Юрий Далилевич Хабибулин - Русская «Синева». Война невидимок

Русская «Синева». Война невидимок 1296K, 243 с.   (скачать) - Юрий Далилевич Хабибулин

Юрий Хабибулин
Русская «Синева». Война невидимок

© Хабибулин Ю.Д., 2018

© ООО «Издательство «Яуза», 2018

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Необходимо иметь смелость видеть вещи такими, какие они есть!

Освальд Шпенглер


Пролог

Когда в летний солнечный полдень с высокой палубы корабля смотришь вдаль, туда, где край синего неба сливается с необъятной океанской гладью, рисуя тонкую и расплывчатую ниточку обманчиво близкого края света, то кажется, будто ты паришь над миром, как беззаботная вольная птица, распластав невесомые крылья. Паришь, всем своим существом впитывая наслаждение полетом, умиротворение и божественную красоту нежно ласкающих друг друга стихий. Ты очарован гармонией и совершенством вокруг.

Синева наверху. Синева внизу.

Но если ты не опытный моряк, умеющий по невидимым для непосвященных признакам предугадывать капризы богов, то легко можешь не почувствовать, как нахмурятся брови в глубине океана у всесильного грозного Посейдона, а где-то в вышине, на светлом Олимпе, царстве великого Зевса, у его необузданной подруги Геры вдруг, то ли со скуки, то ли от непреходящей болезненной ревности, испортится настроение.

И тогда…

Налетит внезапно коварный шквал и разрушит кажущуюся вечной идиллию. Закроют небо черные тучи, ударят молниями в широкую грудь океана. Беснующийся ураган начнет рвать и хлестать смерчами и дождевыми плетьми спокойную доверчивую гладь.

И тогда разозлится Посейдон…

Вздыбятся из бездны гигантские водяные горы с кипящей на верхушках седой пеной, пытаясь достать до небес, дотянуться до высокомерной Геры и охладить ее внезапно вспыхнувший бешеный гнев без всякого повода.

И горе тому кораблю или той птице, что не сумели вовремя почувствовать беду и укрыться в безопасной бухте или теплом гнезде в расщелине скалы…

Сойдутся в свирепой схватке две неукротимые силы, две стихии, и ни одна из них не сможет победить другую, только превратят они райское место в бурлящий адов котел. И будет длиться это до тех пор, пока у обоих противников не иссякнут силы или не проснется грозный Зевс, не прекратит бессмысленную войну и не накажет в очередной раз свою необузданную царственную супругу за вспыльчивость, буйный нрав и мстительность. Ибо безответственно богам поступать, как неразумным людям.

Но поздно вмешается Зевс. Добро сильнее зла, но зло быстрее.

Смертных, погибших в пучине, уже не вернуть, а несчастным, потерявшим близких, останется только покориться и оплакивать их…

Или нет?

Или они захотят отомстить? Пусть даже богам! И кто знает, вдруг, по какой-то невероятной случайности, неподвластной никаким законам природы, магии и здравому смыслу, это может у них получиться…

Берегитесь, надменные вершители судеб, презренного человеческого муравья внизу!

Если найдется такой обиженный, которому нечего терять, и он разозлится всерьез, забыв о страхе смерти, сделает месть смыслом своей жизни, то, вопреки всему, доберется и до вашего Олимпа, чтобы только выплеснуть из сердца сжигающий его пламень!

Или этот обиженный выберет другой путь – путь просветителя и вождя?

Положив на алтарь борьбы всю жизнь, сумеет объединить людей, сложить их усилия и знания, построить новый Олимп, человеческий, который превзойдет обитель низложенных богов по высоте, мощи, разумности управления миром.

И прежние владыки займут место в новом обществе не по праву рождения, а только лишь по своей пользе для него.

А бывшие муравьями построят новый, справедливый и добрый мир, и их пламень мщения угаснет, ибо сильным не пристало мстить слабым!


Глава 1
Операция «Несокрушимая решимость»

На дисплее оперативного дежурного Стратегических ядерных сил США генерала Говарда Дугласа внезапно появилась и замигала яркая алая точка. Восточное побережье, граница территориальных вод. Почти одновременно внизу, на трее, высветился значок экстренного вызова по защищенной связи.

– Это еще что? – раздраженно нахмурил брови задерганный на дежурстве рутинной текучкой генерал. Поднял трубку системы спецсвязи: – Генерал Дуглас. Слушаю.

Из трубки раздался взволнованный голос:

– Докладывает командир сторожевика «Морская звезда» береговой охраны капитан Эмерсон. У внешней границы наших территориальных вод наблюдаю всплытие атомной подводной лодки. Национальная принадлежность пока неизвестна. Средствами спутниковой и радиолокационной разведки лодку обнаружить не удается. Подошла на глубине. Скрытно.

В голосе капитана местами проскакивали истерические нотки. И ему явно не хватало воздуха и самообладания.

Генерал Дуглас медленно вникал в смысл сообщения:

– То есть? Хотите сказать, что вы лодку зрительно видите, а радиоэлектронные средства наблюдения – нет?

– Именно так, – выдавил докладчик. Чувствовалось, что он долго колебался, прежде чем решился на такой странный рапорт старшему офицеру.

Дуглас снял съехавшие на кончик носа очки, протер их, медленно постучал пальцами по столу и, деликатно кашлянув, сформулировал вопрос:

– Эмерсон, а ты уверен, что это не мираж и не оптический обман? И… свидетели есть?

– У меня свидетели – вся команда, господин генерал, – обиженно отозвался Эмерсон. – Если сомневаетесь в… состоянии здоровья, моего и матросов, могу пригласить к микрофону врача.

– Странно, странно… По этому квадрату ни в одной системе технического контроля ничего нет… – процедил генерал, проглядывая на экране сводки боевой экспертной системы и одновременно быстро просчитывая в уме дилемму – то ли правда пригласить к связи врача и заставить его разделить ответственность за здоровье команды и достоверность информации, то ли вызвать воздушную разведку…

Но если там, на сторожевике, все перепились, нанюхались какой-нибудь дряни или обкололись, то после выяснения обстоятельств делу придется давать ход. Вот это уже ЧП! Причем в его дежурство! Головы полетят, да и от всяких проверяющих потом не отобьешься… А пенсия не за горами, надо бы не ошибиться в оценке событий. Если это действительно провокация или неисправность вражеской подлодки, своевременная правильная реакция на обстановку приведет к награде или повышению по службе, а вот если не угадал, то… могут оставить и без пенсии. Если чего не хуже…

Генерал помолчал несколько секунд, раскладывая информацию по весомости и по полочкам. Обдумал. Найдя временное решение, рявкнул в трубку:

– Произведите видео – и фотосъемку объекта. Держите визуальный контакт. Ваше сообщение принято. Ждите, скоро подойдет воздушная поддержка. Есть еще что-то, что я должен знать?

– Никак нет, господин генерал, – облегченно отозвался капитан.

Дуглас его облегчение прекрасно понял – свою тяжелую и опасную ношу ответственности Эмерсон переложил на чужие плечи и вздохнул свободно. Теперь это уже не его головная боль, а генерала Дугласа. Лично.

Дальше придется действовать строго по инструкции.

Аудиозапись переговоров с Эмерсоном – отправить в память компьютера, в тему происшествий во время дежурства. Заполнить журнал текстовым описанием и дать свою предварительную оценку важности информации. Затем – принять меры.

В качестве первой – вызвать офицера штаба и дать приказ на вылет звена истребителей в район патрулирования сторожевика «Морская звезда».

С этой задачей все оказалось не так просто…

Явившийся на вызов офицер, выслушав приказ, вместо того чтобы, развернувшись, бегом выполнять его, неуверенно помялся и, слегка запинаясь, выдавил:

– Господин генерал, согласно последнему указанию министра ВВС США госпожи Деборы Ли Джеймс, любое использование военной авиации с прошлого понедельника возможно только с ее личного разрешения. Вам придется связаться с ней и запросить позволение.

Глаза Дугласа округлились от изумления:

– Что-о? Да она с ума сошла! Это же прямое нарушение устава и норм взаимодействия родов войск и оперативных служб, утвержденных конгрессом! Мне что, прикажете сейчас звонить президенту, объяснять ситуацию и жаловаться на эту дуру?

Офицер штаба, опустив голову, едва слышно выговорил:

– Это не единственная проблема. В последнее время их еще много появилось. Мы просто не успеваем реагировать, и более того, даже когда успеваем и отправляем по инстанции рапорт о нарушении или запрос, не получаем в ответ никакой реакции от командующего или его Генерального штаба. Мы уже просто не знаем, что делать.

Генерал Дуглас медленно закипал. Он было схватился за телефонную трубку аппарата прямой связи с президентом, но, поразмышляв немного, вернул ее обратно.

К этому разговору нужно серьезно подготовиться, заручиться поддержкой коллег и только потом входить в высокие кабинеты, где творятся непонятные интриги и решается судьба страны. Не надо начинать с мелочевки, межведомственных трений, обсуждения бабских глупостей. Сейчас другое время. Сейчас мир, следуя движениям штурвала неведомого капитана, безвольно и беспечно плывет в яму гигантского водоворота и гибели человечества. Наивно было бы этого не видеть.

Причем всех джиннов, выпущенных из бутылки, обратно вернуть будет трудно, если вообще возможно.

Феминистки, лесбиянки, бизнес-вумен, всякие активные и тихие психопатки, заполнившие силовые, коммерческие, политические и государственные структуры США, полностью блокировали поступательное развитие страны, разрушили традиции, институт семьи, нравственность, понятия морали, совести и справедливости. Привели Америку к полному банкротству, дезорганизации армии, глупой и подлой международной политике, потере понятия социальной справедливости и смысла жизни для большинства простых американцев.

Конечно же, не только эти наглые дуры в юбках, пардон, давно уже в мужских штанах, выпущенные из темных подземелий андерграунда некими неизвестными кукловодами, дискредитировали привлекательный когда-то образ «американской мечты», столпа «свободы, равенства и демократии», но их вклад оказался решающим в сегодняшнее состояние страны.

Дуглас выпил таблетку успокоительного, отпустил штабного и задумался.

Время идет. Надо что-то делать. Бездействие потом трудно будет оправдать ссылками на самовольное нарушение очередной идиоткой-начальницей порядка взаимодействия военных структур…

Нет, Дуглас, конечно, не против, чтобы некоторые важные и ответственные посты в государстве занимали женщины.

Но это должны быть профессионалки, глубоко знающие свое дело, не прячущиеся за туманными определениями формального «гендерного равенства полов» по зарплате и реального исключительного положения в виде всяческих поблажек, снисхождений и освобождения от ответственности за глупость и преступления.

Дамы-боссы должны быть опытными профессионалами по должностным обязанностям, пользоваться уважением и поддержкой в среде своих коллег, уметь вникать в проблемы и находить общий язык с подчиненными, а не назначаться по блату сверху для «разбавления» мужского коллектива и издевательств над ним, что так обожают феминистки.

Вот только вчера официально вступил в силу очередной закон, протащенный феминистками через конгресс, – о штрафовании лиц мужского пола, которые в транспорте или в общественных местах сидят таким образом, что их колени не прижаты друг к другу. А ведь это – естественная поза для мужчин! И всегда считалась неприличной, нескромной для женщин.

Принятие этого откровенно дискриминационного закона против мужчин – очередной сладкий праздник для феминистического лобби во всех госструктурах США!

И ведь если вдуматься, то чего хотят эти особи?

Они не хотят создавать семьи, рожать детей, воспитывать и заботиться о них, соблюдать заповеди, вести скромный и добродетельный образ жизни.

Они хотят ввести матриархат, иметь власть и деньги без обязанностей и ответственности, хотят глумиться над мужчинами, над нормальными женщинами, которые живут в семьях по законам божьим, а не по подстрекательству сатаны!

По сути, феминизм – это одна из богоборческих сатанинских секций, которые рушат устои человеческого общества и уничтожают перспективы выживания его как вида.


Глубоко вздохнув и до боли ущипнув себя за подбородок, Дуглас снова потянулся к трубке, попутно припоминая, что слышал в последнее время о новом министре ВВС с дебильным лицом пациентки психиатрической больницы и манерами злобной, натасканной на нормальных здоровых людей сторожевой овчарки.

Это госпожа Джеймс, став формальной начальницей элитного рода войск США, затеяла для мужской части курсантов летных училищ и офицерского состава «оздоровительные кроссы нового типа» – ежедневный бег на шесть миль в женских красных туфлях на высоких каблуках, в колготках, платьях и с накрашенными губами.

Всю экипировку представители «сильного пола» должны были купить за свои деньги. Воспитательная функция мероприятия, по мнению Деборы, заключалась в том, что «мужчины должны на своей шкуре понять, как трудно быть женщиной». Самое поразительное, что никто из вышестоящего начальства не попытался эту стерву поставить на место, прекратить издевательства и откровенный геноцид мужской части личного состава ВВС.

Это говорит о том, что позиции госпожи Джеймс достаточны сильны и за ней стоят весомые фигуры из теневого управления страной.

Все это следует учитывать в разговоре, чтобы не сорваться.

В трубке зашипел сигнал скремблера, потом наступила тишина, и вскоре мелодичный голос выдрессированной секретарши пропел:

– Приемная Министерства ВВС США.

– Говорит генерал Дуглас, оперативный дежурный Стратегических ядерных сил. Соедините, пожалуйста, с госпожой министром. Срочно!

– Министр сейчас занята! Позвоните через два часа.

Едва сдерживая раздражение, генерал, следя за дыханием, сквозь зубы выговорил:

– Это невозможно! Имеет место военная угроза Соединенным Штатам. Необходимо немедленно принять меры! Где Дебора?

Певучий голосок секретарши немного сбился с минорного музыкального тона:

– Госпожа министр… сейчас… беседует… со своим… э-э… дизайнером по пошиву…

Взбешенный генерал перебил:

– Слушайте! Немедленно! Слышите? Немедленно! Найдите Дебору и притащите ее к телефону! Бегом!

В трубке испуганно ойкнули, что-то упало, затем послышался стук удаляющихся каблучков.

Прошло несколько минут. Дуглас начинал уже терять терпение и подумывать о прямом звонке министру обороны, когда в громкоговорителе послышался приближающийся визгливый голос, какое-то щелканье и едва разборчивый разнос перепуганной секретарше:

– Из-за всяких там… ты бы меня еще… из ванной бы вытащила!

И уже отчетливо, без эмоций:

– Дебора Джеймс, слушаю!

Генерал постарался взять любезно-официальный тон:

– Хелло, Дебора! Это генерал Дуглас, извини, что отвлекаю от важных дел, но сложившаяся ситуация…

Дебора резко перебила:

– Я знаю, в каком вы звании, не нужно мне лишний раз об этом напоминать! Думала, вы уже давно на пенсии, рыбу ловите. Что там у вас?

Дуглас, едва сдерживая бешенство, попытался ласковым голосом смягчить агрессивный настрой высокопоставленной дамы:

– Дебора, у нас ЧП. Возможное нарушение морской границы атомной подводной лодкой. Принадлежность неизвестна. Мне нужно выслать воздушную разведку в тот квадрат, но, как оказалось, я этого сделать не могу без твоего личного распоряжения. Это вызывает огромные трудности оперативного реагирования на проблему. Прошу тебя отменить свой приказ, который ограничивает использование ВВС в экстренных ситуациях. То есть вернуться к положениям утвержденного устава. Ты незаконно присвоила себе право вмешиваться в сферу оперативного управления войсками! А это – военное преступление!

– Что?! Какой еще ветхозаветный устав? Вернуться к тому, что написали какие-то сбрендившие мужики, возомнившие себя вояками, годами гревшие задницы в мягких креслах и ничего не понимающие в современной армии? Все эти дурацкие правила и уставы надо переделать! И я начала этим заниматься! Начала с того, что выгнала ленивых и тупых многозвездных уродов с кирпичными рожами из министерства и набрала туда новых людей, которые знают, как реорганизовать военное ведомство. Ответственных, энергичных, креативных сотрудников. Точнее, сотрудниц! И мое ведомство – не ваше дело, господин генерал! Я сама тут разберусь и наведу порядок!

Дуглас сдерживался из последних сил:

– Дебора, я не собираюсь лезть в твое ведомство! Успокойся! Позже мы встретимся в Пентагоне и рассмотрим у министра обороны твою инициативу. А пока, пожалуйста, дай команду о временном возврате взаимодействия ВВС с остальными родами войск и с моим аппаратом согласно уставу. Временно! Хотя бы до того момента, пока мы не разберемся с неизвестной подводной лодкой. Я тебя прошу!

Последние слова генерал произнес просительным тоном, ненавидя себя за это унижение перед самовлюбленной тщеславной пробкой.

Почувствовав, что взяла верх в стычке, госпожа министр смягчилась:

– Хорошо! Я отдам распоряжение о выполнении ваших запросов по использованию авиации на время инцидента с этой субмариной. Надеюсь, трех дней для этого хватит? А теперь извините, меня ждут. И впредь больше не позволяйте себе орать на моего секретаря!

В трубке раздались короткие гудки отбоя.

Генерал бросил трубку на рычаг и прорычал старинное витиеватое морское ругательство…

Через двадцать минут квадрат, о котором сообщил командир сторожевика, облетело звено истребителей морской авиации, затем пара вертолетов береговой охраны обшарила все близлежащее водное пространство.

Объект, о котором докладывал капитан сторожевика, обнаружен не был. Ни средствами технической разведки, ни зрительно.

Срочно вызванный по спецсвязи «на ковер» капитан Эмерсон мямлил что-то невразумительное и пытался втереть генералу, что «она… просто… исчезла…». На отснятых моряками «Морской звезды» видео – и фотоматериалах никакой подлодки видно не было.

Дугласу пришлось с тяжелым сердцем дать распоряжение на проведение служебного расследования. Слишком высоки оказались ставки. То ли вся команда сторожевика находилась на боевом дежурстве в невменяемом состоянии, и это требует психиатрической и наркологической проверки состава с соответствующими оргвыводами, то ли… русские придумали какое-то новое, ранее неизвестное оружие либо секретную технологию создания зрительных фантомов.

С этим надо было разобраться.


Генерал откинулся в кресле, сбрасывая накопившееся напряжение. Нажатием пары кнопок на клавиатуре компьютера перенаправил информационный поток на заместителей, оставив себе только прием экстраважных сообщений.

По селектору попросил принести кофе.

Попивая медленными глотками горячий эспрессо, Дуглас пытался выстроить в уме общую картину того, что произошло за день и что за этим могло прийти в будущем.

Как он ни старался отбросить стычку с Деборой за границы событий первостепенной важности, ему это не удавалось. Слишком уж давно его, других высших и старших офицеров давило ощущение ненормальности происходящего. Не только в границах армии, но и в пространстве всех стран «победившего капитализма».

В развитие и судьбу Америки, да и всего остального мира вмешались какие-то дьявольские силы, уничтожающие живой организм человечества, как раковая опухоль уничтожает здоровые клетки тела.

Это очень хорошо согласуется с теорией «управляемого хаоса», как одной из важнейших военно-дипломатических доктрин США, позволяющей защищать свои «жизненные интересы» в любой точке планеты силой оружия или изощренного информационно-психологического воздействия на местное население с засылкой своих агентов влияния и предоставления грантов, оплачиваемых курсов обучения в США местным либералам, точнее, предателям-сребролюбцам.

Или религиозным фанатикам, или каким-либо группам с «нетрадиционной сексуальной ориентацией», различным наркозависимым, психически неустойчивым людям, всяким свихнувшимся жертвам – фанатам компьютерных игр, «виртуалам» и тому подобное. Всех не перечесть, о них точно знают только в ЦРУ и АНБ.

На «жизненные интересы» США во всех регионах мира работают «цветные революции», продукция одного из важнейших подразделений Пентагона – Голливуда, тысячи ТВ-каналов, СМИ, тайных лабораторий и институтов по разработке технологий применения информационного оружия, средств зомбирования простодушного населения. Его иезуитскому уничтожению под видом естественных процессов, а на самом деле за счет отравления тел и мозгов ядовитыми продуктами питания и духовного потребления.

Оставшихся в живых «долечивают» в больницах, сектах, гипнотической рекламой, пропагандой ложных «ценностей», подталкиванием к суициду, вынужденному рабству.

Как военный человек, генерал Дуглас еще мог понять, когда это делают в государствах потенциального противника, чтобы их скорее ослабить или уничтожить, но когда то же самое происходит и в его стране, в «цивилизованном мире»?!

Например, можно только приветствовать диверсанток в юбках, которых вербуют, обучают или продвигают на важные посты в стране главного противника США – России!

Эти агентессы – или просто обманутые дурочки, или воровки, лесбиянки-феминистки, всякие сбрендившие и шизофренические личности – часто работают на Америку «втемную», даже не подозревая этого.

Чего только стоит недавно раскрытая и пойманная на воровстве эта русская… Как там ее?

А, Евгения Васильева, работающая в оборонном ведомстве. Если бы ее не остановили, она втихаря бы, с помощью своего любовника, продала бы все российские военные базы, ремонтные мастерские, институты, технику и военные городки. Русская армия бы просто развалилась!

То, что вменяют этой даме, какие-то жалкие несколько миллиардов рублей, – капля в море по сравнению с истинными масштабами воровства. Вот такие Васильевы со своими «женскими батальонами» сексапильных красавиц иногда важнее авианосцев и стратегических ядерных ракет!

Развалить чужую армию и страну без единого выстрела – это ж высший пилотаж, высший уровень военного искусства по Сунь-цзы!

При этом местные жители, за исключением мусульманских стран, ничего не понимают в происходящих скандальных шоу и с привычным мужским благородством и слепотой защищают террористов и диверсантов женского пола до тех пор, пока в очередной «горячей точке», при госперевороте или взрыве шахидки не погибнут близкие родственники.

А сколько в России действует «общественных движений» и НКО под прикрытием благородных лозунгов защиты прав женщин, семьи и детей?

И это хорошо для Америки!

Из новостей по ТВ припоминаются скандальные феминистки «Pussy Riot» – «Взбесившиеся вагины», прилюдно трахающиеся в музеях, метро и магазинах, устраивающие бесовские «перформансы» в церквях, общественных местах, открыто разрушающие моральные и нравственные устои православного государства.

Раздетые девки из «Femina» эпатажно, с голыми сиськами, спиливающие православные кресты бензопилами или кидающиеся с матерной бранью и нецензурщиной на обнаженных спинах с «прикольными» выкриками или дурацкими политическими требованиями на первых лиц государств.

Весело! Смешно! Цирк!

Народ хихикает и не понимает, что это современная, замаскированная под «общественное движение» и всяческие «демократические свободы» спецоперация. Типа «троянского коня», с дальним прицелом.

Только в этом «коне» уже не горстка потных греков с мечами сидит, а заряжена гремучая ядерная смесь, бацилла бешенства – межконфессиональной или межполовой ненависти, которая может взорвать целые страны и материки. Так вот в свое время СССР и весь соцлагерь свалили. Не только этим, конечно, но «троянец» свою большую роль сыграл…

Генерал мотнул головой, отгоняя назойливые мысли, но они не уходили. Дуглас заказал по селектору еще чашку кофе и уткнулся взглядом в опечатанный желтый конверт, за который утром расписался в ведомости офицера секретной службы.

На конверте красовался штамп «Top secret» и время вскрытия. Поскольку оно попадало как раз на конец дежурства генерала, то ничего хорошего не сулило. Опять какая-то дурная директива или учения, на время выполнения которых придется задержаться на службе, бегать с высунутым языком и пачками глотать валидол.

Ох, скорее бы на пенсию, чтобы не видеть этого варварского разрушения армии и парада дилетантов!

На экране монитора высветилось сообщение – министр ВВС США госпожа Дебора Ли Джеймс только что сделала важное заявление: «Наш главный враг – Россия!»

– Боже мой, – простонал Дуглас, – эта дура полезла и в политику! По должности ей полагалось заниматься только хозяйственными делами! Ясно, что Россия – наш главный враг, но об этом не говорят открыто, и этим занимаются дипломаты, а не завхозы. Да что там удивляться? Кем была Дебора раньше? Если убрать все красоты и нагромождения для повышения имиджа послужного списка, то мисс Джеймс была обычной продавщицей, торгашкой, выражаясь современным языком – менеджером. А стала министром ВВС США! Из грязи в князи! Такое, наверное, возможно только «на родине демократии», в «королевстве кривых зеркал».

Тут взгляд генерала остановился на всплывшей фотографии под сообщением. На снимке кроме легко узнаваемой по дебильному лицу Деборы улыбались еще несколько дам – министров обороны стран НАТО.

Первая – Урсула фон дер Ляйнен, министр обороны Германии, врач-гинеколог по образованию, затем слева направо скалились стервозные физиономии других дам-министров, как правило, «нетрадиционной сексуальной ориентации», по предыдущим местам работы, образованию и поведению вызывающие настоящий шок у профессиональных военных.

Крылатое выражение одной из этих «министров», подхваченное и растиражированное всеми СМИ, звучало так: «…когда я крашусь утром на службе, я всегда думаю, что еще я могла бы сделать для обороны страны».

Действительно, что еще? Может, новую прическу?

В этой линейке первых лиц военных ведомств стран-союзниц были продавщицы, фотомодели, художницы, косметологи, все без исключения – феминистки, то есть, проще говоря, мужененавистницы. Вот на таких сумасшедших и совершенно некомпетентных в военных вопросах дамах и держалась сегодня вся мощь стран военного блока НАТО…

Генералу стало муторно на душе, и он отвернулся от экрана. Подумал о той психушке с женой и двумя взрослыми дочерьми, которые ждут его дома. Спасение только в запертом кабинете с объяснением, что муж и отец занят государственными делами.

Недавно, после амурных шашней бывшего президента Билла Клинтона со стажеркой Моникой Левински, он был подловлен на компромате и под давлением феминисток и угрозой импичмента подписал закон «О насилии против женщин», который по названию выглядел очень благородно, а по сути представлял собой откровенный геноцид против белых мужчин США.

В основе нового закона лежала презумпция заведомой виновности любого мужчины при обвинении его в сексуальных домогательствах со стороны любой женщины. Доказательств при этом не требовалось. Достаточно было заявления «потерпевшей».

Как следствие, суды США моментально оказались забитыми исками о «sexual harassments», а мужчины оказались беспомощными и бесправными кроликами, на которых велась охота за «материальными компенсациями» везде и в любое время дня и ночи. Совершенно безнаказанно для тех, кто давно потерял совесть и стыд.

В военном ведомстве после этого стало просто невозможно ставить задания офицерам и служащим-дамам, требовать от них выполнения работы или наказывать за неисполнение. Тут же следовало обвинение в мужском шовинизме, сексизме и сексуальных домогательствах.

Дошло до того, что чтобы избежать судебных исков, любому начальнику-мужчине приходится теперь общаться в кабинете с подчиненной-женщиной только в присутствии свидетелей!

Настоящий абсурд! И это армия? Это дисциплина?

И как с такой армией и «командиршами» воевать с Россией?

Хотя теоретически США и НАТО имеют некоторый перевес в обычном вооружении и ядерных силах, но на самом деле уж кто-кто, а генерал Дуглас точно знает, что есть на самом деле.

Техника во многом неисправна, во многом не соответствует требованиям военных и является откровенной халтурой, выпущенной для списания денег, разворованных из бюджета. Последний давно трещит по швам, сколько можно печатать ничем не обеспеченной резаной бумаги, имя которой – доллары?

США давно банкроты!

19 триллионов долларов госдолга – это астрономическая сумма! Чтобы ее списать, надо убить кредиторов, поскольку сам долг выплатить честно США не в состоянии. Они давно уже живут за счет грабежа остального мира, захвата чужих территорий, выкачивания нефти и других ресурсов.

Большинство производств из США переведено в страны третьего мира, потому что так выгодно бизнесменам во власти. О национальной безопасности, экономике и гражданах Америки, ее будущем никто не думает. Главное – только сиюминутная прибыль! Остальное пусть катится в ад!

Дугласу страшно даже задумываться о том, как он будет жить на пенсии, когда его доходы резко упадут…

Когда он не сможет ходить, жена и дочери, скорее всего, сдадут его в дом для престарелых… Или сразу на эвтаназию… Как это сейчас принято в США, в Европе и в странах «развитой демократии».

Собственно, хватит о грустном.

Пришло время вскрыть желтый конверт.

Со странным чувством опасности и мерзости на душе Дуглас придвинул к себе конверт и осторожно вскрыл. Вынул сложенный пополам лист бумаги, развернул.

В заголовке текста стояло:

«Операция НЕСОКРУШИМАЯ РЕШИМОСТЬ»

Далее шли пункты и предписания по исполнению задач.


Генерал медленно прочитал текст, после чего его брови самопроизвольно взлетели вверх. Вскочил, пытаясь подавить волнение, оперся ладонями о стол. Кресло грохнулось на пол…


Глава 2
АПЛ «Верхотурье». Рейд

В офицерской каюте за столом сидели двое – старпом, капитан второго ранга Вострецов и инженер электротехнической группы БЧ-5 старший лейтенант Пряничный.

Шахматная партия подходила к решающей фазе.

Старпом играл агрессивно и вел дело к ферзевому гамбиту, а лейтенант строил сицилианскую защиту и пытался найти способ повернуть партию в свою пользу. Часто надолго задумывался над очередным ходом и применял незатейливую военную хитрость – пытался сбить противника с толку или заставить зевнуть фигуру, отвлекая невинными вопросами.

– Вот скажите мне, Антон Егорович, ну какого это морского дьявола понадобилось выдергивать нас из дока, не закончив профилактику, в аврале ставить новое оборудование, а потом, практически без испытаний, отправлять в рейд аж на южные моря? Я рассчитывал еще недельки две на берегу побыть. Отдохнуть. А тут…

– Трудно в ученье – легко в бою, товарищ офицер! – Старпом, хищно втянув воздух ноздрями, протянул руку к доске и, чуть поколебавшись, взял пешку противника конем, переместив его под защиту заранее поставленного в засаду слона.

С этим ходом перевес сил в позициях сторон изменился еще больше в пользу старшего по званию.

Пряничный досадливо крякнул. Потер переносицу и забегал глазами по шахматным фигурам, оценивая новую диспозицию.

– Обложил со всех сторон, Егорыч?

– А ты не зевай. И учись, пока меня в запас не списали. Скоро уже. С кем тогда играть будешь?

– Это да, Егорыч. Скучно будет. Шахматистов твоего класса у нас больше нет.

Старпом откинулся на спинку стула, прикрыл глаза. Негромко пробурчал:

– Говоришь, значит, чего это нас с профилактики сняли да в рейд кинули? Значит, так надо. Какая сейчас обстановка в мире и сам знаешь. А что касается нового оборудования, так его в пожарном порядке на все подлодки поставили. Не только на нашу.

От технарей слышал, они эту систему «шапкой-невидимкой» называют. Возможности ее пока только командир знает да приданный спец – лейтенант Нестругин. Его в БЧ-7 у радиотехников разместили. Вместе со своим хозяйством.

Пряничный протянул было руку к ладье, намереваясь сделать ход, но, не коснувшись фигуры, засомневался. Почесал затылок и с тоской уставился вправо, на прозрачное зеркало дверцы настенной книжной полки. Сквозь тонкое небьющееся стекло были видны корешки книг и металлический макет стратегического подводного ракетоносца.

На отражающей поверхности дверцы отчетливо просматривалось расстроенное узкое лицо лейтенанта, его скользящие по названиям книг глаза, в надежде найти там какую-то подсказку. Он еще раз с тоской пробежал по выстроенным в ряд томикам. Нигде ничего не торкнуло.

В который раз напрягся и отогнал крамольную мысль воспользоваться одному ему известным, запрещенным для таких случаев приемом и легко выиграть партию. Но это будет неправильно и нечестно, поэтому даже думать о такой возможности – грех и искушение. Нельзя – значит нельзя. Вопрос закрыт.

Старший лейтенант остановил взгляд на лице старпома.

Тот выглядел абсолютно спокойным, даже слегка расслабленным, будто бы не просчитывал ходы в непростой логической задаче, а вспоминал приятные минуты прошлогоднего летнего отпуска.

Пряничный невольно почувствовал легкую зависть. К двум большим звездочкам на погонах старпома, к его умению владеть собой, анализировать задачи и находить неожиданные, абсолютно правильные решения проблем и оценки ситуаций. Как в шахматах, так и в жизни.

Вострецов выглядел хорошо. Широкоскулое волевое лицо с задубленной морскими ветрами кожей, прямой нос, внимательные черные глаза, крепкая спортивная фигура, которую не могла скрыть светлая форменная рубашка, натянутая чуть ли не до треска в мощных плечах. Ядреный, умный мужик. Профи в своем деле. И… почти уже пенсионер, хотя всего-то сорок четыре…

Пряничный выдохнул. А ему до пенсии и больших звездочек еще пахать и пахать. Да и смотрелся он жидковато по сравнению со старпомом. В живости мысли, в логике тоже явно отстает, хотя и закончил училище совсем недавно. Мозги еще свежие, тренированные, не обремененные особо ни бытовыми проблемами, ни тяжелыми ударами судьбы.

Через три хода Вострецов, подняв глаза на Пряничного, спокойно объявил:

– Тебе шах. И… мат.

– Да-а. Загнал ты меня в угол, Егорыч. И пристрелил. Сдаюсь.

– А ты клювом не щелкай. Думай быстрее и не отвлекайся от доски на посторонние вещи. Смотрю, глаза у тебя то по книжкам бегают, то картинки на стенах изучают. А надо внутрь себя смотреть и от главной цели не отвлекаться. Иначе обязательно просрешь что-нибудь.

Пряничный смахнул фигуры с доски:

– Еще одну?

– Давай, время пока есть.

Расставляя пешки по клеточкам, лейтенант спросил:

– Егорыч, а ты не в курсе, чего это моего земелю, Сашку Истомина с «Екатеринбурга», с борта сняли перед самым выходом в море? В чем он провинился?

Вострецов поморщился:

– Рисковать не захотели. Там семейные проблемы. Друг твой чуть с катушек не съехал.

– Что случилось?

– Земляк же твой, говоришь? Друг? Неужели сам не рассказал?

– Да мы последние месяцы и не виделись почти. Так, только «здравствуй», «до свиданья», и все. У меня работа, занятия. У него – работа, семья.

– Во-во, семья… Ну, раз ты его друг, слушай. Может, поддержишь его тактично, когда вернемся.

Пряничный напрягся:

– Егорыч, рассказывай!

Невозмутимый обычно старпом тяжело вздохнул, сплел вместе пальцы, затем сжал до белизны огромные кулаки:

– Видишь ли, какая штука. Нормальному мужику много не надо. Дома – покой, уют, хорошая жена, дети. Отдохнул в семье спокойно, порешал что-то неотложное по дому и снова на службу, в рейд, в командировку. Что военному, что гражданскому нужен крепкий, спокойный тыл. Место, где его ждут, любят, уважают. Там отдышался, залечил раны и снова в бой. Так мир устроен. Нормальная жена это понимает. Создает добрую атмосферу в доме, уважает и слушается мужа, смотрит за детьми и сама живет интересно, благо всегда может найти для себя свободное время на какое-нибудь приятное душе занятие, хобби, подружек. Тогда и семья крепкая, и все живут долго и счастливо.

Пряничный удивленно сморщился:

– С этим у Сашки вроде все было нормально. Правда, взял он бабу уже с ребенком. Не своим. Разведенка из Москвы. Умная, с двумя высшими.

Вострецов хмыкнул:

– Что умная и грамотная – факт! А вот порядочная она или хитрожопая актриса, то большая разница. Короче, прибыл Истомин домой после первого своего плавания. На причале никто не встретил. В квартире пустота. На столе записка: «Извини, я в этой дыре жить не могу. Не ищи меня».

Кинулся туда, сюда, а ее и след простыл. Позже выяснилось, что, пока Истомина не было, благоверная продала всю мебель и ценные вещи, сняла все деньги со счета мужа, подала на алименты за чужого мужу ребенка, на развод и на раздел квартиры, купленной на деньги родителей твоего друга. Что сказать? Парень в шоке.

Бегал к командующему отпуск просить, ехать искать свою стерву. В отпуске отказали, сам знаешь, время сейчас горячее, каждый человек на счету – внезапные учения, проверки, авралы. Да и не склеится уже у них ничего, даже если и найдет. Птицу видно по полету.

– Э-эх… Сашка, Сашка… – грустно выдохнул Дмитрий. – Вляпался…

– Ну и сам посуди, – продолжил Вострецов, – как его в таком стрессовом состоянии в поход отправлять? Он же не в себе, весь издерганный. Или напортачит чего, или сорвется. Либо еще чего хуже устроит. Выполнение боевого задания под угрозу поставит. Так что правильно командующий решил. Пусть на берегу пока послужит, успокоится, в своих семейных делах разберется.

Помолчали оба. Пряничный закончил расставлять шахматы и осторожно спросил:

– А у тебя, Егорыч, как? Крепкий тыл? Поделись с молодым, необстрелянным. Я вот тож давно думаю жениться, детьми обзавестись. Пора! Но как посмотрю на современных баб, пообщаюсь с ними немного, так и робею. Черте-те что! Какие там «скромные и порядочные девушки»! Стервы какие-то, озабоченные только деньгами, карьерой и удовольствиями. Многие вообще детей иметь не хотят. Зачем им? Жертвовать собой, своими сибаритскими устремлениями, комфортом ради кого-то? Они – не «дуры-альтруистки», они для себя жить хотят. Да. И их лозунг – «Бери от жизни все!». Они и пьют, и курят, и гуляют. Кайф ловят… Как среди них найти порядочную девушку? Боевую подругу на всю жизнь?

Дверь каюты после короткого торопливого стука распахнулась. В помещение просунулась голова дежурного связиста:

– Товарищ капитан второго ранга, разрешите обратиться?

– Войдите полностью и обратитесь, – строго взглянул на связиста старпом.

Связист втек через узкую дверь в помещение, вытянул руки по швам. В одной был зажат листок бумаги.

– Срочная шифровка от Первого. Вам отдать или в рубку, вахтенному офицеру?

– Иди до командира – он у себя в каюте. Все срочное – только к нему. Если спит – разбуди! Бегом!

– Есть! – Связист быстро выскользнул в дверь.

Вострецов с Пряничным переглянулись. Гадать, что за вводную прислали в шифровке, не хотелось. Очень скоро все будет ясно. Из подводной лодки, идущей крейсерской скоростью в глубине, все равно никуда не денешься. Это не с брони танка спрыгнуть да закатиться в яму поглубже при обстреле.

Тут всем вместе жить или умереть.

Старпом побарабанил костяшками пальцев по столу, мельком глянул на отодвинутые шахматы и вернулся к теме прерванного разговора:

– Мне с женой повезло, Дима. Настоящая офицерская супруга. Правда, и выбирал я ее не за стати, не за льстивый язычок, а за душевные качества. За честность и порядочность. Не обманулся.

Пряничный сокрушенно покачал головой:

– Эх, Егорыч, Егорыч… Пацанов надо еще со школы учить себе жену выбирать. А в институте, колледже, школе или училище выделить для этого специальный курс и преподавателей.

– Надо бы, конечно. Да что там говорить! И парней, и девчонок надо еще со школы начинать готовить к семейной жизни. Азы объяснять и смыслы. А отдали все на откуп кому? Голливуду, Интернету, госдеповским агентам, либералам да феминисткам, наводнившим Россию после девяносто третьего.

Что творилось тогда во флоте! Американские эмиссары появились – всюду носы совали. А потом начали боевые корабли, подлодки на куски резать! Флот уничтожать! Смотришь на это непотребство, на это предательство, а на глаза слезы наворачиваются, изнутри ярость поднимается!

Так бы своими руками тех гадов, что отдали такие приказы, и придушил бы! Тебе повезло, что ты всего этого не видел, не застал. Сейчас все по-другому. Появилось, наконец, то, ради чего стоит жить и что защищать! Но работы по возрождению армии, восстановлению мощи страны и выправлению мозгов зомбированным дурачкам и дурочкам в городах и весях еще очень и очень много…

Пряничный улыбнулся:

– Говоришь, прям как замполит, Егорыч! Чистая пропаганда! Или… политинформация, как раньше, в СССР, в армии была!

– А что, и правильно было! Не всякий же разберется в том, что на самом деле происходит в России и в мире. Надо и образование иметь соответствующее, мозги, источники информации, уметь видеть козни врагов. По-хорошему, вернуть бы надо институт замполитов в Российскую армию. Вот батюшек, армейских капелланов уже вернули.

– Значит, возрождать СССР? Так при СССР в армии попов не было.

– Не СССР возрождать, а строить новую Россию с учетом ошибок прошлого!

– Думаешь, это возможно?

– А у нас выхода другого нет. Или построим, или сгинем!

Лейтенант посмотрел в глаза старпому и понял, что тот не «тюльку травит», а говорит совершенно серьезно. Говорит выстраданное за годы потерь и унижений, поисков выхода и испытаний на стойкость.

Сказанное Вострецовым, не просто начальником, но старым добрым знакомым, другом и сослуживцем отца, тоже морского офицера, требовало обдумывания. Как это – «или сгинем»?

Сейчас же в России все вроде налаживаться стало… Армию, флот, авиацию восстанавливаем! Заводы строим, в космос летаем, сельское хозяйство, наконец, начали развивать.

Вот недавно Крым в Россию вернулся. Люди домой захотели. Тошно им было жить пристегнутыми к искусственно созданной стране, которую к тому же тихой сапой захватили «чужие» – американцы.

Двадцать лет вели подрывную работу, выискивали предателей своего народа, недобитых фашистов, вливали деньги в проекты, которые перевирали всю картину мира и человеческих ценностей, а потом через СМИ, ТВ и образование скармливали это наивному украинскому «пиплу»…

Нет, конечно, все не так просто! В Донбассе идет война! Кто бы мог подумать, что фашизм через столько лет вернется? А ведь это как раз оттого, что невзыскательные обыватели потребляли «цацки», пропаганду и ложь врага! Вот тебе и действие «политинформации»!

Через Голливуд, через трендеж о «демократии», через попрание духовных и человеческих законов, справедливости и самой природы, через искаженное, гипертрофированное представление личного «успеха» отдельно от страны и общества, в котором живешь, годами лились грязные реки помоев и яда!

Это ведь миф, что можешь быть «гражданином мира», счастливым везде, где захочешь. Если, конечно, у тебя есть деньги, пусть и неправедно заработанные. Деньги будто бы не пахнут! И несут счастье обладателю, невзирая на их происхождение.

Но это – наивная «киношная» сказка!

На самом деле такой «гражданин мира», человек без Родины, без духовных корней, самый обыкновенный бомж… Как сирота без родителей, верных друзей, соплеменников…

Включился и зашипел селектор внутренней связи. Громко и отчетливо прозвучало:

– Старшему помощнику срочно прибыть на командный пункт!

Вострецов, вздохнув, поднялся:

– Ну вот, щас и узнаем, что там за вводная в шифровке была.

Он надел пилотку и торопливо вышел.

Пряничный разочарованно хлопнул пятерней по столу и начал не спеша убирать шахматы в коробку. Не успел все уложить, как по селектору вызвали и его.


Глава 3
О ловле рыбы в мутной воде

Ночь была светлой и душной. Полнолуние. Время оборотней и всякой нечисти. Даже звезды попрятались за расплывчатой мглой облаков. Только самые смелые и яркие из далеких светил осторожно выглядывали сквозь прорехи туч и с испугом смотрели сверху на землю, будто с минуты на минуту ожидая появления подданных князя Тьмы.

Дугласу не спалось. Он отошел от раскрытого настежь окна в спальне и прилег на кровать. Полежал. Поворочался с боку на бок. Сон не шел. Дико тянуло курить, несмотря на то что давно бросил…

В последнее время Говарду все чаще и чаще хотелось послать все к чертовой матери и уехать куда-нибудь далеко-далеко. На новое место, в новые края. Где не надо будет каждый день врать, выкручиваться. Думать одно, говорить другое, подразумевать третье. Душа истосковалась по правде и бесхитростным отношениям.

Уехать бы куда-нибудь в Канаду, на Аляску или, может быть, даже… в Россию?

В последнее время многие из Америки и Европы почему-то потянулись в Россию. Просят и получают российское гражданство, женятся, строятся, заводят детей и начинают новую жизнь.

Почему в России?

Потому что там чистый белый снег? Потому что это огромная страна с гигантскими ресурсами? Потому что за ней будущее, правда и сам Бог?

Хочется в до боли стиснутых челюстях настоящего, искреннего, душевного в отношениях с людьми, первозданной незагаженной природы, чистого воздуха, светлых надежд.

Хочется провести остаток жизни свободным от лжи, двойной морали для «наших и не наших», фальшивых улыбок и мнимых ценностей. Они уже настолько обрыдли, что просто нет сил каждый день играть шута в этом театре абсурда. Тошнит…

У каждого есть свой предел человеческих возможностей в реакции на постоянный обман и мерзости, от которых не спрячешься даже дома.

Да и что – дом? Для массы американцев уже давно это просто временно арендованные «четыре стенки и потолок», по степени удобств и внешней значительности соответствующие временному социальному статусу и показателю «личного успеха» жильца-нанимателя.

Сменился статус, например тебя уволили с работы, отправили на пенсию, и съемное жилье тут же меняется на то, что поскромнее и подешевле. А если все пойдет совсем плохо или нарвешься на какой-нибудь неподъемный иск с судебным решением, то вполне возможно, что твоим следующим домом до конца жизни будет картонная коробка под мостом среди безработных.

Большинство американцев и европейцев сегодня поставлены своими продажными правительствами в такие условия, что должны под страхом нищеты изо всех сил непрерывно бежать, как белка в колесе, чтобы уйти от банкротства.

Но вода догоняет, мочит пятки, и вопрос только в том, когда придет время и ты не выдержишь этого постоянного напряжения и свалишься…

Причем этот «бег в беличьих клетках» повсеместно идет не по правилам, одинаковым для всех, а по двойным-тройным стандартам.

Кто-то из «хозяев аттракциона» всегда может остановить клетку и утопить белку, которая ему чем-то не понравится. Не так быстро бежит, шкурка облезла или вообще выскочить из клетки хочет…

Кто же эти пресловутые «хозяева аттракционов»?

Генерал всю жизнь думал об этом, но так и не пришел к окончательному выводу.

Одно время он считал, что виновата неидеальная система устройства государства. Капитализм – он все определяет: отношения в обществе и семье, ценности, возможности, свободы личности.

И это так называемое общество равных возможностей, «демократия», лучше, чем всякие другие государственные системы: коммунизм, социализм, монархизм.

Почему лучше?

«Демократия» будто бы дает каждому члену общества большие шансы состояться, стать богатым значительным человеком, а значит, занять ту ступень в иерархии, которую только пожелает и на которую хватит способностей.

Формально так. Нарисованный волшебный замок.

Но дьявол прячется в деталях…

После того как Говард прочитал книги «Будущее капитализма» Лестера Туроу и «Закат Европы» Освальда Шпенглера, розовые очки с глаз упали.

Генерал вообще читал много, он, в отличие от современных молодых и заточенных на быструю карьеру офицеров и чиновников армии США, проходивших обучение на компьютерных тренажерах, да на кратких «выжимках» из старых учебников и руководств, тщательно отредактированных военными психологами, предпочитал первоисточники и реальные факты, опыт, внутреннее ощущение понимания темы.

А когда начинаешь понемногу разбираться, что происходит, и вникать в действующие «правила игры», то оказывается, что все обстоит далеко не так, как кажется на первый взгляд.

Для дураков и наивных работают одни правила и законы, для богатых, хитрых и бессовестных – другие.

Это как на поверхности спокойного озера – тишь да гладь, да божья благодать, лодочки с отдыхающими плавают, взор умиротворяют водяные лилии, ряска, цветочки. Птички на берегах поют, убаюкивают.

А в глубине – страшные, невидимые сверху чудовища, которые рвут на куски несчастных людишек, ненароком заплывших в прогалины зарослей камыша, скрытых от взоров праздной публики.

Благостная картинка на поверхности и Дантов ад внизу…

Говард вздохнул. Когда «людишки» начинают понимать, что происходит, – спасаться поздно…

Ты поверил фальшивой картинке, сел в лодку, доверился миражу и отплыл далеко от берега. А там – тебя либо сразу сожрут в подходящий момент, либо, если выпадет шанс, сам станешь одним из этих подводных чудовищ, примешь их вид и поживешь еще какое-то время, до тех пор, пока тебя не съест кто-то более сильный, коварный и голодный. И которому начхать на твою «толерантность», права гражданина, твою веру и твою покорность, потому что этот «кто-то» – каннибал.

А орать с лодки беспечным отдыхающим на городском озерке в центре цивилизации: «Спасайтесь! Выходите из воды! Здесь плавают жуткие чудовища!» – бесполезно. Никто не поверит.

Кроме того, как только ты раскрылся и дал понять сведущим, что знаешь об угрозе, тебя тут же уничтожат. «Случайно» твоя лодка перевернется или ты сам вдруг упадешь за борт, не суть важно…

Кто-кто, а генерал Дуглас прекрасно знает, как это делается.

Да и необязательно убивать, часто достаточно просто дискредитировать «народного защитника» и «правдоискателя», включив технологии аппарата власти – СМИ, «желтую прессу», визг подкупленных журналистов, чиновников и обывателей.

И вопрос решен. Потом, будь ты хоть трижды герой, от ушатов дерьма вряд ли отмоешься. И будешь надолго лишен своей «лодки», трибуны, репутации, прав и свобод гражданина.

Есть некая бутафорская сцена общемирового театра, где играют нанятые актеры и отрабатывают свой хлеб, исполняя заданные роли выдуманных персонажей, от которых умиляются простодушные зрители.

Есть оркестровая яма, где нанятые музыканты исполняют в составе общей симфонии каждый свою партию для создания настроя и интриги ожиданий зрительского зала. Музыка рождает звуковой фон, эмоции, заданное настроение. Включает психологический код открытия сознания.

И есть некие тайные ложи, где согласно ранжиру и профессиональной компетенции высокопоставленные магистры дают и оплачивают задания на проведение кампаний, мероприятий, секретных операций, создание всяческих античеловеческих зомбирующих произведений искусства, культуры, литературы другим, менее высокоранговым членам лож, которые, в свою очередь, привлекают к исполнению заданий обычных рядовых подрядчиков. Втемную.

За деньги или за очень большие деньги эти подрядчики создадут новые «культурные ценности», новые моды, новые направления искусства и свобод личности, отпиарят и надуют новые символы эпохи, прогресса, политических лидеров и шоуменов.

Одни строят новую стратегическую картину мира, перекраивают историю, другие пишут под нее сценарии, третьи тупо исполняют работу, и в итоге через музыку, фильмы, извращенную ложную «псевдореальность» и новые человеческие «ценности» системы внушения добираются до сознания плебса и управляют обществом.

Разворачивают его туда, куда нужно жрецам лож, меняют мировоззрение обывателей и миропорядок. Не только в программах кинотеатров, школ, университетов и телевидения, но и в политике, в мире, в границах и устройстве государств, нормах морали, права и веры.

Этим задается вектор движения, направление, в котором должно идти население того или иного государства и всей планеты, чтобы соответствовать задачам заказчиков-бенефициаров.

А вот кто эти тайные заказчики и куда, к какой судьбе они ведут мир – это самая главная и самая мрачная тайна на сегодня.

Дуглас давно уже понял, что его роль, несмотря на относительно высокое положение в армии, это роль всего лишь наемного профессионала – дирижера одного из многих оркестров, который только исполняет чью-то музыку по выданным нотам, или в крайнем случае начальника труппы актеров из столичного театра, который ставит спектакли не по своему выбору, а по указанию Министерства «культуры», в котором есть и агенты «ложи». Они действуют по указке из вышестоящего центра. И так все выше и выше…

В этой цепочке формальных исполнителей концов не найти.

Дело таких, как Дуглас, – обеспечивать и выполнять. Рассуждать и решать – строго в пределах своих полномочий. Как только попытаешься выйти за рамки – получишь по рукам. Или сразу по голове.

В свете этих размышлений недавний инцидент с Деборой не давал покоя. Происшедшее – за гранью армейских традиций, дисциплины и вообще здравого смысла. Дуглас пока так и не решился встретиться с начальством и поставить вопрос о поведении министра ВВС США на рассмотрение аттестационной комиссии Пентагона.

Надо было основательно подготовиться для такого хода.

Сегодня, в предрассветное июльское воскресное утро, Дугласу не удалось выспаться. Через полчаса уже надо одеваться. Скоро они со старым знакомым, сенатором Рэндом Полом, которого удалось увлечь идеей в кои-то веки выбраться на природу и порыбачить на живописной речке, где водится форель размером с «поросенка», поедут в заповедное глухое место.

Про него когда-то рассказал Дугласу знакомый рыболов-фанат. Там, в старую грязнуху Миссисипи, впадает чистая и стремительная река, еще не отравленная промышленными отходами химических предприятий и новых скважин по добыче так называемых легкой нефти и сланцевого газа.

Скоро в Америке не останется чистой воды и заповедных уголков природы. Отравят все! Где потом жить, что пить и чем питаться американцам, королей нефтяных и других транснациональных компаний не волнует…

А вот Дугласа это беспокоит. И очень сильно.

В устье речки, впадающей в Миссисипи, можно поймать как радужную форель, так и огромного сома, зашедшего с глубины на кормежку в струю чистой холодной воды в надежде поживиться чем-нибудь, вынесенным с дальних лесных заводей. Кроме сомов, в устье могла взять и любая другая рыба, еще оставшаяся в этих глубинах. Так что повезти может, и Дуглас надеялся, что приятные сюрпризы будут.

А самое главное, ему представится возможность побеседовать с сенатором – человеком, прекрасно знающим, что происходит в коридорах власти, «под поверхностью пруда», и получить некоторое представление не только о текущем моменте и раскладе сил, о стаях «подводных чудовищ», но и о том, чего от них ждать в скором будущем.

Кто на самом деле разработал и санкционировал операцию «Несокрушимая решимость» и зачем? Кто стоит за Деборой Ли Джеймс и почему такие, как она, пользуются покровительством власти?

Какие силы разрушают США, Европу и страны мира?

И самое главное – зачем?


Громко запипикал сигнал электронного будильника. Четыре утра.

Подъем!

Говард откинул одеяло, вскочил с кровати, оделся и включил кофеварку. Пока готовился кофе, успел умыться и побриться. Чехол с удочками, подсачек, рюкзак с рыболовным инвентарем, аптечкой и всем необходимым для приятного проведения дня приготовил еще вчера, не без некоторой ностальгии по прошлым, более спокойным временам. В нынешние же нечасто удавалось побаловать себя полноценным выходным днем, а тем более выбраться на охоту или рыбалку.

На кухне Говард выпил кофе, немного размял мышцы и суставы рук, затем вышел на веранду.

Стояла глубокая предрассветная тишина. Вдоль бетонных стен участка с колючей проволокой, поверху, там, где стояли видеокамеры, горели лампочки. Светились окна в домике охраны. У мониторов дежурили сотрудники службы безопасности, охраняя покой генерала армии США.

С восточной стороны, оттуда, где разгоралась алая полоска рассвета, послышалось негромкое жужжание авиационного мотора. Через несколько секунд с неба вынырнул изящный длиннохвостый вертолет, похожий на голубую стрекозу, сделал красивый пируэт и аккуратно сел на лужайку перед домом.

Прибыл товарищ по рыбалке.

Дверца вертолета открылась, сенатор, высунувшись, помахал рукой Говарду, приглашая его побыстрее подняться на борт. Короткие утренние часы клева рыбы – дороги!

Охрана генерала и домашние были предупреждены заранее о том, что утром их слегка побеспокоит «небольшой шум», и поэтому в домике у ворот тревоги не было, а жена и дочки если и были разбужены двигателем геликоптера, то, выругавшись сквозь зубы и натянув на головы одеяла повыше, вскоре вернулись к прерванным снам.

Говард заскочил в дом, быстро накинул на себя старую охотничью камуфляжку, взял сумку со снаряжением и продуктами, надел потрепанные кроссовки, затем, подхватив рюкзак и чехол с удочками, побежал к вертолету.

До места летели минут сорок. Судя по приподнятому настроению Рэнда, он был рад вырваться из городской духоты и хоть на какое-то время забыть о работе, политике и всяких срочных неотложных делах. Сенатор был весел, рад встрече и настроен на хороший уик-энд.

Вертолет приземлился на лужайке у окраины леса, недалеко от устья форелевой речки, впадающей в полноводную Миссисипи. Берега тут были открытыми, глинистыми, поросшими невысоким кустарником, постепенно переходящим в густой лес.

В пространстве обзора не было видно ни дорог, ни машин, ни людей. Только по середине большой реки неторопливо плыла баржа.

Выгрузились быстро. Охранники Рэнда, двое крепких мужчин, внимательно осмотрели окрестности в бинокли, вытащили из вертолета вещи сенатора, раскладные стол и стулья, небольшой металлический гриль для барбекю, мешок с углем и пакеты с продуктами.

Потоптались, установили гриль и сноровисто насыпали под ним уголь.

– Чувствуется, что они у тебя выдрессированны, – кивнул на охранников генерал.

– Охрана должна уметь все! В том числе проявлять находчивость и навыки выживания, – улыбнулся сенатор, – а также обеспечивать комфорт охраняемому лицу.

– Узнаю твои эпикурейские привычки. Так что, они за нас и рыбу ловить будут?

– Ну уж нет. Рыбу – это мы с тобой добывать будем. А мои преторианцы подготовят все для барбекю, осмотрятся вокруг, и если причин для беспокойства не найдут, то я их до конца дня отпущу отдыхать. Понадобятся раньше – вызову по телефону.

– Так ты что, на улов совсем не надеешься, раз даже печку с мясом с собой привез?

– А подстраховка никогда не помешает. Если чего-нибудь поймаем, сделаем шашлык из рыбы, если ж не повезет, то к столу пойдет мясо. Умный человек все предусмотрит, чтобы из-за какого-то пустяка не испортить себе настроение.

Генерал с сенатором расстелили на траве плед и принялись распаковывать и раскладывать на нем рыболовные принадлежности.

Охранники пошли к кромке леса, потом вдоль нее, разделившись, к берегам большой и малой рек.

Говард с Рэндом собрали удочки и отправились к форелевой речке. Навстречу им оттуда, после осмотра участка, шел один из сотрудников службы безопасности. Говарду показалось, что он глянул на рыболовов с сочувствием.

Подойдя ближе к речке, понял почему. Видимо, накануне в верховьях прошел дождь, и вода в реке была мутной. В таких условиях ловить форель было бессмысленно.

Так! Маленькая неприятность. Но не катастрофа. Хорошо, что они приехали к месту слияния двух рек и во всеоружии. Теперь остается один выбор – ловить в Миссисипи.

Собственно, ничего страшного. Придется только убрать форелевую снасть, она уже не понадобится.

А на большой реке глубинных обитателей полно. Кое-где слышны тяжелые шлепки по воде, сверкает чешуя. Рыба играет. Утренний клев должен быть.

Легкий утренний туман над широкой рекой почти рассеялся. Край солнечного диска приподнялся над горизонтом.

Говард размотал леску, снарядил крючки разными насадками и забросил три донных удочки, закрепил на провисе колокольчики. Потом поставил две поплавочных и пошел помогать Рэнду.

Тот уже забросил две донки и готовил спиннинг.

– Судака надеешься взять? – спросил Дуглас, подойдя поближе и разглядев крупную блесну.

– Судака, окуня, сомика какого-нибудь завалящего, – сверкнул азартным взглядом сенатор.

Отошел, взмахнул углепластиковым удилищем, посылая блесну в направлении середины реки. Переключил все внимание на уходящую в глубь мутной желтой воды леску и на катушку, ручку которой осторожно подкручивал.

Рыбалка началась.

Говард отошел к своим снастям.

Присел на раскладной стульчик возле удочек, стал смотреть на пляшущие в мелкой ряби красные перышки поплавков. Расслабился. Улыбнулся пришедшим в голову мыслям.

Люди, не верящие в самопознание, не посвященные в таинство общения с природой, думают, что рыболовы ездят на реки и озера только за добычей. Как глубоко они ошибаются!

Проникновение в память прошлого, созерцание спокойной водной глади, медитация, расширение сознания и удивительное внутреннее состояние, позволяющее подняться как бы высоко в небо и взглянуть на себя сверху, охватить одним взглядом свою жизнь, поступки, свершения. Оценить, что ты сделал, куда идешь. Что на самом деле важно для тебя, а что просто суета, не стоящая ломаного гроша.

Эти моменты одиночества и осмысления окружающего мира бесценны. Часто после таких путешествий в сознание делаются открытия, переоценки ценностей и выбирается новый жизненный путь. Как будто ты на какое-то время стал одним целым с чем-то огромным, как планета, и мудрым, как все человечество.

Если сумел поставить правильные вопросы и получить на них ответы, то, невзирая даже на пустой садок для добычи, уедешь с рыбалки богатым человеком.

Да и в чем богатство? Каждый понимает его по-своему. Для одних это деньги, яхты, власть, вседозволенность. Для других – достаток, жизнь по справедливости, чистая, не отягощенная проступками репутация.

Генерал был служивым человеком и где-то в глубине души, как и все настоящие военные, презирал коммерсантов, политиков, торгашей. В его стране давно построили такое государство, в котором главной ценностью были не чистая совесть, душа и порядочность, а золотой телец.

Обладание им оправдывало все то плохое, на что приходилось идти.

И в этом была какая-то страшная несправедливость, с которой Говард никак не мог примириться внутри себя. Он давно научился скрывать свои мысли и никогда не шел наперекор начальству, не становился на путь «правдоискательства», хотя и часто замечал несправедливости вокруг. Но для себя сделал вывод: если в твоих силах что-то изменить – меняй. Если нет – отходи в сторону. Командир отдал приказ – выполняй!

В рамках своих полномочий и не нарушая прямого приказа можешь что-то сделать по справедливости – сделай! Не можешь – утрись и выполняй приказ, каким бы чудовищным он ни был…

Не стоит бросаться с дубиной на танк. Он тебя просто переедет гусеницами.

Поэтому инстинкт самосохранения превыше всего.

Да и на твою страну ведь никто не нападает. Обычно наоборот…

Генерал всегда гнал от себя эти крамольные мысли и пытался прикрыться профессией. Он военный, а не политик, философ, правозащитник. Каждому свое.

Так было.

Но в последнее время что-то поменялось. И в голове Говарда, и у некоторых сослуживцев, и, кажется, во всем мире.

Надо разобраться. Для самого себя.

Сегодня, когда рыбалка подойдет к концу и они с Рэндом сядут перекусить, будет самое время получить ответы на мучившие вопросы. По крайней мере, хоть что-то прояснить для себя.

Со стороны лагеря послышался стрекот двигателя вертолета, через минуту большая синяя стрекоза пролетела над головой, сделала круг и унеслась куда-то за реку.

Рыболовы остались одни.

Красное перышко поплавка одной из удочек несколько раз слабо дрогнуло, затем резко ушло под воду. Говард подсек и почувствовал через комель удилища тяжесть и рывки. В глазах загорелся спортивный азарт, а тело напряглось и изготовилось к борьбе, как на боевой операции.

Через минуту вываживания добыча оказалась на берегу – это был приличный окунь, примерно на полкилограмма.

