Тесса Дэр - Скажи маркизу «да»

Скажи маркизу «да» [Say Yes to the Marquess ru] 2M, 210 с. (пер. Фролова)   (скачать) - Тесса Дэр

Дэр Тесса
Скажи маркизу «да»

Tessa Dare

SAY YES TO THE MARQUESS


Печатается с разрешения автора и литературных агентств The Axelrod Agency и Andrew Nurnberg.


© Eve Ortega, 2015

©Перевод. А. Ю. Фролова, 2017

© Издание на русском языке AST Publishers, 2018

* * *


Глава 1

– О, мисс Уитмор, вы только посмотрите на это ужасное место!

Выбравшись из экипажа, Клио увидела узкий, вымощенный булыжниками проход между двумя рядами складов.

– Здесь, похоже, переулок, Анна.

– Я чувствую запах крови. Господи помилуй! Нас здесь убьют!

Клио постаралась скрыть улыбку. Ее горничная была способна творить сказочные прически – настоящие шедевры, – мастерски орудуя щипцами для завивки волос, но ее излишне богатое, пожалуй, даже болезненное воображение временами раздражало.

– Нет, не убьют, – сказала Клио и, подумав, добавила: – По крайней мере не сегодня.

Мисс Клио Уитмор воспитывалась в хорошей семье, получила должное образование, знала все, что следовало знать о приличиях, и была помолвлена с весьма перспективным молодым дипломатом. Иными словами, она не была безрассудной авантюристкой, крадущейся по темным переулкам глухой полночью с незаряженным пистолетом в кармане в поисках самого знаменитого лондонского негодяя.

Нет, она не могла себе позволить столь вопиющего нарушения приличий.

Когда Клио собралась на поиски самого знаменитого лондонского негодяя, она дождалась полудня и вошла в переулок в сопровождении слуги и горничной – вошла вовсе не крадучись, а вполне открыто. И оружия у нее не было.

Да и зачем оно ей. Если мужчина, которого ты ищешь, – профессиональный боец, громила, ростом под два метра и весом больше ста килограммов, никакой пистолет не поможет. Ведь его кулаки уже сами по себе смертельное оружие, и девушке остается только надеяться, что они окажутся на ее стороне.

«Рейф, пожалуйста, будь на моей стороне. Хотя бы сейчас…»

Она пошла по узкому грязному переулку, приподняв отделанный кружевами подол и стараясь не ступить изящными ботиночками в грязь. Анна же перепрыгивала с одного булыжника на другой, выбирая самые чистые.

– Не понимаю, как второй сын маркиза мог оказаться в таком жутком месте, – пробормотала горничная.

– По собственному желанию. Можешь не сомневаться. Лорд Рейф уже много лет с презрением отвергает высшее общество. Ему нравится только все грубое и жестокое.

В глубине души Клио и сама этого не понимала. Когда она последний раз видела Рейфа Брандона, человека, который должен был стать ее деверем, он старался излечиться от тяжелых ран. Причем речь шла не только о физических последствиях его самого ужасного – пожалуй, даже единственного – поражения в его бойцовской карьере. Тяжелейшим ударом для него стала внезапная смерть отца. Он выглядел подавленным, неухоженным, вульгарным… Но все же не настолько, чтобы очутиться в таком непристойном месте.

– Мы пришли. – Клио поскреблась в дверь и громко крикнула: – Лорд Рейф! Вы дома?! Это мисс… – Она осеклась, решив, что не стоило называть свое имя – было бы неразумно громко объявлять о себе в таком месте. – Лорд Рейф, прошу вас уделить мне несколько минут.

Да, ей требовалось всего лишь несколько минут. И еще – его подпись. Она крепко сжала бумаги, которые принесла с собой.

Ответа не последовало.

– Его нет дома! – воскликнула Анна. – Пожалуйста, мисс Уитмор, давайте уйдем отсюда. Иначе мы не успеем доехать до Твилл-Касла до наступления ночи.

– Не торопись, – сказала Клио. Она прижала ухо к двери и тотчас же услышала какие-то звуки. Вот кто-то подвинул стул… А потом раздался глухой удар.

Рейф определенно дома. И намеренно ее игнорирует. Впрочем, Клио уже успела свыкнуться с тем, что ее игнорировали. Когда ей было семнадцать лет, лорд Пирс Брандон (красивый и подающий большие надежды наследник маркиза Гранвилла), подчиняясь желанию семьи, предложил ей руку и сердце. Он опустился на одно колено в гостиной Уитморов и надел ей на палец кольцо с крупным рубином. Клио же была словно во сне.

Имелась лишь одна заминка. Очень перспективный дипломат, Пирс все же был еще слишком молод, а Клио слишком юной, чтобы справиться со сложными обязанностями его супруги. «Но ведь у нас вся жизнь впереди…» – с улыбкой заметил Пирс: мол, не возражает ли она, если их помолвка будет долгой?

– Конечно, нет, – ответила Клио.

Сейчас, оглядываясь назад, она, скорее всего, дала бы другой ответ. Вероятно, попросила бы уточнить понятие «долго».

С тех пор прошло восемь лет, и больше никто не предлагал ей замужество. А Клио продолжала ждать венчания.

Увы, теперь она стала всеобщим посмешищем. Бульварные газеты дали ей прозвище «мисс Уэйт-мор»[1]. Сплетни следовали за ней по пятам, и высшее общество гадало: что же удерживает его светлость вдали от Англии и алтаря? Может, амбиции, стремление как можно быстрее сделать карьеру? Или преданность долгу? А может быть… привязанность к иностранной любовнице?

На этот вопрос никто не мог дать точного ответа, в первую очередь – сама Клио. Конечно, Мисс Уитмор смеялась над слухами и всячески показывала, что она выше всех сплетен, но в душе…

В душе она чувствовала боль. И одиночество.

Но сегодня все закончилось. С этого момента она – «мисс Уэйт-но-лонгер»[2].

…И тут медная дверная ручка вдруг повернулась под ее рукой – и дверь распахнулась.

– Ждите здесь, – приказала Клио слуге и горничной.

– Но мисс Уитмор… Вы не должны…

– Все будет в порядке. Да, у этого человека скандальная репутация, но в детстве мы были друзьями, и я всегда проводила лето у них в доме. К тому же я помолвлена с его братом.

– Пусть так, мисс Уитмор, но все равно… Мы должны договориться о сигнале.

– О каком сигнале? – удивилась Клио.

– О слове, которое вы закричите, если вас вдруг обидят. К примеру – «Танжер». Или «мускатный виноград»… – добавила горничная.

Клио уставилась на нее с веселым изумлением.

– А разве слово «помогите» уже вышло из употребления?

– Ну… Я… думаю, что нет, – в растерянности пробормотала Анна.

– А впрочем… – Клио негромко рассмеялась. – Знаешь, пусть будет «мускатный виноград».

Она вошла в дом, миновала короткий темный коридор и оказалась в мрачном пустом помещении. Взглянув на его обитателя, Клио похолодела.

«Вот уж точно… мускатный виноград».

Она несколько раз моргнула, потом снова посмотрела на Рейфа. «А может, это не он?» – промелькнуло у нее.

Увы, это все же был он. Его профиль. Нос с несколькими горбинками – свидетельствами многочисленных переломов. Густые темные волосы. Массивная челюсть. И широченные плечи. Да, перед ней был лорд Рейф Брандон собственной персоной. Он сидел на поперечной балке, расположенной под самым потолком, метрах в трех над полом, и привязывал к ней веревку. На конце веревки Клио увидела петлю.

«Хочет повеситься!» – ужаснулась она.

Очевидно, этот человек не просто погрузился в уныние, а совсем пал духом. И она, Клио, появилась в самый критический момент…

Девушку охватила паника, и она воскликнула:

– Боже, не надо!.. Не делайте этого!

– Мисс Уитмор? Это вы? – Лорд Рейф Брандон наконец-то взглянул на нее.

– Да, это я, Клио. – Она сделала несколько маленьких шажков в его сторону и подняла открытую ладонь – жест мира. – Я знаю, у нас с вами были и разногласия. Возможно, одни только разногласия. Но я пришла… И я очень прошу вас, пожалуйста, передумайте.

– Передумать? – Он окинул ее хмурым взглядом. – Вы что, намерены остановить меня?

– Да, прошу вас… не совершайте непоправимого. Вам есть ради чего жить. И ради кого…

Рейф вздохнул и пробормотал:

– Но у меня нет ни жены, ни детей… Мои родители умерли. А с братом я не разговаривал уже лет десять.

– Но у вас наверняка есть друзья. И много… положительных качеств.

– Положительных качеств?… Интересно, каких же?

Проклятье! Ей следовало заранее продумать, что говорить. Клио лихорадочно вспоминала все, что знала о его жизни в последние годы. Большинство сведений сообщали газеты, и в них не было ничего лестного. Рейф Брандон слыл безжалостным в бойцовских поединках и бесстыдным – во всем остальном. А его любовные подвиги стали такими же легендарными, как и победы на ринге. За глаза его называли Учеником дьявола.

– Ну, ваша сила, – неуверенно пробормотала Клио. – Сила – хорошее качество.

Рейф завязал узел и подергал за веревку. После чего сказал:

– Быки тоже сильные, но это не спасает их от скотобойни, когда они уже больше не могут тянуть воз.

– Не говорите так. Возможно, вы больше не чемпион, но это вовсе не означает, что вы бесполезный человек. – Клио лихорадочно искала другие аргументы, но в голову ничего не приходило. – И… насколько я помню… Вы ведь, кажется, как-то раз передали часть своих призовых денег в Фонд помощи военным вдовам. Разве это не правда?

– Может, и правда.

– Вот видите!.. – обрадовалась Клио. – Милосердие – высшая форма добродетели.

Окончательно убедившись, что веревка прочная, лорд Рейф проговорил:

– Одно доброе дело или даже два не компенсируют всех моих грехов. Кстати, как насчет женщин, которых я совратил?

– Знаете, я… – Как он мог говорить о подобных вещах?! – Думаю, некоторые из них получили удовольствие, – пробормотала Клио.

А лорд Рейф громко рассмеялся. Громко, но совсем не весело. И все же смех – хороший признак. Смеющиеся люди не вешаются. Она бы даже не возражала, если бы он посмеялся над ней.

– Могу вас заверить, мисс Уитмор, что все они получили удовольствие, – заявил Рейф.

Ухватившись за веревку, он по ней спустился вниз и спрыгнул на пол прямо перед ней. И только сейчас Клио заметила, что Рейф был босой. Одет же он был в серые панталоны и льняную рубашку, расстегнутую у ворота. Пристальный взгляд его зеленых глаз будил в душе Клио смутную тревогу и заставлял думать, что соблюдение приличий – это довольно-таки неудобно. А от его кривой усмешки у нее замирало сердце. Судя по всему, он понимал, что она не знала подобных удовольствий.

– Дышите… – буркнул он. – И говорите, зачем пришли. Вы ввалились, конечно, не вовремя, но не увидели же меня в петле… Так что со мной вполне можно побеседовать.

И только тут Клио поняла, что под взглядом Рейфа затаила дыхание. Сделав глубокий вдох, она сказала:

– Но что я, по-вашему, должна была подумать? Вы сидите там… на балке… Эта веревка и петля… – Она всплеснула руками. – Мне больше ничего не пришло в голову.

Рейф молча прошествовал в дальний конец комнаты. Вернувшись оттуда с мешком, плотно набитым соломой и с крюком на верхушке, он подвесил мешок на веревку и затянул петлю.

– Это называется тренировка, понимаете? – Рейф демонстративно ударил кулаком по мешку.

А Клио почувствовала себя идиоткой. В детстве Рейф постоянно дразнил ее и разыгрывал, но из всех его глупых шуток, коих за прошедшие годы было немало, эта, последняя…

– Извините, что помешал вашим развлечениям, – добавил он.

– Развлечениям?.. – Клио взглянула на него с удивлением.

– Женщинам, как правило, это нравится. Многие из них пытаются спасти меня от меня самого. – Лорд Рейф покосился на нее и язвительно усмехнулся.

Клио же покраснела. Впрочем, «покраснела» – не то слово. «Покраснела» – это когда щеки слегка порозовели. А у нее они, судя по ощущениям, стали пунцовыми как мякоть арбуза.

«Невыносимый, ужасный человек!» – воскликнула она мысленно.

Однажды, когда Клио была маленькой девочкой, она видела в деревне драку. Мужчина, покупавший на рынке орехи, заявил, что у продавца неточные весы. И перебранка перешла в драку. Клио на всю жизнь запомнила, как мгновенно изменилась атмосфера вокруг. И это почувствовали все, кто находился рядом. Казалось, воздух был насыщен опасностью.

Ей больше никогда не приходилось видеть кулачных боев, но она чувствовала нечто подобное рядом с Рейфом Брандоном, словно он носил с собой ощущение угрозы и опасности. Так другие мужчины носят портмоне или, например, трость. И это исходившее от него ощущение опасности дополнялось неприятным предчувствием, что он в любой момент может забыть о тех законах, которые правят обществом, и законы эти тут же станут бессмысленными.

– Я думала, вы покончили с боями на ринге, – сказала Клио.

– Все думали, что я отказался от боев. Именно это и сделало мое возвращение на ринг таким волнующим. А также доходным.

«В этом есть некоторая логика», – признала Клио.

– А теперь… извольте объясниться. – Он скрестил руки на груди и мрачно уставился на нее сверху вниз. Впечатляющая фигура, ничего не скажешь. – Какого черта вы здесь делаете? Порядочной девушке следовало бы проявить больше благоразумия и не появляться в подобных местах в одиночестве.

– Я проявила достаточно благоразумия и пришла сюда не одна. Снаружи меня ожидают двое слуг. – Повинуясь какому-то глупому импульсу, Клио добавила: – И мы договорились об условном сигнале.

Рейф чуть приподнял брови, что, вероятно, означало удивление.

– Сигнал?.. – переспросил он.

– Да, сигнал. – И, дабы избежать дальнейших расспросов, Клио поспешно проговорила: – Мне бы не пришлось сюда приезжать, если бы вас можно было найти в другом месте. Между прочим, я побывала у Харрингтона.

– У меня больше нет там комнат.

– Мне об этом любезно сообщили. И дали ваш нынешний адрес. – Клио последовала за Рейфом туда, где, по всей вероятности, находились жилые помещения. – Вы действительно живете здесь? – спросила она.

– Когда тренируюсь – да. Ничего не отвлекает.

Клио с любопытством осмотрелась. Ей не приходилось бывать в жилищах холостяков, но она всегда представляла их захламленными и заваленными всякими грязными вещами – например, тарелками и простынями.

Но здесь, в помещении бывшего склада, где и поселился лорд Рейф, не было неприятных запахов. Здесь пахло опилками, кофе, и еще в воздухе присутствовал слабый аромат, такой знакомый… Гаультерия, возможно. Или что-то очень похожее. Но здесь почти не было мебели. Спартанская обстановка. Даже слишком уж. В углу она разглядела самую обычную койку, буфет и несколько полок. И там же стоял маленький столик, а рядом с ним – два стула.

Чуть помедлив, лорд Рейф достал из буфета два бокала. В один плеснул хереса, а в другой вылил из кофейника оставшееся содержимое, добавил немного тягучей жидкости из таинственной коричневой бутылки, после чего разбил туда же три сырых яйца.

Клио в изумлении наблюдала, как он размешивал все это вилкой.

– Вы же не собираетесь это…

– Выпить? – Осушив бокал несколькими глотками, он поставил его на стол. – Я пью это три раза в день.

– О боже!.. – невольно воскликнула Клио.

Рейф подвинул к ней бокал с хересом.

– Выпейте. Судя по вашему виду, вам это не помешает.

Клио уставилась на бокал, отчаянно сражаясь с приступами тошноты.

– Спасибо… – с трудом выдавила она.

– Это лучшее, что я могу вам предложить. Сами видите, это место не приспособлено для светских визитов.

– Я не отниму у вас много времени, обещаю. Я заехала только для того, чтобы…

– Вручить приглашение на свадьбу? Я непременно отправлю свои соболезнования.

– Что?.. Нет-нет. То есть… Думаю, вы слышали, что лорд Гранвилл, наконец, возвращается из Вены.

– Слышал. И Пирс дал вам разрешение устроить самую роскошную свадьбу, которую только можно вообразить. Я сам подписывал некоторые счета.

– Кстати, о подписях… – Клио нервно теребила бумаги, которые все еще держала в руке.

Лорд Рейф нахмурился и проворчал:

– Переходите, наконец, к делу. Я не могу тратить время на пустую болтовню.

Он прошелся по комнате и остановился под перекладиной, находившейся в метре над его головой. Подпрыгнув, ухватился за нее и начал энергично подтягиваться. Раз, другой, третий…

– Продолжайте, – сказал он, коснувшись подбородком перекладины в четвертый раз. – Я могу тренироваться и разговаривать одновременно.

Возможно, он действительно мог совмещать эти два занятия, но Клио вдруг поняла, что для нее разговор становится затруднительным. Она не привыкла вести беседы с не вполне одетыми джентльменами, занимавшимся подобными… упражнениями. Сердце ее гулко забилось, а в ушах зашумела кровь.

Клио взяла со стола бокал с хересом и сделала осторожный глоток. Вроде бы помогло.

– Не думаю, что вы слышали об этом, но несколько месяцев назад умер мой дядя Хамфри, – проговорила она. – Впрочем, его смерть не стала для нас шоком, так как он был очень стар. Но дело в том… Дорогой дядюшка упомянул меня в своем завещании. Он оставил мне замок.

– Замок? – переспросил лорд Рейф. Он подтянулся еще раз, затем повис на перекладине; его мышцы были напряжены. – Надо полагать, он оставил вам груду камней, за которую уже много лет не платили налоги?

– Не совсем так. Замок расположен в Кенте, и он вовсе не плох. Мой дядя… то есть граф Линфорд, если помните…

«Боже мой, что за детский лепет?! Соберись же, Клио», – приказал она себе.

– Значит, это идеальное место для венчания, – заметил Рейф.

– Да, возможно. Для кого-нибудь. Но сегодня я еду туда, поэтому решила…

– Проинформировать меня? – Он снова начал подтягиваться.

– Да. И еще…

– Попросить денег? – снова перебил Рейф. – Я ведь уже говорил, что вы можете тратить на свадьбу сколько хотите. Просто отправляйте счета поверенному брата.

Клио на мгновение зажмурилась, потом пробормотала:

– Лорд Рейф, прошу вас… Не могли бы вы перестать…

– Перестать вас перебивать?

Клио не смогла сдержать возглас досады, а лорд Рейф проговорил:

– Не обижайтесь, мисс Уитмор. Как я уже имел честь сообщить вам, я в данный момент тренируюсь. – Он не прекращал ритмично подтягиваться. – Именно этим занимаются профессиональные бойцы. Мы концентрируемся также и психологически. Предугадываем. Реагируем. А если вас это раздражает, – постарайтесь быть менее предсказуемой.

– Я все отменяю! – выпалила Клио. – Свадьбу, помолвку, все! Я отменяю абсолютно все, понимаете?

Рейф разжал руки и спрыгнул на пол. И воздух вокруг них словно сгустился. Что же касается выражения лица лорда Рейфа… Было совершенно ясно, что такого он не предвидел.


Рейф в изумлении уставился на незваную гостью. Все пошло совсем не так, как было запланировано. Он заперся один в этом складе, чтобы подготовиться к триумфальному возвращению. Когда он снова встретится с Джеком Дьюбоузом, это будет величайшая победа в его жизни. И он завоюет самый крупный денежный приз, когда-либо предлагавшийся в английской истории. Чтобы подготовиться, ему требовались интенсивные тренировки, спокойный сон, хорошее питание…

И абсолютно никаких отвлекающих моментов.

И кто же первый вошел в его дверь? Проклятье! Конечно же мисс Клио Уитмор! Ужасно отвлекающий момент – хуже не придумаешь!

Рейф никогда не ладил с ней, даже в детстве. Он был импульсивным, дурно воспитанным дьяволенком, а она – истинной английской розой: светлые волосы, голубые глаза и тонкие черты лица. Элегантная юная леди с безупречными манерами. Очень милая, но безумно его раздражавшая. Иными словами, мисс Клио Уитмор являлась идеальной представительницей высшего общества, с которым Рейф порвал в возрасте двадцати одного года и которое поклялся презирать и отвергать всю оставшуюся жизнь.

Должно быть, именно поэтому он испытывал непреодолимое искушение дразнить ее. Когда Клио находилась рядом, он не мог удержаться, чтобы не шокировать ее добродетельную чувствительность проявлениями грубой силы. Он любил донимать ее до тех пор, пока ее щеки не приобретали ярко-розовый цвет. И тогда он думал о том, как она будет выглядеть, если ее аккуратно уложенные в прическу светлые волосы разметаются по обнаженным плечам, а тело после занятий любовью станет влажным.

Но эта девушка являлась суженой его брата, а значит, ему не следовало так думать о ней. Не следовало, но он плевать хотел на это!

Рейф с трудом оторвал взгляд от белой кружевной косынки, прикрывавшей ее шею, и пробормотал:

– Боюсь, я не расслышал, что вы сказали.

– О, я уверена, что вы все расслышали правильно. И я привезла с собой документы. – Она кивнула на бумаги, которые держала в руке. – Их составили мои поверенные. Хотите, чтобы я вкратце пересказала вам их содержание?

Рейф нахмурился и протянул руку к бумагам.

– Не пересказывайте. Я умею читать, – проворчал он.

Как и все документы, которые ему приходилось видеть после смерти старого маркиза, эти бумаги были написаны чрезвычайно небрежно, к тому же очень мелким почерком, так что все написанное казалось абсолютно неразборчивым. Один только взгляд на эти бумаги вызвал у Рейфа головную боль. Но и этого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: дело – весьма серьезное.

– Они не имеют юридической силы, – пробурчал он. – Сначала их должен подписать Пирс.

– Да, разумеется. Но есть человек, имеющий право подписываться за Пирса в его отсутствие, – решительно заявила Клио.

Рейф взглянул на нее с удивлением. Он не мог поверить в реальность происходящего.

– Вы поэтому сюда и явились? Хотите, чтобы я это подписал?

– Да.

– Я этого не сделаю. – Вернув девушке бумаги, он подошел к подвесной груше и наградил ее сильным хуком справа. – Пирс уже едет домой из Вены. А вы должны заниматься подготовкой к свадьбе.

– Именно поэтому я надеялась получить подписи на этих документах до его приезда. Мне казалось, так будет лучше. Не хотелось бы устраивать неприятных сцен и…

– Неприятные сцены – моя прерогатива.

Клио пожала плечами.

– Да, пожалуй, что так, – пробормотала она.

А Рейф, опустив голову, обрушил на боксерскую грушу целую серию сокрушительных ударов. И он вовсе не рисовался – просто мозги у него работали лучше, когда тело находилось в движении. Поединок обострял и мысли, и чувства, – а сейчас ему требовалось именно это.

Какого черта Клио решила разорвать помолвку? Ведь роскошная свадьба с богатым красивым маркизом в качестве жениха должна быть пределом ее мечтаний, не так ли?

– Вы не найдете лучшей партии, – сказал он.

– Знаю.

– Так на что же тогда вы можете рассчитывать в жизни?

Клио хихикнула.

– Ах, какие же желания могут быть у нас, молодых леди?

– Вот об этом я и говорю. Разве что… – Он придержал грушу и покосился на собеседницу. – Может, у вас есть кто-то другой?

Клио несколько мгновений молчала. Потом отрицательно покачала головой.

– Никого другого нет.

– Тогда это просто малодушие, трусость.

– Вовсе нет. Поверьте, я не трепещущая от любви невеста. Просто я не хочу выходить замуж за человека, который не хочет жениться на мне.

– С чего вы взяли, что Пирс не хочет жениться? – Последовал правый хук по груше, потом – левый.

– Дело в том, что я иногда смотрю на календарь, – сказала Клио. – Прошло уже восемь лет с тех пор, как он сделал предложение. Скажите, если бы вы по-настоящему хотели женщину, стали бы ждать так долго, чтобы сделать ее своей?

Рейф опустил руки и повернулся к ней, тяжело дыша. И вдруг почувствовал аромат фиалок. «Проклятье! Как изумительно от нее пахнет!»

– Нет, – ответил он, – я бы не стал. Но ведь я – человек весьма импульсивный, непредсказуемый. А Пирс, напротив, очень даже положительный. Он честный, верный, постоянный… и все такое прочее.

– Если верить бульварным газетам, у него есть любовница и четверо детей, – заметила Клио.

– Я не читаю бульварных газет.

– А следовало бы. Они часто пишут и о вас.

Кто бы сомневался? Рейф знал, сколько гадостей говорят о нем, и пользовался любой возможностью, чтобы поддержать сплетни. Репутация не выигрывает боев, но она собирает на бои толпы людей с тугими кошельками.

– У Пирса наверняка есть причины для задержки. Ведь он – чрезвычайно значительный человек. – Рейф изо всех сил старался сохранить серьезное выражение лица. Подумать только, он хвалил своего братца! Подобное не часто случалось. А если честно, такого вообще никогда не случалось. – Одно время он занимал довольно высокий пост в Индии. Потом – в Антигуа. Он приезжал домой между назначениями, но, насколько я знаю, вам не удалось встретиться.

Клио опустила глаза и пробормотала:

– Я была больна.

– Да, совершенно верно. Кроме того, была война, а за ней еще одна. Потом надо было разработать все эти Венские соглашения… А теперь он наконец-то едет домой.

– Я же не подвергаю сомнению его чувство долга, – со вздохом проговорила Клио. – Как и тот бесспорный факт, что он чрезвычайно важный для Короны человек. Просто мне стало совершенно ясно, что я ему не нужна.

Рейф провел ладонью по лицу и что-то пробормотал. А Клио продолжала:

– Мои поверенные сказали, что в моем случае имеет место нарушение обещания. Но я не хочу доставлять Пирсу неприятности. Просто теперь, когда у меня есть Твилл-Касл, мне не нужна безопасность брака. И если спокойно расстаться… Так для всех будет лучше.

– Нет, не лучше. – Рейф покачал головой. Так не будет лучше ни для Пирса, ни для Клио. И уж точно не будет лучше для него, Рейфа.

После смерти отца он был вынужден прервать свою карьеру на ринге. Пирса не было в стране, и Рейфу, вопреки его желанию, пришлось заниматься денежными делами семейства. Но в кабинете ему было ужасно неуютно, – не то что на ринге. К тому же поверенные и помощники даже не трудились скрывать свое презрение к новоявленному хозяину. Они являлись к нему с бухгалтерскими книгами, всевозможными документами и десятками разных дел, требующих его внимания. Рейф едва успевал разобраться с одним делом, а его уже ждало следующее. И после каждой деловой встречи он ужасно злился на себя самого – как будто его снова и снова исключали из Итона. В такие минуты ему вспоминались отцовские слова: «Мой сын не может остаться необразованным болваном. Мой сын не может опозорить честь семьи…»

Рейф всегда был разочарованием для своего отца. Он был не тем сыном, которым отец мог бы гордиться. Но он сам построил свою жизнь, став не «лордом», а «чемпионом». И сейчас, как только Пирс вернется в Лондон и женится, он снова обретет свободу, станет биться на ринге и вернет себе титул.

Но если Клио разорвет помолвку… Проклятье! Тогда его братец может развернуться – и исчезнуть еще на восемь лет.

– Вероятно, Пирс тоже надеется на такой финал, – продолжала Клио. – Он определенно хотел избавиться от этих своих обязательств, но соображения чести не позволили ему стать инициатором разрыва. Но теперь, узнав, что все решилось без него… Не сомневаюсь, он почувствует огромное облегчение.

– Нет, Пирс не почувствует облегчения. Поэтому я не позволю вам совершить такую глупость.

– Послушайте, я не хочу с вами ссориться. – Клио скатала бумаги в рулончик и постучала ими по краю стола. – Приношу свои извинения за вторжение. Сейчас я уеду. И заберу документы с собой в Кент. А если вы все-таки передумаете и согласитесь их подписать, то я буду в Твилл-Касле. Он находится неподалеку от деревни Чарингвуд.

– Я их не подпишу. И помяните мое слово, вы и его не станете просить их подписать. Когда брат вернется, вы сразу поймете, что сплетни – беспочвенны. Кстати, вспомните о причинах, побудивших вас согласиться на этот брак. Вы выйдете за него замуж, уж поверьте мне.

– Нет. – Клио покачала головой.

– Но вы же станете маркизой…

– Нет, не стану.

Рейф невольно поморщился. Ее спокойствие ужасно его нервировало. Проклятье! У него даже ладони стали влажными! Рейф уже видел, как рушилась его карьера, ради которой он так много и упорно трудился. Черт возьми, рушилась вся его жизнь!

Клио направилась к двери, но он схватил ее за локоть.

– Постойте!

– Он не хочет на мне жениться, – проговорила она. – Неужели вы этого не понимаете? Ведь об этом давно уже все знают. А мне потребовалось много лет, чтобы осознать столь простую истину. Но теперь мне надоело… Он меня не хочет, а я больше не хочу его.

Проклятье, проклятье, проклятье!.. Рейф тяжко вздохнул. Ему следовало догадаться! Ведь причина ее странного поведения очень даже проста. В отличие от Рейфа, его братец Пирс являлся копией отца – прямой, честный, несгибаемый и, главное, не склонный проявлять эмоции.

Снова вздохнув, Рейф проговорил:

– Поверьте, Пирс хочет вас. – Клио уже открыла рот, чтобы возразить, но он жестом заставил ее замолчать и осторожно провел пальцем по ее руке. Боже правый, какая же у нее нежная кожа! – Да-да, хочет. Так что готовьте свадьбу, Клио. И знаете… Когда он увидит вас после такой долгой разлуки, это будет для него как удар в солнечное сплетение. После этого желание его уже не покинет. Он захочет увидеть вас в прекрасном кружевном платье и с маленькими цветочками, вплетенными в волосы. Он захочет увидеть вас… идущую по церковному проходу к алтарю, и его грудь будет разрываться от любви к вам и гордости за вас. Но главное – он захочет предстать рядом с вами перед Богом, друзьями, семьей и всем лондонским обществом. И захочет громко заявить, что вы принадлежите ему, именно ему, никому другому.

Клио не ответила.

– И вы тоже этого пожелаете. – Он легонько пожал ее руку, потом, усмехнувшись, пощекотал под подбородком. – Вы еще вспомните мои слова. Не пройдет и месяца, как вы будете замужем за моим братом, – даже если мне самому придется готовить эту проклятую свадьбу.

