычном скоростном режиме.

Спустя неделю, оказавшись на некотором удалении от указанной точки рандеву, капитан отсканировал пространство и обнаружил только один корабль, находящийся в дрейфе. Желая удостовериться, он вызвал на связь Дюваля и поинтересовался:

– Джо, я практически на месте.

– Отлично, я тебя уже давно жду.

– Буду через час.

Отключив связь, Бобер разбудил своего пассажира и медленно направил судно к дрейфующему кораблю, постоянно ожидая какого-нибудь подвоха со стороны американского разведчика. Осторожно подрулив к дрейфующему кораблю, капитан не стал к нему приближаться вплотную и остановился в ста метрах от него. Обменявшись с Дювалем протоколом стыковки, молодой человек пригласил своего пассажира, с которым так и не удосужился познакомиться, и вместе с ним прошёл в десантный бот и направился в гости. Плавно влетев на швартовочную палубу, Бобер дождался, когда сработает атмосферный датчик, и, открыв люк, вышел наружу, где их встретил широко улыбающийся Дюваль.

– Рад приветствовать дорогих гостей! Надеюсь, добрались без всяких приключений? – поинтересовался хозяин судна, внимательно наблюдая за реакцией доставленного агента.

Неизвестный мужчина, молча кивнув и поздоровавшись с Дювалем, не задерживаясь, покинул палубу, оставив наедине молодого человека и его поставщика. Проводив взглядом удаляющуюся фигуру, Бобер обернулся и, зло посмотрев в глаза американцу, тихо высказал свое мнение:

– Ты большая сволочь, Джо! Твоя перестраховка меня чуть под монастырь не подвела! До появления таможенников считаные секунды оставались, и тогда бы меня вместе с твоим человеком непременно повязали бы…

– Как говорят русские, чуть не считается, – цинично ухмыляясь, ответил американец, скаля свои имплантированные зубы.

Не наигранно скрипнув зубами, Бобер насилу сдержал себя, чтобы не врезать по самодовольной физиономии Дюваля.

– Не стоит, молодой человек, это была последняя проверка, которую вы блестяще прошли! – примирительно произнес американский разведчик, выставив перед собой раскрытые ладони.

– Мне подумалось нечто иное, например, сдать полиции…

– Брось, Бобер, женщина была нанятой актрисой из балаган-шоу, и если бы это была подстава русской контрразведки, то ее бы арестовали, и мой человек при этом не пострадал, а ты бы выпал из обоймы.

Продолжая испытывать нестерпимое желание набить морду своему собеседнику, капитан, выдавливая из себя слова, поинтересовался:

– Я, конечно, всё понимаю, но вы реально чуть не подвели нас под арест, ещё бы несколько секунд и ваш человек парился бы сейчас на нарах, если вы мне не верите, можете спросить у него сами, он подтвердит мои слова.

– Неужели всё было так серьезно?! – меняясь в лице, спросил Дюваль.

– Да, мать вашу! Серьезнее некуда, – в сердцах выпалил Бобер и с досады сплюнул на стальную плиту пола.

Непроизвольно вздрогнув, американец представил себе последствия ареста и дрожащими руками достал носовой платок, вытерев выступившую на лбу испарину.

– Спасибо, поверь мне на слово, я этого не забуду, – произнеся это, Дюваль открыл настенный шкаф и, достав стальной чемодан, передал его молодому человеку.

– Здесь три с половиной миллиона вместе с обещанным бонусом.

Взвесив в руке чемоданчик, Бобер не стал проверять его содержимое и хотел было уже попрощаться с американцем, но Дюваль, поняв желание капитана, обратился к нему:

– Через пару месяцев будет готова ещё одна партия кораблей, но на этот раз боевые суда французского и британского производства.

– Надеюсь, авианосцев больше не будет?

– Ну, почему же, один французской постройки будет, причем с тремястами штурмовиками и восьмьюдесятью двумя истребителями, помимо этого на его борту имеются шестьдесят восемь бомбардировщиков!

– Джо, ты в своем уме?! Это же тяжелый авианосец, предназначенный для ведения полномасштабных боевых действий фронтового масштаба, пираты его ни за что не возьмут! – выпалил капитан, ошарашенно уставившись на Дюваля.

– Не купят, тогда это будет мой личный подарок для тебя, – усмехнувшись, ответил он и чуть погодя дал краткое описание боевого корабля: – Авианосец совсем новый и только что прошел судовые испытания. Лягушатники его строили для Португалии, но у них случился финансовый кризис и расплатиться они за него так и не смогли. Мы его перекупили, причем обошелся он совсем недорого, так как и у Франции возникли серьёзные проблемы с финансированием армии и флота.

– Это, конечно, щедрый подарок, но вот что я с ним делать буду?!

– А что хочешь, то и делай. Хочешь – продай, хочешь – флот свой создавай, мне без разницы, – легкомысленно ответил Дюваль, хотя глаза его были предельно серьезными.