Он отправился в садок, а Говард, окрыленный успехом, насадил на крючок свежего червяка и вновь забросил удочку.

Отыскал глазами Рэнда, который, натянув на себя непромокаемый рыбацкий костюм с высокими резиновыми сапогами чуть ли не до подмышек, вошел в воду по пояс и часто взмахивал спиннингом, стараясь сделать броски подальше и обловить участок побольше.

Дуглас свистнул напарнику и, когда тот обернулся, поднял из воды и показал садок с окунем. В ответ сенатор оттопырил большой палец и с удвоенным усердием принялся хлестать коротким удилищем спиннинга над рекой, стараясь послать блесну как можно дальше.

Прошло несколько часов.

Солнце поднималось все выше и выше. Становилось жарко.

У генерала в садке плескалось уже несколько небольших карпов, голавлик, по паре средних красноперок и окуней. По общему весу – примерно килограмма на три-четыре.

В общем-то, улова для барбекю на двоих хватит. Можно и уху сварить, если захочется.

Интересно, поймал ли что-нибудь сенатор? Да и вообще, куда он делся?

Рэнд, облавливая самые привлекательные участки на реке, постепенно отходил все правее и правее, пока не скрылся из глаз за выступающим над водной гладью высоким яром.

Оттуда уже не было слышно свиста лески и шлепков от ударов блесны по воде.

Генерал забеспокоился, оставил удочки, положенные на штыри из веток с рогатинками, и отправился искать Рэнда.

Увидел его в нескольких метрах от берега, как только перевалил через яр.

Подошел поближе, окликнул:

– Как дела у конкурентов?

Сенатор, не переставая вращать катушку правой рукой, указательным пальцем левой гордо ткнул в воду рядом с собой:

– Кое-что есть.

Присмотревшись, Рэнд увидел кукан, на котором шевелились две крупные рыбины.

Вдруг спиннинг сенатора согнулся в дугу. Загудела леска. Что-то большое и тяжелое потянуло его в глубину. Рэнд упирался, отступал к берегу, поднимал короткое удилище вверх, по максимуму используя его упругость, с трудом вращал катушку.

Началась борьба не на шутку.

Говард бегом бросился за подсачком и быстро вернулся с ним обратно. Прямо в камуфляже, с подсачком в руках, булькая по воде намокшими кроссовками, подбежал к напарнику, ожидая, когда крупная добыча окажется рядом и ее можно будет подхватить в сетку.

Несколько минут было непонятно, чем кончится поединок. У Рэнда по лбу текли струйки пота, глаза блестели, а дрожащие руки с трудом удерживали спиннинг.

Но он боролся изо всех сил, не желая уступать и терять трофей.

Генералу оставалось только поддерживать коллегу словесно да страховать на всякий случай, чтобы рыба не утащила ловца в реку.

В конце концов упорство сенатора дало результаты, добыча начала уставать, рывки стали слабее, реже.

Подматывая леску, Рэнд подтаскивал попавшегося речного обитателя все ближе и ближе.

Наконец, утомленная рыбина всплыла у самых ног сенатора. Прикинув ее размеры, Говард понял, что подсачок не понадобится, эта громадина в него просто не влезет. Надо хватать ее за жабры и выволакивать на берег руками.

Генерал выбросил подсачок на берег и крикнул:

– Рэнд, давай хватай ее за жабры и поднимай голову из воды! Потянем руками на берег!

Сенатор немного замешкался, растерявшись или прикидывая, как лучше ухватиться, потом бросил спиннинг, чуть наклонился и, просунув пальцы под жабры, попытался приподнять широкую усатую голову.

И тут…

Прямо перед сенатором вскипел мощный бурун, из воды высунулись огромные челюсти, утыканные острыми зубами, и, ухватив пойманную рыбину, рванули ее в глубину. У Рэнда обе руки оказались зажатыми жабрами своей добычи и челюстями напавшего хищника, и он, удивленно выкрикнув:

– Черт! Крокодил?! Откуда здесь крокодил? – свалился головой в воду и, барахтаясь, стал погружаться вслед за пойманной рыбой.

Реакция генерала после первого полусекундного шока была мгновенной. Он бросился вперед, схватил исчезающие в пучине ноги Рэнда и изо всех сил потянул на себя. Почувствовал огромное сопротивление. Напрягся. Откинулся спиной назад, к берегу. Уперся в глинистое дно ногами. Рывок! Еще рывок!

Сколько длилась эта борьба, Говард потом вспомнить не мог. Понемногу он стал побеждать и вытаскивать захлебывающегося сенатора из воды. Но его руки из пасти напавшего хищника вытащить не удавалось. Чудовище держало в челюстях пойманную рыбу и заодно руки сенатора намертво.

Спасли старые навыки военного.

Как только после очередного рывка тяга подводного гада на долю секунды ослабла, генерал, прижав тело сенатора к себе левой рукой, правой выхватил из подплечной кобуры свой старый армейский «кольт», который неизменно брал на все охоты и рыбалки.

Затем правую с пистолетом вернул на место, сцепив обе руки в замок за талией сенатора. Выбрав момент и изловчившись, умудрился снять предохранитель, передернуть затвор и дослать патрон в патронник.

Потом рванул тело Рэнда на себя и, когда из воды на мгновение показалась морда подводного чудовища, выстрелил дважды в огромный глаз.

Крупнокалиберные пули разнесли полголовы мерзкой твари.

Она разжала челюсти, и генералу удалось вырвать полузадохшегося сенатора из пасти речного чудовища.

Говард быстро выволок напарника на берег и тут же вернулся к раненому подводному зверю.

Разрядил в него весь магазин.

Когда туша полностью затихла в кровавой пене, осторожно обошел ее сзади, с хвоста, и с огромным трудом выволок на берег. Бросил и вернулся к сенатору.

Тот постепенно приходил в себя от шока, кашлял, тер глаза, нервно тряся головой.

Говард встряхнул его за плечи:

– Ну, как ты? Живой?

Рэнд никак не мог отдышаться:

– Что это было? Крокодил?

– Нет, это рыба. Просто очень большая рыба с огромной пастью. Хищник.

– Ты его убил?

– Да, кажется.

– Помоги подняться. Подойдем, посмотрим.

Говард обхватил мокрого Рэнда за плечи, приподнял и довел до туши, лежащей на берегу.

Это была ужасного вида рыба с огромными зубами. В раскрытой пасти виднелась голова полупроглоченного крупного сома. Тело чудовища – длиной больше трех метров. Развороченная здоровенная морда и продырявленный пулями бок неподвижного монстра говорили о том, что он действительно мертвый.

– И что это, по-твоему? – тихо и ошалело спросил Рэнд.

Генерал сменил магазин в пистолете и спрятал его обратно в кобуру.

Потер щеку, подумал:

– Помню, рыбаки рассказывали об одной редкой рыбе в здешних краях. Эта подходит под их описание. Страшный хищник. Вырастает до пяти метров. Ест все живое. Иногда даже нападает на человека, но эти случаи очень редки.

Называется вроде панцирник. Панцирная щука, или рыба-аллигатор. Я видел таких только на фотографиях в зоомузее. Давно уже о живых ничего не слышал, думал, все вывелись. А этот экземпляр, судя по пасти, форме тела и хвоста, кажется, еще и мутант.

– Напал-то он не на меня. Видишь, сома моего схватил. А руки оказались зажатыми в его жабрах, вот он меня и потянул вместе с добычей.

– Да… Рассказать кому – не поверят!

– А почему только рассказать? Неси фотоаппарат – снимем этого дьявола! Вместе с его жертвой, то есть мною, и победителем, то есть с тобой.

– Дай я сначала тебе руки посмотрю. Перевязать не надо?

– Нет, пожалуй. Чуть поцарапал только гад зубами.

Говард все-таки захватил вместе с фотоаппаратом аптечку. Промыл спиртом и смазал зеленкой неглубокие царапины у сенатора.

Еще не отойдя как следует после схватки, грязные и мокрые, горе-рыболовы устроили небольшую фотосессию с трофеем.

Чудовище имело настолько страшный вид, что вырезать из него филе и готовить барбекю не решились, бросили тушу там же, на берегу, и отправились в лагерь. Улова и так было достаточно для хорошего обеда.

Солнце уже жарило в полную силу. Промокшие рыболовы разделись и развесили одежду сушиться на кустах.

У сенатора нашлась фляжка с хорошим бренди. Выпили по несколько глотков для снятия стресса.

Развернули туристский столик, почистили рыбу и зажгли уголь под грилем.

Пока готовилось барбекю, быстренько разложили на столе привезенные продукты, холодное пиво. Устроились на раскладных стульчиках.

Сенатор не торопился звонить и вызывать вертолет. Ему хотелось сначала полностью прийти в себя после случившегося, поговорить об этом с генералом. Ну… еще обдумать и решить, что из этой истории будет полезно рассказать прессе, а что стоит скрыть.

Или скрыть все… Кто знает, как это потом могут повернуть политические оппоненты и использовать против Рэнда…

Какое-то время Говард и Рэнд сидели молча, медленно попивая пиво из жестянок и вторично переживая случившееся. Когда барбекю из улова дошло до состояния готовности, разложили рыбу по бумажным тарелочкам, посолили, поперчили и с удовольствием поели, нахваливая.

Карпы, пойманные генералом, и судаки, трофеи сенатора, были отменно вкусны! Пребывание на свежем воздухе да физическая усталость и переживания подогрели аппетит.

После пива допили остатки виски. Расслабились.

Настало самое время поговорить по душам…


Глава 4
Боевая работа и скрытый внутренний враг

– Запуск тестовой программы номер тридцать семь!

– Есть запуск тестовой программы номер тридцать семь!

– Тест прошел.

– Записать результаты теста!

– Записаны!

– Запуск тестовой программы номер тридцать восемь!

– Есть запуск…


Целыми днями Дмитрий Пряничный сидел в радиотехническом отделении БЧ-7, временно направленный командиром подлодки, капитаном первого ранга Зеликовым, в помощь новому офицеру – лейтенанту Вадиму Нестругину. Помогал ему в тестировании оборудования, изучал его и готовился в случае неисправности научиться ремонтировать, менять ЗИПы, проводить настройку блоков боевого применения и даже заменить, в случае чего, учителя.

Собственно говоря, в главном Дмитрий разобрался быстро. Сказались его хорошая техническая подготовка и способность быстро схватывать суть в алгоритмах работы многокомпонентных устройств, их специфику.

Вадим оказался приятным и спокойным парнем, отлично разбирающимся в своем «радиозоопарке», терпеливо объясняющим принципы работы сложных узлов, их взаимодействие, режимы включения.

Аппаратура прогонялась при разных вводных, отрабатывались нормативы по скоростям перехода на виды генераций голографических фантомов, радиолокационной и спутниковой защиты ракетоносца от обнаружения техническими средствами противника, мощностей и конфигураций постановки файрволлов – «огненных стен» излучений.

Идея разработчиков была очень интересной. Пряничный быстро увлекся, просиживая с техникой не только все вахты, но частенько и многие часы личного времени.

Вадиму это нравилось, и они с Дмитрием быстро подружились.

«Хозяйство» Нестругина было сложным. К блокам системы «шапки-невидимки», или, по документации, ББ-СМСН-3 – «Боевой блок синтезатора многофункционального специального назначения, третьей модификации», установленным в отсеке БЧ-7, тянулись электрические и оптоволоконные кабели с носа, хвоста и боков подлодки. Сначала у Пряничного глаза разбегались от тысяч проводов, десятков разъемов, пультов и клавиш, а потом… он привык.

Пару пробных включений системы провели без сучка без задоринки. Все работало согласно техническим требованиям. Затем случился неожиданный отказ техники – система начала работать нестабильно, параметры стали «плавать», пошли сплошные сбои.

Причину неполадок никак не удавалось найти, все тесты проходили нормально, а главный контур «шапки-невидимки» не включался. Загоралась напрягающая красная надпись: «Авария контура».

Нестругин возился с оборудованием несколько часов, весь измотался и взмок. Пряничный помогал вторым номером – находил и держал схемы перед глазами Вадима, пока тот «прозванивал» тестером соединения в блоках и платах с электроникой, измерял напряжения и токи, вглядывался в экран осциллографа, выходил в другие отсеки проверять кабели.

По команде Вадима Дмитрий включал и выключал элементы системы для обнаружения неисправного модуля.

Ничего не получалось!

Когда же Нестругин окончательно выдохся и решил на несколько минут отойти, чтобы, как он выразился, «немного прийти в себя и чтобы дым перестал валить из ушей», то его место занял Пряничный.

Собственно, пока он был только учеником Вадима и еще безо всякого опыта обслуживания и ремонта «шапок-невидимок». Но просто сидеть и смотреть на мертвую боевую систему, призванную намного увеличить возможности скрытого маневрирования, защиты и содействовать «живучести» подлодки, провалить испытания «второй номер», Дмитрий Пряничный, не мог.

Но повторять то, что делал его учитель – рассматривать схемы, тыкать в контрольные точки щупом осциллографа, не стал. Вместо этого он одну руку положил на главный блок с процессором и включил систему, а ладонью второй руки прикрыл себе глаза.

Абстрагировался от внешней обстановки, ушел в темноту подсознания, в глубины интуиции, сверхчувственности, поиска подсказки от неких источников, которые не мог назвать, но которые иногда чудесным образом помогали в сложных ситуациях на прежнем посту.

Несколько минут пытался «настроиться».

Во мраке внутреннего зрения мелькали вспышки, в разные стороны проносились трассеры импульсов, текли в причудливых переплетениях реки и ручейки вязи электрических токов, мерцали разноцветные сигналы, светились зоны повышенного напряжения в «нефизическом информационном пространстве», занимаемом системой «шапки-невидимки».

«Что не так? Где неисправность? В чем проблема?» – думал Пряничный, «зажигая» вопросы в секторах подсознания, как горящие факелы, долженствующие осветить тьму неизвестности, переключая диапазоны «внутреннего видения» и постепенно повышая мощность «свечения».

Как он это делал, он и себе не мог объяснить, но когда-то открытые им случайно свои необычные способности работали и частенько выручали Дмитрия в трудных положениях. Вот и сейчас, в цейтноте времени на введение в строй важнейшего нового оборудования подлодки, он решил попробовать воспользоваться своим даром.

Искры, снопы искр, зарево северного сияния, поднимающееся из полумрака. Боль в затылке, жжение в руке, лежащей на процессорном блоке. Течет и переливается в теле, голове, руках какая-то неизвестная энергия.

Дмитрий почувствовал, что у него поднимается температура, майка под рубашкой намокла от пота. Голова задрожала от перенапряжения и усиления кровотока. Начался небольшой тремор. Так у него уже было.

Ничего, он продержится! Главное – найти, нащупать подсказку, высветить критическое место! Еще немножко…

Стукнула металлическая дверь отсека, в помещение вернулся Вадим.

– Ты чего это? – Он с удивлением уставился на замершего в странной позе и закрывшего глаза рукой напарника.

Моментально все настройки сбились, но Вадим успел-таки краем внутреннего зрения ухватить мелькнувшее светлое пятнышко отгадки.

Зафиксировал его в памяти как фотоснимок. Сейчас. Несколько секунд, и все будет ясно. Надо только внимательно разглядеть, изучить этот снимок.

Дмитрий устало убрал руку с лица:

– Да это я просто… медитировал. Отдыхал. Пытался представить, просчитать, где может быть глюк.

– Медитировал – это, типа, у Будды интересовался? – усмехнулся Вадим.

– Можно и так сказать, – под нос пробурчал Пряничный, ему совсем не хотелось быть высмеянным и обвиненным в неадекватности временным начальником, да еще ниже себя по званию.

– Ну и что Будда, или с кем ты там мысленно общался, подсказал что-нибудь дельное?

Дмитрий встал из-за пульта управления «шапкой-невидимкой», освобождая место Вадиму, и, игнорируя вопрос, мотнул головой в сторону мерцающего экрана осциллографа:

– Если ты отдохнул, продолжим?

Нестругин уселся в рабочее кресло, почесал всей пятерней щеку и задумчиво засопел, упершись глазами в раскрытые листы технического описания на систему ББ-СМСН-3.

Дмитрий сел рядом и вновь попытался внимательно, внутренним зрением, рассмотреть запечатленный в памяти снимок мелькнувшего светлого пятнышка подсказки…

Он настолько ушел в себя, что не услышал, как Вадим его о чем-то спросил и, не получив ответа, с удивлением уставился на коллегу.

Рассмотрев важную деталь в «снимке», Пряничный встряхнулся, будто бы задремал на секунду, и сразу же наткнулся на колючий и подозрительный взгляд Нестругина:

– Ты что, друг? Засыпаешь? Это хреново! Если тебе совсем плохо – сходи в санчасть! Или выпей кофе. Отпустить с вахты я тебя не могу, сам понимаешь.

– Я просто задумался. Слушай, а мы совсем забыли про блок питания. Тот, где преобразователи для эталонных напряжений.

– А что преобразователи? Выходные данные все в норме. Я проверял.

– В норме-то в норме, а если они «плавают» во времени? Чуть-чуть меняются? Это же прецизионные источники. Точность значения и коэффициент стабилизации – десять в минус шестой степени. Дрейф таких малых величин даже измерить сложно. И теста на это нет.

Мерить настолько маленькие отклонения у нас здесь нечем. Осциллограф не покажет. Микровольтметр тоже, там своя погрешность выше в сотню раз.

– Так… – задумался Вадим. – Допустим, что такой дрейф имеет место… И что тогда мы получим?

Несколько минут Нестругин вглядывался в схемы, листал страницы разделов описаний и инструкций по ремонту, потирал лоб указательным пальцем.

Потом изрек:

– А в твоем предположении что-то есть. Надо проверить.

Нашли в ЗИПе отдельный модуль преобразователей для эталонных напряжений. Разобрали блок питания, заменили модуль. Включили систему.

«Шапка-невидимка» заработала.

Прогнали тесты. Все прошли. Система работала стабильно, сбоев и аварий главного контура больше не было.

После того как Нестругин в двадцатый раз проверил все критические режимы и убедился, что все в порядке, он напряженно сжал пальцы обеих рук в замок, повернулся лицом к Пряничному и медленно, сквозь зубы, выдавил:

– А теперь рассказывай!

– Что?

– Как ты узнал, где искать неисправность? Я бы не нашел. В инструкции по ремонту подобный глюк вообще не предусмотрен и не описан. Найти такую экзотическую проблему мог бы только разработчик. Но ты не разработчик. Еще раз спрашиваю, как ты узнал, где искать?

Пряничный пожал плечами:

– Случайно. Думал-думал, потом вспомнил, что у меня в приборах где-то, когда-то было что-то подобное. Решил, а почему здесь не может такое случиться, тем более что и блоки с преобразователями чем-то схожи.

Нестругин смотрел испытующим взглядом прямо в глаза Дмитрию. Чувствовалось, что он не верит в чудеса и странные совпадения.

Диалогом молодых специалистов заинтересовался капитан третьего ранга Чубаров, сидевший на посту за своим пультом радиооборудования в трех метрах от лейтенантов.

– Я все слышал, товарищи офицеры! – Он щелкнул пальцами: – Запустили систему – молодцы! А что касается способностей товарища Пряничного… – Тут он подмигнул Дмитрию и посмотрел на Нестругина: – Вот вы, товарищ лейтенант, у нас человек новый и не знаете, что Дмитрий Сергеич личность необычная. Да! Предсказатель! Пока на берегу стояли, он в нескольких играх по футболу предсказал точный счет. Нескольких! А это уже вряд ли случайность. Это – система! И значит, это что? Правильно! У человека – дар! Так что смиритесь с этим и просто используйте этот его дар или везение, неважно, на пользу делу!

Нестругин очумело глянул на Дмитрия:

– Предсказатель? Мать моя женщина! Извини, брат, буду знать. Никак не ожидал здесь ясновидящего встретить!

Отвернулся, ухмыльнулся в сторону.

Дмитрий вздохнул. Надоело. И зачем только Чубаров влез… В команде и так часто перешептываются по поводу тех сбывшихся прогнозов по футбольным матчам.

Через полчаса Нестругин доложил командиру о полной готовности нового оборудования к боевому применению. После этого напарники сдали вахту и пошли ужинать в столовую.

Аппетит после изнурительной многочасовой возни с системой невидимости был зверским. Ели быстро и жадно, даже не замечая вкуса пищи. Рядом, за соседним столиком, глядя на них, улыбались два старших офицера – капитан второго ранга Бекетов из БЧ-2, ракетно-артиллерийской части, и капитан-лейтенант Ситников из турбинной группы. Бекетов дождался, пока лейтенанты покончили со вторым блюдом, потом, обращаясь к Пряничному, чуть с иронией спросил:

– Ну как, товарищ старший лейтенант, что вы нам предскажете? Удачным будет рейд? Выполним поставленные задачи? Как пуск ракеты пройдет? Ваш прогноз?

– Т-товарищ капитан второго ранга… Опять? Смеетесь?

– Нет, не смеюсь. Моряки верят в приметы, в знаки, а ты у нас пока все, что предсказывал, все в точку!

– Снова футбол! Говорил же, это я случайно угадал!

– Ага, случайно! Пять раз подряд! И тогда, с аварией в силовой части турбинного отсека? Ты ж все правильно сказал! А ведь ты не спец по той части! Тоже случайно угадал?

Пряничный молча сидел и тянул кисель из стакана, не отвечая. Нестругин же с явным интересом уставился на товарища.

В разговор вмешался Ситников. Он вытащил из нагрудного кармана сложенный вчетверо листок бумаги и положил его на стол, придвинув к Пряничному:

– Держи, редактор! Просил меня написать статью о «турбинщиках» в «Боевой листок»? Вот я написал.

– Спасибо, Игорь Семенович, помогли, а то мне одному за всех приходится отдуваться. Черте-те что получается.

Бекетов подхватил тему:

– А ты что думал? Тебе ж дали такое ответственное поручение – поддерживать моральный дух моряков, писать о достижениях и проблемах команды, лодки! Вот и выполняй. Кстати, это правда, что ты до флота был писателем?

Пряничный кашлянул, чуть не подавившись киселем, подумал: «Вот ешкин кот в медном тазике! И об этом пронюхали!»

Взяв себя в руки, вежливо пояснил:

– Ходил после школы и пока в институте учился в литературный кружок в нашем городе. Писал рассказы, повести. Что-то опубликовал в литературных журналах, что-то издали отдельными книгами.

Офицеры заинтересованно переглянулись. Бекетов продолжил:

– Так, а что ты молчишь? Скрываешь? Небось член какого-нибудь союза писателей? Есть здесь твои книги? Хотелось бы посмотреть. А сейчас пишешь что-нибудь? Ну давай, рассказывай! Вахта у всех здесь закончилась, время есть.

Дмитрий допил кисель, отодвинул стакан. Подавленно мазнул глазами по соседям. За другими столиками офицеры тоже заинтересовались разговором и стали прислушиваться.

Обреченно вздохнул. Не ответить и просто уйти – невежливо, если к тебе, молодому летехе, старшие по званию и должности с уважением обращаются.

Нестругин тоже смотрел на Дмитрия со все возрастающим любопытством.

Пряничный, осознав, что смыться с этого допроса не получится, будет выглядеть некрасиво, начал рассказывать:

– Книги мои здесь какие-то есть. В каюте. Кто хочет, могу дать почитать. Но они не о море, не о подводных лодках. О приключениях на гражданке. О нашей подводной лодке собираюсь написать после этого рейда.

Тут проблема в том, что у нас слишком много чего секретного. Надо все согласовывать с командованием. Да и издавать потом тоже проблема. Сейчас все издательства коммерческие, патриотическую и просветительскую литературу почти никто не печатает. Скрытый запрет и ограничения от прозападных хозяев. Это касается и литературы, и фильмов, и передач по ТВ.

– Так что писателям нашим, российским, не дают возможности публиковать свои… патриотические… произведения? – спросил кто-то с соседнего столика.

– Я на сегодня член двух писательских союзов, гражданского и военного. У военных писателей порядок и дисциплина, но на публикации очень мало денег выделяют сверху. Поэтому сложности. А вот в гражданском писательском союзе, по крайней мере в том городе, где я жил, там совсем другая обстановка. Я даже не знаю, стоит ли здесь об этом…

– Давай-давай, рассказывай!

В столовую вошли еще трое офицеров. Увидев стихийное собрание вокруг одного из столиков, они заинтересовались, устроились поблизости, стали слушать.

Дмитрий смутился, но деваться было некуда, придется говорить о не очень приятных вещах:

– Тогда потом не жалуйтесь, что я вам одну чернуху рассказываю. Мне и самому об этом неприятно говорить, да и тема большая, за пять-десять минут все не объяснишь.

– А ты попробуй, – подначил Бекетов.

– Ну ладно, – сдался Дмитрий, – сами попросили. Хотя история гадская. В общем, писательские организации и их отделения по России есть разные. Есть откровенно прозападные, есть «гадюшники», есть настоящие, работающие на совесть, а есть внешне «приличные», а внутри – чистые ОПГ в миниатюре. То есть «организованные преступные группировки», как говорят в органах. Другое дело, что это касается, как правило, только верхушки – в отношении «пиления» финансов и распределения преференций, наград, гонораров, почетных званий. Есть, конечно, и очень хорошие организации писателей – многое зависит от человека, который стоит во главе коллектива. В порядочности и человеческих качествах лидера. Да это и везде так.

Пряничный сделал паузу, пробежал взглядом по лицам слушателей. Офицеры слушали его внимательно. Продолжил:

– Ну вот, например, вы все, наверное, видели фильм «Крестный отец». Вспомните Дона Карлеоне, благообразного, авторитетного и уважаемого главаря местной мафии, который за определенную мзду, за лояльность к себе, за готовность выполнить в будущем любую свою просьбу помогал приходящим к нему «с челобитной» землякам!

Кому-то надо чего-то дать, кому-то надо помочь возвыситься и дальше в таком роде. А сейчас представьте себе подобие Карлеоне в русской провинции! Сидит такой Дон во главе местной писательской организации и принимает «страждущих».

Кому-то надо книгу издать за государственный счет. Неважно, книга хорошая или бездарная. Неважно, автор – хороший писатель или графоман, производящий макулатуру с броскими названиями. Качество текста, сюжет и идея произведения Дона Карлеоне не очень интересуют.

Кому-то надо стать писателем. Ему нужны «корочки». А нашего Дона Карлеоне интересуют не профессиональные навыки соискателя, не его произведения, ни его порядочность, а только его возможности, «полезность» – связи, деньги, услуги, подарки, «голос» на собрании.

Так же как пишут за деньги и услуги липовые диссертации и обеспечивают их защиту на ученых советах в серьезных вузах, точно так же проводятся «мероприятия» по «раскрутке» соискателя, редактированию, «отбеливанию» и проталкиванию его опусов через своих «рецензентов», «рекомендателей» и в «верхах».

Помнится, несколько лет назад по ТВ показывали сюжет, как в одной крупной писательской организации вручали членский билет некоему Сивко, чьи стихи, как оказалось, были написаны компьютерной программой и являлись на самом деле «бредом сивой кобылы» – от фамилии Сивко, которой представился актер, игравший роль графомана, жаждущего писательского билета и личной славы.

А приняли его сразу, потому что назвался богатым человеком и пообещал «отстегивать» руководителям и делать «пожертвования» в фонд организации. Журналисты всю эту сцену с принятием в «члены писателей», с банкетом сняли скрытой камерой и затем показали «во всех телевизорах страны».

Вот было позорище!

Думаете, что за тот постыдный факт кого-то наказали? Убрали из «вождей» или выгнали из организации? Ничего подобного! Те «вожди» и ныне там!

Так вот, с учетом того, что «Карлеоне», к которому я попал в провинции, вылупился из среды бывшей советской номенклатуры, из бюрократов, подвизавшихся на ниве культуры, то, естественно, у него почти везде были знакомые или «заинтересованные» лица, с которыми все «дела» велись в ключе взаимной выгоды – «рука руку моет».

Бизнес российского «дона» «от литературы» – это не только трата бюджетных денег на явную макулатуру. Это и возвеличивание бездарей, графоманов и даже идеологических врагов России, проходимцев – в «великие писатели современности» – надутые воздушные шарики, что, безусловно, вредит русской культуре, русской литературе и здоровым силам страны.

Это и распил денег, выделенных сочувствующим губернатором на публикации местных писателей. Причем хитрый распил, не подкопаешься. Дело в том, что кроме суммы на печать книги в типографии отдельно выделяются деньги на написание двух-трех рецензий на каждую поданную в организацию рукопись и на редактуру текста.

Кто получит эти средства, решает «Дон Карлеоне», или, если по-русски, местный «папик». «Папик» этими денежками поощряет свой ближний круг. Безответственные «приближенные», рукописи, переданные им для ознакомления, чаще всего вообще не читают, а сразу пишут положительные рецензии, если не было иной команды, и получают гонорары.

Если рукописи для рецензий от «папика» получают часто, то доход натекает неплохой. Из принятых для публикации рукописей можно также «отжать» нехилые суммы и по статье «редактирование». На редактирование же рукописи чаще всего передаются только «особо приближенным» членам сообщества, так как за «редактирование» выплачивается гораздо больше денег, чем за «рецензирование».

Качество и первого, и второго лежит целиком на ответственности, профессионализме и порядочности конкретного писателя. И никем особо не проверяется. Тут главное поставить свою подпись за редактуру или рецензию и получить приличное материальное вознаграждение.

Помню, некоторые члены писательского сообщества регулярно ходили с дарами и челобитными к «папику» с просьбами чем-нибудь их наградить. За что-нибудь. За что – не так важно. Главное, чтобы дали какую-нибудь премию от литературы, сделали победителем любого внутрикорпоративного конкурса, где судьи – свои люди.

Для имеющих «личные заслуги» перед «папиком» последний может организовать презентацию какой-нибудь книги своего протеже в местной библиотеке, обеспечить ему интервью в газете, на радио, городском ТВ.

А поскольку у отдельных членов писательских сообществ частенько наблюдается слабость к «медным трубам», звучащим в их честь, и прожекторам, освещающим их на трибуне, к славословию, то такая мера поощрения «папиком» тоже активно применяется и способствует снижению недовольства в творческой среде, более равномерному и дифференцированному распределению поощрений.

Как размазывание одного бесплатного кусочка масла на много бутербродов.

«Одаряемый славой» после «презентации» обычно «проставляется» «папику» с его ближним кругом – тоже польза «вождю» и лишняя возможность побыть в центре внимания, использовать на таких мероприятиях свои манипулятивные навыки, в прямом смысле слова «вкусить» от чужого «успеха».

«Карманное» правление и такая же карманная «ревизионная комиссия» – это бутафорские образования, созданные «папиком» из преданных ему людей для видимости «демократичности» приватизированной им писательской организации, а на самом деле, чтобы все решения и интересы «Дона Карлеоне» проводились будто бы через коллегиальный орган.

Если ж кто-то из рядовых писателей попробует возмутиться, покритиковать «папика», «творчество» его фаворита или несправедливости внутри писательского сообщества, то тут же следует команда «фас» и на «правдоискателя» спускается свора собак.

Начинается травля «негодяя», «отщепенца», «изгоя», восставшего против «коллектива»! Дискредитация «предателя» всеми наработанными технологиями от местного «Дона Карлеоне» и его подельников из «группы поддержки».

Конечно, далеко не все писатели, среди которых много честных и порядочных людей, с этим согласны, но воевать с мафией в одиночку никто не хочет. Проще плыть по течению и не влезать в разборки с «заинтересованными людьми».

– А если к такому «папику» придет не «блатной» или графоман с дарами, а нормальный писатель, который написал хорошую книгу и хочет ее издать, но… он не в «фаворе». Что тогда? – спросил кто-то из офицеров.

– Тогда включается первый барьер – «папик» сам решает, кому передать рукопись на «рецензию». Соответственно, тот, кто будет ее писать, получит от «папика» инструкции. Положительную написать рецензию или отрицательную. Две рецензии отрицательных, и рукопись не прошла, а «папик» формально ни при чем. Можно передать рукопись и недоброжелателю автора, тот уж точно не напишет положительную рецензию, независимо от литературных достоинств текста.

Вот так «папик» и его команда отфутболивают нежелательных авторов, которые чем-то не угодили. Тут много наработанных вариантов. Бывают случаи, когда, например, поэтам и краеведам дают на рецензии романы и повести, по которым «судьи» выносят вердикт, вообще не разбираясь ни в прозе, ни в теме произведения. Но гонорары получают в любом случае.

– Значит, как я понимаю, такие «папики» – вредители чистой воды! То, что они делают, реально разрушает и дискредитирует нашу русскую патриотическую литературу, гнобит настоящих писателей!

– Так и есть! Эти «папики» – представители так называемой шестой колонны, которые, как жуки-древоточцы, хорошо устроились под корой материнского дерева и тихонько точат, пожирают его. Это часть «пятой колонны», только гораздо глубже замаскированная и внешне пытающаяся «косить» под патриотов России.

Излишне говорить, что «папик», о котором я рассказываю, и его ближайшее окружение, состоя в общественной организации, почему-то получают зарплату от администрации, имеют всякие бонусы в виде личных кабинетов с оплачиваемой арендой из бюджета, оргтехнику, телефонные линии, Интернет и командировки для «Дона Карлеоне» по России и за границу.

Механизмы там хитрые, комар носа не подточит.

Особо надо упомянуть о наградах. У самого «папика», что называется, вся грудь «в звездах», куча грамот, почетных званий и дипломов от литературы. Пишет ли он сказки, прозу, поэзию – неважно. Наверное, большой тайны не открою, но за такими «папиками» от литературы водится склонность самим себя или через таких же «заслуженных мэтров», как он сам, из других регионов, себя награждать. В своем кругу.

Это как бы непрерывный марлезонский балет с одними и теми же «прима-балеринами». Чужим туда трудно пробиться. При этом решаются две задачи.

Во-первых, по «заслуженности» – «папик» самый заслуженный, самый «маститый» из местных литераторов, другого такого и близко нет. А значит, нет и конкурентов на его пост! На переизбраниях даже альтернативной кандидатуры не предлагают! Других кандидатов в этой «весовой категории» не находится!

Во-вторых, «папик» ревностно следит, чтобы без его благословения никто никаких наград не получал! Блокирует всеми возможностями.

А если это у него не выходит, то заслуженная «строптивым писателем» – из своей же организации! – награда, будь то диплом конкурса, изданная книга, поездка по приглашению за рубеж или полученная литературная премия от структуры, неподконтрольной «Дону Карлеоне», всячески принижается и высмеивается. Дескать, это либо «мелочь», либо награда «ведомственная», несерьезная.

Хотя такая же награда, диплом или премия, полученная кем-либо из окружения «папика» из того же источника, «ведомственной» не считается. Во всем – двойные стандарты!

Не дай бог кто-то самостоятельно, без «папика», придет к каким-то большим достижениям в литературе и превзойдет его. Это недопустимо и угрожает личному благополучию, безопасности и покою «Дона Карлеоне»!

Кроме того, он жутко ревнует к чужим победам. Есть тут что-то и от нарциссизма. Или от старческого маразма дорогого Леонида Ильича, генсека Брежнева, который любил себя награждать Звездами Героя.

А что касается торговли «мертвыми душами» – то вообще прямо у Гоголя слизано!

– Мертвыми душами? Это как? – удивился Нестругин.

Дмитрий вздохнул:

– Как? Очень креативно! Ну вот я, помню, удивлялся, почему у нас в писательской организации маленького городка столько членов? В городах в два-три раза крупнее и то меньше писателей. Двадцать-тридцать человек. А у нас аж шестьдесят-семьдесят! И особенно много молодых и не очень поэтесс. Ну и мне как-то по пьянке «папик» доверительно объяснил свою «мудрость».

Во-первых, «поэтесс» безопаснее принимать. Как правило, им нужны всего лишь «корочки».

Некоторым, время от времени, еще и публикации своих «поэтических» сборников. А оттуда ведь и «откат» идет на «рецензирование-редактирование» в фонд имени «Дона Карлеоне». В «общак», на распределение денег по «передовикам».

Кроме того, «поэтессы» обычно не бузят, не пытаются разобраться в несправедливостях и странностях, творящихся вокруг, слушаются указаний и «отеческих советов» «папика».

А во-вторых… это самая соль, самая изюминка! Сразу двух зайцев одним ударом!

При голосовании на местных писательских собраниях «поэтессы» составляют основную часть электората и всегда голосуют за решения, выгодные «папику». При этом, когда проводятся общие, всероссийские собрания-съезды этого писательского сообщества, скажем, где-то в большом городе России, то от каждых двадцати членов местной организации выделяется ОДИН делегат, который на средства этой организации должен поехать на собрание в другой город.

А если членов у местной писательской организации не двадцать, а шестьдесят-семьдесят-восемьдесят? Тогда что?

Пряничный замолчал и посмотрел на офицеров.

Ситников тихо буркнул:

– Да козе понятно! Тогда из этой местной организации на съезд можно будет отправить не одного, а трех-четырех делегатов.

– Правильно! Тут только есть одна интересная деталь! Дело в том, что собрание местных писателей может постановить отправить на съезд не своих делегатов, а ПЕРЕУСТУПИТЬ эти свои единицы какой-то другой писательской организации из другого региона или даже центральной московской!

Вот вам и «мертвые души»! За какие блага и кому «переуступить», решает, конечно же, «папик». Ясно, что в его личную пользу. А формально решение, подсказанное «папиком», приняло собрание, не посвященное в «тонкие» моменты операции и интриги «мадридского двора».

– Нич-чо себе, «великий комбинатор»… – удивленно протянул кто-то из офицеров с соседнего столика. – И точно, натуральный Чичиков. Получается, можно торговать даже местами «делегатов», как и депутатов из… скажем, рады, за всякие услуги и «ништяки»!

Тогда понятно, почему «папику» такую толпу «писателей» иметь выгодно. Отсюда, ясный перец, идет лишняя нагрузка на бюджет – столько макулатуры этой «писательской братии» печатать за государственные деньги, содержать этих «псевдопатриотов с поэтессами» и оплачивать их гонорары, расходы, пособия! А стране на оборонку и на пенсионеров не хватает! Одно дело – помогать и поддерживать настоящих писателей, а другое – кормить вот таких вот «папиков»!

Дмитрий продолжил:

– Что касается «пособий» или так называемых стипендий писателям, то «наш пострел везде поспел» – с его легкой руки стипендии всем писателям были отменены! Он установил новое правило – пособия выплачиваются только тем «достойным», которых признает его «карманное правление» и утвердит организация, из которой идут бюджетные деньги и где у «папика» есть нужные связи.

Надо понимать, что в этом «новом правиле» установлен «фильтр», через который «нежелательным» писателям не пробиться. Будь они хоть трижды Михаилами Шолоховыми или Валентинами Распутиными!

Соответственно, те, кто теперь получает стипендию, получают гораздо большие суммы за счет тех, кто не получает вообще ничего. Вот вам и вся справедливость! На языке правосудия это называется «механизм злоупотреблений». За это кого-то даже сажают! Иногда.

Я уж не говорю о такой «мелочи», как сама технология «закрытого голосования» на собраниях, придуманная лично «папиком».

Часть писателей, которые не смогли приехать из дальних районов, присылают «папику» доверенности от руки, никем не заверенные, как и за что они хотят голосовать, а другая часть – только представьте себе! – звонит «папику» по телефону и ему лично, по его словам, для общественности, «передает в приватном разговоре» или «при трех свидетелях у телефона!» КАК надо голосовать от их имени на собрании! Понятно, что «папик» пользуется всеми голосами «неприбывших» так, как ему нужно. Вот и вся «демократия»!

Вообще-то, называть этого «папика» «Доном Карлеоне» много чести будет. Больше бы подошло сравнение с турецким «султаном» Эрдоганом. С его интригами, двуличностью, трусостью. Чуть что – бежит жаловаться в НАТО, в Вашингтон, брешет на «обидчиков», прячется за спинами других, более сильных подельников, предавая и вводя в заблуждение, кстати, и их.

За их поддержкой обделывает темные делишки, пытаясь расширить свою «османскую империю» и получить доходы от контрабанды «сирийской нефтью» на «литературной ниве» области, которую он единолично контролирует. Поддерживает своих полезных людей, дружков и убогих попрошаек, то бишь графоманов.

Главное, чтобы личная польза была, чтобы надувался «авторитет», росли «заслуги» и банковский счет, держался «рейтинг», несмотря ни на что.

Да и те рядовые члены писательской организации, которых он облагодетельствовал или наобещал чего на будущее, дружно, не разбираясь в «курсе вождя», голосуют на собраниях за то, за что скажет «папик». Вдруг и им чего когда-нибудь отломится.

Про таких во власти говорят: «Да, мы знаем, что это сукин сын, но это наш сукин сын, и потому мы его пока не сдаем».

Учитывая мелкий масштаб личности, уместно было бы назвать «папика» не Эрдоганом, а этаким «эрдоганчиком» районного масштаба. Но вреда он и такие, как он, в масштабах страны, безусловно, приносят много.

О таких в Библии говорится, как о «козлищах в овечьей шкуре». О «козлищах» апостол Иоанн предупреждал христиан: «Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они».

Сегодня такие «папики» называют себя православными христианами, напрочь забыв о десяти заповедях, совести и спасении души. Для таких «козлищ» тщеславие, лавры и выгода затмили собой весь мир, заменив истинно православные ценности.

– Как страшно у вас там все. В этой писательской организации. Мы тут, на переднем крае, испытываем новую боевую технику, защищаем интересы страны, жизнью рискуем каждый день, а у нас в тылу в это же самое время орудуют скрытые вредители и саботажники. Крысятничают. На руку врагу, – прокомментировал Ситников. – Это снаружи они кажутся такими хорошими, добрыми, «своими», – а внутри «хищники», «чужие» и просто воры…

– Война сейчас везде идет и в разных формах – информационной, организационной, психологической. Вот мы от Дмитрия Сергеича еще об одной узнали – бюрократической, против авторов-патриотов и настоящей русской литературы, – задумчиво проговорил Бекетов. – Обидно, что даже в самом сердце России среди писателей, творческих людей, можно сказать, совести нации и то вот такие неправедные дела творятся… Как ты думаешь, можно с такими Донами Карлеоне, с этими «папиками-эрдоганчиками» справиться?

– Не знаю. Инициатива с самого верха должна прийти. От главнокомандующего. Замена старой Конституции на новую, где будет прописано, что национальная идеология России есть и ею, как говорил президент Путин, является патриотизм.

Должна быть проведена национализация Центрального банка, социальная мобилизация населения, отмена старых, тормозящих развитие страны законов и норм, разработка новых, направленных на расцвет и возрождение сильной России, на справедливость, на возврат образования к советской системе, лучшей в мире. На создание нового объединения настоящих профессиональных писателей-патриотов из порядочных людей, государственных издательств и программ. Системы контроля. Много еще чего надо сделать.

– Ладно, дашь мне что-нибудь свое почитать, – стукнул пальцами по столу Бекетов. – И чем кончились твои отношения в этой писательской организации, с этим «папиком»? Закрыл он тебе все пути, наверное, к публикации новых книг?

– Само собой! Пришел как-то к нему без свидетелей, выяснять позиции и почему он про меня везде врет, все с ног на голову ставит. Посмотрел ему в глаза. Вижу, а они у него пустые, как у мертвяка. С таким бесполезно разговаривать. Изворачивается, уходит от прямых ответов, включил чиновничьи уловки, перескоки с темы на тему.

До этого несколько лет ходил к нему на литкружок, поддерживал, помогал с обсуждением текстов новых авторов. Потратил массу времени. При том, что чуть ли не через каждое занятие там пьянка, по поводу и без повода. На кружке «папик» никого не учит писать – зачем ему будущие конкуренты?

Сложился просто этакий личный клуб имени «папика», который там приятно проводит время, наслаждается всеобщим поклонением неофитов и чувствует себя великим благодетелем.

Насыщается обожанием и чужой энергией, как энергетический вампир. Хотя на самом деле литкружок – это все фикция, созданная только для пропаганды «великого мастера-сказочника», личности «папика» и его «бескорыстия».


Тут Дмитрий на секунду замолк, вспомнив, как удивленный и пораженный причиной такого поведения «папика», которое в истоках своих началось с того, что Пряничный посмел критиковать творения одного из графоманов, который чем-то «приглянулся» «эрдоганчику» и, скорее всего, хорошо «позолотил ему ручку».

После пошли угрозы «раздавить критиков, как мух», «порвать в клочья» и тому подобное. Тогда, на встрече, Дмитрий воспользовался своим даром и… заглянул в сознание человека, которому много лет доверял чуть ли не как своему отцу.

Дмитрию даже в голову не приходило, что такой известный писатель-сказочник, поэт, руководитель творческой элиты области может быть непорядочным человеком. Просто маленьким, склочным и злопамятным лавочником в своем приватизированном «поместье».

То, что Дмитрий увидел в сознании, в мыслях «папика», настолько его потрясло, что он вообще перестал появляться в этой писательской организации.

Столько грязи, козней, интриг и расчетливости, столько лжи и мстительности, иезуитской хитрости, схем «отжатия» материальных и нематериальных благ, «обдуривания наивных простачков», что вылилось на Дмитрия за несколько секунд пребывания в чужом сознании, не приходилось видеть никогда прежде.

Но он, конечно, не мог сказать об этом окружающим его морским офицерам.

Продолжил:

– В общем, я просто перестал туда ходить. Пока в этой организации не появится новый, порядочный человек, не оздоровит ее, не вычистит, там нечего делать.

А позже меня направили в Северный флот. На эту подлодку. Так что сейчас я могу что-то издать только за свои деньги или с помощью спонсоров. Зато писать мне не может запретить никто! Вот такие дела!

Бекетов хмыкнул себе под нос:

– Значит, как всегда? И наверное, в той писательской организации подхалимское окружение «папика» немедленно записало тебя во враги?

Вадим Нестругин посмотрел на часы, встал и, немного ерничая, продекламировал:

– А где вы успели нажить себе так много врагов? Для этого не надо быть гением. Делай свое дело, говори правду, не подхалимствуй, и этого вполне достаточно, чтобы любая шавка облаяла тебя из-под каждого забора.

Помолчав пару секунд, добавил:

– Это цитата из книги Валентина Пикуля – «Честь имею». Ничего нового под луной, братцы.

Тут Дмитрий спохватился:

– Чуть не забыл! Товарищи офицеры, после проведения учебных стрельб торпедами и запуска ракеты выйдет наш «Боевой листок» лодки. Прошу всех, кто может, написать по небольшой статье в нашу газету. Об отличившихся, о проблемах, о жизни на борту, о своем хобби. Очень надо! Время еще есть!

– Ладно, писатель ты наш, – вставая, дружески похлопал по плечу Пряничного Бекетов. – Много ты нам интересного рассказал. Надо будет с командиром как-нибудь поговорить, чтобы ты написал книгу о нашей подлодке, а флот ее издал.

Офицеры стали расходиться.


На другой день на вахте опять проводили доведенные до автоматизма процедуры и операции. К занятиям подключили еще двух молодых офицеров из БЧ-4 и БЧ-5 от связистов и электромехаников – резервную смену, на всякий случай.

Занятия шли успешно, оба парня были толковыми и ответственными спецами. Лейтенантов стали оставлять одних проводить тесты и разбираться с функциональными схемами «шапки-невидимки».

АПЛ «Верхотурье», по приказу в шифрограмме командующего флотом, шла крейсерской скоростью в подводном положении к заданному квадрату Балтийского моря для проведения учебных стрельб, пуска баллистической ракеты Р-29РМУ2 «Синева» по цели на полигоне Кура на Камчатке и проверки состояния всех систем после двухгодичного восстановления технической готовности в Центре судоремонта «Звездочка».

Задача системы «шапки-невидимки» – при всплытии подлодки для проведения стрельб – обеспечить ее невидимость любыми техническими средствами противника. Этот режим будет мониториться и фиксироваться в реальном времени с российских военных спутников.

Перед погружением будет проверена генерация нескольких полномасштабных фантомов лодки по заданным координатам. И, как последнее испытание, с подводных роботов, выпущенных в море из торпедных аппаратов, будет проведена имитация атаки «Верхотурья» облегченными торпедами-болванками и роботами-манекенами боевых пловцов с учебными минами со стороны «условного противника».

Если все пройдет успешно, АПЛ «Верхотурье» будет считаться официально введенной в строй ВМФ России, а система «шапка-невидимка» станет штатным элементом как эффективного оружия и маскировки атомохода, так и «системы живучести», соединяя управление и возможности нескольких БЧ корабля.

А это прорыв в стратегических возможностях военного флота России!


Глава 5
Исповедь сенатора

Воспользовавшись удачным моментом, Говард решил для начала задать Рэнду несколько наводящих вопросов, а потом, если разговор будет складываться, перейти к главному.

Но Рэнд начал первым:

– Спас ты меня сегодня, Говард. Из пасти местной акулы. Я уже захлебываться стал, когда ты меня выдернул из воды. Обязательно об этом отцу расскажу. Ты и так был моим другом, а теперь будешь братом. Членом моей семьи.

Чувствую, что ты о чем-то спросить хочешь? – Рэнд испытующе и с хитринкой посмотрел на генерала, – спрашивай. И не удивляйся – я ж политик, мне нужно уметь чувствовать кожей настроения людей и предвосхищать их вопросы.

Генерал сконфуженно кашлянул:

– Да ладно, чего там. Спас… Ты бы для меня сделал то же самое. А спросить кое-что я действительно хочу. Из-за чего ты снял свою кандидатуру на этих президентских выборах? Если не секрет, конечно.

– Да какой там секрет! У меня не было шансов. Это просто необходимый пиар для выборов в сенат на следующий срок! Нельзя надолго вываливаться из медийного пространства, о тебе все скоро забудут, и ты потеряешь своего избирателя, известность.

Это сегодня аксиомы для любого вменяемого политика, артиста, шоумена. Я понимаю, что ты военный и можешь многого в этой сфере не знать. Работа у тебя не публичная.

– Да, я и правда многого не знаю, а что-то даже, дожив до седых волос, не понимаю.

Не понимаю, кто на самом деле руководит нашей страной? Те решения и действия, которые исходят из Белого дома, рушат Америку! Госдолг США перевалил за девятнадцать триллионов долларов! Мы одновременно ведем несколько явных и скрытых войн за пределами США, готовим и вооружаем бандитов, террористов и всякое отребье по всему миру, свергаем правительства и разрушаем страны во всех концах света. Вплоть до открытых и незаконных бомбежек, как в Сербии, Ливии, Ираке, других странах. И при этом говорим о правах человека, о демократии, о верховенстве закона и так далее. Делаем же все наоборот! Выходит, мы все врем? Зачем?

– Вот уж не ожидал от тебя такой наивности, дорогой мой честный патриот! – грустно усмехнулся Рэнд. – Никогда бы не подумал, что, находясь в столь высоком чине, ты можешь не понимать таких простых вещей. Но сегодня я в твоем распоряжении. Ты меня спас, у меня появился второй день рождения, и я отвечу на твои любые, пусть самые наивные, вопросы. Как смогу и как сам понимаю происходящее.

Кто на самом деле руководит Америкой и Белым домом? Ха! Ты думаешь, хоть кто-то это знает? Президент – это всего лишь формальное официальное лицо Америки. Вывеска и временная фигура с очень ограниченными реальными полномочиями. А кто отдает ему приказы, оставаясь неизвестным? Я предполагаю, что есть два хозяина.

Первый – основные и судьбоносные решения для Америки и мира принимает небольшая группка владельцев самых богатых транснациональных корпораций и банков. От пятидесяти до трехсот человек. Примерно. Подробности о них никому не известны, эти люди нигде не «светятся». Для отвода от себя внимания они создали множество всяких политических и религиозных сект, клубов, тайных масонских лож. Например, это и «Бильдербергский клуб», и «Комитет трехсот», и «Римский клуб», потомки иллюминатов, тамплиеров, рыцарей Мальтийского ордена, всех не перечислить!

Этот тайный центр богатейших людей мира вырабатывает государственную политику США, исходя из своих собственных интересов в бизнесе и устройстве личных судеб. Центр также, используя ресурсы Америки и стран НАТО, перекраивает мир, устраивает революции и гражданские войны, душит целые отрасли промышленности, навязывает странам и народам чуждые им «ценности», «культуру», товары, правила жизни и поведения.

Ты думаешь, откуда и для чего появилось слово «толерантность»? Вот как раз для того, чтобы уничтожать здоровый иммунитет людей против заразы, которую несет в мир названный тайный центр. Назовем его для определенности «центром Сатаны».

Одна из главных целей этого «центра Сатаны» – всяческими средствами уменьшить население Земли. Ориентировочно, вначале, до одного-двух миллиардов человек, чтобы богачам достались все ресурсы планеты, а оставшиеся живыми обычные люди из «неизбранных» стали рабами.

Как сокращают и уничтожают население Земли, включая и Соединенные Штаты? О-о-о! Это изощренные скрытые технологии!

Тут и химические продукты питания, и дебилизация населения, и биологическое оружие, наркотики, переформатирование сознания, навязывание с экранов ТВ и мониторов через Интернет, социальные сети, неких «модных и правильных» норм поведения, разжигание всяческих конфликтов в обществе, назначение на посты руководителей некоторых стран и ведомств идиотов, предателей, выведение на позиции самых привилегированных групп населения тех из них, чьи агрессивные методы и планы устраивают «центр Сатаны».

Запомни такие ключевые слова – гендер, ювенальная юстиция, повстанцы, закон о насилии против женщин, частные военные компании, феминизм, «демократические ценности», ассоциации планирования семьи, гибридная война, мемы.

Ознакомься с их смыслом по толковым словарям, а затем по реальной жизни. Многое красиво звучит, но внутри выглядит совсем иначе, не так и не тем, чем кажется вначале. Изучишь – поймешь.

Говард чувствовал себя неловко. Раньше он как-то не очень верил в конспирологию, всякие заговоры. Это все есть, конечно, но не в такой же степени! Не так глобально и повсеместно. Бессовестно!

– Рассказывай, Рэнд, я тебя слушаю. Мне интересно. Когда еще выпадет такой шанс поговорить!

– Почему до конца нельзя предсказать и просчитать поведение этого «центра»? Да потому что там тоже разные люди с разными интересами. Разные фракции. Члены этого «центра» не живут в одном месте или в одной стране, а рассредоточены по всему миру. Порой они имеют разные взгляды, борются друг с другом, кто-то из них побеждает, и после этого меняется политика «центра», меняется вектор движения, наступают некие глобальные изменения.

Все я тебе при всем моем желании сейчас рассказать не смогу. Это гигантский объем информации, ее надо научиться добывать и расшифровывать самому.

Теперь о втором «хозяине» – над «центром Сатаны» на Земле, очень возможно, стоят нелюди.

– Как это? Инопланетяне, что ли?

– Никто не знает. За стратегией этого «центра» иногда чувствуется нечеловеческий разум.

Некоторые вещи и инициативы, которые оттуда исходят, люди просто не могут ни изобрести, ни даже додуматься до них. Поэтому, опять-таки, возможно, за спиной этого «центра» на Земле стоят некие силы не от мира сего. Это могут быть и инопланетяне, и существа из так называемого тонкого мира и выходцы из недавно открытого невидимого пространства «темной материи».

«Светлая» материя, к которой относится видимое, реальное физическое пространство нашей Вселенной, составляет всего лишь семь процентов ее объема, остальные девяносто три – это «нечто», которое нельзя на сегодняшний день увидеть и исследовать. Разве что догадаться по косвенным признакам о его существовании.

Но не исключено, что там есть свои миры, галактики, существа с иными, чем у нас, разумом и потребностями, с более высоким, чем у нас, интеллектом и возможностями. Вот и делай выводы.

– Я понял. Подумаю над этим. Ответь мне на простые вопросы. Кто назначил министром ВВС Дебору Ли Джеймс? Кто за ней стоит? Почему в странах НАТО министры обороны – бабы, не имеющие никакого военного образования и опыта? Что ты знаешь об операции «Несокрушимая решимость»?

– Хм. Последнее – это секретная информация, но ты, я знаю, к ней допущен. Что конкретно тебя интересует?

– Зачем она? Кто ее разработал, кто санкционировал сверху?

– Ну вот… Я ж тебе только что рассказывал… Ладно, давай по порядку. Кто у нас сегодня президент?

– Ну, Хилари.

– Почему она? Эта агрессивная особа, феминистка, больная абьюзом, избивающая дома мужа, бывшего президента США, обслугу и сотрудников секретной службы охраны, восхищающаяся убийством Каддафи, допустившая убийство посла США в Ливии, бывшая глава госдепа, показавшая свою полную несостоятельность в «перегрузке» с Россией, была почему-то выдвинута и протащена на пост президента США.

Протащена только потому, что ее политическая фигура и созданная имиджмейкерами харизма – добрые улыбочки, строгие красивые костюмчики, заготовленные фразы и лозунги и, самое главное, пол – она первая женщина – американский президент! – устраивают «центр Сатаны» и, скажем так, нелюдей, управляющих им.

– Если бы это говорил не ты, я не стал бы слушать. Слишком похоже на сказки, – бросил Говард.

– Да, похоже на сказки. Потому и прокатывает. Никто не хочет в это верить и серьезно разбираться.

– Ты хочешь сказать, что операция «Несокрушимая решимость» – личная инициатива Хилари?

– Да. Она, в силу названных качеств, не способна адекватно стратегически мыслить и просчитывать последствия. Она решила показать характер «сильного лидера», «железной леди» и… напугать русских. Ты представляешь? Взять и напугать военной мощью Америки и всего добиться! Россия – на коленях! Так просто. А мы-то все, глупые мужики, десятки лет не могли додуматься до такой простой вещи!

Но это не смешно! Видимо, ее дурацкая инициатива полностью совпала с планами «центра Сатаны» и тех, кто стоит за ним. Операцию одобрили на всех уровнях, в Пентагоне, в конгрессе.

Причем там на ответственных постах в основном теперь тоже дамы. В случае чего их даже к полной ответственности привлечь нельзя будет. С женщин взятки гладки, у них масса послаблений, льгот, преференций и освобождений.

Поэтому помнишь, я говорил о привилегированных социальных группах? Так вот, феминистки и представители из ЛГБТ – первые в списке.

Их никогда не накажут по полной строгости, и в то же время всегда есть для заклания бывшее «священное животное», на которого можно все списать и все потом простить.

Так что «Несокрушимая решимость» – это дурацкая и авантюрная операция, которая может привести к потере Америкой остатков авторитета или к атомной мировой войне. Вся надежда только на русского президента Путина, которому, может, удастся найти способ остановить это безумие, не доводя до «горячей стадии».

Я уже не говорю о том, что Россия сегодня совсем не то нищее и обессиленное государство, которое боролось за существование в девяностых годах. Теперь это мощная мировая держава, обладающая современным оружием, прекрасно обученными солдатами и офицерами, народной поддержкой главнокомандующего и экономической мощью, несмотря на все эти наши дурацкие «санкции» курам на смех и в ущерб европейским партнерам.

Честно говоря, я бы очень хотел, чтобы такой президент, как Путин, был у нас. Но это сегодня невозможно в силу устройства власти и центров влияния на нее.

А Дебора… Да что Дебора! В военном ведомстве, во всех государственных институтах полно стервозных некомпетентных баб, которых втаскивают туда любовники, родственники, феминистские организации ну и, конечно, тайные структуры управления, задача которых создавать хаос, плодить стерв, разрушать институт семьи, поощрять идиотов и маргиналов, уничтожать образование и остатки критического мышления у зомбированного населения.

Это наша беда! Это путь к разрушению мира, к которому ведут нелюди! Ввести в критические системы дилетантов, не способных профессионально выполнять текущие задачи, думать о будущем и при этом почти полностью безответственных за свои ошибки путем выдачи им индульгенций по половому признаку, по принадлежности к каким-то группам, партиям, сектам, с помощью всяческих поправок к законам, по юридическим прецедентам и сфабрикованному СМИ «общественному мнению».

Если это не прекратить, мир скоро превратится в тотальное поле боя – всех против всех.

Я не знаю, чего надо «центру Сатаны» и его кураторам, но пока все идет именно к такому финалу. И у здравомыслящей части мировой элиты нет реальных рычагов и возможностей для вывода ситуации из пике. Все западные и восточные лидеры делают хорошую мину при плохой игре, а у президента Путина на руках и на спине висят «пятая колонна» либералов-предателей и американо-английские «смотрящие» из офшоров, всех ветвей власти, политических партий и НКО.

Ты думаешь, мне это нравится? Нет! Но я тоже не знаю, что делать. Выступлю с обличениями и программой преобразований – меня тут же тихо уберут. Поэтому просто жду развития событий. В войне примерно равных противников с приблизительно равным вооружением побеждает тот, у кого сильней дух, сильнее воля к победе. А это сегодня явно не про Америку или Европу.

Я надеюсь на спасительный шанс. Если он появится – откроется возможность развернуть ситуацию в сторону мира и выживания. И тогда я буду первым, кто использует этот шанс на все сто!

– Ты считаешь, что вооружение, ресурсы и армия русских сегодня приблизительно соответствуют потенциалу НАТО?

– Ты же сам военный и знаешь детали лучше меня. По каким-то видам вооружения и родам войск впереди мы, по другим – Россия. Примерный паритет. Не говоря о боевом духе. Он у русских гораздо выше. Это показывают и текущие события, и история.

Тем более что Россия Америке не угрожает. У России территории, ресурсов более чем достаточно. Чужого ей не надо. Это Америка живет за счет захвата новых ресурсов и стран! Поэтому, не дай бог, при противостоянии наших стран американская наемная армия будет воевать только за деньги, а вот российская – за свою страну, не щадя жизни.

За деньги же, как ты сам знаешь, умирать никому не хочется. Поэтому у русских дух и воля к победе – выше! У них выше ставка, чем у нас!

Сенатор облизал высохшие губы, отпил пива и продолжил:

– Правда, сейчас есть одна военная область, в которой пока не все понятно в плане возможностей. Она имеет значение гораздо большее, чем даже ядерное оружие.

– Что это за область? – удивился генерал.

– Психотронное оружие и бойцы – парапсихологи, экстрасенсы, слипперы.

Генерал сделал усилие, чтобы не рассмеяться, потом процедил:

– Ты имеешь в виду таких бойцов, как предсказательница Ванга, Нострадамус, Мессинг и приборы, их заменяющие?

– Никогда бы не подумал, что ты не знаешь о разработках психотронного оружия и людях-экстрасенсах, которые могут, находясь за тысячи километров, влиять на человека, считывать из его мозга секретную информацию, входить в сознание, например, главы чужого государства, заставлять его принимать навязанные решения, делать глупости или предавать национальные интересы страны.

При успешном применении такого оружия никакие военные средства не нужны. Захватчику достается страна, добровольно сданная противнику своим же лидером. Для того чтобы ты не посмеивался над этим и немного расширил свой кругозор, можешь ознакомиться с материалами проекта «Звездные врата», которым руководил доктор физики Эдвин Мэй.

Или просмотри книгу «Пси-войны. Запад и восток» – совместное издание США и России о несекретных частях проекта. Сейчас наступает заключительная фаза противостояния в мире. Один отличный экстрасенс или новое психотронное оружие могут решить исход новой «холодной войны». А в «горячей войне» победителей не будет…

Говард задумался.

Действительно, он ничего не знает о пси-войнах, психотронном оружии и людях с необычными способностями. Только какие-то нелепые слухи…

Это никогда не лежало в сфере его интересов. Надо будет познакомиться с этой темой поближе.