– Что?.. – изумилась Клио. – Вы будете готовить свадьбу?.. – Она усмехнулась и окинула взглядом складское помещение с массивными поперечными балками и голыми кирпичными стенами. Потом она снова уставилась на собеседника – на самый грубый и неэлегантный «предмет» обстановки. – Знаете, мне теперь почти жаль, что всего этого не будет, – сказала она и быстро пошла к двери. – Думаю, это было бы забавно.


Глава 2

– Как ты думаешь, какую комнату предпочтут Дафна и сэр Тедди?

Стоя в коридоре между двумя дверями, Клио нервно разглаживала свое новое шелковое платье изумрудно-зеленого цвета.

– Может, поместить их в Голубую комнату? Там ведь окна выходят на парк. Или им больше понравится Большая комната?

Горничная фыркнула и вытащила последнюю папильотку из волос хозяйки.

– Мисс Уитмор, я думаю, вы не должны переживать из-за этого. Какую бы комнату ей ни предложили, она найдет, к чему придраться.

Клио вздохнула. Увы, Анна была права. Если в комнате имелась дверь, которую можно закрыть, и свеча, при которой можно читать, Феба была довольна. Но Дафна пошла в мать – ей невозможно было угодить.

– Давай поместим их сюда, – сказала Клио, входя в одну из комнат. – Мне кажется, она самая лучшая.

В Голубой комнате было четыре больших окна и очень хороший вид на великолепные сады. Сливовые деревья… Бесконечное многообразие роз… Арки с цветущими виноградными лозами… А за всем этим – идиллический пейзаж Кента. Окрестные поля – того же цвета, что ее новое платье. А воздух был насыщен запахом цветов и скошенной травы. Солнце довольно сильно припекало, иссушая землю, однако все вокруг казалось свежим и ярко-зеленым. Если что-то и могло произвести впечатление на ее сестру, то именно эта комната, этот вид из окна.

И теперь этот чудесный замок, благодаря необъяснимому капризу ее дяди, принадлежал ей, Клио. Твилл-Касл был ее шансом… на все. На независимость, на свободу, на безопасность. И конечно же на будущее, которое уже сейчас было бы в ее руках, если бы только Рейф Брандон согласился ей немного помочь.

Впрочем, не стоило даже и пытаться… Рейф Брандон не из тех, кто помогает. Лев никогда не станет помогать зебре. Это противоречило бы его природе.

Глядя из окна на дорогу, Клио вдруг заметила какое-то движение… Да-да, к замку приближались два экипажа.

– Они здесь! – воскликнула Клио. И побежала по коридору к главной лестнице, окидывая все вокруг придирчивым взглядом.

«Хорошо… Хорошо… Превосходно… А вот здесь – нехорошо…» – мысленно отметила она, задержавшись на несколько мгновений у покосившегося портрета. Потом снова побежала к открытой парадной двери.

А два экипажа, уже свернувшие с подъездной дороги, остановились у входа.

Слуги тотчас же начали выгружать из «грузового» экипажа сундуки, саквояжи и шляпные коробки. А один из них поспешил к семейному экипажу, чтобы открыть дверцу приехавшим.

Дафна появилась первая. Появилась она в дорожном костюме цвета лаванды и коротком жакете с отделкой – причем все было сшито по самой последней моде этого лета.

Клио бросилась к сестре, распахнув объятия.

– Дафна, дорогая!.. Надеюсь, путешествие тебя не слишком утомило?

Та кивнула на суетившихся вокруг слуг и тихо проговорила:

– Послушай, Клио, ты ведешь себя как простолюдинка. Не забывай, что теперь у меня – титул.

Клио мысленно вздохнула. После года семейной жизни Дафна… осталась Дафной.

Их мать вложила все возможное в образование и воспитание Клио, а на вторую дочь у нее не хватило сил, и та выросла весьма недалекой девицей, обожавшей модные наряды и светские сплетни. Семья облегченно вздохнула, когда Дафна через два месяца после своего дебюта сбежала с сэром Тедди Камбурном. Он был таким же недалеким, как и она, но у него-то, по крайней мере, имелся кое-какой доход, а также титул баронета. В общем, могло быть и хуже.

– Леди Камбурн, – Клио присела в реверансе, – добро пожаловать в Твилл-Касл. Я счастлива видеть вас и сэра Тедди.

– Привет, Пышечка. – Ее зять не был сторонником официоза в общении с родственниками.

– Конечно же, мы не могли не приехать, – сказала Дафна. – Нельзя было допустить, чтобы ты оставалась здесь совсем одна в ожидании лорда Гранвилла. Когда же он вернется, мы займемся подготовкой к свадьбе.

К счастью, в этот момент из экипажа вышла их младшая сестра, избавившая Клио от необходимости отвечать.

– Феба, дорогая! Я так рада тебя видеть! – воскликнула Клио.

Клио очень хотелось крепко обнять сестру, но Феба не любила объятий. Вот и сейчас она держала в руках толстую книгу, прикрываясь ею как щитом.

– Ты очень выросла за лето, – улыбнулась Клио. – И стала еще прелестнее.

Шестнадцатилетняя Феба была стройной и темноволосой, с мягкими чертами лица и смелыми голубыми глазами. И было совершенно очевидно, что она станет потрясающей красавицей. Если бы речь шла только о внешности, она бы затмила всех дебютанток в свой первый же сезон. Но в ней было и что-то… другое. Всегда было. Казалось, в ее хорошенькой головке происходило так много, что все остальное уже мало ее интересовало. И ей приходилось делать над собой усилие, чтобы общаться с окружавшими ее людьми.

– Мы бы уже давно приехали, если бы не ужасная давка у вокзала Чаринг-Кросс, – сказал Тедди. – А потом нам потребовалось два часа, чтобы переехать по забитому экипажами мосту. Представь, два часа!..

– Там был такой ужасный запах, что меня едва не стошнило, – сообщила Дафна.

Феба взглянула на свои карманные часы и проговорила:

– Мы плохо рассчитали время. Если бы мы выехали на двадцать минут раньше, то приехали бы пятьдесят минут назад.

– Я ужасно рада, что вы, наконец, добрались, – сказала Клио и указала на открытую дверь. – Прошу вас, входите скорее.

Дафна расправила плечи и заявила:

– Я войду первая. Возможно, ты через месяц станешь маркизой, к тому же я – твоя младшая сестра, но я все-таки замужняя леди и потому – главная. И так будет еще несколько недель.

Клио отступила в сторону.

– Да-да, конечно.

Гости вошли в замок – и в изумлении ахнули.

Четыреста лет назад каменщики знали, как строить и как сделать так, чтобы их творения произвели самое сильное впечатление. Вестибюль замка был очень высокий – на всю высоту сооружения, а величественная лестница поднималась вдоль стен, на которых висели огромные картины и портреты в позолоченных рамах, в некоторых местах в четыре-пять рядов.

Через несколько секунд Тедди негромко присвистнул.

– Да, красиво, конечно, – вынесла вердикт Дафна. – И величественно. Только думаю, было бы лучше, если бы этот дом не был таким старым.

– Но ведь это замок, – заметила Феба. – Как же он может не быть старым?

Дафна поморщилась и, взглянув на старшую сестру, проговорила:

– Все дело в том, что дом – отражение его хозяйки. И ты не должна была допускать, чтобы он выглядел на свои годы. К примеру, ты могла бы покрыть эти уродливые каменные стены новыми панелями. Или французскими обоями. Да и тебе самой не помешало бы новое платье. – Сестра окинула Клио таким взглядом, который мгновенно превратил ее красивое новое платье в старую тряпку. После чего неодобрительно прищелкнула языком – в точности, как мама. – Но ничего, не беспокойся. – Она покровительственно похлопала Клио по плечу. – В нашем распоряжении еще несколько недель. Успеем все исправить. Правда, Тедди?

– Да-да, конечно, – поспешно согласился с женой баронет. – Не тревожься, Пышечка. Мы позаботимся о том, чтобы его светлость больше не исчез.

Клио улыбнулась и отвела глаза. Во-первых, «улыбайся и отводи глаза» – единственный способ не сойти с ума от общения с мужем ее сестры. А во-вторых… Ее внимание привлекло нечто странное на подъездной дороге.

Странностью было появление одинокого всадника на черном коне, поднимавшем своими копытами клубы серой пыли.

– С вами из Лондона приехал кто-то еще? – спросила Клио.

– Нет, – ответил Тедди.

– Неужели это… – Дафна подошла к сестре. – О господи!.. Неужели это Рейф Брандон?!

Было совершенно очевидно, что это именно он – Рейф Брандон. Рейф всегда был отличным наездником, и даже создавалось впечатление, что он знал и понимал лошадей лучше, чем людей. Впрочем, и лошади его отлично понимали. Вероятно, принимали за своего.

Очевидно, демонстрируя это, он на полном скаку остановил коня, всего лишь крепко сжав коленями конский круп. Сказав коню что-то ласковое, Рейф спешился. Его длинные сильные ноги в массивных сапогах твердо стояли на земле. А бриджи были сшиты из оленьей кожи. Конечно, все мужские бриджи для верховой езды шьют из оленьей кожи, – но Клио могла бы побиться об заклад, что оленья кожа обтягивала бедра этого мужчины плотнее, чем когда-то оленя.

Кроме того, на нем была длинная куртка, а также черные перчатки. И никакого намека на шляпу. Только взлохмаченные черные волосы. Воплощение греха в человеческом обличье. Неудивительно, что его прозвали Учеником Дьявола. Люцифер мог бы еще и приплачивать ему за рекламу.

– Боже мой! – воскликнула Дафна. – Значит, он тоже приехал сюда?

Клио порадовалась, что этот факт шокировал не только ее.

– Полагаю, о нас он вовсе не думал. Просто сделал то, что захотел.

– Надеюсь, ты его не ждала?

– Нет, – ответила Клио. Хотя, вероятно, следовало бы.

– О боже… – простонала Дафна. – Похоже, он собирается остаться.

Когда пыль осела, все увидели, что за Рейфом следовал экипаж. Значит, конюшни замка этой ночью будут заполнены – впервые за долгое время.

– Ты не можешь сделать так, чтобы он уехал? – спросила Дафна. – Он такой грубый и дерзкий…

– Тем не менее он сын маркиза, – заметила Клио.

– Ты знаешь, о чем я говорю. Он ведь давно уже не ведет себя как сын маркиза. Если вообще когда-либо вел себя соответствующим образом.

– Что поделаешь? – Клио пожала плечами. – Я пойду поприветствую его. Анна и экономка покажут тебе и Фебе комнаты и помогут устроиться.

Направляясь к гостю, Клио чувствовала, что краснеет – она ничего не могла с этим поделать. А гость, приветствуя ее, ограничился коротким кивком.

– Какой сюрприз!.. – сказала Клио. – Выходит, вы привезли с собой друзей…

В этот момент из экипажа вышел стройный молодой человек, одетый в серое. С первого же взгляда было ясно, что он обладал спокойным и дружелюбным характером. Другой человек просто не смог бы подружиться с лордом Рейфом. Юноша извлек из экипажа старого приземистого и необыкновенно уродливого бульдога, взглянув на которого Клио невольно подумала: «Бедный старичок… или старушка. Даже его складки покрыты морщинками…»

Оказавшись на земле, уродец тут же напустил лужу.

– Это Эллингворт, – сказал Рейф, снимая перчатки.

Клио сделала реверанс.

– Добрый день, мистер Эллингворт.

Рейф покачал головой.

– Нет, Эллингворт – это собака.

– Не знала, что у вас есть собака.

– А у меня ее и нет. Это собака Пирса. – Рейф взглянул на нее так, словно она была обязана это знать. Но Клио не знала. Забавно. Она не помнила, чтобы Пирс когда-либо упоминал о собаке. Разве что об охотничьих собаках, живших в Оукхейвене.

– Это воспоминание об Оксфорде, – объяснил Рейф. – С ним связана какая-то история. Пес – талисман… Или чья-то шутка… Или и то и другое вместе. В общем, он живет со мной. Ему четырнадцать лет. И ему нужна особая диета и круглосуточный уход. Ветеринар все мне записал. – Он полез в карман и передал Клио бумаги – три листа, исписанные мелким почерком.

– Понятно, – кивнула она. – А теперь, когда мне стало известно, что Эллингворт – это собака, быть может, вы представите мне своего друга?

– Это Бру…

– Бруно Аберфорт Монтегю, – перебил Рейфа молодой человек. – Эсквайр. – Он поклонился и поднес к губам руку Клио. – К вашим услугам, мисс Уитмор.

– Рада знакомству, – сказала Клио.

На самом деле она вовсе не была уверена, что рада этому мистеру Монтегю. Как, впрочем, и Рейфу. Когда мистер Монтегю пристегнул к ошейнику пса поводок и повел его на поросшую травой обочину, она решила прояснить ситуацию.

– Могу я надеяться, что вы заехали сюда, чтобы подписать бумаги?

– Вовсе нет. Мы об этом уже говорили. Я приехал, чтобы заняться подготовкой к свадьбе.

Клио замерла на мгновение.

– О нет! – воскликнула она.

– Разумеется, да! – заявил Рейф.

«Не паникуй, – сказала она себе. – Еще не время».

– А я думала, вы тренируетесь… Ведь вас ничто не должно отвлекать, не так ли?

– Тренироваться можно и здесь, в Кенте. Здешний воздух очень полезен для здоровья. А отвлекающие моменты можно свести к минимуму, соглашаясь со всеми вашими свадебными планами. Если коротко… Пирс хочет, чтобы в этот радостный день у вас было все, о чем только можно мечтать.

– Значит, это идея Пирса?

Гость пожал плечами.

– А какая разница? До его возвращения я имею полное право распоряжаться его состоянием по своему усмотрению.

«А вот теперь, – подумала Клио, – можно начинать паниковать».

– Рейф, я не могу играть в ваши игры. Только не сейчас. Приехали мои сестры и зять.

– Прекрасно. Значит, этих троих нам не придется приглашать на свадьбу. Они и так уже здесь.

Клио посмотрела на бумаги, которые держала в руке, и аккуратно сложила их.

– Но вам отлично известно, что не будет никакой свадьбы, – заявила она.

Рейф в задумчивости взглянул на замок.

– И вы уже сообщили об этом своим родственникам?

– Нет, – скрипнув зубами, призналась Клио. – Еще нет.

– Значит, еще ничего не решено.

– Нет, я уже все решила. А вы меня только тревожите и раздражаете. Явились словно гром среди ясного неба на своем черном коне – нежданный, мрачный и тревожный…

– Да, верно. От меня всегда одни неприятности, – согласился Рейф. – Кроме того… Видите ли, я очень хорошо знаю вас.

Клио почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Но она тут же напомнила себе: то, что кажется флиртом, на самом деле – всего лишь мужское самомнение.

– Вы знаете меня вовсе не так хорошо, как вам кажется, Рейф Брандон.

– Мне и этого вполне достаточно. И вам не удастся меня прогнать.


Рейф наблюдал за ней очень внимательно. Наблюдать за ней было совсем нетрудно. И даже приятно.

Возможно, Клио действительно приняла решение относительно брака. И не приходилось сомневаться: в данный момент она не желала принимать в своем доме еще двух гостей. Точнее – трех, если учитывать Эллингворта.

Он взял у Бруно поводок и присел возле собаки. Пес был таким старым, что почти полностью оглох, но Клио этого не знала.

– Не волнуйся, Эллингворт. – Рейф почесал пса за ухом. – Мисс Уитмор – образец приличий и благородства. Она не выгонит из дома старую беззащитную собачку. – Он покосился на девушку. – Или выгонит?

– Хм… А я думала, что чемпионы сражаются честно, – пробормотала Клио.

– Но мы сейчас не на ринге, верно? – Поразмыслив, Рейф решил сменить тактику. – Это у вас новое платье? – спросил он, внимательно посмотрев на Клио.

– Я… – Она нахмурилась. – Не понимаю, какое это имеет значение.

О, имеет!.. Рейф знал, что такие вещи имели огромное значение. Возможно, ему не было известно, как готовиться к свадьбе, однако о женщинах он кое-что знал, по правде говоря – довольно много. И он прекрасно понимал, что именно требовалось Клио. Немного внимания, вот и все. Ведь она много времени провела в ожидании и сейчас чувствовала себя… нежеланной? Хм… глупости! Достаточно лишь на нее посмотреть, и становится ясно: любой мужчина, который не захочет эту женщину, – клинический идиот. А Пирс далеко не идиот. К несчастью, он, Рейф, – тоже.

– Такой цвет очень вам идет, – сообщил он, и это была чистейшая правда. Зеленый цвет делал золото ее волос еще более ярким, а мягкий шелк, струившийся по телу с пышными округлостями во всех нужных местах, делал фигуру прямо-таки идеальной. В общем, не женщина, а мечта. Мечта, о которой он, Рейф, должен забыть.

Поднявшись на ноги, Рейф окинул Клио еще одним оценивающим взглядом. Когда же их глаза встретились, ее щеки стали ярко-розовыми. Он невольно усмехнулся. На лице Клио Уитмор можно было найти множество оттенков розового цвета – больше, чем на складе портного тканей. И всякий раз, когда ему казалось, что он уже видел их все, неожиданно появлялся новый…

«Наверное было бы очень приятно поддразнивать ее в постели», – подумал Рейф и тут же одернул себя. Нет-нет, не следовало думать об этом.

Но, как обычно, его чувства обогнали разум. Перед его мысленным взором предстал восхитительный образ – яркий и отчетливый. Предстала Клио, задыхающаяся от страсти. Обнаженная… Извивающаяся под ним… Лишенная всех понятий о приличиях и хороших манерах… Умоляющая о…

Рейф заморгал и усилием воли отогнал этот чудесный образ, вернее – поместил его среди других восхитительных, но совершенно невозможных вещей, где-то между «летающим экипажем» и «фонтаном пива». После чего, заглянув в глаза Клио, спросил:

– Значит, можно приказать слугам внести наши вещи?

– Я еще не сказала «да».

– Но вы не сказали и «нет».

И не скажет. Они оба это знали. И не важно, насколько ей неприятен Рейф и как сильно она хотела, чтобы он побыстрее убрался. Она просто не сможет его выгнать.

– Я прикажу горничным приготовить еще две комнаты, – сказала она, тихо вздохнув.

Рейф кивнул.

– Мы придем, как только я поставлю коня в стойло.

– Для этого у нас есть грумы, – сообщила Клио. – Мне повезло. Все слуги дяди остались в замке.

– Я всегда сам отвожу своих лошадей в конюшню, – заявил Рейф. После чего отвел своего жеребца к каретному сараю, чтобы как следует почистить. Когда он возвращался после долгой скачки, или пробежки, или же после сложного поединка, ему требовалась подобная работа, чтобы успокоиться. А сегодня ему, к тому же, хотелось перекинуться несколькими словами со своим спутником, только что объявившим, что его зовут Монтегю.

– Что это все значит?! – возмутился Рейф. – Кто такой этот Монтегю? Мы же договорились, что ты будешь играть роль моего лакея.

– Но это же было до того, как я увидел такое замечательное место… Ты только посмотри вокруг!..

– Уже посмотрел, – буркнул Рейф. Он не мог не признать, что замок действительно производил впечатление. Строители потрудились на славу.

– Я хочу здесь хорошую комнату, – сказал Бруизер, кивнув на замок. – Нет, хочу собственную башню! И уж точно не желаю быть твоим лакеем, которого поселят в комнатушке под лестницей и будут кормить вместе со слугами. Хотя я, разумеется, смогу оценить свежее личико какой-нибудь горничной. Или хорошо сложенного молодого слугу, – добавил Бруизер с усмешкой.

Рейф тоже усмехнулся.

– Вы, оказывается, сторонник равноправия, мистер Бруно Аберфорт Монтегю?

– Эсквайр. Не забудь про эсквайра.

Рейф кивнул и пробормотал:

– Приехала сестра мисс Уитмор – леди Камбурн. И ее супруг – сэр Тедди Камбурн.

– Ну и что? – Бруизер пожал плечами. – Я знаю, ты стараешься об этом забыть, но все равно ты – лорд Рейф Брандон. И у меня же нет проблем, когда я разговариваю с тобой…

– Это совсем другое дело. И вообще, я не считаю себя лордом. Я уже много лет назад отказался от всего этого.

– А теперь тебе придется вернуться в прошлое. На время, разумеется. Думаешь, будет трудно?

«Труднее, чем ты можешь себе представить», – подумал Рейф. Проклятье! Ему ужасно не нравилось чувствовать себя… обманщиком. Взглянув на приятеля, он проговорил:

– Вот ты – сын прачки и хозяина таверны, человек, зарабатывающий себе на жизнь организацией подпольных боев. И ты только что назвался эсквайром. Как, черт возьми, ты намерен с этим справиться?

– Непременно справлюсь, не беспокойся. Между прочим, у меня – новая шляпа, – с усмешкой добавил Бруизер.

Рейф взглянул на фетровую шляпу в руке приятеля.

– Но это же моя шляпа.

– Ничего страшного. И вообще, на званых ужинах… и прочих мероприятиях я буду подражать тебе. Так что не беспокойся.

Чудесный план! Рейф невесело рассмеялся. Он и сам-то уже едва помнил правила этикета.

– И потом… Не забывай, что у меня есть секретное оружие. – Бруизер осмотрелся и достал из кармана небольшой медный предмет. – Нашел эту штуковину в лавке у ростовщика.

Рейф покосился на странную вещицу.

– Да это же обычный монокль.

– Обычный или нет – не важно. Потому что подобные штучки творят настоящие чудеса. Ты тоже должен приобрести такую. Вот представь себе… Например, кто-то говорит о том, чего ты не понимаешь. А ты тогда сразу за монокль – и вставляешь его в глаз. Или же тебе задали вопрос, на который ты не можешь ответить. Опять за монокль!

– Ты всерьез считаешь, что монокль поможет тебе влиться в аристократическое общество?

Бруизер вставил в глаз монокль и уставился на приятеля с видом презрительным и самодовольным.

«Возможно, идиот в чем-то прав», – промелькнуло у Рейфа.

– Только не переигрывай, – проворчал он.

– Ни за что. И не забывай, что я – твой секундант. Я всегда нахожусь в твоем углу.

Но только речь шла не о поединке. Все было гораздо серьезнее… и опаснее.

В качестве гостя в Твилл-Касле Рейф оказался за пределами привычной стихии. И в такой ситуации он становился беспокойным. Когда же он беспокоился, его импульсивность, как правило, выходила на передний план. И тогда могли пострадать окружающие. Поэтому ему придется соблюдать предельную осторожность.

– Когда приезжает организатор свадеб? – спросил он у приятеля.

Бруизер скромно промолчал.

– Ты нанял свадебного организатора?

– Да, конечно. Его зовут Бруно Эберфот Монтегю, эсквайр.

Рейф выругался сквозь зубы. А Бруизер пожал плечами и пробормотал:

– Где, по-твоему, я должен был найти этого организатора? По правде говоря, я даже не уверен, что такие люди существуют. Но это не имеет значения. Все будет хорошо, вот увидишь.

– Сомневаюсь. Ты знаешь об организации свадебных торжеств даже меньше, чем я.

– Нет, это не так. – В глазах Бруизера появился яркий блеск, который Рейф уже хорошо знал и которого опасался. – Подумай хорошенько, Рейф. Ведь я – тренер и агент. Я занимаюсь этим постоянно. Сначала нахожу двух людей, двух равных по силам и достойных друг друга соперников. Потом я распространяю информацию и привлекаю толпу тех, кто желает увидеть этих бойцов в назначенное время. Но главное – я знаю, как доставить бойцов на ринг, – он ткнул пальцем в самый центр лба Рейфа, – задолго до поединка.

– Бруизер!

– Что?

– Убери свой палец подальше от моей головы, или я его сломаю.

Тот отдернул руку и потрепал Рейфа по плечу.

– Чую бойцовский дух.

Рейф начал энергично чистить коня. Вздохнув, пробормотал:

– Не сработает. Я – не тот человек.

– Сработает, обещаю. Мы оденем ее в шелка и будем осыпать цветами и драгоценностями, пока у нее не закружится голова. Она станет думать только о том, как пойдет под венец, к алтарю, где ее будет ждать жених. Поверь, Рейф, никто лучше меня не знает, как пробуждать у людей нетерпение. И никто не умеет устраивать зрелище так, как умею я.

Рейф развесил упряжь на крюки и, снова вздохнув, проговорил:

– Что ж, давай войдем в дом. – Они вместе вышли из конюшни и направились к замку. В нескольких шагах от двери Рейф остановился и тихо сказал: – И еще одно… Ты не будешь целовать ей руку. Ясно?

Бруизер с усмешкой пожал плечами.

– Она, по-моему, ничего не имела против.

Рейф резко развернулся и схватил приятеля за ворот.

– Ты не будешь целовать ей руку, понял?

Бруизер поднял вверх руки в знак капитуляции.

– Как скажешь. Я не стану целовать ей руку.

– Никогда! Ты меня понял?

– Да-да, конечно. – Бруизер энергично закивал, потом вдруг спросил: – Тебе нравится эта девчонка?

– Она не девчонка, а женщина благородного происхождения. Женщина, которая очень скоро станет маркизой. Что же касается твоего вопроса… Нет, она мне не нравится.

– Вот и хорошо, – кивнул Бруизер. – Потому что в противном случае могли бы возникнуть осложнения. Тебе бы не понравилось, что она станет женой твоего брата, ляжет с ним в постель – и все такое…

– Хватит болтать, – проворчал Рейф. – Мы ведь сюда приехали именно для того, чтобы она стала женой моего брата.

– Я знаю, что тебе всегда нравились светловолосые полногрудые красотки, Рейф. Но все же ты, как правило, не смотрел на них такими глазами. Да и она, знаешь ли… – Бруизер помолчал. – Как бы это поточнее сказать?..

– Она занята. Уже занята, – отрезал Рейф.

Пирс женится на Клио, и с этим все они уже давно смирились. Это была хорошая во всех отношениях партия. Ее желали их родители. Ее хотел Пирс. Ее хотела и Клио, – пусть даже она на какое-то время забыла о своем желании.

И того же хотел и сам Рейф – этот брак был ему необходим.

– К тому же я совершенно ей не интересен, – продолжал Рейф. – Для нее я – грубый полуграмотный дикарь, не имеющий ни одного положительного качества. Что же касается Клио… Она так невинна и так… плотно зашнурована, что, скорее всего, купается в сорочке и раздевается в темноте. Что бы я стал делать с такой женщиной? – Он бы сделал с такой женщиной абсолютно все. И не единожды. – Я никогда даже не прикоснусь к ней. Она не моя. И никогда ею не будет.

– Да-да, конечно. Кто же спорит? – Бруизер закатил глаза и стряхнул пыль со шляпы. – Тут, разумеется, и речи нет о годах тайной страсти. Очень хорошо, что мы прояснили этот вопрос.


Глава 3

Впервые Клио была рада привередливости сестры. Как и предполагалось, Дафне и Тедди не понравилась ни Голубая комната, ни помещение, расположенное по другую сторону коридора. Вместо этого они предпочли апартаменты в недавно перестроенной Западной башне.

Клио не могла понять, как оклеенные обоями стены могли показаться более привлекательными, чем древняя кирпичная кладка и восхитительный вид из окна, но это позволило ей выделить две уже подготовленные комнаты неожиданным гостям.

Проводив мистера Монтегю в комнату с окнами на север, она сказала:

– Надеюсь, вам здесь будет удобно.

Гость достал из кармана монокль, поднес его к глазу и стал – явно демонстративно – обозревать пространство. Окинув взглядом висевшие на стенах гобелены и французские кресла времен Людовика XIV, он с важным видом изрек:

– Мне это подойдет.

– Очень хорошо. Если вам что-то понадобится, скажите горничным. – Закрыв за ними дверь, Клио указала Рейфу на дверь напротив, ведущую в Голубую комнату. – Полагаю, это…

– Ой-ой-ой!

Крик донесся из комнаты мистера Монтегю. За ним последовал глухой удар – нечто подобное получается, если человек подпрыгивает, а затем всей тяжестью падает на матрас. Далее послышались и другие странные звуки – казалось, гость приплясывал и радостно повизгивал.

Клио в изумлении уставилась на Рейфа.

– Откуда, вы сказали, приехал этот мистер Монтегю?

– Я ничего про него не говорил, – пробурчал лорд.

Клио с интересом прислушивалась к звукам, доносившимся из комнаты. Сначала раздавался стук – будто кто-то выдвигал и задвигал ящики комода, – а потом прозвучал восторженный вопль:

– О боже! – Последовал одобрительный свист. – Иисус милосердный! Здесь есть даже бар!

Клио в растерянности взглянула на Рейфа, а тот, пожав плечами, пробормотал:

– Этот человек – один из помощников Пирса. Судя по всему, он занимает не слишком высокий пост. Вы же знаете, как это бывает…

Решив не вдаваться в детали, Клио проводила гостя в комнату.

– Это Голубая комната. Надеюсь, она устроит и вас и вашу собаку.

– Я уже говорил вам, собака – не моя, – проворчал Рейф.

«Не его собака» проковыляла в комнату и плюхнулась на ковер. Из-под нее потекла тонкая струйка.

Гость внимательно осмотрел комнату. И даже прошелся по ней тщательно изучая все предметы обстановки, – не пропустил ни одной детали.

– Отсюда открывается отличный вид на сады, если это вас интересу… – Клио осеклась, с изумлением уставившись на гостя, – тот опустился на корточки и заглянул под гардероб. – Боже правый, что-нибудь не так?..

– Да. – Рейф кивнул на резную кровать розового дерева и ухмыльнулся. – Здесь двадцать штук подушек.

– Ну… не думаю, что их действительно двадцать.

– Одна. – Он схватил круглую украшенную кистями подушку и отбросил ее в сторону. Подушка несколько раз подпрыгнула и покатилась по полу, остановившись неподалеку от Эллингворта. –   Две. – Рейф взял еще одну подушку и отправил ее следом за первой. – Три, четыре… – Он принялся отбрасывать подушки с изголовья кровати к ее изножью. – Четырнадцать… пятнадцать… – Взяв последнюю подушку, Рейф выразительно взглянул на Клио. – И шестнадцатая…

– Я же говорила, что их не двадцать, – заметила девушка.

– Черт побери, кому может потребоваться шестнадцать подушек? У человека ведь только одна голова!

– Зато у него два глаза.

– Которые закрыты, когда он спит.