– Хорошо, я подумаю.

Попрощавшись с американским разведчиком, Бобер вернулся к себе на корабль в крайне задумчивом состоянии, а задумываться и вправду было о чем. Определенно, его фигурой всерьез заинтересовались, но, прежде чем доверить более серьезные дела, решили полностью удостовериться в качестве его кандидатуры. Выдержав экзамен, он их полностью устроил, но вот вопрос: зачем американцам или тем, кто стоит за Джорджиком, фактически задарма распихивать в большом количестве боевые корабли всяким тёмным личностям в больших количествах? На этот вопрос он никак не находил ответа. Ну не для паралича международной торговли это всё затевалось на самом деле?!

– Хотя… – вслух протянул капитан, пытаясь поймать за хвост ускользающую мысль. – Может быть, это и есть главная цель Дюваля, но каким боком это может быть выгодно США, если они сами серьёзно пострадают от подобного беспредела на галактических трассах? Непонятная ситуация… Решив пока отложить этот вопрос, Бобер поинтересовался у своего искина:

– Марго, тебе хватило времени подвесить маяк?

– Да, наследник, маяк на корабле, мало того, мне удалось заслать червя с нашим вирусом, правда, для того чтобы он интегрировался в систему управления кораблем, потребуется примерно пятьдесят дней.

– Какая же ты у меня умничка, Марго! – подпрыгнув с кресла, радостно завопил капитан и, выплескивая накопившееся напряжение, заплясал, изображая из себя неизвестно кого. – Теперь хоть что-то сможем выяснить относительно планов этого мастера плаща и кинжала!

– Наследник, куда теперь прикажешь курс держать?

Успокоившись, он вернулся в кресло и с некоторым пафосом в голосе отдал распоряжение:

– Возвращаемся на Бастион, у нас впереди слишком много дел!


Глава 27

Выключив монитор, генерал Гудза помассировал уставшие глаза и, пройдясь по кабинету, остановился у галактической карты, тихо пробубнив себе под нос:

– Или я старый дурак, или я чего-то ещё не знаю.

Продолжая анализировать информацию, поступившую от нескольких разведывательных сетей, расположенных в сопредельных государствах, главным образом исламского вероисповедания, Дикий Вепрь никак не мог сложить разрозненные факты в единую картину происходящего. Затеянная кем-то геополитическая интрига явно имела далеко идущие планы, но вот какова её истинная цель, оставалось для генерала пока еще загадкой, которую необходимо было решить в самое ближайшее время. На сегодняшний день можно было только выявить стремление финансово-промышленных кланов США и Британской империи перекроить государственные границы многих государств исключительно в своих интересах. В какой-то степени это касалось и России, так как довольно большое число сограждан исповедовали ислам.

Самым интересным в этой ситуации было то, что многие нынешние арабские государства, когда-то входившие в состав Британской империи в качестве колоний во времена пика ее могущества, со временем утратившей свою мощь, смогли получить независимость, правда не все. Тут и ещё один момент присутствовал… Границы этих государств были искусственным образом нарезаны самими же британцами, да ещё таким хитрым образом, что это заложило на многие и многие десятилетия вперед межнациональные и религиозные конфликты на границах этих стран, что, естественно, выливалось в регулярные вооруженные конфликты. Мастерски играя на межгосударственных противоречиях, Британия и США зарабатывали далеко не маленькие деньги, поставляя вооружение обеим воюющим сторонам, взамен подписывая очень выгодные концессии на добычу полезных ископаемых. Правда, и Россия не оставалась в стороне. Разница была лишь в том, что мы брали деньги и то не всегда, а вот хитроумные англосаксы всеми силами стремились, сохраняя внешнюю независимость этих государств, брать под свой полный контроль основные доходные отрасли, а вместе с ними внешнюю и внутреннюю политику этих государств.

Вся эта изначально заложенная программа достаточно успешно действовала на протяжении многих и многих десятилетий, но, похоже, данная конструкция на сегодняшний день перестала удовлетворять алчные интересы финансово-промышленных кругов США и Британской империи, они захотели большего…

Потянувшись всем телом, генерал размял затекшие мышцы и, пройдясь по кабинету, уселся в своё рабочее кресло и продолжил свои размышления.

Исходя из последних сообщений агентуры, была ясно видна серьезная активизация эмиссаров спецслужб США и Британии вместе с оппозиционными силами в тех регионах, получивших негласную поддержку со стороны своих покровителей. В принципе это был стандартный геополитический покер, нестандартным было другое. Вместе с усиливающейся оппозицией была оказана серьезная военно-техническая помощь пиратам в виде подержанных боевых кораблей, и эта помощь и не думала прекращаться. Для чего всё это делалось, было не очень понятно, особенно непонятным было, как это могло быть взаимосвязано с арабскими государствами, не являющимися союзниками Британии и США. Определенно, пиратам отводилась некая немаловажная роль, но, слава богу, своевременно удалось внедрить своего агента на одну из ключевых точек, и пока Бобер отлично справлялся с поставленной ему задачей.