– Еще вопросы есть? – прищурившись, спросил Рэнд.

Генерал замялся, потом, стукнув себя ладонью по коленке, решился:

– Что там на самом деле случилось с башнями-близнецами, в которые врезался самолет? В две тысячи первом. Ни полноценного расследования не было, ни открытого процесса… Свидетели куда-то пропадали. Вторая башня, в которую не врезался «Боинг», вдруг сама собой почему-то рухнула, как будто была заминирована…

В общем, очень мутная история…

Кстати, такая же мутная, как и сбитый малазийский самолет рейса МH-17 над Украиной. И в том, и в другом случае наши СМИ выдали свою версию без всяких доказательств и включили рупоры пропаганды на полную мощность. Ни ополченцам, ни России этот злосчастный пассажирский самолет сбивать не было никакого резона. А донецким ополченцам и просто нечем.

Зачем вся эта дурная компания из пустых обвинений?

Рэнд захохотал:

– Никогда не думал, что у нас среди военных есть такие наивные люди, как ты, Говард! Только, пожалуйста, не обижайся! Ты – вымирающий вид! Динозавр! Таких, как ты, американских патриотов по образцу позапрошлого века теперь уже нет. Правда или никого не интересует, или «пипл» кушает то, что показывают в телевизоре, и не напрягается с поиском смыслов.

Сенатор перестал смеяться и стал серьезным:

– Умные люди знают, что взрыв башен-близнецов подготовили наши спецслужбы. Погибло три тысячи американцев? Ха! Я ж тебе рассказывал про «центр Сатаны» и про нечеловеческую сущность его кураторов. Кого волнуют потери простых людей, когда на кону стоит решение большой стратегической задачи!

– Что за задача такая, ради которой можно убить несколько тысяч своих гражданских?

– А ты вспомни историю! Например, убийство эрцгерцога Фердинанда как повод для начала Первой мировой войны или поджог Рейхстага как повод начала второй.

Есть еще тысячи других примеров принесения в жертву своих людей или солдат для получения необходимого предлога.

Например, ты думаешь, почему американское командование допустило трагедию на базе Перл-Харбор в сорок пятом? Не знали о нападении? Как бы не так! Все знали, вывели до налета с базы несколько самых крупных и боеспособных кораблей, остальные дали разбомбить японцам вместе с экипажами!

Зачем? Это была необходимая жертва для получения повода к началу атомных бомбардировок Японии. Первые бомбы тогда уже были готовы, и нужна была только причина-оправдание, чтобы их применить.

Да, погибло несколько тысяч американцев, но президент США получил «моральное» право применить ядерное оружие «для защиты Америки». Вот так. Это и есть политика. Бессовестная, грязная, но эффективная.

– А башни Торгового центра? Зачем понадобилось их так показательно разрушать атакой самолетов, взрывать, убивать столько американцев?

– Ну… как ты не поймешь, мой дорогой Говард, что это была спецоперация АНБ и ЦРУ, кстати, довольно бездарно проведенная, потому что оставила после себя множество «хвостов», которые потом пришлось в спешке зачищать, чтобы не допустить утечки информации.

Что дала спецоперация? Первое – шок и потрясение для всех американских обывателей! На нас напали! Кто? Террористы-мусульмане!

Вся Америка под угрозой новых нападений! Включается красный свет террористической угрозы, нация объединяется, народ зомбируют со всех телеканалов: «Мы в опасности!» Поскольку никто и представить себе не может, что собственное правительство способно на такое, то руководители других стран шлют соболезнования американскому президенту и как бы косвенно признают его право на ответные меры, на месть.

А ему это только и нужно! Помнишь, что потом последовало? Фактически отмена неприкосновенности частной жизни, изменили законодательство, стали тотально прослушивать все телефоны и в Америке, и в Европе, одна из этих «засветившихся» систем – «Эшелон» по перехвату ЦРУ переговоров, как обычных людей, так и президентов разных стран!

Помнишь скандал с утечкой информации из секретных файлов Пентагона? Вспомни имена Джулиана Ассанжа, рядового Бредли Меннинга, разведчика Сноудена, о которых неожиданно и случайно узнал весь мир.

Вернусь к трагедии с башнями Торгового центра. После этого события у «центра Сатаны» и у президента Буша были развязаны руки. Найден новый глобальный враг – международный терроризм, который американские спецслужбы сами же заботливо и вырастили. Началась подготовка к войне в Персидском заливе, а потом и вторжение.

Для этого нужен был повод, и его придумали – взорвали башни и трясли в конгрессе ампулой с белым порошком, выдаваемым за возбудитель сибирской язвы – биологическое оружие Саддама Хусейна!

А чем больше при взрыве башен получилось жертв, тем лучше!

Трагедия должна потрясти нацию и весь мир!

Вот масштабы и методы работы «центра Сатаны»!

Что касается рейса MH-17, то там тот же стиль, только масштаб локальный, хотя ставка и высока! На самом-то деле планировалось сбить «борт № 1» – устранить президента Путина и все свалить на ополченцев!

Если б получилось, кто б когда разобрался и нашел концы? Не вышло у Порошенко…

Россия не дала довести до конца замысел «центра Сатаны» по Украине. Планировалось после госпереворота, после раздачи «печенек» на майдане нашей госпожой Нуланд из госдепа сразу же распространить власть майдана на всю территорию страны, убить Януковича. А тут Россия вмешалась и сыграла свою партию.

В итоге убить Януковича и сделать пришедшую власть фашистов фактически легитимной не удалось, пришлось городить огород, изворачиваться.

Потом поднялся Донбасс. Потом – сюрприз с Крымом! И ведь крымчане все законно сделали, не придерешься! Что оставалось делать нашим иезуитам из «центра Сатаны»?

Сейчас критическая линия важнейших событий в мире проходит через Сирию. Ну и с Украиной еще не все закончено, более того, происходящее в Сирии и на Украине имеет одного заказчика и один корень. Это – Америка и «центр Сатаны»!

– Общая картина теперь мне ясна. Конечно, на самом деле все гораздо сложнее, чем ты набросал пунктиром, но в целом я понял. И сбитый украинцами то ли военным самолетом, то ли комплексом БУК с земли пассажирский «Боинг» – это техническая ошибка. И наша, видимо, тоже.

Пришлось этот прокол использовать только как информационный повод обвинить во всех смертных грехах ополченцев Донбасса и Россию для получения политических очков. Тогда понятна вся эта чехарда с так называемым расследованием почему-то в Голландии.

Понятно и почему к расследованию не допустили Россию, не приняли во внимание многие факты. Почему куда-то пропали диспетчер с Днепропетровского аэропорта, украинский летчик с СУ-25, который вылетал в тот район с ракетами «воздух – воздух», а вернулся без них.

Не говоря уже о том, где были наши военные спутники и почему с них не дали фотографий и оперативную информацию для прессы и комиссии по расследованию катастрофы.

– Вот ты сам начал разбираться, что к чему. И не забывай про 19 триллионов долга. Америка никогда не отдаст этот долг. В крайнем случае она откажется от доллара и введет новую валюту – амеро.

Они уже напечатаны и ждут своего часа. А весь остальной мир и кредиторы, прежде всего Китай, останутся с носом.

У них на руках будут горы обесцененной зеленой бумаги. Пока же все эти ближневосточные войны, затеянные нами и НАТО, нужны для того, чтобы захватить богатые нефтяные и газовые месторождения, пути их транспортировки, устроить мировой хаос и породить новую угрозу, с которой потом можно будет долго и с выгодой для себя бороться, увеличивая военный бюджет и прибыли нашего военно-промышленного комплекса.

Все эти «арабские весны», госперевороты, «повстанцы», «цветные революции» и выращивание «карманных» террористов нужны для планов «центра Сатаны» и для упрочения слабеющей роли США в мире как единственного центра силы. Отсюда уже вытекает все остальное – планы на будущее, стратегия создания ограниченных торговых зон, военных союзов, перекраивание государственных границ стран, темпы уничтожения населения Земли.

– Очень мрачная картина, – пробурчал генерал. – Не знаю, как ты, а мне хотелось бы что-нибудь сделать, чтобы спасти Америку, людей, свою семью, да и планету, между прочим.

– Я тебе еще не все рассказал. Кроме военной и политической сторон изменений в мире существуют еще и климатические угрозы. Мы и другие крупные страны пытаемся научиться управлять климатом, предотвращать катастрофы и использовать явления природы как климатическое оружие, но на сегодняшний день – это игры в песочнице.

Что-то иногда получается, что-то нет или выходит боком. Природа и планета пока тысячекратно сильнее человека. При всем том надвигаются планетарные климатические катаклизмы – изменение магнитных полюсов Земли, очередной ледниковый период, охлаждение Гольфстрима из-за аварии на той дурацкой скважине, пробуренной компанией Би-Пи на дне Мексиканского залива.

А Йеллоустоунский вулкан, который может проснуться не сегодня, так завтра? Все к тому идет. Это будет стопроцентный конец Америки!

По моим сведениям, семейства из «центра Сатаны» давно уже подготовили себе запасную территорию для выживания где-то в Южной Африке. Другие богатые люди по всему миру тоже предусмотрели для себя убежища, хотя никто и не знает на сегодня масштаба последствий от природных катастроф. Или от падения на Землю какого-нибудь крупного астероида.

Каждый год мы постфактум узнаем об очередном инциденте – что-то где-то упало или пролетело рядом с Землей. По-хорошему, всем крупным и технологически развитым странам давно пора объединиться для отражения космических и климатических угроз. Если хотим выжить. Но те нелюди, которые стоят за «центром Сатаны», этого сделать не дают. У них какие-то другие планы.

– Остался последний вопрос – что же все-таки можно попытаться сделать, чтобы спасти Америку, Землю, людей? Есть ли хоть какой-то шанс? Как ты думаешь? Есть ли какая-нибудь структура – государственная, частная, общественная, которая знает обо всех этих угрозах и ищет выход, занимается проблематикой?

– Дорогой мой Говард, на сегодня я об этом ничего не знаю. Может, где-то и есть какие-то организации, ученые, но они пока не вышли из тени. Или ничего не могут предложить. Я лично надеюсь, что Бог даст шанс человечеству договориться и остаться жить. Но при этом придется пройти очень долгий, тяжелый и сложный путь.

– Хорошо, Рэнд. Давай мы с тобой станем первой группой единомышленников, которая начнет искать выход. Я лично за то, чтобы чаще встречаться, – он улыбнулся, – можно на рыбалке, обмениваться мыслями и искать новых полезных партнеров, разделяющих наши озабоченности.

– О’ кей, Говард.

Они пожали друг другу руки, потом Рэнд, слегка запинаясь, медленно выговорил:

– Говард, у меня тоже к тебе будет маленькая просьба.

– Говори.

– Можешь ли ты оказать мне небольшую услугу?

– Конечно!

– Я прошу тебя пойти на то, чтобы сегодняшнее происшествие с этим… с этой рыбой-аллигатором преподнести нашим знакомым и прессе в несколько другом виде…

– Внимательно слушаю.

– Понимаешь, мне для поднятия своего относительно небольшого рейтинга и известности в массмедиа как сенатору и публичному деятелю очень бы не помешало совершить какой-нибудь неординарный поступок, небольшой подвиг, который привлек бы внимание прессы и избирателей к моей скромной персоне.

Это помогло бы победить на следующих выборах и занять положение, при котором я бы смог иметь больше возможностей для содействия нашим сегодняшним договоренностям.

– Ясно. У меня нет возражений. Мы удалим прежние снимки из фотоаппарата. Вот тебе мой «кольт», – генерал вынул пистолет из подплечной кобуры и протянул его сенатору. Тот взял. – Теперь пойдем и сделаем новые фотографии тебя с рыбой-убийцей. Легенда события будет такой – ты ловил спиннингом на Миссисипи. Отошел от берега, и на тебя напало это чудовище. Ты с ним боролся. Потом смог достать пистолет и застрелить его. Сам же и выволок на берег. Рядом в этот момент никого не было. Я подошел позже. Потом прибежали охранники. Я готов подтвердить любые твои слова. Мне эта слава совсем не нужна. Годится?

– О’ кей! Я тебе буду очень признателен! Только мы с тобой знаем, как все было на самом деле.

– Ну тогда пойдем к монстру делать новую фотосессию, – качнул головой Говард, – а бодигардам, когда приедут, расскажешь свою версию происшедшего. Да, и разреши им тоже посниматься рядом с рыбой для убедительности и в качестве свидетелей этой истории. В общем, несмотря на приключение, все обошлось, а я лично очень доволен, что поехал с тобой на рыбалку. Многое узнал.

Генерал и сенатор взяли фотоаппарат, поднялись и пошли к мертвому монстру. По пути Рэнд вызвал вертолет.


Глава 6
Экзамен для самоучки

Вопросом «как пройдет пуск?» Пряничного просто замучили. Вроде в шутку, с подначкой, с подмигиваниями и часто с неприкрытой иронией.

Принимая игру, Дмитрий отвечал:

– Все будет отлично, мужики! Не дрейфьте!

В глубине души он понимал, что за масками и приколами над «предсказателем» стоит глубокое беспокойство за судьбу лодки и честь команды. В таком спаянном морском коллективе, как экипаж АПЛ, это так же естественно, как в команде космонавтов звездолета где-нибудь в Туманности Андромеды, за десятки световых лет от Земли, от дома.

Оторванность от мира и значение миссии примерно одинаковы, несмотря на разницу в расстояниях. Почти полная изоляция от мира людей и постоянная смертельная опасность.

В офицерских каютах, в столовой, в кают-компании часто звучала песня, ставшая родной для моряков «Верхотурья»:

Когда догорает рассвет,
Уходят от пирса «Дельфины»,
Под шахты могучих ракет
Подставив горбатые спины.
На север, под паковый лед,
Туда, где макушка земная,
Нырнем, и кильватерный след
Растает в глубинах за нами.
А здесь, подо льдом,
Темно даже днем,
Как кость в горле всем
– Бэ-Дэ-Эр-Эм!
Качнете права,
Порубим в дрова,
У нас на борту «Синева».
Несут Эр-Пэ-Элы в поход
Величие, честь и отвагу,
Как синим по белому лед,
Кресты на Андреевских флагах…
Впустую не тратя слова,
Мы в истины верим простые,
На страже стоит «Синева»
За синее небо России!

За день до запуска ракеты Пряничного вызвал к себе сам командир. В помещении КП находился весь комсостав лодки. После рапорта о прибытии старшего лейтенанта офицеры, оторвавшись от карт, регистраторов и дисплеев, с любопытством покосились на Пряничного.

Командир же, деликатно прочистив горло, осторожно спросил:

– Тут, в команде, товарищ старший лейтенант, ходят слухи, что вы, как синоптик погоды, предсказываете будущее. Как бортовой ясновидящий. Такая штатная должность на лодке не предусмотрена. Это что? Новый вид флотского юмора? Или вы готовитесь к карьере артиста либо астролога после увольнения на берег? Ну-ка, выкладывайте начистоту! Как есть!

Пряничный, смутившись, стоял по стойке «смирно». Щеки покраснели. Он лихорадочно думал, как ответить сообразно обстановке и чтоб не подняли на смех. Опозориться и заработать на всю жизнь какое-нибудь обидное прозвище тут можно в два счета. А вот объяснить свой дар простыми словами, без мистики и доступно, у него вряд ли получится…

Дмитрий уткнул взгляд в металлический пол и молчал, ссутулив плечи.

Пауза затянулась.

Наконец, командир, добродушно хмыкнув, разрядил обстановку:

– Ладно, Нострадамус, не можешь объяснить, как ты это делаешь, не объясняй. Посмотри только мне в глаза и скажи, если уверен, – пуск будет удачный?

Пряничный глубоко вздохнул, напрягся и закрыл глаза. В который раз вызвал из скрытых резервов способность видеть «за горизонтом событий», просмотрел «судьбу» ракеты из шестнадцатой шахты, которая назавтра будет выпущена по полигону Кура на Камчатке.

Пробежал внутренним взором весь корпус с носа до дюзы на хвосте – нигде не высветилось красных пятен, сулящих проблемы, черных туманных подрагиваний, несущих элементы непредсказуемости и развилок в событиях ближайшего времени. Перед глазами развернулась непрерывной лентой картина завтрашнего пуска с момента прозвучавшей команды «ключ на старт».

Все тесты – норма!

Отработка команд и стартовых процедур – норма!

Открытие крышки шахты – норма!

Поджиг топлива – есть!

Запуск программы отработки первой ступени – норма!

Высокий вой, переходящий в грохот разверзшейся преисподней, вибрация корпуса, ощущение чудовищности происходящего – рукотворный Армагеддон – выход огромной ракеты из шахты в чреве подлодки на языках ослепительного пламени.

Величие момента, отражающего гений человека и весь ужас того, с чем играет человечество. Или уже заигралось…

Ракета, прочертив косой дымный след в небе, с холодящим кровь удаляющимся гулом ушла за горизонт.

Напрягаясь изо всех сил, Дмитрий, как в ускоренном кино, в который раз следил за ее полетом, как японский смертник на управляемой торпеде в Перл-Харборе. Но, в отличие от смертника, физического тела Дмитрия на ракете не было. Только необъяснимая виртуальная копия, аватара сознания.

За секунды ускоренного мелькания кадров полета последняя ступень ракеты достигла полигона на Камчатке и ударила контейнером учебной боевой части прямо в центр глубокого котлована, представляющего собой мишень.

Тяжелый корпус контейнера вонзился глубоко в грунт, разбрызгав воду на дне котлована и повалив сотрясением от удара большой фанерный щит с надписью «Мишень номер 7. Эпицентр опасной зоны», воткнутый кем-то в отвал земли на краю огромной ямы.

За эти несколько секунд, что Пряничный пробыл в трансе, он почувствовал, что в страшном перенапряжении сжег значительный кусочек своей жизни. Потратил массу энергии на «прочувствование» и «видение» всего полета ракеты, весь горизонт будущего события.

Когда Дмитрий открыл глаза, по его лбу катились крупные капли пота. Он пошатнулся.

Офицеры, ожидавшие веселого розыгрыша или сеанса педагогического воспитания, смешались. Все происходящее как-то не походило ни на цирк, ни на уличение мошенника.

Человек бодрым и свежим прибыл только что на КП, доложился. Получив вопрос, закрыл глаза на несколько секунд, а когда открыл, будто бы постарел на десять лет и отмахал киркой на добыче камня часов этак десять. Что-то за эти несколько секунд произошло.

Что-то значительное и необъяснимое. Хотя «предсказатель» и простоял эти несколько секунд по стойке «смирно» у всех на виду и никуда не отлучался.

Членам экипажа, находящимся на КП, показалось, что вокруг стало жарко и душно, как будто вдруг на полную мощность включилась и заработала мощная печка-калорифер. Кто-то из команды даже бросил тревожный взгляд на приборы, чтобы удостовериться в том, что температура в отсеке в норме.

Дмитрий разлепил высохшие губы и медленно, с усилием, выдавил:

– Все будет хорошо, товарищ капитан первого ранга. Пуск и полет пройдут без аварийных ситуаций. Боевой блок будет доставлен в центр котлована-мишени. Войдет в грунт на глубину корпуса. От удара с края котлована свалится фанерный щит с надписью «Мишень номер 7. Эпицентр опасной зоны»…

Лицо капитана Зеликова слегка вытянулось:

– А откуда ты знаешь, как выглядит мишень? И что на краю котлована находится этот щит с надписью? Это закрытая информация!

– Считайте, что мне это приснилось. Прямо сейчас, – устало улыбнулся Дмитрий.

Почему-то никто из офицеров не фыркнул и не подшутил над ответом. Повисло какое-то неловкое молчание, никто из бывалых морских волков не знал, как на такое заявление реагировать в сложившихся обстоятельствах.

Старлей сделал то, что попросили. Даже приказали. Не красовался, и не похоже, чтоб врал. Просто все было очень непонятно. Вроде мистика. Шаманство какое-то. А вроде и нет…

Затянувшуюся тишину нарушил командир:

– Ладно, товарищ старший лейтенант, пока примем такой ответ. Мне доложили, что ваши прогнозы всегда сбываются, вот я и полюбопытствовал. Очень важное это завтрашнее испытание для нас, для лодки, да и для всего нашего подводного флота.

Будем надеяться, что твои слова сбудутся. Мы ж, моряки, всегда были немного суеверными и верили всяким знакам, приметам, звездочетам. – Зеликов тут усмехнулся, затем резко подобрался, вернув внимание собравшихся к текущим задачам. Отрывисто бросил: – После стрельб лично позвоню, проверю, если поразим мишень, конечно, в какое именно место попал имитатор боевого блока! И выясню все про фанерный щит с надписью.

Свободны!


Ночь перед испытаниями «шапки-невидимки» и запуска баллистической ракеты была для Дмитрия тревожной. Не спалось. Слишком многое было поставлено на карту, в том числе и личная репутация.

В отличие от него Нестругин спал крепко. Здоровым глубоким сном уставшего, отработавшего свою вахту трудяги. Пряничный поработал не меньше него, но какой-то постоянно действующий в голове скрытый беспокоящий центр не давал расслабиться и отключиться.

Отрубить эту линию связи, неизвестно с кем или с чем работающий в автоматическом режиме информационный канал не получалось. Он действовал как бы сам по себе и закачивал в глубины подсознания то ли пустые шумы, то ли некие зашифрованные данные, примерно так, как это делает компьютерная программа, сбрасывающая что-то на жесткий диск, следуя алгоритму, заданному неизвестным кодом, а не «чайником»-пользователем.

О том, что что-то «качается», последний может узнать лишь косвенно, по миганию светодиода на панели компа.

И если он даже умудрится отловить процесс и вывести его отображение на дисплей, то сможет увидеть лишь мелькание каких-то названий и расширений файлов, загружаемых в память, без понимания, что это за процесс и к чему он приведет.

И не факт, что в этих файлах не окажется зловредных вирусов или троянов, приводящих к смерти компьютера или искажению хранящейся в нем информации.

Дмитрий пока не научился управлять своими способностями так, как это делают профессиональные экстрасенсы, или, например, компьютером – виртуозы-программисты соответствующими аппаратно-программными средствами и профессиональными умениями.

Ясно, что учиться придется. И учиться не только управлению скрытыми способностями, но и многим другим вещам, например, правильному расходованию энергии во время сеанса экстрасенсорного восприятия, восстановлению после него.

Без надежного контроля за незаметными утечками физических сил Дмитрий совершенно выматывался и чувствовал себя абсолютно не защищенным во время нахождения в измененном состоянии сознания. С этим надо что-то делать, иначе можно просто умереть прямо во время сеанса «ясновидения»…

Надо исследовать свои неординарные способности, научиться управлять ими, ставить заслоны нежелательной и вредоносной информации извне. Немаловажное место в этом процессе должны занимать дисциплина, опыт, набираемый и фиксируемый путем проб и ошибок, анализ состоявшихся успешно сеансов «дальновидения» и «предвидения».

Он уже пытался такое делать, но выглядело это примерно так же, как самостоятельное обучение плаванию прямо в море, на глубоком и коварном месте, среди рифов и подводных течений. Можно было легко утонуть, разбиться или стать жертвой акулы.

Часто эта учеба, первые шаги стоили Дмитрию бессонных ночей, многих часов отдыха и огромного риска для психики. Но что делать… Он не находил в себе сил все бросить и забыть о своем даре навсегда. Отмахнуться от этой своей сверхспособности, не пользоваться ею, смалодушничать.

Кому много дано, с того много и спросится. Иногда Дмитрий завидовал Нестругину и обычным людям, лишенным бремени дара. Они могли просто жить и не грузить себя неподъемными сложностями.

Знание же обязывает к действию.

Дар и Богом данные таланты тоже. С людей, отмеченных этими искрами свыше, спрос особый.

Выше нагрузка, выше ответственность, меньше свобод и удовольствий. Очень много работы, труден путь к высотам совершенства, зато и награды другие.

Не всякому понятные, но великие. Речь идет о высших смыслах, о катарсисе. О метафизике запредельного.

О справедливости, вечности, пике счастья мастера и будущем человечества.

Понимание этих, отвлеченных для современного человека материй приходило постепенно и больше интуитивно, чем логикой. Как при систематических тренировках зрения в полной темноте, выработке навыков стратегического видения будущих сражений у великих полководцев, автоматических рефлексов у мастеров боевых искусств в смертельных поединках.

Для Дмитрия было очень трудным и болезненным постижение мира невозможного, где-то похожее на то, как неуклюже и медленно, с синяками от падений и душевными травмами новорожденный познает сложный мир людей и физических законов природы.

Вот только времени на это познание у Дмитрия очень мало. Он это чувствует. Растревоженный внутренний голос будто беззвучно кричит в подсознании и колотит маленькими кулачками бесплотного тела по привычному порядку мыслей и иерархии бывших ценностей.

Голос кричал:

«Разбирайся быстрее! Проверка тебя на право жить и защищать то, что тебе дорого, уже рядом, за спиной, наступает на пятки! Думай! Делай что-нибудь!»

Дмитрий чувствовал, что причиной этого внутреннего напряжения были не только завтрашние испытания боевых возможностей «шапки-невидимки» и пуск ракеты.

Причиной было нечто гораздо более важное и глобальное – ощущение присутствия постороннего наблюдателя, который из хорошо замаскированного убежища присматривается недобрыми глазами к самоучке-ясновидящему, делающему первые шаги в этом призвании, оценивает его, фиксирует все ошибки и готовится использовать неумеху в какой-то грязной и очень подлой игре.

Игре, где на кону стоит судьба того мира, тех людей, которые дороги и близки Пряничному. И эту схватку с неизвестным, невидимым пока противником Дмитрий проиграть не может, не имеет права!

Но для этого ему придется детально и в аврале разобраться в том, как «работают», как «включаются» и «выключаются» его необычные способности. Отчего усиливаются и ослабляются. Каковы их пределы и особенности. Надо собрать и «прочувствовать» данные. Изучить и структурировать. Понять. Сделать выводы.

Важнейшие из них использовать в рамках практики и теории самосовершенствования, которую Дмитрию уже приходилось применять при изучении иностранных языков, постижении математических иррациональностей, обучении теории игр, шахматам, писательскому мастерству. Там, правда, было проще. Был чужой опыт, пособия, статьи, учебники, учителя.

Здесь же – ничего. Только общие методы и приемы познания неизвестного, причем абсолютно антинаучного… Исследовательская и экспериментаторская работа.

Когда Дмитрий пройдет этот путь, станет мастером-экстрасенсом, то, может быть, он сам и напишет первое настоящее пособие для начинающих на эту тему?

Или… поняв, в какой ящик Пандоры заглянул, уничтожит всю информацию о своем открытии, как это сделал, например, Никколо Тесла, защитив человечество от найденной силы сверхмощных энергий, порождаемой созданными им установками?

Тесла решил, что человечество не доросло до таких тайн. Оно по-прежнему еще играет в песочнице и не представляет последствий попадания в свои игрушки, среди совочков и ведерочек, гигантских сил сверхновых звезд, бесконечной мощи «черных дыр» Вселенной или хотя бы чудовищной энергии только одного нашего Солнца.

Эти вещи иного порядка и иной философии. Чтобы обладать и пользоваться такими силами, люди должны стать мудрее, лучше и нравственнее, намного выше, чем сейчас. А это, скорее всего, случится еще не скоро. Поэтому, может, и не стоит забегать вперед?

Все эти противоречивые и часто не очень связные мысли крутились в голове у Дмитрия, пока он бесшумно и бессчетное количество раз мерил шагами пол по длине каюты.

Сон не шел, а по предмету размышлений не было никакой ясности и даже понимания направления движения.

Дмитрий отпил глоток минеральной воды из пластиковой бутылочки и прилег в койку, забросив руки за голову. Попытался расслабиться и найти какую-то точку опоры, цепочку ассоциаций, к которым можно будет привязаться и начать вдумчиво, аккуратно строить «дерево познания» новой задачи, приобретать новые навыки, новое видение проблемы.

С чего начать?

Дмитрий перебрал в памяти приемы, которые вычитал у психологов в разных книгах по самосовершенствованию. Остановился на сочетании нескольких вариантов из разных источников. Подобрал подходящее название тому, что собирался сделать и шепотом озвучил:

– «Ангар».

Представил себе гигантское закрытое помещение – ангар, зал или модуль арочного типа. Внутри, в функциональном блочном виде, свои внутренние органы, связанные линиями кровотока, передачи нервных импульсов – команд управления, информации, сигнальными цепями, системами безопасности, защиты и обеспечения жизнедеятельности.

Отдельно – важнейшие функциональные узлы: сердце, мозг, подсистемы зрения, слуха, кожной чувствительности, анализа информации и большой контейнер памяти – жизненного опыта с подпрограммами реагирования на известные ситуации. С системой выработки решений по проблемам, которые раньше не встречались.

Все эти узлы, линии, датчики и другие элементы выстраиваемой им гипотетической модели самого себя в режиме «экстрасенсорного состояния», после некоторых раздумий, оказалось удобно представить визуально в образах контейнеров с идентифицирующими надписями на стенках прозрачных шлангов, труб, кабелей, блоков, как у старых ЭВМ с дисплеями, стойками периферии, с рубильниками, вентилями и панелями управления.

С этими технически и зрительно знакомыми вещами управляться в уме казалось легче. Связи и взаимодействия этих объектов, протоколы и взаимовлияния понимались интуитивно. В воображении постепенно возникало сложное сооружение, что-то по типу «железного городка» физиков вокруг кольца ускорителя частиц, виденного когда-то на экскурсии в Институте ядерной физики в Гатчине.

На вид дилетанта – очень хаотический туземный «лес», на вид физика – гармоничное и единственно возможное для решения задач построение приборов, лабораторий, труб, кабелей, энергопитания и других «мелочей».

По «образу и подобию» городка физиков Дмитрий выстроил свой «внутренний город» из гипотетических блоков, узлов, «лабораторий» и линий связи, мысленно прикрепил ко всем «объектам» «пояснительные таблички» и удовлетворенно хмыкнул себе под нос:

– Это уже кое-что. Над этой версией проекта можно поработать. Построить некую аналогию связи с его, Дмитрия, физической частью личности, затем увязать с ментальной и экстрасенсорной. Попробовать провести параллели, зависимости, набросать схемы взаимодействия. Собственно, это и есть инженерный и научный подход к изучению непознанного явления.

И это та самая «печка», от которой можно начинать «плясать». Если что-то потом «не срастется», модель и подходы можно будет поменять. Пока же, для первого черновика, сойдет.

Дмитрий представил себе построенный им «внутренний город» в действии. Ритмичные удары объекта «сердце», движение «крови» по венам и артериям, работу «блоков памяти», «чувств», взаимодействие внешних и внутренних полей разной природы. Контроль над всем этим «хозяйством» висящей под самым потолком «сферы сознания», охватывающей линиями и полями связи все блоки, узлы и строения внутри «Ангара».

В дальнем конце закрытого пространства Дмитрий «разместил» хранилище долговременной памяти, с полками и «улицами» воспоминаний и умений в виде кубов, картинок, туманов и образов – весь свой жизненный опыт и знания.

Тут же мысленно построил защиту в виде «огненной стены» и прозрачной брони по типу того, что делают банки для охраны денег и важной информации.

Подумав немного, выстроил таким же образом и защитил еще одно, гораздо меньшее по объему хранилище оперативной памяти. В нем постоянно происходило движение – мчались светящиеся разными цветами сгустки «горячей» информации.

Они сливались, разделялись, улетали в куб центра принятия решений, а потом уже остывшими «кирпичами», дисками и пластинками из кристаллов отправлялись на хранение в отсек долговременной памяти.

Еще несколько минут «виртуального строительства», и Дмитрий с удовлетворением почувствовал, что наметился прогресс. Первоначальная, довольно абстрактная и размытая концепция начала приобретать видимые и понятные формы. Постепенно появлялось нечто похожее на читаемую блок-схему и даже рабочий макет под поставленную задачу, под ТЗ, как сказал бы инженер – под техническое задание.

Это уже область близкая и знакомая Пряничному.

Вырисовывалась старая и вполне исследованная классика – частный случай сложной системы АРУ – автоматического регулирования и управления с большим количеством периферийных следящих систем, датчиков, исполнительных устройств и обслуживающего программного обеспечения.

А раз так, то можно к исследованию построенной психофизической версии модели человека «Ангар» подойти с позиций и с инструментами инженера – автоматика, электронщика, программиста. Многое тогда становится понятным и привычным.

Можно провести построение взаимодействий между узлами и объектами, описать процессы, составить передаточные функции блоков и элементов, оценить устойчивость системы по известному критерию Найквиста-Михайлова.

Потом составить функциональные схемы, найти слабые места в контурах, построить алгоритм оптимального управления с разделением обычных человеческих способностей и возможностей «сверхчувственных», экстрасенсорных. Найти способы их совершенствования.

Собственно, вот! Это и есть в черновом виде нужная аналогия для начала понимания того, что называется сверхспособностями человека.

Тут, правда, во внимание придется принимать и внешнюю среду, то, что находится за пределами «Ангара», – воздух, вода, эфир, другие среды, но это уже понятно. Просматривается прямая связь со специальностью Пряничного – технические системы подводной лодки и связанный с ними элемент – обслуживающий персонал, человек.

Влияющий фактор – среда за бортом: вода, воздух, различные поля, сигналы, угрозы, оружие.

Да, с этим можно работать. Пазл начинает складываться.

Дмитрий вскочил с койки, включил приглушенный свет и на листке бумаги набросал первую общую схему выстроенного в голове «Ангара». Какое-то время вникал в детали.

Потом попытался нащупать начальные пунктирные цепочки движения на пути осмысления и решения проблем управления сверхспособностями, их диапазоном взаимодействия с физическими ресурсами организма и понять, как защититься от внешних воздействий в обычное время и в режиме «измененного состояния сознания».

Защита беспокоила Дмитрия больше всего. Ему иногда казалось, что кто-то незаметно копается в его памяти, в его мозгах, пытается снимать личную информацию под прикрытием какой-то гипнотической маскировочной завесы.

Что-то похожее на действия чужого профи – шпиона или диверсанта, оснащенного специальным набором средств и навыков поведения в чужом сознании.

И это вряд ли просто личная фобия Пряничного…

Как вычислить, разоблачить и обезвредить такого врага? Как найти места «просачивания» и поставить там защиту или «мины»?

Еще час Дмитрий потратил на то, чтобы окончательно выстроить в воображении психофизический виртуальный макет «Ангар», закрепить этот образ в памяти и начать первые опыты по изучению созданного комплекса. «Погрузиться» в него мысленно.

Увлекся.

«Слабые места» в модели вскрылись быстро. Когда Дмитрий «перенес себя» в виртуальное пространство «Ангара» как анимированного участника «компьютерной игры», походил по проходам мимо «блоков», «кабелей» и «линий связи», «увидел», «ощутил» и «пощупал» созданный им искусственный мир, подсказки и решения пришли как бы сами собой.

После устранения недостатков, переделок модели, при очередном «отключении-включении» доработанной композиции обнаружился и первый канал «утечки».

Тонкое и гибкое, полупрозрачное, будто сотканное из дыма, щупальце, меняющее окраску, как хамелеон, пробравшееся из щели в полу, извиваясь, неторопливо обследовало ячейки в хранилище долговременной памяти, проникая в емкости и считывая оттуда данные.

Ошеломленный, Дмитрий, не подумав о последствиях, бросился к вору. Виртуальное ограбление? Диверсия? Как это может выглядеть в мысленном пространстве?

Во взаимодействии энергий экстрасенсов, с использованием их навыков скрытности, техник воровства и нападения.

Дмитрий пока ничего этого не знал. Он просто бросился к щупальцу и попытался его схватить, не отдавая себе отчета, что действие происходит не в реальности, а в виртуальном пространстве.

Первое ощущение, которое испытал Дмитрий, – это безмерное удивление и испуг какого-то далекого человека, порождением экстрасенсорного поля которого и являлось дымчатое бесплотное щупальце – вор.

Его «оператор», видимо, никак не ожидал разоблачения и спокойно копался в памяти Пряничного. Дмитрий сразу же определил по своим меткам и табличкам на ячейках памяти, что вора интересовали данные о подводной лодке, ее боевым системам и сведения по «шапке-невидимке».

По последней в долговременной памяти хранилась пока только малая толика информации. В основном она еще располагалась в хранилище «оперативной», то есть кратковременной, рабочей памяти.

Что делает человек, заметивший вора в своем доме? Пытается схватить его, отобрать похищенное, задержать до приезда полиции.

Так вот в мире экстрасенсов это невозможно!

Там все построено на других, нефизических принципах. И их Пряничному еще предстоит понять.

Щупальце свободно прошло сквозь ладони Дмитрия, нервно дернулось и мгновенно исчезло в дырке на полу, которая сразу же после этого затянулась…

Дмитрий еще некоторое время ощущал тающие поля эманаций далекого человека-оператора, его удивление от встречи с хозяином, обидной помехи и провала задания.

Что ни говори, а получалось, что Дмитрию удалось в первый раз вскрыть проникновение в свою память неизвестного «сенса» и пресечь воровство ценной информации. Сделал он это неумело и наивно, но… сделал!

Дальше он будет учиться действовать лучше. Жаль! Эх, как жаль, что нет учителя!


А первый вывод, который напрашивался из сегодняшних построений и размышлений, немного конфузил. Получалось, что Дмитрий включал свои экстрасенсорные способности грубо, примерно как неандерталец приводил себя в раж, в боевое состояние – ударом дубины по голове. Своей собственной.

И когда надо было всего лишь спокойно «нажать кнопочку», а затем просто ждать и наблюдать, Дмитрий напрягался изо всех сил, нервничал и сжигал огромное количество энергии. Совершенно бесполезно.

Больше этого не повторится. Теперь он в первом приближении знает, как правильно входить в «измененное состояние сознания» и как безопасно выходить из него. В остальном придется разбираться с постоянными экспериментами и тренировками.

До заступления на вахту оставалось еще около трех с половиной часов. Дмитрий выключил свет, повернулся на бок и вскоре уснул.


Наступил волнительный день полномасштабных испытаний лодки после ее ремонта на «Звездочке» и проведенной модернизации.

В заданном квадрате Баренцева моря АПЛ «Верхотурье» ждали несколько кораблей поддержки. С утра начались маневры, вводные, проверки ходовой части, всех систем в подводном и надводном положениях.

Пряничный с Нестругиным и еще двумя офицерами отвечали за работу «шапки-невидимки». Волнение не покидало ребят до самого конца «экзамена», несмотря на благоприятные «предсказания».

Весь цикл проверки возможностей их уникальной системы прошел без сбоев.

Учебные «вражеские торпеды», выпущенные с судна поддержки по «Верхотурью», были «уничтожены» или отклонены от курса.

Манекены «подводных диверсантов» вовремя обнаружены. Часть «усыплена» и «захвачена», часть сожжена до шлака высокочастотными силовыми полями.

При включении режима радионевидимости огромная АПЛ полностью исчезала с экранов радаров на кораблях поддержки.

В режиме оптической невидимости становилась необнаруживаемой человеческим зрением, а в режиме генерации фантомов по заданным координатам стабильно возникало запрограммированное число миражей – оптических «обманок» зрения. Причем миражи могли быть как копиями «Верхотурья», так и изображениями любых других кораблей, подводных лодок и даже самолетов из компьютерной базы данных.

Все результаты бесстрастно фиксировали приборы и военные наблюдатели с судов поддержки.

Последней и самой главной, самой ответственной частью испытаний был запуск штатной ракеты Р-29РМУ2 «Синева» с учебной боевой частью и полным весом десяти боеголовок.


Предельная мобилизация каждого человека экипажа, дрожь корпуса, грохот и отрыв-уход громадной сигары в небо. Напряженность нервов у всей команды – до предела, буквально звенящая на всех боевых постах лодки.

Команда «Отбой учебной тревоги» принесла за собой общий облегченный выдох и переход в обычный режим дежурства.

Через час экипаж узнал, что ракета благополучно поразила цель на Камчатке, личный состав за испытания получил оценку «отлично» и АПЛ «Верхотурье» приказом командующего флотом введена в действующий состав ВМФ России.

Вечером в столовой состоялся праздничный ужин. А после него Пряничного опять вызвал к себе командир. Но на этот раз не на КП, а к себе в каюту.

Попытку Дмитрия доложиться по форме прервал энергичным рубленым движением руки. Кивнул на стул:

– Садись.

Зеликов в раздумье потер щеку, посмотрел на лежащие перед ним на столе документы и начал:

– Да, товарищ старший лейтенант, ну и задал ты мне задачку! Я же не поленился проверить все, что ты напророчил по поражению мишени.

Связался с начальником полигона Кура, заставил подробно рассказать о виде и номере мишени, фанерном щите с надписью. Опросили даже прапорщика, который тот щит ставил.

Все подтвердилось. Прапорщика наказали за то, что плохо закрепил предупреждающий плакат, это нарушение правил техники безопасности. Сфотографировали мишень номер семь после попадания в нее ракеты. Действительно, учебная боевая часть вошла в землю на глубину корпуса прямо в центре котлована…

Учитывая факты и их, прямо скажем, фантастичность и значимость, я был вынужден отправить рапорт о необычных способностях своего офицера командующему флотом в штаб ВМФ.

Если меня там не высмеют, то, вполне возможно, могут посчитать более выгодным использовать тебя не в качестве рядового инженера по электрооборудованию и даже по новой системе невидимости, а совсем на другом месте. Где ты смог бы принести гораздо большую пользу. Тебя, кстати, еще не доставали любители лотерей и тотализаторов?

– Никак нет, товарищ капитан первого ранга. Пока только подсмеивались.

– Ну-ну, думаю, после сегодняшнего пуска все смеяться перестанут, – усмехнулся Зеликов. – Ты мне вот еще что скажи, Дмитрий… э-э… Сергеич. Имеешь ли ты отношение к результатам испытаний? Ты только предсказал? Или… ты повлиял?

Устроил так, что все получилось на пятерку и согласно твоим предположениям? Ты… можешь… влиять на события, которые еще не произошли или происходят в настоящий момент?

– Нет, товарищ капитан первого ранга, я только предсказал. Пока больше ничего не умею, да и это, признаться, не всегда получается. Я еще и сам не разобрался точно, что могу, а что нет.

– Ладно, – хлопнул ладонью по колену Зеликов, – я о своем подумал. Будем надеяться, что если тебя куда-нибудь переведут, то удача нас не оставит.

– Как переведут? – растерялся Дмитрий. – Я с лодки уходить не хочу.

– Э-э, брат. Ты человек военный. Должен понимать, что твое место там, где ты можешь принести наибольшую пользу Родине. И должен подчиняться приказам. Сейчас в мире обстановка очень сложная, предвоенная. И люди с таким даром, как у тебя, могли бы принести стране неоценимую пользу.

Пряничный сидел молча и оторопело слушал командира. Перевод с лодки? На берег, наверное? Он и представить себе этого не мог. И не хотел.

Вот до чего болтливый язык довел! Сидел бы молча, не трепался, не «светился», не было бы такого поворота. Не хочет Дмитрий терять друзей, уходить из команды… А может, все еще и обойдется? Он с надеждой взглянул в лицо озабоченного командира.

Тот сразу понял немой вопрос, пожал плечами, покачал головой:

– Не знаю, не знаю, Дмитрий Сергеевич. Как там решат… Если исходить из принципов целесообразности, то, конечно, твои возможности должны быть изучены и использованы на сто процентов. Сам понимаешь…

Капитан помолчал пару секунд, потом медленно проговорил:

– Получено первое боевое задание. Ввиду успешного испытания системы «шапка-невидимка» лодке предписано пройти через Гибралтар в Средиземное море, повторив маршрут АПЛ «Курск», капитана Лячина.

Он сумел пройти, хотя тогда у него не было системы невидимости, сравнимой с нашей.

«Курск» обошел все ловушки, вошел в Средиземное море и держал под прицелом своих крылатых ракет два американских авианосца, с которых взлетали самолеты бомбить сербов. Если бы «Курск» получил приказ из Москвы, то от всей американской средиземноморской группировки моментально и мокрого места бы не осталось!

За тот рейд капитан Лячин получил Звезду Героя…

Зеликов пожевал губами, что-то вспоминая, потом продолжил:

– У нас задача попроще – испытать в сложных условиях, практически в боевых, систему невидимости, защиты и постановки фантомов. Доставить на нашу авиабазу Хмеймим в Сирии секретное оборудование, помочь с его установкой и обучением персонала базы. Так вот мне бы очень хотелось знать заранее о проблемах и сюрпризах, которые могут ждать нас при выполнении этого задания.

Командир потянулся к полке и снял с нее сложенную в несколько раз целлофанированную бумагу:

– Вот тебе карта. Тут все отмечено, штурман уже проложил курс. Ну и ты по нему пройди со своим ясновидением. Может, чего углядишь? Какие опасности по маршруту, ловушки, неприятности, которых можно избежать?

Если появятся какие-то мысли или предположения по делу – обращайся немедленно, в любое время дня и ночи! Вопросы есть?

– Никак нет, товарищ капитан…

– Хорошо. Можешь идти.

После вахты в своей каюте Дмитрий изучил полученную карту. На ней просматривалась тонкая пунктирная линия, набросанная красным фломастером от места текущей дислокации лодки через Гибралтарский пролив к Сирии, Латакии. Задача понятна. «Проползти» глазами маршрут и пройти его в режиме «дальновидения» и «предвидения». Если на каких-то этапах и точках удастся заметить признаки проблем – немедленно докладывать командиру.


Глава 7
Картина мира глазами Нэнси Браудер

В небольшой уютной комнатке ресторана «Лозанна» за скромно сервированным столом сидели в военной форме пять высших офицеров армии США.

Адмирал Джонатан Грин, начальник штаба по морским операциям, после утреннего совещания в Пентагоне пригласил коллег и друзей скромно отметить свой день рождения.

Первые тосты были произнесены, пожелания сделаны, арсенал новых военных анекдотов и подколок использован. После этого градус настроения как-то сам собой незаметно спал, генералы молча и вяло ковырялись вилками в тарелках без всякого аппетита. Есть не хотелось.

Руководители важнейших структур военного ведомства были под сильным впечатлением того, что увидели и услышали сегодня на утреннем совещании.

Поговорить об этом тянуло, но было как-то неловко, да и не знали, с чего начать.

Наконец, именинник, догадавшись о причине спада активности коллег, решил повернуть заглохшую застольную беседу на интересующую всех болезненную тему:

– Ну и как, господа, никто не хочет высказаться по поводу сегодняшних событий? По существу. Нам всем в очередной раз плюнули в лицо! И это задевает нашу честь и, конечно же, безопасность Америки! – Грин сделал многозначительную паузу, взглянул на соседа справа и продолжил: – Неужто морской пехоте нечего сказать?

Генерал Роберт Хеллер, командующий силами морской пехоты США, безразлично пожал плечами и философски изрек:

– Америка давно в дерьме, господа. Ничего нового. Просто дерьма становится все больше и больше. И Америка от него скоро захлебнется. Нас поимели в очередной раз. Кому не нравится – тот может подать в отставку.

– Что так мрачно, Роберт? – поддел его Грин, рассчитывая развернуть дискуссию и оживить беседу.

Хеллер тоскливо поморщился:

– А как прикажете понимать заявление нового министра обороны США? Она заявила, что «ее первые реформы коснутся проблем сексуального насилия над женщинами в армии и ограничений на прохождение ими службы в зоне боевых действий». И это все. Ни слова о том, что мадам собирается сделать для армии и Америки! И может ли вообще.

Если уж говорить о насилии, то оно давно уже исходит в основном от феминисток в отношении белых мужчин. Сегодня мы видели нескольких ненормальных «бизнес-вумен», пробравшихся на самый верх руководства США. Благополучие и мощь страны они видят только в получении очередных прав, льгот, удовольствий и преференций в отношении себя и своих сподвижниц.

В зоны боевых действий женщин-военнослужащих и сегодня посылают только из добровольцев, стремящихся побольше заработать. Хотя, как вы сами понимаете, дам на опасные задания и операции стараются не направлять, «солдаты в юбках» почти всегда сидят в безопасных местах, получая при этом деньги и награды, как мужчины. Это только в кино они – суперменши.

Попробуй всего лишь заикнуться о том, что за сидение в тылу премий, орденов и новых званий не полагается. Тебя просто изнасилуют во всех феминистских центрах «защиты прав женщин», хотя к настоящим женщинам и их правам это не имеет никакого отношения.

– И что, у тебя уже были такие случаи? – поинтересовался Грин.

– Постоянно! Вот только на днях генерал Джон Келли из моего корпуса морской пехоты выступил в прессе с предупреждением об опасности следования идеям гендерного равенства с точки зрения боеготовности американских войск. Феминистки его просто порвали в СМИ!

– Из-за чего?

– Если коротко, то суть в том, что в наших спецподразделениях «морских котиков» платят хорошие деньги, многие феминистки из-за этого туда рвутся, но не могут пройти по физической и психологической подготовке.

Насмотрелись дуры киношек, фантастики вроде «Солдата Джейн», – Хеллер фыркнул, – теперь же, поскольку у нас в руководстве полно сочувствующих им «фемок», лесбиянок, а с сегодняшнего дня в их составе даже и сама министр обороны, то на весь аппарат командования армией США, конечно же, исключительно на мужчин, оказывается беспардонное давление за – представьте себе только – ПОНИЖЕНИЕ НОРМАТИВОВ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ и снижение уровня требований к вступающим в ряды «морских котиков»!

Это непостижимо для любого нормального военного любой страны мира! Но феминистки никогда не думают о благе своей страны или разумности. Для них главное – личная выгода! Здесь и сейчас!

Они постепенно разрушают Америку, ее вооруженные силы, традиционные семьи и превращают белых мужчин в бесправных рабов. При этом, прикрываясь лозунгами «прав женщин» и будто бы их интересами, они обманывают и их.

Ну скажите на милость, как можно понижать уровень боевой подготовки в элитных родах войск только для того, чтобы туда могло проникнуть больше феминисток для получения больших зарплат, званий, льгот и наград? Я должен попросить и весь остальной мир, все государства, всех террористов и преступников ТОЖЕ снизить в разы свой уровень боевой и физической подготовки, раз ее снижают США по требованию «слабых женщин»?

Это – полный идиотизм! Маразм!

Неторопливо озвучив свое отношение к теме, Хеллер продолжил ковырять вилкой в тарелке, доедая жаркое.

Выждав минуту, слово взял генерал Джозеф Войтель, начальник Управления специальных операций:

– Собственно, что мы можем сделать? Вопросы внутренней безопасности Соединенных Штатов относятся к компетенции АНБ, которой пока еще руководит вменяемый человек – адмирал Майкл Роджерс. Но ходят слухи, что и его скоро заменят на какую-то лесбиянку, подругу Хилари.

А Роджерс? Что он может предпринять против феминистского шабаша в Белом доме, в конгрессе, в Пентагоне, в Верховном суде? Что и кому предъявить в качестве доказательств антигосударственной деятельности, ведущей к разрушению страны и геноциду американских белых мужчин?

На большинстве ключевых постов в перечисленных выше госучреждениях сидит лобби феминисток, которые не допустят не то чтобы каких-то изменений в структуре власти в стране, но даже и предварительных слушаний вопроса о засилье всячески восхваляемого ими феминизма в Америке, ведущего к краху государства.

– И мы будем сидеть сложа руки? И ждать, когда эти ненормальные экстремистки, ввиду полного отсутствия мозгов, устроят мировую войну против русских, индийцев, китайцев и уничтожат все человечество? Или вернут эпоху рабства, только на этот раз рабами будут уже не нигг… то есть афроамериканцы, а нормальные белые мужчины, такие, как мы с вами, – подключился к разговору начальник бюро Национальной гвардии генерал Фрэнк Грассен.

Адмирал Грин мягко направил разговор в нужное русло:

– Я думаю, на первых порах нам сейчас полезно было бы просто обменяться мнениями насчет сложившейся в армии и в стране ситуации. Нащупать правильный путь для спасения Америки, предложить какие-то идеи, соображения, средства. Начать что-то делать, и прежде всего думать над проблемой.

А вы, Говард, что скажете? Какова ваша оценка событий в свете сегодняшнего назначения и победившего в Америке радикального феминизма?

Генерал Говард Дуглас, заместитель начальника оперативного Управления стратегических ядерных сил США, сидевший слева от адмирала, пожал плечами. Что тут можно сказать…

Сегодня на совещании в Пентагоне, которое почтила своим присутствием сама президент США Хилари Клинтон, неожиданно было объявлено о назначении нового министра обороны. Им стала подруга Хилари – мадам Мишель Флурной, бывшая глава Центра «новой американской безопасности» – очень «экзотического» органа.

До этого Хилари настояла, чтобы объединенное командование аэрокосмической обороны и Северное командование ВС США возглавила женщина – генерал ВВС США Лори Робинсон. Тоже подруга мадам Клинтон.

Еще раньше на некоторые ключевые посты в американской армии, структурах ЦРУ, АНБ и Верховного суда под давлением мадам Клинтон и феминистической «группы поддержки» были назначены другие ее лучшие подруги из числа самых агрессивных феминисток, лесбиянок, трансвеститов. Среди них была и Дебора Ли Джеймс – министр ВВС США.

По словам Хилари Клинтон, назначения и перестановки делались исключительно для целей «противостояния российской угрозе». По ее мнению, мужчины – генералы, политики и руководители ведомств – с такой сложной задачей не справляются. Допускают слабость, безынициативность и стратегические ошибки. Например, прохлопали тайную операцию Путина в Крыму, и он навсегда ушел в Россию.

Ясно, что это только предлог, но планы мужененавистниц-феминисток и мадам Клинтон более чем очевидны.

Умирать по глупости нескольких идиоток и способствовать разрушению страны никому не хочется. За этим столом сейчас находятся только патриоты своей Родины.

Последнее соображение подтолкнуло Дугласа высказаться:

– Мне нечего возразить. Феминизм рушит Америку и НАТО. Я пока не знаю, кому и зачем это надо, но обязательно постараюсь разобраться. Недавно у меня была стычка с мадам Деборой, министром ВВС.

У границ США, по донесению береговой охраны, появилась неопознанная стратегическая атомная подводная лодка. Я запросил у ВВС воздушную разведку для проверки информации. Мне отказали.

Выяснилось, что Дебора самовольно нарушила Устав и незаконно запретила выполнять запросы на предоставление военной авиации оперативным дежурным родов войск. Пришлось звонить, упрашивать ее, чтобы разрешила вылет пары истребителей.

Это было унизительно! Рапорт, который я потом подал в Пентагон по инциденту, остался без рассмотрения. В то же время, если бы неизвестная АПЛ со стратегическими ракетами на борту подошла вплотную к берегам Америки и дала залп с близкого расстояния, от нашей страны осталась бы только радиоактивная пустыня… из-за самоуправства и личного кретинизма одной высокопоставленной феминистки.

И так происходит, судя по вашим, коллеги, рассказам, во всех других родах войск и областях государственного управления. Это действительно клинический маразм!

Дуглас пригубил содовой из бокала и продолжил:

– Я бы еще хотел сказать пару слов о так называемом гендерном равенстве.

О… лукавстве такого определения. Я не против, чтобы нормальные женщины служили в армии или в любой другой области человеческой деятельности, но только там, где они реально могут выполнять обязанности наравне с мужчинами и где не будет фатальных последствий от их ошибок, нехватки физической силы, стрессоустойчивости, рационального и разумного мышления, от всяческих дурацких комплексов, проблем с физиологией, «критическими днями» и личного специфического толкования ими своих прав и обязанностей.

Сегодня же мы видим, что права на постановку и решение важнейших государственных вопросов благодаря феминисткам имеют протащенные ими на высокие посты товарки, а вот ответственности за свои преступления, просчеты и ошибки по сравнению с мужчинами женщины не несут.

В законах существует масса послаблений, оговорок, индульгенций для дам. По половому признаку. «Гендер» – это фикция! Тут он не работает – никакого равноправия и в помине нет!

Соответственно, и цена решения, приказа от мужчины и от женщины-феминистки – разная! Разный уровень ответственности!

Мужчину-руководителя, командира могут предать военному трибуналу, приговорить к смертной казни, осудить на пожизненное заключение, а женщину – только слегка пожурить или устроить балаганное шоу на базе показушного процесса. С условным сроком или вообще без оного.

Такая безответственность женщин развращает и приводит к ощущению своей полной безнаказанности в случае любого преступления или нарушения закона.

Сложность проблемы усугубляется тем, что феминистское лобби поддерживают СМИ, ТВ, пресса, хитрые технологии влияния на общество и его обмана.

Кроме того, вы, я знаю, все в курсе о начале санкционированной и предложенной мадам Клинтон операции «Несокрушимая решимость». Это не что иное, как провокация, шантаж, глупая попытка устрашения русских, которая очень вероятно может закончиться ядерной войной.

Но феминистки, как правило, не умеют просчитывать далекие последствия от своих действий. Они думают и делают что-то только в масштабе сиюминутной выгоды. Чисто по привычке и по-женски они могут планировать только на близкую перспективу. Глобальные же планы, стратегические расчеты, оценки и действия им, я думаю, недоступны. Во всяком случае, подавляющему большинству.

Как изменить ситуацию – не знаю, но со времени стычки с Деборой думаю над этим постоянно.

– Браво, Говард! – поддержал его адмирал. – Хороший «спич»! Да, мы пока не знаем, что надо делать, но, думаю, все присутствующие понимают, что в этой проблеме надо разбираться и ситуацию менять! И у нас мало времени!

А сейчас я хочу поднять тост за процветание Америки!


Через несколько минут Говарду позвонил Рэнд Пол и предложил срочно встретиться. Дугласу пришлось извиниться и оставить четырех коллег продолжать застольную беседу без него.


Сенатор со своими бодигардами встретил Дугласа возле огромного небоскреба, крыша которого пряталась высоко в небе.

Рэнд, пожав руку генералу и таинственно улыбаясь, назвал причину, по которой его вызвал:

– Дорогой Говард, сегодня я хочу познакомить тебя со своим другом и соратником, замечательной женщиной, Нэнси Браудер.

– И что же в ней такого замечательного? – с некоторой иронией поинтересовался Дуглас.

– Увидишь. Пока я могу сказать тебе только то, что миссис Браудер каким-то образом связана с «центром Сатаны» и пользуется его покровительством.

– Она – одна из них? – удивился Говард.

– В том-то и дело, что нет, – ответил сенатор, – но Нэнси не хочет говорить на эту тему. Возможно, в этом «центре» состоит кто-то из ее близких или дальних родственников, бывших друзей или воздыхателей, возможно, «центр Сатаны» по каким-то причинам нуждается в ней. Не знаю.

Для меня факт только то, что она относится к «неприкасаемым» и ее охраняют лучше, чем президента США, но незаметно и профессионально. Не дай бог каким-то силам покуситься на миссис Браудер! Я за их жизнь не дал бы и цента!

Нэнси также разрешено говорить и делать гораздо больше, чем обычным или даже очень высокопоставленным людям. Но до известных пределов, о которых знает только она сама. Миссис Браудер рассказала мне очень много интересного из той сферы специфической информации, которой не владеют даже сенаторы и спецслужбы.

Я думаю, тебе будет любопытно с ней побеседовать, скажем… о реальной картине мира. Да и у меня накопились вопросы.

По образованию Нэнси – юрист. Несколько лет назад при загадочных обстоятельствах погибли ее муж и трое детей. Полиция убийц не нашла, и дело закрыли.

Некоторое время женщина была в глубокой депрессии, выпала из времени. Случилось так, что, когда мы с ней встретились, я кое в чем смог ей помочь. Оказывается, я знал ее мужа – мы вместе учились.

После этого она взяла себя в руки, получила новое образование в области политики, психологии и журналистики, отучившись в Гарвардском и Йельском университетах. Вероятно, в это время у нее и появились какие-то контакты с «центром Сатаны». Подробностей пока не знаю.

Знаю только, что покровитель «оттуда» помог ей найти убийц мужа и детей. Перед судом они так и не предстали. Исполнителей, точнее исполнительниц, просто уничтожили, потому что ниточка от них вела очень высоко вверх…

Поэтому в нужный момент ее оборвали. Тем не менее Нэнси отомстила. А чтобы ее жизнь после потери семьи не стала бессмысленной, миссис Браудер нашла себе новое интересное и опасное занятие. О котором она сама тебе расскажет.

При этом я хочу тебе заметить, что Нэнси не ограничена в финансах и организационных возможностях. Я догадываюсь, откуда они, но знать детали не желаю. Это не мое дело.

Так что, – сенатор подмигнул, – тебя сегодня ждут интересные новости и нескучный вечер. Ты же, помнится, на последней рыбалке сам просил познакомить тебя с единомышленниками.

Говард согласно наклонил голову:

– Да… твое предложение интригует.

В небоскребе весь 37-й этаж занимала некоммерческая организация «Спасем северных оленей!». Позолоченная вывеска у двери лифта выглядела богато и красиво. Кроме названия организации на ней была изображена упряжка с каюром, погоняющим остолом бегущего по снежной тундре запряженного оленя.

Первая ассоциация, пришедшая в голову начитанному Говарду, была – контора «Рога и копыта» из известного русского романа «Золотой теленок».

Генерал хмыкнул:

– Ничто не ново под луной…


Сенатор нажал кнопку вызова видеофона на двери офиса. Несколько секунд гостей разглядывали через скрытые видеокамеры, затем бесстрастный мужской голос из динамика произнес:

– Здравствуйте! Пожалуйста, представьтесь и назовите цель вашего визита.

– Меня зовут Рэнд Пол, а моего товарища – Говард Дуглас. Мы пришли по приглашению миссис Браудер. Она нас ждет.

– Пожалуйста, подождите минутку, я сейчас уточню, – прозвучало в ответ от сотрудника службы безопасности.

Через полминуты электронный замок на двери щелкнул и она приоткрылась. Голос из динамика радушно пригласил:

– Входите.

Внутри четверых гостей встретили охранники, которые профессионально ощупали взглядами визитеров, проверили документы. Телохранителей Пола попросили сдать оружие и проводили их в гостевую комнату.

А сенатора и генерала по длинному коридору с большим количеством дверей, на которых вместо табличек с названиями отделов и фамилий служащих стояли только двузначные номера, отвели к комнате, на одной из створок двери которой были выписаны цифры «01».

Рэнд, предварительно постучав, вошел в кабинет руководителя организации «Спасем северных оленей!» первым.

Из-за рабочего стола в дальнем углу не очень большого прямоугольного помещения буквально выпорхнула женщина лет сорока пяти на вид, приятной наружности. На ней был темно-синий костюм, отороченный по кромкам белой тканью. Юбка ниже колен, строгого делового фасона, смотрелась в мире победившего феминизма среди женщин за сорок как-то непривычно.

Миссис Браудер была невысокого роста, свежа, подвижна, улыбчива. Короткая прическа без изысков, спокойная уверенность, манера держать себя и какой-то теплый внутренний свет, исходящий из распахнутых глаз женщины, придавали ей сходство с мамой из благополучной многодетной семьи, совершенно случайно оказавшейся в контрастирующей функции руководителя организации.

На лацкане у Нэнси посверкивал хрустальными гранями мелких камешков небольшой значок-символ в форме лаврового листика, а в мочках ушей виднелись небольшие пусеты в виде розовых жемчужинок.