Клио вздохнула.

– Возможно, вы сейчас живете на складе, но я точно знаю, что вы росли не в амбаре. – Шагнув к изножью кровати, она принялась аккуратно складывать подушки. Немного помолчав, сообщила: – Подушки выполняют декоративную функцию. При этом симметрия является наиболее предпочтительной и…

– Да, конечно, – перебил Рейф. – Всем известно, что для мужчины самое приятное в постели – это симметричные подушки.

Клио почувствовала, что ее розовые щеки сменили цвет на пунцовый.

– Но милорд…

– И еще… – Он перешел к столику для умывания. – Вы прекрасно знаете, что я давно уже не лорд. И я не желаю слышать обращение «милорд». Ни от вас, ни от слуг.

– Лорд Рейф!.. – Ее голос дрогнул, когда она потянулась за очередной подушкой. – Я изо всех сил стараюсь быть гостеприимной, но не забывайте, что это – мой дом, а не склад в Саутуарке. И я… По крайней мере, в настоящее время я все еще помолвлена с лордом Гранвиллом. Если вы, конечно, не намерены изменить эту ситуацию, подписав сегодня мои бумаги.

– Не намерен.

– Тогда я предлагаю вам достойно нести имя семьи – то самое имя, которое, по вашему мнению, я тоже должна принять.

– Именно это я и делаю. – Рейф взглянул в небольшое зеркало и чуть повернул голову, проверяя, насколько тщательно он выбрит. – Самое лучшее, что я могу сделать для семьи, – это держаться от нее подальше.

Клио нахмурилась. Было ясно, что Рейф вовсе так не думал. Бои без правил, возможно, нелегальны, но в то же время их любили многие джентльмены из высшего общества. Появление лорда Рейфа могло бы вызвать скандал в Олмаке, но он мог в любой момент прийти в какой-нибудь лондонский мужской клуб, и его бы там встретили с радостью. И все же… Что-то в его тоне настораживало.

– Не волнуйтесь, – сказал он. – Как только вы выйдете замуж за моего брата, я буду держаться на расстоянии и от вас тоже.

– Лорд Рейф…

Он щелкнул пальцами и заявил:

– Просто Рейф. Или Брандон, если вам так больше нравится. С тех пор, как мне исполнился двадцать один год, я пользуюсь только теми титулами, которые заслужил сам.

Титулы, которые заслужил сам?

По глубокому убеждению Клио, в данный момент этот человек вполне заслуживал титул «Лорд Заноза». Ох, как же с ним трудно!

– Думаю, вы имеете в виду чемпионский титул, – заметила Клио. – Но он, насколько мне известно, принадлежит сейчас Джеку Дьюбоузу, не так ли?

Рейф резко повернулся к ней и устремил на нее мрачный напряженный взгляд. И при этом молчал.

Клио выпрямилась и расправила плечи, стараясь скрыть охватившее ее смятение. Она чувствовала какое-то странное покалывание в затылке, а сердце ее гулко колотилось.

– Это ненадолго, – произнес наконец Рейф. И не добавил ни слова. А воздух в комнате, казалось, завибрировал от напряжения.

Стараясь хоть как-то разрядить атмосферу, Клио схватила одну из подушек и положила ее под другим углом.

– Ну вот… Теперь порядок, – со вздохом проговорила она.

Рейф в недоумении уставился на подушку. Потом перевел взгляд на хозяйку замка.

– Вы идеально подходите моему брату, – сказал он.

Клио невольно вздрогнула. Он произнес слово… «идеально»? Неужели она – идеальна для Пирса?

А Рейф, похоже, даже не догадывался, какое впечатление произвела на нее эта его короткая реплика. Что ж, когда ей было семнадцать, или девятнадцать, или даже двадцать три, она бы отдала все на свете – только бы услышать такие слова, а теперь…

Теперь, когда она твердо решила расторгнуть помолвку, появился Рейф с его дерзкой уверенностью…

«Вы идеально подходите моему брату…»

Остроумные ответы как-то не шли в голову. И ей удалось лишь сказать:

– Не надо об этом.

– Рейф! – В комнату ворвался Монтегю, державший в руках ночной горшок. Не замечая Клио, стоявшую у изголовья кровати, он завопил: – Рейф, эти комнаты просто потрясающие! А этот ночной горшок!.. Мне приходилось есть из менее чистых тарелок.

– Монтегю…

– Рейф, я серьезно! Эту штуку так и хочется облизать. – Он повертел в руках горшок. – Хочешь, покажу?

– Нет-нет… – Рейф поморщился.

– Но мне хочется его лизнуть, – настаивал гость.

– Не надо! – одновременно воскликнули Рейф и Клио. И оба – с отчаянием в голосе.

Монтегю замер с высунутым языком. Он наконец заметил Клио и попытался что-то сказать, забыв про высунутый язык. Получилось что-то невразумительное.

– Мистер Монтегю… – в растерянности пробормотала девушка.

Гость спрятал горшок за спину и сообщил:

– Я как раз говорил лорду Рейфу, что у вас в замке прекрасные слуги.

– Да, бесспорно, – отозвался лорд Рейф.

Клио не знала, что не так с этим Монтегю, но было ясно, что его присутствие давало ей преимущество в отношениях с Рейфом. И она намеревалась использовать это преимущество.

– А сейчас я вас оставлю, – сказала она и снова поправила подушки. – Устраивайтесь. Ужин в семь.


Ужин был долгий. Ужасно долгий…

Впрочем, сначала все шло хорошо. То есть они с Бруизером воспользовались именно теми ложками, которые и предназначались для супа. И они даже не опрокинули ни одной супницы.

А потом имела место некоторая неловкость, когда Рейф, подняв голову от пустой тарелки, внезапно обнаружил, что все остальные за столом только начали есть.

Клио взглянула на него с улыбкой.

– Вам понравился суп?

Рейф опустил глаза на свою пустую тарелку и полюбопытствовал:

– Это был… гороховый суп?

– Нет, иерусалимские артишоки с гренками и розмарином. А также с лимонным маслом и свежими сливками.

– А… да-да, совершенно верно. Именно это я и имел в виду.

Рейф сжал кулаки под столом. С того самого времени, как он достаточно подрос, чтобы сидеть за общим столом вместе со взрослыми, он ненавидел официальные застолья. Еда для него была топливом для поддержания жизненной энергии, а не поводом для многочасовой болтовни. И разве умение правильно поедать седло ягненка могло бы помочь окончить Кембридж или стать отличным лейтенантом военно-морского флота?

– Сколько вы подаете блюд? – спросил он, когда слуги убрали суп и принесли блюда с рыбой.

– Это обычный семейный ужин, – ответила Клио и поднесла к губам бокал с вином. – Поэтому только четыре.

Проклятье! Он бы предпочел провести сорок четыре раунда на ринге.

Рейф кое-как справился с рыбой, а затем настала очередь мясных блюд.

– Итак, мистер Монтегю… – сказала леди Камбурн, с любопытством глядя на гостя. – Насколько я поняла, вы – барристер.

– Барристер? О боже! Нет, конечно… – Бруизер едва не поперхнулся вином. – С чего вы взяли?

– Но вы же «эсквайр». И если вы не барристер… Значит, ваш дед был пэром? Или, может быть, ваш отец был посвящен в рыцари? Какой вариант относится к вам?

– Я… – Бруизер рывком ослабил узел галстука и бросил на приятеля взгляд, моля о помощи. Рейф ответил насмешливой улыбкой, предлагая ему справляться самостоятельно.

– Впрочем, не надо, не говорите. – Дафна отрезала крошечный кусочек мяса. – Мы угадаем. Есть и другие возможности стать эсквайром. Например, оказать особую услугу Короне. Но не слишком ли вы молоды для этого, мистер Монтегю?

Тут гость поднес к глазу монокль и взглянул на назойливую собеседницу.

– Да, вы правы, – кивнул он. – Я и впрямь оказал услугу.

– Вот как?.. – Ее губы растянулись в улыбку. – Да, понимаю…

– Я так и думал, что вы поймете.

Рейф же в изумлении смотрел на приятеля. Он никак не мог поверить, что метод Бруизера работал. Или Дафна Уитмор просто была не слишком умна? Этого Рейф не помнил. Когда он в последний раз ее видел, она была еще девочкой.

Откашлявшись, Рейф проговорил:

– Думаю, происхождение мистера Монтегю не имеет особого значения. Мой брат направил его в Твилл-Касл с определенной целью. Он должен помочь с подготовкой к свадьбе.

– Свадьба?.. – переспросила Дафна. – Вы приехали, чтобы организовать свадьбу моей сестры и лорда Гранвилла?

– Именно, – кивнул Бруизер. – Лорд Гранвилл желает, чтобы все было сделано до его возвращения. И тогда он сможет жениться на мисс Уитмор без задержки.

– Но он вернется через несколько недель! – воскликнула Дафна. – Очень мало времени для подготовки к свадьбе. Во всяком случае, к свадьбе, достойной маркиза. Ведь надо позаботиться о приглашениях, цветах, украшениях, свадебном завтраке, платье…

– Ты права, – согласилась Клио. – Ничего не получится. Лучше дождаться Пирса, а тогда…

Дафна подняла вилку, требуя тишины. После чего заявила:

– Это, конечно, трудно, но вполне возможно. Тебе, Клио, понадобится помощь. Хорошо, что мы с Тедди как раз в это время приехали погостить. Ты должна радоваться нашему приезду.

– Я радуюсь, – пробормотала Клио. – Это очень любезно с вашей стороны, но поверьте, нет никакой необходимости в вашей помощи.

«А ведь она права», – подумал Рейф. Клио не нуждалась в помощи сестры, чтобы срочно что-нибудь организовать. Ведь именно она организовала похороны старого маркиза, когда он, Рейф, был болен и ничем не мог помочь. Теперь же она управляла замком и, судя по всему, отлично справлялась. А на его кровати лежали шестнадцать подушек – свидетельство ее организаторских способностей.

Кроме того, имелось в виду, что Клио, готовя собственную свадьбу, должна испытывать прилив энтузиазма, должна радоваться тому, что скоро превратится из обычной «мисс» в маркизу Гранвилл. И у нее все получится гораздо лучше, если сэр Болван и леди Пустая Голова не будут путаться под ногами.

– Мисс Уитмор получит все, что пожелает, – заявил Рейф. – Абсолютно все. Расходы не имеют значения.

– Само собой разумеется, – отозвалась Дафна. – Моей сестре повезло. Я всегда в курсе всех новинок моды – и у нас, и на континенте. Эта свадьба станет событием десятилетия. После ужина мы начнем составлять список дел.

– Я могу начать список немедленно. – Феба отодвинула тарелку ягод с кремом, которую слуга поставил перед ней, и достала из кармана карандаш и блокнот.

– Прежде всего следует определиться с местом, – сообщила Дафна. – В замке есть часовня?

– Да, – кивнула Клио. – И очень симпатичная. Я хотела показать ее вам после ужина. Здешняя архитектура…

Дафна отмахнулась и продолжила:

– Все это лишь скучные камни. Если они простояли четыре сотни лет, то подождут еще немного. А свадебные планы ждать не могут. Надеюсь, в округе найдется кюре или викарий. Тогда дело будет только за лицензией. Кто-то должен позаботиться о получении специальной лицензии в Кентербери.

– Я займусь этим, – сказал Рейф. Он понимал, что ему все равно понадобится повод, чтобы покидать замок. Какое там расстояние? Около двадцати миль? Бежать придется слишком долго. Но на обратном пути можно будет нанять лошадь.

– Итак, свадебное торжество… – Феба сделала какую-то запись и с размаху поставила точку. – Дафна будет подружкой невесты, а лорд Рейф – шафером жениха.

Шафер жениха?.. Рейф мысленно остановился где-то на подходе к Кентербери. Вне всяких сомнений, он будет худшим шафером жениха за всю историю человечества.

Встав из-за стола, Клио проговорила:

– Быть может, мы перейдем в гостиную, леди? Джентльменам, вероятно, не терпится выпить портвейна.

Да, стакан портвейна сейчас был бы весьма кстати. Как правило, Рейф не пил спиртного во время тренировок. Но нет правил без исключений. Хотя…

Как следует поразмыслив, Рейф решил отказаться от портвейна. Вряд ли стоило нарушать правила. На этой неделе правила останутся нерушимыми. Никаких спиртных напитков крепче легкого вина. Никакой обильной пищи. И никаких женщин.

– Да, пора в гостиную, – сказала Дафна, вставая. – И там начнем составлять список гостей.

– Но как же… – Голос Клио дрогнул. – Все происходит слишком быстро. Не вижу причин так спешить. Вполне можно дождаться приезда Пирса.

– А я вижу причину спешить! – возвысила голос Дафна. – Уверена, что восемь лет – достаточно большой срок.

– Не надо спорить, Пышечка. – Камбурн подал знак слуге, чтобы принесли портвейн. – Лучше заранее расставить все капканы и ловушки. Ну… если учесть, как долго ему удавалось их избегать. Надо надеть на него кандалы раньше, чем он успеет снова сбежать, не так ли, Брандон? – И баронет весело рассмеялся собственной шутке.

– Мой брат с нетерпением ожидает свадьбы, – с серьезнейшим видом ответил Рейф.

– Да-да, мы все ждем этой свадьбы, – закивал Камбурн. – Как же иначе? И вообще, очень приятно видеть, как кандалы надевают не на тебя.

Бах! Ладони Рейфа с силой опустились на стол. Задребезжал фарфор и зазвенел хрусталь. А все сидевшие за столом уставились на Рейфа с недоумением.

– Надеюсь, вы меня извините, – сказал он, вставая. Ему срочно требовалось посмотреть на что-нибудь более приятное, чем ухмыляющаяся физиономия сэра Тедди. Иначе он не сдержался бы – и опрокинул бы этот стол вместе со всем фарфором, хрусталем, серебром и прочими предметами роскоши.


Глава 4

После того как Рейф поднялся в свою комнату, взял собаку, вышел с ней на прогулку, а потом отнес ее обратно в спальню и устроил у камина, он растерял большую часть своего праведного гнева. И теперь он чувствовал себя… растерянным.

Остановив в коридоре слугу, Рейф спросил:

– Где мисс Уитмор и ее гости?

– В гостиной, милорд.

– Очень хорошо. – Он сделал два шага и снова остановился. – А где находится гостиная?

– В восточном крыле, милорд. До конца коридора, потом поверните направо, спуститесь вниз по лестнице, пройдите через вестибюль и налево.

– Благодарю, – кивнул Рейф. И быстро зашагал по коридору, пока не забыл, куда идти.

Какое-то время он шел по проходам и коридорам, шел все быстрее и быстрее. Завернув за очередной угол, врезался в кого-то, так же быстро шедшего ему навстречу. Оказалось – в Клио.

– О-ох!.. – вскрикнула она в испуге.

Рейф мгновенно ухватил ее за руку, удерживая на ногах, иначе она непременно упала бы.

– Прошу прощения, – пробормотал он.

– Ничего, все в порядке.

Возможно, она и была в порядке, но Рейфу требовалось время, чтобы прийти в себя после столкновения их тел. Ощущение мягкого податливого женского тела вызвало сильную, вполне объяснимую, но совершенно несвоевременную реакцию. И все же он справится, непременно справится… А завтра утром надо будет устроить пробежку на природе. Длительную. И еще следовало включить в свои тренировки поднятие тяжестей. Многократное.

– Я как раз спешил в гостиную, – сообщил Рейф.

– Тогда вы спешили не в том направлении.

Рейф пожал плечами.

– Этот замок – настоящий лабиринт. Но вы сейчас должны находиться в гостиной вместе с сестрами и составлять список гостей, не так ли?

– Я сбежала, – с тяжелым вздохом призналась Клио. – Мне показалось, что вы были… слегка взволнованны после ужина. И я хотела убедиться, что с вами все в порядке.

Рейф не знал, что на это сказать. Неужели он не ослышался? Неужели она действительно за него беспокоилась?

А Клио, тронув его за руку, продолжала:

– Вы были очень напряжены за ужином. Что-нибудь не так? Вам нужно еще что-то?

Господи, конечно, ему требовалось очень много. И в первую очередь… Рейф приказал себе не думать об этом. В конце концов, эту женщину с детства воспитывали так, чтобы она стала гостеприимной хозяйкой большого дома и заботилась об удобстве гостей.

– Выходите замуж, – буркнул он. – Тогда я буду чувствовать себя прекрасно.

Они медленно пошли по коридору. Тихонько вздохнув, Клио проговорила:

– Все это планирование – сущая чепуха. Потеря времени. Мои сестры несколько заигрались.

– Но почему же вы не скажете всем, что намерены разорвать помолвку?

– Потому что бумаги еще не подписаны. Ведь если я скажу об этом сейчас… Тогда вы все четверо возьметесь за меня и станете уговаривать передумать. Нет уж, ни за что. – Она покачала головой. – Даже не знаю, как я вам прощу сегодняшнее поведение.

– Вы прощали мне и худшее.

– Если вы говорите о том, как зарезервировали третий танец на моем первом балу и не явились… – Она пошла быстрее. – Я все еще сержусь.

– Тем самым я оказал вам любезность. – Рейф догнал ее, и они снова пошли рядом по длинной узкой галерее. – И еще как-то раз я думал о вечеринке по поводу дня рождения. Это когда уронил ваши перчатки в пунш…

– Да, помню, – кивнула Клио. – И еще… Когда мне было восемь, а вам одиннадцать, вы подпалили мое любимое платье угольком. – Она искоса взглянула на Рейфа. – Но все это – мелочи в сравнении с тем, как вы меня унизили во время соревнований по теннису в ту дождливую неделю в Оукхейвене. Выиграть четыре раза подряд! Вершина неджентльменского поведения.

– Хотите сказать, я должен был проиграть лишь потому, что вы – девушка? Но я хотел получить серебряный кубок!

– Это была старая медная чашка. – Клио снова вздохнула. – Зато я взяла реванш, когда победила вас в состязании по бегу.

Рейф нахмурился.

– Вы никогда не одерживали надо мной верх в этом виде спорта.

– Нет, я победила!

– Когда?

– Сейчас, дайте подумать… – Она внезапно остановилась и как бы задумалась. – Так-так это было… Это будет сейчас!

Сбросив туфельки, Клио подхватила юбки и побежала по галерее. Приблизившись к ее концу, она хотела остановиться, но все же по инерции проскользила еще немного по тщательно натертому полу.

– Ну вот… – Клио оглянулась и с улыбкой заявила: – Я же говорила!.. Вы проиграли!

Рейф смотрел на нее во все глаза. Смотрел, не в силах пошевелиться. Если это был проигрыш… В таком случае он больше не желал побеждать.

Великий боже, вы только взгляните на нее! Волосы растрепались, лицо и шея раскраснелись… Она запыхалась и тяжело дышала, при этом ее восхитительная грудь… Нет, об этом лучше не думать!

И все же привлекательнее всего были смешинки в ее глазах.

«Девушке необходима шлифовка» – так когда-то про нее говорили. И об этом знали все, когда еще только было объявлено о помолвке. Тогда Пирс, начиная свою дипломатическую карьеру, отправился в Индию, а Клио осталась в Лондоне для этой самой «шлифовки». Рейф точно не знал, что именно требовалось «шлифовать», но результат ему категорически не понравился. В течение нескольких лет «шлифовка» была завершена, и все оригинальное и привлекательное в этой девушке было безжалостно вычищено, стерто, вытравлено. Так он думал в те годы.

Но, вероятно, прежняя Клио все же выжила, та Клио, которая когда-то очень ему нравилась.

Клио, которой он теперь не имел права восхищаться.

Проклятье! Надо срочно брать себя в руки! Он здесь вовсе не для того, чтобы пожирать ее глазами. Он здесь для того, чтобы она через несколько недель пошла к алтарю и стала женой другого мужчины. И не просто другого мужчины, а его, Рейфа, брата.

– Нам было весело раньше, – сказала она. – До того, как было объявлено о помолвке. По крайней мере, нам с вами было весело. Феба и Дафна были еще детьми, а Пирс, насколько я помню, уже был слишком взрослым для подобных игр.

– Пирс родился слишком взрослым для подобных игр.

– А я, похоже, из них так и не выросла. Еще один признак того, что мы с ним не подходим друг другу. – Она заправила за ухо прядь волос и, пожав плечами, добавила: – Я слишком долго была хорошей девочкой, но теперь я готова опять веселиться.

«Нет, не говори так!» – мысленно воскликнул Рейф.

– А знаете, что самое веселое? Свадьбы! – О господи, что он несет? – Вы только дайте моему брату шанс – и будете иметь все, что пожелаете. Голубей, выпускаемых на свободу. Лебедей в пруду. Павлинов, гуляющих по саду. Если захотите, конечно…

– Слишком много птиц. – Она поморщилась.

– Слишком много? – Он взглянул на нее с удивлением.

– Я хочу сказать, что везде будут перья. Не говоря уж о помете…

– Ладно, забудьте о птицах. – Рейф провел ладонью по подбородку. – Просто я пытаюсь сказать следующее: у вас будет все, что вы захотите, и не будет ничего для вас нежелательного. Поверьте, мы не станем экономить средства.

Бруизер сказал, что свадьба – это как поединок, а Клио еще даже не подошла к рингу. Ей сейчас необходимо примерять платья, составлять меню и представлять себя невестой Пирса, на которую все взирают с завистью и восторгом… В общем, следовало быть счастливой и ликующей.

Это должно было сработать. Не могло не сработать. Он не позволит ей разорвать помолвку.

– Бесполезно, Рейф, – пробормотала Клио, возвращаясь к сброшенным туфелькам, чтобы надеть их.

Он изо всех сил старался не смотреть, как она приподнимала юбки и подносила ножку, обтянутую тонким чулком, к изящной туфельке. Но все старания оказались тщетными – он все равно на нее таращился. А она тем временем продолжала:

– И даже если бы меня было так легко переубедить… Ведь дядя Хамфри оставил мне не маленький домик на берегу моря или нитку жемчуга. – Она чуть подпрыгнула и изогнулась, надевая вторую туфельку.

Другие части ее тела тоже пришли в движение. Проклятье! Похоже, она издевается над ним!

– Теперь у меня есть замок. Мой собственный замок. И никакая свадьба – даже с тысячами птиц – не может с этим сравниться.

– Значит, все дело в замке? Но ведь в Англии их великое множество. Уверен, в собственности семейства Гранвиллов замок тоже найдется. Возможно – не один. А если вы захотите просто большой дом, то будете хозяйкой в Оукхейвене.

– Дело не в большом доме. – Она осмотрелась и вздохнула. – Вы совершенно ничего не понимаете…

– Чего я не понимаю? – Теперь задетой оказалась его гордость – так бывало всегда, когда сомнению подвергались его умственные способности. Возможно, он окончил Оксфорд не с таким количеством наград, как Пирс, но все же болваном он никогда не был.

– Это трудно объяснить словами. Пойдемте, и я попытаюсь вам показать…

Рейф покачал головой.

– Нет, нас сейчас ждет список гостей.

– Ах, перестаньте. – Она подошла к нему и подняла на него глаза. – Вы же хотите понять, почему это место особенное и почему я стала другой? Тогда позвольте кое-что показать вам. И обещаю, после этого я тотчас присоединюсь к сестрам и останусь с ними на весь вечер.

Рейф не двинулся с места.

– Неделю, – произнес он.

– Что?.. О чем вы?..

– Я хочу, чтобы вы целую неделю занимались тем, чем подобает заниматься невесте. Вы будете составлять списки гостей и меню, будете выбирать цветы и мерить платья. И никаких жалоб, никаких отговорок.

– Знаете… Пожалуй, я согласна на этот план. Разрешаю вам остаться здесь на неделю. И обещаю сохранять беспристрастность в разговорах о браке, если вы будете сохранять беспристрастность в отношении меня. Но если в конце недели я все еще захочу разорвать помолвку, – тогда подпишете бумаги?

Рейф тяжело вздохнул. Нельзя сказать, что он свято верил в силу кружев, шелков и знаний Бруизера, но выбора у него не было. Коротко кивнув, он сказал:

– Хорошо, согласен. Будем считать, что сделка заключена.

– Пожмем друг другу руки?

Он снова кивнул и, взяв маленькую ручку Клио, неловко сжал ее. А рукопожатие Клио оказалось уверенным и крепким. Но и после него девушка не выпустила руку Рейфа. И, пристально взглянув ему в глаза, сказала:

– Что ж, прекрасно. Тогда пойдемте быстрее. Я умираю от желания показать мой замок хоть кому-нибудь.

Клио уверенно повела гостя к другому концу галереи, и Рейфа охватили дурные предчувствия. А неделя, о которой они договорились, теперь казалась ему вечностью.


Исполненная непоколебимой уверенности, Клио вела гостя по галерее в сторону винтовой лестницы. Четверти часа будет достаточно, чтобы доказать: это место вовсе не груда старых камней, коих так много в Англии. Но гораздо труднее заставить Рейфа понять, что именно значил для нее Твилл-Касл.

– Поторопитесь, – сказала она и заглянула в очередной коридор. Убедившись, что там никого не было, добавила: – Теперь сюда.

– Но почему вы…

– Помолчите. Быстрее.

Через несколько секунд они оказались в темном лестничном колодце, и Клио еще сильнее сжала руку Рейфа, старательно игнорируя волнение, которое охватывало ее при каждом прикосновении к нему.

Как странно… Ведь Рейф Брандон – известный развратник. Хотя… Ведь они знакомы с детства, поэтому нет ничего запретного в том, чтобы взять его за руку.

Но все же она ужасно волновалась, когда вела его за собой вниз по лестнице. И казалось, что сердце ее вот-вот выпрыгнет из груди.

Спустившись, они оказались в окружении холодной и влажной темноты. Единственным источником света являлось зарешеченное окошко под потолком, через которое с трудом пробивались последние лучи уходившего за горизонт солнца.

– Видите? В этом замке есть подземные темницы.

– Это не темницы, – возразил Рейф.

– Нет, совершенно определенно темницы!

– А мне кажется, это, скорее всего, погреба.

Клио сняла с крюка лампу и нашла на полке кремень.

– Вы все портите! – прошипела она и сделала попытку высечь огонь. Но ничего не вышло. – Здесь шли сражения, понимаете? Этому замку четыре сотни лет, и здесь даже воздух напоен историей. Четыре века здесь жили, любили и умирали люди. Подумайте об этом.

– Уже подумал. И понял, что вы читали слишком много рыцарских романов. Люди жили, любили и умирали везде, повсюду. И на каждого рыцаря, который выиграл в этом замке турнир ради своей прекрасной дамы, приходились сотни бездельников, которые десятилетиями только жирели, ничего не делая. Если они в чем-то и состязались, то лишь в длине струи, которую могли выпустить с земляного вала.

Клио поморщилась и снова попыталась высечь огонь. Опять не вышло.

– Мужчины отвратительны… – пробурчала она.

– Да, верно, – гордо сказал Рейф. – Но и мы иногда на что-то годимся. Дайте это сюда.

Взяв из ее рук кремень, он с первого же раза высек огонь. И это походило на чудо – сейчас Рейф показался ей похожим на того Прометея, которого изобразил известный флорентийский художник. Теплый золотистый свет озарял его мужественное лицо, на котором выделялся много раз сломанный нос.

– Что ж, я не мужчина, – заявила Клио, как никогда остро чувствуя свою женственность. – И я не собираюсь пускать струю с земляного вала. Я намерена сделать с этим замком кое-что полезное.

– Попробую догадаться. – Рейф отрегулировал свет в лампе. – Вы откроете школу для найденышей, верно?

– Хорошая идея, но нет. Чтобы заботиться о замке, он должен приносить доход. Я ничего плохого не хочу сказать о сиротах, но денег они не принесут.

Клио взяла лампу, подошла к дальней стене и принялась считать камни: один, два, три, четыре…

– Вот что я хотела вам показать, – сказала она.

«Если и это не произведет на него впечатления, – тогда зря я стараюсь», – подумала Клио. И с силой надавила на пятый камень. Большая часть стены повернулась, открывая проход.

– Смотрите! – воскликнула она. – Тайный ход!

Рейф взял у нее лампу и посветил в темный тоннель. Затем свистнул, и свист эхом прокатился по каменной трубе.

– Впечатляет, – признал он. – Одно очко в вашу пользу. Никогда не видел ничего подобного.

Наконец-то! На душе у Клио потеплело. Она хотела, чтобы Рейф вдохнул воздух истории и по достоинству оценил это место. И тут ей вдруг вспомнилась спартанская обстановка его нынешнего жилища – жалкая койка, усыпанный опилками пол, сырые яйца… Наверное, ему нужно больше радостей в жизни. Удобный и теплый дом, а также развлечения, вовсе не связанные с дракой и кровопролитием. Рейф должен жить как человек, а не как зверь, которого вырастили для сражений.

– Куда же ведет этот тайный ход? – спросил он.

– Пройдите по нему и выясните. Если, конечно, не боитесь.

Рейф усмехнулся и заявил:

– Я годами отстаивал титул чемпиона Британии в тяжелом весе. И если в этом проходе что-то живет… то это оно должно меня бояться.

– Ах да, я и забыла. – Клио рассмеялась. – Даже пауки разбегаются при виде Ученика Дьявола.

Рейф взглянул на нее с удивлением.

– Откуда вы знаете это имя?

– О, я знаю все ваши прозвища. Скандальный Брандон, Властелин Краха, Ученик Дьявола…

– Вы явно следили за моей карьерой, – искренне удивился Рейф. – Но какое дело благовоспитанной молодой леди, будущей маркизе, до мира незаконных боев?

А Клио вдруг смутилась и пробормотала:

– Видите ли, я следила… не за вами. Просто читаю газеты. А ваше имя упоминается в них довольно часто.

Клио всегда интересовалась текущими событиями. А также мировой историей, географией и иностранными языками. На этом настаивала и ее мама. Жене дипломата следовало знать, что происходило в мире. Да, конечно, супруге дипломата, скорее всего, не было дела до подпольных боев, но Клио не могла противиться искушению.

Рейф всегда ее интересовал – словно притягивал. Как получилось, что в тщательно ухоженном саду высшего общества выросла дикая мятежная лоза, не пожелавшая, чтобы ее одомашнили? Клио очень хотелось это понять. Она желала знать, почему он предпочел уйти из привычного с детства мира в неизвестность. И ей очень хотелось узнать, счастлив ли он там, в этом неизвестном…

Да, конечно, интерес к Рейфу Брандону – опасная привычка, но Клио не могла от нее отказаться.