Самое паршивое в этой ситуации было то, что затеянная большая игра сопровождалась нестабильностью цен на природные ресурсы, а это в свою очередь самым негативным образом влияло на финансово-экономическое положение в самой России, вызывая тем самым напряженность в обществе. По всей вероятности, это изначально планировалось мировой закулисой, так как за последнее время были зафиксированы многочисленные контакты лидеров внесистемной оппозиции с представителями многочисленных международных правозащитных организаций, находящихся под прямым патронажем ЦРУ и Ми-6. Кстати, на днях одного из лидеров внесистемной оппозиции, находящегося в розыске за совершённые им преступления, вывез Бобер. Жаль, конечно, что его не судили, как положено, но укрепление позиций в глазах иностранных спецслужб было куда важнее. Вепрь с большим удовольствием повесил бы за измену Родине этого деятеля, так это именно он передал пиратам системные блоки распознавания «свой – чужой», благодаря чему более пяти лет назад были совершены налеты на Терму и Закатную, теперь переименованную в Осколок. В то время, когда это случилось, Немиров возглавлял партию «Правых либералов» и входил в состав правительства, но был по-тихому изгнан за неумеренный аппетит и злоупотребление служебным положением. Жаль, что следствие велось долгих пять лет, пока не вышло на организатора того нападения, а то бы он давно покоился в неизвестной могиле под литерным номером. Теперь же получилась такая ситуация, что в интересах дела его пришлось негласно отпустить…

Одним словом, можно было смело утверждать: мир вступает в эпоху Великой нестабильности, и тот мир, к которому мы все привыкли, начинает медленно, но верно уходить в прошлое, и к этому надо быть готовым во всеоружии, иначе непременно раздавят наши извечные оппоненты по Большой геополитической игре.

Тяжело вздохнув, немолодой уже, но, как и в юности, грозный для своих врагов Дикий Вепрь грузно поднялся и, посмотрев на циферблат старинных механических часов, отправился домой. Он хотел хорошо отдохнуть, так как завтра с утра у него намечался трудный разговор с главой Сената Фармером-старшим.


Глава 28

Затратив более двух месяцев на полет, Бобер вернулся к себе на Бастион. Такое длительное время было обусловлено нежеланием использовать гиперрежим и необходимостью во время своего пребывания на борту разобраться с полученными результатами сканирования мозга неизвестного пассажира. В общем, определенные результаты были, но совсем не те, на которые рассчитывал капитан. Как оказалось, Марго снимала мыслеобразы, которые ещё было необходимо переработать, что она и сделала спустя полтора месяца полета, во время которого молодой человек, борясь с одолевающей его скукой, занялся планированием своих дальнейших действий по развитию Бастиона. Одним словом, полет прошел для него весьма плодотворно, и по возвращении он был готов немедленно приступить к воплощению в жизнь задуманных планов.

Получив на руки результаты сканирования, Бобер, отодвинув в сторону практически полностью завершенный план, взялся изучать полученные результаты сканирования, итоги которого поразили его до глубины души. Человек, которого он был вынужден эвакуировать с Санкт-Петербурга, оказался российским политиком, возглавлявшим одну из партий внесистемной оппозиции, – Аркадием Немировым, а по совместительству британским агентом влияния с немалым стажем. Будучи избалованным сынком весьма состоятельных родителей, он был отправлен получать высшее образование в Оксфордский университет, и главной причиной, почему родители направили свое чадо именно туда, было нежелание честно отслужить один год в армии.

Проходя обучение в столь почтенном учебном заведении на факультете политологии и юриспруденции, тогда еще молодой человек, вырвавшись из-под бдительного родительского ока, пустился во все тяжкие. Вот именно тогда на одной вечеринке он, перебрав алкоголя, изнасиловал студентку. Сидеть бы ему долго, но совершенно неожиданно его персоной заинтересовались сотрудники МИ-6 и предложили замять дело, но при условии, если он подпишет договор о взаимовыгодном сотрудничестве. Недолго думая, Аркадий дал свое согласие и с тех пор стал убежденным англоманом и надежнейшим агентом британской разведки.

Получив университетский диплом, Немиров вернулся на родину и вступил в партию «Правых либералов». Буквально шагая по трупам, за десять лет добился министерского поста в правительстве и просидел в этом кресле более года, пока не попался на взятках. Ему тогда крупно повезло, так как глава Сената не захотел поднимать шум и под благовидным предлогом отправил этого деятеля в отставку, но, не желая сидеть на месте, агент подался во внесистемную оппозицию и, создав свою партию, стал баламутить воду перед сенатскими выборами. В этом ему активно помогали присланные его кураторами политически