Нэнси, подойдя к сенатору, дружески приобняла его, затем, отступив на шаг, улыбаясь, проговорила:

– Всегда рада видеть тебя, Рэнд! Правда, это очень нечасто бывает!

Потом, переведя взгляд на Говарда, тепло сказала:

– Приятно с вами познакомиться лично, господин Дуглас. Мне о вас Пол рассказывал. Его друг – мой друг! Можете называть меня просто Нэнси.

Генерал кивнул:

– А вы меня Говардом! Приятно познакомиться!

Сенатор довольно засуетился:

– Ну вот, формальности закончены, давайте не будем тратить время зря. Где мы можем поговорить?

Миссис Браудер приглашающе повела рукой:

– Где вам будет удобно. Предлагаю сесть вон там, в углу, где мягкие кресла, диванчик и столик для гостей. Сейчас я распоряжусь.

Она подошла к селектору:

– Оливия, организуй, пожалуйста, нам кофе, минеральную воду, фрукты, сэндвичи и пирожные. И… меня ни для кого нет!

Повернулась к гостям со смущенной улыбкой:

– Извините, друзья, спиртного не держу. Предпочитаю все дела обсуждать на трезвую голову.

Дугласу хозяйка кабинета понравилась. Умные и теплые карие глаза с глубоко запрятанной болью, темные волосы, отливающие медью, спокойные, уверенные движения, спортивные фигура и походка. Ощущение человека, знающего свою силу, твердого, обаятельного и прямодушного.

Во всяком случае, Говарду так показалось, хотя он и не был склонен верить первым впечатлениям при знакомстве с новым человеком.


Говард, Рэнд и Нэнси устроились в креслах вокруг столика. Через несколько минут секретарша, чем-то похожая на своего босса, уставила его тарелочками с сэндвичами, пирожными, фруктами. Принесла кофе, стаканы и несколько бутылочек с минеральной водой и соками. После этого сразу же дисциплинированно исчезла, плотно закрыв за собой дверь.

Нэнси взяла чашечку дымящегося кофе, отпила глоток и обратилась к сенатору:

– Итак, Рэнд, о чем вы с Говардом хотите со мной поговорить?

– Все о том же, Нэнси, все о том же. О реальной картине мира. О том, кто им управляет. Кто есть кто и что есть что на самом деле. К чему идет мир или к чему его ведут.

Что ты можешь рассказать о себе и своей миссии. Чем и как мы можем тебе помочь. Где искать единомышленников и как объединяться. Какие есть, по твоим сведениям, на сегодня для Америки и для всего человечества глобальные, самые опасные угрозы.

– И только-то? – Нэнси насмешливо вздернула носик. – Боюсь, для этого потребуется очень много времени. Да и не обо всем я могу вам рассказать, ты же знаешь!

– На твое усмотрение, Нэнси. Главный слушатель сегодня – Говард. Расскажи ему то, что сама посчитаешь нужным, и учти – он может оказаться для тебя, для нас очень полезным приобретением. Его статус ты, наверное, уже знаешь.

– Конечно. Я прошу прощения за прямоту, но, уважаемый Говард, перед нашей встречей я через свою службу безопасности – а у нее оч-чень большие возможности – навела справки и теперь знаю о вас все. Даже то, с кем вы сегодня встречались и о чем разговаривали с вашими коллегами в ресторане «Лозанна».

Генерал удивленно заерзал в кресле:

– Но это же…

Миссис Браудер иронично улыбнулась:

– Не будем говорить об этичности, секретности и прочей чепухе, когда речь идет о том, чтобы доверить вам информацию, касающуюся стратегии и тактики глобальных игроков Земли, тайных обществ и ближайшего будущего планеты.

Нэнси на минуту задумалась и после небольшой паузы начала неторопливо рассказывать:

– Как я понимаю, Рэнд уже рассказал вам о тайном центре управления миром, который наш дорогой сенатор называет «центром Сатаны». Можно называть его как угодно, главное – его задачи и ресурсы.

Кстати, те возможности, которыми располагает этот «центр», превосходят технический, интеллектуальный и финансовый потенциалы АНБ. Скажем так, АНБ является лишь одной из вспомогательных частей «центра Сатаны», которая, как и многие структуры Америки, используется втайне от общества, официальных органов власти, военных.

«Центр Сатаны» – это очень закрытая организация, которая обладает всей полнотой информации по текущей ситуации в мире и видит вперед дальше, чем самые лучшие аналитики и прогнозисты. Там «вслепую» работают лучшие кадры планеты. Они строят новое будущее по тем разрозненным кусочкам из глобального проекта, которые передаются на места исполнителям.

Миссис Браудер отпила еще глоточек кофе и продолжила:

– В деньгах, технических средствах, обучении и использовании любых человеческих ресурсов, спецслужб, руководителей всех уровней – нет никаких или почти никаких ограничений.

Над «центром Сатаны», по мнению Рэнда, стоят еще какие-то силы. Но что это за силы – пришельцы, духи или гости из параллельных миров – никто не знает. Поэтому не будем пока на эту тему фантазировать.

Она с намеком посмотрела на сенатора. Тот сделал вид, что рассматривает висящую на стене репродукцию фотографии Ниагарского водопада.

Воспользовавшись секундной паузой, Дуглас спросил:

– Как военный человек, не понимаю, как может существовать такая мощная силовая структура в полной неизвестности от всего мира. Как можно скрыть сегодня движение колоссальных финансовых потоков, избежать информационных утечек, увести внимание от подозрительной «движухи» на конфликтных участках планеты и внутри государств?

– О-о, мой дорогой генерал, вы даже не представляете себе, сколько существует для этого технических и других средств! От обычных финансовых и информационных до специальных психологических. Одни только технологии «супернадж» и «окно Овертона» чего стоят!

А иногда даже нет нужды особо прятать цели и методы исполнения. Они просто примитивно камуфлируются по подобию троянского коня или переворачиваются с ног на голову посредством психических вирусов, мемов, которые распространяются с разной дезинформацией через телевидение, кино и внедряются в мозги обывателям.

В арсенале «центра» также физическое устранение и вербовка «правдоискателей», использование тупых или алчных «активистов» на местах, политических лидеров, чиновников.

Всего не перечислишь. Да и незачем вываливать сразу вам на голову тонны подробной инсайдерской информации.

Кстати, самые простые и наглые методы надежнее работают.

Вспомните, как Америка устраивает «цветные революции» в других странах, бомбит их по выдуманным предлогам, насаждает «права человека», «демократические свободы» и тому подобную хрень. – Нэнси улыбнулась: – Вы же не такой наивный, я надеюсь, чтобы верить во всю эту чушь!

Будто Америке, а на самом деле «центру Сатаны» очень нужно воевать, тратить деньги и ресурсы только «во имя справедливости» и торжества добра, «общечеловеческих норм», которые как-то очень по-разному понимаются в разных ситуациях.

Дуглас кашлянул:

– Нет, конечно, я не такой наивный человек, но я и не политик, и не бизнесмен. Я военный, человек слова. За свои слова и поступки привык отвечать. В тонких «дворцовых» интригах и дипломатии не искушен. Но мне кажется, что вы как-то очень легко рассказываете малознакомому человеку о столь глобальной и всемогущей тайной организации.

Может быть, эти сказки и есть проверка для меня? Как среагирую?

Сенатор отвел глаза от репродукции и, обменявшись взглядами с миссис Браудер, насмешливо посмотрел на генерала:

– Дорогой мой Говард! Неужели ты думаешь, что нежелательный поворот разговора или наши возможные расхождения во взглядах не предусмотрены? Нэнси, покажи ему!

Миссис Браудер вынула из кармана пиджака небольшой мобильник и с усмешкой пояснила:

– Надеюсь, Говард, вы видели популярный фильм «Люди в черном»? Фантастику?

– Смотрел. Ну и что?

– Видите телефон?

– Вижу. Обычный мобильник.

– С виду – да. Но с некоторыми необычными функциями. Одна из них – стирание памяти человека. При его присутствии рядом или на расстоянии, по звонку. Я могу набрать несколько цифр – код и нажать кнопку. В зависимости от того, какой код я ввела, определенный интервал времени – минуты, часы, дни, месяцы – немедленно исчезнет из вашей памяти.

Этот «стиратель памяти» – одно из технических средств, имеющихся у «центра Сатаны». Если мы с вами в чем-то не договоримся или не поймем друг друга, я просто сотру вам память о встрече.

Это совершенно безболезненно и без последствий. О других возможностях «мобильника» я пока умолчу. Конечно же, такие устройства есть и у охраны.

Дуглас почувствовал себя уязвленным. Как это? Ни он, ни мощные разведслужбы Америки и других ведущих стран мира ничего не знают о подобных изобретениях. Но если они существуют, то сколько таинственных случаев получают свое объяснение…

Фантастика? Интересно, сколько же еще таких фантастических аксессуаров, приборов или даже… существ с необычными способностями имеют физическое воплощение в нашем мире?

Нэнси продолжила:

– Считайте, что я показала это устройство лишь для того, чтобы вы мне поверили и серьезно отнеслись к тому, что я буду рассказывать дальше. Если вам нужно, могу и продемонстрировать «мобильник» в работе.

– Не надо, я вам верю, – поспешно отказался Говард, – продолжайте. Вопросы, если будут, задам потом.

Миссис Браудер налила в стакан минералки. Отпила, устроилась поудобнее в кресле и стала рассказывать:

– Давайте сначала о главном. «Центр Сатаны» – это глобальное тайное общество, состоящее из самых богатых людей планеты, избегающих всякой публичности. В основном это банкиры и владельцы транснациональных корпораций, в которые входят производители оружия, продовольствия, фармацевтики и медицинских услуг, ГМО, хозяева сетей СМИ, киностудий.

Там же и владельцы бизнеса в сфере коммуникаций, научно-исследовательских и производственных комплексов в областях психологии, биологии, медицины, электроники, программного обеспечения, космоса, геронтологии.

Там же и высшие иерархи – управляющие различными «благотворительными фондами», «некоммерческими общественными организациями», образованием, религиозными сектами, феминистическим и ЛГБТ-движением, целыми областями искусства, книгоизданием с нанятыми писателями и другими центрами влияния, о которых я сейчас говорить не стану.

Безусловно, это очень разнородные силы и пестрый состав «властителей мира». Поэтому внутри «центра Сатаны» не все гладко. Там есть фракции, противоречия между ними, столкновения интересов, которые иногда приводят к непредсказуемости в геополитике.

Какие противоречия? Например, корпорации, которые продают электронику, бытовую технику и системы связи, лекарственные препараты, украшения, химию и тому подобное в страны Ближнего Востока, Южной Америки, Европы и Африки, заинтересованы в появлении новых рынков, увеличении потребительского спроса и в политической стабильности в регионе.

А вот те члены «центра», которые занимаются продажей оружия, энергоносителей, поставками дешевой рабочей силы, захватом земель, имеют другие, прямо противоположные интересы.

Примеры последствий внутренних противоречий – войны в Сербии, Ираке, Ливии, Сирии. Государственный переворот и гражданская война на Украине. Только вот в Сирии и на Украине у режиссеров отрепетированных спектаклей что-то пошло не так.

И у «владык мира» не всегда все получается.

Иногда члены «центра Сатаны» остро конфликтуют между собой, в результате чего, если не договорятся, происходит перераспределение рынков, огромных объемов собственности и финансовых средств, которые находят новых хозяев внутри сообщества.

Теперь о том, какие цели и задачи оно ставит перед собой. Что хочет построить на Земле. Какой «строй»?

Как я уже говорила, полного согласия среди участников, совершенно циничных и бессовестных людей, сделавших свои состояния на изощренных способах обмана населения и целых государств, нет. Но тенденции движения просматриваются достаточно зримо. Для тех, кто знает, куда смотреть и как оценивать те или иные факты, события.

Конечно, то, что я вам сейчас скажу, в какой-то мере мои гипотезы и предположения, потому что точной, приемлемой для всех и согласованной картины будущего, думаю, нет и у «центра Сатаны».

Тем более что все меняется, появляются всякие неучтенные факторы и непредусмотренные повороты истории, кризисы, катастрофы. В целом, судя по определенным маркерам, развитие общества пошло вспять. Назад. В направлении деградации интеллекта, образования, размывании национальных интересов государств, заполнении Европы «дикими» мигрантами и скрытного уничтожения большей части населения планеты.

О проекте «золотой миллиард» вы, конечно, знаете. Это закамуфлированная и «облагороженная» часть правды, которая лишь выглядит утопией, одной из «несбыточных надежд» богачей и несерьезных кабинетных версий от горе-ученых, находящихся на содержании этих самых богачей и производящих горы околонаучной макулатуры под заказ.

На самом же деле проект «золотой миллиард», суть которого сводится к сокращению населения Земли до приблизительно одного миллиарда человек, уже давно работает!

При этом «центр Сатаны» будет решать, кому войти в этот миллиард и жить, а кому умереть.

Формальное объяснение очень простое: ресурсов планеты: воздуха, воды, еды, полезных ископаемых, энергии и так далее – не хватит на всех.

Помните из старого американского фильма – «Боливар не вынесет двоих»?

Кто-то должен умереть…

Но как? Как заставить исчезнуть за относительно короткий срок несколько миллиардов человек?

Технологии есть, и они уже эффективно работают десятки лет. Постоянно разрабатываются и вводятся в действие новые средства и методы сокращения населения.


Говард скептически покачал головой и переменил позу, закинув ногу за ногу.

Нэнси продолжила, обращаясь к генералу:

– Понимаю, что в такие заявления верится с трудом, но вы все же послушайте, раз вас интересует реальная картина мира и тайные процессы в нем.

– Я весь внимание, Нэнси, готов вас слушать хоть до завтрашнего утра! Мне главное – зацепиться за ниточку смысла и понять, куда она ведет, – отозвался Дуглас.

– Отлично. Тогда идем дальше. Сжато о самом главном. Пока задача «центра Сатаны» мне видится такой.

Первое. Постепенное полное сосредоточение всей власти на планете в своих руках. При этом необязательно что-то менять во внешних видимых формах устройства государств. Власть «центра» будет сначала невидимой.

Формы ее и методы реализации – гибкие и скрытые. Правительства стран мира должны стать бутафорскими, марионеточными, полностью послушными «центру».

К разным государствам возможны разные подходы, по местным условиям.

Послушание населения будет обеспечиваться как военно-полицейскими силами, так и технологиями манипулирования сознанием, специальными средствами влияния на массы. Например, я уже упоминала об одной из таких технологий – «окне Овертона».

– Что же это такое? – не утерпел Говард.

– Если коротко, то это рамки допустимого с точки зрения общественной морали спектра мнений в публичных высказываниях. Концепция, которая позволяет двигать вот это самое «допустимое» в нужную сторону, вплоть до признания обществом, например, каннибализма вполне приемлемым и даже хорошим делом.

То же касается всяких сексуальных отклонений от нормы, мерзостей, о которых раньше просто стыдно было говорить, а сейчас больные из ЛГБТ-движений проводят свои парады, имеют свои организации, рекламу и поддержку на самом высоком уровне.

Наберите в Интернете, в любом поисковике, слова «окно Овертона», и вы получите подробные разъяснения сути концепции и советы по ее применению, – ответила Нэнси.

Она отпила еще водички из стакана и продолжила:

– Второе. Технологии сокращения населения. Кроме старых опробованных приемов – войн, конфликтов на расовой, национальной, межконфессиональной и социальной почвах, голода, эпидемий – придуманы и новые.

Это – снижение рождаемости, разрушение института семьи, лишение мужей и отцов всяких прав на детей и свое собственное имущество.

Это производство продуктов и напитков с медленно действующими ядами – «безопасными» химическими пищевыми добавками по технологиям со скрытыми «патентованными способами» и составом «патентованных дополнений», генно-модифицированных продуктов, которые максимально поддерживаются рекламой, но в итоге приводят к смертельным болезням, бесплодию и заставляют обращаться к врачам.

В медицинской отрасли пациенты попадают в лапы к частным докторам, которые сегодня не лечат больных, а «оказывают им платные услуги». И заинтересованы оказывать эти услуги как можно дольше и дороже.

Те, у которых очень много денег, влияния, связей, еще могут выйти здоровыми из стен элитных медучреждений, хотя и не факт, конечно.

Люди же бедные или со средним достатком за свои деньги получают «услуги» и химические препараты, которые постепенно приводят доверчивых обывателей к более тяжелому состоянию и смерти.

Сегодня в мире, по данным моей службы безопасности, больше трети всех смертей – от так называемой лекарственной болезни, то есть от «побочных» действий фармацевтических препаратов.

Проектанты и конечные «бенефициары» всего этого – члены «центра Сатаны», причастность которых к этому «конвейеру смерти» доказать невозможно.

Чтобы их продукты, напитки, медицинские услуги и лекарства продавались, структуры «центра Сатаны» организуют на местах замечательную рекламу, ток-шоу по ТВ, подкупают врачей, заказывают литературу, фильмы и обещают широко освещенные в информационном пространстве бонусы покупателям.

В таком варианте потребители продуктов и лечения не только относительно быстро, незаметно для общества и массово уходят из жизни, но и с выгодой для организаторов этого «бизнеса».

Люди сами оплачивают свое уничтожение!

В то же самое время настоящие качественные продукты и напитки постепенно исчезают из продажи, дорожают и становятся недоступными для простых людей. Эта ситуация поддерживается законами, крупными производителями, пропагандой купленных врачей и чиновников, заказной литературой, рекламой и фильмами.

И это только верхушка айсберга. Если интересно, почитайте для понимания темы, например, книгу профессора Луи Броуэра «Фармацевтическая и продовольственная мафия», если еще найдете ее в Интернете, конечно.

Третье. Развращение женщин, молодежи и снижение уровня образования.

Сначала об образовании. Для того чтобы планетой можно было легко управлять, людей должно быть меньше и основная их масса должна быть малообразованной. Как сейчас говорят, знаний простолюдинам необходимо давать ровно столько, чтобы из них получались активные потребители всего того, что предлагают производители, связанные с «центром Сатаны».

А наилучшие потребители – это, как известно, женщины. К тому же у большинства женщин слабо развито критическое и аналитическое мышление, и их проще обмануть, ими проще манипулировать. Высшее образование, и даже не одно, которое получают дамы, чаще всего ими вообще не используется по назначению.

Четыре или пять высших образований, получаемых многими современными девушками в областях психологии, юриспруденции, иностранных языков и других гуманитарных дисциплин, обычно используются лишь для охмурения и ограбления богатых мужчин. Чаще всего.

При этом для мужчин ситуация иная. Всего лишь два процента мужчин Америки из наиболее состоятельных и элитарных кланов получают отличное образование в нескольких дорогих «особых» университетах для «избранных». «Чужих» туда не пускают. Эти два процента после окончания учебы попадают в высшие круги управления страной, миром, крупным бизнесом.

Там же учатся и отпрыски из «центра Сатаны».

Около восьми процентов способных американцев и взятых из других стран талантов, не из «элиты», обучаются в технических вузах и военных академиях для поддержания армии, «белых воротничков» и специалистов, которые необходимы для промышленности страны, научных учреждений, где требуются просто высококвалифицированные исполнители.

Остальные девяносто процентов американцев получают лишь видимость образования, главная задача которого – отучить их думать и сделать просто тупыми потребителями. Стадом, которым легко можно управлять.

Все эти «модернизации» образования, «болонские системы», ЕГЭ и так далее – это профанация и оболванивание молодежи, чтобы она, не дай бог, не начала мыслить, выходить из-под влияния «центра Сатаны» и пытаться разобраться, что происходит вокруг.

Особая тема – развращение тенденциозным и искаженным «образованием» девочек и девушек.

Начиная с «секспросвета» в детских садах, школах и заканчивая программами в феминистских центрах «помощи женщинам», социальными проектами по сексобразованию, сети сбыта интим-игрушек, борделей, «образовательных» эротических фильмов, помощи «женских психотерапевтов» из так называемых ассоциаций планирования семьи.

А также проталкивание феминисток в органы государственной власти, образования, просвещения, культуры, в армию, чтобы они там проводили в жизнь политику «центра Сатаны», создавали анклавы «единомышленниц», вербовали в свои ряды новых «сподвижниц» с разными психическими отклонениями, вызывали конфликты в обществе и его плановое разрушение.

«Услуги» в этом направлении, инициативы и помощников долго перечислять. В основном это все государственные и частные корпорации по распространению технологий растления, развращения, одурачивания. Не буду здесь углубляться.

Можете сами, если есть желание, почитать, например, «гениальный труд» известных феминисток – «семейного психотерапевта» Досси Истон и «писательницы-просветительницы» Катарин Лист «The ethical slut» – «Этика бл*дства» для обучения молодых женщин «полигамии». И таких «руководств», книг, фильмов – масса!

К чему это приводит? Используя некоторые психологические особенности женского мышления, их слабости, эмоциональность, корпоративность, «зоны комфорта», в сознание дам всех возрастов внедряются специфические психологические вирусы, мемы – мыслеобразы, которые разрушают «биологические прошивки», искажают истинные женские ценности и нормы морали.

Программируют девушек на сиюминутно «выгодное поведение», отказ от Бога, от совести, от женских добродетелей, скромности, от понимания ценности человеческой жизни, отказ от создания нормальной семьи.

К чему это приводит? К разврату, массовым абортам из-за блуда, скрытой или прямой проституции, разрушению института семьи из-за нежелания выполнять «скучные» и нелегкие семейные обязанности, рожать и воспитывать детей.

Если и вступать в брак, то только ненадолго, ради выгоды, ради ограбления бывшего мужа. Порождение нашего века – новый образ «успешной» женщины – СТЕРВА!

Появилось огромное количество террористических организаций, которые называют себя борцами за права женщин, а на самом деле представляют собой женские батальоны смерти, закамуфлированные под правозащитниц.

Эти феминистки-правозащитницы через своих кураторов подчиняются «центру Сатаны» и исполняют за определенное финансирование, системную поддержку все его требования.

Если обычные террористы действуют открыто – убивают и взрывают людей, провозглашают человеконенавистнические идеи, то феминистические структуры, конспирируясь, прикрываясь борьбой за права ВСЕХ женщин и другими лживыми лозунгами, ведут войну на уничтожение мужчин, за отказ от семьи, рождения детей и даже против признания пола!

Пропагандируют свободу и распространение нетрадиционных отношений, ювенальную юстицию, за права геев и лесбиянок усыновлять чужих детей.

Для любого разумного человека – это бред, преступления и извращения!

Но феминисток уже давно поддерживают на всех уровнях. В странах, стремящихся присоединиться к «западным ценностям», обязательны проведения парадов ЛГБТ-сообществ, курируемых феминистками.

Целый полк феминисток входит в цензурное подразделение Голливуда, который, в свою очередь, является частью, подконтрольной особому отделу Пентагона и, естественно, «центру Сатаны».

Эти «цензорши» тщательно курируют и вычищают все сценарии, начиная со стадии их написания и заканчивая процессом съемок и монтажа фильмов.

Задача – тщательное и убедительное превознесение феминистических взглядов, героинь-феминисток и уничижение мужчин, всего мужского, традиционной семьи.

Сначала там была парадигма – женщины не хуже мужчин справляются с их обязанностями. Теперь скрытой парадигмой стало «мужчины – слабаки, тупицы, идиоты, пьяницы и агрессоры. Женщины же – все! – сильнее мужчин, умнее, лучше, нравственнее!».

То есть мы реально имеем третирование и издевательство над традиционными семьями, над мужчинами по половому признаку. При этом закон нарушений «не замечает»!

Зачем это делается? Унизив и уничтожив все истинно мужское, бойцовское, превратив мужчин в геев, трусов и ничтожества, дискредитировав оставшихся, не поддавшихся «перевоспитанию» воинов, «центр Сатаны» может не бояться противодействия своим демоническим планам. Любое возможное сопротивление будет разрушено!

Женщины не смогут противостоять врагу…

Матриархальные общества вообще не способны к выживанию, это доказала история!

Феминистические организации и их представительницы везде – в прессе, кино, на ТВ, в литературе, женских журналах – тщательно «обеляются» и превозносятся, при этом замалчивается и искажается суть движения и его конечные цели.

Собственно, узнать эти цели тем, кто действительно того хочет, не так уж и сложно. Хотя ни одним государством в мире не поощряются и не финансируются исследования в области женского насилия, истинной сущности и значения понятия «гендер», реальных задач феминистских организаций и их влияния на политику, социум, семью, – есть цитаты из «трудов» и выступлений активисток движения, где они сами пробалтываются о задачах и целях феминизма.

Известны их лозунги – «Семья – это форма угнетения женщины!», «Если ты счастлива с мужем и детьми, значит, ты предаешь идеи феминизма!» и другие, менее приличные и «толерантные» от Андреа Дворкин, Маргарэд Зангер и многих других известных «феминофашисток».

Известен также программный документ – «Манифест феминизма», написанный феминисткой, проституткой и преступницей мадам Валери Соланас, который молчаливо одобряют и поддерживают практически все «истинные» феминистки. В Интернете его можно найти под названием «Манифест ОПУМ». ОПУМ расшифровывается как «общество полного уничтожения мужчин».

То есть мы даже при самом поверхностном ознакомлении с этим «движением за права женщин» узнаем в нем обычную террористическую организацию или агрессивную и деструктивную религиозную секту, объединенную общей ненавистью к мужчинам!

Такую же маргинальную организацию, как, например, «Аум Синрике», «ИГИЛ – ДАИШ», «Талибан», секта ваххабитов или бандеровцы, только действующую более завуалированными методами, с двойными стандартами и под прикрытием «борцов за права всех женщин».

Так же, как ИГИЛ и ваххабиты, действуют от имени всех мусульман и призывают молодых, неискушенных в религиозных вопросах мусульман к «джихаду против неверных».

А количество жертв феминизма: убитых абортами детей, разрушенных семей, судеб, психики мужчин и женщин, рухнувшей демографии и вредительство национальным государственным интересам – огромно! Несравнимо ни с какими потерями от других террористов и экстремистов!

Например, в мире ежегодно делается около 60 миллионов абортов! Это убитые дети! Ни на одной мировой войне прошлого таких потерь не было!

Согласно постулатам феминизма, его звериной сути, главными доктринами этого движения являются «Деньги и власть без обязанностей и ответственности!», «Мое тело – мое дело!».

Давно пора феминизм приравнять к террористическим организациям, деструктивным религиозным сектам, типа «сатанинских», чем они по сути своей и являются.

Вообще говоря, я бы отнесла феминизм к самым страшным недооцененным угрозам для мира!

Это страшнее, чем даже ваши стратегические ядерные силы, уважаемый Говард. Просто многие мужчины снисходительно относятся к «женским штучкам», «уловкам», «дуростям», недооценивая их стратегические последствия. И не представляя, что почти все «дурости» находятся под контролем и массово управляются из «центра Сатаны» через образование, ТВ, «женские фильмы» и сонмы глянцевых журналов для дам.

Сейчас феминисток активно внедряют во все руководящие структуры армии и государства.

Этакая модная и безобидная тенденция! «Забывая» о том, что женщины физиологически и психологически очень отличаются от мужчин в плане принятия адекватных рациональных решений и реакций в критических ситуациях.

Это прекрасно знают и медики, и сами женщины, но… не признавать факты и занимать чужое место с высокими зарплатой и статусом – выгодно!

В итоге такие высокопоставленные феминистки легко могут начать войну, в которой погибнет все человечество, установить законы, которые приведут к вымиранию ненужной им части населения, могут дискриминировать целые слои общества по надуманным предлогам.

Нэнси посмотрела прямо в глаза генералу и жестко спросила:

– Говард, вы знаете, кто у нас в США на сегодня президент, глава Верховного суда, глава Пентагона, председатель сената США, Генеральный прокурор, большая часть представителей конгресса США, многие министры и руководители крупных государственных структур?

Генерал растерянно дернулся: «черт возьми! А ведь он и сам об этом задумывался в последнее время… Странная концентрация сумасшедших баб в главных органах и ведомствах управления страной. В армии. И причем баб, не отвечающих за последствия своих решений собственной шкурой как руководители-мужчины…

Миссис Браудэр с улыбкой наблюдала за метаморфозами на лице Дугласа:

– Да, Говард, видите, и вы, и ваши сегодняшние друзья в «Лозанне» думали, что все это несерьезно, что эти дурацкие совпадения случились сами по себе и никакого особо ужасного смысла не несут, кроме неприятного унижения мужчин. Но тем не менее вы, генералы, вроде бы захотели в этом странном деле разобраться. Почувствовали какую-то ненормальность, опасность.

А теперь вспомните про операцию «Несокрушимая решимость» и подумайте, зачем она вообще нужна и к какой катастрофе может привести мир из-за идиотизма нескольких феминисток в Белом доме и Пентагоне?

Кстати, вы, наверное, не знаете о до сих пор существующих в мире «запретах на профессии» для женщин?

На те профессии, которые либо вредны или непосильны для дам, либо при занятии ими женщинами это может привести к большим жертвам среди населения, к серьезным катастрофам.

Примеры – пилоты гражданских пассажирских самолетов, машинисты электропоездов метро, водители междугородных автобусов и многие другие специальности. В разных странах эти запреты и подходы могут отличаться и скрываться.

Феминистки яростно борются за отмену всех ограничений на профессии, утверждая, что это – дискриминация женщин и они сами разберутся, где им работать, а где нет. Но мир видел уже немало трагедий с десятками, сотнями и тысячами погибших, в которых виновницами оказывались женщины, находящиеся не на своем месте.

Другое дело, что информация об этих происшествиях обычно тщательно удаляется из всех новостей и не пропускается в СМИ, в Интернет. Работает феминистский «фильтр».

Проходит в информационное поле лишь случайно самая малая часть преступлений, совершенных женщинами.

Например, всем известно, что дальтоникам права на вождение даже личного автомобиля не выдают, так как это смертельно опасно для всех участников движения и пешеходов.

Ну и при чем тут «дискриминация» дальтоников?

У Говарда в голове разрозненные мысли, наблюдения и подозрения слились сначала в яркую вспышку, потом проявились в одной четкой картинке и привели к ясному и полному пониманию происходящего. Он ужаснулся:

– Мой бог! Неужели это и есть замысел быстрого уничтожения большей части населения планеты? Управление женщин в критических звеньях? Контроль над их психикой! Это многое объясняет. И угрозу ядерной войны тоже! Но… как сами авторши этого чудовищного плана надеются остаться живыми? Это же… и вправду – обезьяны с гранатой…

– Что касается возможного, повторяю, пока только возможного сценария начала ядерной войны, то на этот случай у самых богатых людей планеты, включая «центр Сатаны», всех их родственников и нужных людей, необходимых специалистов и рабочих, давно уже есть «запасные аэродромы» в разных безопасных частях света. Там построены подземные города, арендованы огромные территории, лесные, водные и земельные угодья. Там есть все для комфортной жизни «избранных» надолго.

Мне хочется надеяться, что атомного Апокалипсиса все же не случится, потому что в этом случае для новых «повелителей мира» будут потеряны огромные ресурсы – зараженные радиацией территории, вода, воздух, разрушены мегаполисы, везде будут валяться мертвые люди и животные, гниющие на улицах и в полях. Появятся эпидемии, радиоактивная пыль…

Вряд ли это главный и реальный план. Скорее всего, глупая провокация. Операция «Несокрушимая решимость» должна, наверное, по замыслу идиоток-феминисток повысить до предела международное напряжение, использовать угрозу применения ядерного и иных видов оружия массового поражения, напугать руководство России, заставить его принять некий «ультиматум о послушании» – «сдать страну».

И после этого предоставить возможность США уже спокойно разобраться с менее сильными в военном отношении Китаем и Индией.

Если это все получится, Америке можно будет праздновать победу, завоеванную «умными женщинами-феминистками» и еще несколько лет, продолжая грабить покоренный мир, прожить в прежнем режиме «исключительной нации», ничего не меняя.

Потом, когда мировые ресурсы от очередного разграбления России и других стран мира закончатся, «центр Сатаны» перейдет к следующему этапу плана, не забывая тем временем проводить политику сокращения населения планеты уже опробованными средствами. Приближаясь к «золотому миллиарду».

А вот если где-то и что-то «не срастется» и события пойдут по невыгодному сценарию, включится «план Б», при котором дурами-феминистками можно будет пожертвовать как «пушечным мясом» и включить другую стратагему.

Говард ерзал на кресле, ругая себя в душе на чем свет стоит. Как же он раньше не понял эту иезуитскую стратегию? Женские штучки… Красивые стервочки… Болтовня о том, что все мужчины тупые, недалекие, агрессивные животные…

Ну как может мужчина вникать в дурацкую женскую «щебетуху» и разбираться в смыслах, которых, как правило, там вообще нет? Как призывать к ответу слабых, беспомощных дам? Он должен говорить им только комплименты и мужественно молчать, когда эти «великие профессионалки» и «интеллектуалки» его оскорбляют, делают подлости, говорят чушь, как в случае с Деборой Ли Джеймс.

Да. Так и было. И с ним, и с его коллегами-мужчинами.

Говард уныло посмотрел на уникальную женщину, которая честно рассказывала ему о тайных планах и низких качествах своих товарок.

– Нэнси, вы меня просто убили!

– Открыла глаза, – усмехнулась та.

– Да, но вы же… выступили против… своих…

– Говард, вы что, на самом деле считаете, что ВСЕ женщины слабоумные и такие, как эти чокнутые фемки? Ну конечно же нет! Я – нормальная женщина, никоим образом не поддерживающая феминизм – особый вид женского терроризма!

У меня была семья – муж, трое детей. Их убили. Как мне стало известно совсем недавно, к этому причастны феминистки с самого верха нашего политического Олимпа. Причины, думаю, личного характера.

Возможно, это месть отвергнутой мужем и взбесившейся из-за этого женщины. Возможно, расправа за какие-то мои публичные высказывания, разоблачения против феминизма.

Еще не знаю точно. Пока добраться до заказчицы не могу, но могу просвещать молодежь, готовить новые социальные группы и движения из здоровых вменяемых людей – женщин и мужчин, бороться с феминизмом, с планами «центра Сатаны», делать то, что я считаю правильным и справедливым для Америки и всего мира!

– И что же это, Нэнси?

– Меня не устраивает скатывание мира к войне и феодально-рабовладельческому строю после нее. А к этому все идет! Надо остановить разрушительный процесс и найти новое устройство общества, в котором все люди будут жить счастливо, с равными правами и возможностями.

– Такое общество уже пытались построить. Это коммунизм. И его пока не удалось установить ни в одной стране.

– Коммунизм – это утопия или идеал, к которому надо стремиться, но для построения его сегодня мы не имеем воспитанных в его идеях людей. И это путь не одного поколения. Надо быть реалистами.

Капитализм же показал свою полную несостоятельность для будущего. Он был эффективен только в очень короткий исторический период и то только из-за ограбления слабых стран и колоний мощными в военном отношении государствами.

И это было известно уже давно. Почитайте, например, книги «Будущее капитализма» американского ученого Лестера Туроу и «Закат Европы» Освальда Шпенглера.

Говард эти книги читал. Вспомнил возникший у него после прочтения вопрос:

– Что же можно построить с тем народом, который есть в Америке сегодня?

– Скорее всего, определенную модификацию социализма, с учетом ошибок и заблуждений прошлого, с элементами частного предпринимательства и с полной государственной собственностью на землю, ресурсы, на крупные и средние предприятия, банки.

С полным восстановлением прав мужчин, института патриархальной семьи, морально-нравственных ценностей, хорошего бесплатного образования для всех и… конечно же, справедливости во всем.

– Хорошо, Нэнси, а что тогда, если не новую форму капитализма, по-твоему, будет выстраивать на Земле «центр Сатаны»? Модернизированный феодализм? – вкрадчиво спросил сенатор.

– Сложно сказать, что получится. «Центр Сатаны», по-моему, собирается строить на Земле подобие феодально-рабовладельческого строя, что-то по типу глобального концлагеря, над которым будет стоять новый мировой олигархат из членов «центра», вооруженных идеологией трансгуманизма.

– Что это такое – трансгуманизм?

– Трансгуманизм – это мировоззрение, которое на основе неких научных принципов говорит нам, что человек плох и его можно улучшить по всем направлениям. Люди несовершенны, и можно сделать их сильнее, умнее, продлить жизнь с помощью технологий и науки.

При этом надо «расчеловечить» прежних людей. Сделать их «сверхлюдьми», мутантами. Модифицировать и улучшить с помощью специальных проектов.

Возможно, будут пересаживать сознание, память богачей в новые тела доноров или в искусственно созданных биороботов. На этих трансгуманистах, «нелюдях», живущих только для себя, скорее всего, и закончится история человечества.

Миссис Браудер вздохнула:

– Если вы хотите больше узнать о трансгуманизме и о том будущем, к которому он ведет, прочтите, например, книгу «Трансэволюция. Эпоха разрушения человека» Даниэля Эстулина. Если я буду об этом рассказывать сейчас, уйдет слишком много времени.

Дуглас достал из кармана блокнот, записал название книги и автора. Затем посмотрел долгим взглядом на хозяйку кабинета:

– Хорошо, Нэнси, я обязательно ознакомлюсь с этим изданием. Но вот ответьте, пожалуйста, в свете того, что вы нам сейчас поведали о самой мощной в мире тайной организации, о ее методах, ее планах на будущее, то… как вы сами, с вашими взглядами и ресурсами, вписываетесь в стратегические замыслы «центра Сатаны»? ПОЧЕМУ он вам помогает?

Наступила тишина. Генерал и сенатор впились глазами в лицо Нэнси, ожидая, что она ответит.

Миссис Браудер помолчала, посмотрела в окно на громады соседних небоскребов и негромко сказала:

– Я – план «Б».


Глава 8
Авиабаза Хмеймим. Прикрытие

Почти до самого Гибралтарского пролива рейд проходил без неприятных сюрпризов. Лодка шла быстро, в подводном положении, лишь изредка всплывая ночью для проведения сеансов связи и прогулок под звездами жаждущего подышать свежим морским воздухом экипажа.

На время всплытия включались режимы оптической и радионевидимости. Кто-то из старших офицеров даже пошутил, что при наличии такой великолепной маскировки, как «шапка-невидимка», можно было бы плыть на подлодке, как на круизной яхте, вообще не погружаясь и дыша круглые сутки чистым атмосферным воздухом. Режим скрытного перемещения при этом нарушен бы не был.

К глубокому сожалению того офицера, да и всей команды, на такое нарушение устава пойти было никак нельзя. Возрастали риски всяких случайностей, системы невидимости потребляли большую мощность и через какое-то время перегревались, в военно-морских силах западных стран давно уже существовали не только радары и системы видеоконтроля, но и высокочувствительные акустические сенсоры, магнитные датчики, детекторы радиации, регистраторы кильватерной струи и многое другое.

Нужно было соблюдать все предписанные меры предосторожности.

Пряничному до Гибралтара пришлось только дважды вмешаться в управление движением субмарины. Один раз Дмитрий задолго до сонара обнаружил идущую прямо на «Верхотурье» чужую подводную лодку большой массы и, доложив командиру, добился резкого изменения курса, что, как потом оказалось, спасло российский ракетоносец от обнаружения американцами.

Во второй раз Дмитрию удалось предвидеть масштабные учения кораблей НАТО как раз в том квадрате, через который был проложен маршрут. И здесь удалось избежать проблем.

А вот на самом подходе к проливу стали попадаться подводные «сюрпризы» – спрятанные на дне или у самого дна разные натовские ловушки: «контролеры», регистраторы-обнаружители российских подводных лодок. Погружаясь в сеанс сверхчувствительности и дальновидения, Дмитрий «видел» эти хитрые устройства, порой содержащие в себе целые аналитические лаборатории с контролем температуры подводных течений, измерениями колебаний электромагнитных полей от движения металлических объектов вблизи датчиков-регистраторов.

Не все чужие системы удавалось обмануть или вызвать в них сбои, неисправности, поэтому лодке приходилось осторожно маневрировать, уходя от чутких электронных сторожей.

Гибралтар прошли ночью, в режиме невидимости, пристроившись к корме гигантского танкера. Какой-то отрезок пути шли в надводном положении, затем, на критическом участке, для перестраховки, лодка поднырнула и пристроилась под килем нефтеналивника.

Несколько опасных моментов было, когда винты танкера на неглубоком отрезке дна чуть было не задели рубку «Верхотурья», но обошлось. Маневры команда лодки провела ювелирно, а средствами технического контроля по всей длине и глубине пролива российскую АПЛ чужим наблюдателям так и не удалось обнаружить.

До Латакии, района нахождения российской авиабазы и военных кораблей России, добрались быстро и без приключений.

Встали на якорь недалеко от береговой линии, рядом с большим десантным кораблем ВМФ. Под прикрытием «шапки-невидимки» на катере, высланном с корабля, переправили на берег весь секретный груз и часть команды «Верхотурья» для помощи специалистам авиабазы.

Среди командированных на берег оказались и Нестругин с Пряничным.


Проверка документов. Разгрузка катера. Размещение в сборном домике. Инструктаж. Представление начальнику авиабазы и согласование работ по сборке-установке привезенного оборудования, срокам обучения персонала.

Текучка…

Зато как приятно после недель стерильного очищенного воздуха на внутренних палубах подводного ракетоносца подышать свежим и вкусным воздухом тропического рая морского побережья Сирии!

На авиабазе стояла деловая суета, проезжали бензовозы-заправщики, транспорты с бомбами и ракетами, сновали военные.

Над всей территорией слышался почти постоянный гул авиационных двигателей. По взлетной полосе двигались «сушки» – одни вылетали на задание, другие, выпустив боезапас по целям, возвращались с пустыми баками и подвесками.

Рядом с полосой, на стоянках, техники деловито осматривали самолеты, заправляли и загружали их «гостинцами» для террористов. Каждый был занят своим делом, собран, праздношатающихся не наблюдалось.

Район авиабазы хорошо охранялся, в воздухе время от времени барражировали вертолеты, по периметру стояли сторожевые вышки, проволочные заграждения, сигнализация. Безопасность персонала и техники обеспечивали российские морпехи и спецназ.

Командированные специалисты с «Верхотурья» получили в спецчасти временные пропуска, пообедали в столовой и до времени сбора на инструктаж разбрелись, кто отдохнуть, кто осмотреть авиабазу.


Дмитрий медленно шел по чистенькой улочке мимо аккуратных рядов сборных домиков, когда небольшая табличка с надписью на одном из них привлекла внимание.

«Библиотека», – удивленно прочитал Пряничный. С любопытством подошел, осторожно открыл дверь и вошел внутрь вытянутого, как пенал, прямоугольного помещения.

Напротив входа, под потолком, висел работающий кондиционер и гнал прохладный воздух в комнату. У закрытого окна под кондиционером стоял письменный стол, за которым сидел молодой парень в форме прапорщика и что-то, морщась, писал.

По стенкам комнатушки были установлены стеллажи, заставленные книгами.

Дмитрий пробежал глазами по корешкам, заметил, что литература тут в основном была художественной.

Прапорщик, услышав стук захлопнувшейся двери, поднял голову:

– Здравия желаю, товарищ старший лейтенант! Заходите, присаживайтесь. Могу чем-нибудь помочь?

Рядом со стеллажами стояли небольшие офисные столики со стульями. Дмитрий присел на один из них, с удовольствием потянулся от приятной прохлады и давно забытого ощущения комфорта и спокойствия. Ответил прапорщику:

– Здравия желаю! Я только сегодня прибыл. Осваиваюсь. Если можно, я тут немного посижу, посмотрю книги, почитаю.

– Сидите, сколько хотите. Здесь вот холодная водичка есть, если вдруг пить захотите. Если что подсказать надо будет – обращайтесь. Библиотека работает с девяти до двадцати одного часа.

Прапорщик дружески улыбнулся и опять углубился в свою писанину.

Дмитрий неторопливо осмотрел ближайший к себе стеллаж. Потом встал, обошел и внимательно изучил все остальные, читая названия книг на обложках и переплетах. Нашел полочку с отечественной фантастикой.

Ефремов, Стругацкие, Маркеев, Громов… Выбрал себе томик Маркеева «Неучтенный фактор». Поудобнее устроился на стуле, облокотился о столешницу и погрузился в чтение.

В библиотеку время от времени заглядывали посетители – сдавали прочитанное, копались на полках, выбирали литературу по вкусу.

Приходили кроме российских и сирийские военные, многие из которых, как понял Дмитрий из их разговоров с прапорщиком, учились в военных училищах России и даже еще Советского Союза. На базе оказались даже женщины-военнослужащие. Одна из них, девушка лет двадцати трех – двадцати пяти, в военной форме с погонами сержанта и петлицами медицинской службы, сдала прапорщику прочитанные книги, затем отобрала с полок несколько новых и села за столик рядом с Дмитрием. Стала просматривать выбранное.

Дмитрий, покосившись, прочитал названия – «Угроза вторжения», «Черная луна», «Оружие возмездия»… Удивительно, но это были все книги того же писателя, Олега Маркеева, из серии «Странник». Серия состояла из семи томов, и последний из них – «Неучтенный фактор» – как раз и взял почитать Дмитрий.

Девушка перебирала книги и раскладывала их по порядку – первая, вторая, третья… шестая. Последней из серии, седьмой, не было.

Сержант медицинской службы раздосадованно постучала пальцами по обложке верхней книжки в образовавшейся стопке и робко взглянула на библиотекаря-прапорщика, видимо, собираясь спросить про недостающий экземпляр, но передумала. Скорее всего, пришла к выводу, что это бесполезно – раз книги нет на полке, значит, ее кто-то уже забрал почитать и надо будет за ней охотиться, приходить еще.

Девушка взглянула на часы, вздохнула и стала просматривать какую-то тетрадку, принесенную с собой, что-то отмечая в ней и беззвучно шевеля губами.

Соседка была приятной наружности, со светлыми волосами, собранными в косичку на затылке, большими и теплыми карими глазами, чуть подкрашенными ресницами и маникюром на красивых, ухоженных руках. Военная форма ей шла, но манера держаться, пухлые, неярко напомаженные губы, подрисованные брови и маникюр не вязались с требованиями устава.

Да уж… какой там устав для женщин… Театр абсурда!

Издевательство над армией и дисциплиной!

И тем не менее, отдавая дань очередной дурацкой моде, пришедшей, как всегда, с развращенного Запада, в Российской армии, как и во многих других силовых и правоохранительных структурах страны, появились «сержанты», «прапорщики», «офицеры» и даже «генералы» на шпильках, с накрашенными губами, подведенными глазками, с волосами до попы, в ажурных чулочках и коротких юбках.

Иначе как полным бредом и издевательством над здравым смыслом это назвать было нельзя.

«Женские батальоны», про которые Голливуд снимал героические фильмы, в жизни приводили к снижению уровня профпригодности и боеспособности любой важной системы, к непрерывным сексуальным скандалам, «лифтам» по службе в карьере дам-любовниц влиятельных начальников и постоянным интригам, без которых большинство женщин просто не могут жить.

Дмитрий это знал, но пока, слава богу, на подводные лодки баб служить не пускали, и там еще действовали морские традиции, железная дисциплина и устав, боеспособность оставалась на высоком уровне, а вот надводный флот, похоже, сдался.

На военных кораблях и базах уже стали появляться дамочки, которых и в наряды отправлять нельзя, и учитывать надо их скверный характер, «критические дни», депрессии, настроение, погоду и подобные мелочи…

При том, что все дамы – при погонах, формально давали на словах присягу Родине и обязаны служить стране так же, как и мужчины. Без скидок.

Но кто же заставит эти капризные и воздушные создания драить клозеты, не плести интриги, выполнять приказы и держаться стойко в стрессовых ситуациях?

А никто!

Ибо у них столько преференций, поблажек, скидок и индульгенций, что взывать к дисциплине, выполнению обязанностей наравне с мужчинами согласно всем ныне действующим «гендерным» принципам бесполезно!

Гендерные истолкования, придуманные феминистками, действуют только в одну сторону – отбирать то, что выгодно, приписывать себе выдуманное и уклоняться под разными предлогами от того, что трудно, некомфортно, невыгодно!

Наказывать? «Военных дам»?

Да вы что, с ума сошли? Как можно слабую женщину наказывать или чего-то от нее требовать? Это ж… нет слов…

А вот зарплату за все «художества», вольности и специфическое понимание дамами своего предназначения на военной службе государство обязано платить, как и «сильному полу».

И за должность, и за звание, и за все остальное…

Вместо того чтобы создавать семьи, рожать и воспитывать детей, выполнять свои природой данные обязанности, большинство современных девушек попросту дезертировали.

Делают «карьеру». Хотят хорошую зарплату, статус, удовольствия, награды, и почти никого из них не беспокоит, как они этого добьются. Добросовестным несением тяжкой воинской службы или ее имитацией с использованием талантов деликатного свойства и черных ходов?

Для многих «умненьких принцесс» получается, что это легче и выгоднее, чем нести семейные обязанности и быть «берегинями», хранительницами семейного очага.

Последнее трудно, хлопотно и совсем «не клево». Пусть страна развалится, вымрет, войну проиграем, хрен с ним, главное, чтобы некоторым хитроумным девкам комфортно было везде, имелись бы все права по половому признаку и по западным меркам, и чтоб никто бы на эти «права» рыпаться не смел!

Вот такой оксюморон-кандибобер получается…

Эти мысли проносились в голове у Дмитрия, пока он, сидя рядом с сержантом медицинской службы, поглядывая на нее незаметно и вдыхая пряный волнующий аромат незнакомых духов, пытался освободиться от пения коварных сирен…

Надо бы сейчас встать и уйти от греха подальше, чтобы не вляпаться в какую-нибудь некрасивую историю из-за появившегося случая и соблазна познакомиться с симпатичной военной дамочкой, но Дмитрию не хочется.

Устал, расслабился в кондиционерной прохладе, истосковался по общению с новыми людьми, а то уж сколько времени в плавании с одними и теми же знакомыми лицами.

Вот только здесь, на базе Хмеймим, началось какое-то разнообразие. Да еще женский пол появился. А встать, уйти – ох как трудно! Основной инстинкт, туды его в качель, не пускает!

Но надо, надо проявить силу воли!

Дмитрий заерзал на стуле, собираясь встать и убраться подальше от искушения, но что-то ему мешало…

У Пряничного возникло какое-то щемящее чувство, будто они с этой девушкой знакомы или где-то встречались, но как он ни напрягался, как ни копался в памяти, не смог вспомнить ее лицо и детали знакомства.

Что за наваждение? И откуда это чувство близости, узнавания?

Из прошлого?

Или может быть… из будущего?

В голове начинающего сенса все перепуталось?

Он узнает эту девушку в будущем?

Нет… эту загадку надо как-то разрешить. Да и совпадение с книгами… Просто потрясающее, особенно если учесть, что Маркеев писал всегда чисто «мужскую», остросюжетную приключенческую прозу.

Читательниц, как предполагал Пряничный, у него было немного.

Дмитрий колебался всего несколько секунд. Настоящее – всего лишь миг, мостик между прошлым и будущим. Чтобы пройти по мостику и выбрать себе путь, надо сделать шаг, совершить действие, пройти развилку во времени.

Либо ты сделаешь свой выбор, либо за тебя его сделают обстоятельства. И не факт, что второе лучше отразится на твоей судьбе…

– Товарищ сержант, – шепотом обратился Дмитрий к девушке и показал «Неучтенный фактор», – не эту ли книгу вы сейчас искали?

Девушка повернулась к нему:

– Ой! Да, эту! Вы читаете? Или уже прочитали?

– Я ее читал раньше. Сегодня вот только случайно наткнулся на нее здесь, взял освежить в памяти сюжет, кое-что вспомнить.

– А вам она понравилась?

– Очень! Я все вещи Маркеева читал, кроме последней, незаконченной, «Переворот. ру». Она так и не была издана после смерти автора.

Девушка захлопала крашеными ресницами:

– Так он умер?

– Его убили. Подстроили все под бытовуху – самоубийство. Даже расследование проводить не стали. Писателей-патриотов, которые пишут правду хотя бы даже в фантастической форме, о том, что на самом деле происходит в России и в мире, темные силы из «пятой колонны» очень не любят. А когда их начинают сильно беспокоить, раскрывать фигуры, намерения, методы, то… они мстят!

Соседка расстроилась:

– Жаль! Я не знала, что Маркеев погиб. Давно это случилось?

– Несколько лет назад.

– Теперь больше такого не почитаешь… Другие современные фантасты в этом жанре мне не нравятся.

– Могу предложить вам свою книгу, тоже фантастику и по той же тематике, что и у Маркеева.

– А вы что, писатель?

– Да. Правда, с собой у меня только пара книг, но в Интернете можно найти все, что я написал. А «Неучтенный фактор» можете взять. Запишите книгу на себя, и потом, если хотите и у вас есть время, сходим к моему домику, заберете почитать и мои книги. Я тут пробуду еще не меньше недели, наверное.

– Конечно, хочу! Щас, только книгу запишу в формуляр, и пойдем.

Через пару минут сержант вернулась к столику, сложила все томики в полиэтиленовый пакет и качнула головой:

– Пошли?

Когда они вышли из библиотеки, Дмитрий забрал у девушки тяжелый пакет и, шутливо козырнув, представился:

– Старший лейтенант Пряничный. Можно просто Дмитрий.

– А я Лена. Служу тут медсестрой в санчасти. После школы поступила в медучилище. Поработала на гражданке операционной сестрой в больнице, потом подписала контракт на военную службу и оказалась здесь.

Сержант медслужбы выдержала небольшую паузу и спросила:

– У нас тут в основном летчики и технари служат, а вы, судя по форме, вроде моряк. Каким ветром сюда занесло? Если секрет, можете не говорить.

– Сначала бореем, потом зефиром, – улыбнулся Дмитрий. – В общем, с Севера я, прибыл сюда в командировку, остальное – да, секрет. И я здесь сегодня – первый день. Еще ничего не знаю, прошел только общий инструктаж. Может, вы мне что-нибудь расскажете о жизни на базе и о том, что следует знать новичку?

– Раз инструктаж прошли, то главное знаете. Здесь хождение по пропускам, есть ограничения по времени, по зонам. Режим строгий, все заточено на дисциплину, боевую задачу и результат. Даже женщинам поблажек почти не дают, хотя нас здесь и немного.

Разговаривая, новые знакомые неторопливо шли по направлению к жилому модулю Пряничного. Редкие военнослужащие, попадавшиеся навстречу, не обращали на парочку никакого внимания, каждый был сосредоточен на своих делах и не лез в чужие.

В четырехместном сборном жилом домике, в который поселили подводников, соседей на месте не оказалось. Дмитрий пригласил Лену за походный столик, достал из холодильника бутылку минеральной воды, стаканы. Наполнил их и один пододвинул гостье.

Включил кондиционер.

Из-под кровати вытащил свой походный рюкзак, порылся в нем и, нащупав обещанные Лене книги, положил их перед ней.

Девушка тут же, с явным интересом, потянулась к книжкам, перелистала, рассмотрела обложки, фотографии автора, прочитала аннотации.

– Как здорово! И правда – вы писатель. А я, признаться, вначале подумала, что вы меня разыгрываете. Просто повод придумали, чтобы познакомиться.

– А если и это тоже?

– Если просто познакомиться, то никаких проблем, дружить можно. А вот в случае каких-то амурных дел по головке тут не погладят. Сразу – пиши рапорт! И первым же самолетом на Большую землю. Разбирайся там в своих сердечных делах, выходи замуж, уходи в декрет и тому подобное. У нас здесь с этим строго. Только уставные отношения. Все нацелено на выполнение боевых задач. Здесь у России очень важная миссия, никак нельзя опозориться.

– Это все понятно. Но люди всегда людьми остаются. Человеческие взаимоотношения, симпатии, антипатии ведь нельзя напрочь отменить приказом. С кем-то приятно находиться на дежурстве, отдыхать вместе, с кем-то – нет. У вас ведь здесь есть подруги, друзья?

– Есть, конечно. К нам тут, кстати, с Большой земли и артисты часто приезжают, музыканты, певцы. Собираемся вместе, слушаем. Смотрим кино.

Дмитрий, с искренним любопытством глядя на девушку, спросил:

– Вот что мне интересно, Лена, если не тайна, конечно, почему вы читаете Маркеева? Чем он вам так нравится? У него в основном жесткая мужская проза и, в общем-то, совсем не для женских нежных ушек…

Лена немного смутилась, отставила стакан с водой. Потерла пальцами щеку. Задумалась на несколько секунд, затем, решившись, негромко проговорила:

– На такой вопрос коротко не ответишь. Надо тогда сначала объяснить, почему я и многие другие женщины оказались здесь и вообще пошли служить в армию.

– Ну-ну, очень любопытно. Рассказывайте! И не забывайте, что я писатель, мне все надо знать. Я когда вернусь обратно, на… гм… к месту постоянной службы, то напишу новый роман или повесть о том, что здесь увидел, о тех, кого тут узнал. О героях, трудностях, людях, их отношениях, о войне.

– Вы меня прямо подталкиваете к откровенности, – сдаваясь, выдавила из себя новая знакомая. – Ну да, конечно, вы же писатель, психолог, «инженер человеческих душ».

Она покачала головой, внутренне уже решившись заговорить о своих секретах:

– Хорошо, я открою вам небольшую тайну женского контингента Российской армии. И не только армии, наверное. Но на это уйдет больше, чем пять минут. У вас есть время?

Господи, ну конечно, есть!

Пряничный тут же поддержал такую ценную возможность узнать что-то новое для себя и тем более от такой «нестандартной» и привлекательной «военной дамы». В голове у него крутились две основные мысли – «неужели правду расскажет?» и «может, просто заглянуть сразу ей в голову и узнать все как есть? О чем она думает и кто на самом деле?».

После некоторого раздумья об особенностях женской души и перспективах знакомства остановился на том, что, во-первых, лезть к ней в голову сразу не надо, пусть сначала расскажет, что хочет, а уж потом он решит, невзирая на всякие условности и «деликатности», проверять это или нет. Надо дать ей шанс сказать правду.

А во-вторых, ну… нравится она ему… С первого взгляда понравилась. Факт, не требующий доказательств! Потому он будет рад узнать о ней и о взглядах новой знакомой как можно больше. Без принуждения и без пси-сканирования личности.

Лена отпила воды из стакана и начала рассказывать:

– Знаете, я бы, наверное, не стала ничего говорить другому человеку, но вы скоро уедете, и потом, может быть, это вам поможет для будущего романа, для правильного понимания и описания того, что в нынешнее время творится с женщинами. Может быть, вы даже сможете чем-то им помочь и поддержать в своих будущих книгах.

– Конечно, Лена! Чем больше я буду знать о проблемах и трудностях женщин в армии и в жизни, тем больше постараюсь их понять и что-то сделать, чтобы облегчить.

Лена потерла ладони друг о друга, поставила локти на стол и, обхватив щеки руками, начала говорить:

– Вот вы спросили, почему я читаю «мужские книги»? Если честно, то прежде всего потому, что я хочу понять мужчин. Как они думают, почему делают то, что делают, что и кого любят. Ведь не секрет, что многие молодые женщины идут в армию для того, чтобы выйти замуж. Найти своего мужчину, создать семью. Они считают, что сейчас настоящего мужчину можно найти только среди военных.

В армии, да и во всех военизированных и правоохранительных структурах, кроме всего прочего, и платят хорошо, и для женщин полно всяких поблажек, многое прощается.

Когда женщина идет служить в армию, то она надеется, что это ненадолго. Только до замужества. Потом семья, дети, гражданка. Если замуж выйти не получилось, тогда да, женщина может на приемлемых для себя условиях, льготах и хорошей должности, при определенных обстоятельствах остаться служить до пенсии. Но это только если очень не повезло.

Если меня спросить, я вообще не понимаю, как женщинам можно присваивать воинские звания и считать, что они могут выполнять мужские обязанности и мужскую работу.

Воевать, как мужчины.

Это – неправда!

Да, конечно, женщины могут быть медсестрами, врачами, связистками, бухгалтерами, поварами, переводчицами, иногда даже снайперами и техническими специалистами на тех должностях, что не требуют мужской мобилизации, силы, ответственности и рационального мышления.

Звание же предполагает полное подчинение вышестоящим начальникам и полную ответственность за свои приказы нижестоящим военнослужащим. А реальная ответственность у любой женщины хоть на гражданке, хоть в армии в сто раз меньше, чем у любого мужчины!

Лена волновалась, делала паузы, задумывалась, иногда запиналась, но продолжала:

– Как может женщина, «старшая по званию», командовать любым мужчиной? Кадровым офицером, прошедшим обучение без всяких скидок, или даже мужчиной-солдатом? Это неправильно, несправедливо и всегда вредит делу! Конечно, наверное, бывают исключения, но они только подтверждают правило!

Женщина, если пошла на военную службу, подписала контракт, должна считаться «военнослужащей», без звания. И четко представлять и выполнять все свои обязанности. Без всяких скидок. Или с оговоренными заранее в контракте поблажками по сравнению с мужчинами.

Чувствовалось, что Лена говорила то, что думала, без позерства, ее взгляд был устремлен куда-то внутрь себя. То, чем делилась она сейчас с Дмитрием, она выстрадала.

Девушка неторопливо и рассудительно размышляла вслух:

– А у военных все уставы и должности написаны для мужчин – требовать их полного выполнения для «слабого пола» командиры-мужчины не могут. Они ж все «благородные рыцари»! А это вредит делу! Женщины это прекрасно понимают, но пользуются, потому что – выгодно!

Те, которые задерживаются в армии, постепенно разбираются, что к чему, находят «покровителей», пролезают на «теплые местечки», куда-нибудь в снабжение, службу тыла, финансы, штабы, под крыло к любовнику и тому подобное. Но это не всем дано. А вот некоторые молодые дуры, так те вообще, поддавшись пропаганде западного кино, призывам феминисток и эмансипашек, лезут в специфические мужские профессии.

– Например?

– Я вот с одной дурочкой недавно говорила, так она поступала в Рязанское десантное училище.

Ну какая баба – десантник? С парашютом прыгать – это еще не все! Драться надо уметь как мужик и обладать немаленькой физической силой.

А эта «маменькина дочка» мне рассказывает, как она приемные экзамены сдавала вместе с мужчинами по ФИЗО. Например, парням нужно отжиматься на физподготовке 45 раз, а девушкам преподаватели сделали скидку, разрешили отжиматься всего 15 раз. Так они и столько не смогли!

А потом ходили, ругались, что эти вредные мужики могли бы и вообще освободить их от ФИЗО. Из благородства!

А как эти дуры воевали бы, попади они в боевую часть? Как бы дрались с противником-мужчиной, бегали бы марш-броски по пересеченной местности с полной выкладкой и вооружением?

А они думали, что и не заставят!

Мужчины их освободят от всего тяжкого и неудобного, будут боевую работу сами делать, а дамы-«десантницы» только зарплату получать да красоту наводить. Ну и, конечно, в кино сниматься, изображать, какие они крутые, и могут воевать «не хуже мужчин».

– Неужели так и рассказывала? Поступила, кстати?

– Нет, при прыжке с парашютом ногу сломала. Бог ее спас. А то бы всю жизнь себе загубила на мужской работе. После госпиталя уехала домой, пошла учиться в школу искусств. Художницей.