– Кстати о прозвищах… Вас давно называют «пышечкой»?

Клио поморщилась и пробурчала:

– После замужества Дафны. Ее супруг пожелал дать своим новым родственницам ласкательные имена. Феба – Котенок, а я – Пышечка.

– Глупое прозвище.

– Не могу не согласиться. Но я не знаю, как потребовать, чтобы он перестал его употреблять.

– Я знаю, как потребовать. Просто скажите: «Сэр, не называйте меня больше “пышечкой”».

Увы, все было не так-то просто. По крайней мере – для нее. Клио переступила с ноги на ногу и заглянула в тайный ход.

– Мы пойдем в этот туннель или нет?

– Пойдем. Только на сей раз я пойду первый, – заявил Рейф.

Она передала ему лампу, и они, чуть наклонившись, вошли в туннель, который оказался узким и низким.

– Зачем вы это делаете? – неожиданно спросила Клио. Неожиданно для самой себя. – Почему вы деретесь?

Рейф хмыкнул и пробормотал:

– У меня не было ни наследства, ни содержания. Нужно же было как-то зарабатывать себе на жизнь.

– Но ведь есть и другие способы заработать. Без насилия…

– А… теперь я понимаю, к чему вы клоните. Хотите узнать все мои секреты.

– Секреты?

– Да. Хотите познакомиться с моими внутренними демонами, хотите понять, что гложет остатки моей якобы бессмертной души. Наверное, вы думаете, что, задержав меня на неделю в вашем прелестном замке и обложив шестнадцатью подушками, вы научите меня любить свое бренное тело и не подвергать его столь тяжким испытаниям.

Клио прикусила губу. Слава богу, было темно, так что гость не мог увидеть, как она покраснела.

– Не понимаю, кто навел вас на такие странные мысли, – пробормотала она.

Рейф негромко рассмеялся.

– Те женщины, с которыми я встречался. Все они говорили примерно то же, что и вы.

– Ах, какое ужасное разочарование! Быть может, я смогу хотя бы претендовать на звание лучшей?

– Не исключено. – Он остановился и повернулся к своей спутнице. – Хотите узнать мой самый главный и самый мрачный секрет, Клио? Если я захочу облегчить душу, сможете ли вы вынести подобную тяжесть?

Она вздрогнула и неуверенно кивнула.

– Тогда слушайте.

Клио затаила дыхание, чтобы не пропустить ни слова. А Рейф прошептал ей прямо в ухо:

– Я участвую в боях, потому что хорош в этом деле. И потому что бои приносят мне деньги. – Уже отстранившись, он громко добавил: – И это – чистейшая правда.

Клио пожала плечами. Конечно, она не сомневалась в том, что Рейф сказал правду, однако была уверена, что это – не вся правда. Очевидно, о чем-то еще он не хотел говорить. Ни ей, ни кому бы то ни было. Возможно, даже себе самому.

Вскоре они сделали поворот и начали подниматься вверх. А затем отодвинули панель – и оказались в крохотном алькове.

– Где это мы?.. – пробормотал Рейф; он заполнял почти все пространство, так что девушке пришлось вжаться в угол.

– Возле главного входа, – ответила Клио. – Это моя любимая часть замка.

– Любимая часть замка?.. – Рейф отщипнул клочок мха с выступающего камня. – Простите, я не ослышался?

– Видите вон тот рычаг? – Клио кивнула чуть в сторону.

– Да, конечно.

– Можете до него дотянуться?

Протянув руку, Рейф ухватился за старинную железную рукоятку, и рукоятка легла в его ладонь так, словно была сделана специально для него.

– А теперь потяните за рычаг.

Рейф нахмурился и спросил:

– А что будет потом?

– Вы что, хотите испортить сюрприз? Не беспокойтесь и доверьтесь мне. – Голос Клио звенел от радостного возбуждения. – Поверьте, вам понравится. – Она приподнялась на цыпочки, взялась обеими руками за его руку, сжимавшую рукоятку рычага, и потянула вниз.

Древний механизм натужно заскрипел.

– А теперь смотрите! – Она жестом поманила его из алькова и указала куда-то вверх. Там, из прорези над сводчатым проходом, начала опускаться массивная железная решетка – казалось, огромная челюсть острыми зубами прогрызала камень.

– Назад!

Рука Рейфа обхватила ее за талию. Вполголоса выругавшись, он оттащил девушку назад, подальше от решетки, со стуком опустившейся. Клио радостно заулыбалась. Ей нравился этот звук – он означал, что в ее владении не просто дом, а самая настоящая крепость.

– Ну как?.. – воскликнула она в возбуждении. – Разве это не замечательно?!

– Да… пожалуй… – проворчал Рейф.

– У вас недовольный голос. – Она повернулась и внимательно посмотрела на него. – Но почему? Я была уверена, что вам понравится. Вы знаете, сколько английских замков до сих пор имеют подобные работающие механизмы?

– Нет. – Рейф покачал головой.

– Я тоже не знаю. Но думаю, что их немного.

Рейф все еще не выпускал девушку из рук. Он все еще обнимал ее за талию, и Клио чувствовала биение его сердца. Надо же! Он, кажется, действительно испугался за нее – она получила тому наглядное доказательство.

Мысленно улыбнувшись, Клио прошептала:

– Рейф, это было совершенно безопасно.

– Я не намерен рисковать, – буркнул он.

– Вам не следует за меня беспокоиться. Ведь вы же понимаете, что если я положу конец помолвке… или что-то положит конец мне, то Пирс сразу же найдет другую невесту. Молодые леди выстроятся в очередь. Уверяю вас, меня очень легко заменить.

Рейф нахмурился и молча покачал головой.

– Но ведь это правда, – продолжала Клио. – Да, я знаю, наши отцы хотели, чтобы наши семьи породнились, – но их уже давно нет в живых, и я не дума…

Рейф прижал палец к ее губам, заставив умолкнуть на полуслове.

– Абсурд. Вас невозможно заменить.

– Невозможно?.. – недоверчиво переспросила Клио – голос звучал глухо из-за все еще прижатого к ее губам пальца.

– Черт возьми, конечно, невозможно! – Его палец скользнул по ее губам. Взгляд – тоже. А от хрипотцы, прорезавшейся в его голосе, колени Клио предательски задрожали. – Могу поклясться, Клио, я заставлю вас понять…

Со стороны коридора послышались шаги, и Рейф, замолчав, тотчас же убрал руку с ее талии и отступил на два шага. Нет-нет, только не это! Но что же именно он заставит ее понять? И что она должна понять? Его точку зрения? Ошибочность своей позиции? Или возможно…

– Что это был за ужасный шум?! – воскликнула Дафна, приблизившись к ним.

– Всего лишь опустилась решетка. – Клио указала на железного монстра. – Лорд Рейф захотел увидеть, как работает старинный механизм.

– Да, верно. А мисс Уитмор оказалась настолько любезна, что согласилась продемонстрировать мне это лично, хотя и сгорала от нетерпения приступить к составлению свадебных планов. – Рейф бросил на нее многозначительный взгляд. – И она сказала, что будет заниматься этим всю неделю.

Клио тихонько вздохнула. Теперь у нее не было выбора. Придется пережить несколько скучных дней – ничего не поделаешь. Не могла же она объявить о разрыве помолвки, пока не подписаны соответствующие бумаги… Следовательно, надо смириться. Пока смириться…

Снова вздохнув, Клио пошла вместе с сестрой в гостиную.


Глава 5

– Я составила список из семнадцати пунктов, а также график их выполнения, – объявила Феба.

Рейф взглянул на молоденькую Фебу Уитмор. В данный момент он мог сказать о ней лишь одно: эта девушка была на удивление рациональна. Она предъявила список на следующее утро за завтраком, когда он еще даже не притронулся к своему кофе.

Интересно, сколько ей лет? Шестнадцать, не больше. Если бы Рейф в ее возрасте составлял какой-нибудь список, то мог бы придумать лишь следующее: 1. Уроки физкультуры; 2. Знакомство с девушками; 3. Повод для драки. И на этом «список» заканчивался бы.

Когда он только уселся за стол, слуга поставил рядом с его тарелкой чашу с тремя крапчатыми яйцами и пояснил:

– Это для вашего кофе, милорд.

Рейф дернул себя за ухо – и задумался. Клио ничего не упускала… И этим утром она подумала о нем. Но как к этому относиться? Хм… А ведь он сегодня проснулся, думая о ней… И в его мыслях она раскраснелась и задыхалась от смеха… При этом оба они находились в горизонтальном положении.

От этих сладостных грез у него вскипела кровь. Проклятье! Этим утром он пробежал десять миль. Предполагалось, что десятимильная пробежка изрядно утомит его и избавит от подобных мыслей. Не избавила. Вероятно, у него больше жизненных сил, чем он предполагал.

Взяв у сестры список, Дафна сказала:

– За многими вещами нам придется послать в Лондон. Нужны образцы тканей для платьев, ленты и элементы декора. А также бумага и чернила для приглашений.

– У меня есть чернила, – подала голос Клио.

– У тебя не те чернила, которые необходимы для такого случая. Но пока мы будем ожидать заказов из Лондона… Думаю, кое-что можно начать уже сейчас.

– Тост?

Читая список, Дафна покачала головой.

– Нет-нет, тосты и поздравительные речи могут подождать. Мы должны начать проверку рецепта пунша.

– Я не это имела в виду. – Клио с улыбкой протянула сестре тарелку с тостами.

– Ах да, спасибо. – Дафна взяла треугольник белого хлеба и немедленно направила его острие на Рейфа. – А вам, милорд, уже следует начинать подготовку.

– Подготовку… к чему?

– Подготовку речи. Вы же шафер жениха.

Повернув голову, Дафна стала давать указания супругу; в данный момент он стоял у буфета, наполняя две тарелки сразу.

Значит, речь?.. Нет, только не это! Рейф не собирался выполнять обязанности шафера на свадьбе брата. Они уже лет десять не общались и вряд ли будут часто видеться в будущем. Что может быть неприятнее, чем похоть к невесте брата? Только похоть к супруге брата!

И вообще, он ведь приехал сюда именно для того, чтобы свадьба состоялась. А потом он с радостью передаст брату все обязанности маркиза и вернется к своей прежней жизни. И к своим женщинам, разумеется…

Правда, нельзя сказать, что в последнее время у него было много женщин. Скорее всего, тренировки отнимали слишком много жизненных сил.

– Сегодня мы встретимся с викарием и начнем планировать церемонию, – объявила Дафна. – После этого займемся меню.

– Разве мы должны сделать все это именно сегодня? – жалобно спросила Клио. – Вы ведь только приехали… Я хотела показать вам поместье.

Камбурн поморщился и глянул в окно.

– Кажется дождь собирается, – проворчал он. – А у меня, между прочим, новые ботинки…

– У нас нет времени для прогулок, – решительно заявила Дафна. – В списке Фебы – семнадцать пунктов. Семнадцать!..

– А вы уверены, что не шестнадцать, миледи? – послышался чей-то голос. – Или, может быть, восемнадцать?

Все взглянули на Бруизера, склонившегося над плечом Дафны и уставившегося в список через монокль.

«Проклятый монокль!» – мысленно воскликнул Рейф, невольно поморщившись.

– Хотя… Да-да, семнадцать, – продолжал Бруизер. – Я не должен был сомневаться в ваших способностях, мисс Феба. Что бы мы делали без ваших потрясающих способностей к счету?

– Как насчет цветов? – полюбопытствовала Клио. – Цветы входят в один из семнадцати пунктов?

– Разумеется, – кивнула Феба.

– Тогда предлагаю компромисс, – объявила Клио. – Все пойдут на прогулку в сад, и там я решу, какие цветы выберу для своего свадебного букета.

«Какая разница, с чего начинать? Можно и с цветов», – думал Рейф. Когда они шли в саду, к нему подошел Камбурн и ткнул его локтем в бок. Судя по всему, баронет желал установить с ним приятельские отношения. Но ему, Рейфу, такие приятели не требовались.

– Знаете, Брандон, я был в Итоне на несколько лет младше вашего брата, но вас я там не помню, – проговорил Камбурн.

– Меня там и не было. То есть был, но недолго. – Рейф не протянул и одного семестра в снобистской атмосфере Итона. – Исключили за драки.

– Ах вот как… – протянул баронет.

Рейф промолчал. Он никогда не испытывал тяги к книжным знаниям: предпочитал проводить время на свежем воздухе, катаясь на лошади или гоняя стаи птиц с полей.

Первые годы он занимался с гувернерами дома, а в Итоне отставал от своих сверстников. Ему не нравилось сидеть на лекциях, когда за пределами учебных классов было так много интересного. К тому же он был недисциплинированным и неуправляемым – это отмечали все учителя. И конечно же, Рейф не стал играть роль, которую ему навязали. Он начал драться в школе и неизменно побеждал, считая, что пусть уж его отчислят за драки, чем за глупость.

И снова тычок локтем в бок.

– А знаете, в свое время и я был неплохим драчуном, – сообщил Камбурн.

– Не знал. – Рейф пожал плечами.

– Я даже был чемпионом своего клуба. Скажите, Брандон, а как вы смотрите на несколько раундов спарринга? Хотелось бы проверить свои силы.

Рейф покосился на шагавшего рядом мужчину. Довольно крепкий индивид с ярким румянцем (пурпурный жилет – в тон щекам) и с самодовольным выражением лица.

«Было бы неплохо разбить эту физиономию в кровь, – подумал Рейф. – Очень даже неплохо…»

– Едва ли это хорошая идея, – пробурчал он.

– О-хо-хо! – Камбурн сделал неловкое движение, изображая боксера, и ударил Рейфа кулаком в плечо. – Думаете, вы в слишком уж хорошей форме? Или, напротив, боитесь опозориться перед дамами?

«Я не хочу убить тебя перед дамами, идиот», – мысленно ответил Рейф.

Рейф ни за что не стал бы драться с необученным любителем, тем более с тем, к которому он испытывал личную неприязнь. Слишком велика опасность для противника. Ему нравилась репутация опасного бойца, но он тем не менее старался никого не калечить.

– Просто здесь не время и не место для спарринга, – сказал он. – Мы пришли сюда, чтобы мисс Уитмор выбрала цветы для букета.

И в тот же миг Рейф заметил в руках у Клио букетик каких-то цветочков.

– Дело сделано, – объявила она, продемонстрировав свои цветы. – А теперь можно погулять. Знаете, в этом парке даже водятся олени…

Рейф быстро подошел к ней и спросил:

– Вы хотите сказать, что эти цветы – весь ваш букет?

– Да. Мистер Монтегю любезно срезал их для меня.

Рейф с возмущением уставился на неопрятный букет, который она сунула ему под нос. Многие из бутонов еще не распустились, а те, что распустились, уже растеряли часть лепестков. Тут были розы… и еще какие-то цветы, названия который он не знал.

– Вы обещали сотрудничать, – буркнул он.

– А я и сотрудничаю.

В этот момент к ним подошла Дафна и, отобрав у сестры букет, заявила:

– Это не пойдет. Ужасно. Уродливо. Неправильно. Мистер Монтегю, неужели вы ничего не знаете о языке цветов?

«Оказывается, у цветов есть язык? Господи, только этого не хватало…» – со вздохом подумал Рейф.

– Каждый цветок содержит определенное послание, – продолжала леди Камбурн. – А этот нелепый уродец несет в себе совсем не ту информацию, которая нужна на свадьбе. – Дафна принялась выдергивать цветы из букета и, бросая их на землю, поясняла: – Желтые розы – это зависть. Примула – непостоянство. А пижма… – Она поморщилась. – Это объявление войны.

– Значит, есть цветок, символизирующий объявление войны? – Клио подняла один из цветков. – Как интересно… Быть может, мы посылали букет таких цветочков Наполеону? Или их можно использовать вместо перчатки – чтобы бросить вызов?

– Если мужчина ударит меня по лицу этой самой пижмой, – сообщил Рейф, – мне такое едва ли понравится.

– А если женщина?

– С женщиной драться не станешь. – Он пожал плечами. – Пожалуй, я дам ей сдачи тем же букетом.

Клио отвернулась, но Рейф успел заметить, как дрогнули в усмешке ее чувственные полные губы и как порозовели щеки. И почему-то он вдруг почувствовал, как в груди у него разлилось странное тепло…

Интересно, почему она так часто краснела? И почему ему нравилось вызывать на ее щеках румянец? Более того, по какой-то совершенно непонятной причине, замечая, как вспыхивали ее щеки, он чувствовал, что все сделал правильно.

– Подождите-ка! – воскликнул Бруизер. – На самом деле мне очень хорошо известен язык цветов! – Он тщательно одернул жилет и заявил: – То есть известен его венский диалект.

О боже! Рейф понял, что не вынесет этого.

– Что за венский диалект? – полюбопытствовала Дафна.

– Не забывайте, миледи, что лорд Гранвилл много лет жил на континенте. – Бруизер поднял с земли желтую розу. – В Австрии эти розы говорят не о зависти, а о преданности. – Он присоединил к розе примулу. – А примулы – о нежности.

– А пижма? – Дафна скрестила на груди руки.

– Пижма говорит…

– Я желаю размножения, – подала голос Феба, до этого момента молчавшая, и все сразу же уставились на нее. – Именно это пижма и говорит, – пояснила девушка.

– Так она говорит в Голландии, а в Австрии – это приглашение к йодлю[3], – заявил Бруизер, нисколько не смутившись.

– Я желаю размножения, – повторила Феба. – Именно об этом говорит пижма. Об этом говорят все цветы. Любое растение, создающее цветок, хочет размножаться.

– Ах, Котенок… – с улыбкой пробормотала Дафна. – Наверное, ты права. – Она медленно пошла по дорожке рядом с Бруизером, обсуждая достоинства гортензий и настурций.

Потянув Клио в другую сторону, Рейф проговорил:

– Забудьте все это. Мы закажем оранжерейные цветы – орхидеи или лилии, а также… – Он порылся в памяти, но так и не вспомнил больше ни одного названия «благородных» цветов. Взмахнув рукой, пробормотал: – В общем, закажем то, что лучше.

– А что не так с этими цветами? – Клио подняла несчастный букет. – По-моему, очень мило.

– С ними все так.

– Значит, они подойдут.

– Нет, не подойдут. – Рейф взял у нее из рук уже несколько потрепанный букетик. – Эти цветы достаточно хороши, чтобы поставить их в вазу на подоконнике, но невеста не должна держать в руках такие цветы в день свадьбы.

– А что, если мне вполне подходит то, что «достаточно хорошо»? – Клио взяла из его рук цветы.

Рейф снова их отобрал и проворчал:

– Зато меня не удовлетворяет то, что «достаточно хорошо».

– Позволю себе напомнить, что это – моя свадьба. И вы же сами сказали, что я получу все, что пожелаю.

– Я хочу, чтобы вы желали самое лучшее. – Она опять потянулась за букетом, но Рейф не отдал его. – Да-да, Клио, вы должны иметь все самое лучшее. Всегда.

Тут он вдруг привлек девушку к себе, и она не отстранилась. И внезапно все вокруг словно исчезло – в мире остались только эти двое упрямцев и поникший букет между ними.

Рейф не знал, что сейчас должен был сказать. Да он и не хотел ничего говорить. Ему было вполне достаточно смотреть на милое личико девушки, розовевшее на фоне ее белого платья. Внезапно легкий ветерок подхватил выбившийся из ее прически локон и бросил его ей на лоб. И тотчас же повеяло сладким ароматом фиалок.

Вот только в злосчастном букете никаких фиалок не было. А значит, он с наслаждением вдыхал аромат самой Клио. То был запах французского мыла, которым она пользовалась, или же запах ароматических шариков, которые ее горничная раскладывала среди чистого белья.

Черт возьми, он не должен думать о ее белье! И уж тем более не должен представлять это самое белье на ее теле. Но, увы, в следующее мгновение перед его мысленным взором предстала другая картина: ее белье, небрежно брошенное на пол у кровати…

«Лучше смотреть в глаза», – подумал Рейф. И он упорно смотрел ей прямо в глаза, но и это было небезопасно. Ее глаза были ясными и голубыми, словно бриллиантовая гладь горных озер. И озера эти казались настолько глубокими, что человек… мужчина мог утонуть в них.

Рейф чувствовал, что его непреодолимо тянет к ней – чтобы напиться? «Господи, помоги мне!» – воскликнул он мысленно. И впервые в жизни какое-то божество услышало его мольбу – внезапно раздался пронзительный женский крик.


Услышав вопль сестры, Клио с трудом отвела взгляд от Рейфа. И сразу возникло какое-то странное чувство – казалось, она лишилась чего-то очень для себя важного.

Развернувшись, Клио окинула взглядом парк. И почти тотчас же увидела Дафну, стоявшую на дорожке. Сестра была бледна – и совершенно неподвижна. Создавалось впечатление, что это садовая скульптура вдруг завизжала во весь голос.

– Нет! Нет! Прекрати, я сказала!

Клио бросилась к сестре, высматривая источник опасности.

– В чем дело? – спросила она. – Оса? Змея?

– Это собака, – сказал Рейф.

– Ой! – Клио зажала рот ладонью. Вероятно, не только она спутала Дафну с садовой скульптурой. Эллингворт мочился на ее туфельки.

– Нет! – вопила ее сестра! – Прекрати немедленно, уродина!

Завершив свое дело, Эллингворт неспешно отошел и скрылся под живой изгородью. А взволнованный сэр Тедди подхватил супругу под руку, и они быстро пошли к замку. Феба и Бруизер последовали за ними.

Клио тщетно пыталась справиться со смехом.

– Ведь это нехорошо, что я смеюсь, не так ли? – пробормотала она.

– Все в порядке. Смех – это не грех. – Рейф улыбнулся.

– По-моему, нам нужно найти собаку. Иначе бедняга промокнет. Вот-вот пойдет дождь, – сказала Клио.

Словно в подтверждение ее слов где-то вдалеке загрохотал гром.

Они долго обыскивали сад, раздвигая живую изгородь и заглядывая под кусты. Наконец Эллингворт был обнаружен под раскидистым розовым кустом. Старичок слишком устал, чтобы идти дальше.

– Я понесу его, – сказал Рейф.

– Заверните его сначала в это. – Клио протянула ему свою шаль. – Иначе вы весь перепачкаетесь в грязи.

– Но я не хочу испортить вашу шаль!

– Ничего страшного. – Переходя от слов к делу, Клио аккуратно закутала в шаль спящего бульдожку и передала его Рейфу.

Снова прогремел гром. Только на сей раз гремело уже не в отдалении.

– Мы не успеем в замок до дождя, – сказала Клио. – Идите за мной.

И она повела гостя к старинной каменной башне, охранявшей северо-восточную границу поместья.

Гроза началась раньше, чем они добрались до башни. На землю упали тяжелые капли дождя, а через несколько секунд, тяжело дыша, Клио с Рейфом вбежали в укрытие.

– Что это? – спросил Рейф, озираясь. Несмотря на шум дождя, его голос прозвучал необычайно громко.

– Когда-то это была сторожевая башня. Последние сто лет ее использовали для хозяйственных нужд, в основном – для хранения старых вещей. Думаю, вот это подойдет для Эллингворта. – Она вытащила из тени садовую тележку, которая, судя по размерам, словно специально была сделана для бульдожки. – Мы отвезем его на ней в замок, когда прекратится гроза. А тележку поставим в каретный сарай, и слуги смогут возить его в ней на прогулку.

– Неплохо придумали, – буркнул Рейф. – Но не хватает подушек. Нужно не меньше дюжины.

Клио проигнорировала эту насмешку. Когда же ее спутник положил собаку на тележку, Клио снова закутала ее в шаль. Выпрямившись, она обнаружила, что Рейф внимательно ее осматривает.

– Вы промокли, – сказал он.

– Да, немного. – Она обхватила плечи руками.

Рейф снял сюртук и накинул его ей на плечи.

– Спасибо, – сказала она и подошла к двери, чтобы взглянуть на дождь. – Думаю, нам следует оставаться здесь, пока гроза не закончится.

Клио поплотнее закуталась в сюртук. Интересно, почему он такой тяжелый? Наверное, не меньше трех килограммов. Шерсть еще хранила тепло его тела. Но самым приятным был запах. Настоящий мужской запах. Запах Рейфа… Она сделала глубокий вдох, словно наслаждаясь этим ароматом. Момент показался ей очень интимным. Почти как объятия. Она мысленно рассмеялась, вспомнив о том, что ее по-настоящему никто никогда не обнимал.

Откашлявшись, Клио сказала:

– Я говорила об этой башне с земельным агентом. И мы с ним решили, что устроим здесь печь для сушки солода и хмеля.

– Значит, печь для сушки? – переспросил Рейф.

– Совершенно верно. Вам же известно, что это такое?

– Да, разумеется. – Он скрестил руки на груди и взглянул на нее сверху вниз. – Скажите, а вы-то сами знаете, что это такое? Ну, как она выглядит, эта печь?

Клио невольно вздохнула. Какие же эти мужчины высокомерные и предсказуемые… Впрочем, сейчас ее это не раздражало.

– Речь идет о высоком круглом сооружении для сушки солода и хмеля, – с воодушевлением проговорила она. – Чтобы переоборудовать эту башню, надо будет построить здесь внизу большой очаг. Вверху будет платформа для сушки, а над ней – вентиляционное отверстие, чтобы жар уходил вверх. Ну как? Вы согласны с таким описанием?

– Да, вполне.

– Но это только начало. В Кенте не только почва идеальна для выращивания хмеля. Здесь есть также и река с очень чистой водой, которая течет прямо через поместье. Закончив с печью для сушки сырья, мы начнем строить пивоварню.

Рейф был не просто удивлен – он был потрясен, ошеломлен…

– Что?.. Пивоварню?..

– Именно это я и имела в виду вчера, когда говорила о том, что хочу как-нибудь использовать это поместье.

– Неужели вы хотите заниматься пивоварением? – Рейф в изумлении смотрел на собеседницу. – Клио, вы?… Пивоварением?..

– Да, конечно. Твилл-Касл расположен довольно далеко от Лондона, но здесь, в Кенте, мы сможем продавать свою продукцию множеству пабов, таверн и гостиниц. В замке достаточно места для складирования сырья и готовой продукции.

– Ах, значит, вы понимаете, что помещения, которые вы мне показывали, это вовсе не тюрьма, а погреб?

– Ах, опять вы… – Она закатила глаза. – Да, вы правы. Это погреба. Отличные погреба. И даже вы не сможете не согласиться, что мой план – просто великолепен.

– Я ни с чем не намерен соглашаться. – Рейф убрал со лба Клио мокрый локон. – Это ужасная идея. Много ли вы знаете о пиве?

– Больше, чем вы о свадьбах, – с улыбкой ответила Клио.

На протяжении последних восьми лет она изучала не только правила хорошего тона и иностранные языки, но также следила за новостями сельского хозяйства и много читала об управлении земельными угодьями. Мать часто говорила ей, что жена маркиза должна знать и это – чтобы вести беседы с мужем на любую тему, которая может его заинтересовать.

И Клио ничего не имела против. Чтение книг и газет помогало ей скоротать время, пока она ждала суженого. Она постоянно что-нибудь читала – и надзирая за уроками Фебы, и сидя у постели больной матери. А потом, узнав, что этот замок принадлежит ей, она поняла, что обладает знаниями, которые очень ей пригодятся в будущей жизни – какова бы она ни была.

– Но ведь вы – женщина, – заявил Рейф таким тоном, словно предъявил самый веский аргумент в их споре.

– А вы уверены, что женщина не сможет управлять пивоварней?

– Совершенно не важно, что думаю я. Главное – что думают все без исключения фермеры, пивовары и владельцы таверн.

– Но ведь в прошлом пивоварение было женским делом. Даже сегодня многие хозяйки крупных ферм…

– Есть разница между хозяйкой фермы и женой маркиза, – перебил Рейф. – Неужели не понимаете, о чем я?..

– Прекрасно понимаю. Поэтому я и хотела, чтобы вы подписали бумаги о расторжении помолвки. Чтобы начать торговлю в следующем году, мне необходимо начинать строительство уже сейчас. А значит, я должна получить возможность распоряжаться своим приданым. И чем скорее, тем лучше. Архитектор отказывается работать без предварительной оплаты.

– Послушайте, если вам так хочется заняться здесь пивоварением, то тем больше у вас оснований выйти замуж за Пирса. Его люди смогут устроить все наилучшим образом.

– Я не выйду за Пирса. И я сама смогу нанять нужных людей. Поверьте, я прекрасно справлюсь со всеми хозяйственными…

– Когда станете женой Пирса, – снова перебил Рейф. – Ведь у вас тогда будет и дом в Лондоне, и большое поместье. Несколько поместий. И всем этим надо будет управлять. А у него – множество дипломатических обязанностей. Если же этого вам не достаточно, – существует множество благотворительных организаций, которые будут рады принять вас в свои ряды. Им будут очень кстати ваше имя, время и деньги. Полагаю, вы не будете скучать.

– Но это совсем другое дело… – пробормотала Клио.

– Почему?

– Ох, как же вы не понимаете?! – воскликнула она с досадой. – Ведь я хочу самостоятельности… Хочу стать идеальной хозяйкой замка.

– Что?! – искренне удивился Рейф. – Но это же абсурд… Нет, вы станете идеальной… леди Гранвилл. Да-да, именно так. – Он положил руки на плечи Клио и развернул лицом к себе. – Взгляните на меня.

Клио подняла глаза, взгляды их встретились, и ее сердце затрепетало. Рейф же тихо проговорил:

– Я знаю, что ваше ожидание затянулось. И сплетни я тоже слышал.

– Вы весьма сдержанны в оценке ситуации, – заметила Клио.

– Да, пожалуй.

Все-то он знает. И полагает, что справится с ней. Но только на этот раз она не собиралась отступать.

– А главное, – продолжал Рейф, – я прекрасно знаю, что такое быть темной лошадкой, когда все ставят против тебя, не принимая тебя во внимание. И мне известно, что чувствуешь, когда в конце концов побеждаешь. Так вот, когда вы пойдете к алтарю в роскошном белом платье и станете супругой одного из величайших дипломатов Англии, все злые языки умолкнут навсегда. – Его большие теплые руки сжали ее плечи. – Поверьте, Клио, победа очень сладка. И чертовски приятна.

Его зеленые глаза стали почти черными, а голос был серьезным и искренним. В глубине души ей хотелось ему верить, однако же…

– Вы ошибаетесь, – буркнула Клио, отступая. – Не знаю, почему я пытаюсь вам все это объяснить… – Рейф молчал, и она вновь заговорила: – Неужели вы действительно считаете, что пышного празднества и роскошного платья достаточно, чтобы принять решение относительно такого важного шага, как вступление в брак? Но если так, если вы так считаете… Рейф, вы меня оскорбляете, ставя в один ряд с глупыми и тщеславными пустышками.

– Послушайте, Клио…

– Хватит! – Она отвернулась и быстро пошла вверх по винтовой лестнице. Из-за ливня она была лишена возможности покинуть башню. Оставалось только спасаться наверху. – Возможно, вы действительно считаете меня глупой, – добавила Клио, обернувшись. – Иначе не явились бы сюда без предупреждения со всеми своими планами.

Рейф пошел по лестнице вслед за ней.

– План был только один, – возразил он.

– И еще – с вашим нелепым другом «эсквайром».

– Я могу все объяснить.

– И с вашей собакой.

– Это не моя собака.

– А я сглупила, позволив вам остаться. Я приняла вас в своем доме, поскольку надеялась, что вы увидите Твилл-Касл моими глазами и поймете, что это – мой дом. Но вы слишком упрямы. – Клио продолжала подниматься по ступенькам. – Вы – как Пирс. Заботитесь только о своей карьере и не думаете обо мне. Жаль, что я не указала вам на дверь.

На следующей ступеньке Клио поскользнулась, но Рейф, рванувшись вперед, тотчас подхватил ее.

– Не бойтесь, я вас держу.

Клио не сомневалась, что смогла бы удержаться на ногах и без его помощи. Но на какой-то миг ей захотелось позволить ему поиграть в героя.

Ах, похоже, она в опасности! Слишком уж быстро она привыкала к нему… Привыкала к его обществу и к его рукам. И похоже, он все-таки ценил ее – пусть даже не слишком высоко.

– А вы не боитесь? – спросил Рейф, бросив взгляд через плечо. – Знаете, мы уже забрались футов на двадцать. И если вдруг упадем, то все кости переломаем. Причем нас очень долго никто не найдет.

– Если бы нас нашли здесь вместе, то уж лучше разбиться насмерть, – пробурчала Клио. – Представляете, что стали бы говорить?..

– Что, например?

– Что мы любовники, конечно.


Глава 6

– Любовники?.. – в растерянности переспросил Рейф. Каменные стены эхом отбросили к нему это соблазнительное слово: любовники… любовники… любовники…

Рейф откашлялся и тихо проговорил:

– Почему кто-то должен так о нас подумать?

– Все станут говорить об этом. – Преодолев оставшиеся ступеньки, Клио вышла на площадку второго этажа. – Да вы сами посмотрите… – Она кивнула на стены.

Рейф осмотрелся, но сначала ничего не увидел – окошки были слишком маленькие, а за ними, к тому же, лил дождь. Но постепенно глаза привыкли к полумраку, и он понял, что Клио имела в виду. Окружавшие их каменные стены были обильно изрезаны надписями, вернее – парными именами людей. Причем некоторые пары были заключены в сердечки.

Инициалы любовников… Должно быть, тут было место свиданий на протяжении многих десятилетий, возможно – веков.

– Очаровательно, не правда ли? – спросила Клио, проводя пальцем по одному из сердечек. – Здесь побывало множество влюбленных пар. Я часто думаю о них… кем они были?

«Пожалуй, беседа развивается в нужном направлении», – решил Рейф. Все, что вызывало мысли о романтике и влюбленных, наверное, помогало делу.

– А что вы о себе можете сказать? – Клио испытующе взглянула на Рейфа. – Ваши инициалы вырезаны на какой-нибудь старой каменной стене в Сомерсете… или еще где-нибудь?

– Мои? – Рейф решительно помотал головой. – Нет-нет. Когда дело доходит до женщин, я ничего не вы…

– Да, поняла. Вы ничего не вырезаете на камне. – Клио усмехнулась.

Рейф в раздражении взглянул на собеседницу, и она тут же заявила:

– И не надо на меня злиться. Бойцы – не единственные, кто может сосредоточиться и вовремя среагировать. – Клио сжала кулачки и приняла боксерскую стойку. – Если вам не нравится, что я вас перебиваю, попытайтесь быть менее предсказуемым.

Рейф хмыкнул, пряча усмешку. Проклятье! Эта девица довольно умна и, возможно, не так невинна, как ему сначала показалось. Тем не менее она, благодарение богу, не могла прочитать его мысли, ужасно мешавшие ему…

Поскользнувшись на лестнице во время подъема, Клио сбросила сюртук, который он накинул ей на плечи, и теперь на ней оставалось только мокрое и тонкое муслиновое платье – почти прозрачное. Причем она заметно дрожала, возможно от холода.

Глядя на нее, Рейф испытывал непреодолимое желание согреть ее. Желание обнять, защитить и…

– Пирс! – выпалил он неожиданно. – Пирс обязательно вырежет на стене ваши инициалы рядом со своими.

Клио устроилась на полу.

– Ох, сомневаюсь… – Она пристально взглянула на него. – Послушайте, Рейф. Мне бы очень хотелось, чтобы вы перестали отрицать очевидное. Вы ведь прекрасно знаете, что Пирс меня не любит.

– Разумеется, любит. – Он сел рядом с девушкой. – Ну… или полюбит. Любовь приходит к мужчине не сразу. Она медленно и незаметно к нему подкрадывается, чтобы завладеть им. А если мужчина замечает ее приближение, то, как правило, обращается в бегство.

– Любви никогда не удавалось завладеть вами, Рейф.

– Ну я же не Пирс… – Он с усмешкой пожал плечами. – Я много лет оттачивал защитные рефлексы. Любовь может прибегать к любым уловкам, но мне всегда удается избежать удара.

– Пока удается, – многозначительно добавила Клио.

– Да, пока, – согласился Рейф.

Несколько минут они молчали, прислушиваясь к шуму дождя.

По правде говоря, Рейф сомневался, что любви когда-нибудь удастся завладеть им. Он быстро и легко увлекался и так же быстро терял интерес к людям и вещам. И так было всегда – и с его учебой, и с клубами, и с друзьями, и с любовницами… Пожалуй, только бои овладели им надолго. Бои на ринге – это единственное, к чему он еще не потерял интерес.

Рейф взглянул на слегка порозовевшее лицо Клио. Ну, возможно, бои – не единственное…

– А что, если выйдет наоборот? – спросила Клио. – Может быть, Пирс приедет, увидит меня – и не почувствует никакой любви. И тогда уж точно осознает, что вообще ничего ко мне не чувствует.

– Нет, невозможно. – Рейф решительно покачал головой.

– Почему же? Ведь он, наверное, изменился за эти годы. И я изменилась, стала старше и взрослее. Да, кстати, еще и поправилась. За то время, что мы с ним не виделись, я набрала больше шести килограмм.

«Во всех нужных местах», – мысленно заметил Рейф. И невольно покосился на грудь девушки. Впрочем, он тотчас же отвел глаза – все-таки удалось! – и, откашлявшись, проговорил:

– Клио, вы все еще… – Проклятье! Слова «все еще» явно не подходили. – Вы всегда были…

– Хватит, прошу вас… – простонала Клио. – Даже не пытайтесь мне льстить. У вас это получается неубедительно. Ведь вы совсем меня не любите.

Да, верно. Он ее не любил. Не любит – и все же лишь титаническим усилием воли заставил себя отстраниться от нее, после того как поддержал на лестнице.

– За восемь лет вы не ответили ни на одно мое письмо, – продолжала Клио. – И ни разу не нанесли ответный визит. До тех пор пока вы неожиданно не появились здесь, вы не приняли ни одно из моих приглашений. А я ведь их посылала…

Рейф шумно выдохнул. Проклятье! Она действительно присылала ему приглашения. Но он был уверен, что она делала это не из-за желания его увидеть, а только повинуясь чувству долга. Да и с какой стати девушка благородного происхождения станет проявлять внимание к такой заблудшей овце, как он? «Все эти поздравления с праздниками и днями рождения, а также приглашения на семейные ужины, – все это просто обязанность», – убеждал себя Рейф. И было бы очень глупо доставлять ей беспокойство, отправляя никому не нужные ответы.

Но ее послания все же кое-что для него значили. И Рейф тщательно хранил все письма Клио, а также записки и приглашения. Да-да, все до единого. Разумеется, он не пересматривал их время от времени, не перечитывал и не нюхал – в общем, не делал никаких глупостей. Но тем не менее почему-то хранил.

– Вы все неправильно поняли, – пробормотал он. – Нельзя сказать, что я вас не люблю.

– Правда?

– Чистая правда.

– Тогда окажите мне любезность, Рейф.

– Для вас – все что угодно.

Тут Клио повернулась к нему и проговорила:

– Посмотрите мне в глаза и скажите – только скажите честно, – действительно ли вы хотите назвать меня своей невесткой.

Черт побери! Рейф повернул голову к лестнице и уставился в пол, темневший далеко внизу. А может, еще не поздно случайно споткнуться, рухнуть вниз – и покончить со всеми мучениями?

Снова повернувшись к Клио, он смог выполнить ее первое требование и посмотрел ей в глаза – в ее прекрасные глаза, голубые словно безоблачное небо. Он смотрел в них очень долго, не произнося ни слова.

А снаружи по-прежнему шел дождь, и его шум казался Рейфу оглушительным.

– Вы не можете утверждать, что хотите видеть меня своей невесткой, не так ли? – спросила Клио почти шепотом.

– Если честно, не могу, – прошептал он в ответ.

Лицо Клио на мгновение исказилось – словно от боли. А Рейфу захотелось провалиться сквозь пол… или сквозь стены – все равно.

– Вот и хорошо. – Она обхватила руками колени. – Да-да, очень хорошо. И теперь, когда мы знаем, как относимся друг к другу, можно не кривить душой и…

«Будь я проклят!» – мысленно воскликнул Рейф. И в тот же миг его руки словно сами собой потянулись к Клио. Он порывисто привлек девушку к себе и коснулся ее мягких дрожащих губ нежным поцелуем. Клио же решила, что произошла какая-то ошибка – другого объяснения просто быть не могло. Очевидно, Рейф хотел прижать свои чувственные губы к чему-то еще, – а она просто случайно подвернулась. Как досадно! Как неловко! Такое могло произойти только с ней!

Но тут его большие теплые ладони обхватили ее лицо, а нежные губы снова завладели ее губами… И теперь стало подозрительно похоже, что Рейф делал именно то, что хотел.

Но как такое могло произойти? Неужели Рейф действительно целовал ее? Нет-нет, такого просто быть не могло. Или могло?..

В какой-то момент Клио вдруг осознала, что страстно отвечает на поцелуи Рейфа. «О да!.. Еще!..» – мысленно восклицала она.

Клио едва ли знала, как себя вести в подобной ситуации, но оказалось, что это не имело никакого значения. Рейф легко и ненавязчиво учил ее собственным примером, в точности так же, как когда-то в детстве учил ловить форель в быстрой речке.

Их поцелуи были нежными и в то же время необычайно страстными. И казалось, что все происходившее было в порядке вещей, а все их пикировки, споры и обиды, коих случилось немало за долгие годы, являлись всего лишь уловками – чтобы избежать поцелуев. А теперь, когда их губы, наконец, нашли друг друга, добрались до конца списка, оказалось, что очень много времени было потеряно, – потому-то они и не могли оторваться друг от друга…

Они целовались и целовались, а за окнами по-прежнему шел дождь. Это было до абсурда романтично… и это – это было чудесно, замечательно! Причем каждый их поцелуй длился чуть дольше, чем предыдущий. Воздух же вокруг них, казалось, был насыщен жарким дыханием… и страстным желанием. Так что вот-вот и здесь, в башне, могла начаться гроза – их тайная гроза…

Стараясь все крепче прижаться к Рейфу, Клио полностью отдалась во власть восхитительных ощущений, и ее чувства с жадностью впитывали все – и биение его сердца, и трепет своего, и сладостный вкус его губ, и даже исходивший от него пряный запах. И именно запах заинтриговал ее больше всего. Интересно, что это? Какое-то ароматизированное мыло для бритья? Ведь точно же не одеколон…

Не в силах преодолеть любопытство, она несмело коснулась рукой его подбородка. Хотя еще едва перевалило за полдень, а этим утром Рейф явно побрился, кончики пальцев уже ощутили отросшую щетину. Как ни странно, это ощущение привело Клио в восторг – оно было для нее абсолютно новым. Однако же…

К ее величайшему удивлению, Рейф не проявлял настойчивости. То есть не поглаживал ее и не щупал – об этих уловках коварных мужчин матери всегда предупреждают своих дочек. И все же она явственно ощущала силу, пульсировавшую в его теле; она чувствовала, что Рейф хотел большего, хотел всего…

Но он всего лишь целовал ее. Словно этого было достаточно.

Да поможет ей бог, но она тоже хотела большего!

– Дождь закончился, – сказал он через некоторое время, внезапно отстранившись от нее.

Клио вяло кивнула, не вполне понимая, что с ней происходит. К сожалению, поцелуи закончились вместе с дождем.

Рейф же откинулся спиной к стене, и его голова с глухим стуком ударилось о камень.

– Я ублюдок, – со вздохом, заявил он.

– Если ты ублюдок, то кто же тогда я?

– Это не имеет к тебе никакого отношения.

– Разве? – Клио вскинула подбородок.

– Нет-нет, я не это хотел сказать. Разумеется, все это имеет к тебе самое прямое отношение. Но если я попытаюсь объяснить… все равно ничего не получится.

– А ты попробуй. – Клио напряженно ждала, все еще пребывая во власти его запаха и тепла его объятий.

– Проклятье, я-то был уверен, что уже давно перерос это. Проклятье!..

– Перерос… поцелуи?

– Зависть, – процедил Рейф. – Я всегда завидовал брату. Завидовал его игрушкам, его успехам. А также похвалам, которые он всегда заслуживал. С самого раннего детства – сколько себя помню – я желал получить то, что принадлежало ему. И ты тоже принадлежала ему, – добавил он, скрипнув зубами.

– О, Рейф!.. – воскликнула Клио. – Ты… – Она умолкла, не зная, что сказать.

А он провел ладонью по лицу и пробормотал:

– Черт, что я говорю?.. Ты и сейчас принадлежишь ему.

Клио понятия не имела, как относиться к такому признанию. Но было ясно: Рейф хотел ее. Он хотел ее очень давно, но вовсе не потому, что находил ее привлекательной и желанной. Он хотел ее потому, что она принадлежала Пирсу. И будь она уродиной с физиономией тролля, – это ничего бы не изменило. Он все равно хотел бы ее. Это открытие ужасно ее огорчило, и теплая нега, владевшая ею, начала исчезать.

– Ничего подобного больше не повториться, – заявил Рейф. – Никогда.

Ну вот… Нега исчезла вовсе.

– Знаешь, – сказала Клио, немного поразмыслив, – теперь я понимаю, почему ты так популярен у дам. Ты точно знаешь, как заставить женщину почувствовать себя исключительной. – Она потупилась и стала расправлять мокрые юбки, собираясь встать.

Минуту спустя Рейф взял ее под локти, приподнял и с легкостью поставил на ноги. Даже интересно, как он мог быть таким спокойным и галантным через минуту после того, как отверг ее, что, в свою очередь, произошло сразу после того, как он страстно ее целовал? Неужели у него не кружилась голова от столь головокружительных перемен?

– По крайней мере, я выиграла, – заявила Клио.

– Что ты выиграла?

– Теперь тебе придется подписать бумаги о расторжении помолвки. Они у меня в туалетном столике. Дождь уже прекратился, так что мы можем вернуться в дом и немедленно решить этот вопрос.

– Погоди! О чем ты? Ты вовсе не выиграла! Я ничего не подпишу!

– Как ты можешь отказываться после… – Она указала на место на полу, где они только что сидели и целовались. – После этого. Неужели ты все еще собираешься подталкивать меня к браку с твоим братом?

– Да, конечно.

– Но ты же целовал меня!

– Не придавай этому слишком большого значения. Поцелуи ничего не значат.

Ничего? Возможно, для него так и есть. Но не для нее.

– Я целовал многих женщин, которые спокойно продолжали жить дальше и выходили замуж за других мужчин. Иногда – в тот же самый день.

– Ты серьезно?

– Что же касается тебя, – продолжал Рейф, проигнорировав ее вопрос, – то если бы ты имела опыт хотя бы одного сезона, поцелуи и для тебя не имели бы особого значения. Тебя бы целовали десятки бездельников на балконах и верандах, и в конце концов ты бы пришла к выводу, что самое лучшее – выйти замуж за такого человека, как Пирс.

Но Клио-то всегда знала, как в действительности обстоят дела. Ее считали самой удачливой дебютанткой сезона вовсе не из-за помолвки с будущим маркизом. Просто все знали, что их с Пирсом отцы договорились об этом браке много лет назад. Но будь у нее тогда нормальный сезон… Вполне возможно, что ее никто бы ни разу не поцеловал.

– Ты же сам сказал, что не хочешь, чтобы я вышла замуж за твоего брата, – заметила Клио. – Какой же ты видишь нашу с ним совместную жизнь? Что же до тебя… – Она пошла вниз по лестнице. – Каждое Рождество и Пасху мы с тобой будем сидеть за одним столом и стараться не вспоминать, что однажды целовались в башне как любовники.

– На сей счет можешь не беспокоиться. У меня нет привычки наведываться в отчий дом на Рождество и Пасху.

Клио остановилась. Ей было известно, что Рейф и его отец вели в своем доме собственную версию Столетней войны. Но ведь теперь, когда старый маркиз умер, у братьев не было никаких оснований ее продолжать.

– Ты не собираешься приезжать к брату? Даже теперь, когда вашего отца нет в живых?

– Не вижу причин. – Рейф пожал плечами.

Какой лжец! И его поцелуи – очевидное тому доказательство. Он ведь был переполнен эмоциями! Да, возможно, он не чувствовал привязанности к кому-либо, – какие-то чувства у него все же были. Пусть Рейф не принимал ее приглашения на протяжении многих лет, но теперь-то она не сомневалась: он не игнорировал их полностью.

Они спустились на нижний этаж. Эллингворт по-прежнему сладко спал в тачке. Или не спал? Клио вдруг встревожилась: бульдог лежал абсолютно неподвижно. Затаив дыхание, она коснулась его шерстки, но та оказалась теплой. Она почесала песика за ухом, и тот заворочался, потом зевнул.

Собравшись с духом, Клио сказала:

– Знаешь, Рейф, мне кажется, собачка доживает свои последние месяцы, если не дни… И скоро ты останешься совсем один. Когда умерла моя мама… Не знаю, что бы я тогда делала, если бы не сестры. Рейф, ты что, не хочешь разговаривать?

Он отвернулся.

– Нет, не хочу.

– Уверен? Иногда это помогает.

– Мне не нужна помощь. Я много лет назад перестал считать старого маркиза своим отцом, а он никогда не относился ко мне как к сыну. Я всегда был ошибкой… паршивой овцой. – Рейф ухватился обеими руками за рукоятку тележки, затем поднял голову и, взглянув вверх, проговорил: – Так вот, что бы там ни произошло, я не подпишу твои бумаги. А если хочешь указать мне на дверь…

– Нет-нет, – перебила Клио. – Я хочу, чтобы ты остался.

– Не старайся быть вежливой. Только не со мной. Зря потеряешь время.

– Я вовсе не проявляю вежливость, – пробурчала Клио. Тихо вздохнув, добавила: – Ты, Рейф, – совершенно невыносимый человек.

Неужели он думал, что сумеет ее обмануть?! Ведь достаточно одного взгляда на него, чтобы все понять. Он вроде бы давал понять, что в любой момент может покинуть замок – и в то же время его глаза молили о том, чтобы она позволила ему остаться. Кроме того… У нее имелся тайный план.

Как бы Рейф это ни отрицал, ему все равно нужна была семья, нужны были близкие люди, к которым он мог бы приезжать на Рождество и Пасху. И Клио очень надеялась, что если она удержит его в замке еще на какое-то время, то он сам все поймет.

– Я хочу, чтобы ты остался, Рейф, – повторила она. – Потому что мы с тобой заключили сделку. Один раунд еще не определяет исход поединка. Мне необходима твоя подпись на документах, и я не намерена сдаваться. – Последние слова относились не только к бумагам. – Что же касается поцелуев… – Она вздохнула. – Ты прав. Давай о них забудем.


Глава 7

«Забыть о поцелуях? – думал Рейф. – Это легко сказать, а сделать намного труднее, если вообще возможно».

После тех поцелуев прошли уже почти сутки, а Рейф до сих пор о них думал. Думал он об этом и сейчас, когда они с Бруизером и сестрами Уитмор стояли в маленькой замковой часовне. Утром он пробежал двенадцать миль, а затем совершил заплыв в ледяном пруду, но, увы, не помогло: он по-прежнему вспоминал эти проклятые поцелуи. И он не мог не смотреть на нее. А она ни разу не взглянула в его сторону. Очевидно, злилась на него. И имела для этого все основания.

Хуже всего было то, что ему нравилась рассерженная Клио. Она становилась выше ростом, поскольку все время гордо вскидывала подбородок и расправляла плечи. А ее чудесные глаза метали молнии. Для поединка на ринге она находилась в отличной форме. А вот для замужества…

– Дорогие влюбленные, – проговорил Бруизер, стоявший у порога часовни. – Мы собрались здесь по радостному поводу. – Он улыбнулся. – Вы готовы возрадоваться, мисс Уитмор? Готовы быть ослепленной великолепием перспектив?

– Я… не уверена, – пробормотала Клио.

– Мисс Уитмор вполне готова возрадоваться, – заявил Рейф, бросив в ее сторону строгий взгляд. – Она сама мне об этом сказала. Вчера…

И тут она наконец-то взглянула на него. «Мы заключили сделку. Ты не забыла?» – мысленно обратился к ней Рейф.

– Очень хорошо, – кивнула она со вздохом. – Я ко всему готова.

– Прекрасно! – Бруизер широко раскинул руки. – Так вот, представьте себе, как мы украсим всю часовню белой тканью!

– О, мне очень нравятся такие украшения. Жаль, что на моей свадьбе их было маловато, – пробормотала средняя из сестер.

– Но ты же сбежала к своему Камбурну, – напомнила Клио. – Что, забыла?

Рейф открыл рот, собираясь спросить о чем речь, но тут же сообразил, что не стоит задавать такие вопросы. Не сказав ни слова, он сел на скамью, с недоумением спрашивая себя: «Каким же образом печально известный Ученик Дьявола дошел до такой жизни?» И даже не верилось, что он сейчас покорно сидел в часовне замка, слушая болтовню о тканях…

Господь милосердный, только бы никто не узнал, что он действительно думал обо всем этом.

Тут Дафна – в вихре лент, оборочек и рюшей – выбежала на середину часовни и воскликнула:

– Итак, давайте посмотрим!.. Наверное, мы закрепим тканевые банты на концах каждой скамьи. Это будет… один, два…

– Двенадцать, – подсказала Феба.

Младшая из сестер Уитмор, устроившаяся на скамье перед Рейфом, достала из кармана бечевку и принялась делать из нее фигуры – как в игре в «кошкину колыбель»[4], только сложнее.

– Итак, двенадцать рядов, – сообщила она. – И следовательно… – Девушка пошире растопырила пальцы, показав что-то вроде веревочной решетки.

Рейф чуть привстал и, глядя ей через плечо, проговорил:

– Судя по всему, вы настоящий профессионал.

– В плетении узоров или в счете?

– И в том, и в другом.

– Да, верно, – без ложной скромности подтвердила Феба.

Рейф с любопытством наблюдал за ней. Он и впрямь был заинтригован. Из всех сестер Уитмор только Фебу он совершенно не знал. Она была совсем маленькой, когда он окончательно рассорился со старым маркизом и начал избегать семейных сборищ. И следовало признать, что она очень ловко управлялась с бечевкой. Да и в математике была сильна.

– Значит… двадцать четыре банта, – подытожила Дафна. – И еще фестоны для каждого окна. Сколько окон, Феба?

– Четырнадцать. По тридцать два стекла в каждом.

– Но вы ведь даже не посмотрели! – удивился Рейф.

– А мне и не надо. – Феба внимательно вглядывалась в узор, который у нее только что получился. – Так всегда бывает, когда речь идет о цифрах, формах и размерах. Я просто знаю, вот и все.

Рейф почувствовал невольное уважение к этой девушке. Ему-то самому учение никогда не давалось легко.

– А как у вас так получается? – полюбопытствовал он. – Ну… просто знать, не прилагая к этому усилий…

Феба продела палец в очередную петлю и, склонив голову к плечу, полюбовалась своей работой.

– А как вам удается одним ударом сбить с ног сильного взрослого мужчину? – спросила она неожиданно.

– Надо действовать осторожно и расчетливо, но в определенных ситуациях – быстро и стремительно. При этом всегда нужно владеть собой, проявлять хладнокровие, – ответил Рейф.

Феба бросила на него внимательный взгляд.

– Тогда мне ничего не надо вам объяснять, – сказала она.

Тут девушка снова развела в стороны руки и растопырила пальцы, явив миру новую фигуру. И то, что у нее получилось, в точности соответствовало форме витражных окон часовни. Потом ее пальцы выскользнули из петель, и фигура исчезла.

Подошла Дафна, занятая вычислениями.

– Итак… если нам нужно по два ярда ткани на фестоны и по три четверти ярда на каждый бант… Ну же, котенок, не заставляй меня искать карандаш и бумагу.

– Сорок шесть ярдов, – сказала Феба.

Клио засмеялась.

– Ты собираешься заказать сорок шесть ярдов ткани для украшений? Мы украшаем часовню или пеленаем слона? А как насчет резьбы и витражей? Они и без твоих тряпок очень красивы.

– Все красивое можно сделать еще красивее, – назидательно проговорила Дафна. – Помнишь, что говорила мама?

Феба едва заметно поморщилась. Судя по выражению ее лица, она отлично помнила, что говорила мама, но ей эти поучения не нравились.

Бруизер кашлянул, как бы напоминая о себе.

– Вот и хорошо, – сказал он. – Продолжаем. Итак, мы сделаем часовню еще красивше, а мисс Уитмор станет самой красившей из всех собравшихся.

– Самой красивой, Монтегю, – поморщившись, поправила Дафна.

– Да-да, конечно. Самой красивой.

Клио же тихонько вздохнула. Она вовсе не выглядела счастливой. И Рейф знал, что он тому виной. Вчера он был идиотом – сначала поцеловал ее, а потом заявил, что это ничего не значит. Вряд ли это лучший способ повысить самооценку женщины.

Он отвел Бруизера в сторону и прошептал:

– Твой план не работает. Хотя ты сказал, что сможешь пробудить у нее интерес к свадьбе, что она будет ослеплена грандиозностью наших планов.

– Она и будет ослеплена, – заявил Бруизер.

Рейф покосился на Клио.

– Что-то не вижу.

– Дай мне еще минуту. – Бруизер подошел к Клио и повел ее по проходу между рядами. – Мисс Уитмор, вы только представьте себе… Представьте, что все места здесь будут заняты вашей семьей и ближайшими друзьями. Более того, даже и вашими злейшими врагами! И все они, затаив дыхание, будут ждать вашего триумфального появления.

– Моего триумфального появления?

– Да, в роскошном платье и в изысканной кружевной вуали.

В вестибюле часовни стоял узкий столик, покрытый кружевной салфеткой, на который кто-то поставил небольшую вазу с цветами. Бруизер сдернул салфетку со стола и накрыл ею голову Клио. Получилось подобие вуали, прикрывшей лицо девушки.

Рейф видел, что Клио улыбалась под салфеткой, но это была вовсе не восторженная улыбка невесты: ее рассмешила абсурдность происходившего. Но улыбка все же лучше, чем угрюмое выражение, не покидавшее ее лица все утро.

– И букет. – Бруизер взял из вазы цветы и вложил их ей в руки. – Вот так.

Клио отвела руку с букетом в сторону.

– С этих цветов течет, – пробормотала она.

– Не важно. Представьте перед собой ковер, усыпанный розовыми лепестками. Вы медленно идете по проходу, а ваши сестры – впереди. – Бруизер поставил перед невестой сначала Дафну, потом – Фебу. Взглянув на приятеля, сказал: – Стань на другом конце прохода, Рейф. У алтаря. Там будет твое место.

О боже! Только не надо снова этих глупостей! Если у Рейфа и были какие-то сомнения относительно его пригодности для роли шафера, то теперь, после того что произошло накануне в башне, он окончательно убедился в том, что не сможет сыграть эту роль. Тем не менее Рейф сделал то, что ему сказали, – обошел ряды скамеек и остановился у противоположного конца прохода. Клио, казалось, увлеклась идеей свадьбы, и он не хотел все испортить.

– Викарий… – пробормотал Бруизер себе под нос. – Нам срочно нужен викарий. Кто-нибудь серьезный и величественный… Так-так… Ага, замечательно!

Подхватив с ковра Эллингворта, он отнес его к алтарю и поместил старого морщинистого бульдога на то место, где должен был стоять священник. Тихонько засопев, песик плюхнулся на живот и положил голову между передними лапами.

– Не хватает только жениха, – заметила Дафна.

– Увы, но к этому уже можно было привыкнуть, – со вздохом сказала Клио.

– Не беспокойтесь, мисс Уитмор, это легко исправить. – Бруизер скользнул к Рейфу и подтолкнул его к центру прохода. – Рейф будет лордом Гранвиллом, а я – шафером.

– Что?! – возмутился Рейф и ткнул приятеля локтем в бок. – Я не буду женихом, даже не надейся, – свирепо прошипел он.

– Но ты же его брат… – возразил Бруизер. – Так что выбор вполне логичен. Я ведь не могу назначить женихом Эллингворта, правда?

Рейф оглядел часовню. Черт возьми, а что случилась с сэром Тедди Камбурном? Этот человек всегда на месте, когда его присутствие нежелательно, и его никогда не найдешь, если он может быть хоть чем-то полезен.

– Процессию будет сопровождать музыка, – продолжил Бруизер.

– И куда же вы намерены поместить оркестр? – раздался из-под салфетки голос «невесты».

– Куда-нибудь поместим.

– Поверьте, орган – это достаточно хорошо, – отозвалась невеста.

– Нет-нет! – крикнул Рейф. – То, что достаточно хорошо, не может считаться достаточно хорошим для этой свадьбы. Обязательно будет оркестр.