– Да… А сколько таких девах проскочило… Сколько геморроя потом командирам и коллегам… Плюс снижение боеспособности в критических ситуациях… Да и интрижек всяких на местах службы…

Лена отпила водички из стакана:

– Так я об этом и говорю. Что-то неправильное в нашем «датском королевстве» происходит. Откуда-то идет волна одурачивания женщин. Ломает им традиционные жизненные программы, установки, ценности.

Это работает на разрушение сознания, личности. Вот я вам рассказала основное, а сама для себя хочу разобраться, откуда вся эта грязь и неправда лезет, как дальше жить, как найти себе опору в жизни и где искать истину?

«Женских» книг много перечитала, там ответов нет. В них авторши пишут только о том, как обманывать мужчин, как ими «пользоваться», как стать хитрой стервой, жить только по своей выгоде и расчету. А честных, добрых книг для нормальных женщин почти и нет. Вот, пожалуй, пара только попалась, сейчас вспомню…

Лена нахмурила лобик, задумалась ненадолго. Радостно выдохнула:

– Вспомнила. «Предназначение быть женщиной» Ольги Валяевой и «Очарование женственности» Анделин Хелен. Все. Книги очень интересные, но среди «принцесс» и феминисток совершенно непопулярные. Им ни дети, ни нормальные семьи не нужны. Да вот еще попадались интересные статьи для женщин от психологов Татьяны Шишовой и Ирины Медведевой.

Дмитрий кашлянул:

– Ну, Лена, я бы мог вам порекомендовать несколько серьезных книг по этой теме, вот только…

– Что «только»? – тут же отозвалась Лена. – Боитесь, что меня там что-то задеть может?

Дмитрий кивнул:

– Не без этого.

– Знаете, мне вранье из «глянцевой» и «фемской» литературы давно надоело. Я правду хочу знать, какой бы она ни была. И кстати, можете обращаться ко мне на «ты», вы ведь, товарищ старший лейтенант, старше меня по званию.

– Дело не званиях, а в обстановке. Мы сейчас не на службе, поэтому предложение перейти на «ты» принимается, – Дмитрий улыбнулся.

Прикрыл один глаз, размышляя, продолжить беседу на щекотливую тему или сменить ее… Решил продолжить:

– Хорошо, Лена, если обещаешь на меня не обижаться, посоветую тебе несколько книг. Они писались мужчинами и для мужчин, чтобы разобраться и лучше понять женщин. Но, думаю, при объективном и непредвзятом подходе эти работы будут очень полезны и умным женщинам, позволят им увидеть себя глазами мужчин и лучше понять, что эти существа из себя представляют. А заодно и как сегодня выглядят сами женщины в глазах мужчин.

Лена достала виденные Пряничным ранее в библиотеке тетрадку, ручку и приготовилась записывать.

Пряничный наморщил лоб, вспоминая, и потом негромко продиктовал:

– Значит, так. Пиши. Новоселов Олег «Женщина. Учебник для мужчин». Потом Вис Виталис «Женщина. Где у нее кнопка?». Затем Александр Бирюков «Ненастоящий мужчина», «Анатомия любви и фальшивок», «Женские манипуляции». Какие-то из книг можно просто скачать из Интернета, какие-то можно приобрести у авторов, связавшись с ними через их странички в Сети.

Потом, если будет интересно, я тебе еще литературы такой подкину. Кстати, и у меня в книгах по интересующей тебя теме тоже кое-что найдешь.

Девушка быстро записала имена авторов и названия книг, затем просительно подняла глаза на Дмитрия:

– А ты мне поможешь со всем этим? Найти и понять.

– Конечно! Как нам с тобой связываться? Мобильники здесь работают?

– Вот мой номер. Запиши. Можно еще прийти ко мне в санчасть, вызвать или передать записку для Лены Карташовой. Медики сейчас не особо загружены. Наших пока пострадавших и больных нет, только плановые осмотры летчиков и военнослужащих. Иногда раненых сирийских военных привозят. Могу и я сюда заскочить, домик запомнила.

– Хорошо, Лена. А ты сама из каких краев будешь?

Девушка начала рассказывать, но Дмитрий ее не слушал, фокус его внимания изменился. На Пряничного вдруг накатило смрадным черным облаком ощущение смертельной опасности. И она была где-то совсем рядом…

В домике? За его стенами?

Скорее второе.

Моментально напрягшись, Дмитрий тихо спросил:

– Лена, а тут раньше были обстрелы? Нападения на базу?

Девушка удивленно осеклась на полуслове, растерянно протянула:

– Не-ет…

– Ясно. Побудь пока тут. – Дмитрий пружинисто вскочил и выскользнул из домика.

Осмотрелся. Улица была пуста, ни людей, ни машин видно не было. Со стороны взлетной полосы доносился рев двигателей очередной взлетающей «сушки». День был солнечным, светлым, голубое ясное небо просматривалось далеко. На нем самолетов и беспилотников тоже не было видно.

Откуда же взялось это ощущение опасности?

Дмитрий повернул было обратно, но на полпути передумал и, обойдя домик, подошел к его задней стенке. Там стояла пожарная бочка с песком, висел красный щит, на нем лопата, багор и конусное ведро. Дальше на сотню метров, до проволочного ограждения базы, тянулась полоска земли, поросшая травой, редким кустарником и небольшими деревцами.

Угроза исходила откуда-то оттуда, хотя ничего необычного выделить не удавалось.

Внезапно глаз засек движение. Скопление кустов в нескольких десятках метров от Пряничного закачалось, потом часть зелени куда-то резко исчезла, образовав небольшую проплешину среди зеленых листьев.

Дмитрий интуитивно подался назад и прикрылся углом домика, не отрывая глаз от шевелящихся кустов.

Через несколько секунд оттуда осторожно выглянул какой-то человек в грязной потрепанной одежде и с головой, замотанной тряпкой. Что-то вроде куфии или арафатки.

Человек внимательно осмотрелся по сторонам, потом залег в кустах. Блеснули стекла бинокля. Задрожали ветки. Через некоторое время в кустах появился второй силуэт. Затем третий…

Дмитрий быстро вернулся в домик. Лена сидела в некоторой растерянности.

– Ты куда это уходил?

Не отвечая, Пряничный взял ее за плечи и посмотрел в глаза:

– У тебя оружие есть?

– Нет. Нам не выдают…

Дмитрий скрежетнул зубами:

– Ч-черт! Здесь же зона боевых действий!

– А что случилось? – испуганно спросила Лена.

– Значит, так, – быстро заговорил Дмитрий, – беги к начальнику охраны базы, сообщи, что прямо за этим домиком, ближе к ограде, в кустах, какие-то неизвестные выбрались из только что прорытого туннеля.

Сейчас их там трое. Возможно, будут еще. Что собираются делать, пока непонятно. Надо их брать как можно скорее и разобраться с туннелем. Срочно сюда тревожную группу! Я останусь, послежу за гостями. Если будет что-то важное – позвоню. Книги пока оставь здесь! Беги!

Ошарашенная Лена, с изменившимся лицом, выскочила вон и быстро побежала в сторону штаба. От террористов ее закрывал фасад домика.

Пряничный вернулся на свою предыдущую позицию возле пожарного щита, откуда он мог незаметно наблюдать за действиями чужаков.

Их пока так и оставалось трое. Террористы из ИГИЛ? Или из «Джебхат ан-нусра»? Какая в принципе разница? Сколько здесь разных террористических организаций, «умеренных» и «неумеренных», заботливо выращенных американцами, кто знает?

Возможно, это только первая группа разведчиков, а возможно, для выполнения задания им больше людей и не нужно. Но не факт.

Итак, что же у них в головах? Какая задача им поставлена?

Дмитрий сосредоточился, мысленно вызвал образ «Ангара» и «нажал кнопочку». Быстро выстроил систему под новую задачу, создал виртуальный «колпак» – энергетическую полусферу-датчик для считывания мыслей, образов и, аккуратно подогнав ее к визитерам, накрыл их куполом экстрасенсорного считывателя.

Прием пошел.

Сначала были всплески чужого страха, круговерть дурманных видений, бормотание на арабском, шумы. Потом Пряничный постепенно стал выделять из помех, картинок и звуков полезную информацию, медленно продвигаясь к пониманию смысла всего этого, так же как дешифровальщик, находящий логические связи и часто повторяющиеся символы в закодированном сообщении, складывает их, строит варианты и, наконец, читает скрытое послание.

Через несколько минут Дмитрий уже знал задачи и экипировку боевиков ИГИЛ. Да, это были «игиловцы».

В случае удачного прорытия туннеля с выходом на территорию российской авиабазы они должны были провести осмотр прилегающего пространства, зафиксировать по возможности координаты точки выхода и видимых важных объектов по GPS, затем замаскировать вход туннеля и тихо вернуться к своим.

При обнаружении группы – активировать «пояса смертников». Если удастся уйти незаметно, то по уже известным координатам GPS будет прорыто еще несколько подземных ходов к стоянкам самолетов, жилью летчиков, штабу, складам, взлетной полосе, и в назначенное время эти точки будут заминированы и взорваны, а база будет внезапно атакована боевиками, как извне, так и изнутри.

Непонятно, как террористы смогли прокопать такой длинный и скрытный туннель далеко из-за границ базы, но, видимо, с помощью наработанного опыта и помощи американских друзей это оказалось возможным.

Или просто бандитам случайно повезло. Бывает и так.

Все трое «игиловцев» были под действием какого-то наркотика и сильно удивились и обрадовались, увидев, что их авантюра увенчалась успехом. Они были посланы в одной из многих таких групп наудачу, как «пушечное мясо», на убой, никто ими не дорожил.

Автоматического оружия у них не было, только ножи и пистолеты. И взрывчатка на поясах.

Бандиты могут уйти с минуты на минуту, унося с собой ценную информацию в виде показаний GPS с привязкой к объектам базы, возможного перехвата и сбора электронных данных от техники аэродромной службы и опыта первого удачного прохода на территорию авиабазы.

Тревожная группа или не успеет, или спугнет диверсантов. И в том, и в другом случае они смогут уйти.

Возможно, не все. Но важные разведданные все равно могут уплыть к противнику.

А этого допускать нельзя!

Между тем диверсанты включали какие-то устройства, спутниковый телефон, довольно переговаривались между собой и уже рассчитывали получить от своих командиров крупную премию. Дмитрий часто слышал «Аллах акбар», что не требовало перевода.

Итак, что делать?

Одному ему с тремя вооруженными бандитами не справиться, даже если они стрелять не будут, опасаясь поднять шум и быть замеченными охраной.

Хотя… тут почти постоянно стоит такой гул от взлетающих и садящихся самолетов, что выстрелы вряд ли кто услышит.

Дмитрий осторожно снял с пожарного щита лопату. Лучше, конечно, было бы взять багор, но протыкать им человеческое тело… Пряничный к этому пока не был готов. Это боевикам не привыкать к крови, как баранов, так и людей, а вот для Дмитрия такое пока сложно. Куда проще дать по башке черенком или плоскостью штыковой части лопаты.

Но бросаться на бандитов с одной лопатой глупо. Она больше нужна для уверенности.

Надо что-то придумать.

Может, попытаться перенастроить «Ангар»?

Найти такое построение системы, при котором будет возможно не только считывание информации, но и передача, навязывание ее реципиенту и даже гипнотическое или ударно-оглушающее воздействие. Собственно, принципы те же, вот только внутренняя конфигурация «Ангара» изменится, да и энергии потребуется больше. Но это решаемо.

Проблема в том, что времени в обрез.

Тревожной группы пока нет, да и вполне возможно, что Лене не сразу поверят. Шутка ли – появление диверсантов из подкопа в особо охраняемой зоне?

Раз пока не прибежали, значит, перепроверяют информацию или советуются. Возможно, тут есть камеры видеонаблюдения. Только вот надо точно знать место, куда смотреть.

В общем, у Дмитрия, наверное, еще какое-то время есть.

Он присел на землю, привалившись спиной к стене домика, зажал в руках черенок лопаты и, не отключая канала приема информации от бандитов, попытался найти простое решение для добавления в «Ангар» новой функции: гипноизлучателя или глушителя сознания.

Вот только как выстроить связи внутри «Ангара», сгенерировать и усилить поле силового воздействия на живые объекты?

Сейчас… сейчас…

Какой-то одной частью сознания, как в компьютерной многооконной операционной системе, Пряничный создавал новую функцию «Ангара», пока в самом простом виде, а другой частью продолжал принимать и анализировать информацию от «игиловцев».

Вся работа происходила где-то в глубинных слоях подсознания, как бы сама собой.

В какой-то момент Дмитрий почувствовал, что у него получилось. Он сможет обездвижить бандитов, но… пока только на очень близком расстоянии…

Как к ним подойти на три-пять метров?

Времени на действия остается все меньше и меньше. Дмитрий почувствовал, что диверсанты начали готовиться к отходу.

В туннеле их уже не догнать. Да и растяжку там запросто могут оставить.

Нужен какой-то простой и неожиданный план, чтобы не насторожить и не спугнуть бандитов и в то же время подобраться к ним вплотную, на расстояние гипнотического удара, и «глушануть».

Собственно, самый простой вариант – изобразить «ботаника» на прогулке или садовода-любителя на хозработах – напрашивался сам собой.

Надо решаться.

Дмитрий, забросив лопату на плечо, вышел из-за стены домика на открытое пространство, дав увидеть себя бандитам.

Те затаились, наблюдая за непонятно откуда взявшимся морским офицером с лопатой на плече, неторопливой и расслабленной походкой идущего к небольшому деревцу, находящемуся чуть в стороне от незваных гостей.

Звуки от слабых металлических щелчков взведенных курков пистолетов унес ветерок из ревущих двигателей очередной взлетающей «сушки».

Бандиты ждали, готовые на все. Но, конечно же, надеялись, что этот придурок с лопатой их не заметит. В крайнем случае они его заберут с собой в качестве «языка». Не выйдет – перережут горло и спрячут где-нибудь подальше в кустах, чтобы не раскрывать свой рейд на русскую базу. То, что офицер безоружен, «игиловцы» заметили сразу.

Подойдя к намеченному деревцу, Дмитрий внимательно его осмотрел, сорвал листочек, растер и с глубокомысленным видом понюхал. Потом принялся окапывать землю у корня ствола, что-то насвистывая себе под нос и постепенно перемещаясь вокруг деревца, как бы невзначай приближаясь к террористам.

Оказавшись максимально близко к ним, Дмитрий вроде бы случайно повернулся и увидел спрятавшихся в кустах бандитов. Ахнул и испуганно замер с вытаращенными глазами, изображая потерявшего самообладание ботаника-интеллигента.

Чернобородый узколицый «игиловец», держа офицера на мушке пистолета, поманил его к себе. Дмитрий сделал вид, что колеблется, посмотрел в сторону домика, будто собираясь убежать.

Приподнялся второй бандит и повторил жест первого, для убедительности вынув из-за пояса большой нож и сделав страшную гримасу, провел им возле горла, что, видимо, означало «иди сюда, или убьем».

Продолжая начатую игру, Дмитрий сделал вид, что испугался, покорился судьбе и, беспомощно оглядываясь по сторонам, опустив лопату, понуро поплелся к диверсантам.

Те немного расслабились, но продолжали держать русского на мушке.

Между тем Пряничный четко контролировал расстояние до бандитов. Как только он почувствовал, что «достанет» их выплеском гипнополя, остановился. Поднял глаза на замершую троицу и, сделав непривычное внутреннее усилие, «нажал кнопочку».

Удар гипнополем ошарашил банду!

У «воинов джихада» затряслись руки, головы в треморе задергались, прицелы сбились. Плюс ко всему наступил шок от непонятности и неожиданности произошедшего.

В глазах бандитов была видна растерянность. Еще бы! Вот только секунду назад они полностью контролировали ситуацию, и… вдруг этот «шайтан» все перевернул! И смелые воины неожиданно стали слабыми, как женщины. Как это?

«Игиловцы» пытались встать, навести на русского пистолеты, выстрелить, но у них ничего не выходило. Привстав, они снова валились на землю, руки дрожали. Кто-то из бандитов все-таки сумел несколько раз выстрелить, но пули подняли только фонтанчики пыли у ног Дмитрия.

Для стороннего наблюдателя, если бы он тут был, картина выглядела бы довольно странно.

Русский морской офицер, широко расставив ноги, как во время качки на судне, спокойно стоит, держа в опущенных руках лопату, упертую в землю, а в двух шагах от него трое здоровых грязных пиратов беспомощно барахтаются на земле, как салаги на палубе корабля в восьмибалльный шторм.

Единственное, чего не учел Дмитрий, применив в первый раз скороспелую технику гипноудара, – это то, что на троих взрослых мужчин потребуется втрое больше энергии, чем он предположил вначале. Поэтому усыпить их или отключить не удавалось.

Пока он облучал бандитов гипнополем, они были беспомощны, но стоит ему остановиться, как к ним вернутся самоконтроль и физическая сила и они тут же расстреляют или зарежут его.

Пряничный это понимал и лихорадочно пытался найти резервы энергии внутри себя, усилить поле до уровня отключения сознания бандитов.

Это первое испытание своих новых возможностей могло стоить Дмитрию жизни в силу непроработанности и «сырости» решения. Продолжая удерживать силу гипнопотока на прежнем уровне, Дмитрий лихорадочно перекраивал в «Ангаре» спешно выстроенную временную схему, отключая неиспользуемые внутренние «блоки» и «системы» для увеличения мощности.

Возникла патовая ситуация.

Бандиты не могли освободиться от действия энергетического поля, а Дмитрий в цейтноте не мог быстро найти решение для усиления поля и усыпления бандитов.

Он устал. Пот градом катился по спине, по лбу, по рукам…

По рукам? Руки?

Тут Пряничный вспомнил, что у него в руках лопата!

Сделав два быстрых шага навстречу «игиловцам», он быстро и решительно треснул плоскостью штыка лопаты по черепу первого бандита, когда тот вырубился, повторил прием еще два раза к оставшимся двум диверсантам.

Потом, совершенно обессиленный, сел на землю, вытер со лба пот.

Несколько секунд после жуткого напряжения приходил в себя. Затем подошел к лежащим «игиловцам», отбросил в сторону их оружие, снял пояса со взрывчаткой и вытряхнул мешок, лежащий рядом с бандитами. Оттуда высыпались какие-то электронные устройства, пакеты, гранаты…

Дмитрий взял один из пистолетов и подошел к прикрытому ветками кустарника замаскированному выходу из туннеля. Отбросил ветки и заглянул в яму. Там было темно, тянуло сырой землей и какой-то химией. Химией? Странно…

Дмитрий поморщился.

Отошел обратно, к лежке террористов. Сел так, чтобы держать под прицелом и бандитов, и выход из туннеля. Стал ждать, постепенно унимая нервную дрожь.

Минут через пять услышал шум со стороны домика, лязг затворов автоматов и грозную команду за спиной:

– Бросить оружие! Поднять руки!

«Свои! Наконец-то, – подумал Дмитрий, бросив на землю пистолет и поднимая руки за голову.

Сразу же его обступили бойцы тревожной группы, ощупывая колючими взглядами. Через секунду, обнаружив лежащих без сознания террористов, ребята смягчились.

Проверили документы. Немного расслабились.

– Это ты их уложил? – спросил здоровенный верзила морпех с погонами капитана, указав стволом автомата на «игиловцев».

Дмитрий без слов кивнул.

– Молодец, братишка, – уважительно высказался старший и добавил, обращаясь к своим: – Видите, я ж говорил, морячок не подкачает.

– Не ранен?

– Нет. Устал только сильно.

– Ну еще бы! – хмыкнул капитан. – Троих бугаев завалил в рукопашке. Отдыхай. Щас твоя медсестра прибежит, помощь окажет. А мы этих «кротов-копателей» в штаб отвезем на допрос. Странно только, что они не стреляли…

– Стреляли. Только не попали.

– А-а… вот как… Не иначе как твой ангел-хранитель вмешался. Ну и слава богу! Мы задержались, потому что медсестра, которую ты послал, как до нас добежала, так от стресса сразу же в обморок упала. Перенервничала. Пока ее в чувство привели, пока поняли, в чем дело… Вот и опоздали. Ты с нами тоже давай сейчас в штаб. Показания дашь по ЧП. А потом отдыхать.

Из-за спины морпеха появилась запыхавшаяся, заплаканная Лена. Она вспыхнула от радости, увидев измученного Дмитрия, потом, заметив тела лежащих диверсантов, испуганно ойкнула:

– Что здесь такое было? Вы, товарищ старший лейтенант, не ранены?

– Нет. Только устал очень. И… мы же с тобой час назад были на «ты». Ты не забыла?

– Прости, Дима. Я так перепугалась, что чуть не забыла, как меня саму зовут… Поедем в санчасть на осмотр.

– Встретимся позже. Я тебя найду. Сейчас мне в штаб, показания давать по этим бандитам. Да и тебя, наверное, тоже туда вызовут. Не забудь забрать из домика свой пакет с книгами. Пока!

Дмитрий сделал движение, намереваясь пойти с морпехами к подъехавшей машине, но Лена его догнала и, не стесняясь посторонних, поцеловала в щеку.

Пряничный улыбнулся:

– Осторожно, за это тебя могут выслать на Большую землю!

– Не вышлют! Ребята никому не скажут, они тоже настоящие мужики. Как и ты! – тряхнула косичкой девушка. Смутившись, убежала.


Глава 9
План «Б» «центра Сатаны»

– Нэнси, – ты – план «Б»? – Сенатор был поражен не меньше, чем генерал Дуглас, который в первый момент от удивления даже слегка приоткрыл рот, а потом изо всех сил стиснул челюсти и напрягся. На его скулах заиграли желваки.

Для осмысления ситуации мужчинам потребовалась пауза в несколько секунд, в течение которых они пытались представить себе возможные варианты этого плана, прокручивая в уме все мыслимые интересы сторон и их стратегии.

Рэнд выдохнул, допил остывший кофе, взял с тарелки сэндвич с сыром и, откинувшись в кресле, принялся механически жевать, изучая потолок.

Говард, уходя от неловкого молчания, тоже заполнил время действием и повторил прием сенатора.

Нэнси усмехнулась и последовала их примеру.

– А и вправду, я тоже проголодалась, неплохо было бы подкрепиться.

Покончив с бутербродами и пирожными, Дуглас с Полом переглянулись.

Миссис Браудер первой нарушила молчание:

– Ну что ж, мужчины, я понимаю, вы ждете от меня объяснений. Попробую рассказать о том, каким вижу этот план «Б» и какова моя роль в нем. Почему я стала сотрудничать с «центром Сатаны», хотя, если быть точной, не с самим «центром», а с человеком, которого раньше знала и в слове которого была уверена. Хотя, конечно, это сути дела не меняет. Забегая вперед, скажу, что этот человек сделал все, что обещал. И продолжает делать.

При этом должна заметить, вполне возможно, что кроме запасного плана «Б» существуют также и другие варианты – «С», «Д» и так далее. Я не владею всей информацией по задумкам «центра». Примите это к сведению. Я сознательно пошла на определенный риск.

Человек, который хорошо меня знал, сам предложил мне участие в работе организации по спасению цивилизации в случае неких природных, социальных или техногенных катастроф на Земле. Кстати, вполне реальных. Оказалось, что среди тех людей, которые уже принимали участие в этой программе, нашлись и знакомые мне раньше, очень порядочные и достойные.

Я согласилась. Стала руководителем одного из направлений программы.

Скажете, это несерьезно и пахнет розыгрышем. Не надо думать о таком мрачном и отдаленном будущем.

Для примера приведу вам факт недавнего официального назначения в ООН специального представителя – мадам Мазлан Отман на должность посла от Земли для встреч и контактов с инопланетянами. Если они прилетят, конечно. Но ничего смешного в этом нет. Мадам и ее служба, как могут, готовятся к общению с пришельцами. Кстати, а вдруг они уже давно здесь? И их появление на планете пока, по каким-то соображениям, скрывают?

Ладно, я отклонилась, – усмехнулась Нэнси. – Мои задачи – пытаться собрать в группы, не привлекающие особого внимания СМИ, образованных и честных людей, патриотов, которые интересуются политикой, настоящей историей мира, будущим Америки. Которые хотят знать правду и жить в процветающей, добронравной и справедливой стране. Работать на это.

У меня пока получается.

Есть методы и наработанные технологии, как это делать. В составе моего движения не только НКО «Спасем северных оленей!», а еще и десятки других структур, организаций, клубов, обществ любителей всяких хобби, экспертов всех уровней, объединенных общими чертами характера участников – человеколюбием, здравым смыслом, активной жизненной позицией.

У меня в союзниках – типографии, издательства, видеостудии, сценаристы и писатели, добровольные помощники, которые под прикрытием получения моих грантов работают на план «Б».

И еще – мы не занимаемся антигосударственной деятельностью! Мы не пытаемся сменить власть или уничтожить Америку. Мы просто готовимся выступить в критической ситуации в качестве единой силы для спасения США, мира или того, что еще можно будет спасти.

Вариант «Б» включится в действие только в том случае, если провалится основной план «центра Сатаны», то есть произойдет какой-то неучтенный сбой, катастрофа и все пойдет вразнос.

Есть высокая вероятность изменения течения событий в лучшую сторону, и я на это очень надеюсь! Думаю, план «Б» будет спасением для народа Америки, а возможно, и для всего мира!

В «центре Сатаны» сидят хотя и жестокие, подлые, но неглупые люди. И они понимают, что «человек предполагает, а Бог располагает». Есть еще и такая поговорка: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги!»

Основной план – человеконенавистнический и рискованный. Опасный для самих разработчиков. Поэтому, если он сорвется и мир свалится в штопор, в неуправляемый Апокалипсис, то «на ходу» что-то придумывать и спасаться всем, даже «избранным», будет поздно. Умные полководцы о путях отхода думают заранее.

Генерал кивнул:

– Это понятно. Но неужели они так не уверены в своей победе на планете, что отрывают «на подстраховку» значительные силы от исполнения своего главного сценария?

– Стопроцентной уверенности не может быть никогда. И это нам много раз показывала история. Например, все мировые лидеры были уверены в победе Гитлера при нападении на СССР в 1941 году, но судьба распорядилась по-другому, и «центр Сатаны» тогда получил сокрушительный удар. Этот урок идеологи «центра» помнят до сих пор.

Всегда есть элемент случайности, непредсказуемости, тем более в наш техногенный век, насыщенный хай-теком, хай-хьюмом, новыми видами оружия, атомными электростанциями и критической массой конфликтов. Плюс к этому добавьте еще и серьезные природные катаклизмы, изменения погоды, опасное движение литосферных плит, астероидную угрозу и многое другое.

Сенатор задумчиво почесал шею, ослабил галстук. Покачав головой, произнес:

– Выглядит правдоподобно. Но мы ведь можем верить тебе только на слово, правда, Нэнси?

– Ну почему «на слово»? Конечно, я не смогу представить вам справку из отдела кадров «центра Сатаны» о своих полномочиях, – миссис Браудер саркастически улыбнулась, – но познакомить вас с представителями из своих структур и их деятельностью в моих силах.

Например, я могу познакомить вас с активистками антифеминистских движений – «Женщины за жизнь и против абортов», «Многодетная семья», «За счастливый брак», «Помощь разведенным отцам», которые привлекают в свои организации молодежь, помогают людям, проводят собрания и съезды, пишут статьи, снимают видеоролики и выкладывают их в Интернет.

Там работает разветвленная структура, замаскированная под некоммерческие организации, общества по интересам, помощи детям, консультантов по всяким социальным вопросам.

То есть план «Б» – это «горячий» стратегический резерв!

На случай необходимости его применения должна быть уже готовая программа, включающая в себя сформированную компетентную команду подготовленных людей. Они будут выдвинуты в «Комитет спасения», станут работать в условиях чрезвычайной ситуации, когда террористы, бандиты, паникеры и вредители будут просто уничтожаться на месте, а маргинальные организации – экстремистские, феминистические, расистские, деструктивные религиозные секты и им подобные – закрываться, распускаться.

– Нэнси, ты хочешь сказать, что в США нет службы спасения на случай катастроф и стихийных бедствий?

– Рэнд, не забывай, что сегодня служба спасения Америки может помочь лишь в небольших локальных происшествиях, и то далеко не всегда. Вспомни, например, ураган «Катрину» и Новый Орлеан! Много там сделала служба спасения?

Не говоря уже о том, что наш план «Б» готовится на случай глобальной мировой катастрофы и выживания людей после нее! Например, после ядерной войны или пандемии, когда мир может свалиться в хаос и Средневековье на несколько столетий и популяцию человечества, возможно, придется восстанавливать с нескольких десятков или сотен тысяч особей, оставшихся на планете.

При этом надо будет попытаться спасти культуру, самые ценные знания и сельское хозяйство, насколько это будет возможно.

– Да, это совершенно разные масштабы и задачи, – поспешно буркнул сенатор, – я не подумал.

– Инфраструктуру для ЧС, кадры, средства и идеологию выживания готовлю я вместе с моими экспертами и еще несколькими крупными структурами. Если вы подключитесь, то сможете очень помочь своими связями и влиянием в военных и политических кругах.

Как? Я уже сказала – нам на всех уровнях нужны порядочные, активные, умные, заинтересованные в благе Америки и всего мира люди. Главный критерий – порядочные!

Не фанатики, не проныры и манипуляторы, «бизнес-лидеры», а именно умные, порядочные, активные и достойные. К сожалению, таких сегодня в Америке, да и в Европе найти нелегко…

Говард кашлянул, соглашаясь:

– Да, к сожалению… А виноват в этом кто? Идеология! Что у нас на пьедестале? Ради чего люди ставят на кон все и проигрывают? Ради чего живут? Деньги! Деньги! Деньги!

Обо всем остальном – забыли! Забыли о совести, заповедях, законах Природы!

А расплата рано или поздно приходит! Вот и мы, человечество, как я понимаю, к ней готовимся. И дай бог, чтобы в ждущих нас испытаниях мы выжили.

Я замечаю, как сильно изменились люди за последние годы. Почти перестали друг с другом общаться «вживую». Сидят сутками в соцсетях, смотрят дурацкие шоу по ТВ, зараженные психовирусами фильмы, хохочут над тупыми приколами, пьют пиво, и никто не думает, что будет завтра.

К чему придет этот мир, следуя каждодневным искушениям, соблазнам от Сатаны… Слабые бредут за ними, как лемминги за дудочкой пастуха…

Через некоторое время Оливия принесла еще кофе, минералку и сэндвичи.

Беседа продолжилась.

Говард, обдумав услышанное за время встречи, задал миссис Браудэр вопрос:

– Нэнси, а вы-то сами как думаете, что лично я, по вашему мнению, мог бы сделать для вас?

Я ведь человек военный, не могу без команды сверху что-то менять в Вооруженных силах США и даже в своем Управлении.

– Говард, я думаю, вы в этом сами разберетесь. Специально для вас напомню еще об одной проблеме, о которой не сказала раньше. Как только в Америке случится любое масштабное ЧП, начнутся волнения, в том числе почти наверняка на расовой почве. Вспыхнут грабежи, из укрытий выйдут организованные банды, воцарятся террор, вакханалия. Произойдет социальный взрыв! Не забудьте, что в США у населения около 300 миллионов стволов только вполне легального оружия!

С началом беспорядков всплывет и боевое оружие из разграбленных военных складов, полицейских участков, заводов-производителей! Вы представляете себе, что тогда начнется?

Дуглас хмыкнул.

Да, он вполне представил себе панораму – толпы вооруженных людей, грабящих магазины и квартиры, организованные этнические банды, для которых враг – все, кто не с ними, и люди другого цвета кожи, горящие полицейские участки и военные базы по всему миру…

– Я могу попытаться усилить охрану военных складов, ракетных баз, создать более мощные подразделения для их защиты. Некоторые склады, возможно, удастся перенести скрытно на новые места. Подальше от прежнего базирования. Дать им статус секретности.

Создать дополнительные специальные вооруженные команды «для защиты ядерных объектов и складов от внезапного нападения», которые на самом деле будут подготовлены и проинструктированы для действий на случай вступления «плана Б».

– Это уже что-то! Вот видите, Говард, вы прекрасно меня поняли. Даже такие, может быть, и не очень радикальные меры могут в критический момент существенно помочь или даже просто спасти ситуацию!

– Хорошо, – Говард кивнул, – я попытаюсь сделать все, что в моих силах. Кроме того, поговорю с офицерами и генералами, которым доверяю, о том, как они отнесутся к ситуации, когда… мир начнется скатываться в преисподнюю. И что в этом случае нужно будет делать честным офицерам.

После высказывания Дугласа и непродолжительного молчания заговорил сенатор:

– У меня тоже есть кое-какие мысли на этот счет. По части молодежи, безработных, государственных грантов для волонтеров, пенсионеров… Не буду пока все озвучивать. Надо обдумать…

– Ну вот, наша телега и стронулась с места, – улыбнулась Нэнси. – По поводу переноса военных баз, складов, создания дополнительных систем контроля, безопасности, охраны и даже защищенных фортов – хорошая мысль. Хотела бы только посоветовать – переносить эти объекты и создавать новые надо, по возможности, в высокогорных труднодоступных и малонаселенных районах. Так больше гарантий, что они не будут захвачены или уничтожены.

Миссис Браудэр отпила водички из стакана, потерла кончиками пальцев виски и продолжила:

– Я особо обращаю ваше внимание, джентльмены, что при вступлении в действие «плана Б» в Америке обязательно поменяется политическая система, помните, из Библии – «нельзя наливать в молодые мехи старое вино».

Старая система на тот момент должна уже будет доказать всему миру свою полную нежизнеспособность! Мы перейдем к новому строю, о котором я вам, в общем, говорила раньше и концепция которого сейчас прорабатывается, а также к новому укладу общества – от матриархально-феминистического, идиотского, несправедливого, позорно провалившегося, к здоровому, патриархально-семейному. Нам нужны будут новые правила жизни, новые законы, новое образование, новые ценности и новый путь!

Для выживания и восстановления населения Америки обязательны будут крепкие счастливые семьи, много здоровых детей, работящих и законопослушных граждан. Новые профессии, новая философия и новые стимулы в жизни.

С началом действия «плана Б» многое изменится. Будьте к этому готовы. Я же буду держать вас в курсе того, как двигается разработка плана и чем он наполняется. Вполне возможно, что ваши помощь и связи понадобятся не один раз…


Глава 10
Экстрасенсы генерала Кратникова

В штабе авиабазы, куда Пряничного привезли бойцы тревожной группы, беседу с ним больше похожую на допрос, после двух часов ожидания в приемной, проводил замначальника службы безопасности подполковник Зайченко – мужчина мощного телосложения, с квадратным, ничем не выделяющимся лицом и медвежьей походкой.

Слушая подробный рассказ Пряничного о том, что произошло на базе некоторое время назад, подполковник, сидя в кресле в своем кабинете и небрежно поглядывая на устроившегося на краешке табурета в центре комнаты старлея тяжелым взглядом, всем своим видом выражал сомнение в правдивости версии, изложенной Дмитрием.

Потом потребовал написать рапорт на имя начальника базы с подробным изложением событий, привязкой их по времени и своими соображениями по случившемуся.

После того как Дмитрий это сделал, Зайченко взял исписанные листы, кривясь, просмотрел их и, недовольно наморщив лоб, процедил:

– Ты ж не все написал, лейтенант.

– Как это – не все? Что было, то и написал, – удивился Пряничный.

– Нет, не все, – повторил подполковник, отбросив на стол рапорт. Прищурившись, посмотрел на Дмитрия и постучал пальцами по столу.

– Поясните, – пожал плечами Пряничный.

– Да вот, ты понимаешь, я не поленился и связался с твоим командиром – капитаном первого ранга Зеликовым. Порасспрашивал его в связи со случившимся ЧП и твоей главной ролью в нем. И он мне кое-что про тебя рассказал. Догадываешься что?

– Про предсказания счета на футболе? – краем губ улыбнулся Дмитрий.

– Допустим, и про это тоже.

– Если и есть у меня хорошая интуиция или везение, то я ж не могу об этом в рапорте писать. Сами понимаете. Несерьезно. Это все выдумки, фантазии. А когда мои прогнозы исполняются, то это, наверное, всего лишь совпадения.

– Да ну!.. – приподнялся и насмешливо протянул Зайченко. – Что-то уж очень много у тебя таких «совпадений» накопилось на подлодке.

Он с иронической ухмылкой оглядел не особо крепкую фигуру старлея и хмыкнул:

– Значит, говоришь, один троих уложил? Лопатой! А у террористов пистолеты были, и они стреляли почти в упор, но все трое промахнулись? Эти сказки ты воспитательнице в детском садике рассказывай!

Дмитрий пожал плечами:

– Так вы правде-то и не поверите! Чего зря воздух сотрясать? В рапорте все складно написано, прочитают, кому положено, – все понятно. А рассказывать вам тут о всяких видениях и колдовстве – глупо. Тут же отправите к психиатру и спишете со службы. Оно мне надо?

– Ты щас пока не у психиатра! После разговора с Зеликовым я уже немного в теме о твоей личности. В курсе, как ты описал попадание боевого блока «Синевы» в мишень со всеми подробностями. Доклад об этом был отправлен куда надо. И… – Тут Зайченко запнулся. – Ладно, я сам решу, чему верить, а чему нет. Щас давай, рассказывай, как все на самом деле было.

– Хорошо. – Дмитрий согласно наклонил голову и начал говорить, решив, что теперь уже шифроваться не стоит: – Тогда слушайте. Сидели мы в домике с медсестрой, разговаривали. Вдруг я почувствовал, что совсем рядом – чужие. Зло почувствовал. Вонь. Ну, как запах грязного немытого тела, крови, гнилья… Сосредоточился на нем, примерно представил направление и степень угрозы.

Вышел из домика, заметил этих террористов, как раз выползающих из земли, в кустах. Послал медсестру к вам за помощью, а сам остался наблюдать. Когда они собрались уйти через лаз, решил задержать, чтобы не уплыли те сведения, что они тут уже собрали, да и сам факт того, что они прошли все ступени охраны базы и выбрались внутрь защищенных рубежей, – уже серьезная вещь!

– Как ты с ними справился?

– Как сказать… – Дмитрий замялся. – В общем, я попытался… э-э… загипнотизировать их и усыпить. Но я этого пока делать не умею. В первый раз попытался. Получилось не очень хорошо, но как-то на бандитов это все равно повлияло.

Они стали… как пьяные. Потому и не попали в меня. А я, как только вышел из ступора, подошел и огрел каждого лопатой по башке. Это получилось лучше, чем гипноз. Но если б не попытка их усыпить, они бы меня, конечно же, пристрелили или зарезали.

Зайченко молчал, обдумывая услышанное. Потом, засопев, пробурчал:

– Вот это больше похоже на правду. Но рапорт не переписывай. Пусть будет как есть. Нечего волну поднимать, согласен. Кому надо, те и так все узнают. Добавить по происшествию можешь чего? Есть какие-нить соображения?

– В рапорте все указал. Добавить вроде нечего. Разве что предчувствия.

– Какие еще предчувствия? Говори!

– Мне кажется, что вокруг базы растет напряжение, концентрируется какое-то… огромное поле злобы, ненависти, угрозы. Что-то готовится…

– Это мы, положим, и без тебя знаем, – досадливо фыркнул подполковник. – Ты факты говори, чего ждать? Что может еще случиться в ближайшее время? Что касается появления новых туннелей, то по этому вопросу все меры уже приняты. Больше никто сюда не прокопается! Точка!

Может, подскажешь или… предскажешь, каких еще сюрпризов ждать от «игиловцев»?

Дмитрий сжал зубы, подумал. Где-то в глубине сознания плескалась тревога. Какие-то тени, мерзкие скользкие клубки ядовитых тварей. В близком ментальном пространстве. Да, опасность рядом есть. Чего ждать в ближайшее время?

– Несколько минут подождете? – обратился он к Зайченко.

Тот уступчиво кивнул.

Дмитрий поудобнее устроился на табурете и «нажал кнопку».

Туман. Движение серых теней, облака, мелькающие картинки летящего самолета. «Сушка», заходящая на цель. Бомбометание. Разворот и курс на родной аэродром. На базу Хмеймим. Следом за «сушкой» из облаков вырываются две хищные волчьи тени. Несутся следом за русским бомбардировщиком. Сзади. Пилот не видит преследователей. Он на своей территории, летит над Сирией.

Преследователи – турецкие истребители. В азарте погони они пересекают государственную границу Сирии. Один из самолетов выпускает в хвост «сушки» ракету «воздух – воздух».

Она догоняет цель. Разрыв!

Загоревшийся бомбардировщик, а это – Дмитрий отчетливо видит – Су-24, пикирует вниз. Вскоре раскрываются два белых купола. Летчики катапультировались. С земли по ним ведется огонь…

Явно, что это – запланированная и подготовленная засада! Дальше ничего не видно… Облака, шумы, помехи и непрерывная пулеметная стрельба…

Все. Экстрасенсорный канал закрылся. Время наступления события – нападение турецких истребителей на российский Су-24 – ближайшие дни. Три-пять. Точнее трудно сказать. Пряничный пока сенс начинающий. Не ас, так сказать. Ему еще учиться и учиться…

Но и то, что увидел, – серьезно. Нужно учесть возможность предательского удара со стороны Турции по нашей авиации. По крайней мере, выпускать на боевые вылеты тяжелые и неповоротливые бомбардировщики обязательно в сопровождении истребителей прикрытия.

Открыв глаза, Дмитрий покачнулся и ухватился руками за края табурета. Потянулся. В состоянии измененного сознания, отключенным от реальности, Пряничный находился около двух минут. Все это время Зайченко пристально на него смотрел – изучающе, с удивлением и недоверием.

В этот раз вход и нахождение в состоянии «измененного сознания» Дмитрию дались намного легче, чем в предыдущих случаях, он осваивал свои возможности все лучше и лучше, но тем не менее устал.

Увидев ожидающее и сосредоточенное лицо подполковника, рассказал все, что принял, находясь в трансе, в режиме сверхчувствительности и предвидения.

Зайченко с видимым сомнением и беспокойством выслушал Пряничного, не перебивая. Потом обхватил руками голову, оперся локтями о столешницу и задумался. Думал с полминуты, после чего выпрямился и, уставившись тяжелым взглядом в переносицу старлея, не торопясь высказался:

– Сложно поверить. Турция – наш союзник по антитеррористической коалиции. Сбить российский военный самолет? Это перебор, даже учитывая тайные делишки турок с террористами, подпитку их деньгами, нефтебизнес, «прозрачность» турецкой границы для бандитов и многое другое.

Тут слишком высоки ставки. Если Эрдоган пойдет на такой предательский удар, то он многое может потерять. Я уже не говорю, что такое нападение чревато ответным ударом России по Турции и началом полномасштабной войны с ней. Что теоретически может привести и к войне с НАТО. Но вряд ли, конечно.

«Натовцы» не будут воевать, защищая Турцию, это им совершенно не нужно, да и стремно. То прямой путь к Третьей мировой, после которой оставшиеся на Земле люди будут воевать только дубинами…

Подполковник замолчал, еще раз прокручивая в голове разворачивающуюся мрачную картину.

Закашлялся. Глаза невидяще шарили по столу, перебегая с одного предмета на другой.

– М-да… Задал ты мне задачку! – остановив взгляд на старлее, наконец проговорил Зайченко. – Видишь ли, твое… м-м… предсказание выглядит настолько фантастично, что, думаю, я не смогу объяснить командованию, почему этому «прогнозу» можно поверить и принять меры, даже несмотря на твои… необычные способности. Это слишком… важно!

Такое решение – это уже другой уровень. Не командования базы. Выше… Там, «наверху», надо убеждать не только военное руководство операцией, но и политиков. Слишком большой риск!

Здесь каждый шаг на виду, все под контролем турок и американцев. Они тут и со спутников, и с беспилотников постоянно за нами следят. Чуть что не так, моментально поднимут вой на весь мир! Все СМИ у них в кармане! Так что тут, товарищ старший лейтенант, большая политика. А доложить по инстанции, наверх, я, конечно, доложу. Вот такие пироги…

Зайченко побарабанил пальцами по столу и вновь посмотрел на Пряничного:

– Добавить чего-нибудь хочешь?

– Никак нет, товарищ подполковник. Больше нечего.

– Хорошо. Тогда слушай. По поводу твоих умений и твоей личности. Я уже говорил, что данные о тебе были переданы наверх? Так вот, получен приказ о переводе тебя с подлодки в распоряжение специального подразделения генерала Кратникова. Сорок восемь часов на сдачу должности, документации, консультирование остающихся из твоей группы и местных технарей. Затем за тобой прибудет самолет из Москвы.

Есть распоряжение отправить с тобой сопровождающего. То ли для охраны, то ли для контроля состояния здоровья, то ли для того, чтобы такой ценный кадр по дороге не потерялся, не знаю, но выполнить приказ я обязан. Так что, если хочешь, можешь взять в сопровождающие медсестру, с которой ты тут уже успел познакомиться. Я думаю, она не будет возражать, – широко улыбнулся и подмигнул подполковник.

От неожиданности Дмитрий потерял дар речи. Сидел и остолбенело смотрел на Зайченко.

Он ведь этого и боялся, что его переведут с лодки на «землю».

Меж тем подполковник продолжил:

– По инциденту с проникновением через подземный лаз на территорию базы. Побеседовали уже с медсестрой, как там ее… – Зайченко глянул в бумаги, – Еленой Карташовой, допросили бандитов.

Один из них оказался турком, из тайной организации «Серых волков». Говорить пока не хочет. Остальных раскололи. Общая картина происшедшего и задача диверсионной группы ясны.

Твоя роль в этой ситуации – тоже. Об этом сегодня доложу начальнику авиабазы. По своей инициативе – напишу рапорт по тебе, чтобы представили к награде за проявленное мужество и находчивость!

– А сейчас… – Подполковник встал, выпрямился, поднес руку к пилотке: – Объявляю вам, товарищ старший лейтенант, благодарность за отличную службу!

Пряничный, стряхнув оцепенение, вскочил с табурета, выпрямился, гаркнул:

– Служу России!

– Молодец, садись, – по-отечески добродушно отозвался подполковник. – Ко мне есть вопросы? Пожелания?

– Никак нет. Все ясно. Насчет медсестры в сопровождение – я подумаю, поговорю с ней. Разрешите идти?

– Идите, товарищ Пряничный. Отдыхайте, приводите себя в порядок и служите дальше Родине там, куда она пошлет. Свободны!

* * *

Под ровный гул моторов Дмитрий задремал. Рядом с ним, на соседнем кресле, свернувшись калачиком, спала Лена. В следующих рядах съемных кресел, установленных в грузовой кабине транспортника Ил-76, расположились летчики и технари, у которых закончился срок командировки, и они летели домой. Кто-то разговаривал с коллегой, кто-то читал, кто-то «гонял чертей» на планшете – воевал в компьютерной игре. Люди расслаблялись, отдыхали.

Боевые вылеты во вражеские тылы, смертельный риск, тяжелая и ответственная работа в авральном режиме – все для них уже позади. Дома ждут жены, дети, родня, сослуживцы.

Для Пряничного сорок восемь часов до вылета промчались незаметно. Должность и дела он сдал молодому лейтенанту, присланному на замену, группу из местных инженеров и техников по секретному оборудованию проинструктировал, с Нестругиным попрощался.

Тот вначале был очень удивлен внезапным переводом товарища в Москву, но потом, видимо, сообразил, что к чему, и «копать тему» не стал. Хотя и расстроился:

– Только одного спеца обучил, привык к нему, так уже и опять все по новой! Щас все сначала начинать с салагами. Эх, жаль, конечно, что ты уезжаешь, но военные себе не хозяева. Даст бог, встретимся!

Обменялись адресами, телефонами.

Зеликов с оказией переслал Пряничному личные вещи с документами и позвонил проститься:

– Эх, Дмитрий Сергеич, это я, наверное, и накаркал тогда насчет перевода! Оголил ты нам фронт! Ну да ладно, судьба, видать, такая. Не держи на меня зла за то, что я сообщил командованию флота о твоих суперспособностях. Обязан был. Служба. Ну и буду рад, если обстоятельства так сложатся, что ты сможешь вернуться на лодку!

Пожелаю тебе, чтобы число погружений, ну или куда ты там ныряешь, когда «выходишь из себя», было равно числу всплытий! Большому кораблю – большое плавание! Удачи!


А вот Лена…

Когда Дмитрий встретился с ней, рассказал о своем скором отъезде в Москву, девушка расстроилась:

– Жаль, что так выходит. Я и книги твои не успела прочитать. Хотела бы обсудить там кое-что…

Дмитрий тогда, помедлив, сделал ей предложение:

– А хочешь со мной слетать в Москву? В командировку. Есть место сопровождающего для меня как пострадавшего в стычке с бандитами и получившего легкую нервную контузию. Медсестра в сопровождение – как раз то, что надо. Ну и Москву посмотришь, погуляем там с тобой в свободное время.

Лена вспыхнула. Посмотрела долгим взглядом на него и спросила только одно:

– А ты сам хочешь, чтобы я с тобой поехала?

Пряничный ответил не задумываясь:

– Конечно! Как раз ты просила помочь с доставанием книжек, помнишь? Там у нас будет время пообщаться. Все сделаю.

Она молча и радостно кивнула.

– Если согласна, то бегом к подполковнику Зайченко. Он тебе все объяснит, оформит документы и сообщит в санчасть о твоей командировке в Москву для сопровождения «больного». – Дмитрий улыбнулся: – Иди, начинай готовиться.

Вот так они и улетели с базы, оставив под собой ровные ряды аккуратных сборных домиков, взлетную полосу с расположенными на стоянках самолетами и боевых друзей.

На авиабазе в день вылета бурлила обычная жизнь, «сушки» вылетали на задания, суетились техники и спецы по вооружениям, штаб и разведка готовили планы новых ударов по «игиловцам». Потерь не было…

* * *

Генерал Кратников встретил новичка приветливо. После рапорта Пряничного о прибытии протянул руку:

– Ну, давайте знакомиться! Я – Борис Константинович. Будете работать у меня, в «отделе 220», до завершения испытательного срока и проверки ваших возможностей. Подчиняемся мы непосредственно управлению Генштаба. Секретному управлению, которое возглавляет генерал-лейтенант Славин Алексей Юрьевич.

Сейчас сходите в отдел кадров, заполните анкеты, сдайте командировочное удостоверение и получите инструкции. Потом можете отдыхать. Завтра, в восемь ноль-ноль, жду вас в учебном классе, в комнате номер 11 на первом этаже. Вопросы есть?

– Так точно, есть!

– Говорите.

– Со мной приехала медсестра. Сопровождающей. Можно ей остаться до тех пор, пока вы меня не протестируете? Если не подойду, мы с ней обратно поедем.

Кратников широко улыбнулся:

– Эх, молодежь, молодежь! Ну что с вами делать? Хорошо, скажите ей, пусть зайдет вместе с вами в кадры и скажет майору Курагину, что я распорядился временно прикомандировать ее к нашей санчасти. До особого распоряжения. А там разберемся. Можете идти.

– Спасибо, товарищ генерал! – обрадованно гаркнул Пряничный и, развернувшись, быстро выскочил из кабинета нового командира.

Вечером Дмитрий и Лена уже гуляли по Москве.

Осень. Конец ноября. День выдался солнечный, но холодный. Температура болталась около нуля, что после жары Сирии воспринималось очень непривычно. Пришлось пройти по магазинам и купить себе кое-что из теплых вещей. Дмитрию приходилось бывать в Москве и раньше, но короткими наездами. Так что он в столице ориентировался не очень хорошо, а Лена так вообще была в Белокаменной лишь пару раз, проездом.

Побродив немного по Красной площади, оба замерзли и, отыскав небольшое уютное кафе в переулке, зашли выпить чайку и согреться.

Людей в заведении оказалось немного. На стене, рядом с их столиком, висел календарь, его прозрачный бегунок показывал день – вторник, 24 ноября, а напротив, у стойки, на экране большого телевизора шли новости.

Отмечалась 285-я годовщина со дня рождения генералиссимуса Суворова, единственного в мире полководца, ни разу не проигравшего ни одного сражения.

Выпив чай, Дмитрий и Лена почувствовали голод и заказали себе перекусить.

Взяли супчика, жареной картошечки с грибами, котлетки, салат. Вроде скромненько, но, прикинув получившуюся сумму по меню, немножко напряглись. Да, Москва город дорогой! Ну и питались они до сих пор бесплатно. Правда, в столовой части питание тоже будет бесплатное, на довольствие их уже поставили.

– Не жалеешь, что приехала? – спросил Дмитрий немного ошарашенную ворохом новых впечатлений Лену.

– Нет, ни капельки! Это же на всю жизнь воспоминаний хватит! Может, я больше никогда в Москву и не попаду, а вот эту неожиданную командировку буду помнить. Спасибо тебе, что привез меня сюда. Я же понимаю, что все это не само собой случилось.

– Да просто совпадение, – отмахнулся Дмитрий. – К тому же и мне хотелось, чтобы ты поехала, а не кто-нибудь другой. Лучше расскажи мне о твоей позиции по званиям. Помнишь, ты мне говорила, что против того, чтобы женщинам присваивали воинские звания?

– Да, против. И я тебе объяснила почему. У женщин другое предназначение, чем у мужчин. И когда их ставят начальниками на место мужика, такое начинает твориться!

И сами женщины не хотят служить под командованием бабы-офицера! Знают, что заест всех до смерти, не зная ни жалости, ни здравого смысла.

И все, конечно же, понимают, что дама с офицерским званием, даже вообще с самым низким, это театр абсурда. Ну не может быть реально в команде с бабами никакой дисциплины, порядка и боеготовности. Такое только в кино показывают. Что бабы умнее мужиков, колотят их, обыгрывают. Цирк, да и только! Так в жизни не бывает. Это неправда! Брехня голливудская!

– Женщины бы это от тебя услышали, наверное, страшно обиделись бы?

– А они все знают, что это так! Просто феминистки сейчас везде рулят, везде пытаются быть во главе всего. Мужененавистницы и агрессивные лживые твари! Думаешь, они обо всех женщинах заботятся? Об их правах? Они только о себе и думают!

Небольшая группка психопаток, экстремисток, а присваивают себе право говорить от имени всех женщин. Это они вместе с толстосумами, которые их подкармливают из-за границы и нашей «пятой колонной» разрушают Россию. А по-моему, и весь мир. Семья их вообще не интересует. Они там почти все лесбиянки, зоофилки, педофилки и всякие извращенки.

Это они, феминистки, в храме Христа Спасителя шабаш устроили. На весь мир показали, что у них нет ничего святого! Для примера можно взять сегодняшних украинских бандеровцев, которые зверствуют на Украине и будто бы выступают от имени всего украинского народа. А фактически от фашистов, которых поддерживает Америка!

Так вот феминистки – это то же самое, что бандеровцы и фашисты, только пока, до поры до времени, сидят относительно тихо. Почти все наши СМИ, ТВ, тысячи «общественных организаций» и НКО их прикрывают, потому что втихаря работают на Америку.

Ну и центральная организация феминизма там же – в Америке! А Европа давно уже под ней, принимает и делает то, что скажут из Белого дома.

– Круто берешь, сестренка, – прокомментировал Дмитрий, – редко женщины так открыто об этом говорят.

– Да я столько насмотрелась! – Лена стиснула зубы. – Особенность нашего бабского мышления и менталитета в том, что нас легче обмануть, чем убедить, что нас обманывают.

– Это не только женщин касается. Таких и мужиков хватает.

– Все дело в пропорциях. Мужики такие есть, но их немного. А вот женщин, обманутых феминистическими идеями и пропагандой всяческих выгодных прав, идущих против своей природы, большинство!

– Да, Лена, вижу, что ты и без всяких книжек к этому сама пришла. То, что сейчас происходит в России и в мире, направлено на полное уничтожение института семьи, на парады дебилов, геев и лесбиянок, на создание послушных стад обывателей, которых «вездесущая рука рынка» заставляет плясать под свою дудку, диктует им моду и навязывает новые «ценности».

Очень возможно, повторится история, как с Содомом и Гоморрой. У Господа лопнет терпение смотреть на воров, дураков, тиранов и развратников, и нашлет он на них Судный день!

На экране телевизора что-то замелькало, пропал звук, потом появилась заставка «Специальный выпуск новостей».

Посетители кафе заинтересовались. Все лица обратились к экрану. Дмитрий с Леной тоже повернулись к телевизору.

Вскоре на экране появилась дикторша и пошли новости.

«Сегодня, в десять часов тридцать минут московского времени российский самолет Су-24 был сбит в небе над Сирией истребителями F-16 ВВС Турции…» Через некоторое время появились кадры падающего горящего самолета.

Еще через некоторое время выступил президент России и назвал происшедшее «предательским ударом в спину…».

Люди в кафе ахнули, по комнате прокатилась волна возмущения, ненависти и презрения к так называемым союзникам.

У Лены от переживаний опустились плечи, а глаза подозрительно покраснели. Дмитрий же до последнего момента надеялся, что его видение при беседе с Зайченко было ошибочным или неправильно истолкованным, что его предсказание не оправдается, но… только лишний раз убедился, что дар реален и работает.

– Что же теперь будет, – пробормотала Лена, – наши ведь ответят, а это – война!

– Наши, конечно, ответят, но, надеюсь, другим способом. Турция очень сильно заплатит за предательство, скорее всего, обрушением своей экономики и крахом политической системы.

Дмитрий, глядя на экран телевизора, где продолжали передавать подробности случившегося, задумался, потом неторопливо высказался:

– Вот в этом событии – вся истинная суть наших западных «друзей»! Предательство в самый трудный, самый тяжелый и ответственный момент времени! Правильно сказал когда-то еще Александр Третий: «У России есть только два союзника – ее армия и флот!» Вот только они и есть главные наши аргументы в общении с Америкой, НАТО и их вотчинами.


На другой день, в восемь часов утра, Дмитрий подошел к комнате с номером 11 на первом этаже учебного корпуса. Постучался, никто не ответил. Заглянул внутрь. Его глазам предстало просторное помещение, больше похожее на студенческую аудиторию, с расположенными, как в амфитеатре, столами и лавками. Внизу находился длинный преподавательский стол с какими-то устройствами и приборами на нем. Сзади стола, на стене, висела длинная раскладная школьная доска, с мелом и тряпкой на полочке. Чуть сбоку, на металлических опорах, стоял большой разборный экран для проектора.

Пряничный, немного робея, пристроился на лавочке в самом верхнем ряду аудитории и стал ждать.

Через несколько минут дверь распахнулась. В комнату вошли генерал Кратников и еще двое офицеров – майор и полковник.

Дмитрий встал, доложился:

– Курсант Пряничный на занятия прибыл!

– Куда вы там на галерку забрались, товарищ старший лейтенант? – усмехнулся генерал. – Спускайтесь к нам и садитесь за стол. Поближе. Чтоб нам тут не перекрикиваться через всю комнату.

Дмитрий повиновался. Все расселись, сдвинув стулья в круг, под доской.

Разговор начал Кратников:

– Значит, так, товарищ Пряничный. К сожалению, ваше предсказание о провокации со стороны турецких ВВС вчера сбылось. Действительно, была засада. Наш Су-24 ждали турецкие F-16. Атаковали сзади и на сирийской территории.

Наш самолет упал в четырех километрах от сирийско-турецкой границы. Один летчик погиб, второго сирийские друзья и наши морпехи сейчас ищут. М-да… Ситуация вокруг авиабазы Хмеймим и в целом в Сирии из-за этого сильно осложнилась. Отношения с Турцией, которые и так были непростыми, сейчас зависли на грани прямого конфликта.

Генерал переглянулся с офицерами, помолчал, задумавшись, и продолжил:

– Что следует из случившегося?

Первое. У тебя, лейтенант, действительно есть способности к предвидению, дальновидению и даже в зачаточном состоянии к гипнозу или к психовоздействию на живые объекты.

Второе. Твое предупреждение об опасности командир авиабазы получил, но принять меры не смог. На тот момент не имел полномочий. Сейчас это исправлено. Более того, теперь там к службе безопасности будет прикомандирован наш подготовленный сенс на постоянной основе и с правом немедленного доклада командиру или принятия чрезвычайных мер в необходимом случае.

Вполне возможно, что если ты успешно пройдешь курс обучения, то вернешься в Сирию в новом качестве.

Третье. Считай себя принятым в Центр по подготовке военных экстрасенсов. Сначала – общий курс, потом посмотрим по твоим способностям. Майор Чебаков и полковник Шамшин сейчас проведут с тобой собеседование, потом – тесты, медобследование, а потом определят в группу.

Медсестру, с которой ты прибыл, оставим здесь в санчасти на время твоего обучения. Дальше будет видно. Вопросы есть? Просьбы? Предложения? – отрывисто бросил Кратников.

– Никак нет, товарищ генерал! К работе готов!

– Ну и ладно. Занимайтесь тут, а у меня дела. – Кратников встал, отодвинул стул и вышел.

Следующие два часа Пряничный отвечал на вопросы курирующих офицеров, решал задачки, которые ему подбрасывали, описывал и демонстрировал свои способности на простых вводных.

Потом его отправили в лабораторию на медицинское обследование. После – короткий отдых. Обед. Затем – тренажеры в спортивном зале, бег. Опять отдых. Далее – ужин и отбой. Все как в обычной учебке.

С восьми утра следующего дня Дмитрий начал заниматься в группе из двадцати офицеров разного возраста. Все – только мужчины. Программа оказалась очень необычной, насыщенной, трудной, но… интересной. Сколько чего Дмитрий раньше не знал и даже понятия не имел!

Свободного времени оставалось мало, выходные давали нечасто, так что с Леной удавалось видеться только урывками. Но, судя по ее настроению, Карташовой тут нравилось и встречаться с Дмитрием было приятно.

Полетели дни учебы по не существующей для всего мира специальности военного экстрасенса.


Глава 11
Я – твоя совесть!

После беседы с Нэнси, тщательного обдумывания всего того, что она рассказала, сверки новой информации со своими догадками и предположениями, изучения по своему допуску данных из разведки, Дуглас пришел к выводу, что картина мира, нарисованная миссис Браудер, отвечает на многие вопросы, копившиеся у него годами.

Нет, конечно, много осталось темных углов и неясностей, разобраться с которыми и понять их в деталях еще предстоит, но главное уже оформилось в некий образ.

Говард, наконец, увидел контуры того настоящего тайного театра, той сцены, на которой играют на публику загримированные мировые актеры.

Изображают заботливых народных лидеров, благородных героев, спасителей мира, а уйдя с подмостков, на которых бились за все хорошее против всего плохого, уединяясь в закрытых залах ресторанов для избранных или в своих роскошных особняках, громко смеются и хвалятся друг другу, скольких простачков, наивных посетителей тонкого психологического спектакля они сегодня обманули и как много заработали на доверчивости простых людей.

Отработанные технологии «центра Сатаны» одинаково калечат души и мозги всем, кто не допущен к знаниям «высшей касты» или не защищен иммунитетом самоконтроля и самообразования, точно так же, как коварный вирус заражает и уничтожает живых людей, если только они не в костюме высшей биологической защиты, не привиты специальной вакциной или не принимают постоянно противоядие.

В сводках разведки Дуглас обнаружил следы применения в различных частях света и нового, еще мало изученного оружия с огромным потенциалом поражения. Оно испытывалось на территориях стран потенциальных противников под видом «случайных» природных факторов, будто бы не связанных с деятельностью военных.