– Готовы? Тогда начали. Сначала подружки невесты. – Бруизер стал напевать церковный гимн, и к нему тотчас присоединилась Дафна, которая пошла перед Клио по проходу. – Теперь невеста. – Когда невеста замешкалась, Бруизер ткнул Рейфа локтем. – Ты тоже пой!

– Я не умею! – заорал Рейф. И тут же получил чувствительный удар по ребрам.

– Пой, как умеешь, если хочешь выдать ее замуж!

Проклятье! Рейф мысленно выругался. И, жутко фальшивя, запел церковный гимн.

Клио пожала плечами и пошла по проходу. Она направлялась к спящему бульдогу с салфеткой – или скатертью? – на голове и с увядшим букетом, с которого капала вода. Примерно на полпути она начала хихикать, а подойдя к Рейфу, переминавшемуся с ноги на ногу у алтаря, уже громко смеялась.

– Уверяю вас, мисс Уитмор, гости в едином порыве встанут со своих мест, исполненные благоговейного восхищения, – заявил Бруизер.

– О да, – кивнула Клио, все еще смеясь. Убрав с лица салфетку, проговорила: – Я в этом нисколько не сомневаюсь. Если перед ними появится такая невеста, то так и будет.

«Черт побери! – мысленно воскликнул Рейф. Ему следовало знать, что это не сработает. Она вовсе не была ослеплена перспективой и вовсе не радовалась в предвкушении свадьбы. Невеста всего лишь позабавилась. Все пошло не так!

Но в глубине души Рейф вдруг почувствовал: все выглядело так, как надо. Он точно знал, что если когда-нибудь женится, то его невеста, идущая к алтарю, будет именно такой – веселой, радостной, смеющейся…

Но только Рейф не собирался жениться. И Клио была не его невестой.

– Который час? – неожиданно спросила Феба. – Мистер Монтегю, не могли бы вы взглянуть на свои карманные часы?

– Я… ну… – Бруизер взглянул на толстую цепочку, исчезавшую в его кармане.

Рейф усмехнулся. Он точно знал, что никаких часов у приятеля не было. Достав свои часы, он открыл их и сообщил:

– Семнадцать минут третьего.

Феба кивнула.

– Прекрасно. Венчание должно состояться в восемнадцать минут третьего.

– Не говори глупости, Котенок, – усмехнулась Дафна. – Никто не венчается в два часа и уж тем более в восемнадцать минут третьего. С какой стати?

– Подожди минуту, – ответствовала Феба, – и сама увидишь.

Не успела она договорить, как сквозь витражное стекло над алтарем в часовню проник солнечный свет, и Клио оказалась в ярком и теплом золотистом сиянии. Ее волосы словно вспыхнули, кожа засветилась, а глаза приобрели магический блеск. И даже несуразная скатерть показалась изысканным нарядом.

– Чтоб мне провалиться… – пробормотал Бруизер, начисто забыв о своей роли благородного эсквайра Монтегю. – Я же обещал, что она будет ослеплена, не так ли?

Рейф не знал, как насчет Клио, но он действительно был ослеплен. Да-да, ослеплен и ошеломлен.

– В чем дело? – нахмурилась Клио, с подозрением осматриваясь. – Почему вы все так на меня смотрите? У меня выросла вторая голова?

– Нет, – ответила Дафна. И тут же пылко воскликнула: – О, Клио, ты восхитительна!

– Да, ты прекрасна! – выпалил Рейф, не успев осознать, что говорит. Но он ни за что на свете не взял бы свои слова обратно. Клио действительно была прекраснейшей из женщин.

– Я?.. – Клио засмеялась. – В этом наряде?

И все поспешили заверить ее, что говорят чистейшую правду.

– Жаль, что ты этого не видишь, – пробормотал Рейф. – Ты… – Он умолк, не в силах найти подходящие слова, однако надеялся, что его взгляд все скажет за него. Когда мужчина восхищается женщиной, слова, возможно, и не нужны.

Глаза Клио потеплели, уголки губ приподнялись, а щеки окрасились нежным румянцем.

«Спасибо тебе, господи!» – мысленно воскликнул Рейф. Он не видел этого румянца со вчерашнего дня и ужасно по нему соскучился.

– Правда? – шепотом спросила Клио.

– Я нашел! – в часовню вбежал Камбурн, запыхавшийся, но выглядевший в высшей степени респектабельно. Как всегда. – Я знал, что в таком месте они где-то должны быть, – и не ошибся. Сегодня я весь день искал и наконец нашел!

– Что ты нашел, Тедди? – спросила его супруга.

Баронет знаком предложил всем подождать, потом на минуту исчез. Возвращался же медленно, сопровождаемый скрежетом и лязгом.

– Это ядро и цепь, видите? – Он радостно засмеялся, демонстрируя ржавые кандалы. – Вот чего не хватало этой свадьбе!

В следующее мгновение все участники «церемонии» разом вздохнули и нахмурились. А Камбурн, словно не замечая этого, продолжал:

– Не бойся, Пышечка, мы не позволим ему снова сбежать.

«Спасибо тебе, сэр Тедди Камбурн. Самодовольный идиот…» – подумал Рейф.

– Ядро и цепи? Забавно… – Клио изобразила улыбку, из последних сил стараясь быть вежливой. Она была добра и не хотела никого обижать, – даже такого человека, как Камбурн.

А земля продолжала вращаться, и солнечный луч исчез, оставив бедняжку Клио жалкой и бледной, с нелепой салфеткой на голове и увядшим букетом в руке.

Рейф был в ярости. В нем пробудился дикарь. Ему хотелось вытрясти душу из Бруизера, свалить на пол хуком справа ухмыляющегося кретина Камбурна, а затем… Затем он подхватил бы Клио на руки и унес бы. Куда-нибудь. Куда-нибудь подальше от этих глупцов, уделявшим все свое внимание злобным сплетням и скандальным газетенкам и не замечавшим удивительной красоты Клио.

Но все это – всего лишь его эмоции. А ему сейчас следовало заняться делом. В его распоряжении была всего неделя, чтобы переубедить Клио и заставить ее отказаться от решения расторгнуть помолвку. Но следовало действовать совсем не так, как он действовал до этого.

– Я должен вас покинуть, – сказал Рейф. Поклонившись дамам, он направился к выходу. Обернувшись, сказал приятелю: – Позаботься о собаке, пока я буду отсутствовать.

– Ты уходишь?! – вскинулась Клио. – За ужином увидимся?

– Нет. – Рейф не обернулся. – У меня дела в Лондоне. Я уезжаю немедленно.


Глава 8

– Куда уехал лорд Рейф?

– В Лондон. – Клио потянулась за кувшинчиком со смородиновым джемом. – Это все, что мне известно.

Верный своему слову, Рейф уехал сразу же, как вышел из часовни. Задержался лишь на то время, которое потребовалось, чтобы оседлать коня. Клио провожала его взглядом, стоя у окна своей спальни. И вот уже два дня о нем не было никаких известий. Но беспокоиться, конечно же, не следовало, верно? Ведь Рейф – взрослый мужчина, смелый и очень сильный. И он сможет позаботиться о себе в любой ситуации, не так ли? Наверное, глупо часами просиживать у окна, высматривая его на дороге.

Тем не менее Клио занималась именно этим. И она не могла не испытывать тревоги. Это «свадебное сражение» становилось весьма забавным – в основном потому, что все преимущества были на ее стороне. И пока что абсолютно все, связанное с планированием свадьбы, заканчивалось для Рейфа плачевно. Но Клио всерьез опасалась, что он не собирался проигрывать и припрятал туза в рукаве.

И если так… Она все же надеялась, что он будет играть честно и выполнит условия сделки. Они ведь договорились об одной неделе… Так что при любых условиях Рейф должен будет вернуться в ближайшие дни, чтобы подписать бумаги о расторжении помолвки.

– Сегодня мы могли бы заняться приглашениями, – сказала Дафна, размешивая сахар в чашке чая. – Их можно будет отправить, как только прибудет лорд Гранвилл.

Клио молча пожала плечами. Ее сестры не знали, что все эти свадебные приготовления вот-вот станут никому не нужными. Ей было неловко обманывать, но она боялась сообщить родственникам о разрыве помолвки, пока бумаги не подписаны. Они ее не поняли бы. Вернее, Дафна не поняла бы.

– Сейчас нельзя заниматься приглашениями. – Клио вздохнула. – Ведь никто не знает, когда приедет лорд Гранвилл. А в приглашении следует указать дату.

Дафна отмела это возражение решительным взмахом чайной ложечки.

– Мы можем написать все, оставив место для даты.

Клио уже собиралась привести очередной довод против, но тут со стороны подъездной дороги донесся шум.

– Ты ожидаешь какой-нибудь доставки? – спросил Тедди.

– Я заказала уголь, – ответила Клио. – Должно быть, его доставили. В этом замке всегда сыро и сквозняки, даже летом.

– Представляю, каково здесь зимой. – Дафна вздрогнула и поежилась. – Наверное, жуткий холод!

– Уголь – дорогое удовольствие, – сообщил Тедди, с аппетитом поглощавший копченую рыбу и яйца.

И, конечно же, он был прав – Клио прекрасно это понимала. Имея достаточно дров и угля, можно прогреть любое помещение, но для покупки топлива необходим доход. Ее приданое – после того как она получит право им распоряжаться, – сможет обеспечить ее на несколько лет. Но если она собиралась жить в Твилл-Касле постоянно, то ей был необходим доход – то есть пивоварня.

А уж производственный процесс она сумеет наладить: это вопрос времени и денег. Кроме того… Надо привлечь на свою сторону фермеров, но для этого придется поработать. Но как быть с владельцами пабов и таверн? Следовало продумать стратегию. Ей придется создать себе репутацию надежного поставщика качественной продукции. Для начала же придумать запоминающееся название. «Эль из замка?» «Пивоварня Твилл?» Нет, не впечатляет.

Внезапно Феба проговорила:

– Поскольку лорд Рейф отсутствует, я подумала, что мы можем воспользоваться моментом и обсудить восемнадцатый пункт из моего списка.

– Восемнадцатый? Мне казалось, их было семнадцать – даже с учетом ледяных скульптур.

– Мы должны обсудить брачную ночь.

Все вилки, ложки и чашки замерли в воздухе.

А Клио, судорожно сглотнув, спросила:

– Что ты сказала, дорогая?

– Пункт номер восемнадцать – подготовка к брачной ночи, – сообщила юная леди. – Ты должна узнать все о своих супружеских обязанностях.

Клио с Дафной обменялась взглядами. И было совершенно очевидно, что они ничего не знали о планах «Котеночка».

– Наша мать умерла, – продолжала Феба менторским тоном, словно объясняла правила сложения. – Именно она должна была поговорить с Клио на эту тему. В ее отсутствие это придется сделать нам, ее сестрам. – Она извлекла откуда-то из-под стола несколько свернутых листков бумаги. – Я внимательно ознакомилась с соответствующей литературой и сделала кое-какие выписки.

– Феба, дорогая, это очень мило с твоей стороны, но не думаю, что в этом есть необходимость, – сказала Клио.

Дафна поспешно с ней согласилась и добавила:

– А если у Клио возникнут вопросы, то она придет с ними ко мне. Ведь я теперь – замужняя дама.

– Да, но ты замужем за англичанином, – заметила Феба. – А как недавно напомнил нам мистер Монтегю, лорд Гранвилл много лет прожил на континенте. Если Клио желает удовлетворить своего мужа, она должна узнать, каким образом это делают женщины на континенте. Я нашла несколько французских книг, причем с иллюстрациями.

Забыв о хороших манерах, Клио уперлась локтями в стол и, закрыв лицо ладонями, давилась от смеха.

– Ну и как? – спросила она.

– Они не слишком помогли. А описания, которыми сопровождаются иллюстрации, и вовсе нелепы. Все эти разговоры о «складках», «размерах» и «пуговицах»… Речь идет о половом акте или пошиве платья?

Клио громко расхохоталась.

– В конце концов, – со всей серьезностью продолжала Феба, – мне пришлось прибегнуть к перекрестным ссылкам на мои труды по флоре и фауне.

– О Котенок, только не это… – простонала Дафна. – Клио, что мы будем делать с нашей сестрой?

Феба с недоумением взглянула на старших сестер.

– Я что-то не так сделала? – спросила она.

– Нет-нет, все в порядке, – поспешно заверила ее Клио. – Ты абсолютно все делаешь с таким блеском, что это даже пугает. И ты всегда исполнена самых лучших намерений. Надеюсь, так и будет впредь.

– Лично я не вижу в этом процессе ничего пугающего и ничего привлекательного, – продолжала младшая сестра. Она выпрямилась и уставилась в бумаги, которые держала в руке. – Но мне бы не хотелось, чтобы моя большая исследовательская работа была сделана впустую. Я выполнила обзор механики процесса и подготовила ряд диаграмм. Кроме того, я систематизировала такие термины, как похоть, желание, эрекция, оргазм. Что же касается эмоций и ощущений, то нам придется положиться на мнение Дафны.

Баронет, уже несколько минут жевавший ломтик тоста, вероятно, забыл, как глотать. Услышав же последнюю фразу юной леди, он подавился и закашлялся.

– О, извини… – Феба внимательно на него посмотрела. – Я вовсе не хотела исключать тебя из общего разговора. Быть может, ты можешь подсказать нам что-нибудь полезное с мужской точки зрения.

Физиономия Тедди стала ярко-пунцовой, и он вскочил так стремительно, что опрокинул стул.

– Я совсем забыл… – прохрипел он. – Мне срочно нужно написать письмо. Надеюсь, вы извините меня.

Коротко поклонившись, несчастный покинул комнату с головокружительной скоростью.

– Так даже лучше, – изрекла Феба. – В такой беседе должны участвовать только женщины.

Дафна откашлялась и проговорила:

– Мы не будем вести разговоров об этом, Котенок. Маркиз лучше всего проинструктирует Клио относительно… э…

– Механики процесса? – с серьезнейшим видом поинтересовалась Феба.

– Да-да, именно так. Что же касается ощущений, то описывать их нет смысла. То, что доставляет удовольствие одному человеку, вполне может оставить другого равнодушным. Пусть лучше Клио совершит все открытия сама. С помощью мужа, конечно.

На самом деле Клио уже сделала некоторые открытия, причем без помощи мужа. В конце концов, ей двадцать пять лет, она уже давно обладала вполне зрелым телом, поэтому знала, как оно реагировало на прикосновения и…

– Доброе утро, – раздался красивый мужской голос.

– О, лорд Рейф!.. – воскликнула Клио. – Значит, вы вернулись?

– Совершенно верно. Я вернулся.

«Не веди себя как идиотка», – сказала себе Клио. Встав из-за стола, она уставилась на Фебу, взглядом приказывая ей убрать «исследования» подальше.

Вероятно, заметив, что сестры выразительно переглядывались, Рейф спросил:

– Я вам помешал?

– Нет-нет, – ответила Клио. Ответила уж слишком поспешно. – Ты нам вовсе не помешал. Мы просто обсуждали… – Она почувствовала, что краснеет. – Обсуждали цвета тканей.

Дафна, сидевшая на другом конце стола, сдавленно хихикнула.

– Что ж, я очень рад. Потому что мне необходимо срочно переговорить с вами, мисс Уитмор. Прошу вас следовать за мной.

Весьма удивленная, Клио направилась за ним в коридор. Внезапно сердце ее тревожно забилось.

– Что-нибудь случилось? – спросила она.

– Мне нужно кое-что тебе показать.

– Но что именно?

– Ты же не хочешь испортить сюрприз? – На губах Рейфа заиграла чудесная мальчишеская улыбка, и Клио почувствовала, что у нее подгибаются колени.

– Быть может, нам следует подождать моих сестер и мистера Монтегю? – спросила она.

– Нет, – отрезал он.

Сердце Клио пропустило удар. Потом – еще один. «Да что же это такое?!» – мысленно воскликнула она.

– Доверься мне, Клио. Тебе обязательно понравится.

Рейф взял ее под руку и повел по коридору. И она пришла к выводу, что если станет вырываться, то лишь поставит себя в глупое положение. К тому же… Часто ли ей выпадала возможность идти под руку с таким мужчиной, как Рейф? И у него были такие огромные и сильные руки… Ее трепещущие пальцы лежали на его запястье словно легкие листочки на камне. Она бы решила, что он весь сделан из камня, если бы не тепло, исходившее от его тела.

Воспоминания о поцелуях в башне снова ожили. Быть может, у них как-нибудь получится больше никогда о них не говорить? Может, и получится. Но это вовсе не означало, что Клио перестала о них думать. И мечтать. Да-да, мечтать и желать повторения вопреки всем соображениям логики и разума. Похоже, в глубине души она хотела этого всегда, просто с годами желание окрепло и сейчас вдруг проявилось. Более того, она хотела не только поцелуев. Теперь-то она понимала, что это было вожделение. И понимала силу этого чувства: все ее тело, казалось, трепетало от желания.

Клио знала, что в этом смысле ей не на что было рассчитывать, но она никак не могла унять свое разыгравшееся воображение. Да и не пыталась, если честно.

– Не представляю, что у вас за великая тайна, – пробормотала она. – Мы ведь уже определились с местом проведения мероприятия, встретились с викарием и составили меню для свадебного завтрака, который, конечно же, никогда не состоится. Кроме того, мы обсудили банты и фестоны, а также волынки, павлинов в саду и…

– Совершенно верно. И мы зря теряли время. Поэтому я решил взять бразды правления в свои руки. Сегодня утром мы все решим. Вдвоем. Только ты и я.

– Только ты и я?.. – переспросила Клио.

Господи, помилуй!

Рейф распахнул дверь музыкального салона. К своему немалому облегчению, Клио сразу отметила, что там находились люди. Значит, она не останется с Рейфом наедине.

– Пианино! – объявил он, указав на массивный инструмент, занявший весь угол комнаты. Сидевший за ним пианист сыграл блестящий пассаж – кажется, что-то из Генделя.

– Арфа, – сказал он, повернувшись к какой-то даме.

Невозмутимая женщина в строгом платье коснулась длинными пальцами струн, и комнату наполнила замысловатая мелодия, завершившаяся волшебным глиссандо.

– Струнный квартет, – продолжил пианист.

В дальнем углу комнаты скрипач кивнул своим коллегам, и зазвучала теплая музыка Гайдна. Исполнители обладали безупречным мастерством, и инструменты были настроены превосходно.

Когда же прозвучал финальный аккорд, Клио несколько минут молчала: была слишком взволнована, чтобы выражать свои чувства словами. Наконец, радостно улыбнувшись, она поблагодарила музыкантов.

– Это было потрясающе! – воскликнула она. – Огромное вам спасибо.

– Итак… – Рейф взглянул на нее вопросительно. – Выбирай исполнителей для свадьбы. Можем взять всех, если захочешь.

– Но я…

– Подумай хорошенько и решай. Потом мы можем попросить их поиграть еще.

– Потом?

– Видишь ли, есть кое-что в дополнение…

Рейф провел Клио в смежную комнату – утреннюю гостиную. И она погрузилась в атмосферу тяжелых сладких ароматов.

– Боже мой… – прошептала Клио.

Орхидеи, лилии, ирисы, гортензии!.. И розы всех возможных цветов. А некоторые из этих растений Клио видела впервые в жизни. И здесь были не только букеты цветов, но и пряные травы, а также луковицы в горшках, которые пышно цветут один день, а затем вянут. Самые разные представители флоры занимали все столы, комоды и тумбочки, так что ее утренняя гостиная внезапно превратилась в настоящую оранжерею.

– О, Рейф!.. – воскликнула Клио.

– Я сказал, чтобы прислали все самое лучшее, – сообщил Рейф. – Сам-то я ничего не знаю о языке цветов…

Но Клио было наплевать на цветочную тайнопись Дафны. Равно как и на ботанические объяснения Фебы. Клио всегда считала, что любые цветы передавали лишь одно-единственное послание – они говорили: «Я думаю о тебе». Растительность же в этой комнате не просто говорила – она кричала об этом.

«Я думаю о тебе. Ты мне интересна. Я испытываю к тебе нежные чувства». Букеты вежливости, заботы, чуткости. Внимание во всех мыслимых оттенках.

Неудивительно, что на его губах играла эта мальчишеская озорная улыбка. Он вложил душу в эту цветочную экспозицию.

Еще никто и никогда не делал для нее ничего подобного. Причем сделано это было именно для нее, только для нее. Однако же… Думал ли Рейф при этом о ней, Клио, – или о своей карьере?

Как бы то ни было, она впервые с тех пор, как начались разговоры о свадьбе, ощутила нечто вроде приятного волнения невесты. Пройти по проходу часовни к алтарю, пройти под взглядами друзей и родственников, пройти под волшебные звуки арфы с целой охапкой великолепных оранжерейных цветов… О, это, наверное, замечательно!..

– Надеюсь, здесь найдется цветок, который тебе понравится, – сказал Рейф.

У нее разыгралось воображение – или в его голосе действительно звучала тревога?

– О, я ошеломлена… Они все так прекрасны… – Клио медленно прошла по комнате, легонько касаясь пальцами нежных лепестков.

– Ладно, об этом ты можешь подумать позже. – Рейф взял ее за руку и повел за собой. – Но то, что в соседней комнате, – это не может ждать.

– Ты сказал, в соседней комнате? Неужели есть что-то еще?

– Сейчас сама увидишь.

Он подвел ее к двери в следующую комнату и открыл ее – и Клио замерла на пороге.

Торты… Повсюду торты!..

– Ты не мог… это сделать, – пролепетала Клио.

– Мог и сделал, – гордо ответствовал Рейф. Слегка подтолкнув ее – чтобы она переступила порог, – он закрыл за собой дверь.

Весь обеденный стол – а в замке обеденные столы имели весьма впечатляющую длину – был уставлен тортами. Всех размеров и форм.

Торты с горами взбитых сливок, усыпанных свежей земляникой. Торты с глазурью, на которой росли марципановые фиалки. Торты, увитые шелковыми нитями сахарной ваты.

Подойдя ближе, Клио обнаружила, что от каждого торта уже отрезан небольшой кусочек, чтобы можно было оценить аромат и начинку. Шагая вдоль стола, она видела слои шоколада, пряностей, ириса, а также беловато-желтого крема – наверняка, ванильного. Имелись, конечно же, и всевозможные фрукты.

– И ты привез все это из Лондона?

– Я всего лишь заехал к Гюнтеру и попросил всего по одному образцу.

Клио сокрушенно покачала головой и вздохнула.

– Жаль, что вся эта красота пропадет.

– Не волнуйся, мы раздадим все сладости арендаторам и жителям деревни. Только сначала попробуй и выбери то, что тебе понравится для свадебного торта. Проклятье, выбери три! Или десять. Ты станешь невестой с двенадцатиярусным тортом, из которого, когда его разрежут, будут вылетать купидоны. И весь Лондон будет вспоминать это зрелище годами. – Рейф перехватил ее взгляд. – Я знаю, ты долго ждала и имеешь все основания проявлять недовольство. Но это будет твой день, Клио.

Он сделал над тортами широкий жест рукой – словно король, правивший сказочной страной Тортландией. «Ты только представь себе, – говорил этот жест, – все это может стать твоим».

Теперь Клио поняла его стратегию. Рейф хотел ошеломить ее роскошью, богатством выбора. Решил, что если проявит достаточно фантазии и потратит достаточно денег, то женщина наверняка сдастся. Мол, помашу перед ее носом тортиком – и она, сразу забыв обо всех своих амбициях, откажется от всех своих планов ради того, чтобы пройти по церкви к алтарю.

Правда, кое-чего она никак не могла понять… Неужели Рейф до такой степени не понимает ее? Или просто не уважает? После того разговора в башне она рассчитывала хотя бы на толику уважения.

Очевидно, зря рассчитывала. И выходит, все ее планы, связанные с замком и собственной независимостью… Рейф был уверен, что она легко променяет их на двенадцатиярусный торт с купидонами.

Он взял кусок шоколадного торта и воткнул в него вилку.

– Попробуй сначала этот.

Клио с тоской взглянула на тарелку.

– Нет, спасибо.

– Хочешь начать с другого? – Он отставил тарелку и взял другую. Положив на него кусок торта оранжевого цвета, сказал: – Мне кажется этот – с абрикосовым кремом.

– Я не буду пробовать, – пробормотала Клио.

– Но ты же должна выбрать какой-нибудь из них.

– Разве?

– Да. У нас сделка, если ты помнишь.

– Тогда пусть Дафна, Феба и Тедди выберут торт за меня. Или сделай это сам. Все равно торт для гостей, а не для невесты.

Рейф окинул ее взглядом и, нахмурившись, проговорил:

– По-твоему, я потратил столько времени, сил и средств только для того, чтобы кто-то другой выбрал для тебя свадебный торт? – Он яростно ткнул вилкой в кусок лимонного желтого – словно пронзил своего личного врага. Протянув торт Клио, потребовал: – Пробуй.

– Я не люблю торты. – Клио покачала головой.

– Нет, ты любишь торты!

– Кто тебе сказал?

– Ты.

– Я? Когда, интересно?

– Давно. Когда ты проводила лето у нас в Оукхейвене. Я точно помню.

Теперь Рейф стоял очень близко – так близко, что Клио почувствовала аромат лимона, когда он воткнул вилку в лимонный торт. И она даже услышала стук серебряных зубьев вилки о фарфор.

А Рейф поднес кусочек торта к ее губам и заявил:

– И еще ты издаешь… тортовые звуки.

– Тортовые звуки? – удивилась Клио. – Что это такое?..

– Когда ты ешь торт, то издаешь звуки.

Не может быть! Или может?..

– Да-да, ты издаешь от удовольствия вздохи и тихие стоны, – продолжал Рейф. – Что-то вроде кошачьего мурлыканья… По крайней мере, так было до тех пор, пока тебя не затянули в корсет и не застегнули на все пуговицы, запретив абсолютно все – разве что дышать разрешили. Но я уверен, – он помахал кусочком торта перед ее носом, – ты это любишь.

Клио снова, уже в который раз, почувствовала, что краснеет.

– Даже если я издаю «тортовые звуки», – а я не признаю, что делаю это, – истинный джентльмен не должен их замечать.

– Я не славлюсь джентльменским поведением. Рейф Брандон – белая ворона. Безрассудный мятежник. Ученик Дьявола. Так считают во всей Англии.

«И еще его считают соблазнительным. Дьявольски соблазнительным. Неотразимым», – мысленно добавила Клио. Судорожно сглотнув, она заявила:

– Я не издаю тортовых звуков. Больше не издаю.

– Тогда съешь этот кусочек и докажи, что я ошибаюсь. – Она колебалась, и Рейф добавил: – Ведь это всего лишь кусочек торта. Чего ты боишься?

«Тебя. Меня. Торта. Пирса. Брака. Пауков. Всего!»

– Ничего, – солгала Клио. В подробных объяснениях не было никакого смысла. Он понятия не имел, о чем спрашивал, и, следовательно, не смог бы ее понять.

– Тогда попробуй.

– Ты не отстанешь от меня, да?

Рейф молча покачал головой.

– Ладно, хорошо. – Клио взяла из его рук вилку и отправила в рот кусочек торта.

«Жуй, – сказала она себе. – Ведь это – всего лишь кусочек торта. Прожуй, проглоти – и покончи с этим». Но…

Ведь Рейф был прав, черт бы его побрал! Она действительно обожала торты. А это был не просто торт. Это было… наслаждение. Нежное сахарное облачко коснулось ее языка, растаяв восхитительным лимонным туманом, который дразнил и манил…

Клио ничего не могла с этим поделать и, проглотив, издала тихий стон.

– Ну, что я говорил?! – воскликнул Рейф. – Вот он, тортовый звук!

Стараясь подольше сохранять чудесный вкус во рту, Клио энергично помотала головой.

– Нет-нет, несправедливо! Ведь это не просто торт, а… Это величайшее искушение, грех на тарелке! Тот, кто его испек, заключил сделку с дьяволом!

Рейф с улыбкой закивал, а Клио продолжала:

– Но серьезно… Никто не сможет попробовать такой торт молча, без стонов. Съешь кусочек – сам убедишься.

– Не могу. Во время тренировок я не ем жирной пищи и сладкого. – Рейф оглядел тортовое изобилие. – Ну, какой следующий?

Нет, ничего у него не выйдет! Пусть и он съест немного. Клио наколола на вилку кусочек лимонного торта и, пылая жаждой мести, протянула Рейфу.

– Попробуй же…

Клио придвинулась к нему ближе, и он поспешно отступил. Что ж, по крайней мере, она вынудила его перейти к обороне.

Выставив перед собой вилку с кусочком торта, Клио точно Ева в садах Эдема, предлагая Адаму яблоко, с чарующей улыбкой проговорила:

– Это всего лишь кусочек торта… совсем маленький… – Она сложила губы бантиком. – Чего ты боишься, Рейф?

Их взгляды встретились, и она, приблизившись к нему почти вплотную, поднесла вилку с тортом к его губам. Но он ловко увернулся и, рассмеявшись, схватил Клио за руку, пресекая ее попытки накормить его сладким.

– Ты всерьез считаешь, что я пропущу удар? – спросил он. – Нет, это невозможно. Я ведь был чемпионом Англии в тяжелом весе, дорогая.

– А я была кошмаром всех учителей. – Клио свободной рукой потянулась к столу, но, не дотянувшись до вилки, запустила всю пятерню в первый попавшийся торт, оказавшийся шоколадным.

– Ешь дорогой, черт бы тебя побрал! – закричала она.

Рейф ловко уклонился от летевшего в него торта и, отпустив Клио, метнулся к другому концу стола. Оба хохотали, стоя друг против друга по разные стороны стола. И если она двигалась вправо, то он мгновенно перемещался влево.

Ухмыльнувшись, Рейф проговорил:

– Я же тебя учил, как надо действовать. Концентрируйся, предугадывай, реагируй…

– Реагируй и ты! – Клио запустила в него очередным куском торта и тут же вздохнула.

«Проклятье! Он опять сумел увернуться!»

– Мисс Уитмор, я не верю своим глазам. Неужели это сделали вы? – Рейф повернул и посмотрел на пятна глазури на стене.

– И сделаю еще раз! – Изрядный кусок миндального торта угодил в плечо Рейфа, и Клио радостно закричала: – Наконец-то! Первая кровь!

– Совершенно верно, – сказал Рейф. Решив обзавестись собственными боеприпасами, он схватил огромный кусок клубничного торта. – Не я это начал, но теперь… Теперь все будет по-настоящему.

Клио метнулась в сторону, но Рейф действовал слишком быстро – в следующее мгновение ее лицо и волосы покрылись мелкими кусочками торта.