В основном это касалось биологического, химического, сейсмического и климатического видов оружия. Были попытки использования космического, лучевого и пси-оружия по России и Китаю, но из-за невозможности полномасштабных открытых испытаний, строгой секретности применения, его эффективность пока была неясной.

Для себя Говард сделал вывод, что все новые и еще не изученные полностью виды оружия, наряду с обычными, готовятся к применению на час «Х», к началу плана «А» – операции «Несокрушимая решимость» – угрозы военного апокалипсиса от «центра Сатаны».

Масштабы задуманного уничтожения людей и подлость разработчиков плана потрясали воображение!

В первый раз Дуглас был шокирован в тот момент, когда узнал, что катастрофа в Японии на атомной станции американского проекта в Фукусиме произошла из-за очередного испытания климатического и психотронного оружия – системы ХАРП, с базы, расположенной на Аляске.

Операция была секретной. И подробности как ее проведения, так и реальных последствий секретны до сих пор.

Всему миру событие было подано как «случайность», совпадение нескольких «уникальных» факторов. В реальности же был испытан один из режимов работы климатического оружия.

Один из запланированных результатов этого испытания, или, по существу, тайной военной операции, – заражение радиоактивной водой большой части акватории Тихого океана и будущее постепенное сокращение огромной части населения земного шара путем резкого повышения онкологических заболеваний. Как в Японии, так и в близлежащих странах за счет отравления морской флоры и фауны, рыбы, которой в большинстве и питаются жители этого густонаселенного региона.

Вирусы «африканской чумы», «куриного-свиного гриппа», СПИДа, «Эболы», лихорадка «Зика», бактерия «Цинтия» и другие смертельно опасные убийцы, еще не имеющие официальных названий, оказались продуктами военных программ сотен секретных биологических лабораторий США.

Опытные штаммы, их свойства исследовались в разных частях света и переносились тайными группами под патронажем ЦРУ для «точечных» испытаний в разных климатических зонах мира на разных человеческих расах.

Изучая секретные файлы, Дуглас постепенно перестал удивляться. Он чувствовал себя подавленным и уничтоженным. Гордость за свою страну куда-то улетучилась на фоне понимания им страшных преступлений, совершенных ее лидерами против всего человечества, начиная с атомной бомбежки японских городов Хиросимы и Нагасаки и заканчивая разрушением целых стран по надуманным предлогам: Югославии, Ирака, Ливии.

США проводили постоянные попытки свержения законных правительств некоторых государств Ближнего и Среднего Востока, Южной Америки, Африки, Азии, содержали сотни военных баз по всему миру.

Финансировали национальных предателей – «пятые колонны» и подготовку-проведение попыток государственных переворотов на Украине, в Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Бразилии, Венесуэле, Египте, России, Турции и других странах.

Именно Америка непрерывно выращивала, кормила и вооружала «карманных террористов», так называемой оппозиции власти в тех странах, где руководство пыталось защищать национальные интересы народа, а не слепо выполнять любые требования «центра Сатаны».

И самое страшное – это то, что все эти преступления, сознательно совершенные или продолжающиеся по настоящий момент во имя «жизненных интересов Америки», не имели и не имеют ничего общего с ними и с безопасностью «исключительной нации»…

Главный императив США – бессовестное ограбление всего мира, комфортная жизнь за счет чужих трагедий и рабства «недочеловеков».

Собственно, по сути, Америка так и осталась страной бесправных рабов и богатых плантаторов, изменилась она только внешне, декоративно, за счет хитрого камуфляжа, игры слов, новых технологий и блеска стразов.

Если бы не Рэнд, миссис Браудер и стечение обстоятельств, генерал Дуглас, вполне возможно, никогда бы не докопался до истины, реальной картины мира. Так и продолжал бы быть обычным армейским функционером, тупо исполняющим свои обязанности и не замечающим ничего вокруг. И при этом считающим себя патриотом.

Но после того, что Говард узнал в последнее время, гордиться своей страной он больше не мог.

В то же время, раз судьба бросила его на это место в этот век перемен и дала ему понимание ситуации, то это не случайность, а воля провидения! Это шанс лично повлиять на судьбу мира!

Внести свой вклад в его спасение!

В спасение своей семьи, друзей, миллионов американцев, не подозревающих об уготованной им участи.

И ради этого личная карьера генерала Дугласа, как верноподданного гражданина, когда-то клявшегося на Конституции США сделать все для народа Америки и даже отдать за него жизнь, если понадобится, эта личная карьера с хорошей пенсией… такой пустяк, такая мелочь по сравнению с масштабом той бездны, что открылась сейчас перед ним.

Девиз и смысл службы военного – отдать жизнь за Родину, за народ своей страны, когда это потребуется!

Все остальное перед величием и значительностью этого меркнет!

Только сейчас Говард пришел к окончательному пониманию смысла своей жизни – сделать все, чтобы спасти людей от страшного конца, который готовит миру «центр Сатаны», тайно захвативший власть в его родном Отечестве и на всей планете!

И выбора у Дугласа, как и у любого другого, еще не потерявшего остатки совести американца, посвященного в тайну того, к чему ведут его страну и человечество некие «серые кардиналы», просто нет.

Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные, как сказал кто-то из известных писателей. История это только подтверждает.

Так что все честные и порядочные люди, как говорила Нэнси, должны быть сегодня вместе!

Звучит наивно и очень упрощенно, но это так!

«Морлоки» сегодня готовят ничего не подозревающих беспечных «элоев» к мрачному и кровавому будущему трансгуманизма!

К будущему новых Содома и Гоморры, в которых не будет места вере в Бога, человечности, справедливости…

* * *

Генерал Дуглас, в рамках подготовки и начала проведения операции «Несокрушимая решимость», провел ряд инспекционных проверок на ядерных объектах США. Обнаружилось огромное количество всевозможных нарушений режима, халатности руководителей, преступлений военнослужащих, ужасного состояния техники.

Все это дало возможность Говарду подготовить документ «об устранении недостатков», «улучшении защищенности секретных объектов», в некоторых случаях на их оперативный перевод в новые места дислокации, введение необходимых изменений в кадровый состав гарнизонов, снабжение, структуры подчиненности, формирование задач обычного и усиленного режимов несения службы, боевых задач и ситуаций по ЧС.

От Пентагона и конгресса на проведение «незначительных изменений», «оптимизации и улучшения взаимодействия структурных кластеров Стратегических ядерных сил США» для «повышения боеготовности и эффективности» было получено разрешение.

У Дугласа оказались развязаны руки для выполнения обещаний, данных миссис Браудер по плану «Б».

Усиление охраны объектов, в ряде случаев их перенос, подготовка дополнительных вооруженных команд для защиты ракетных баз, складов с оружием, продовольствием, амуницией, техникой – все это немедленно стало выполняться быстро и четко.

Командовал «оптимизацией» лично Говард. Особое внимание он уделил переводу складов и созданию специальных фортов с сильными гарнизонами в труднодоступных высокогорных районах. Форты оснащались вертолетными площадками, средствами радиационной и химзащиты, связью, генераторами, запасами продовольствия, боеприпасов, техникой.

Дороги и подъезды к таким объектам приводились по мере возможностей в удовлетворительное состояние, и на них выставлялись блокпосты.

С Нэнси и Рэндом генерал поддерживал постоянную связь, часто встречался и обсуждал текущие моменты. Чем дальше, тем больше убеждался, что все делает правильно. Оставалось только надеяться, что в нужный момент сделанное им окажется востребованным и позволит контролировать ситуацию, удержать ее на краю пропасти. Или спасти как можно больше людей.

Физически Говард совершенно измотался. Он ездил по дальним уголкам Америки и военным базам США по всему миру, не щадил своих заместителей, старших офицеров объектов, военных специалистов для быстрого и эффективного решения проблем на местах. Спал мало и плохо, но задуманная им «модернизация» постепенно двигалась.

У сенатора и миссис Браудер с их структурами тоже все шло по плану.

Главное – успеть сделать основное до наступления момента «Х», в котором операция «Несокрушимая решимость» вступит в активную фазу.

Времени оставалось мало…

Впечатления генерала от инспектирования Стратегических ядерных сил были плохими, если не сказать больше.

Ракеты наземного базирования «Минитмен-3», очень устаревшие, с большим процентом отказов, неудачных пусков и проблем с военнослужащими обеспечения – пьянство, наркотики, психические срывы, – были малонадежными и даже опасными для самих США в силу непредсказуемости персонала и технического состояния боевых блоков, двигателей, оборудования пусковых шахт. Их давно бы следовало утилизировать и заменить на новые образцы.

Но хороших новых образцов не было, и на дежурстве оставалось старье с ненадежными командами. Для которых феминистки из сената протащили разрешение служить даже геям, лесбиянкам и трансвеститам, что отнюдь не способствовало сохранению здорового психологического климата в подразделениях и время от времени приводило к серьезным инцидентам, убийствам сослуживцев и даже попыткам захвата ракетной базы сбрендившим сотрудником или группой лиц из персонала.

То же относилось и к стратегической авиации, которая была в основном представлена устаревшими бомбардировщиками прошлого века модели Б-52 в количестве около полутора сотен штук, 60 процентов из которых находилось перманентно в неисправном состоянии.

Несколько десятков «относительно новых» F-117, Б-1, Б-2 и около двух сотен новейших F-22, F-35, но тем не менее тоже очень проблемных самолетов, базирующихся на аэродромах штатов Северная и Южная Дакота, Миссури, Техас, Луизиана, также не давали ощущения надежной военно-воздушной силы. Особенно после того, как один из этих «невидимок», изготовленный по технологии «стелс», сербы еще в 1999 году сбили над Белградом из древней советской зенитно-ракетной установки, что сильно ударило по престижу США.

Сбили тогда на самом деле не один, а несколько современных американских самолетов, но Пентагон сразу же засекретил потери и к упавшим обломкам немедленно высылал команды по сбору и вывозу всех оставшихся от уничтоженного самолета частей, вплоть до последнего винтика.

Но каким-то образом потенциальные покупатели новейших американских истребителей и бомбардировщиков все равно пронюхали о произошедшем, и расхваленные рекламой военно-промышленного комплекса США «суперсовременные» самолеты никто брать не стал.

Америка тогда понесла огромные финансовые потери.

Несколько лучше положение дел обстояло в надводном и подводном флотах, хотя и там были серьезные проблемы. Большинство давно отработавших свой ресурс авианосцев, военных кораблей поддержки, подводных лодок типов «Огайо», «Лос-Анджелес», «Вирджиния» должны были быть давно списаны, но из-за отсутствия замены со скрипом оставлены в строю. С большим риском для их экипажей и возможностью незапланированных случайных «инцидентов» с ВМФ России.

О морально-боевом духе военных моряков США и говорить не приходилось. Брали служить кого ни попадя. В команды попадали и наркоманы, и психически больные люди, и бывшие преступники. Служил такой сброд только за деньги, никто к подвигам во имя Родины готов не был, оставляя героику только пропагандистскому кино Голливуда.

Если чем и отличались офицеры и матросы ВМФ США, так это только постоянными драками между собой и с гражданским населением в окрестностях расположения военно-морских баз. А особенно – жестокими изнасилованиями и убийствами беззащитных девушек и женщин, одно из которых произошло прямо во время инспектирования базы на Окинаве и вызвало огромную волну протеста местного населения с требованиями к американцам убираться из Японии.

Там же, вскоре после этого, пьяная американская военнослужащая на личном автомобиле выехала на встречную полосу движения и врезалась в легковушку семейной пары. Женщина и мужчина, японские граждане, были в тяжелом состоянии доставлены в реанимацию.

Пьяную бабу арестовали, но сразу же отпустили, так как у нее, как и у всех военных США на зарубежных базах, имелся «дипломатический иммунитет».

Опять скандал и волнения в японском обществе.

Сдерживать эти выступления военному командованию и американским дипломатам становилось все труднее и труднее.

А позорнейший случай, произошедший с американским эсминцем «Дональд Кук», вооруженным до зубов, в том числе и самыми современными ракетными системами «Иджис», который зашел в Черное море для «оказания давления» на Россию и демонстративно двигался у самых ее границ – пытался нагнать страх на русскую армию?

Кончилось это печально.

Русские выслали всего один самолет Су-24 без вооружения, лишь с одним блоком «РЭБ» «Хибины» – средством радиоэлектронной борьбы.

«Сушка» прошла над «Дональдом Куком» двенадцать раз. С первого же пролета все радиоэлектронные системы на эсминце полностью отказали. Он оглох, ослеп и потерял все свои боевые возможности. Включив машины на предельные обороты винтов, эсминец, петляя, бросился удирать в море, подальше от русских берегов.

Полный позор!

Эта история получила продолжение, когда «Дональд Кук» добрался до суши. В первом же порту 27 американских моряков, в основном, конечно же, «бесстрашные» феминистки, написали заявления на увольнение с корабля. Так перепугались.

О каком же морально-боевом духе, профессионализме и стойкости Военно-морских сил США можно говорить?

Стыд и срам!

Потом похожая история с тем же злополучным «Куком» повторилась и на Балтийском море.

Временные американские военнослужащие работают только за зарплату и льготы и совершенно не готовы рисковать и умирать за свою страну!

Выдуманный «героизм» пачками лепят только СМИ, ТВ и Голливуд!

Но сколько людей ни обманывай фильмами, посулами и превознесением «демократических ценностей», сколько ни «лепи горбатого», правда всегда всплывает. Хотя и не сразу.

Но в случае с Японией и некоторыми другими государствами дело явно и давно идет к полному разрыву отношений и сворачиванию большинства военных баз в регионе. Возможно, потому США и преподали японцам «урок» заранее в виде Фукусимы…

В любом случае Говард понимал, что напряженность в мире в последнее время растет гигантскими темпами. А Америка давно уже колосс на глиняных ногах.

В то же время на нее никто не собирается нападать. Главный возмутитель спокойствия и мировой бандит – это сами Соединенные Штаты и созданный ими, под их общим командованием полностью покорный и подконтрольный блок НАТО.

Государства, в него входящие, будто бы «защищаются» американскими вооруженными силами, а на самом деле, как Говард точно знал, вся эта игра с НАТО в оперативно-стратегическом плане сводится только к тому, чтобы возможный театр военных действий в случае начала новой мировой войны попытаться ограничить территорией Европы и близлежащих регионов. Чтобы при этом максимально обезопасить далекую Америку и уменьшить урон от ядерного ответа России.

Хотя… эта игра бессмысленна! Русская система «Периметр», или, как ее еще называют, «Мертвая рука», все равно уничтожит США даже в случае успеха «превентивного», «обезоруживающего» удара по командным центрам и пусковым установкам в России высокоточным оружием.

И это прекрасно знают руководители Америки, НАТО и «центра Сатаны», но почему-то не делают из этого никаких выводов и не ищут мирный, приемлемый для всего человечества путь.

Говард уже знает, почему так.

Америка не может отказаться от привычного высокого уровня жизни элит, который достигнут только за счет ограбления других стран и гегемонии навязанной миру главной валюты – доллара! Который на самом деле ничего не стоит. За ним стоит фикция, придуманная гениальными мошенниками, создавшими ФРС – Федеральную резервную систему – еще один клон конторы «Рога и копыта», но уже в общемировом масштабе.

Реальная стоимость стодолларовой купюры сегодня – три цента! Это стоимость бумаги и технологического процесса печати. За американской валютой нет никакого золотого запаса! За ней только военная мощь США, которая все ослабевает и хиреет, потому что никакое вранье не может жить вечно!

Но Америка, а точнее «центр Сатаны», не хочет отпустить мир и заняться своими внутренними проблемами. Это означает отдать власть новым лидерам и уйти в небытие.

Такое невозможно! «Супердержава» рухнет! Начнутся беспорядки, гражданская война, социальная катастрофа!

История показывает, что добровольно власть никто никогда не отдавал. И операция «Несокрушимая решимость» – это как раз и есть последняя конвульсия, последняя попытка слабеющего старого режима «сыграть на упреждение», запугать несговорчивых и сохранить свое «статус-кво» еще на несколько лет или десятков лет, за которые «центр Сатаны» сумеет добиться своих тайных целей – привести население планеты к эпохе трансгуманизма и полному контролю.

Навечно.

Или до тех пор, пока будут живы последние представители новой расы «сверхлюдей».

А потом время человечества на планете, скорее всего, закончится…


На несколько дней Дуглас застрял на военно-морской базе в Сан-Диего. Встречи, согласования, совещания, инспекции кораблей, хранилищ, доработка программы модернизации и расширения возможностей инфраструктуры объекта вконец измотали Говарда.

Надо было как можно скорее закончить эту нудную рутину и ехать с проверкой на следующие объекты, на этот раз с ракетами шахтного базирования в Монтане, Вайоминге, Миссури. Основные задачи в Сан-Диего были уже проработаны, остались мелочи. Возможно, удастся уехать завтра.

Жизненно важно было как следует отдохнуть и выспаться.

Сразу после ужина он отправился в выделенную ему на базе комнату для отдыха и, раздевшись, без сил рухнул в постель.

Отключился почти сразу, провалившись в глубокую, вязкую черноту.

Изредка в сознании мелькали какие-то искаженные воспоминания, тени, давно забытые встречи и события. Но они не мешали спать, проходили слабым далеким фоном в сумраке дремы и расслабления. Это были давно знакомые образы, на которые можно было не отвлекаться, они не раз и раньше приходили к Говарду во сне.

Он воспринимал их как старых знакомых из прошлого, хотя чаще всего, проснувшись, не мог вспомнить деталей и подробностей сновидения, что или кого конкретно из старых друзей, какие эпизоды из прошлой жизни подбрасывала ему неподконтрольная в это время память.

Вдруг, в какой-то момент, что-то в закоулках сознания изменилось.

В его сне появился кто-то чужой. Осторожный, внимательный. Будто человек зашел в темноте в какую-то открытую квартиру в своем подъезде и пытается на ощупь определить, куда это он попал. К себе или случайно к соседу.

Опасности Говард не чувствовал, но навыки военного, даже во сне, не позволили оставить это странное ощущение без внимания.

Включать процедуру подъема, просыпаться, осматривать комнату не хотелось. Хотелось доспать и отдохнуть, но тем не менее привычка к возможной тревоге в любое время суток взяла свое.

«Гость» вел себя деликатно. Не влезал в личное пространство сокровенных воспоминаний Дугласа, не навязывал каких-то рефлексий, не вынуждал к неким защитным действиям.

Тем не менее сонное сознание автоматически перевело фоновый самоконтроль состояния тела и ощущений с самого нижнего уровня на более высокий, который позволил Говарду, еще не просыпаясь, уже как-то оценить угрозу от происходящего и принять какое-то решение.

То ли плюнуть на все эти глюки, перевернуться на другой бок и отключиться полностью до утра, то ли как-то среагировать на беспокоящее наваждение.

Ночью в запертую изнутри комнату на сверхсекретной военно-морской базе к отдыхающему генералу никто войти не мог. Это было полностью исключено!

Поэтому и беспокойство у Говарда было маленькое, как будто в его спальне на мягких лапках гулял пушистый котенок, который забрался сюда невесть как, не имел права здесь находиться, но никакого беспокойства не внушал.

Образ котеночка Говарду понравился, он даже улыбнулся во сне и попытался увидеть ночного посетителя, но это ему не удалось.

Наверное, больше для самоуспокоения, чем для того, чтобы услышать ответ, Говард в полусонной дреме, обращаясь к веренице пробегающих перед внутренним зрением размытых кадров из прошлого, к неведомому режиссеру его сновидений, к ночному гостю, мысленно, не размыкая глаз и губ, спросил: «Ты кто?» – ожидая услышать тихое «мяу» и заметить мелькнувший в сумраке сна пушистый комочек.

Вместо этого он почувствовал приятное расслабление, тепло, потом чей-то удивительно знакомый голос прозвучал прямо у него в голове: «Я – твоя совесть!»

Говарда это почему-то не удивило. Так и должно было быть. Его совесть всегда была рядом с ним. Она никуда не пропала, не ушла от него. Как бы он жил без совести? Нет, это невозможно. Но вот заговорила и назвалась собой она в первый раз.

Это хорошо.

Значит, его совесть им довольна, он все делает правильно. И где же она еще может с ним поговорить, как не во сне? И совесть говорит голосом Говарда, он узнает свой голос.

– Как ты считаешь, я все правильно делаю? – спросил ее Говард. Он почувствовал, как его сознание будто бы раздвоилось, одна часть продолжала мирно спать, другая, которая не могла сбросить бремя долга даже во сне, чуть-чуть пробудилась, заинтересовавшись гостьей.

– Расскажи мне, что тебя беспокоит, – тихо попросила совесть…


Глава 12
«Свободная охота» старшего лейтенанта Пряничного

Учеба для Дмитрия шла легко. Несмотря на то что рабочий день «молодого бойца», курсанта школы военной экстрасенсорики из «отдела 220», был до предела насыщен занятиями, упражнениями, тренировками, а нагрузки, как физические, так и психические, высасывали тело и мозг до последнего кванта энергии, Пряничный чувствовал – он справляется.

И даже больше, чем просто справляется, – каждый новый день занятий прибавлял сил, увеличивал способности, открывал глубоко запрятанные резервы организма.

Объяснение этому могло быть только одно – Дмитрий нашел свое истинное призвание и свой Клондайк дремлющих дарований. Зерна новых знаний, умений и открытий падали на благодатную почву, быстро давали ростки.

Недели пролетали за неделями. Экзамены по пройденным дисциплинам Дмитрий сдавал на твердые пятерки, преподаватели были им довольны.

Первое время сложность вызывал только один предмет – работа экстрасенсов в составе организованной группы на общую единую задачу. Предмет назывался «Эгрегор». Иначе – «ментальный конденсат», энергоинформационная система, суммарное поле, которое создает и синхронизирует группа опытных мощных экстрасенсов.

Задача предмета в основном сводилась к тому, чтобы путем одновременного сложения полей нескольких «сенсов», даже находящихся в разных географических точках пространства, получить особую, непроницаемую для пси-атак сферу, «колпак», для защиты охраняемого человека, группы людей, территории, оборудования. Либо объединить мощь участников эгрегора в ударный энергетический выплеск, «протуберанец» и обезвредить вражеских экстрасенсов, нейтрализовать их пси-воздействие на живые организмы и технические средства.

Одной из недавних важнейших операций, которая была проведена Россией с участием эгрегора своих «сенсов» высшего класса – защита президента России во время его выступления на Генеральной Ассамблее в ООН 28 сентября 2015 года в Нью-Йорке.

Акция была совершенно секретной и подробно разбиралась преподавателями на нескольких занятиях с курсантами боевой экстрасенсорики.

Служба безопасности президента не рекомендовала ему ехать в США, поскольку были получены агентурные разведданные о готовящейся операции американских спецслужб против Путина.

Их задача-минимум – повлиять на президента России во время его выступления с трибуны ООН таким образом, чтобы он потерял способность логично, ярко и убедительно говорить. Цель – опозорить Россию и ее лидера на весь мир.

Задача-максимум – скрытым и мощным воздействием на организм президента добиться нарушения работы сердца, мозга, внесения необратимых изменений, которые должны привести к угасанию жизненно важных функций и затем к смерти или к тяжелой болезни.

Подобные спецоперации ЦРУ проводило не раз, одна из известных российским спецслужбам – устранение венесуэльского президента Уго Чавеса.

Для участия в таких «воздействиях» американская сторона привлекала своих лучших сенсов, работавших в секретных проектах «Звездные врата» и «Звездные врата-2». Первым из них руководил доктор Эдвин Мэй, руководитель второго пока неизвестен.

Президент России отказался от рекомендации своей службы безопасности ввиду важности события и все же поехал в Нью-Йорк на Генассамблею, доставив тем самым огромную головную боль всем генералам, ответственным за жизнь и здоровье высшего должностного лица государства.

Генералы, в том числе Славин и Кратников, приняли все возможные меры к защите «первого лица». Для его прикрытия были выделены лучшие экстрасенсы страны, организован боевой эгрегор, который должен был круглосуточно защищать Путина в Америке непроницаемым энергетическим куполом.

Операция прикрытия была проведена на высшем уровне, преподаватели разбирали ее по секундам и элементам.

За время нахождения президента России на территории США было зафиксировано и обезврежено двадцать семь мощнейших попыток воздействия на охраняемое лицо.

Все атаки были отбиты.

Однако наши экстрасенсы, поддерживая «купол», настолько вымотались, что к концу выступления президента на Генассамблее буквально валились с ног. Об этой ситуации и опасности задержки на «гостеприимной» американской земле было доложено Путину, который по соображениям безопасности уехал из Нью-Йорка, даже не оставшись там на ночь.

Как теперь ясно – правильно сделал. Неизвестно, удалось бы сдержать последующие атаки американских сенсов или отвести другие, параллельные угрозы от ЦРУ и АНБ за долгую ночь…

Высококлассные боевые экстрасенсы – штучный товар. В каждой крупной стране мира они есть, но их очень немного – по двадцать-тридцать человек. Люди с паранормальными способностями, как и гении в той или иной сфере человеческой деятельности, появляются крайне редко.

Если подобные уникумы могут быть использованы в военной или иной важной области, то чаще всего засекречиваются и человечество о них ничего не знает. За редкими исключениями.

Одно из таких – американский экстрасенс и медиум Эдгар Кейси. О нем миру стало известно только потому, что по убеждениям он был глубоко религиозным человеком и отказался работать на военных и разведку. Нашел свое призвание в целительстве, помощи людям, в предвидении будущих событий во время сна, за что получил прозвище «Спящий пророк».

Кейси помог очень многим простым и небогатым людям вылечиться от тяжелейших заболеваний. Денег за лечение не брал, считал, что своим даром от Бога он должен делиться с согражданами безвозмездно, и единственным из всех целителей-экстрасенсов своего времени получил разрешение на медицинскую деятельность, не имея никакого медицинского образования.

Феномен Кейси изучался всесторонне и очень глубоко на занятиях в «отделе 220» подготовки российских боевых экстрасенсов.


Несмотря на некоторые трудности вначале, работу в составе слаженной группы, в «эгрегоре» сенсов, Дмитрий освоил хорошо. Но лучше всего ему давалась работа одиночки – в режиме «свободной охоты». В этом случае все его навыки и способности сочетались в идеальной гармонии, на совершенно запредельных уровнях сверхчувствительности и отстройки от помех, недостижимых даже более опытным коллегам.

Безусловно, помог и опыт столкновения с вражеским сенсом, когда тот копался в памяти Пряничного еще на подводной лодке.

Дмитрий долго прокручивал в памяти и анализировал ту атаку, методы проникновения врага в свое сознание, пока не разобрался досконально в приемах противника, техниках внедрения в мозг, съема данных и отхода.

Разобравшись, сделал выводы и пошел дальше в создании личных способов нахождения интересного объекта-секретоносителя, вступления с ним в контакт, получения информации и поддержания связи.

Пряничный научился выделять и оценивать внутренним сверхчувственным зрением по «спектру свечения» в ноосфере Земли дальнего живого объекта, по его яркости, цветовым «вспышкам» и энергетическим «пульсациям» мыслительной деятельности, насколько важной для России, специфической и интересной информацией обладает тот или иной индивид.

В какой-то степени, очень приблизительно, «свободная охота» сенса похожа на то, как в глубине океана, в кромешной темноте, по далеким слабым «светлячкам» мириадов разных морских организмов ищутся на больших расстояниях обычным зрением или с помощью дополнительных специальных устройств, радаров, именно те виды и экземпляры, которые интересны подводному исследователю в батискафе.

А потом требуется незаметно приблизиться, идентифицировать и захватить «нежные» мелкие объекты грубыми манипуляторами подводного аппарата. При этом человек-оператор в нем рискует своей жизнью, находясь в чуждой и враждебной среде.

И это, пожалуй, еще очень слабое сравнение, не учитывающее множества специфических особенностей экстрасенсорики, биофизики процесса и «человеческого фактора».

Первым серьезным успехом Дмитрия на одном из тренировочных занятий было установление ментального контакта и внедрение в память американского посла на Украине Джеффри Пайетта.

Удалось отследить несколько важных задач дипломата, поставленных ему госдепартаментом и ЦРУ, вскрыть новые интересы и планы США на Украине, в частности, тайную подготовку мнимой «технической неисправности» на Запорожской АЭС, с целью организации ядерной катастрофы чуть ли не в центре Европы и под боком у России.

В случае удачного проведения диверсии причину взрыва предполагалось свалить на украинских «стрелочников», неправильно использующих новые американские ТВС – тепловыделяющие сборки от фирмы «Вестингауз».

На эту операцию ЦРУ и Пентагон возлагали большие надежды, собственно, именно потому российские ТВС и менялись на не подходящие для этой и других украинских атомных электростанций чужие устройства.

По расчетам американских специалистов, взрыв реакторов только в Запорожье по последствиям должен быть сопоставим с десятками Чернобылей!

При этом Америка далеко, она не пострадает, а вот Европа и Россия получат огромный ущерб по потерям населения, по зараженным территориям и остановленным промышленным объектам, примерно как от взрывов нескольких десятков мощных ядерных зарядов!

США, конечно же, окажутся здесь совершенно ни при чем!

По подготовленной в недрах американских разведки и госдепартамента версии происшествия – виноваты «глупые и недалекие» украинские инженеры и техники! На них все и спишется!

Ведь, скорее всего, в радиусе нескольких десятков, а то и сотен километров после катастрофы не останется ничего и никого живых. Свидетелей не будет. Возможно, не будет и большей части самой Украины…

При этом погибнут, конечно, и рядовые исполнители акции из американцев и завербованных местных, которых в таких случаях используют «втемную», как дешевый расходный материал – обычных смертников, не ведающих о своей участи.

Вопрос о возможных одновременных взрывах на других украинских АЭС в Штатах пока прорабатывается. Для разработчиков атаки еще не ясно, достаточно ли будет катастрофы на одной Запорожской АЭС или лучше будет устроить их сразу, прикрыв правдоподобной «легендой», на всех пяти станциях Украины? Чтобы добиться максимального эффекта по панике среди населения и растерянности правительств близлежащих стран…


По окончании тренировочного занятия Дмитрий написал о ментальном контакте с Пайеттом и полученной от него информации в рапорте на имя начальника «отдела 220».

К донесению в руководстве отнеслись скептически, но все же передали для проверки в Службу внешней разведки.

Через несколько дней информация о подготовке Запорожской АЭС, а возможно, и остальных четырех атомных станций Украины к запланированной катастрофе по оперативным каналам полностью подтвердилась.

Пряничный несколько раз был вызван на комиссию в Минобороны для ответов на уточняющие вопросы. Комиссия осталась довольна взаимодействием и отметила высокую эффективность начинающего сенса. Пряничный тогда получил первую благодарность от генерала Кратникова.

У Дмитрия было еще несколько небольших успехов по внедрению в сознание средних правительственных чиновников стран – членов НАТО, но самым серьезным своим достижением на ниве «свободной охоты» он считал установление ментального контакта и постоянной связи с заместителем начальника Управления Стратегических ядерных сил США генералом Говардом Дугласом.

Новым и необычным был сам способ вхождения в контакт с таким высокопоставленным офицером из Пентагона, необычной, даже сенсационной, оказалась и информация, полученная в результате общения с пси-донором.

Подробным данным, изложенным в рапорте Пряничного на имя генерала Кратникова, вышестоящее начальство сначала просто отказывалось верить. Слишком уж все там написанное казалось нереальным! Выдуманным!

Дмитрия заставляли писать новые рапорта, пытались подловить на мелких несоответствиях, неточностях, запутать, принуждали отвечать на вопросы многочисленных военных психологов и экспертов.

На этот раз уровень добытой начинающим сенсом информации оказался настолько высоким и стратегически важным, что проверить его было очень трудно. Из коллег Дмитрия никто не смог и близко подобраться к генералу Дугласу и другим, указанным в рапорте Пряничного лицам из касты, близкой к власти, спецслужбам или агентуре некоего «центра Сатаны», по определенным признакам являющимся тайным мировым правительством.

Проверка этой информации затянулась.

От Дмитрия же требовали новых данных по действиям и намерениям от неожиданно открытой сети источников важнейшей информации в кругу знакомых генерала Дугласа.

По этому направлению в Минобороны оперативно была создана специальная аналитическая группа, которая плотно контактировала с ГРУ, ФСБ и СВР, добывала и изучала подробности жизни, времяпрепровождения и действий фигурантов дела, обозначенных в подробных рапортах Пряничного.

Некоторые моменты в них для начальников Пряничного, а как потом оказалось, и для Генерального штаба ВС России были полной неожиданностью и, одновременно, шансом сыграть свою игру и обезвредить опасные ходы сильного противника.

Эта игра виделась очень опасной, рискованной, можно сказать, на грани фола, но… она давала шанс на победу в последней войне человечества с его смертельным врагом – тайным кланом богатейших людей мира, «центром Сатаны», захватившим власть на планете.

И этот шанс упускать было нельзя!

Дмитрий активно работал по генералу Дугласу, но попутно, случалось, находил в свободном поиске и новую важную информацию по другим объектам.

Например, Пряничному удалось обнаружить важных секретоносителей в Турции и собрать достаточно полные данные о планировавшейся Эрдоганом имитации государственного переворота, будто бы со стороны военных. Этот спектакль имел несколько главных задач.

Во-первых, «султану» нужно было показать всему миру личную «твердость» и «любовь народа» к президенту Турции после сильно пошатнувшейся репутации в мире из-за целого ряда ошибок, злоупотреблений, сотрудничества с террористами и предательского расстрела «в спину» российского бомбардировщика Су-24 на сирийской территории.

Во-вторых, спровоцировать «колеблющихся» и «ненадежных» офицеров на неподготовленное выступление и «зачистить» уже всю армию полностью. И не только армию, на долгие годы вперед заставив замолчать любую оппозицию. Естественно, с «сакральными жертвами», с погибшими для натуралистичности спектакля военными и гражданскими.

В-третьих, подать сигнал своим единомышленникам из «братьев-мусульман» в Египте, чтобы подтолкнуть их к смещению власти военных, сбросивших радикальных исламистов Мурси.

Надо понимать, что люди Мурси и Эрдогана – это одна банда и новый приход к власти «братьев-мусульман» в Египте укрепит и усилит влияние Анкары во всем Ближневосточном регионе, а потом и во всем мусульманском мире.

Было еще «в-четвертых», что вносило дополнительные интригу и путаницу в осуществление госпереворота – это, как всегда, «национальные интересы» США, которые, разузнав о тайном намерении Эрдогана, запланировали внести в него собственные коррективы и сделать «свою игру» в пику турецкому президенту.

Штаты уже не в первый раз пытались убрать «неудобного» союзника и найти более покладистого руководителя Турции, изобретая для этого все новые и новые способы. Но что-то там у них все время «не срасталось», хотя четкий и свежий след вездесущего «американского сапога» после каждого серьезного происшествия в стране отлично был виден профессионалам контрразведки.

Но видеть последствия – еще не значит, что можно назвать виновника вслух. Можно только учиться на своих ошибках и делать выводы на будущее.

В рапорте на имя Кратникова Дмитрий подробно изложил суть ожидаемых в ближайшее время событий в Турции, дал информацию по источникам, планируемому сценарию, скрытой подоплеке операции, ее задачам с одной и другой стороны, возможным последствиям.

«Наверху» рапорт внимательно изучили.

Нашли возможным и необходимым в интересах России вмешаться в спецоперацию США, предупредить Эрдогана о готовящемся физическом устранении и новом плане мятежа в турецкой армии, подготовленном ЦРУ. Это было сделано буквально за несколько часов до начала путча.

А после того, как все предсказанное Пряничным по Турции произошло в реальности и полностью подтвердилось в деталях, его вызвали на Лубянку, на совещание аналитической группы.

* * *

Большое помещение со стенами, закрытыми дубовыми панелями. Длинный стол, покрытый зеленым сукном. Добротные деревянные стулья и большие старинные часы позапрошлого века в углу комнаты.

Пряничного ждали.

Едва он раскрыл рот для доклада о прибытии, обращаясь к генерал-полковнику, старшему по званию из присутствующих, как тот махнул рукой:

– Садитесь! – и показал на пустующее место у края стола.

За столом уже сидело несколько полковников, генералов и пара мужчин в штатском. Судя по исписанным листам в блокнотах, лежащих перед гостями, они заседали тут не первый час. Ни одной женщины среди присутствующих Пряничный не увидел.

Дмитрий, после того как сел на указанное место и постарался казаться невозмутимым, поймал на себе боковым зрением изучающие взгляды офицеров.

Председательствующий, выждав, пока гость устроится, обратился к нему:

– Итак, старший лейтенант Пряничный, мы ждем от вас развернутого доклада по «центру Сатаны». По всей доступной фактической и аналитической информации, собранной вами со времени обнаружения первого объекта – генерала Дугласа и далее отработки его круга знакомых, сослуживцев.

Интересны также ваши личные впечатления, предположения и догадки по планам «А» и «Б» операции «Несокрушимая решимость», по мотивации, возможностям и истинным намерениям генерала Дугласа, миссис Нэнси Браудэр и сенатора Рэнда Пола. Рассказывайте. Можете не спешить.

Хозяин кабинета – худощавый, высокий, с узким волевым лицом генерал-полковник – замолчал и, устроившись в кресле во главе стола, приготовился слушать.

Дмитрий смутился.

Он не знал никого из находящихся в этом кабинете мужчин, не знал, как к ним обращаться, но раз их ему не представили, значит, так было нужно. Меньше знаешь – лучше спишь!

Пряничный осторожно кашлянул, прочищая горло, и начал говорить.

Еще по дороге в это серьезное учреждение он со всех сторон обдумал причину вызова.

Зачем? Ведь он все написал в рапортах!

Видимо, пригласившие его на встречу хотят узнать больше, хотят услышать нечто, выходящее за рамки формальных бумаг, докладов. Возможно, желают увидеть, изучить, просчитать личность их автора, чтобы понять, можно ли ему верить, почувствовать стиль его мышления, логику, аргументацию.

Все это может говорить только об одном – ставки в работе по «центру Сатаны» и группе генерала Дугласа, очень высоки!

Стараясь не упускать ни одной детали, ощущения, картинки и сцены из ментальных съемов с памяти всех известных ему «фигурантов», Дмитрий рассказал все, что знал.

Когда он закончил, в кабинете воцарилась тишина. Такая тугая, звенящая, напряженная тишина, какая бывает только в кругу людей, рискующих жизнью и принимающих важнейшее для их судьбы, судьбы своей страны решение.

Кажется, чего-то еще не хватало…

Что-то Дмитрий забыл сказать? Но что?

Опытные контрразведчики, сидевшие рядом с ним, молча ждали.

Пряничный чувствовал их бьющиеся в разных ритмах и амплитудах биополя, ощущал сомнение и беспокойство, висевшие в воздухе кабинета, в котором наверняка не раз принимались судьбоносные для страны и мира важные решения.

В принципе, он мог бы, конечно, узнать то, чего от него ждали коллеги из ФСБ.

Легко! Да.

Но! Для этого Дмитрию пришлось бы перейти в режим сверхчувствительности и… заглянуть каждому из присутствующих в мозги. В сознание. Для него это не проблема, но для такого действия нужно разрешение.

Санкция.

Одно дело, находить «языков» и копаться в рамках задания в мозгах у потенциальных врагов, другое – по личной инициативе, у своих. Тут еще и допуски, уровни секретности, подписки о неразглашении! Узнаешь чего лишнего отдела и отправишься до конца дней на службу куда-нибудь очень далеко. Куда Макар телят не гонял…

Понимая это, Пряничный сидел молча. Мяч теперь на другой стороне.

Видимо, это почувствовали и соседи по столу. Их взгляды все чаще начали задерживаться на лице хозяина кабинета. Тот потер пальцами виски, встал из-за стола и прошелся взад-вперед по кабинету за спинами сидящих офицеров.

Пауза затянулась.

Генерал-полковник подошел к окну и по привычке взглянул на площадь перед зданием ФСБ. Он еще помнил то время, когда там, в самом центре, стоял памятник Дзержинскому.

Подумал в который раз: «Давно пора вернуть его обратно!»

Был бы жив Феликс Эдмундович, он бы быстро разобрался сегодня с предателями, занявшими высокие посты в государственной системе, с внедренными иностранными агентами, которых сегодня по закону можно только называть таковыми, правда, и то далеко не всех, но категорически нельзя арестовывать.

Вычистил бы Дзержинский незамедлительно и «пятую», и «шестую» колонну вредителей, воров и саботажников, которые очень неплохо устроились в нынешней России, высасывают из государства все соки, ругая и пороча его по-тихому среди ничего не понимающих в неразрывной связи политики и жизни обывателей.

Надо все это менять!

Пора, наконец, сбросить эту постыдную зависимость от заокеанского «дядюшки Сэма», получившего Россию на блюдечке, как колонию, из-за предательства некоторых руководителей СССР. Нужно вернуть былое величие Родины, ее отколовшиеся по недомыслию народы и территории.

И это уже вполне реально сделать! Осталось совсем немного, и обновленная Русь встанет с колен, сбросит кандалы, отряхнет прах предавших ее мертвецов и пойдет дальше, в будущее!

В синь-даль, в жизнь-свободу! Возродится, подобно Фениксу из пепла!

И никто больше не посмеет ей помешать, стать у нее на пути, напасть на нее!

22 июня 1941 года больше не повторится!

Никогда!

Надо только собраться сейчас. Не делать ошибок. Мобилизоваться. Использовать все возможности, даже самые невероятные!

А для этого необходимо приглашенного экстрасенса, этого «фокусника Гудини», хорошенько проверить. «Прощупать» до самых печенок! До самого копчика! Слишком многое сегодня стоит на кону!

Генерал отвернулся от окна, прошел за спинами приглашенных и сел на свое место

– Дмитрий Сергеевич, – обратился он к Пряничному, – могу ли я попросить вас продемонстрировать свои способности? Например, можете ли вы узнать, какой вопрос я хотел бы вам задать сейчас? Что меня больше всего интересует из доклада, который вы только что сделали?

– Мне нужна санкция, товарищ генерал, – медленно ответил Пряничный.

– О чем вы?

– Для того чтобы узнать то, о чем вы спрашиваете, мне придется внедриться в ваше сознание. Снять данные. Для этого нужно ваше разрешение.

Генерал смутился. Задумался на несколько долгих секунд, взвешивая последствия. Потом, приняв решение, высказался:

– Хорошо. Я даю разрешение для ограниченного внедрения в мое сознание, только для получения информации по заданным здесь мною вопросам. Но я не даю санкции ни на что другое! Вы не имеете права копаться в моей памяти в области личной жизни, служебных дел и государственных секретов! Вам все понятно?

– Так точно, товарищ генерал!

– Сможете?

– Я постараюсь, хотя, как вы сами понимаете, никто не сможет проконтролировать мои действия и нарушения. Эта договоренность только под мое честное слово. Если оно вас устроит – дайте мне несколько минут тишины…

Генерал-полковник немного неуверенно кивнул.

Кто-то за столом насмешливо фыркнул, кто-то тихонько, но отчетливо пробурчал:

– Сказки венского леса…

Пряничный, не обращая внимания на легкое оживление вокруг и вполне различимый скепсис, оперся локтями о стол, обхватил голову руками, абстрагируясь от окружающего материального мира, закрыл глаза и аккуратно «нажал кнопочку».

Быстро и привычно перешел в измененное состояние сознания.

Ориентировка в пространстве.

Рассмотрение ауры окружающих людей. Оценка, идентификация. Выбор объекта. Проход в его пространство сознания.

Информация внешнего слоя – самая актуальная, касающаяся интереса к его личной персоне, к экстрасенсу Пряничному.

Вот она – концентрированный красноватый туман, свободно висящий перед импровизированными границами областей долговременной и оперативной памяти донора. Туда можно влезть и все прочитать, любые секреты, но Дмитрий обещал этого не делать. Дал слово.

Поэтому он сразу же занялся изучением, снятием образов, эмоций, ассоциаций с источника данных – облаков красного тумана. Скорее всего, именно там и находится нужная «горячая» оперативная информация.


Все оказалось просто до неприличия.

Генерал не верил предсказателям, магам, колдунам, ведунам, гадалкам, целителям. Не верил с детства. По его мнению, вся эта публика является исключительно фокусниками и мошенниками.

Их место либо в цирке, либо в тюрьме, но уж никак не в военной разведке.

За всю свою долгую жизнь генералу никогда не приходилось видеть ни одного истинного экстрасенса, ясновидящего или целителя. Попадались только одни шарлатаны, которые, рекламируя свои несуществующие способности и используя те или иные криминальные таланты, зарабатывали себе «на хлеб с маслом» немаленькие деньги.

С этим было все понятно.

Непонятно генералу, профессиональному контрразведчику, было только то, как его начальство могло создать в вооруженных силах подразделение таких вот «шарлатанов», повестись на их «сенсационную информацию» – непроверяемые «бредни», да еще, используя ее, попытаться сыграть с сильным противником в реальную оперативную игру с очень высокими ставками.

Невероятно!

Либо у генерала крыша поехала, либо у его начальства…

И надо же такому случиться, что именно его, генерал-полковника с огромным опытом агентурной и нелегальной работы, вдруг взяли и назначили руководителем межведомственной аналитической группы по изучению рапортов экстрасенса Пряничного, да еще с выработкой предложений и рекомендаций Генеральному штабу по эффективному использованию отфильтрованной информации!

Подчиниться приказу пришлось, но… руководителя, да и всю его аналитическую группу из опытных специалистов, мягко выражаясь, терзали «смутные сомнения» на предмет получения хоть какой-нибудь пользы от порученной авантюры…

Отсюда и скепсис, и недоверие. Раньше подобными делами никому из присутствующих заниматься не приходилось. Все больше бренными земными…

«Этиология» проблемы и причина вызова на ковер «виновника» теперь понятны.

Дмитрий перешел к другой области красного тумана.

Итак, какой же формальный вопрос генерал хотел задать?

Пряничный отфильтровал словесный и эмоциональный мусор из клубящегося алого тумана разных оттенков в сознании «подопечного», построил смысловую форму и затем нашел ассоциацию, выражающую суть настроения и ожидания донора.

Прочитал ее.

С вопросом, который хотел задать хозяин кабинета докладчику, все ясно.

Теперь второе.

Что больше всего заинтересовало донора в выступлении Пряничного?

Дмитрию пришлось лезть глубже в вихри красной субстанции сознания генерала. Разбираться в оттенках, электризации, энергетике. Строить мысленную диаграмму параметров облаков тумана во времени и сочетать ее с деталями своего доклада.

В общем-то, для Пряничного теперь это несложная задача…

Подобрать бы еще несколько мелких деталей из прошедшего дня… для убедительности сообщения, если понадобится, и… готово!

Дмитрий опустил руки на стол, открыл глаза, поднял голову и обратился к хозяину кабинета:

– Разрешите доложить, товарищ генерал?

– Докладывайте, – не без некоторого ехидства разрешил тот и победно обвел взглядом коллег, попутно послав кому-то сигнал недвусмысленным движением бровей.

Пряничный кашлянул. Отсчитал в уме десять секунд для создания нужного потенциала внимания аудитории и начал говорить:

– Вопрос, который вы хотели мне задать, можно сформулировать так: информацию, которая передается из агентурных и технических источников, всегда можно понять, оценить, найти «концы», перепроверить. Эти сведения имеют ясное происхождение, четко фиксируются и однозначно трактуются.

Так называемая экстрасенсорная информация не имеет четкого определения, формы и является в большой степени интуитивной, вероятностной, образной. Из области догадок и личных впечатлений какого-то одного человека-приемника.

По вашему мнению, эти догадки способны «поставить на уши» заинтересованных и высокопоставленных чиновников, способны дать им ощущение обладания некими козырями в текущей игре. Но поскольку «разведданные» от экстрасенсов имеют… несколько иную природу, чем обычная информация из осязаемого мира, и ее сложно, а часто и невозможно проверить и подтвердить, то… как можно вообще на нее полагаться и строить на ее основе прогнозы, планы и контригру?

Высказав это, Пряничный подумал: «А этот генерал, оказывается, из старых кадров. Из «динозавров». Из тех, которые ничего не слышали ни про Мессинга, ни про Вангу, ни про американскую программу «Звездные врата». Или отказываются этому верить. А это сегодня не очень хорошо…»

Взгляды присутствующих в кабинете прямо или исподтишка изучали лицо начальника аналитической группы. Как он среагирует на выступление «фокусника»?

Генерал-полковник несколько смутился. Он переложил что-то на столе, побарабанил по нему пальцами, потом выдавил из себя:

– Да. Что-то в этом роде… И как вы ответите на этот вопрос?

– Товарищ генерал, информация, полученная от экстрасенсов, действительно имеет ряд недостатков, связанных с непонятностью и неизученностью природы процесса наукой, не стопроцентной вероятностью истинности. Но тем не менее она часто бывает настолько уникальна и настолько важна, что не может быть получена ни от какого другого источника или иным, более традиционным способом либо технологией.

Поэтому, насколько я знаю, в ведущих странах мира давно признано целесообразным иметь в штате вооруженных сил подразделения военных экстрасенсов и прислушиваться к их донесениям, использовать их навыки и возможности.

Уже не раз было доказано, что помощь экстрасенсов в некоторых ситуациях и обстоятельствах может иметь жизненно важное значение для страны или ее лидера.

Должен отметить, что подобная информация является совершенно секретной, и я не могу здесь говорить о тех случаях, о которых знаю лично.

– Ну что ж, – покачал головой хозяин кабинета, – допустим, с вопросом вы почти угадали. Теперь назовите, пожалуйста, что меня больше всего заинтересовало в вашем докладе. И не только в сегодняшнем докладе, но и в ваших рапортах, деталях описанных там контактов с «донорами».

– И вас, и всех членов аналитической группы интересует прежде всего мотивация «подопечных». Почему они раньше принимали спокойно то, что сейчас их возмутило и чему они невольно стали в каком-то смысле противостоять. Почему сознательно стали участвовать в плане «Б» миссис Браудер, что ими движет? Какими эмоциями и принципами руководствуются? Так?

– Да, действительно, что-то в этом роде… Можете нам объяснить эти детали и заодно как вы телепатически принимаете от… доноров их эмоции, настроения? Э-э… в каком виде? Можно ли этим вашим ощущениям доверять, делать на них ставку?

Дмитрий пожал плечами:

– Эмоции, настроения от доноров? В каком виде я их принимаю? Боюсь, что не смогу это описать. Это примерно то же самое, что пытаться объяснить человеку, слепому от рождения, что такое видеть. Что такое свет, как выглядят море, облака, птицы, звери, люди, самолеты и тому подобное. Слепой может составить мнение об этих вещах, только… если сможет ощупать их. Использовать вместо одного органа чувств, которого у него нет, другой орган чувств, который у него есть.

Но какая огромная разница будет между полученными впечатлениями слепого от ощупывания доступных предметов и их реальных формы, особенностей, свойств, деталей и цветов, видимых зрением!

Так и в экстрасенсорике. Если у вас нет нужного органа чувств, дара дальновидения, предвидения, вы можете только получать некий «пересказ от видящего», более или менее понятный «слепым».

Не в обиду никому будет сказано.

Можно ли доверять моим ощущениям, перехваченной информации?

Да, конечно – после перепроверки через несколько источников, как и с любыми другими разведданными. Только после этого можно будет доверять полученным сведениям.

Ну и, как я уже говорил раньше, бывают ситуации, когда такие перепроверки невозможны по каким-либо причинам, тогда аналитики «прокачивают» ситуацию, вычисляют вероятности, добывают косвенную информацию, определяют ставки, формируют общую картину, вектор развития событий и идут на риск выдачи определенных рекомендаций наверх, по существу задания.

Как понимаю, это и есть задача вашей аналитической группы.

Теперь о мотивации главных «фигурантов». По моему мнению и ощущениям, получаемым во время контактов с ними, главная причина, побудительный мотив их действий состоит в… глубинной психологической природе, моральной основе каждого порядочного человека – в совести. Да-да, она иногда обнаруживается и просыпается в самых неожиданных местах.

Кто-то из мудрых людей прошлых времен сказал: «Жить в царстве правды – неуютно, а в царстве лжи – невозможно».

Америка же – царство лжи!

Там, среди людей, еще не потерявших остатки разума и совести, между хоть какими-то действиями во спасение мира и полным бездействием, ведущим к его гибели, стоит только одно – личный предел терпения беспредела.

После прохождения этого барьера страх лично вмешаться в события и что-то делать уходит на второй план на фоне понимания того, ЧТО придет в этот мир, каким он станет, если не делать ничего.

Это и есть самая главная мотивация таких личностей, как наши подопечные, да и вообще для всех там еще нормальных.

Они все-таки люди, а не «твари дрожащие», как говорил Достоевский.

Генерал Дуглас, миссис Нэнси Браудэр, сенатор Рэнд Пол и еще многие другие, вынужденно живущие во лжи, внутренне всегда были против нее, против несправедливости, античеловеческого курса Америки, против тех, кто правил ею и миром.

Как только у них появилась возможность организоваться и противостоять замыслам «центра Сатаны», они сразу же ею воспользовались.

И это не революционеры, не фанатики, это просто порядочные люди, помните, как в романе у Чернышевского «Что делать?»?

Я думаю, что неприятие лжи в мире всеми здравомыслящими людьми давно уже достигло точки кипения. Одна только пробирка с неким белым порошком в руках генерала Колина Пауэлла, как причина уничтожения Ирака и повешения его президента, очень много сделала для просветления человечества. Сейчас оно ждет страну-лидера, которая не побоится противостоять заговору лжи на планете, нейтрализовать «центр Сатаны», прекратить сползание Земли к ее полному уничтожению.

Один из гражданских, сидящих за столом, усмехнулся и бросил:

– Гляди ж ты, такой молодой с виду, а говорит, как Конфуций. В «хозяйстве» Кратникова все такие умные?

Контрразведчики заулыбались, а Дмитрий благоразумно промолчал.

Генерал-полковник постучал карандашом по столу, привлекая внимание:

– Товарищи офицеры! Есть еще у кого вопросы к старшему лейтенанту Пряничному?

Седой полковник, сидевший напротив Дмитрия, придвинулся поближе к столу, посмотрел прямо в глаза гостю и, отчетливо проговаривая каждое слово, спросил:

– А можете ли вы, товарищ старший лейтенант, нам что-нибудь рассказать о личных обстоятельствах и фактах, побудивших генерала… м-м… Говарда Дугласа, задумываться о происходящем в американском обществе, искать разгадки, интересоваться этой… «реальной картиной мира»? Что его к этому подвигло? Какие события и происшествия вокруг вызывают его недовольство и желание что-то изменить, вмешаться? Есть ли у него какие-нибудь планы, мечты?

Дмитрий на минуту задумался. Да, он не все мог написать в рапортах. Что-то посчитал неважным, что-то глубоко личным и не относящимся к интересам разведки. С другой стороны, генерал… Да, конечно, тут есть что добавить в устном формате.

Он положил руки на столешницу, сцепил пальцы в замок и начал говорить:

– Да, товарищ полковник, добавить кое-что могу. В семье генерал несчастен. К жене относится ровно, любви там никакой нет и никогда не было, все делалось по расчету и брачному договору, оформленному очень детально.

Двух своих дочерей Дуглас любит, но они его очень сильно огорчают. Обе лесбиянки и активистки ЛГБТ. Внуков отец не дождется. Семью обеспечивает хорошо, зарплата у него высокая. По моим впечатлениям от его мыслей – человек порядочный. В каких-то коррупционных делах и бизнесе не участвовал, держится от этого подальше. Обычный вояка. Добросовестный и честный.

Что на него сильно повлияло в плане последних событий?

Дмитрий сделал паузу, припоминая. Продолжил:

– Растущее напряжение в американских городах, потоки откровенного вранья по телевидению и по службе, ухудшение межрасовых отношений и даже ненависть черных к белым, не мотивированные ничем убийства полицейскими людей на улицах и чаще всего «цветных».

Месть в обратную сторону – убийства полицейских.

Конечно же, нередкие теракты, взрывы, расстрелы в школах, колледжах и на улицах всякими психами, эмигрантами и «воинами джихада».

Из-за очень легкого доступа к огнестрельному оружию в США никто не застрахован от случайностей, в том числе и семья генерала, даже несмотря на охрану.

Потом… думаю, на генерала Дугласа и на многих его коллег-мужчин, также на сенатора Пола очень сильное негативное впечатление произвела недавняя очередная идиотская инициатива Хилари Клинтон. Она продавила через своих соратниц-феминисток в сенате, конгрессе и Верховном суде поправки к закону «О насилии против женщин».

Мало того, что по этому закону любая американская женщина может бездоказательно обвинить любого мужчину в «сексуальных домогательствах» и подать на него иск в суд на крупную сумму, получив таким образом возможность стать профессиональной аферисткой и жить на дивиденды с ложных обвинений или используя эти обвинения для карьерного роста.

А мужчины при этом поставлены в положение заранее виновных, ведь они все по феминистским понятиям – агрессоры. Отмываться от ложных обвинений должны сами.

Установка же судов в Америке такая – женщина ведь не может обманывать, когда заявляет о попытке домогательств!

Вроде как у них там все женщины по половому признаку – непогрешимы и изначально считаются жертвами мужчин…

Да и большинство судей там женщины. Естественно, феминистки.

Америка же – страна победившего феминизма, а это очень многое объясняет, в частности, постоянные заявления всех высших руководителей США об «исключительности американской нации».

Естественно, ни о какой справедливости в этом антимужском законе «о насилии против женщин» и речи не было! Так вот, мадам Клинтон существенно расширила права дам новыми поправками.

Теперь только женщинам разрешено приобретать, носить и применять для самозащиты пистолеты и револьверы в любых ситуациях, когда они увидят для себя угрозу. К типам разрешенного для них оружия только одно требование – «пистолет должен помещаться в дамскую сумочку».

В некоторые «дамские сумочки», кстати, прекрасно может поместиться и пистолет-пулемет «узи» – оружие террористов. Мужчинам же всем, кроме полиции и спецслужб, ношение оружия теперь запрещено вообще! Только хранение дома, если оно приобретено законно!

Естественно, молодые и не очень, активные дамы, те, что «без царя в голове», стали таскать в сумочках пистолеты, что было, в общем-то, и раньше, но теперь они по любому поводу и без пристрастились… убивать мужей, любовников, начальников и тех, кто им просто не понравился.

Начались массовые убийства мужчин и издевательства над ними, ранения с повальным применением «короткоствола».

Оправдание у стрелявших обычно без особых фантазий, одно из двух – либо «он меня домогался», либо «он мне угрожал». Доказательств необходимости применения огнестрельного оружия дамы никогда не предоставляют, а новый закон их и не требует.

В итоге убийцам все сходит с рук. И они убивают дальше.

Все это делается в полном соответствии с главным идейным документом феминизма «Манифестом ОПУМ» – «Манифестом Общества Полного Уничтожения Мужчин», написанным когда-то феминисткой, проституткой и психопаткой Валери Соланас.

«Свободным» средствам массовой информации и ТВ Америки было строжайше запрещено даже упоминать об этих преступлениях против мужчин по половому признаку.

И так там политическая ситуация крайне напряженная из-за стычек на базе расистских проявлений, желания некоторых штатов выйти из состава США, падения уровня жизни населения, снижения социальных пособий, низкой правовой защиты, отмены медицинской страховки.

В последнее время ситуация вообще вышла из-под контроля.

Психически неуравновешенные женщины начали убивать даже полицейских и военных на улицах, поскольку стрелявшей «показалось», что человек в форме представлял для нее угрозу.

Погиб близкий друг генерала Дугласа, несколько его коллег из младших офицеров.

У Рэнда Пола был ранен родственник.

Мужская часть в Сенате пытается как-то повлиять на ситуацию, но не может, у феминисток там слишком сильное лобби.

Меня даже не оставляет ощущение, что одной из причин проведения операции «Несокрушимая решимость» является, в частности, отвлечение внимания от внутренних американских проблем и попытка переключения ненависти и энергии американского общества на внешнего врага – на Россию.

Все это, вместе взятое, здорово подтолкнуло генерала, сенатора и других мужчин к действиям на вникание в политику, участию в плане «Б». При этом должен добавить, что не раз при ментальном контакте с Дугласом замечал у него мысли и намерения когда-нибудь перебраться жить в Россию. Почему-то… Жизнь в постоянном вранье и несправедливости, наверное, достала… У нас все же лучше.

– А что же Нэнси? Как она к этому расстрелу мужчин относится?

– В мыслях она это осуждает. Напрямую против – в прессе не выступает, не хочет себя демаскировать или ограничена договоренностями с «центром Сатаны».

Но тут надо понимать, что Нэнси Браудер – это не обычная для Америки женщина, это, скорее, исключение. Свое понимание мира и проблем отношений полов она выстрадала, заплатила за это жизнями своих детей и мужа.

А вообще, судя по тому, что я узнал, покопавшись в мозгах многих фигуранток-женщин по заданию нашей разведки, могу лишь подтвердить известное. Подавляющее большинство женщин не могут себя контролировать и управлять своими поступками. Для них совесть и справедливость – очень отвлеченные понятия.

Рациональное мышление практически отсутствует. Дамы живут в основном эмоциональным, связанным с выбросами гормонов. С настроениями, часто резко и беспричинно меняющимся.

Но это уже из области медицинских фактов, которые сейчас принято замалчивать.

Исключения, конечно, есть, но они только подтверждают правило…

Представляется, что общество должно ставить определенные рамки поведения для женщин, воспитывать их в соответствии с традиционной моралью и обязанностями по служению обществу, рождению детей.

И наказывать как юридически, так и общественным порицанием за переход дозволенных границ. Иначе ситуация в стране и мире становится неуправляемой, все рушится.

Еще кто-то из древних философов говорил: «Разврати женщин, и ты уничтожишь нацию!»

И воевать не надо. Это именно то, что сегодня делает «центр Сатаны», – пестует феминизм и развращает женщин, передавая им через своих эмиссаров бесконечные «права» на все. Теперь вот, как видим, даже на жизнь и смерть мужчин.

Самым непонятным и неудобным для феминисток оказалось еще и то, что некоторые женщины с пистолетами начали стрелять друг в друга, обвиняя противницу в «угрозе для себя», а на самом деле сводя счеты из-за личной неприязни, неподеленного любовника и черт знает еще из-за чего.

Американские суды пока не знают, что со всем этим делать. Джинна уже выпустили из бутылки…

Полковник кивнул:

– Понятно, тема очень… «щекотливая».

Хозяин кабинета обвел глазами остальных офицеров:

– Еще вопросы?

Выждав несколько секунд тишины, подытожил:

– Значит, так! Экстрасенса отпускаем. По задаче работаем плотно и энергично. Времени мало.

Все новости, а это прежде всего касается вас, Дмитрий Сергеевич, срочно на стол. В экстренных случаях – по спецсвязи.

Все свободны!

Задержав на выходе Пряничного, генерал-полковник пожал ему руку и представился:

– Воробьев Василий Михайлович! Надеюсь на эффективную работу с вами!


Выйдя из здания ФСБ к метро «Лубянка», Пряничный позвонил Лене.

Когда подруга не была на дежурстве в санчасти и Дмитрий был свободен, они всегда встречались в городе, где-нибудь в скверике или в кафе. Сидели, отдыхали от работы, беседовали. Иногда ходили в кино, в театр, в музеи, но это было нечасто. Нравились друг другу все больше и больше.

Карташова рассказывала Дмитрию о том, что прочитала, что поняла из того, как воспринимает жизнь мужчина. Как он видит свое будущее, какие у него планы, интересы.

Никто из них пока не говорил о любви, о взаимных чувствах, которые давно перевалили порог обычных симпатий.

Лена, простая деревенская девушка, не испорченная западными «стандартами успеха» и циничным отношением к жизни, не стремилась привлечь к себе внимание кавалера откровенными нарядами, подчеркнуть свою сексуальность и, как поступают многие ее сверстницы, «подтолкнуть» мужчину к более близким отношениям.

Она была прямодушной и чистой, как родниковая водица из святого источника.

И в ней не было ни капельки лжи и хитрых женских уловок из арсенала современных девиц.

Дмитрий это почувствовал с первой встречи. Увидел в глубине ее карих прозрачных глаз. Их отношения развивались естественно, не останавливаясь и не пускаясь в галоп.

Оба интуитивно чувствовали, что постепенно становятся ближе и боялись спугнуть то робкое и трепетное чувство, которое зарождалось в их душах, становилось все больше и сильнее.

Им достаточно было посидеть немного рядом, поговорить о чем-нибудь, иногда подержаться за руки, и этого было достаточно, чтобы почувствовать себя нужными друг другу.

Сердце подсказывало обоим, что скоро настанет тот момент времени, когда нужно будет поговорить об их отношениях начистоту и внести ясность – друзьями ли они останутся навсегда или… изменят свою жизнь.

Несмотря на кажущуюся внешнюю простоту, Лена была очень тактичной и мудрой для своего возраста девушкой, много читала, училась. Главной ее целью в жизни были не деньги, удовольствия и щедрый спонсор, как у многих современных «просвещенных» девиц, а создание прочной счастливой семьи!

По ее мнению, это требовало большого труда, времени и досконального знания характера будущего мужа. Поэтому к такому важному делу она относилась очень ответственно и никак не подталкивала Дмитрия к действиям.

А он рациональным мужским умом, помня слова старпома, капитана второго ранга Вострецова с «Верхотурья», о том, как надо выбирать себе женщину на всю жизнь, подавил в себе юношеское буйство гормонов и желание иметь все и сразу.

Серьезные намерения требуют условий для их реализации.

Скоро Пряничный закончит обучение в подразделении Кратникова, получит назначение к месту службы, и тогда можно будет все взвесить и знать, как поговорить с Леной, что он сможет ей предложить.

Все будет ясно уже очень скоро.


Глава 13
Старт операции «Несокрушимая решимость»

Сообщение по спецсвязи, письменный приказ о начале первой фазы операции «Несокрушимая решимость» и вызов на срочное совещание в Пентагон генерал Дуглас получил почти одновременно, с разницей в несколько минут.

Большая провокация, направленная на устрашение русских и окончательное утверждение США, как единственного и вечного «хозяина планеты», которую долго готовили советницы госпожи Клинтон и «центр Сатаны», началась.

Дугласу теперь, по приказу, все подведомственные структуры, части, базы и подразделения необходимо немедленно привести в состояние полной боевой готовности, разослать секретные инструкции командирам и ожидать распоряжения к запуску второй, «активной», части операции.

Время ее начала, «час икс» и уточняющие подробности Говард узнает на совещании в Пентагоне.

Настроение сразу же сделалось отвратительным, на душе появился противный холодок, который, бывало, раньше посещал генерала в минуты опасности или ожидания крупных неприятностей. Сейчас вероятность и первого, и второго была как никогда ранее высока и пахла дерьмом.

Избавляясь от беспокоящего сердце предчувствия, Говард по селектору заказал себе чашечку кофе. Когда принесли, выпил его одним глотком.

Не почувствовав облегчения, полез в нижний ящик стола и, нащупав в глубине небольшую фляжку с французским коньяком «Наполеон», приберегаемым для экстренных случаев и в качестве лекарства от нервов, достал ее, поставил перед собой.

Прислушался к своим ощущениям. Волнение, внутреннее напряжение, повышенное сердцебиение… Все-таки он уже не молод…

А может быть, ну его? Плюнуть на все, выполнить необходимые по должности предписания и забыть о том, что узнал в последнее время и во что ввязался? Как будто и не было в его жизни никакого плана «Б», Рэнда, Нэнси!

Забыть обо всем к черту!

В конце концов, кто такой Говард Дуглас и что от него зависит в мировом масштабе?

Ровным счетом ничего.

И даже если он сейчас просто сдохнет от инфаркта или от пули в висок – это ничего не изменит. Его просто немедленно заменят, а операция продолжится как планировалась.

Но вот… акт самоустранения по любому поводу, уважительному или нет, – это, если называть вещи своими именами, просто дезертирство, трусость на поле боя.

А Говард – не трус! И он никогда не позволит себе смалодушничать, особенно сейчас, когда знает, как высоки ставки в этом замысле сатанинских сил по запугиванию в лице России всего человечества!

Сейчас ценен каждый честный и порядочный человек на планете. Все, кто знает о происходящем или хотя бы о тенденциях мирового конфликта противоборствующих на Земле сил Бога и Дьявола, должны встать вместе, по одну сторону баррикады.

Против посланцев Князя тьмы.

Те же «цивилизованные граждане», которые не обращают внимания на то, что происходит вокруг них и не хотят ничего знать о политике, те, которые надеются отсидеться в тихом уголке, получив свои «тридцать сребреников» за помощь силам из преисподней, и тот массовый одураченный «пипл», не интересующийся ничем, кроме своего желудка, удовольствий и комфорта, все эти несчастные на момент, когда будет решаться их судьба, окажутся совершенно неспособными на нее повлиять!

Их будут резать, как баранов, так же, как сегодня исламские террористы в Сирии режут иноверцев, пленных, местных жителей и тех, кто случайно оказался не в том месте не в то время…

«Цивилизованные граждане» становятся заложниками в руках бессовестных мировых игроков – волков, прикрытых кое-как наброшенными на себя овечьими шкурами – коварную и звериную сущность носителей которых при желании довольно-таки несложно разглядеть.

Но «цивилизованные граждане» этого не хотят. Не хотят напрягаться, читать, разбираться в море вранья, искать золотые крупинки правды, тратить на это свое время и силы.

Они думают, что все их проблемы кто-то решит. Некие «профессионалы», «специальные чиновники», правительство.

Сегодняшним обывателям невдомек, что их уже вырастили и воспитали в специальном «информационном бульоне», как мясо с заданными свойствами. Расходный ресурс. Как толпу, которую, пока нужно «серым кардиналам», используют для «поднятия рук» – для голосования и видимости «демократии» как бездумную рабочую силу.

А потом лишних людей, ставших ненужными, просто уберут из списка живых разными «гуманными» и хитроумными способами.

И это еще не говоря о том, что для достижения своих целей, вхождения в эпоху «трансгуманизма», в эру «избранных» и «вечной жизни» за счет органов и тел из дешевой «биомассы», богачи из элит и их подлые приспешники готовы пойти на все, вплоть до полного уничтожения всех тех, кто посмеет не подчиниться.

Бойцов мало. Большинство, как всегда было в истории, предпочитает отсидеться. И их эта самая история ничему не учит. Они, наивные потребители химических продуктов, пропагандистских сказок Голливуда, дурацких сериалов и искаженной информации от ТВ, думают, все обойдется. То, что было вчера, – будет завтра, ничего резко не изменится.

Им некомфортно думать, что они могут ошибаться. Им неприемлема голая правда. Они не хотят ее видеть! И даже задумываться о том, что происходит и к чему движется мир завтрашнего дня!

Им непонятно то простое и тысячу раз повторяющееся наказание для равнодушных – если люди не интересуются политикой, не участвуют в ней, то она сама приходит в их дом!

В виде наемников из иностранных государств, солдат НАТО, фашистов из вермахта и СС, украинских бандеровцев или обычных бандитов – не суть важно.

Главное, что обыватель, тот самый выращенный властью «пипл», проспал и профукал свою жизнь. Да заодно и жизни своих детей и внуков.

Дуглас налил из фляжки коньяку до краев в чашечку из-под кофе и одним глотком отправил содержимое в желудок.

Ничего не почувствовал. Коньяк прошел, как вода…

Повторил. Опять ничего.

Неужели кто-то из дежурных офицеров или уборщиков в его отсутствие лазил по ящикам стола, обнаружил и выпил или попросту тихо спер коньяк, заменив его на воду?

Для верности Говард понюхал открытую фляжку, вытряхнул несколько капель содержимого на язык…

Нет, это все-таки отменный французский бренди, самый настоящий «Наполеон». Просто у Дугласа вдруг почти пропали вкусовые ощущения. Первый раз в жизни…

Почему?

И генерал вдруг понял, что он просто тянет время. Оттягивает принятие решения о своем участии с командой Пола и Нэнси, откладывает действия, о которых они договаривались заранее.

Это… малодушие…

Нет, он не трус!

Говард с силой закрутил пробку на фляжке, зашвырнул ее на место и задвинул ящик. Потом встал, подошел к сейфу, набрал код и, открыв тяжелую дверцу, достал из потайного отделения свой штатный девятимиллиметровый «Глок», подплечную кобуру с запасным магазином.

Ругнувшись, снял китель и нацепил «сбрую» на себя. Теперь пистолет придется таскать постоянно. Если что пойдет не так, хоть будет возможность застрелиться…

Закрыл сейф, надел китель и несколько раз прошелся по кабинету, двигая плечом, привыкая к новому предмету под мышкой.

С этого момента жизнь и течение времени резко изменились, счет пошел на минуты…

Дуглас вернулся за стол. Как было договорено с Рэндом и Нэнси, отправил им безобидные сообщения по СМС, потом дал команду офицерам штаба и связистам выполнить предписанные полученным приказом действия.

Машина смерти, как дизель-генератор, чихнула, застучала и заработала…

«Процесс пошел», – как говорил когда-то один очень говорливый политик, разваливший в итоге своей болтовней и глупыми, по мнению одних сограждан, предательскими, по мнению других, действиями огромную сверхдержаву – Советский Союз.

Теперь, кажется, пришла очередь Америки пройти испытание на прочность и здравомыслие.

Говард нажал кнопку на пульте и заказал служебный вертолет до Пентагона. От базы, где он сейчас находится, до штаб-квартиры Министерства обороны лететь минут сорок-пятьдесят.

Пока дежурные летчики займут места в «птичке», проверят системы и дадут готовность к вылету, у Дугласа есть еще несколько минут.

Он позвонил жене. Ей и дочерям Говард заранее рассказал о скором «сюрпризе» – отдыхе на престижном горном курорте в Швейцарии. На целый месяц. Там о них позаботятся родственники и коллеги генерала.

Семья будет в безопасности. Чем раньше они улетят, тем лучше. Даже самое ближайшее будущее сейчас непредсказуемо.

Все свои сбережения Дуглас недавно перевел в швейцарский и лондонский банки, код доступа к счетам передал жене и дочерям. Передал им и запечатанный конверт с инструкциями, что делать в случае непредвиденных обстоятельств.

В свете последних происшествий в Европе, связанных с мигрантами, с террористами, это вопросов не вызвало, тем более что домочадцы знали о педантичности главы семейства и его правилах все по возможности предусматривать.

Путевка в Цюрих и авиабилеты с открытыми датами были приобретены заблаговременно.

Лучше всего будет, если супруга с дочерьми вылетят сегодня же или, на крайний случай, завтра утром.

Никаких трудностей убедить жену в срочном отъезде на курорт не возникло. Она легко поверила, что, возможно, Говард и сам успеет к ним присоединиться в Цюрихе, так как рассчитывает в ближайшее время вырваться в отпуск.

С некоторым облегчением генерал закончил разговор, положил трубку и мельком подумал, что у Нэнси полно офисов и научных станций на Аляске, а на крыше небоскреба, где расположена организация «Спасем северных оленей!», круглосуточно дежурит ее личный вертолет. Если понадобится, она сможет моментально перебраться в безопасное место.

С Рэндом еще проще. Он заранее вывез семью и ближайших родственников в Австралию, на арендованный остров с хорошей охраной. У самого же всегда под рукой вертолет и служба безопасности.

Так что теперь Говард предоставлен самому себе и может подумать о вероятном развитии событий, своих прямых обязанностях и попытаться отловить ту самую точку развития операции, когда ее можно будет небольшим точечным воздействием заставить перейти на план «Б».

И этот момент никак нельзя будет пропустить.

* * *

В большом конференц-зале Пентагона генералы, адмиралы, старшие офицеры и сотрудники в штатском рассаживались группками не по принадлежности к ведомствам или родам войск, а все больше по половому признаку.

Мужчины, слабо разбавленные дамами-военнослужащими, устраивались в правой стороне зала, женщины в военной форме и без, то есть в гражданской одежде, практически однополой массой садились в левой части.

Трансгендеры, трансвеститы и те, кто еще не до конца определился со своим полом, собирались кучками «на галерке», в дальнем от трибуны крае помещения.

Военнослужащие обоих полов со званиями повыше садились впереди, поближе к возвышению, к местам ожидавшихся министра обороны, начальников управлений, родов войск, разведывательных штабов.

Генерала Дугласа заметили коллеги, отмечавшие вместе с ним день рождения адмирала Джонатана Грина в ресторане «Лозанна», помахали ему, приглашая к себе.

Они сидели в первом ряду, у самой трибуны. Говард подошел, пожал протянутые руки и занял свободное место рядом с ними. Справа от Дугласа, на еще незанятое место, вскоре тоже кто-то сел.

Под сводами просторного помещения носился приглушенный тревожный гул. Причина экстренного совещания была доведена до всех, но подробностей никто не знал.

Напряженность атмосферы, ее наэлектризованный воздух в конференц-зале ощущались каждой клеточкой кожи.

Ждали министра обороны – мадам Мишель Флурной, а с ней, вполне возможно, и хозяйку Белого дома, госпожу Клинтон. Кроме того, по протоколу должны были прибыть командующие родами войск, начальники их штабов, главных разведслужб.

Сосед справа, поймав взгляд Дугласа, поздоровался с ним и показал глазами на левую сторону зала:

– Скоро у нас в армии старших офицеров-мужчин вообще не останется! Посмотрите – одни бабы! Полковники, генералы, министры, начальницы ведомств! Из них же никто ни воевать, ни думать не умеет, пролезли на должности либо по протекции любовника, либо под прессингом феминисток. А мы тут собрались пугать страну, которая тысячу лет сражалась, побеждала и имеет на сегодня лучшую армию мира!

Эта операция – самая дурацкая и самая опасная авантюра, от сбрендивших идиоток, пробравшихся в наши вооруженные силы. Как считаете, господин генерал?

– Согласен, – кивнул Дуглас. – Надеюсь, Бог найдет возможность остановить эту глупость до ее перехода через точку невозврата. И спасти всех нас, предотвратить ядерный Апокалипсис с Россией. Ну и мы сами, каждый из нас, понимающих ситуацию, должны постараться вовремя остановиться.

– Я думаю, что это весь наш генералитет понимает. Все мужчины. Проблема только с бабами – они ведь заняли практически все руководящие посты в Америке. Всех трезвомыслящих повыгоняли. Чтобы изменить ситуацию, надо устраивать революцию, а у нас на это ни у кого опыта нет. Да и запуганы все, обложены дискриминирующими мужчин законами.

Сосед хихикнул:

– Может, с египтянами посоветоваться? Или с турками?

Дуглас покачал головой:

– Нет, с турками не надо. Они разучились делать перевороты. Да и все там, хоть как-то потенциально способные на это, давно сидят. Мы даже шутить на эту тему не можем, нас держат под контролем АНБ и разведывательные структуры милых подружек-лесбиянок Хилари.

Сосед потускнел и затих. Говард вспомнил, что встречал его раньше в Управлении тыла. Не исключено, что он не просто так затеял этот разговор о революции…

На трибуне послышались звуки отодвигаемых стульев, началось какое-то движение.

Зал притих, собравшиеся повернули головы к возвышению, на котором находились длинный стол со стульями и кафедра для ораторов.

Места за столом не торопясь занимали величественные дамы, в основном яркие блондинки, с гордо поднятыми головами, прекрасно наложенной косметикой, отличным макияжем и накрашенными ресницами. Часть женщин была в ладно пригнанных по фигуре генеральских мундирах, часть – в шикарных брючных костюмах от известных кутюрье.

С первого ряда это все было отлично видно Говарду.

Посверкивали золотые цепочки, бриллианты на колье, серьгах, кольцах, браслетах. Стучали высокие каблучки модных туфель.

Стало ясно, что протокол проведения таких мероприятий полностью нарушен.

Сосед справа, не удержавшись, буркнул:

– Прямо не оперативное совещание в Минобороны, а конкурс красоты на самую молодо выглядящую бабушку!

– А по-моему, больше похоже на начало спектакля нашего американского драматического театра, новой премьеры века, – усмехнулся Дуглас.

– Вот-вот, – хмыкнул сосед. – Теперь будем ждать, что эти артистки отчебучат на сцене.

– Берите выше – на мировой арене, – поправил его Дуглас. – Спектакль под названием «Несокрушимая решимость Америки порвать весь мир» начался!

– Хе-хе, как вы образно и точно выразились, господин генерал, – надо будет запомнить, посмешить своих парней!

На трибуне за столом расселись.

В центре устроилась госпожа президент в красивом снежно-белом блейзере, по сторонам от нее расположились министр обороны – Мишель Флурной и генерал Лори Робинсон, рядом с которой устроилась старая знакомая Дугласа – министр ВВС мадам Дебора Ли Джеймс.

В этом цветнике не очень ярко выглядели постаревшая четырехзвездная генеральша Энн Данвуди, первая женщина-адмирал Мишель Ховард и троица гражданских дам из сената и конгресса. У последних и госпожи президента были великолепные прически, стоившие, вероятно, не одну тысячу долларов у лучших парикмахеров Вашингтона.

Единственным мужчиной, «барбосом среди роз», оказался председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд. Он сидел у самого края стола, рядом с кафедрой, и вид имел очень неважный.

Дуглас предположил, что из всей этой компании, видимо, он один представляет себе в полной мере, что происходит, но по каким-то причинам не может ни отказаться участвовать в этом балагане, ни уволиться.

«Ну что ж, значит, ему и придется тут сейчас отдуваться за все. А потом, позже, и за последствия решения, принятого не им», – подумал Дуглас.

Как выяснилось позже, он оказался прав.

Путем долгих переговоров шепотом высокопоставленные дамы, наконец, пришли к согласию, кому из них сегодня придется быть ведущей, модератором мероприятия.

Министр ВВС мадам Дебора Ли Джеймс, изобразив на лице, щедро покрытом косметикой, но не отягощенном признаками высокого интеллекта, приветливое выражение, придвинула поближе к накрашенным губам усик микрофона и своим визгливым голосом громко объявила о начале «оперативного совещания» руководства вооруженных сил, приветствовала прибытие на мероприятие президента США – Хилари Клинтон и быстренько передала ей слово.

Миссис Клинтон похлопали, но как-то не очень воодушевленно.

Хилари, изобразив на лице свою обычную лучезарную улыбку доброй королевы-мамочки, стуча каблучками, прошла к кафедре. Поднявшись на нее, развела руки в стороны так, как цирковые артисты обычно принимают аплодисменты от благодарных зрителей.

Выждав, пока зал отхлопает, Клинтон возложила обе руки на края столика кафедры и непринужденно приняла позу Цицерона.

Потом, сняв с лица одну маску и надев другую, более соответствующую серьезности происходящего, эмоционально обратилась к присутствующим:

– Дамы и господа!

Мир вступил в новую фазу. Появляются все новые угрозы и страны, не признающие лидерства Соединенных Штатов, законов демократии, прав человека. В последние годы мы понесли много потерь, как репутационного характера, так и в военном и экономическом планах.

Расклад сил на планете постепенно меняется не в нашу пользу. Это происходит частично из-за ошибок прошлых руководителей страны, частично из-за чрезмерной мягкости нашей политики.

Нельзя все время уступать нашим врагам!

Мы упустили возможность уничтожить Россию, когда могли это сделать! Мы расслабились, купаясь в лучах победы над СССР! Мы думали, что Америка навсегда останется самой мощной и единственной ведущей державой на планете!

К сожалению, негативные процессы в мире набирают скорость.

Наша страна сегодня находится перед выбором – восстановить свое влияние в мире, свои экономические возможности, свое военное превосходство или превратиться в обычное региональное государство, замкнувшись в физических границах и забыв о своих национальных интересах, военных базах и дружественных пока нам союзниках.

Если мы не справимся с вызовом времени, то не поднимемся больше никогда!

На настоящий момент НАТО и Европейский союз постепенно разваливаются. Там происходят брожения, конфликты, дискутируются вопросы о выходе некоторых участников из организаций.

Отдельными их членами поднимаются предложения об установлении партнерских отношений с Россией и Китаем, которые являются нашими стратегическими противниками и усиливаются с каждым днем.

Нам нельзя закрывать на это глаза и тянуть время, уходя от решительного ответа.

Сегодня Америка и НАТО пока еще сильнее, чем Россия. Но кто знает, что будет завтра?

Особенно если Россия объединится с Китаем и Индией в военном, промышленном и экономическом союзе. А это уже происходит!

Блок этих стран станет сильнее нас, и мы не сможем управлять миром, как раньше.

А это неприемлемо!

Необходимо поставить главного врага – зарвавшуюся Россию – на место, раз и навсегда убрать угрозу для процветания Соединенных Штатов!

К сожалению, наши попытки решить этот вопрос иным способом, наименее рискованным, не увенчались успехом.

Мы надеялись вначале убрать из Сирии ее преступного правителя, одиозного президента Башара Асада силами местных повстанцев, поднять Украину, Кавказ, помогая их демократическим силам и борцам за свободу против русского медведя.

После этого открылись бы возможности при поддержке либерально настроенных депутатов Госдумы, Совета Федерации и поддерживаемых нами политических партий, некоммерческих общественных организаций России, сместить со своего поста президента Путина.

Но ни первое, ни второе у нас, к сожалению, так и не получилось.

Поэтому нам остается только одно.

Миссис Клинтон сделала паузу и обвела проникновенным взором зал, стремясь убедить каждого из присутствующих в совершенной необходимости той операции, из-за которой в этом зале она собрала все командование Вооруженных сил США.

В просторном помещении повисла гробовая тишина. Никто не шевелился и даже, казалось, не дышал.

Миссис президент продолжила:

– Мы должны именно сейчас продемонстрировать врагу все наши военные и иные, – она выделила, – «и иные возможности», чтобы заставить его испугаться и сместить с поста своего тирана, после чего мы сможем привести к власти у русских более адекватных и послушных нам руководителей.

Дальше мы получим возможность, как и в случае с Советским Союзом, нейтрализовать или полностью уничтожить ядерные силы России, разделить ее на несколько конфликтующих между собой частей, восстановить нашу систему управления зарубежными территориями и… – Она звонко рассмеялась: – И тогда уже спать спокойно!

Женская половина зала громко захлопала. Мужская отреагировала вяло.

Настоящие профессиональные военные достаточно хорошо знали реальную обстановку в мире, причины неудач США последних лет и не велись на красивую прелюдию к картинке, зовущей «героических защитников Отечества» выполнять свой псевдопатриотический долг, а на самом деле – таскать каштаны из огня для жирных котов с Уолл-стрит.

За наспех выдуманным, издали внешне привлекательным, но гнилым и дырявым полотном представленной президентом картины мира просматривалась совершенно другая реальность…

Миссис Клинтон не была ни Наполеоном, ни Джорджем Вашингтоном, ни хотя бы адмиралом Нельсоном.

А у России сейчас был свой «генералиссимус Суворов», прекрасно обученная и оснащенная армия, сильные союзники в лице Китая и Индии, хорошо понимающие, что в случае падения России американцы потом придут «расчленять» и их страны.

Расклад плохой, риск огромный.

Любая случайность, и все пойдет не так. Вспыхнет атомная война, и человечество, а уж Америка точно будут сметены с поверхности Земли.

Мужская часть конференц-зала «не завелась», никак не возбудилась от патриотической речи лидерши своего государства, стоящей перед ними на кафедре такой одухотворенной и зовущей к защите Родины.

Никто из мужчин не встал и не начал, как принято на политических собраниях и как, вероятно, ожидала миссис Клинтон, рукоплескать ей стоя…

Хилари, стоя на трибуне и вновь распахнув руки, стремящиеся будто бы обнять всех в зале, с терпением профессиональной актрисы терпеливо ждала.

Наконец до трансгендеров в задней части зала и женской части в левой дошло, что речь президента полностью закончена и надо снова хлопать. Раздались бурные аплодисменты.

Правая часть зала нестройно и негромко поддержала.

Клинтон помахала ручкой подданным и вернулась на место.

Через несколько секунд Дебора объявила выступление министра обороны.

Миссис Мишель Флурной говорила энергично, коротко и жестко:

– Сегодня каждый военнослужащий должен выполнить свои обязанности эффективно и добросовестно, не обсуждая приказы и не слушая вражескую пропаганду!

Мы должны помнить нашу старую английскую пословицу: «Может, моя страна и неправа, но это моя страна!», действовать только в ее интересах и не поддаваться ни на какие провокации, призывы к гуманизму, мирные предложения со стороны противника, даже если и действуем слишком жестко! Этого требует наш долг и наши интересы!

В операции «Несокрушимая решимость», которая начнется в ближайшие дни, будут задействованы все Вооруженные силы США и НАТО. Кроме того, будут привлечены все иные средства, которые смогут помочь в решении задачи и добиться результата – принятия Россией нашего ультиматума.

В нем будут изложены наши обязательные и категорические требования к началу новых переговоров по ограничению вооружений, по стратегическим уступкам нам и по построению новых взаимоотношений.

Учитывая наше многократное превосходство в военной мощи, которую мы эффективно продемонстрируем, России ничего не останется, как принять наши условия для начала переговоров, или… начать войну, в которой она заведомо проиграет.

Путин – не самоубийца, он на это не пойдет!


Сосед справа наклонился к уху генерала Дугласа и шепотом прокомментировал:

– Какой надо быть пробкой, чтобы так думать! Она и не знает еще всех козырей Путина и его ходов в ответ на наш «ультиматум», а уже считает, что победа в кармане – Россия сразу же испугается и упадет на колени. Ха-ха!

Готов держать пари на тысячу долларов, что мадам Флурной и ЦРУ опять готовят спецоперацию, и возможно, не одну, по тихому устранению российского президента. И на удачу сильно надеются.

Но если сто предыдущих покушений не получились, где гарантия, что получится сто первое? Вон Фидель Кастро пережил их больше шестисот и до сих пор жив и здоров!

Чиновник из Управления тыла снова скорбно хихикнул.

Дуглас, чуть повернувшись к нему, ответил:

– Пари не принимается, потому что думаю так же, как и вы. А что касается надежды убрать Путина, то верится в успех с трудом. Думаю, что надежды Мишель основаны на бабских гаданиях на кофейной гуще и вере в колдовские заговоры. Серьезно к этому относиться нельзя.


Между тем министр обороны продолжала выступать:

– Как я уже говорила, в этой операции будут задействованы не только чисто военные силы, но и иные возможности Соединенных Штатов. Будут применяться разные способы воздействия на Российскую армию, чиновников и гражданское население.

Основная цель – вызвать панику, природные и техногенные катастрофы, массовое недовольство и протестную активность масс.

Одновременно с этим будут включены процессы, ведущие к конфликтам в социуме России. Поднимется вал терроризма, возникнут межконфессиональные и межнациональные столкновения.

Вспыхнут тлеющие и замороженные конфликты, как в России, так и у ее близких партнеров.

Разбросанные по всем регионам России, наши некоммерческие и правозащитные общественные организации выйдут на улицы с самыми разными лозунгами и призывами.

Феминистические, женские и ЛГБТ-сообщества во всех СМИ, ТВ и в крупных городах начнут компании об ущемлении их прав, займутся дезорганизацией работы власти, отвлечения ее от первостепенных дел.

Все это уже подготовлено и с сигналом к началу операции немедленно начнет реализовываться.

С таким валом угроз, катастроф и внутренних напряженностей не сможет справиться ни одно государство в мире!

Все предусмотрено.

Мы просто не можем не победить и вернуть себе ведущую роль в мире на следующие десятилетия!

Подробности по проведению операции «Несокрушимая решимость» вам доложит председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд.

Коротко кивнув собранию, миссис Флурной удалилась на свое место.

Дебора Ли Джеймс ожидаемо объявила в микрофон о выступлении Данфорда.

Джозеф Данфорд обреченно кашлянул в сторону, проверил микрофон и, не поднимаясь на кафедру, стал говорить с места.

Собственно, уже с первых слов докладчика стало окончательно понятно, что это никакое не совещание, а просто процедура доведения до командного состава армии давно принятых в узком кругу общих деталей очень авантюрной затеи.

Генерал Данфорд подробно доложил по пунктам о целях и задачах операции, основных моментах и этапах проведения.

Говард слушал доклад очень внимательно, стараясь ничего не пропустить.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов говорил:

– В ближайшее летние дни, во время максимальной солнечной активности, будут задействованы все виды вооружений и весь личный состав военных баз США по всему миру.

Мы объявим о проведении масштабных военных учений в Европе, у границ России, а также Китая и Индии.

К морским границам России, на дистанцию ракетных ударов и истребителей палубного базирования, предполагается вывести все авианосные ударные группировки, весь плавсостав военно-морского флота и почти все подводные лодки, кроме тех, которые несут боевое дежурство в других регионах.

Будут проводиться облеты стратегической авиацией воздушных границ страны-противника, проводиться учебные стрельбы, как баллистическими ракетами, так и крылатыми, а также высокоточным и спутниковым оружием.

Все это будет делаться под предлогом проведения крупных учений, проверки состояния боевой техники и выучки военнослужащих армии США.

На время учений и демонстрации нашей военной мощи, тайно, на полную силу будут запущены все системы климатического и сейсмического оружия для начала природных катастроф на всей территории России, Индии и Китая.

Ожидаемый эффект в летнее время – высокая температура в городах, пожары в лесах и торфяниках, снижение физической активности людей, болезни, солнечные удары, задымленность больших территорий, обострение хронических заболеваний у населения.

Внесение этим элементов паники и нервозности во все структуры противника.

В сейсмически активных районах и геопатогенных зонах начнутся различные природные катастрофы, ураганы, землетрясения, снижающие боеспособность военных подразделений, выводящие из строя технику, вносящие хаос.

Диверсионные группы, внедренные агенты и завербованные нами местные жители доставят в густонаселенные области противника новейшие штаммы вирусов, микробов, новые виды биологического оружия из военных лабораторий США, расположенных по периметру границ России, например, м-м… из военной биолаборатории в Грузии и других подобных.

Точнее, все уже давно доставлено и будет применено по сигналу.

На всех пяти атомных электростанциях Украины одновременно произойдут взрывы реакторов по вине обслуживающего персонала.

Данфорд криво улыбнулся:

– Мы предупреждали украинских атомщиков об опасности неправильной эксплуатации оборудования фирмы «Вестингауз», но они нам не поверили.

Есть еще множество других запланированных акций и мер, о которых знают только их исполнители и ответственные за проведение, здесь же подробно перечислять все, думаю, не стоит.

Приказ о начале второй, активной, фазы операции «Несокрушимая решимость» каждый из вас получит в ближайшие дни.

Если у кого будут ко мне вопросы, прошу обращаться по спецсвязи или записываться на прием у моего секретаря.

Доклад закончен. Благодарю за внимание.

Джозеф наклонил голову и отодвинул от себя микрофон.

Аплодисменты и шум в зале остановила Дебора, заявив по громкой связи, что на этом совещание объявляется закрытым, а если у кого-то из присутствующих остались вопросы, то им следует обращаться к своим непосредственным начальникам или непосредственно к генералу Данфорду.

– Всем спасибо, все свободны!


Офицеры и чиновники-мужчины в некоторой растерянности и с видимым смущением на лицах медленно потянулись к одному из боковых выходов, выводящему к автопарковке у здания Министерства обороны.

Трансгендеры вышли через задний проход в углу помещения к туалетам и магазинам внутри военного ведомства, а женская часть зала уходить не спешила.

Большинство знакомых между собой высокопоставленных дам собрались в группки и долго о чем-то щебетали, обсуждали, какие повышения и награды они получат после завершения операции «Несокрушимая решимость».

Все они были истинными патриотками своей страны. Первой в мире страны полностью победившего феминизма, установившего в Америке тотальный режим почти абсолютной свободы и вседозволенности для женщин – матриархат.

Этакий «женский рай» под прикрытием фигового листочка «справедливого демократического общества» и правосудия в лице новой американской Фемиды, как символа женщины с завязанными глазами.

Как символа слепого женского общества, находящегося под защитой правоохранительной, карательной, судебной систем и всей американской военной мощи.

Мощи, созданной путем жесточайшей эксплуатации народов всего мира, начиная с коренного населения самой Америки – индейцев, потом привезенных в нее рабов и заканчивая сегодняшними нелегальными мигрантами, купленными «мозгами» ввезенных ученых и инженеров из других стран, финансовыми махинациями, политикой обмана в международных отношениях и ограблением целых государств.

Американские «свободные женщины» из элитарной части населения США – полковники, генералы, министры, сенаторши и конгрессменши – привыкли думать, что так будет вечно.

О том, что может случиться с Америкой плохого в результате проведения операции «Несокрушимая решимость», ни одна из них даже не задумывалась.

Ведь США – это не Ливия, Югославия или Ирак.

Америка не может не победить какую-то там дикую, где по улицам бегают медведи, далекую, отставшую Россию.

Ум «военных дам» не способен и представить такое.

А раз бояться нечего, то… можно поговорить и посплетничать о приятном после победы над Россией. Кому чего и сколько можно просить и как об этом заранее побеспокоиться, на какие «кнопки» нажать.

Полезно и с подругами посоветоваться, может быть, какая из них чем и поможет. Не бесплатно, разумеется. Услуга за услугу.

Здесь, в этом кругу, альтруисток, дурочек и «матерей Терез» нет. Здесь все держится на основном законе Соединенных Штатов – законе личной выгоды!

И по этому закону сегодня военнослужащие Америки совершенно не обязаны отдавать свои жизни ради спасения чужих. Даже сограждан.

В критических ситуациях, при превосходстве противника, можно просто сдаться в плен и потом ждать, когда тебя выкупят.

В такой армии комфортно служить и погибнуть можно лишь случайно, из-за очень неудачного стечения обстоятельств. Но подобное может случиться везде.

А в вооруженных силах хорошо платят, дают множество льгот и привилегий. Для военнослужащих-дам особенно, в том числе, здорово помогает и небезызвестный антимужской закон «О насилии против женщин».

Умелое его применение быстро обеспечивает находчивым стервам быстрое продвижение по службе и частые премии, награды «за заслуги», материальные вознаграждения, дорогие подарки…


Говард Дуглас с адмиралом Грином и генералом Войтелем, начальником Управления специальных операций, молча шли к автостоянке у Пентагона, к своим служебным автомобилям.

Первым не выдержал Грин:

– Господа, признаюсь, я никак не ожидал увидеть такое бесцеремонное нарушение протокола. Нас не пригласили в президиум и даже не дали задать вопросы. Это черт знает что!

– Не переживайте, адмирал. Мы, как говорят русские, теперь «свадебные генералы», то есть «ряженые», которые ничего не решают, а присутствуют только для создания определенного антуража и повышения значимости происходящего.

Все давно решили без нас. Помните, как выглядел Данфорд? Об него наши дамы просто вытерли ножки!

– Это понятно. Непонятно другое: кто вообще разработал план этой операции? Ни Клинтон, ни Флурной, ни любая другая из их круга на это даже теоретически не способна со своими куриными мозгами.

Данфорд и его штабы никогда бы такое не предложили. Значит, существуют некие силы или фигуры, которые придумали эту авантюру и подложили ее илари, а та уже от своего имени продавила через конгресс, сенат и Пентагон.

Грин остановился, закашлялся, заставив коллег задержаться возле него. Немного отдышавшись, выдавил:

– Очень, очень плохо пахнет эта тухлятина с планом напугать Россию. Трупным запахом. А вы что молчите, Говард? Поддерживаете затею проучить русских?

Генерал Дуглас вздохнул, покачал головой и высказался:

– Не хотел вам говорить, но уважаемый мной Джозеф Данфорд в своем докладе забыл упомянуть одну очень важную деталь. О которой я знаю по своей компетенции. Дело в том, что все самолеты, которые будут барражировать вдоль воздушных границ России во время «учений», будут летать не пустыми или с обычными боеприпасами.

Все самолеты стратегической авиации и дальние бомбардировщики будут загружены ядерными бомбами.

Грин и Войтель удивленно уставились на Дугласа:

– Это точно?

– Я отвечаю за операцию в части подготовки и применения стратегических ядерных сил США.

Кроме авиации, ядерными боеголовками будут оснащены все наши ракеты на пусковых установках, на системах ПРО в Европе и военных базах, которые могут «достать» до российской территории.

На кораблях и подлодках, имеющих соответствующие возможности, но на которых раньше не было ракет с ядерными боеголовками, теперь они уже установлены.

Одно только это говорит нам о настоящей, а не декларируемой задаче операции «Несокрушимая решимость».

Говард замолчал и посмотрел в глаза коллегам.

– Значит, война? – полувопросительно-полуутвердительно выговорил Грин.

Дуглас кивнул.

Генерал Войтель ссутулился, посмотрел себе под ноги, выругался. Потом хрипло пробурчал:

– Надеялся умереть своей смертью, а не поджариться, как барбекю, на атомной сковородке…

У нас нет возможности остановить ответный ядерный удар русских. Большинство их ракет легко преодолеют все наши заслоны ПРО. Америка будет стерта с лица земли.

Офицеры замолчали.

Через минуту Войтель немного оживился и продолжил разговор:

– А ведь твой сосед справа, Говард, был прав, когда предлагал тебе пари на тысячу долларов. Я слышал – он довольно громко говорил. Действительно, мое Управление специальных операций совместно с ЦРУ планирует несколько мероприятий по устранению Путина и его ближайших помощников до начала и во время проведения самой операции.

Кроме того, задействованы возможности МИ-6 и других разведок стран – союзников по НАТО. Так что ты, Говард, правильно отказался от пари. Покушения на жизнь русского президента будут. Если хоть одна из акций окажется удачной до начала наших «учений», то можно считать, что атомного Апокалипсиса не состоится.

Россия сразу же выберет другого президента, и тот бросится к нам в ноги. Все решится мирно.

Говард сжал челюсти так, что на них прокатились желваки. Угрюмо бросил:

– Нет, мирно ничего не решится.

Воспрявшие было Грин и Войтель удивленно уставились на него.

– Дело в том, что, по моим данным, кроме усмирения и расчленения России, а затем Китая и Индии, операция «Несокрушимая решимость» имеет и другую, дополнительную и важную задачу.

– Какую же еще? – недоверчиво спросил Грин.

– Тотальное и резкое уменьшение населения планеты, – отчеканил Дуглас. – Нас всех списали, господа! Втемную. Зачем, почему и кому это надо – другой вопрос. Заняться им можно будет только в одном случае – если мы останемся живы.

Коллеги Говарда переглянулись:

– Говард, если ты так много знаешь, скажи, есть ли у нас шанс все остановить? И… выжить?

– Есть, – уверенно ответил Дуглас. – Если готовы рискнуть, поехали куда-нибудь в тихое местечко. Переговорить.

– В «Лозанну»? – предложил Грин.

– Можно и в «Лозанну», – согласился Говард.

Через минуту три черных автомобиля с затемненными стеклами вереницей мчались по автобану в направлении ресторана «Лозанна».

Ночью, когда генерал Дуглас с трудом заснул после тяжелого дня, к нему снова пришла совесть и о чем-то говорила, успокаивала. После этого Говарду стало лучше, и он спал как младенец до самого утра. Во сне даже улыбался…


Глава 14
Перед началом атомного Армагеддона…

Пришел день окончания учебы курсантов-экстрасенсов. На торжественном собрании «отдела 220», посвященном выпуску молодого пополнения, генерал Кратников вручил офицерам удостоверения об окончании особых курсов. В нем была указана военная специальность – «Космоэнергоспецоператор».

Тут же начались шутки и подколки: «Будем теперь всем говорить, что мы кандидаты в космонавты. А пока «спецоператоры».

Пряничному кроме удостоверения торжественно вручили еще новые погоны с четырьмя маленькими звездочками и медаль «За отвагу».

Не обманул-таки подполковник Зайченко с авиабазы Хмеймим, написал рапорт командиру и сделал представление к награде за стычку с террористами-«землекопами».

А звание «капитан-лейтенант» Пряничному было присвоено досрочно за успехи в учебе и боевой работе. Как понял Дмитрий, начальство немного придержало информацию о его повышении и награждении медалью, чтобы подгадать к выпуску и все приятные события отпраздновать в один день.

Новую звездочку на погонах и медаль обмыли как положено.

После собрания Пряничный заглянул в кабинет кадровика, к майору Курагину:

– Товарищ майор, куда меня направят? Знаете уже?

Курагин усмехнулся:

– А ты бы куда хотел?

– Обратно на подлодку, конечно! Можно?

– Значит, в Москве остаться не хочешь?

– Чего я здесь не видел…

Курагин с удивлением посмотрел на Дмитрия:

– Даже так? Ну ладно. На подлодку тебя не вернут, и не надейся! Разве что по служебной необходимости командируют. Ты сейчас, товарищ капитан-лейтенант, Родине нужен в другом качестве и на другом участке.

Инженеров на подлодку найдут, а вот со «спецоператорами» намного сложнее. Да и не зря же тебя учили новой специальности.

Пока вас, выпускников, оставят здесь, в Москве. Дальше будет видно.

Пряничный расстроился. Он все-таки надеялся вернуться на лодку, в свою команду. Но с начальством в армии не поспоришь. Хотел было уйти, но вспомнил о планировавшейся через час встрече с Леной и задал еще вопрос:

– А мы здесь, в общаге, так и будем жить или куда переведут?

– Холостые в общежитии останутся, семейные квартиры получат. Вон рядом с частью новая восьмиэтажка стоит. Видел?

– Та, что перед воротами?

– Да. Вот там семейным и выделяют квартиры. А ты что, никак жениться собрался?

– Давно пора!

– Девушку хорошую присмотрел? Тьфу! Да что я говорю! Ты ж ее с собой привез. И правда, хорошая вроде девчонка. На свадьбу пригласи!

– Обязательно, товарищ майор, если она согласится выйти за меня.

– Согласится! Нюхом чую. Такие парни, как ты, на дороге не валяются!

– Ага! Ну вы скажете, товарищ майор! Выйти замуж за человека, который может у женщины в голове читать все, что она думает, как в открытой книге? Не каждая на такое решится.

– И то верно! Но ты не тушуйся. Если твоя подруга честна с тобой, то чего ей бояться? Удачи!

* * *

Погуляв немного по парку, Дмитрий с Леной зашли в небольшое летнее кафе. Там было уютно, прохладно и не гремела музыка, как обычно в современных предприятиях «общепита», устроенных по западной моде.

Тишина располагала к откровенному разговору.

Но молодые не торопились. Пили фруктовый сок, ели мороженое и молчали.

Дмитрий думал, с чего начать, чтобы потом перейти к главному, а Лена просто ждала, считая, что все серьезные дела и разговоры должен вести мужчина.

Она одной из первых узнала в медчасти новости о награде, повышении в звании и поздравила Дмитрия сразу же, как только они встретились в городе, у метро.

Поцеловала его, смущаясь, в щечку. По-пионерски.

Легкую сконфуженность прикрыла шуткой.

Она чувствовала, что отношения подошли к точке, в которой должно решиться их будущее.

О способностях Дмитрия и профиле его учебы на курсах Лена хорошо знала. Внутри «хозяйства» Кратникова скрыть такое было трудно, тем более что они с Пряничным познакомились при очень необычных обстоятельствах.

Еще допросы у подполковника Зайченко открыли ей глаза на необычные способности старшего лейтенанта Пряничного.

Но тогда Лена над этим не размышляла. Приятный и мужественный парень, морской офицер, оказавшийся писателем и интересным человеком, запал ей в сердце сразу.

Сначала она даже и не думала о том, что такой человек может запросто читать все ее мысли.

Когда поняла, что это значит, ей стало неловко, но она заставила себя не думать об этом. В конце концов, она не привыкла никого обманывать и ничего плохого или стыдного о новом друге в уме не держала.

Когда Дмитрий предложил ей поехать вместе с собой в качестве сопровождающей, она согласилась с тайной радостью и без раздумий дала подписку о неразглашении государственной тайны, связанной с «известной ей сейчас и, возможно, в будущем секретной информацией».


Лена понимала, что у Дмитрия сегодня был очень важный день, и чувствовала, что он, наконец, готов с ней поговорить об их отношениях.

Его мыслей она читать не умела, потому и ждала этого, и боялась.

Ее друг со времени их первой встречи очень сильно изменился. Повзрослел. Стал тверже, серьезнее, возмужал, даже как будто бы немного постарел.

Видимо, то, чем занимался Дмитрий последние несколько месяцев, было крайне трудным и ответственным делом. Огромные нагрузки постепенно привели к заметным изменениям не только в его характере, но сказались и на внешности, и в поведении.

Лена всегда немного робела, находясь рядом с уверенным в себе офицером и чувствуя себя маленькой девочкой по сравнению с ним. Но это не мешало ей наслаждаться каждой минутой их встречи и желать новых.

Ее тянуло к Диме как магнитом.

Когда мороженое доели, Дмитрий взял девушку за руку и мягко спросил:

– Леночка, я человек военный, поэтому спрошу тебя прямо – ты согласна связать свою жизнь со мной? Ты выйдешь за меня замуж?

Лена вспыхнула и опустила глаза. В голове мелькнула стыдная мысль: «Боже, сколько же я ждала, пока он это скажет… Считаные месяцы пролетели, как годы…»

Спохватилась а вдруг он сейчас читает ее мысли? Нет, если бы читал – не спрашивал! Сразу бы взял и поцеловал! Значит, она зря боится, что ему все про нее известно? Он ведь воспитанный человек, а такие не переступают порог приличий…

Лена подняла глаза, улыбнулась сквозь слезы и прошептала:

– Глупенький! Разве я могу сказать «нет»? Ты же видишь, как давно я тебя люблю! Ты же все мог прочитать у меня в мыслях!

Пряничный смотрел на нее счастливыми глазами и тихо говорил:

– Сердце мое! Как ты могла подумать, что я буду лазить тебе в голову и читать твои мысли? Да, я могу это сделать, но никогда не буду! Какая может быть любовь без доверия друг к другу?

Я спросил тебя, не зная твоего ответа.

А теперь, – Дмитрий достал из кармана кителя красную коробочку, открыл ее и надел на безымянный пальчик правой руки Лены красивое золотое колечко с изумрудом, – объявляю тебя своей невестой!

Он встал из-за столика, обошел его и, наклонившись к девушке, первый раз поцеловал ее в губы, никого вокруг не стесняясь. Хотя на них никто и не обратил внимания.

Потом вернулся и сел на свое место.

С этого момента мир изменился.

Они смотрели друг другу в глаза и понимали, что скоро будут вместе навсегда, что наконец-то обретут то, о чем давно мечтали, – свою семью. У них будет маленькое, но собственное бесценное счастье и целая вечность впереди.

То, что оба сдерживали в себе, прорвалось на свободу. Несколько минут они разговаривали, не очень отдавая себе отчет о смысле фраз и теме беседы. Главное было – новое качество их отношений! Они теперь жених и невеста, и это настолько потрясающе, ново и прекрасно, что все остальное – мелочи, не стоящие никакого внимания.

В конце концов Дмитрий вышел из захлестнувшей его эйфории и рассказал, что останется после курсов в Москве, а Лене теперь уже не надо будет возвращаться обратно на службу в Сирию или ехать к маме под Рязань.

Если они поженятся, то он получит служебную квартиру рядом с частью, в восьмиэтажке, что напротив ворот.

Зарплаты Дмитрия вполне хватит на жизнь, и Лене можно будет уйти с работы, заняться домашними делами, читать, учиться, заниматься каким-нибудь любимым увлечением. Это пусть она сама решает.

В кафе они просидели до закрытия.

С сегодняшнего вечера у них началась новая жизнь!

* * *

Ночью Пряничный провел очередной сеанс пси-общения с генералом Дугласом. Полученная информация оказалась настолько важной, что он немедленно воспользовался системой защищенной связи для срочного ознакомления с ней аналитической группы генерал-полковника Воробьева.

Через час за ним прибыла дежурная машина ФСБ, а еще через час Дмитрий сидел в знакомом кабинете на Лубянке на том же месте и в том же окружении, что и в прошлый раз.

Старинные часы в углу комнаты шли и показывали четыре часа утра.

Офицеры аналитической группы, несмотря на тревожный подъем среди ночи, выглядели собранными и свежими. Действовала профессиональная привычка – быть готовыми к вызову и работе в любое время суток.

Пряничный обстоятельно доложил о начале первой фазы операции «Несокрушимая решимость», о «совещании» в Пентагоне с участием президента США миссис Хилари Клинтон и ее «подружек». Рассказал об общих контурах и известных подробностях проведения «учений», методах влияния на внутреннюю обстановку в России. Об объектах и территориях атаки, акциях «пятой колонны», направленных на дестабилизацию обстановки в стране.

Упомянул о возможных покушениях на жизнь президента России, о должностных обязанностях в операции генерала Дугласа и задаче, которую он поставил перед собой и своими коллегами по предотвращению ядерного Апокалипсиса.

Начало «активной», второй фазы операции – ближайшие дни.

Используя свои способности предвидения, Пряничный смог назвать дату и время. А также описать место и начало первых провокаций для создания повода к ядерной войне.

Тогда же ожидается и одновременная катастрофа на всех пяти АЭС Украины.

Офицеры слушали его внимательно и напряженно. Никакого скепсиса и насмешек больше не было.

По окончании доклада генерал Воробьев попросил всех оставаться в кабинете, сам вышел в соседнее помещение.

Дмитрий подумал: наверняка звонить. Вот только в пять утра кого из начальства можно побеспокоить из-за сообщения какого-то «спецоператора»?

Не министра же обороны?

Хозяин кабинета вернулся через двадцать минут.

Сел на свое место и объявил:

– Доложил о ситуации заместителю министра обороны. С этой минуты вступает в действие подготовленный план контригры. Вторая часть. Первая, по общей подготовке, практически завершена.

Из оперативной информации на этот час известно об активизации агентуры противника, подконтрольных ему сил во власти, в организациях – «иностранных агентах» и некоторых важных фигур, замеченных в антигосударственной деятельности.

На севере страны зарегистрирована вспышка сибирской язвы, массовый падеж оленей и заболевания нескольких сотен местных жителей.

На юге вдруг появились больные чумой. На юго-западе – какая-то новая форма гриппа, очень опасная. Новый штамм.

По метеосводкам отмечено большое количество мест с редкими погодными аномалиями, имеющими тенденции к движению в сторону масштабных природных катастроф. В сообщениях геофизиков есть данные о резких увеличениях сейсмической активности во многих районах страны. Даже в ранее относительно спокойных, например на Урале и на Кавказе.

На всей территории России – аномальная жара с превышением средней температуры на десять-пятнадцать градусов. По прогнозам, тенденция к усилению жары. Уже горят леса в тайге и торфяники под Москвой.

Общая картина надвигающихся катаклизмов примерно соответствует тому, что рассказал нам сейчас капитан-лейтенант Пряничный.

Вдоль границы наших северных территорий в последние дни постоянно летают американские стратегические бомбардировщики. Как мы теперь знаем – с ядерными бомбами и ракетами на борту. Это подтверждается и агентурными данными.

На учениях же атомное оружие не нужно. Так что командование наших вооруженных сил согласно с тем, что объявленные американской стороной крупномасштабные учения – это всего лишь предлог.

На самом деле, вероятнее всего, происходит подготовка к войне, к «превентивному удару» атомным и высокоточным оружием для уничтожения наших командных пунктов, руководства страны, ударных вооружений, создание хаоса и паники на территории России.

Но тут возможны варианты.

Наша аналитическая группа в полном составе прикомандировывается к аппарату Генерального штаба.

Воробьев бросил взгляд на Пряничного:

– Вы тоже. Помещение и рабочие места для нас уже приготовлены. Едем немедленно. С утра в военные округа, базы за рубежом и во все рода войск пойдут указания по подготовке наших ответных «плановых учений», которые начнутся по прямому приказу президента России, а на самом деле, – генерал опять посмотрел на капитан-лейтенанта, – по указанию нашего «спецоператора».

Кстати, товарищ Пряничный, вы можете сейчас отсюда позвонить генералу Кратникову и, сославшись на меня, забрать себе в помощь, «в срочную командировку», тех коллег из вашего выпуска или любых других специалистов, которые смогут помочь в нашей работе.

Вам – приказ! Используя свои сверхспособности, делать максимум возможного для того, чтобы знать о намерениях противника и своевременно готовить ответные меры! Не действовать вслепую!

Товарищи офицеры, сейчас подойдет транспорт, никому не выходить из помещения и не делать никаких звонков. При получении на выходе из здания своих мобильников изъять из них аккумуляторы и не пользоваться связью до окончания операции. Вашим родственникам перезвонит дежурный и сообщит, что вы в отъезде и временно недоступны.

Вопросы есть?


С утра Генеральный штаб ВС России напоминал растревоженный муравейник. Масса людей занималась срочными проверками наличия и передислокации боеприпасов, техники, продовольствия, средств химической и биологической защиты, готовила планы проведения учений, призыва резервистов, работы с населением в зоне учений и многое другое, что обычно сопровождает крупные военные мероприятия.

Дмитрий, сидя в новом кабинете, предоставленном лично ему, установил удаленный ментальный контроль за мыслями и действиями генерала Дугласа, сенатора Пола, миссис Браудер и некоторыми другими новыми лицами. Например, с адмиралом Грином, генералом Войтелем и председателем Объединенного комитета начальников штабов Джозефом Данфордом.

К последнему пробиться было очень сложно. Установка даже слабого контакта сопровождалась мощными помехами и заградительными силовыми полями. Работали сенсы противника, прикрывая свои самые важные фигуры, владеющие информацией по операции «Несокрушимая решимость».

«Подключиться» к мыслям министра обороны США миссис Флурной и ее патрону – президенту Клинтон было вообще невозможно. Все подходы к их памяти и к пространству вероятного нахождения были заблокированы американскими спецами и их эгрегорами.

Дмитрий вызвал из «отдела 220» почти всех выпускников и дал им конкретную задачу – подключиться к эгрегору российских «спецоператоров», прикрывающих президента России, министра обороны и еще несколько ключевых фигур страны, которые были в курсе плана контригры против сатанинской затеи американцев.


День, второй, третий страшного нервного напряжения без сна. Дмитрий почувствовал, что не выдерживает, попросил несколько часов на отдых.

Спал в кабинете, на диване, провалившись в небытие.

Проснувшись, почувствовал себя бодрым и готовым к испытаниям.


Используя последние месяцы свои способности в экстремальном, форсированном режиме, на самом пределе физических возможностей, Дмитрий приобрел некоторые новые качества, которых у него раньше не было. Объяснить их физическими законами и человеческим языком даже самому себе – не получалось.

Он просто чувствовал, что в моменты высочайшего напряжения всех своих способностей дальновидения и предвидения, в их чудесном сочетании, формируются и проявляются некие новые органы чувств.

Это были совершенно новые ощущения, родившиеся из… поиска, непрерывного форсажа, чувства опасности, страха за свою Родину, за Лену, за всех близких. И не только за них, но и за всех порядочных людей, которые живут на планете Земля.

Его силы подогревало еще и чувство ненависти. Огромной, испепеляющей ненависти к двуногим зверям, задумавшим уничтожить миллионы людей. Сжечь их в огне атомной войны. Убить биологической заразой, радиацией, ядами и другими изощренными способами.

Это не должно у них получиться!

Если бы Дмитрий все же попытался описать свои новые качества в самом общем виде, то, наверное, он бы использовал слова «глобус» и «оттенки цветов». В его внутреннем зрении земной шар, как видимый одновременно со всех сторон голубовато-зеленый глобус, позволял моментально находить на его поверхности области аномалии.

Аномалии напряженности зла. Концентрации негатива.

По яркости и градации цветов от нежно-розового до ярко-алого, цвета крови, Дмитрий мог видеть центры сосредоточения человеконенавистнической энергии.

Зоны напряженности отношений между группами людей, предконфликтные и конфликтные территории, районы, в которых вот-вот прольются реки крови.

Видеть это, ощущать свое бессилие что-то изменить там было тяжело. Пока у него нет для этого ресурсов и инструментов воздействия. Но, может быть, они появятся позже?

Эта надежда как-то поддерживала молодого «спецоператора» в его задаче. Природа и случай возложили на слабого человека непомерно тяжелый груз. Очень тяжелый! Но это его личный крест, и Дмитрий знал, что Господь никогда не дает человеку испытание, которое тот не сможет, проявив все свои силы и способности, выдержать. А значит, выдержит и Дмитрий!

Должен выдержать!


Сейчас у Пряничного есть цель. Есть сверхзадача, которая требует всей его энергии. И он должен ее выполнить, хотя бы ценой собственной жизни. А вот потом…

Потом можно будет разобраться с открытием в себе новых качеств, изучить их, освоить и начать использовать на благо своей страны на все сто процентов!

Потеряв на несколько секунд подопечного из зоны восприятия, Пряничный сделал усилие и снова взял его под контроль, как радар цель.

Все в штатном режиме.

Узнав поближе американского генерала Дугласа, Пряничный перестал воспринимать его как врага, хотя формально он им был. Он служил в армии страны, которая цинично грабила, убивала невинных и разрушала мир.

Но Дуглас был всего лишь одним из многих винтиков в сложнейшей мировой системе, которой управлял «центр Сатаны». К последнему подступиться было пока вообще невозможно, там все было защищено физическими и ментальными барьерами, рубежами охраны и эгрегором лучших сенсов мира.

А вот Дуглас скорее жертва, чем враг. Тем более что он со своими единомышленниками пытается все сделать, чтобы остановить ядерный Апокалипсис, задуманный в виде начала безобидных военных учений НАТО, и спасти людей, как в Америке, так и в странах, где находятся военные базы США, в зоне своих полномочий и возможностей.

Хорошо было бы помочь генералу исполнить свою мечту – переехать жить в Россию. Как это до него сделало много других честных американцев. Встретиться с ним, пообщаться вживую. Узнать, какой он человек. Тогда, когда все решится, и новая Америка больше не будет врагом России и всему остальному миру, а займет свое место в семье народов на планете.

Выплыло воспоминание, и Дмитрий невольно сравнил двух совершенно разных людей – «псевдопатриота» и мошенника Дона Карлеоне, «эрдоганчика» районного масштаба, с кучей самоприсвоенных наград и дипломов, и генерала Дугласа из стана противника.

Из памяти возник образ внешне приятного и улыбчивого человека – доброго «папика», а на самом деле типичного функционера «шестой колонны» – яркого представителя прослойки бюрократов, саботажников и вредителей, которые таились до определенного момента, чтобы в нужное время открыть ворота врагу и пойти служить ему, как полицаи в Великую Отечественную.

Один из целой армии мелких грызунов, которые своими действиями подрывают потенциал и духовные скрепы страны, точат веру в справедливость, в честность соплеменников и рушат нравственные основы общества.

Каждый день этот мнимый «россиянин» живет в свое удовольствие. Давит талантливых русских писателей, любит нестарых и послушных кандидаток в поэтессы, которым не терпится стать членами какого-нибудь «творческого союза», некоего элитарного клуба, где великих писателей и поэтов советского времени по большей части заменили махинаторы и бизнесмены века «дикого капитализма».

«Папик» к новому времени прекрасно приспособился.

Пил водку, закусывая солеными огурчиками, колбаской, копченой курочкой и другой снедью, опустошая очередной стол, накрытый в благодарность за посвящение в «писатели» или за получение очередного диплома, премии, литературной «медальки» по договоренности с протеже и коллегами на этой специфической «ярмарке тщеславия»…

И этот ряженый «патриот» вчистую проигрывал потенциальному врагу, самоотверженному и решительному американскому генералу, который, рискуя своей жизнью, ввязался в деятельность тайной организации Нэнси Браудер ради спасения людей. Как подданных США, так и всех других, неизвестных ему, на планете Земля.

Это было достойно уважения.

И это делило всех людей мира, независимо от их нации, вероисповедания и пола, только на две основные категории – на порядочных людей и непорядочных, потерявших всякие остатки совести и человечности!


Если удастся избежать плана «А» операции «Несокрушимая решимость», то у Дугласа, у Нэнси, у сенатора Рэнда Пола и еще миллионов и миллионов других людей будет новая жизнь и выбор, как ее прожить.

Прожить без рабства, без навязывания чужой воли и чужих «ценностей».

Ради этого можно и нужно сделать все!


Глава 15
Противостояние

Утром, через несколько дней после совещания в Пентагоне, генерал Дуглас получил приказ о своем назначении временно исполняющим обязанности начальника Управления Стратегических ядерных сил США.

Удивившись такой неожиданной и странной инициативе министра обороны, он связался с приемной шефа – адмирала Сесила Хейни. Секретарь ответил, что «господин адмирал позавчера ужинал в японском ресторане, чем-то отравился и лежит в госпитале. Состояние сейчас удовлетворительное, но выйти на службу ему пока не разрешают врачи».

«Очень странно, – подумал Дуглас, – шеф всегда отличался прекрасным здоровьем и никогда не ел в японских ресторанах… Может быть, он узнал что-то такое, чего пока я не знаю? И сделал «ход конем» – стандартный прием чиновников всех мастей, когда они хотят быстренько спрятаться от неприятностей и переждать опасный момент? Очень даже вероятно».

Но тут уж ничего не попишешь…

Говард приступил к исполнению своих новых обязанностей.

Через полчаса получил экстренное сообщение об инциденте в Средиземном море – атаке русских на американские авианосцы «Дуайт Эйзенхауэр» и «Гарри Трумэн». Потеряно два истребителя F18.

Это – чрезвычайное происшествие и повод для начала войны!

Чего-то подобного, какой-то формальной причины для запуска активной фазы операции «Несокрушимая решимость» генерал Дуглас и ожидал, хотя прямо об этом на совещании в Пентагоне и в секретном приказе по подготовке к «учениям», полученном из Министерства обороны, ничего не говорилось.

Этим тайно занимаются специальные люди из ЦРУ.

Вообще говоря, за последние десятилетия все операции США по военным вторжениям в другие страны, по «цветным революциям» и устройству мятежей через госдеп и дипломатические представительства Америки по всему миру уже привычно сопровождаются провокациями и «сакральными жертвами», в смерти которых все СМИ мира, подконтрольные Америке, остервенело винят заранее назначенных «негодяев».

Простая и тупая технология, циничная и бессовестная, но раз она пока работает надежно, зачем придумывать что-то новое?

* * *

В Генеральный штаб России с утра широким потоком шла информация об опасном приближении кораблей крупной американской ударной группировки во главе с авианосцами «Дуайт Эйзенхауэр» и «Гарри Трумэн», несущими на борту около двухсот самолетов и вертолетов, к российским военным кораблям, стоящим на рейде у берегов Сирии.

Примерно в 14.00 по московскому времени, с палубы одного из авианосцев поднялись два истребителя F-18 и начали совершать облеты сирийского побережья, группы военных судов России и авиабазы Хмеймим, не обращая внимания на радиосообщения и предупреждения от российских войск и сирийских властей.