«Пора менять тактику», – сказала себе Клио. Взгляд ее остановился на довольно плотном сливовом торте, стоявшем в центре стола. Отличный снаряд! И не развалится в воздухе. Оставалась только одна проблема – похоже, Рейф тоже приметил этот торт. Но тут он отвел глаза от сливового торта, и их взгляды встретились. Коварно улыбнувшись, он заявил:

– Этот – мой.

«Если только я не доберусь до него раньше», – мысленно заметила Клио.

Они бросились к торту одновременно. Рейф первый схватил тарелку, но Клио стремительно протянула руку к торту и, согнув пальцы, захватила с тарелки изрядный кусок. И тут же закричала от боли. А тарелка со звоном упала на пол.


Глава 9

Когда Клио закричала, у Рейфа тревожно заколотилось сердце.

– Боже правый! – Он отшвырнул то, что осталось у него от торта, и перегнулся через стол. – Клио, что случилось? Ты поранилась?

Она кивнула, судорожно сжимая руку.

– Да… Моя рука… Мой палец… Ой, как больно!..

Проклятье! Будь он проклят! Что могло оказаться в этом чертовом торте? Вилка? Нож?

– Ты порезалась? Позволь мне посмотреть. Не бойся, я позабочусь о тебе. Я позабочусь обо всем, Клио.

Рейф взял ее за руку и привлек к себе. Быстро убрав с ладони всю начинку и глазурь, он не обнаружил ни крови, ни порезов. С изящной ручкой Клио все было в порядке.

– Но я не вижу никаких…

Шмяк! Вскинув другую руку, она впечатала прямо ему в лицо кусок торта.

Рейф замер – совершенно ошеломленный и временно ослепший из-за марципана. А в ушах у него звучал веселый девичий смех. Через несколько секунд он тщательно вытер платком лицо и снова замер, на сей раз – с восхищением глядя на Клио. Что ж, она была достойным противником. Он все-таки пропустил удар.

– Какая же ты хитрая! – воскликнул Рейф. – Но если так… Что ж, сама напросилась!

Он обхватил Клио за талию и приподнял – так, чтобы ее ноги не доставали до пола. В следующую секунду Рейф запутался в ее юбках, и они вместе рухнули на пол. При этом его нога оказалась поверх ее ног.

– Я победил, – торжественно объявил он.

Клио громко начала протестовать. Поскольку же на его ладонях все еще оставались мелкие кусочки торта, Рейф подушечкой большого пальца протолкнул кусочек девушке в рот. И совершил ошибку. Серьезную ошибку.

Клио обхватила губами его палец, мгновенно вызвав у него сильнейшую эрекцию. Хуже того, когда он осторожно высвободил палец, она протестующе – и сладострастно! – застонала. Рейф же почувствовал, что его бросило в жар.

И тут коварная Клио принялась проталкивать ему в рот кусочки сливового торта. Не выдержав, Рейф перехватил ее запястье и стал облизывать тонкие пальчики – один за другим. При этом он тихо стонал от удовольствия, ощущая на языке вкус шоколада, специй и спелых ягод.

– Ну вот… – прошептала она. – Это я выиграла. Ты тоже издаешь звуки.

– Это не тортовые звуки.

«Это звуки страсти», – добавил он про себя.

Он жаждал не торта, а совсем другого. Жаждал той сладости, источником которой был не сахар, а она, Клио…

Внутренний голос кричал и вопил, призывая его вспомнить о своей карьере, подумать о брате и, ради всего святого, избавиться от этой женщины.

Но она была так прелестна, так свежа… И она сейчас заливалась веселым смехом, а ее мягкие груди прижимались к его груди. Проклятье, да ведь и он так не веселился уже много лет. Возможно – никогда. И он не знал, как отстраниться.

Женщины всегда любили Рейфа, и у него никогда не возникало трудностей с поисками женской компании. Но всем его прежним любовницам нужен был боец и негодяй, огромный горячий грубиян, способный, швырнув их на кровать, ублажать часами без передышки. Когда он был моложе, ему это нравилось, но с годами появилось желание получать в спальне нечто большее, чем сладостное изнеможение. Возникла тяга к таким вещам, как нежность, понимание. И ужасно хотелось слышать веселый женский смех. Вот как сейчас…

– Рейф…

Он улыбнулся и убрал с ее лба слипшиеся волосы.

– Клио, у тебя глазурь на лбу.

– Где? – Она провела рукой по левому виску. – Здесь?

– Нет, вот тут. – Он слизнул ванильную глазурь с ее правого виска.

Клио задрожала, но не отпрянула.

– Здесь тоже есть немножко, – солгал он и провел кончиком языка по ее подбородку. Ее кожа оказалась восхитительнее глазури, вкуснее любого торта.

– Все?

– Нет-нет. Еще кое-что осталось. – Он коснулся языком уголка ее рта, и они снова начали целоваться – ее губы тотчас же раздвинулись, а руки обвили его шею. Почувствовав, что его ноги безнадежно запутались в юбках Клио, Рейф кое-как освободился от них и лег сверху, всем телом ощутив ее волшебную мягкость. После чего их губы снова слились в поцелуе. И в какой-то момент ему вдруг почудилось, что он целовал собственную невесту.

«Она не твоя!» – внезапно завопил внутренний голос. Но Рейф его проигнорировал; он по-прежнему прижимал к себе Клио, теперь уже покрывая поцелуями ее лицо и шею.

«Нельзя. Она не твоя!» – снова зазвучало у него в голове.

На сей раз Рейф отреагировал и резко приподнял голову. Оба тяжело дышали.

– Клио, я…

– Не надо! – перебила она. – Только не надо ничего объяснять и извиняться, пожалуйста!.. Если мне придется услышать, что все это лишь похоть или стремление получить то, что принадлежит брату… О, я этого не вынесу.

– Я не скажу ничего подобного. – Иначе это была бы наглая ложь. Все было намного сложнее… и намного опаснее.

Рейф перекатился на спину и уставился в потолок. Он не знал, как назвать чувство, которое росло в его груди. Но название в конечном счете не имело значения, так как он точно знал, что не имел права на эту девушку.

– Ты… помолвлена… с моим… братом. – Почему-то ему показалось, что если он произнесет эти слова медленно и отчетливо, то они скорее проникнут в его сознание.

– Но так не должно быть. – Клио приподнялась и села на полу. – Мою помолвку легко разорвать одним только росчерком пера.

– Все не так просто. – Рейф тоже сел.

– Но почему? – Она смахнула кусочек торта с его щеки. – Между мной и Пирсом нет никакой эмоциональной привязанности. Вопрос лишь в юридических формальностях. Как только ты подпишешь бумаги, я буду свободна. Мы будем свободны.

– Для чего? Чтобы сделать то, о чем ты немедленно пожалеешь? – Он стряхнул со штанины кусочек торта.

– Но почему я должна жалеть?! – воскликнула Клио и тут же нахмурилась. – О нет!.. Где же… – Она уставилась на свою руку.

– Клио, в чем дело?

– Мое кольцо… Подарок Пирса в честь помолвки… Его нет.

Рейф выругался сквозь зубы.

– Мы обязательно должны его найти. Оно стоит целое состояние. – Клио встала и начала лихорадочные поиски. – Оно, вероятно, слетело, когда я хватала один из тортов. По-моему, после шоколадного торта оно еще было на пальце… И после миндального – тоже. Значит, что оно осталось…

– В сливовом торте, – подхватил Рейф. – В том, который я швырнул на пол, когда ты закричала. – Он осмотрелся и направился в дальний угол комнаты. – Наверное, где-то здесь…

Они вместе обошли стол. В углу комнаты действительно лежал сливовый торт. То есть раньше лежал. А теперь он весь – и кольцо Клио тоже? – пребывал в животе Эллингворта.


Клио изо всех сил пыталась не расхохотаться, но все же не сумела сдержаться. Ведь картина и впрямь была невероятно комичной – морщинистая физиономия старого бульдожки, лежавшая на пустой тарелке.

Рейфу же ситуация вовсе не казалась смешной.

– Эллингворт, нет! – Он подбежал к псу, бормоча ругательства, многие из которых Клио никогда в жизни не доводилось слышать. – Как он сюда попал?!

– Понятия не имею. Возможно, он забрел сюда и заснул.

– Проклятье! – Рейф улегся на пол и прижался ухом к животу Эллингворта. – Похоже, там булькает…

– Но ведь так и должно быть, разве нет?

– Не знаю. – Рейф сел и запустил пятерню в свои растрепавшиеся волосы. – Может, и должно… Никогда раньше не слушал.

– Бедняжка… – Клио опустилась на колени рядом с бульдожкой с другой стороны. – Надеюсь, с ним все будет в порядке.

– А что будем делать мы? Может, как-нибудь вызвать у него рвоту? Или перевернуть вниз головой и потрясти?

Клио погладила собаку за ушком.

– Нет, не думаю…

– По-моему, он слишком горячий. – Рейф стукнул кулаком по ковру, потом вскочил на ноги, сбросил сюртук и принялся обмахивать им бульдожку.

«Он заботится о собаке ничуть не меньше, чем обо мне, – подумала Клио. – Пожалуй, даже больше…» Да, он увел ее подальше от опускавшейся решетки и подхватил, когда она оступилась на лестнице в башне. Но все это меркло по сравнению с тем, как Рейф заботился о собаке… вовсе не казавшейся больной. Напротив, песик выглядел сытым и вполне довольным. В общем, было ясно: если Эллингворт сейчас умрет, то умрет счастливым.

– Но ведь это всего лишь сливовый торт… – проговорила Клио.

– Нет! – в запальчивости возразил Рейф. – Это сливовый торт и массивное золотое кольцо с рубином!

Клио вздохнула.

– Да, верно. Но у камня – огранка кабошон. Никаких острых краев. Дай песику немного рыбьего жира, и кольцо быстро выйдет наружу.

– Хорошо бы… – Рейф тоже вздохнул и снова принялся обмахивать собаку сюртуком. – Эллингворт!.. Ты меня слышишь, старичок? Не смей умирать прямо сейчас.

Эллингворт рыгнул в ответ. Клио же предпринимала героические усилия, сдерживая смех.

– Нам нужен ветеринар, – заявил Рейф, отшвырнув сюртук. – Нужен хороший хирург, если таковой имеется в окрестностях. Или хотя бы аптекарь. Отправь за ним кого-нибудь из слуг.

– Да, конечно, – кивнула Клио.

Надо же! Ей еще не приходилось видеть Рейфа в таком волнении. Хотя здоровье собаки вроде бы не вызывало особых опасений…

– Рейф, посмотри на меня, – сказала Клио.

Он повернулся к ней, хмурый и мрачный, и она проговорила:

– Мы справимся, не беспокойся. Сделаем все возможное. Пошлем в Лондон за специалистами, если понадобится. Обещаю. – Она взяла его огромную руку и крепко сжала в ладошках. – Поверь, собака не умрет. Во всяком случае, сегодня.

После трагикомических событий, произошедших в комнате с тортами, в замке побывали три ветеринара, два доктора и аптекарь. А теперь, двенадцать часов спустя, Клио сидела на стуле у двери комнаты, превращенной в больничную палату, и пыталась вышивать при свете свечи.

Было уже поздно, и почти все обитатели замка давно спали. Не спал только Рейф, остававшийся рядом с Эллингвортом, и Клио, сидевшая снаружи.

В течение дня она с трудом нашла время, чтобы вымыться и переодеться. Хаос, возникший из-за обжорства Эллингворта, избавил ее от объяснений относительно испачканного платья. Ей достаточно было лишь всплеснуть руками и трагическим голосом воскликнуть: «Собака!» После этого вопросов уже больше не возникало.

Тут дверь открылась, и Рейф тихо спросил:

– Ты еще здесь?

Клио отложила свою вышивку и, встав, взглянула на Рейфа. Вид у него был чрезвычайно серьезный… и даже какой-то торжественный. В отличие от Клио он не переоделся – только снял сюртук, жилет и галстук, а также подвернул до локтей рукава рубашки. Волосы же его были взлохмачены.

Клио нахмурилась; она начала опасаться худшего.

– Ну как?.. – прошептала она.

– Сказали, он будет жить.

– Слава богу. – Клио с облегчением вздохнула. – Я так рада… Полагаю, ты тоже.

– Сейчас он крепко спит, – продолжал Рейф. – Ветеринар останется с ним, а я пойду к себе. – Он осмотрелся, потом нахмурился и проворчал: – Черт возьми, а в какой стороне моя спальня?

Клио взяла со стола свечу.

– Я тебя провожу.

Рейф кивнул, и они зашагали по коридору. Немного помолчав, он проговорил:

– Да, есть хорошая новость. Ему дали дозу слабительного. А кольцо… – Рейф откашлялся. – Говорят, появится через день-два.

Клио вздрогнула и поморщилась.

– Я его больше никогда не надену.

– Конечно, наденешь. Я ведь уже сказал… По мнению ветеринара, для возвращения кольца потребуется несколько дней. Иными словами, ты получишь его до возвращения Пирса.

Клио повернула голову и внимательно посмотрела на мужчину, шедшего с ней рядом.

– Нет, Рейф, я его больше никогда не надену.

– Но мы его помоем…

– Ах, не в этом дело. Не в собаке. То есть и в этом, конечно, тоже, но главное… Да пойми же ты, наконец, я ведь не выйду за Пирса.

Рейф тяжко вздохнул и пробурчал:

– Ничего бы не случилось, если бы ты просто попробовала торты.

– Ничего бы не случилось, если бы ты с пониманием отнесся к моему желанию и подписал бумаги сразу. – Клио немного помолчала, стараясь взять себя в руки. – Но давай не будем сейчас спорить. Самое главное – с собачкой все в порядке.

– Да, в порядке.

Они молча поднялись по лестнице. На верхней площадке Рейф снова заговорил:

– Спасибо, что ты помогла мне, Клио. Опять помогла.

– Опять?.. – переспросила она. – Ты о чем?

– Я никогда не говорил, что для меня значила твоя помощь. Никогда не благодарил тебя. Признаю свою вину. Когда старый маркиз умер, твоя помощь была бесценной.

– Но я ведь тогда ничего не сделала.

– Ты была там. Ты организовала похороны, принимала визитеров, и ты принесла ту маленькую корзиночку… бисквитов или чего-то в этом роде.

– Это были маффины. Я тогда принесла маффины. А сейчас… Я ведь сейчас ничего особенного не сделала.

– Ничего особенного? О Клио, ты не понимаешь…

– Что ж, я очень рада, что Эллингворт поправится, – сказала Клио. – Не знала, что тебе так дорог этот старый песик.

– Но ведь он не мой. Это пес Пирса. Не могу допустить, чтобы с ним произошло несчастье. Он же – на моем попечении… К несчастью, у меня не было выбора, и мне пришлось взять на себя обязанности маркиза в отсутствие брата. Когда брат вернется, я передам ему дела в том же состоянии, в каком их принял. И буду считать себя свободным.

Клио внезапно остановилась и прижала руки к груди.

– О боже! – воскликнула она.

Рейф тоже остановился.

– Что случилось? В чем дело?

– Выходит, я – как собака, – прошептала Клио.

Рейф уставился на нее в изумлении.

– Ты о чем?..

– Да-да, так и есть. Получается, что я – что-то вроде собаки. Поэтому ты и тратишь на меня свое время. Поэтому ты так стараешься сохранить мою помолвку. По-твоему, я – как эта собака. Я принадлежу Пирсу, а ты, ничего не испытывая ко мне, просто не можешь допустить, чтобы что-то пошло не так, пока ты несешь за меня ответственность. Ты должен передать меня брату в том же состоянии, в котором получил.

Рейф раскрыл рот, чтобы возразить, но не проронил ни звука – не нашел слов.

Но Клио не нуждалась в словах. Замешательство Рейфа было красноречивее, чем любые слова. И теперь ей стало совершенно очевидно: она для него – все равно что собака.

Клио рванулась вперед, не заботясь о том, что оставила Рейфа в полной темноте. Пусть блуждает в одиночестве по бесконечным коридорам! Но он тотчас же нагнал ее и, схватив за руку, крикнул:

– Клио, подожди! Ты меня неправильно поняла.

– Не думаю. – Она покачала головой.

– Никакая ты не собака, ты…

– Но могла бы ею быть. Я глупое маленькое существо, которое ты пока опекаешь, чтобы Пирс, приехав домой, мог погладить меня по голове… и дать печенье.

– Поверь, Клио, ты значишь для меня гораздо больше.

– Больше, чем собака? Благодарю за комплимент.

– Да перестань же ты говорить о собаке! – разозлился Рейф. Он на несколько секунд закрыл ладонью глаза. – Знаешь, уже поздно, и я, наверное, плохо соображаю. Но если у тебя по какой-то причине создалось впечатление, что я отношусь к тебе не как к красивой, умной и замечательной во всех отношениях женщине, то мы должны немедленно прояснить это недоразумение.

Клио зло хохотнула.

– Пожалуйста, замолчи! Мы оба прекрасно знаем, что твой брат мог бы заполучить хоть десяток других невест – более красивых, элегантных и высокородных. А ты… У тебя действительно было множество женщин!

– Моя история не имеет в данном случае никакого значения. Да, возможно, Пирс мог бы жениться на более элегантной и более изысканной леди. Но он не мог найти невесту лучше тебя. Ты многого не знаешь, Клио. Люди постоянно употребляют слова «добросердечный» и «преданный» – как будто это самые обычные качества. Но ведь это далеко не так. Такие качества чрезвычайно редки. Мужчина может обойти весь свет – и не найти такой женщины, как ты.

Клио помотала головой, не глядя ему в глаза.

– Не желаю больше слушать. Ты невероятно эгоистичен. И вовсе не восхищаешься мной. Ты хочешь выдать меня замуж за человека, которого я не люблю и который не любит меня. Хочешь только потому, что тебе так удобно.

– Мне удобно?..

Рейф отступил на шаг и осмотрелся. Убедившись, что коридор пуст, он обнял Клио за талию и увлек в свою спальню, после чего плотно прикрыл за собой дверь. Забрав у девушки свечу, которую тотчас же поставил на столик, он взял ее за плечи и, заглянув ей в глаза, хриплым шепотом проговорил:

– Ты действительно считаешь, что мне это удобно? Удобно готовить твою свадьбу с другим мужчиной, зная, что сразу после этого мне придется уйти навсегда? Неужели ты думаешь, что меня не будут терзать мысли о тебе, когда я долгими одинокими ночами буду представлять, как ты рожаешь ему детей, принимаешь гостей и делишь с ним бесчисленные радостные мгновения, которые счастливые пары даже не замечают, но которые видят все остальные и отчаянно им завидуют?

«О боже, о чем он говорит?!» – мысленно изумлялась Клио.

– Поверь, мне не будет удобно, так как я окажусь в аду, – продолжал Рейф.

– Но если так, то почему же…

– Потому что я – Ученик Дьявола, понимаешь? И я заслужил свое место в аду. А ты заслуживаешь лучшего. – Его руки нежно гладили ее плечи. – Ты должна иметь все самое лучшее. Не только лучшие цветы, торты, платье… свадьбу, но и самую лучшую жизнь с самым лучшим мужчиной. Ты все это заслужила. Ну а я… за то, что я тебя сейчас касаюсь, я заслуживаю дуэли на рассвете.

А Клио в растерянности думала: «Кто же она, эта добродетельная женщина, о которой Рейф говорит? Уж точно не я…» И действительно, ведь всякий раз, когда он целовал ее, она отвечала тем же. И она много часов мечтала именно о таком моменте, когда она останется с ним ночью наедине, в его спальне. И будет ощущать его большие руки на своем теле…

Но он, судя по всему, этого не понимал. Значит, сейчас – самое время все ему объяснить.

И Клио, собравшись с духом, положила ладони ему на грудь. Он внезапно вздрогнул и пробормотал:

– Что ты делаешь?..

– Прикасаюсь к тебе. – Она стала поглаживать сквозь ткань рубашки его мускулистую грудь.

– Но, Клио, я… – Его голос звенел от напряжения. – Я не могу это сделать.

– А ты ничего и не делаешь. Сейчас все делаю я.

– Но ради всего святого, почему?

– Потому что я хотела этого уже много лет.

Она обняла Рейфа обеими руками и, прижавшись щекой к его груди, почувствовала гулкие удары его сердца.

– Расслабься, Рейф, ведь это всего лишь объятия. – Она уткнулась носом ему в шею, видневшуюся в расстегнутом вороте рубашки. – Скажи, когда ты последний раз кого-нибудь обнимал?

– Я… не помню, – выдохнул он.

Клио тоже не могла припомнить ничего подобного. Она родилась в любящей семье, но у них дома не любили обниматься. Дафна всегда была холодна – могла лишь легонько приобнять сестру, похлопать по спине, – но не более того. А Феба вообще никогда никого не обнимала и не позволяла обнимать ее, а Клио очень любила крепкие нежные объятия. Хотя ей не часто приходилось их испытывать. И сейчас она поглаживала Рейфа по спине и чувствовала, как он постепенно расслабляется.

– Ты тоже можешь меня обнять, – прошептала она.

И тут он, наконец, сдался и обнял ее за талию. «Ах, как приятно!» – мысленно воскликнула Клио. В эти мгновения ей казалось, что она могла бы провести в объятиях Рейфа всю оставшуюся жизнь.

– Прости меня за все, – прошептала она. – Ты так старался, чтобы привезти из Лондона все эти чудесные вещи, а я все испортила.

– Ничего ты не испортила.

– А потом – волнения из-за собаки. Я знаю, ты ужасно тревожился. И день у тебя был долгий и трудный.

У Рейфа и весь этот год был долгий и трудный. Сначала он лишился отца, а через неделю – чемпионства. Конечно, он делал вид, что не горюет, но она, Клио, все понимала. И она прекрасно помнила, как Рейф выглядел, когда она приехала в дом маркиза Гранвилла вскоре после смерти хозяина. На его лице еще оставались следы жестокого избиения. Да и глаза у него были очень печальные. Жаль, что у нее не хватило храбрости обнять его тогда. Но сегодня она исправит ошибку.

– Почему ты уверен, что не заслуживаешь счастья, Рейф?

Он долго медлил с ответом, потом наконец сказал:

– Не уверен, что ты сможешь понять. У меня плохо получается быть хорошим, зато хорошо получается быть плохим. Ты не знаешь, кто я, собственно, такой и чем долгое время занимался. Ты не знаешь обо мне очень многого.

– Возможно, и не знаю. Но я точно знаю, что ты кое-что заслужил за свои сегодняшние дела. – Клио приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. – Это – за музыку. А это – за цветы. – Она чмокнула его в подбородок.

– Клио, прекрати!

– И еще – за торты. – Она прижалась губами к его шее и замерла, с жадностью вдыхая мужской запах.

Внезапно из его груди вырвался сдавленный стон, и Клио тотчас же поняла, что стон этот придает ей смелости; ей нравилось чувствовать свою власть над этим мужчиной. Подумать только!.. Рядом с ней – Рейф Брандон, один из самых сильных и опасных мужчин Англии. А она, мисс Клио Уитмор, заставляла его стонать!

Подняв голову, она убедилась, что он пристально смотрит на нее. И его глаза были затуманены желанием.

– Ты должна покинуть эту комнату, – тихо произнес он. – Немедленно.

Но это не входило в планы Клио. Спорить она не стала, однако же и выходить не собиралась. И она понимала, что в душе Рейфа шла борьба: он разрывался между чувством долга и влечением к ней. Да-да, это была настоящая борьба. И она, затаив дыхание, ждала исхода этой борьбы.

И вот, наконец, его руки легли ей на талию, а потом… Потом он вдруг крепко прижал Клио к себе – и при этом ее ноги оторвались от пола. Но она ничего не имела против. Жар его тела, казалось, вливался в нее, пробуждая неведомые доселе ощущения.

Внезапно его губы оказались совсем рядом с ее губами, и теперь его дыхание было шумным и прерывистым.

«Да, господи, да!» – мысленно воскликнула Клио. Вот что значит желать и быть желанной! И теперь, когда она это узнала, – теперь никто не заставит ее довольствоваться малым. Она не хотела «удобного» и приличного во всех отношениях брака. Она хотела… именно этого мужчину. Хотела Рейфа Брандона.

Клио покрепче ухватилась за его рубашку – на всякий случай, чтобы он не вздумал ее отпустить.

– О, Рейф…

Внезапно дверь спальни распахнулась, и тут же послышалось:

– Привет.

Рейф, надо отдать ему должное, еще крепче прижал к себе Клио.

– Кто там? Назовитесь, – проворчал он.

«О боже!» – ужаснулась Клио. Повернув голову, она увидела стоявшего в дверях сэра Тедди Камбурна. И выглядел он… как-то странно.


Глава 10

«Аллилуйя!» Такова была первая инстинктивная реакция Рейфа, когда дверь открылась и на пороге обнаружился сэр Тедди.

«Отлично! Превосходно! Слава богу!»

Борьба окончена. Теперь всем все ясно. Его застали на месте преступления. Он, Рейф, – негодяй и за это поплатится. Зато теперь можно будет отказаться от всех свадебных планов. Он позволит сэру Тедди Камбурну пустить ему на рассвете пулю в лоб. Если тот, разумеется, попадет ему в лоб. Но в любом случае – даже если он не будет убит, – он скроется, исчезнет. Чтобы никогда больше не видеть Клио с Пирсом и их семейного счастья навсегда. Что ж, вот и хорошо.

Но Камбурн, судя по всему, даже не догадывался о его, Рейфа, планах. Баронет не шумел, не кричал, не называл его подлецом и мерзавцем и не требовал, чтобы он немедленно отпустил его родственницу и назвал имя своего секунданта. Стоя на пороге в одной только ночной рубашке, с ничего не выражавшим лицом, он держал в руке пару черных сапог. И вдруг, переступив порог и протянув их Рейфу, проговорил:

– Вот, возьмите…

Весьма озадаченный происходившим, Рейф молча взирал на баронета. «Может, в дуэльном кодексе появились новые правила, которые мне неизвестны?» – спрашивал он себя. Он всегда считал, что самый обычный способ вызвать человека на дуэль – бросить ему перчатку. Неужели теперь возникла новая мода – давать ему сапоги?

И тут откуда-то издалека послышался голос Дафны:

– Тедди, куда ты подевался?!

Баронет никак не отреагировал на голос жены. Снова протянув Рейфу сапоги, он сообщил:

– Их надо почистить к завтрашнему утру. Мама поведет меня в зверинец.

– Возьми же их, – прошептала Клио. – Он иногда ходит во сне.

Рейф взял сапоги, а Клио тут же обняла сэра Тедди за плечи и повернула лицом к двери.

– Все хорошо, – сказала она. – Ты все сделал правильно, а теперь можешь вернуться в постель.

– Надеюсь, там будут тигры, – сказал Тедди. – Мама сказала, что там должны быть тигры.

– Конечно, ты обязательно увидишь тигров, – заверила баронета Клио.

– Тигры – они полосатые. И они говорят… р-р-р.

Рейф тихо хохотнул. И в тот же миг снова раздался голос Дафны – теперь уже он звучал громче, и в нем появились панические нотки.

– Тедди! Тедди! Где ты?!

– Он здесь! – ответила Клио. – С ним все в порядке! – А Рейфу она шепнула: – Не рассказывай моей сестре о зверинце. Она и так будет смущена.

Они встретили Дафну в коридоре.

– О, слава богу! – Она обняла мужа и поцеловала его в щеку, но тот даже не заметил жену.

Из своей комнаты Феба вышла, застегивая халат. В руке она держала книгу.

– Ничего удивительного, – сказала девушка. – Этого следовало ожидать. Ведь он на новом месте…

Клио кивнула.

– Да-да, конечно. Но мы должны найти способ удерживать его ночью в комнате. Замок очень большой и бродить по нему в темноте опасно.

– Я закрыла спальню на ключ, – пробормотала Дафна, – но оставила его в двери. Теперь буду прятать ключ под подушку или вешать на шнурке на шею.

Рейф мысленно похвалил себя за выдержку. Ведь он все-таки сдержался и не посоветовал заковать добрейшего сэра Тедди в цепи, им же самим найденные.

– Я на всякий случай поставлю в коридоре слугу, – пообещала Клио.

– Спасибо. – Дафна повернулась к Рейфу. – Мне очень жаль… С ним ничего подобного не случалось уже очень давно.

– Не стоит извиняться, – вежливо ответствовал Рейф. Как раз наоборот – это он должен был благодарить сэра Тедди. Баронет – вместе с полосатыми тиграми – не позволил ему обесчестить невесту старшего брата.

Рейф мысленно вздохнул и взъерошил свои и без того растрепанные волосы. Господи, что с ним происходило? Ведь причин, по которым он должен был держаться от Клио как можно дальше, – этих причин столько, что сосчитать их сумеет только Феба. И тем не менее он не мог не прикасаться к ней.

– Вам помочь? – поинтересовался Рейф.

– Нет, спасибо. Теперь все будет в порядке. – Дафна повела супруга обратно в спальню. – Пойдем, дорогой, пойдем…

Феба зевнула и тоже ушла. А Рейф, пожав плечами, пробормотал:

– Что я должен с этим делать? – Он кивнул на сапоги, которые все еще держал в руках.

– Я позабочусь, чтобы их передали его слуге, – сказала Клио, взяв у него злополучную обувь. – И не беспокойся из-за того, что он нас видел. Он никогда ничего не помнит о своих ночных похождениях.

– А что говорят доктора?

– Говорят, что ничего нельзя сделать. Разве что каждый вечер давать ему опиаты. Но в этом случае лечение принесет больше вреда, чем пользы. Кстати, сейчас ему намного лучше, чем в то время, когда они только поженились.

– Твоей сестре, должно быть, тяжело с ним.

– Да. – Клио отвела глаза. – Хотя… Возможно, это может показаться странным, но я даже немного завидую ей из-за того, что она вынуждена заботится о своем муже.

– Почему? – Рейф с удивлением взглянул на Клио.

– Потому что это доказывает: у них – настоящий брак. Ты не желаешь понимать, Рейф, что брак – это нечто большее, чем грандиозное празднество и обеспечение «всего самого лучшего». Супруги – это два человека, которые остаются вместе и в радости, и в горе, а брак – это компромисс и любовь безо всяких условий.

– На Мейфэре[5] брак понимают совсем не так. Думаю, Пирс тоже не ожидает ничего подобного. Мы все знаем, что в высшем обществе любовь – роскошь, брак – это контракт. И ты согласилась на выполнение своей части контракта.