Дмитрий этого ожидал и по команде сверху сразу же прибыл в Национальный центр управления обороной Российской Федерации вместе с другими офицерами аналитической группы и коллегами «спецоператорами».

Все развивалось в полном соответствии с докладом и рапортами Пряничного. Генеральным штабом заранее был отработан и утвержден ряд ответных мер в зависимости от ситуации.

Она могла пойти по известному уже предполагаемому сценарию, а могла развиваться и непредсказуемо. Тогда потребуются точечные своевременные коррекции плана ответных мер.

Обстановку в точках конфликтов необходимо непрерывно отслеживать и принимать немедленные меры, по возможности не доводя до боестолкновений и крайностей.

На это хорошо надеяться, но реагировать придется по складывающимся обстоятельствам, а их формирует зачинщик – американское правительство и Вооруженные силы США. Это они разработали и начали осуществлять свою тайную операцию «Несокрушимая решимость», которая, как всегда в традициях Белого дома, стартует с той или иной провокации.

На этот раз «пробирки с белым порошком» будет недостаточно для начала агрессивной военной кампании против России.

Понадобятся «сакральные жертвы», и, вполне возможно, немалые.

Главной задачей Америки и лично президента США миссис Хилари Клинтон будет заставить признать превосходство и подавляющую мощь США, подписать на унизительных для России условиях предъявленный Штатами ультиматум. Фактически позорно сдаться еще до начала масштабных военных действий для того, чтобы будто бы «мирно решить назревающий конфликт» и «попросить прощения за свои ошибки».

Конечно же, по замыслу Америки президент России при этом должен будет немедленно покинуть свой пост, подав в отставку.

А на освободившееся место руководителя Российского государства США предложат своего кандидата из «политической оппозиции авторитарному режиму», который немедленно и единогласно должен быть избран новым президентом России и будет проводить политику, устраивающую США.

Безусловно, Россия должна будет провести одностороннее радикальное сокращение своих вооруженных сил и согласиться на выход некоторых территорий, автономных областей и республик из состава РФ. То есть пойти по отработанному спецслужбами США югославскому сценарию.

Если Путин на это не пойдет, то тогда Америка продемонстрирует всю свою военную мощь, все свои виды уже известных и новых секретных вооружений для деморализации противника и запугивания тех иностранных государств, которые попытаются поддержать Россию.

Очень возможно, что США ограниченно применят для устрашения России тактическое ядерное оружие, а если русские и после этого не испугаются, то тогда в ход пойдет и стратегическое. Сначала – упреждающий удар высокоточным оружием по российскому ядерному потенциалу, командным пунктам, военным кораблям и подлодкам. После этого остатки армии и пусковых установок России будут уничтожены стратегическими баллистическими ракетами и атомными бомбами с бомбардировщиков.

Собственно, фабула и основные акты начавшегося представления были известны российскому командованию и посвященным лицам еще «до первого звонка» по перехваченной Пряничным «программе постановки».

Но, несмотря на то что ответные действия ВС России были отработаны до мелочей, командованию и сводной оперативной группе «спецоператоров» – сенсов, которую в последний момент почти в полном составе отдали под командование капитан-лейтенанта Пряничного, нужно было реагировать на малейшие изменения поведения противника быстро и адекватно.


По сообщениям командира ракетного крейсера «Москва», ситуация выглядела так:

14.10. «…два американских истребителя F-18 с ракетами на подвесках, не отвечая на наши радиосообщения, пролетали в опасной близости от крейсера, военно-морской группы кораблей России и авиабазы Хмеймим, не обращая внимания на то, что они нарушают зону безопасности, договор о взаимодействии коалиций и находятся под прицелом береговой ЗРК С-400 и корабельной ПВО».

14.20. «…один из американских истребителей внезапно резко изменил курс и сделал боевой заход на крейсер. С близкого расстояния выпустил две ракеты по кораблю. Системой ПВО крейсера ракеты были уничтожены. Почти одновременно второй F-18 ударил двумя ракетами по противолодочному кораблю «Адмирал Чабаненко».

Первая ракета была уничтожена в воздухе, вторая попала в корму, причинив значительные разрушения в трюме и на палубе. Есть раненые. Команда – на боевых постах, корабль на плаву».

14.25. «…согласно инструкциям и в ответ на враждебные действия авиации США зенитно-ракетным комплексом крейсера один F-18 был сбит, второй вновь зашел на боевой курс для атаки, но был уничтожен ракетой системы С-400 с берега».

14.30. «…с обоих авианосцев поднялось по звену истребителей, которые готовятся занять рубежи для атаки. Действую согласно боевому расписанию. Прошу указаний на случай дальнейшего критического развития ситуации и необходимости применения всего своего вооружения и сил российской флотилии для уничтожения самолетов противника и авианосных группировок вражеских кораблей».

Капитан первого ранга Александр Шварц.


Все сообщения и спутниковая «картинка» района конфликта выводились в реальном времени на большой дисплей Центра управления обороной.

Дежурный генерал немедленно докладывал по громкой связи об изменениях ситуации и принятых мерах. На многочисленных мониторах рядом с главным экраном отображалась вспомогательная оперативная информация по текущим событиям.

В огромном зале, несмотря на крайнее напряжение людей, тревоги или страха не ощущалось, офицеры работали собранно, с максимальными вниманием и мобилизацией всех сил, отдавая себе отчет в ответственности за свои действия и в том, что стоит на кону.

Дмитрий и его группа «спецоператоров» чувствовали в полной мере опасность и тяжесть текущего момента, угрозу, нависшую над Россией и всем миром в эти минуты начала развития нового, возможно глобального, конфликта.

Последней войны на Земле.

И Пряничный, и остальные «спецоператоры» плотно контролировали своих «подопечных» с другой стороны, оперативно передавая свежую «пси-информацию» военному диспетчеру и далее «в общий котел» для пользования всеми участниками контригры.

Часть команды «спецоператоров» своим эгрегором защищала ключевые фигуры управления с российской стороны, противодействуя попыткам вражеских сенсов влиять на командование и течение операции.


Негативный сценарий развивался стремительно.

Фоном к событиям, происходящим в районе Сирии, стали происшествия и катаклизмы «природного», социального и биологического характера, о которых предупреждал Пряничный.

За несколько последних дней резко ухудшилась климатическая обстановка в России. Среднегодовая температура достигла рекорда столетия. За исключением северных областей, везде стояла невероятная жара.

Начались лесные пожары, остановки работы предприятий, обмороки людей на улицах от солнечного удара. Больницы заполнились пострадавшими.

В отдельных регионах государства была отмечена возросшая сейсмическая активность – появилась опасность землетрясений, пробуждения спящих вулканов.

На юге, в центральной части страны и на Дальнем Востоке возникли новые очаги смертельного вируса гриппа и сибирской язвы. В последние три дня их распространение приняло характер эпидемий.

Участились митинги и беспорядки в крупных городах России. На улицы одновременно вышли члены всяких правозащитных, общественных и разных «экзотических» организаций, политических партий, скрытно финансируемых из США, лозунги которых в основном сводились к немедленной отставке правительства, президента и передаче власти «народу».

Рядом с «идейными протестантами» шли те несчастные обдуренные граждане, которые, совершенно не разбираясь в политике и особенностях текущего момента, поверили предателям.

Налицо была попытка устроить всероссийский майдан по украинскому сценарию. В рядах митингующих оказались тысячи пробравшихся в страну недобитых бандеровцев из Украины, которые постоянно провоцировали полицию и митингующих на столкновения.

Вот-вот могут начать стрелять по толпе «неизвестные снайперы», как это обычно делается по типовым инструкциям из Вашингтона. Для мятежа осталось только придумать какое-нибудь очередное красивое название, как это практикуется в классических «цветных революциях».

Эвфемизмы – «революция достоинства», «революция роз», «васильковая революция» и другие подобные – были уже заезжены и использованы в других странах, а с придумыванием нового «благородного» образа, специально для России, у организаторов майдана, видимо, были какие-то затруднения. Поэтому пока они просто орали заезженные антиправительственные лозунги и речевки общего характера на улицах.

Оживились бандитские группировки и террористическое подполье.

В целом эти события были предусмотрены планом контригры Генерального штаба России.

МЧС работало по своему профилю, справлялось и было готово к самому сложному развитию ситуации.

ФСБ, национальная гвардия, полиция, антитеррористические подразделения немедленно предельно усилили внимание к возникающим проблемам и занялись их решением, показав полную готовность к нештатным ситуациям.


Самая критическая и острая коллизия, которая искрила и раздувалась на глазах, была в развитии инцидента по противостоянию авианосной группировки США и военных сил России в Сирии.

* * *

Американские и европейские СМИ, телевидение, как по команде, бросились показывать горящие и падающие американские истребители у берегов Сирии, стараясь вызвать «праведный» гнев западных телезрителей против «агрессивной» России.

При этом об обстоятельствах, предшествующих инциденту, о том, кто на самом деле является агрессором в этой стычке американцев с русскими, ни один телеканал не дал ни одного внятного объяснения. Хотя все упомянули, что американские пилоты «героически погибли».

Подразумевалось, что, как всегда, во всем виноваты эти «русские бандиты».

В Управление стратегических ядерных сил информация по событиям в Сирии по оперативным каналам почему-то не поступала.

Генерал Дуглас, попереключав каналы новостей на телевизоре в своем кабинете и не найдя нигде никаких истинных деталей и причин происшествия, раздраженно плюнул и, подняв трубку телефона спецсвязи, позвонил председателю Объединенного комитета начальников штабов генералу Джозефу Данфорду.

– Хелло, Джозеф! Это Дуглас. Не мог бы ты мне дать объективные подробности происшествия по нашим сбитым F-18? Наверняка мы будем принимать ответные меры, в том числе, возможно, и по моему Управлению, поэтому мне бы хотелось быть в теме. И знать, насколько мы правы в этой стычке, чтобы ответить. И насколько жестко ответить.

Генерал Данфорд что-то неразборчиво пробурчал в ответ на приветствие, затем несколько секунд сопел в трубку, видимо, не зная, что сказать.

Говард его поторопил:

– Ну, Джозеф! Мне нужна правда. По нашему ТВ, как всегда, передают одно вранье и всю вину валят на русских. Вся достоверная информация только у тебя. Рассказывай, лично для меня.

В телефоне раздалось осторожное покашливание, потом послышался негромкий голос:

– Говард, ты прекрасно знаешь план операции и постановку задачи. О неизвестных пока тебе деталях вполне можешь догадаться сам. Не в первый раз. А сейчас извини, не могу говорить. Тут такое происходит… Скоро и до тебя доберутся…

– Кто? – удивился Дуглас.

– Не догадался? Эти горе-стратеги в юбках. Они, во главе со своей сумасшедшей Клинтон, требуют от меня нанести по российским войскам ядерный удар!!!

Говорят, что только тогда Путин испугается по-настоящему и сдастся им… Бред! Фактически эти идиотки не понимают, что развязывают атомную войну!

А в силу своей природной ограниченности, неспособности предвидеть последствия от дурацких и преступных приказов, по своим феминистским привычкам никогда ни за что не отвечать рассчитывают, что «демонстрация силы» немедленно решит проблему.

Я не могу этому помешать, потому что формально не имею права запретить или остановить авантюру! Клинтон и Флурной – выше меня по полномочиям.

Я обратился в сенат и конгресс с призывом не дать развязать третью мировую войну. Но ты сам знаешь, что остановить этих клоунов мало шансов – там большинство дурных баб-феминисток, которые полностью поддерживают Хилари!

Так что готовься к худшему…

А по F-18 – да, конечно, это наша провокация. Если интересны детали, то перед вылетом пилотов обследовал врач и сделал инъекции спецпрепарата.

После этого летчики были готовы выполнить любые приказы по связи.

Это обычная «лестничка», на которой первыми ступеньками-смертниками были запланированы наши пилоты.

Дальше, если конфликт у Сирии продолжится, список погибших с нашей стороны пойдет на тысячи. Русские могут в течение нескольких минут уничтожить всю нашу морскую группировку вместе с авианосцами. У них достаточно сил и решимости для этого.

– Неужели все зашло так далеко? – поразился Дуглас.

– А ты что думал? Если пустить баб решать важные вопросы, то первое и основное, что они будут делать, – это расширять свои права, увеличивать льготы, материальные выгоды, дискриминировать, унижать мужчин и снимать с себя всякую ответственность за свои ошибки и преступления! Будут пробираться с помощью любовников и идиотов-мужчин на высокие посты, а затем проталкивать вверх себе подобных.

«Корпоративность» женщин всем известна – они даже в туалет ходят вместе. И всегда заодно в почти любых политических партиях, независимо от того, как они называются и за что, с какой программой выступают.

Главное – всегда личная выгода и интересы феминизма!

Родина и интересы государства, народа – для них абстрактные понятия. Это только для болтовни на телевидении и на время избирательных компаний!

При этом феминистками везде культивируется и насаждается главный тезис – «женщины не хуже мужчин могут справляться с любыми делами». Но подтекст всегда такой – что в целом, конечно, будут справляться гораздо лучше, чем никчемные самцы!

Нам давно уже этим враньем заездили уши, повыгоняли опытных руководителей, как из органов власти, судебной системы, так и из армии. Теперь там все решают вздорные ненормальные бабы, страдающие истеричностью, абьюзом, интригами и другими женскими «особенностями».

Пришло время человечеству собирать… кровавый урожай… за свою… куриную слепоту!

– Джозеф, неужели ничего нельзя сделать? Чувствую, что тебя уже загнали в угол…

– Я не вижу выхода. Даже если откажусь визировать приказ министра обороны о ядерном ударе по русским, меня тут же уволят и поставят какую-нибудь тетку, которая немедленно подмахнет любую нужную бумагу. Пока только пытаюсь тянуть время, надеясь на чудо…

– С офицерами-мужчинами говорил?

– Да. С теми, кому доверяю. Они тоже будут тянуть время. Все, что могут…

– Спасибо, Джозеф. Я с вами.

– Храни нас Бог!

Говард положил трубку в смешанных чувствах. Организованного сопротивления сумасшедшей Клинтон и «центру Сатаны», который стоит за ней, никто оказать не сможет.

Даже Данфорд в армии.

О гражданских тут вообще говорить не приходится. Все мужские организации по защите прав мужчин и отцов в Америке давно разгромлены и приравнены к сексистским, хотя на самом деле по-настоящему сексистскими и преступными являются только феминистические организации, скрыто выступающие за уничтожение всех мужчин по признаку пола.

Генерал Дуглас внимательно прочитал «Манифест феминизма», или, как он иначе называется, – манифест ОПУМ – Общества Полного Уничтожения Мужчин.

Фактически это именно феминистические организации являются истинно террористическими, шовинистическими и экстремистскими, но этого нигде «не замечают». Или никому не дают замечать, «замыливают» любые факты и свидетельства их истинной сущности.

Именно из-за этого погибли муж и дети миссис Нэнси Браудер…

Теперь Говарду окончательно ясно, что именно феминизм является правой рукой сатаны на Земле!

И это ровно так же относится ко всем нормальным женщинам, не феминисткам, как наличие отдельных преступников и террористов мужского пола – ко всем мужчинам планеты.

То есть – никак!

Искусственно навязывается, что феминистки – это «лучшие» из женщин, а к женщинам нужно относиться «по-особому», делать комплименты, не замечать измены, проступки, ложь, предательство, преступления, убийства. Прощать все. И ни за что не наказывать.

Не замечать, что часть из них такие же преступники, как и часть мужчин. А нередко и намного ужаснее, чем мужчины…

Обществом ведь давно признано, что преступники не имеют национальности. Для правосудия также не имеет значения их вероисповедание, раса, образованность, генотип и другие признаки.

А вот женщины-преступницы, особенно если они феминистки, – это исключение!

Почему?

Ни о каком надуманном «равноправии полов» и речи нет. Сделаны явные предпочтения в сторону «лучшей» части женщин, потерявших стыд, совесть, добродетель, стремление к материнству и созданию нормальной семьи.

А это де-факто уже привело к массовому геноциду против белых мужчин в Америке и западных странах, занятию феминистками ключевых функций в управлении государством при полной неспособности трезво мыслить, стоять на страже истинно государственных интересов и смотреть в будущее.

Все свелось к банальной имитации и героизации надутых телевидением и кино выскочек и актрис. По той же технологии, как и в фильмах Голливуда про «солдаток Джейн, агентесс 007, блестящих бизнес-вумен, гениальных полководцев, ученых, детективов и президентов-женщин».

Все это фикция!

Из области «казаться», но не «быть»! Актерская игра по обману простодушного «электората» и создание нового «королевства кривых зеркал» для решения задач «центра Сатаны». По им же написанному сценарию.

Все сильные, волевые люди, способные помешать феминисткам и «центру Сатаны», под теми или иными предлогами выводятся из игры и опускаются по социальной лестнице вниз.

Их места в государстве, культуре, искусстве, образовании и армии занимают крикливые и безмозглые агрессивные феминистки, которые, продвигая идиотские идеи выдуманного «гендерного равенства», активно выпихивают мужчин-специалистов со всех постов на всех уровнях.

В структурах госуправления, командовании армии, социальной сфере, правоохранительной и судебной системах повсеместно создалась ситуация, которая обрисовывается короткой фразой – «власть узурпировали обезьяны с гранатами». И этих обезьян нельзя трогать и обижать так же, как, например, священных обезьян в Индии.

Теперь весь мир будет платить миллионами жизней за эту фатальную ошибку!

Надо немедленно признать феминизм, так же как и сатанизм, деструктивной религиозной сектой, террористической организацией, судить главарей и запретить все структуры, имеющие в явном или в скрытом виде цели следования феминистическим человеконенавистническим идеям!

Надо вернуть людям планеты, и особенно ее «цивилизованной» части, нормальное мировоззрение, здоровую патриархальную семью, предписанные природой место, обязанности и ответственность, как для мужчин, так и для женщин!

Говард вспомнил недавно прочитанный им лозунг на сайте феминисток, обращенный к новым членам их секты: «Если ты счастлива в семье с мужем и детьми, значит, ты предаешь идеи феминизма!»

Получается, что Нэнси Браудер предала идеи феминизма и поплатилась за это…


С каждым пролетевшим мгновением время уплотнялось. Оставалось все меньше и меньше шансов придумать какой-то выход.

Связываться сейчас с Рэндом и Нэнси по обычной связи не имело смысла – они делают свое дело, а разговор могут перехватить…

Говард обхватил голову руками и задумался. У него есть еще несколько минут, а потом придется лететь в Пентагон, в Центр управления, и занять там свое место в группе высших офицеров Стратегического командования для оперативного управления войсками в районе вспыхнувшего конфликта с русскими у Сирии и в рамках проведения операции «Несокрушимая решимость».

Что-то в мыслях начало было складываться в ясную картинку происходящего и близкого будущего, когда громкий и бесстрастный голос секретаря вернул его в реальность:

– Господин генерал, на третьей линии спецсвязи – министр обороны. Возьмите трубку, пожалуйста.

Дуглас раздраженно выдохнул, сосчитал в уме до пяти и снял трубку:

– Я вас слушаю, госпожа министр обороны.

– Господин Дуглас, я вижу, вы не торопитесь как отвечать на мой звонок, так и реагировать на чрезвычайные события в Сирии?

– Прошу прощения, госпожа министр?

– Слушайте приказ! Поскольку сейчас вы руководите и отвечаете за ядерные силы США, то выберите сами вариант и исполнителей для уничтожения русской авиабазы Хмеймим тактическим ядерным оружием! Необходимо также уничтожить всю военно-морскую корабельную группировку России на месте стычки! Детали операции подготовьте сами! Срок исполнения – два часа! Вам все ясно?

– Нет, госпожа министр. Мне не все ясно, – устало выговорил Говард. – Мне необходим приказ в письменном виде, с резолюцией президента и разрешениями на военную операцию с применением ядерного оружия от конгресса, сената и уполномоченных лиц. Таков протокол и требование устава.

– Бросьте, Дуглас! Я требую, чтобы вы немедленно начали выполнять мое распоряжение! Иначе я отдам вас под суд за невыполнение приказа!

– Миссис Флурной, успокойтесь, пожалуйста. Взгляните на давно утвержденный президентом, сенатом и конгрессом протокол применения ядерного оружия и порядок получения доступа к кодам запуска. Я не могу, не имею права выполнить ничей устный приказ!

Взбешенная Мишель Флурной прошипела в телефон, как будто бы плеснула змеиным ядом с раскаленной сковородки:

– Будет у вас письменный приказ, генерал Дуглас. Очень скоро! Но вы сильно пожалеете о том, что вспомнили о каком-то там «протоколе»! Нам нужно немедленно ударить по русским!

– В таких важнейших случаях, как применение ядерного оружия, обязательно требуется следовать букве закона, госпожа министр обороны. Я не имею права нарушить его.

– Я доложу о вашем неподчинении моему прямому приказу госпоже Клинтон! И думаю, что вы теперь недолго продержитесь на новой должности, да и вообще в армии!

Мишель Флурной на другом конце линии раздраженно швырнула телефонную трубку на рычаг.

Говард несколько секунд апатично слушал короткие гудки в динамике, потом спокойно убрал трубку на место и коротко резюмировал:

– Сука!

Подумав еще, добавил:

– И тупая безответственная пробка! Начать атомную войну по устному приказу взбешенной феминистки? Мой Бог! Что случилось с Америкой, что к власти в ней пришли вот такие психопатки?

Через несколько минут секретарь сообщил, что по той же третьей линии спецсвязи Дугласа вызывает госпожа президент.

Говард раздраженно чертыхнулся себе под нос, подумав: «видимо, подружки сидели рядом, когда Мишель говорила с ним» – и вновь снял трубку:

– Дуглас. Слушаю вас, госпожа президент.

В наушнике раздались раздраженные крики разъяренной до предела миссис Хилари Клинтон:

– Как вы смеете не выполнять приказ министра обороны? Вы что там, совсем с ума сошли? Немедленно! Вы слышите? Немедленно ударить атомным оружием по русским в Сирии! Или я вас уволю!

– Госпожа президент, я только что сообщил министру, что, безусловно, выполню приказ, после того как получу его в письменном виде, согласно протоколу, который вы же сами и подписали.

Без полного соблюдения процедуры применения оружия массового поражения и учитывая гигантские возможные последствия для Америки и всего мира, я не имею права единолично решать вопрос по нанесению ядерного удара, отдавать приказ на боевое применение кораблям, самолетам, наземным установкам.

По процедуре и протоколу использования тактического и стратегического ядерного оружия необходимы кроме вашей и миссис Флурной подписей еще и разрешения от нескольких утвержденных Комиссией сената уполномоченных лиц. Например, генерала Джозефа Данфорда и других.

Миссис Клинтон не привыкла выслушивать отказы. Тем более от каких-то там армейских «мужланов». Она – президент, и значит, она – высшая власть! Даже если этот Дуглас и прав в своих объяснениях, она все равно сотрет его в порошок!

Говард, придерживая трубку возле уха, ждал, чем кончится истерика Хилари. Выходки и полная неадекватность высокопоставленной дамы в генералитете давно уже никого не удивляли.

Это было как стихийное бедствие, которое невозможно остановить или вразумить. Главное, чтобы оно скорее закончилось и причинило поменьше ущерба для страны или «везунчику», на которого было направлено.

А причина? Какая причина нужна психопатке, страдающей целым букетом старческих заболеваний – от деменции и абьюза до параноидной шизофрении!

Хилари выдохлась минут через пять. Закончила разговор угрозой:

– Генерал Дуглас, я возмущена вашим поведением и вашим бессмысленным педантизмом в момент угрозы стране! Я поставлю вопрос о проведении служебного расследования. Вы ответите за свою упертость и уклонение от исполнения приказа! Я уж постараюсь! Имейте это в виду!

Говард, зная мстительность и глупость Хилари, нисколько не сомневался в своем будущем. Но что значит личное благополучие генерала и его карьера, когда решается судьба человечества?

Когда визг в динамике телефона спецсвязи закончился и наступила благословенная тишина, Дуглас облегченно вздохнул. Затем, не выпуская из рук трубку, набрал номер. Когда абонент ответил, попросил его немедленно зайти к себе.

Через пять минут в кабинет, постучавшись, вошел полковник Логан, начальник особого отдела Управления стратегических ядерных сил.

Говард протянул ему квадратик бумажки, на котором только что набросал авторучкой несколько групп букв и цифр:

– Господин полковник, приказываю немедленно заменить все пароли и коды по нашему Управлению и разослать всем уполномоченным лицам. Тот, кто не будет знать новых паролей для допусков, будет считаться самозванцем, подлежащим аресту и заключению под стражу.

На немой вопрос в глазах полковника Говард небрежно ответил:

– Появилась информация, что к нашим ядерным устройствам на складах и в вооруженных силах подбираются агенты русских. Сменив коды, мы повысим степень защиты наших спецобъектов, пусковых установок и ядерных устройств, а также персонала от контактов с новыми людьми и несанкционированного использования оружия массового поражения.

Выполняйте!

Логан спрятал бумажку в нагрудный карман, четко козырнул и вышел.

Генерал Дуглас вздохнул – теперь в случае его отстранения, учитывая бюрократическую волокиту с проведением и узнаванием новых паролей и кодов, Управление ядерными силами без Говарда нескоро будет восстановлено.

А это, возможно, и окажется той самой необходимой паузой, которая спасет мир и заставит неизвестных «кукловодов» из «центра Сатаны» перейти к плану «Б».

* * *

Пряничный откинулся в кресле и несколько раз глубоко вздохнул, сбрасывая накопившееся гигантское напряжение за время сеанса дальновидения.

Через минуту, приведя мысли в порядок, доложил новую информацию генерал-полковнику Воробьеву:

– Товарищ генерал, есть важные данные с последнего перехвата.

– Говорите!

– Клинтон и Флурной требуют от Дугласа и Данфорда немедленно нанести удар тактическим ядерным оружием и уничтожить нашу авиабазу Хмеймим. Также они хотят уничтожить группу наших военных судов, которая сейчас стоит на рейде у берегов Сирии и по которой была произведена атака истребителями F-18.

Генералы требуют приказ о применении ядерного оружия в письменной форме и заверенный уполномоченными лицами, как это предусматривает протокол. Фактически оба тянут время, надеясь на мирное разрешение инцидента.

Клинтон и Флурной в бешенстве.

Во время их переговоров с Дугласом я сумел на время подключиться к их психосфере, прочитать эмоции, мысли, намерения. Обе – совершенно невменяемые фурии!

Они сейчас же в срочном порядке отправят нужные документы в Конгресс и уполномоченным лицам на получение необходимых санкций. И они их получат.

А пока первое, что они собираются сделать, – это по полномочиям Флурной отдать приказ своей авианосной группировке о немедленном применении всех видов вооружений для полного уничтожения российской группы военных кораблей.

Средства, план операции и тактика – на командующем американской эскадры.

Ядерное оружие без разрешения уполномоченных лиц и генерала Дугласа, Военно-морские и Военно-воздушные силы США применить не смогут, а вот крылатые ракеты средней и малой дальности, артиллерию, авиацию и торпеды – вполне возможно.

– Значит, говоришь, генералы тянут время? Не хотят идти на поводу у ненормальных баб?

– Так точно!

– Ну что ж, постараемся и мы потянуть время и сделать все возможное, чтобы не дать этим дурам устроить Третью мировую. Продолжайте контроль.

– Есть!

На огромном дисплее, размерами почти во всю стену гигантского помещения Центра национальной обороны, Дмитрий увидел последние данные по событиям.

Оба звена истребителей, поднявшихся с палуб авианосцев, при попытке атаковать наши корабли были уничтожены. Потери американцев увеличились до двенадцати самолетов.

На вызовы по оперативным радиочастотам и дипломатическим каналам американская сторона не отвечала.

«Скорее всего, им запретила Флурной в соответствии с планом развития операции «Несокрушимая решимость», – подумал Пряничный.

В текущий момент времени на дисплее происходило движение судов ВМФ США. Авианосцы и корабли сопровождения перестраивались для нанесения удара по российским военным судам.

Дежурный генерал Центра комментировал происходящее по громкой связи:

– Атака по нашим кораблям может быть нанесена одновременно с воздуха, самолетами с авианосцев, а также с кораблей сопровождения дальнобойной артиллерией, ракетами малой дальности и торпедами.

Возможен также удар ракетами средней и малой дальности по авиабазе Хмеймим.

Время начала атаки – несколько десятков минут!

Готовим предложения по эффективному ответу.


Пряничный лихорадочно думал: «Собственно, эффективный ответ может быть только один: полное уничтожение всего морского соединения США в этом квадрате!

А это уже очень серьезно! Если после потери американцами нескольких истребителей, ввиду их явной провокации, что может быть доказано потом ведущейся видеосъемкой событий, конфликт еще можно «спустить на томозах»: то потеря двух авианосцев с десятками крупных кораблей сопровождения смертельно ударит по престижу США!

Хотелось бы этого избежать. Но как?»

И тут Дмитрий вспомнил про эпизоды со злосчастным эсминцем «Дональд Кук».

По внутренней связи Центра обратился к генералу Воробьеву:

– Товарищ генерал, разрешите высказать предложение?

– Давайте! Только коротко!

– Нельзя ли для ослепления и обездвиживания противника использовать систему РЭБ? По типу той, что использовалась против миноносца «Дональд Кук»? Там были «Хибины», кажется. Есть ли у нас на вооружении что-нибудь подобное? Но помощнее, вроде «Красухи» самой новой модификации? И морской версии?

– Молодец! Принято!

Воробьев отключился.

Между тем дежурный генерал Центра по громкой связи перечислял поступившие предложения по действиям:

– Полное уничтожение авианосной группировки противника после начала его атаки на наши корабли и сухопутные объекты будет производиться всеми нашими морскими и авиационными силами в районе.

Будут задействованы: гиперзвуковое оружие – ракеты и торпеды, подводные беспилотники, артиллерийское и другое вооружение кораблей, авиация с базы, минный «сюрприз» под водой, приготовленный специально для недружелюбных гостей.

Глаза офицеров не отрывались от большого экрана, на котором было видно, как американские корабли перестраиваются для удара. Когда суда выйдут на боевые позиции и начнут атаку, то, скорее всего, пути назад уже не будет…

Слишком велики будут потери.

Начнется полномасштабная война.


По залу с явными нотками радости вновь разнесся голос дежурного генерала:

– Поступило предложение. В качестве дезинформации, нейтрализации и обездвиживания противника применить две новейших системы специального назначения.

Первая – система создания фантомов. ББ-СМСН-3, «шапка-невидимка». У нас там есть это оборудование, как на берегу, так и на некоторых судах и двух подводных лодках.

Внезапное и необъяснимое увеличение количества наших судов на рейде вызовет ступор противника и даст ему множество ложных целей.

Второе – на одном из наших судов имеется экспериментальная мощная установка РЭБ направленного действия. Включение этой установки обеспечит полную блокировку всех радиоэлектронных средств, приборов и вооружений американской группировки. Она полностью потеряет управление, возможность нанесения удара и даже… движения.

По громкой связи разнеслась отрывистая команда министра обороны Сергея Кужугетовича Шойгу:

– Принимается. Сначала второе. Потом, если понадобится по обстоятельствам, – первое. Если противник все-таки не потеряет боеспособность и попытается нас атаковать, то даю приказ на его уничтожение всеми видами вооружения!

Выполнять!

Обстановка в зале накалилась до предела.

Наступившая тишина звенела. Взгляды офицеров, находящихся на боевом дежурстве, не отрывались от дисплея, отображающего оперативную обстановку в зоне конфликта…


Глава 16
«Нежданчик»

В Пентагоне, в зале управления спецоперациями, Дуглас занял свое место за столом с терминалом и спецсвязью, оказавшись рядом с генералом Войтелем. Чуть дальше расположились адмирал Грин, генералы Грассен, Хеллер и другие высшие офицеры, имеющие отношение к проведению акции у берегов Сирии.

Женщины-военнослужащие и лица, еще не определившиеся со своей половой ориентацией, находились на своих рабочих местах в задней части помещения, за служебными терминалами информационного обеспечения задачи.

На возвышении в центре, занимая председательствующие кресла, устроилось командование – министр обороны, ее подружки-генералы и все тот же Джозеф Данфорд с каменным выражением лица.

Присутствующие напряженно смотрели на главный экран, на котором отражалась текущая оперативная обстановка в зоне противостояния средиземноморской американской авианосной группировки с несколькими российскими военными кораблями.

Преимущество американской стороны было вне всяких сомнений. Тем не менее она уже потеряла двенадцать самолетов F-18 палубного базирования, и дальнейшее развитие событий было неясным.

По приказу Флурной авианосцы и корабли сопровождения начали перестраиваться в ударный кулак, готовясь уничтожить своей совокупной огневой мощью несколько русских судов.

Министр обороны и ее советчицы периодически что-то шептали друг другу на ушко, отчего Данфорд хмурился и отворачивался, показывая всем своим видом, что здесь не место для приватного общения, да еще во время проведения боевых действий.

Но дамы на него не обращали никакого внимания.

По их мнению, все шло прекрасно. Расстрелять русские суда, которых раз в десять меньше, чем американских, при том, что американские корабли крупнее и лучше вооружены, не составит никаких проблем.

Сейчас закончатся маневры, и силуэты русских кораблей на экране, на картинке, которая идет в реальном времени со спутника, исчезнут.

Если после этого Путин не запросит пощады, то следом, после получения всех подписей уполномоченных лиц из конгресса и сената, будет нанесен удар тактическим ядерным оружием по авиабазе Хмеймим.

По отдельным словам, долетавшим до ушей Джозефа Данфорда из беседы Флурной с подругами, он понимал, что дамы говорили именно об этом, попутно обсуждая между собой новости моды и женские секреты.

Генерал Данфорд вначале никак не мог понять, для чего Хилари Клинтон требует обязательно применить в операции атомное оружие. Пусть даже тактическое, относительно небольшой мощности.

Долго думал.

Потом, наблюдая за Клинтон и Флурной, другими их подружками, внезапно прозрел.

Первая баба, ставшая президентом США при поддержке всего женского электората штатов и, главное, феминисток, наконец-таки дорвалась до ядерной кнопки!

В ее ограниченном воображении, эта кнопка – символ полной власти над миром! Оружие богов, как молнии в руках Юпитера, которыми он мог уничтожить всех непокорных ничтожных людишек!

Вот и Хилари теперь считает себя этаким новым Юпитером, не подотчетным никому!

Долгое время создавалась, проводилась судебными решениями в жизнь и насаждалась в пустые головки феминисток и других всяких «блондинок» глубокая и приятная самолюбию мысль: «Чего хочет женщина – того хочет Бог!»

Фактически теперь в «цивилизованном мире» женщины или вообще не отвечают за свои разрушительные действия в семье, в обществе, за преступления, или эта ответственность смягчена до чисто показушного предела.

Женщинам можно все!

Об ответственности они могут не думать, ибо давно забыли, что это такое – отвечать собственной шкурой за свои ошибки. Как мужчины.

Вот и Хилари, дорвавшись до ядерной кнопки, думает не об огромной ответственности великой атомной супердержавы за развязывание новой мировой войны, а только о своих шкурных финансовых отношениях с богатейшим оружейным лобби США, о массе популистских рекламных шоу, прославляющих ее гениальность политика и «мудрое правление».

Еще она думает, конечно же, и о сведении счетов со своими личными врагами, странами, мужчинами.

И остановить сейчас эту сумасшедшую бабу, страдающую нарциссизмом, мужененавистничеством и паранойей, просто некому.

В этом настоящая трагедия человечества, проморгавшего такой свой печальный и дурацкий конец, доверив кнопку включения конца света деспотичной и больной тетке, лесбиянке и феминистке, всю жизнь издевавшейся над затюканным мужем и часто поколачивающей несчастного, даже в бытность его президентом Америки!

Что тут говорить о ценности и правах других людей? Для Хилари все, кроме подружек, – это просто пыль или рабы…

Хотя, может быть, миссис Клинтон и несамостоятельна? Кто-то невидимый стоит за ней в тени, управляет, подзуживает, подсказывает. И это явно не ее тупые подружки…

Но тогда кто?

Джозеф Данфорд в очередной раз тяжело вздохнул и отогнал крамольные мысли.


Адмирал Грин и генерал Войтель угрюмо хмурились и чувствовали себя не в своей тарелке.

Говард их прекрасно понимал.

Что это? Важнейшая военная операция или экзотический «девичник» престарелых теток? Нельзя же быть такими безответственными, даже несмотря на многократное преимущество своих военно-морских сил в этой стычке!

История не раз наказывала беспечных и самоуверенных полководцев, вводя в сражения неожиданные события и неучтенные факторы.

Вот и сейчас… что-то маневр с перестройкой американской эскадры затянулся…

Дуглас до рези в глазах всматривается в экран гигантского, почти на всю стену зала, монитора, но не может увидеть движения судов. Будто картинка застыла на стоп-кадре.

Беспокойство начали выражать и другие генералы и адмиралы, принимавшие участие в проведении операции, каждый по своему сектору ответственности.

Раздались голоса с мест:

– Просьба обновить картинку на экране!

– Проверить работу трансляции со спутника!

– Что там происходит?

Министр обороны и ее подруги, генеральши продолжали о чем-то болтать между собой, не замечая никаких странностей в зоне боевых действий.

Наконец, поднявшийся в зале гул голосов, выкрики в микрофон громкой связи и явно повысившееся напряжение заставили и представительниц прекрасного пола обратить внимание на экран.

Фигурки судов не двигались, хотя в это время они должны были перемещаться полным ходом, и это было бы хорошо видно по спутниковой трансляции.

Флурной с недовольной гримасой оторвалась от разговора с товарками и выкрикнула в микрофон:

– Дайте связь с командиром «Эйзенхауэра»! Чего они остановились?

На две-три минуты в зале стало тихо.

Потом через динамик прозвучал растерянный голос офицера связи:

– Госпожа министр, связь с нашей авианосной группировкой в точке наблюдения полностью пропала. Спутниковый канал передачи видеоизображений работает нормально. Просто… все наши суда внезапно остановились.

Причина пропажи связи пока неизвестна. Возможно, магнитная аномалия, радиопомехи или вспышка на Солнце.

– Черт знает что такое! Немедленно дайте связь! – теряя самообладание, заорала Флурной.

– Работаем над этим, – пробормотал офицер и отключился.

На мужчин, опытных генералов и адмиралов, не раз бывавших в сложных переделках в разных частях света, навалилось плохое предчувствие.

Если что-то пошло не так с самого начала, значит… это дурной знак. Пора начинать думать о поиске выхода из опасной ситуации.

Но ни министр обороны, ни ее многозвездные сослуживицы не чувствовали холодного ветерка неясной угрозы. Они никогда не покидали надолго своих теплых, уютных кабинетов, залов заседаний, не рисковали жизнью, не участвовали в реальных боевых действиях. Разве что бывали на учениях да на парадах. И иногда на формальных проверках частей, баз, кораблей.

Пауза затянулась надолго. Новой информации не было. Ни один из всей группировки военных кораблей США не отвечал. В то же время они были видны на картинке со спутника.

Значит, с ними все в порядке?

Какие еще, к черту, помехи?

Потеряв терпение и понимая, что каждая улетевшая сейчас впустую минута работает на усугубление проблемы, Данфорд обратился к Флурной:

– Госпожа министр обороны, разрешите срочно поднять с ближайшей авиабазы самолет-разведчик. Пусть он пролетит над нашими судами, попробует установить связь на месте и разобраться, что же там происходит.

– Разрешаю, – недовольно буркнула министр.

Данфорд по спецканалу быстро передал команду на исполнение.

Опять потянулись минуты ожидания.

Пока длилась пауза, Говард просмотрел данные со строк отображения информации по текущей обстановке и ознакомился с последними приказами по управлению операцией «Несокрушимая решимость».

Оказывается, Клинтон потребовала от Флурной до предела повысить мощность установок климатического и сейсмического оружия, чтобы создать в России невыносимые условия и добиться начала чрезвычайных природных катаклизмов.

Видимо, она считала, что это скорее заставит Россию принять условия США. А ультиматум по дипломатическим каналам уже передан в Москву.

Прочитав строку с данными о текущей мощности систем климатического оружия «ХАРП» и генераторов направленных сейсмических воздействий, Дуглас забеспокоился.

Эти системы, секретное оружие Америки, были выведены по генерируемой энергии далеко за пределы допустимого уровня безопасности. Ясно, что на этом настояла Хилари, а Мишель Флурной, не вникая в детали, просто отдала приказ на исполнение, игнорируя возможные последствия.

Генерал Войтель, сидящий по соседству, тоже был обеспокоен происходящим. Он повернулся к Говарду и, постучав пальцами по столу, спросил:

– Что думаешь?

Дуглас пожал плечами:

– Русские, скорее всего, применили мощную глушилку. Как и в случае с нашим «Дональдом Куком». Помнишь? Возможно, их новая модель способна накрыть всю нашу эскадру. Тогда там ни один корабль не то что связи не будет иметь, он даже не сможет воспользоваться любым радиоэлектронным средством. В том числе и компьютером. Сдохнет вся электроника! А это означает…

– Да… Это означает мертвые и неуправляемые железные корыта с перепуганными экипажами и недействующим оружием, – договорил за него Войтель.

Продолжил:

– Может быть, поделишься своим предположением с госпожой министром?

– Зачем? – криво улыбнулся Дуглас. – Чтобы она на меня наорала при всех и тут же сместила с должности? Мишель мне этим уже пригрозила.

Войтель покачал головой:

– И тебе тоже? Ха!

– Любое мое действие или слово могут вызвать у Флурной или Клинтон истерику с непредсказуемыми последствиями. Зачем мне это? Эти дамы старше нас по чину, по полномочиям. Вот пусть и командуют по своей компетенции, по своему разумению.

– Я надеюсь, что они потеряют время и эта их дурацкая авантюра с устрашением русских потерпит крах. Все закончится пшиком. Очередной бурей в стакане воды. Гора, как всегда, родит мышь… Надо бы только всеми силами избежать новых столкновений и жертв. Не говоря уже о применении ядерного оружия…

– Да. Нас сейчас, как ни странно, может спасти только время, бездействие, без новых атак на русских или… некая неожиданность.

Войтель вдруг стал очень серьезным:

– Взгляни на строчки сейсмоактивности по штатам…

Говард посмотрел на ту часть экрана оперативного монитора, где располагались бегущие строки метеосводок: погоды на территории Америки, давления, сейсмической активности в опасных зонах.

За последние минуты сейсмическая активность в нескольких регионах повысилась в десятки раз!

Дуглас похолодел. Решительным движением включил свой микрофон конференц-связи и обратился к Флурной:

– Госпожа министр! Необходимо немедленно остановить все установки климатического и сейсмического оружия!

– Что? – вспыхнула Флурной. – Вы с ума сошли? Во время проведения операции прекратить огонь по противнику? Знаете, как это называется?

– Госпожа министр, – твердо проговорил Говард, – взгляните, пожалуйста, на сводки сейсмической активности по районам США. Нижние строчки на большом экране, справа.

Флурной бросила на экран мимолетный взгляд:

– Ну и что?

– За последние несколько минут сейсмоактивность в зонах разломов Сан-Андреас, Новый Мадридский, в области парка Йеллоустоун и еще в десятках других мест растет по экспоненте. Увеличивается в десятки и сотни раз! Скрыть это не удастся. Сейсмические службы США наверняка уже в курсе происходящего.

Скоро это появится в новостях по ТВ.

Далее, строкой ниже, вижу, что толчки и сотрясения почвы во многих штатах подтверждают геологические службы и наблюдатели на местах. Скоро начнется стихийная паника среди гражданского населения, хаос, беспорядки. Ситуацию надо срочно брать под контроль!

Миссис Флурной, близоруко прищуриваясь, вглядывалась в безобидные строки на мониторе, пытаясь понять, чем эти буквочки и цифирьки грозят победному окончанию такого великолепного стратегического замысла лучших умов феминизма, как операция «Несокрушимая решимость».

Осталось еще совсем немножко – уничтожить атомным ударом русскую авиабазу Хмеймим и несколько кораблей… И все! И русские сдадутся. Испугаются. Приползут на коленях молить о пощаде! Дамская логика подсказывает именно такой конец операции по принуждению России к смирению и потом ее вечному статусу колонии.

И тут… какая-то глупая… сейсмическая активность… не вовремя…

Флурной растерянно оглядела встревоженных генералов и адмиралов-мужчин в зале, вскочила с места. Потерла ладонью лоб. Опять села. Пошепталась с военными подругами. Те недоуменно переглядывались, не зная, как реагировать.

Тогда министр обороны, подавив свое обычное высокомерие, сдержанно обратилась к Говарду:

– Что вы предлагаете, генерал Дуглас?

Тот четко и решительно отрубил:

– Немедленно остановить операцию. Отозвать ультиматум и извиниться за недоразумение, связанное со стычкой у берегов Сирии. Признать в ней свою вину – все равно существуют видеозаписи атак наших самолетов на русские суда. Русские только оборонялись.

Самое главное сейчас – срочно выявить зоны возможных катастроф в Америке, связанных с сейсмической активностью. Организовать эвакуацию людей в безопасные места. Спасать то, что еще можно спасти. Посмотрите на показания сейсмических датчиков – они растут! Пробуждение одного только Йеллоустоунского вулкана – это катастрофа национального масштаба!

А тут мы видим тряску и в других опасных зонах – областях огромных разломов на стыках тектонических плит. Вся Америка может провалиться под землю! И это все может случиться из-за непродуманного использования недостаточно исследованного вида оружия, которое привело в действие неизвестные нам механизмы в глубинах планеты. Нельзя было вообще применять такое оружие, тем более в запредельно форсированном режиме!

Нужно срочно принимать решение, госпожа министр!

Флурной сидела с белым вспотевшим лицом от неожиданно свалившихся на голову проблем. Ведь только что все было хорошо и в целом шло по плану! А двенадцать сбитых самолетов и погибших летчиков – это мелочи для операции такого масштаба – устрашения и покорения России!

Ее подружки примолкли и тревожно поглядывали на строки с информацией о растущей сейсмической активности. Что делать? Они явно этого не знали.

Министр обороны попыталась сказать в микрофон что-то саркастическое по поводу безосновательного паникерства, но голос ее не слушался.

Она прокашлялась. Дрожащими руками придвинула к себе усик микрофона и, пытаясь говорить твердо, выдавила:

– Я вынуждена… посоветоваться с госпожой президентом. Прямо сейчас.

Зал замер в ожидании.

По личному закодированному каналу Флурной со своего места вызвала Хилари Клинтон, включила громкую связь на акустику зала и, сдерживая волнение, доложила о возросшей сейсмической активности в Америке, об опасных зонах, ссылаясь на показания геологических служб и сейсмологов. Попросила разрешения отключить установки «ХАРП» и системы сейсмического оружия.

Реакция Хилари никого не удивила…

Крики, истерика, возмущение.

Флурной пыталась вклиниться в монолог Клинтон и сказать, что включен режим громкой связи, но президент США не слушала своего министра. Она ругала Мишель на чем свет стоит, не стесняясь в выражениях. Все знали, пока «старуха» не выдохнется, она не остановится, знали и покорно ждали.

Когда Хилари устала кричать, Флурной все же умудрилась вставить несколько слов о необходимости подготовки населения в опасных зонах к эвакуации и приступить к мерам по предотвращению национальной катастрофы из-за возможного пробуждения Йеллоустоунского вулкана. Его извержение может привести к трагедии планетарного масштаба.

Клинтон начала кричать снова. Утихомирилась минуты через три. Наступила тяжелая тишина.

Флурной хватило ума не сказать Хилари о включенной громкой связи. Сейчас это было уже ни к чему. Разве что госпожа президент завелась бы еще на несколько минут…

Генералитет армии США молча ждал, чем кончится разговор с президентом.

Но ясность положения пришла с другой стороны.

Началось все с мелкой дрожи в зале, как будто где-то рядом строители включили перфораторы. Серии вибраций через гладкую и твердую поверхность столов и пола передавались к рукам. Вибрации ощущались ногами через подошвы обуви. Смягченные мягкими сиденьями кресел, низкочастотные колебания явственно чувствовались даже генеральскими ягодицами, в том числе и дамскими.

Зал, полный высокопоставленных офицеров, затих.

Удивленные и опасливые взгляды забегали по стенам, потолку, полу, несущим колоннам.

Войтель, оглядывая паркетный пол, пробормотал Дугласу:

– Что за чертовщина? Это строители? Или где-то забарахлил электродвигатель лифта?

Дуглас, озираясь по сторонам, ответил:

– Непохоже. Это подземный уровень с особым допуском. На время проведения здесь совещаний, заседаний штабов и работе команд по управлению операциями рядом не может быть никаких строителей или несогласованных ремонтов. Какая-то авария? Вероятность ничтожна.

– Тогда что это?

– Не знаю, – задумчиво отозвался Говард.

Вскоре вибрации пола исчезли. Зал облегченно выдохнул, все взоры опять обратились к растерянной Флурной.

Госпожа президент еще не отдышалась после своего эмоционального выступления, и министр обороны подобострастно ждала, когда же ее патронесса, наконец, успокоится и ответит по существу заданных вопросов.

Примерно через полторы минуты Клинтон пришла в себя и начала новую речь о том, что никому из военных нельзя поручить даже маленькую простую задачу. Не справятся. Совсем потеряли ответственность и умение думать! Как только посмели предложить отключить…

Возмущенную речь Хилари грубо прервали силы, которые плевать хотели на ее высокий государственный пост и почетное место на всемирном Олимпе власти.

Пол под ногами тихо дрогнул, потом сильно дернулся, потом затрясся мощными толчками. Эти вибрации были уже совсем не похожи на работу ручного перфоратора.

С потолка посыпалась штукатурка, лампы освещения замигали, а громадный оперативный экран треснул пополам и накренился, повиснув на креплении с одной боковой стороны.

Все помещение закачалось, заходило ходуном, как капитанская каюта на старинном парусном фрегате, попавшем в десятибалльный шторм.

Визг дам в генеральских мундирах заложил уши!

Высокопоставленные феминистки немедленно потеряли весь свой надменный начальственный вид, орали, визжали и бестолково метались по залу, сея все большую панику в рядах своих подруг, которые из «несгибаемых железных леди» и «лучших офицеров армии США» вдруг мгновенно превратились в охваченных ужасом самых обыкновенных слабых женщин…

Кто-то из них с перепугу залез под стол. Кто-то, разинув рот и закатив глаза, сидя в кресле, бессмысленно раскачивался из стороны в сторону.

Адмирал Грин, встав с места, громко на все помещение гаркнул:

– Всем немедленно покинуть зал! Бегом! Операция «Несокрушимая решимость» окончена!

Чуть тише добавил:

– Доигрались, дуры!

Говард, ухватив за шиворот какую-то из потерявших сознание подружек министра обороны, потащил ее за собой к выходу.

Генералы и адмиралы-мужчины последовали примеру Дугласа и, закинув себе за спину отключившихся или визжащих женщин, поволокли их по коридорам и лестницам прочь из здания Пентагона.

Во всем внутреннем пространстве пятиугольного архитектурного шедевра военного ведомства царили неразбериха и паника.

Сильная тряска продолжалась. В переходах, помещениях и на этажах рушились потолки, падали с кронштейнов мониторы, камеры наблюдения, картины и фотографии в тяжелых рамах, валились мусорные урны, сыпались стекла, качались стены.

Женская часть сотрудников военного ведомства, невзирая на высокие звания и почетную принадлежность к сильнейшей армии мира, металась в истерике, плакала, вопила и вообще вела себя совсем не так героически, как обычно показывают в голливудских фильмах женщин-воительниц.

Выбравшись из Пентагона и толпы бегущих служащих, с трудом удерживаясь на ногах из-за колебаний почвы, Говард добрался до своей служебной машины на стоянке, опустил спасенную женщину на землю. Присмотрелся к лицу, испачканному потекшей от слез тушью с накрашенных ресниц.

Это оказалась министр ВВС госпожа Дебора Ли Джеймс.

– Вот черт! – непроизвольно вырвалось у Дугласа. – Лучше бы я эту стерву там оставил! Вытащил бы кого-нибудь другого. Другую. А собственно, кого – другую? Там одни только стервы и были! Нефеменисток на таких уровнях власти в Америке не бывает!

Он стал всматриваться в толпу, выискивая знакомые лица.

Заметил Грина и Данфорда, волокших на себе дам в мундирах. Когда коллеги подтянули спасенных поближе, Говард увидел, что Данфорд вынес министра обороны США, а адмирал Грин – генеральшу Лори Робинсон.

Трое мужчин были испачканы в побелке, сыпавшейся с натяжных потолков, мусоре из перевернутых урн и еще в чем-то мокром и неприятно пахнущим…

Эвакуация из Пентагона больше походила на паническое бегство, чем на организованное и четко регламентированное мероприятие, которое, по идее, в случае реальной опасности должно было проходить по плану, быстро и слаженно. Это многократно отрабатывалось учебными тревогами, противопожарными мероприятиями и имитациями террористических атак.

Но учебные тревоги – это одно, а женские психология и физиология в случаях реальной опасности – совсем другое! Медицинский факт, подтвержденный поколениями предков и только что здесь происшедшим.

Здание Пентагона качалось, как на волнах.

Земля вокруг автомобильной стоянки покрывалась сетью мелких трещин, которые постепенно расширялись.

Машины срывались с места и, выехав на автобан, мчались по нему к развилкам дорог, постепенно исчезая из виду.

Тяжело дыша, подошел Войтель. Вытащенную им из здания какую-то даму-генерала он только что передал медицинской бригаде дежурной санитарной машины.

Дуглас, открыв дверцу служебного автомобиля своего Управления, достал с заднего сиденья пластиковую бутылочку с водой и плеснул из нее на лицо Деборы. Та заморгала, зашевелилась.

Передал воду коллегам.

Привели в сознание и двух других женщин.

Говард влез в машину и по спецсвязи вызвал вертолет.

Потом приблизился к миссис Флурной и спросил:

– Госпожа министр обороны, что будем делать?

Мишель Флурной хлопала глазами с потекшей на ресницах тушью и размазанной по лицу косметикой. Она плохо соображала. Пробормотала:

– Я не знаю… Клинтон нам так и не ответила…

Подошедший к ним адмирал Грин сухо заметил:

– Миссис Флурной, вы не забыли, что операция «Несокрушимая решимость» формально еще продолжается?

Наши авианосцы в Средиземном море находятся в опасном противостоянии с русскими, а мы, Соединенные Штаты, внезапно оказались в состоянии катастрофы, стихийного бедствия, истинных масштабов которого пока даже не знаем. Нам сейчас время не воевать с русскими, а просить у них, да и у всего мира помощи!

В это время здание Пентагона с треском и грохотом осело и рассыпалось… очень страшно и… символично.

Данфорд после тяжелой паузы, переведя взгляд с руин родного военного ведомства на одну из прямых виновниц случившегося, сухо и тяжело отрубил:

– Госпожа Флурной, командуйте. Вы – министр обороны Соединенных Штатов! Необходимо отдать приказ по армии – перебраться на запасной командный пункт, определить размеры бедствия, подсчитать потери, принять меры к спасению населения и уладить отношения с Россией.

Прежде всего немедленно свяжитесь с госпожой президентом и попросите ее больше не орать, а отвечать по существу вопросов. Все очень серьезно.

– Хорошо, – сконфуженно пробормотала Флурной, – поговорю с ней еще раз. Дайте мне телефон.

Дуглас, иронично прищурившись, протянул ей микротелефонную гарнитуру системы спутниковой спецсвязи.

Министр обороны, подтянув под себя разъезжающиеся ноги, неловко попыталась встать, опираясь о дверцу машины.

Данфорд подхватил даму под локоть, помог.

Она набрала код на цифровой панели гарнитуры и, прижав ее наушник к уху, стала ждать соединения.

Прошло около минуты, прежде чем Клинтон ответила. В этот раз, по долетающим отдельным звукам, голос у нее был не такой резкий и возмущенный, как раньше.

О чем говорили дамы, мужчины не слышали, но скорее всего, президенту уже доложили о начале сейсмических катастроф в Америке.

Закончив разговор с Хилари, Флурной вернула гарнитуру Дугласу и на вопросительные взгляды коллег коротко ответила:

– Меня срочно вызывают в Белый дом. Вертолет сейчас будет.

– А какие распоряжения дала президент относительно происходящей катастрофы, армии и незаконченной операции? – спросил адмирал Грин.

Министр обороны неловко ответила:

– Пока никаких. Я лечу на совещание, где будут рассматриваться эти вопросы.

Грин, Дуглас, Войтель и Данфорд переглянулись. Покачали головами.

Такой степени тупости, формализма и полной беспомощности в сложившейся критической ситуации они не ожидали.

Пожав плечами, Джозеф Данфорд обратился к жалко выглядящему министру обороны:

– Хорошо, госпожа министр. Летите. Обсуждайте. После принятия решений обязательно ознакомьте с ними нас. Мы срочно вылетаем в свои Управления по родам войск, центрам резервного управления войсками и штабам. Будем разбираться в текущем положении вещей и принимать неотложные меры.

Всего доброго, госпожа министр обороны!

Мужчины отошли в сторону.

Дуглас сообщил:

– За мной сейчас прилетит вертолет. Могу вас забрать и развезти по вашим Управлениям. Или поедете на машинах?

– Нет. Лучше все полетим с тобой, Говард. По дороге еще посоветуемся. По текущим делам, – ответил за всех Данфорд и многозначительно кивнул на трех военных дам, которые собрались в кучку, опираясь руками о бампер машины.

Они тревожно и пугливо о чем-то перешептывались, все время опасливо посматривая на расползающиеся трещинки под ногами, прислушиваясь к гулу подземных сил и вглядываясь в небо. Со стороны казалось, что это стайка растревоженных сорок, но никак не команда высших руководителей американской армии.

– Они все вместе полетят к Клинтон, – со снисходительной улыбкой бросил Войтель.

– Кто бы сомневался! – поддержал его Грин.


Показавшаяся вдалеке на небе точка быстро превратилась в вертолет с эмблемой Белого дома на борту. Через минуту черная стрекоза опустилась на пустую посадочную площадку недалеко от автостоянки, где находились офицеры.

Дамы сразу же, не оглядываясь, бросились со всех ног к вертолету. Добежав, по выдвинутой лесенке, придерживая руками прически, быстро поднялись на борт.

«Птичка» тут же взлетела и взяла курс на Вашингтон.

– Хорошо бежали, – съязвил Войтель, – забыли даже предложить подвезти.

– А чего ты от них ждал? – сквозь зубы процедил Данфорд. – Это ж самые обыкновенные трусливые бабы! Про их мужество и героизм Америке и всему Западу столько лет врали феминистки на всяких телешоу, съездах, симпозиумах по гендерным вопросам, через голливудские фильмы и глянцевые дамские журналы!

Забудьте бред прошлой жизни! Теперь нам придется долго разгребать все то дерьмо, что навалили феминистки за время своего царствования в Америке.


Через несколько минут прибыл дежурный вертолет Стратегических ядерных сил США. Офицеры быстро взбежали по лесенке на борт, и пилот поднял машину в воздух.

Усаживаясь в кресло, Говард подумал, что ему есть что обсудить с коллегами. Пожалуй, пришло время, не раскрывая лишних деталей, посвятить их в план «Б» от Нэнси Браудер и заручиться их поддержкой.

Кстати, после прибытия в Управление нужно будет обязательно связаться с Рэндом Полом и Нэнси. Обменяться информацией и сверить действия.

Говард надел наушники для связи с пилотом и спросил его:

– Не знаете, каковы масштабы бедствий? Что передают по телевидению? Было ли выступление президента?

– Не знаю, господин генерал. Везде паника. Правительственных сообщений не было. На всех телеканалах кричат, что Америка уходит под воду.

Вертолет сделал круг и пролетел над руинами Пентагона.

Дуглас, Грин, Войтель и Данфорд угрюмо смотрели сверху на развалины символа недавней американской военной мощи.

Еще несколько часов назад никто из них и подумать бы не мог, что такое может случиться.

Жизнь полна неприятных сюрпризов.

«Нежданчиков»…


Глава 17
Нюрнберг-2

Прошло несколько минут с момента включения мощной системы РЭБ на корабле российской группы военных судов.

Даже учитывая время задержки трансляции сигнала со спутника и обработки изображений в телевизионных компьютерных системах, уже можно было сделать вывод, что американские корабли, не закончив маневр, потеряли ход и остановились.

Тихий гул голосов перешел в аплодисменты. Командиры и специалисты сбросили огромное напряжение последних минут, на лицах заиграли улыбки.

По залу, усиленный акустикой, разнесся невозмутимый голос Сергея Кужугетовича Шойгу:

– Товарищи офицеры! Поздравляю! Первый этап пройден успешно. Американская морская группировка временно остановлена и обезврежена. Но прошу всех не расслабляться! Это еще не конец операции!

Выждав паузу, дежурный генерал Национального центра обороны сообщил:

– Поступило сообщение из Украины. Охраной атомных электростанций предотвращены взрывы реакторов на всех пяти объектах, о диверсиях на которых мы предупреждали. Умирать ради американских интересов там никто не захотел.

Эта информация вызвала еще большее оживление в зале, но ненадолго.

Стычка в Средиземном море еще не закончилась. Мяч на стороне противника. Чем и как он ответит?

Все Вооруженные силы России сейчас приведены в полную боевую готовность!

Каждый специалист в центре обороны продолжал с полной отдачей выполнять свои обязанности.

По информационным каналам и из пси-сообщений «спецоператоров», в «общий котел», на центральный дисплей отображения оперативной обстановки, стекались свежие новости.

Одной из них оказалось внезапное и сильное увеличение сейсмической активности в США.

Через некоторое время пошли подробные и шокирующие данные.

Вдоль разломов Сан-Андреас, Нового Мадридского, в области Йеллоустоунского спящего вулкана и других районах Америки начались мощные подземные толчки.

Причина их одновременного проявления была неясна. Вызвали научного консультанта Минобороны.

Тот, собрав и проанализировав все данные по поступившей информации, по геологическим особенностям зон, в которых возникли сейсмические колебания, сделал вывод, что причина – некий неизвестный техногенный фактор, который стимулировал начало масштабных экзогенных процессов под всей земной поверхностью. В самой большой степени – под США.

Это может привести к смещению тектонических плит земной коры и глобальной катастрофе на планете. Последствия, по мнению консультанта, предсказать на данном этапе невозможно.

Подключили команду сенсов.

Дмитрий, перейдя в режим сверхчувствительности, смог установить причины резкого повышения сейсмической активности и границы возможных последствий.

Немедленно доложил по команде:

– Вероятные причины резкого, даже взрывного повышения сейсмической активности – побочное влияние установок сейсмического оружия Америки, нацеленного на российскую территорию, на глубинные геологические породы, слои и тектонические плиты под нами.

А также выведение этих установок на запредельный режим мощности, не предусмотренный никакими системами безопасности. Абсолютно безответственное, опасное и глупое действие!

Целились в нас – попали в себя!

Землетрясения, провалы в грунте, цунами и другие катаклизмы, скорее всего, будут ограничены территорией США. Рядом расположенные страны, кроме Канады, не пострадают.


Через пару часов сообщение Пряничного подтвердили и другие сенсы.

В течение следующих суток дежурс