– Но это несправедливо, – заявила Клио.

Рейф промолчал. Он прекрасно знал, что это было несправедливо. Клио была слишком юной, когда речь зашла о браке. К тому же ей с детства внушали, что выбора у нее нет. А потом Пирс бросил ее на произвол судьбы на много лет. Впрочем, не ему, Рейфу, говорить о высшем обществе и светской жизни. Он-то сам уже давно отказался и от одного и от другого.

– Что касается контракта… Мы ведь с тобой заключили сделку, – проговорила Клио. – И ее срок истекает через два дня. Ты дал мне слово, и я надеюсь, что ты сдержишь его. – Сказав это, она отвернулась и зашагала по коридору. Рейф молча провожал ее глазами.

Соседняя дверь внезапно скрипнула и приоткрылась. А в следующую секунду в щель просунулась голова Бруизера с неизменным моноклем в глазу.

– Что здесь происходит? – спросил он.

– Ты все пропустил, уважаемый Монтегю. Камбурн ходил во сне. Но теперь все закончилось.

Бруизер щелкнул пальцами.

– Ох, как жаль. А я надеялся показаться вот в этом… – Он ухмыльнулся и выступил в коридор, облаченный в широкую ночную рубашку из узорчатого шелка. На голове же у него красовался остроконечный ночной колпак, кончик которого, увенчанный золотистой кисточкой, опускался до коленей.

– Добыл все это там же, где и монокль, – сообщил Бруизер, затягивая на рубахе широкий пояс. – Я очень надеялся, что как-нибудь ночью случится нечто неординарное. Тогда я смог бы выйти в этом – и выглядел бы представителем высшего класса.

– Почему же не вышел?

– Потратил слишком много времени на то, чтобы нарядиться во все это. Я ведь могу спать только голый как новорожденный младенец.

Рейф вздохнул и пробормотал:

– Зачем ты мне все это рассказываешь? Мне совершенно не интересно.

– Злишься, да? Что ж, прекрасно. И дальше оставайся злым. – Бруизер хлопнул приятеля по плечу. – Именно злость поможет тебе снова стать чемпионом. Только сохрани ее до ринга.

– Я мог бы полностью сосредоточиться на тренировках, если бы ты лучше выполнял свою работу. – Рейф двумя пальцами подхватил нелепую кисточку на ночном колпаке приятеля и помахал ею. – Ну, что же ты намерен предпринять?

– Ах, ты об этом… Не беспокойся, завтра мы ее непременно победим.

– Сомневаюсь… – Рейф со вздохом покачал головой.

И действительно, если уж его сегодняшние усилия не дали никакого результата…

Больше идей у него не было. Клио желала компромисса и любви. И хотела такого мужа, который постоянно находился бы рядом с ней. Рейф знал, что она заслуживала всего этого – и даже большего. Сжимая ее в объятиях, он был готов обещать ей все на свете, – но не мог подписать бумаги о расторжении помолвки. Не мог – и все тут.

– Два слова, Рейф. Итальянский шелк… Бельгийские кружева… Французские модистки… Жемчуга, бриллианты…

– Я не математик, но, по-моему, слов было намного больше, чем два, – проворчал Рейф.

– И свадебные платья. – Бруизер ущипнул приятеля за руку. – Они сегодня прибыли, и они великолепны.

– Не думаю, что роскошных платьев будет достаточно. Мисс Уитмор – дама со средствами. У нее вполне достаточно красивых платьев.

– Только не таких. Увидишь, она не сможет устоять. Знаешь, я сам готов их надеть.

Открыв дверь в свою комнату, Рейф пристально взглянул на приятеля и с угрозой в голосе проговорил:

– Лучше не надо, мистер Монтегю.

– Конечно, не буду. – Бруизер вскинул вверх руки. – Ты что, шуток не понимаешь?

На следующий день Клио проснулась очень рано. А ночью почти не спала. И она знала, что Рейф тоже встанет рано – как всегда.

«Но как же я теперь буду смотреть ему в глаза?» – думала Клио. Она умылась, оделась и позавтракала в своей комнате, чтобы не показываться в столовой, где в это время наверняка находился Рейф. Затем написала короткое письмо подруге в Харфордшир и аккуратно запечатала его. Таким образом, у нее появился повод пойти в деревню. В последний момент за ней увязалась Феба.

– Я пойду с тобой. Мне нужно купить веревку.

– Да, конечно, – кивнула Клио. У ее сестры имелась целая шкатулка самых разных веревочек и шнурков, но та постоянно покупала все новые и новые; где-то в Йоркшире находилась фабрика, наверняка процветавшая благодаря увлечению этой удивительной девушки.

Они еще не дошли до конца подъездной дороги, когда Феба спросила:

– Так что же произошло вчера ночью?

– Сама знаешь. Тедди ходил во сне и стал причиной небольшой суматохи. Это случалось раньше и будет случаться впредь.

– Это я знаю. Я спрашиваю, что было до этого.

– Что ты имеешь в виду?

– Я видела, как ты выходила из комнаты лорда Рейфа. Почему?

Клио медлила с ответом.

– Да, ты права, – сказала она наконец. – Видишь ли, мы допоздна сидели с собакой. Хотели удостовериться, что ее здоровье не пострадает от избытка сладкого. А потом мы разговаривали.

– Да, понимаю, – кивнула сестра.

– Поверь, нам было о чем поговорить, – продолжала Клио. – Но кое у кого могут возникнуть неверные представления, если об этом станет известно. Так что прошу тебя, пусть это останется между нами. – «И, пожалуйста, не спрашивай больше ничего!» – мысленно взмолилась Клио.

Сестра пожала плечами.

– Хорошо, я никому ничего не скажу. Хотя не понимаю, кому какое дело до того, что вы беседовали.

Ох, Феба ведь не поймет… Несмотря на свой острый ум, малышка была слишком наивна. Она неизменно принимала все сказанное за чистую монету – словно не понимала, зачем людям хитрить и изворачиваться.

Клио даже боялась подумать о том моменте, когда, наконец, им с Дафной придется представить младшую сестру обществу. Конечно, еще несколько лет можно подождать, но все же… Ведь они – дочери графа! А значит, рано или поздно малышке придется выйти в свет. И если она, Клио, не сможет защитить сестру, то ее попросту сожрут. Но об этом пока что рано думать.

День выдался замечательный. Дождь наконец-то прекратился, и яркое солнце уверенно поднималось над горизонтом. Клио даже откинула за спину капюшон плаща: хотелось насладиться летним теплом. Она очень любила Кент и чувствовала себя здесь весьма комфортно. Тут не было ни высоких горных пиков, ни заболоченных низин – только ухоженные поля, окруженные каменными или живыми изгородями, и небольшие зеленые рощицы. Если смотреть на окрестности с башни Твилл-Касла, то казалось, что вокруг, насколько хватало глаз, раскинулось лоскутное одеяло, сшитое из кусочков ткани всех мыслимых оттенков зеленого. Уютно… Приятно… Безопасно…

Клио повела сестру к узкому мостику через переполнившийся от дождей родник. По мостику же они шагали, разводя в стороны руки – для равновесия.

– Со временем я построю здесь настоящий мост, – сказала Клио. – Но этот мне тоже нравится.

Шагнув на твердую землю, она протянула младшей сестре руку. И дальше они, держась за руки, пошли по тропинке между двумя полями: с одной стороны рос ячмень, с другой – клевер.

– Тебе тут нравится? – спросила Клио.

– Здесь не хуже, чем в любом другом месте.

– А ты бы хотела жить в Твилл-Касле?

– Постоянно? – Феба нахмурилась. – С какой стати?

– Ну… а может, я тебя приглашу?

– Ты думаешь, лорд Гранвилл не захочет перебраться в Оукхейвен?

– Возможно, мне удастся уговорить его остаться здесь. Ведь отсюда – ближе к Лондону.

Феба покачала головой.

– Нет, не думаю, что есть смысл об этом говорить. Ведь у вас будет медовый месяц, и он не захочет, чтобы я путалась под ногами.

– Почему ты так уверена в этом?

– Потому что Тедди и Дафна тоже молодожены. И они не хотят, чтобы я путалась под ногами. Дафна так и сказала. Я могу присутствовать только на обедах. В другое время мне не велено их беспокоить – разве что в доме случится пожар.

Искренне сочувствуя сестре, Клио сжала ее руку и сказала:

– Но даже такой могущественный человек, как Пирс, не может решать, кому следует жить в Твилл-Касле. Этот замок – мой, понимаешь?

– Только до тех пор, пока вы не женаты, – ответила Феба. – А после свадьбы замок перейдет к нему.

И тут Клио вдруг заявила:

– Возможно, я не выйду за него замуж.

Сестра резко остановилась – и замерла. Клио – тоже. Слова о том, что она не выйдет за Пирса, вырвались у нее непроизвольно: она не собиралась начинать такой разговор. Но зато теперь у нее появилась возможность узнать, какова будет реакция ее семьи, по крайней мере – одного из ее членов.

Однако Феба молчала. И смотрела куда-то вдаль.

– Ну и что ты об этом думаешь? – спросила наконец Клио. Сердце ее отчаянно колотилось. И почему-то ей казалось, что где-то рядом слишком уж настойчиво жужжала пчела.

– Там у забора… это не лорд Рейф? – проговорила наконец сестра, указывая куда-то в сторону.

Клио вздрогнула, удивленная столь внезапной переменой темы. А может, Феба не слышала ее невольное признание? Когда речь шла о ее самой младшей сестре, ничего нельзя было знать наверняка. Иногда, например, случалось, что она вдруг высказывалась на тему, обсуждавшуюся неделю назад.

Проследив за взглядом сестры, Клио сказала:

– Это ферма мистера Кимбола.

На противоположном конце поля, засеянного клевером, группа работников укладывала плоские камни – они чинили забор. Причем один из работников был почти вдвое больше всех остальных. Когда же он повернулся, Клио узнала знакомый профиль – и сердце ее гулко забилось. И ей даже почудилось, что ее тело почувствовало этого мужчину раньше, чем она осознала, кто это такой…

– Да, верно, – кивнула Клио. – Это лорд Рейф. Но что он там делает?..

И тут он, заметив сестер, поднял руку в знак приветствия.

– Судя по всему, он чинит забор. – Феба потянула сестру за рукав. – Пойдем. Мы должны поздороваться с ним. Он же помахал нам рукой…

– Он не махал.

– Нет, махал.

– Он просто поднял руку, но не двигал ею из стороны в сторону, а значит – не махал, – пробурчала Клио.

Тем не менее сестры направились к каменному забору. Когда они приблизились, Рейф надел сюртук, до этого висевший на заборе, и пригладил ладонью волосы. И выглядел он… потрясающе!

– Я должна была надеть другое платье, – пробормотала Клио.

– Зачем? – удивилась Феба.

– Просто так. Должна была.

Но какая разница, как она выглядела? Ведь то, что было между ними… Ох, из этого все равно ничего не выйдет. Не могло выйти, не могло… Если Рейф не подпишет бумаги.

А он, попрощавшись с работниками, направился к сестрам. И встретились они на середине поля, утопая по колено в клевере.

– Вы помогали чинить забор? – спросила Феба.

– Да, поработал несколько часов. – Рейф глянул через плечо. – Там уже почти все сделано.

– Это очень любезно с твоей стороны, – проговорила Клио. – Уверена, что мистер Кимбол оценит твою помощь.

– Я просто тренируюсь. – Рейф пожал плечами. – Мне необходима физическая нагрузка.

О да, «физическая нагрузка» явно пошла ему на пользу. Его кожа стала бронзовой от загара, и от всего тела как будто исходила золотистая аура силы и здоровья. Клио даже на несколько мгновений прикрыла глаза, чтобы не ослепнуть.

– Мы идем в деревню, – сообщила Феба. – Мне необходимо купить веревку.

– А я хочу отправить письмо, – добавила Клио, чуть смутившись.

– Если позволите, я к вам присоединюсь, – сказал Рейф.

И они все вместе пошли в деревню. После того как Клио отправила письмо, а Феба купила веревку, Рейф, проголодавшийся после утренних трудов, предложил сестрам перекусить в местном пабе.

Это было совершенно непритязательное заведение: дюжина столиков и небольшой бар. А меню дня – два блюда, обозначенные мелом на доске. Посетителей же было довольно много (когда Рейф со своими спутницами вошел, все взгляды устремились на них).

Клио приветливо кивала и улыбалась знакомым. Она регулярно посещала дома местных жителей и познакомилась с местными торговцами. Но сегодня вовсе не ее приход вызвал всеобщее оживление, а появление Рейфа – репутация всегда опережала его самого. Шагая между столиками, Клио слышала шепотки:

– Это же Рейф Брандон, не так ли?

– Да, верно. Ученик Дьявола. Я слышал, он здесь отдыхает.

– А я однажды видел его поединок в Брайтоне. Он устроил показательный бой для нашего полка перед отправкой.

А Рейф, если и слышал что-нибудь, то не показывал вида. Он провел Клио и Фебу к последнему свободному столику, стоявшему в самом углу, неподалеку от большого стола, за которым играли в карты местные фермеры. Когда же к ним подошла девушка, прислуживавшая в пабе, он заказал картофельную запеканку с мясом для дам, и «завтрак пахаря», состоявший из сыра, ветчины и хлеба с маслом, – для себя.

В ожидании заказа Феба достала свою веревку, отгрызла отрезок нужной длины зубами, связала концы и стала плести фигуры.

– Я работаю над новой композицией, но пока ничего не получается, – сообщила девушка. В досаде помотав головой, она сняла веревку с пальцев и начала все сначала. – Может быть, если продеть палец в эту петлю… Да, вот так… Лорд Рейф, видите отрезок в центре, третий сверху? Придержите его, пожалуйста.

Рейф исполнил просьбу девушки, и Феба, опустив пальцы к полу, развела руки в стороны. У нее получилась фигура, в точности повторявшая очертания замка. А конец веревки, который держал Рейф, стал парящим в пространстве шпилем, по обеим сторонам которого виднелись небольшие башенки.

– Замечательно! – Клио зааплодировала.

А Рейф даже присвистнул от удивления.

– Никогда не видел ничего подобного, – пробормотал он.

– Совершенно бесполезное достижение. – Феба бросила веревку на стол – и замок исчез. – Не думаю, что мне это как-то поможет во время дебюта.

– Я не большой специалист по дебютанткам, – усмехнулся Рейф. – Но мне было бы приятнее смотреть, как девушка плетет веревочные фигуры, чем слушать, как она терзает фортепиано.

Феба покосилась на старшую сестру.

– А ты что продемонстрировала на своем первом балу?

– Играла на фортепиано. – Клио едва заметно улыбнулась. – Не слишком удачно. Но Рейф был избавлен от пытки моей музыкой, поскольку не явился.

Рейф промолчал. И сделал большой глоток эля. Возможно, ей не следовало говорить об этом, но тогда он, не явившись, действительно обидел Клио. В детстве Рейф постоянно ее дразнил, но она все равно считала его своим другом. А он бросил ее именно тогда, когда ей больше всего нужна была дружеская поддержка.

– Жаль, что твои фигуры никак нельзя сохранить, – проговорила Клио. – Я бы с удовольствием повесила их на стену, чтобы все могли видеть.

– Лучше не надо, – сказал Рейф. – На стене это будут просто веревки. Особенными их делает Феба.

Его похвала, похоже, не произвела особенного впечатления на Фебу, но очень удивила Клио. И сердце ее… Казалось, в груди у нее начало что-то пульсировать – как зубная боль, но только приятная. А потом запульсировало и ниже.

Через несколько минут им принесли заказ, и Феба, быстро съев свою порцию, собрала веревки и повернула стул так, чтобы наблюдать за игрой в карты. Клио же вяло ковыряла вилкой в тарелке. Рейф придвинулся к ней поближе и тихо проговорил:

– Мистер Кимбол рассказал мне о твоем земельном агенте и его встрече с фермерами, и он одобряет твои идеи относительно пивоварения.

– Одобряет?

– Да. Но он не вполне убежден, что получится. И я тоже.

– Но почему? Ведь выращивание хмеля – очень выгодное занятие. И тогда у фермеров появится надежный рынок сбыта для своей продукции и…

– Если урожай не погибнет, – перебил Рейф, отправив в рот кусочек сыра.

Клио старалась не глазеть на него, но ее заворожили его манеры за столом – такие решительные… и очень мужские. Он не уделял особого внимания этикету, но и не игнорировал его напоказ – просто ел. И ей подобное поведение показалось чрезвычайно привлекательным; возможно, она даже ему позавидовала.

– Мы займем бондарей, каретных дел мастеров и плотников, – сказала Клио. – Да и сам процесс пивоварения даст многим работу. Весь наш приход окажется в выигрыше. Я хорошо продумала свои планы.

– Как бы то ни было, – Рейф провел ладонью по подбородку с едва заметной щетиной, – такое дело потребует огромных начальных вложений. Хмель – весьма капризная культура. И если ты прогоришь, то можешь лишиться и своего приданого, и замка вместе с ним. Что тогда будет с людьми?

– Я знаю, что есть риск. Но ведь я не пытаюсь гнаться за новейшей модой. – Клио окинула взглядом переполненный паб. – Англичане всегда пили пиво и не собираются прекращать это занятие.

– Но ты – не англичанин. Ты – незамужняя англичанка благородного происхождения, не имеющая опыта в сельском хозяйстве и торговле.

– Ты прав, мне действительно не хватает опыта. Но где я могла его получить? Занимаясь со своими учителями? – Клио ткнула вилкой в кусочек мяса. – Ведь это же несправедливо! Женщинам позволяют делать едва ли не десятую часть того, что делают мужчины, а относятся к нам… В общем, сам знаешь. И вот что, Рейф… – Она на несколько секунд умолкла, потом уставившись в стол, вновь заговорила: – Возможно, я слишком много на себя беру, но сейчас у меня есть средства и желание добиться успеха. Да, признаю, я многого не знаю. Но я хочу и могу учиться.

Когда Клио подняла глаза, Рейфа за столом не оказалось. Осмотревшись, она увидела, что он направлялся к бару. Быстро вернувшись с тремя полными кружками пива, он сообщил:

– Тут темный эль. – Рейф подвинул к ней одну из кружек. – А также горький эль и портер.

– Три кружки? Ты, должно быть, испытываешь сильную жажду после утренней физической работы.

– Они для тебя, – сказал Рейф. – Ты сказала, что хочешь и можешь учиться. Докажи.

Значит, он решил преподать ей урок? Как это мило… Нелепо, конечно же, – но мило.

Понимая, что на них смотрят люди, Клио понизила голос до шепота:

– Спасибо, но я все знаю. Поверь, я бы не стала планировать такое дело, не научившись сначала отличать темный эль от горького и от портера.

– Тогда попробуй и скажи, где что. – Рейф кивнул на кружки.

– Могу определить даже на глаз. Это – темный эль. – Клио указала на одну их кружек. – А это – горький эль. – Она ткнула пальцем в другую. – А тут – портер. – Она кивнула на последнюю. – Но пить пиво я не буду.

Клио тут же представила, как мама грохнулась бы в обморок при одном только предположении, что ее дочь пьет пиво в пабе. Благовоспитанные леди пьют только лимонад и ячменную воду. Ну… может быть, чуть-чуть ликера или бокал кларета. И легкое пиво дома. Но они ни в коем случае не пьют эль. Тем более – портер. Не говоря уже о том, чтобы делать это на публике.

– Иными словами, ты хочешь производить пиво, но не желаешь, чтобы тебя видели пьющей его? Но в этом нет смысла.

– В этом есть смысл… в бессмысленном мире.

Рейф – мужчина. Поэтому он совершенно ничего не понимал. По его мнению, благовоспитанной леди позволялось лишь производить красоту и детей, а о том, чтобы иметь свое собственное мнение или заниматься чем-то полезным, – об этом и речи быть не могло.

– Здесь не место, – буркнула Клио.

– Нет, ошибаешься. Паб – это именно то место, где люди пьют пиво. – Рейф еще ближе пододвинул к ней кружку с коричневым элем.

И тут Клио, украдкой осмотревшись, отпила по глотку из каждой кружки.

– Ну вот… Я все попробовала.

– И что же?

– Все три кружки очень хорошие.

– Нет, не все, – усмехнулся Рейф. – Только две хорошие. А в третьей кружке – помои. И как же ты можешь требовать, чтобы фермеры рисковали своим урожаем, если не можешь отличить хороший эль от плохого?

Клио тяжело вздохнула. Пожалуй, избежать объяснений не получится.

– Видишь ли, коричневый эль вполне хорош. Свежесваренный из местной воды. Сладкий, с приятным пряным привкусом. И в нем чувствуется медовая нотка – у кого-то клевер растет рядом с ячменем. Портер тоже неплох. Но кофейный аромат был бы богаче, если бы использовался темный солод, а не просто жженый сахар для придания цвета. Но сейчас почти все используют светлый солод. Ну, а теперь про горький эль… – Клио сделала еще один глоток и, склонив голову, продолжала: – Я бы не назвала его помоями. Начало было хорошим, но закваска не растворилась должным образом. И то, что могло быть чистым небом и покрытыми зеленой травой полями, утонуло в тумане. А жаль. Зря потратили хороший кентский хмель. – Подняв глаза, она с вызовом взглянула на Рейфа.

– Откуда?! – воскликнул он в изумлении. – Откуда ты такая взялась?..

– О Рейф, я все время была здесь. – Она едва заметно улыбнулась. – Была здесь и ждала. Что же касается пива… Ведь девушке необходимо какое-то хобби, не так ли?

Рейф пристально посмотрел на нее. И смотрел очень долго, не произнося ни слова.

– Ты собираешься и дальше так на меня смотреть? – пробормотала Клио, немного раздосадованная.

– Да, собираюсь.

– Почему?

– Потому что мне ужасно любопытно… Хочу узнать, смогу ли насчитать десять оттенков розового, когда ты краснеешь. Видишь ли, мужчине тоже нужно хобби. – Чарующе улыбнувшись, он отодвинулся от стола и встал. – Я сейчас. Надо оплатить счет.

Клио молча кивнула и осмотрелась. И вдруг заметила, что Феба, подавшись к одному из мужчин, сидевших за соседним столом, заглянула в его карты и проговорила:

– Не ждите бубнового короля. Его нет в колоде.

– Феба!.. – возмутилась Клио. – Не вмешивайся, это неприлично!

– Но он должен знать. – Девушка тронула мужчину за руку. – Я говорю, что бубнового короля в колоде нет.

– Что? – Мужчина покосился на нее через плечо.

– Я внимательно следила за раздачами. Все остальные карты в колоде появлялись как минимум один раз. А значит, вероятность того, что бубновый король еще не разыгран составляет меньше чем один… к миллиону триста тысяч.

Мужчина расхохотался.

– Милая, таких цифр не бывает!

– Что это с ней? – спросил другой игрок. – Она полоумная?

– У нее больше ума, чем у тебя. – Мужчина, сдававший карты, просмотрел все, что оставалось в колоде. – Знаешь, она совершенно права. Бубнового короля нет. Но где же он?

Феба пожала плечами.

– Я бы спросила у вашего молчаливого приятеля.

Сидевший на другом конце стола коренастый рыжеволосый здоровяк злобно оскалился.

– Держи свой нос подальше от мужских дел, девчонка!

Клио попыталась отвлечь сестру, но тщетно. Когда Феба вцеплялась в какой-то факт, то вела себя как собака, не желавшая расставаться с костью.

– У него. – Она кивнула на рыжеволосого игрока. – Бубновый король у него в левом рукаве. Я вижу край карты.

И тут рыжеволосый вскочил из-за стола и навис над ним.

– Ты назвала меня мошенником, маленькая ведьма?! – заорал он. – Имей в виду, я этого не потерплю! – Он ухватился за край стола обеими руками и перевернул его – так что карты и пивные кружки разлетелись по полу.

Клио обняла сестру, и Феба замерла – она не терпела телесных контактов (но тут уж ничего не поделаешь, она, Клио, никому не позволит обидеть свою младшую сестру).

– Лживая полоумная шлюха! – орал рыжеволосый. – Ты даже не представляешь, что я сейчас…

Неожиданно перед ним возник Рейф. Он заговорил очень тихо, но голос его от этого не стал менее грозным:

– Ты сейчас же замолчишь. Вот что ты сделаешь. Потому что если ты посмеешь хотя бы пальцем тронуть этих леди – или сказать им грубое слово, – клянусь всем святым, я тебя убью.


Глава 11

Да, конечно, он мог бы его убить. Мог бы тотчас уничтожить этого мерзавца. Без усилий. Одной рукой. Но именно поэтому ему теперь следовало соблюдать предельную осторожность.

– Ты хоть знаешь, кто эти леди? – спросил Рейф, пристально глядя на рыжего. – Они обе – племянницы графа Линфорда. А мисс Уитмор – местная землевладелица, которая очень скоро выйдет замуж за моего брата, лорда Гранвилла.

Рейф все еще держал в правой руке кружку пива, а палец левой то и дело направлял в грудь рыжеволосого мужчины, при этом приговаривая:

– Ты не тронешь их. – Рейф прижал рыжеволосого к стене. – Ты не станешь говорить с ними. И ты не будешь смотреть на них. Ты даже дышать не станешь, если они появятся где-нибудь вблизи. А взамен я сегодня позволю тебе уйти из паба с тем же количеством зубов, с которым ты сюда пришел. Жених мисс Уитмор – дипломат, но его здесь нет. Но зато я – здесь. И у меня нет никаких склонностей к дипломатии.

В юности Рейф постоянно жил с чувством гнева. Даже ничтожные оскорбления толкали его на насилие. Десять лет назад он сначала бил, потом думал, пачкал кровью стены и не терпел ни извинений, ни объяснений. Но теперь он стал старше. И умнее. По крайней мере, он на это надеялся. Хотя сейчас… Ох, сейчас он был ближе к потере над собой контроля, чем за все последние годы.

Карточный шулер нагло рассмеялся и заявил:

– О, я знаю, кто ты такой, Брандон. В свое время ты был весьма неплох. Но эти времена остались в прошлом, не так ли?

– Очень скоро я верну себе свой титул.

– С трудом верится. Впрочем, можно проверить. – Мужчина покрутил головой, разминая шею, и сжал кулаки. – Я тоже, знаешь ли, кое-что умею.

Рейф закатил глаза и тяжко вздохнул. О, проклятье! Этот рыжий мерзавец мог в обычной ситуации быть весьма покладистым. Но он слишком много выпил и потому…

– Я, как правило, не дерусь с любителями вроде тебя, – проворчал Рейф.

– А… значит, слухи верны? Ты спекся! Ха-ха! Рейф Брандон спекся!

– Я сказал, что не дерусь с любителями. Как правило. Но из всякого правила есть исключения.

За его спиной кто-то восторженно закричал:

– Парни, будет драка!

– Не нужно никакой драки, – проговорила Клио, появившаяся откуда-то сбоку.

И Рейф ее услышал. Он не сводил глаз с шулера, но ее услышал. И хотя он не мог ее успокоить, у нее не было причин для тревоги. Он отлично знал, что в этой ситуации поставлено на карту – для нее и для него.

– Это наша вина, – заявила Клио. – Мы вмешались в карточную игру… и приносим за это свои извинения. Правда, Феба?

– Не вижу никаких причин извиняться, – буркнула Феба. – Этот человек мошенничал. Я видела.

– Никто из вас не должен извиняться перед этим… человеком! – прорычал Рейф. Схватив рыжего за ворот рубашки, он приподнял его в воздух, так что тот едва касался носками ботинок пола. – Я дам этому негодяю то, что он хочет.

Рыжий побледнел. А посетители таверны явно оживились: мужчины сдвигали столы и стулья к стенам, чтобы освободить место для поединка. Кто-то уже начал принимать ставки. И бледный негодяй, которого Рейф продолжал держать на весу, должно быть, слышал, что лишь единицы ставили на него.

– Рейф, прошу тебя, не делай этого, – прерывающимся шепотом сказала Клио, коснувшись его плеча.

– О нет, я сделаю это. И получу огромное удовольствие. Вот только… Надо поставить кружку. – С этими словами он резко выбросил вперед правую руку с кружкой, сокрушив ею штукатурку и часть стены. Когда же он отвел назад руку, кружка так и осталась в стене, впечатанная в нее – как будто он поставил ее на полку.

– Все еще жаждешь драки? – поинтересовался Рейф, взглянув на рыжего.

Тот покосился на кружку в стене – должно быть, представил, что его ждет в случае драки.

– Я… Видишь ли, я… – пробормотал негодяй.

– Ты не подумал, верно? – Рейф разжал руку, и Рыжий бесформенной грудой рухнул на пол.

В следующее мгновение Рейф привлек к себе девушек и, взглянув на посетителей паба, проговорил:

– Извините, что разочаровал вас. Сегодня драки не будет. – Взглянув на Клио, он прошептал: – Уходим. Немедленно.


Рейфу не пришлось просить дважды – Клио с радостью покинула заведение. Все трое быстро прошли через деревню и замедлили шаг лишь на тропинке, ведущей к замку. Тут Рейф остановился и, повернувшись к своим спутницам, оглядел их с ног до головы.

– С вами все в порядке? Не пострадали?

Клио покачала головой.

– Нет, мы не пострадали. Просто немного испугались.

– Это все моя вина. – Феба нахмурилась. – Я его рассердила.

– Нет-нет, – запротестовала Клио. – Это был пьяный шулер, а ты не сделала ничего плохого.

– Нет, я сделала, сделала! – Феба дернула себя за волосы. – Я всегда делаю и говорю не то, что нужно. Знаю, я… странная.

– Феба, дорогая, ты вовсе не странная. Ты – особенная.

– Какая разница? Это ведь одно и то же…

Клио, желая утешить сестру, погладила ее по плечу, но та, отпрянув, проговорила:

– Если ты боишься, что я расплачусь или устрою истерику, то зря. Я никогда ничем подобным не отличалась. Это и делает меня странной. Во всяком случае – частично. Не думай, что я ничего не замечаю. Я думаю и веду себя не так, как другие. Есть вещи, которые важны для меня, но другим на них плевать. А есть то, что люди ценят до странности высоко, а я, как ни пытаюсь, не могу понять, почему… Дафна постоянно меня дразнит. Клио, ты слишком хорошо воспитана, но я точно знаю, что ты тоже за меня беспокоишься. Я слышала, как вы с сестрой обсуждали это.

– Дорогая, мы обе тебя любим, – сказала Клио.

– Этого я тоже не понимаю. – Феба перебралась через невысокий забор и пошла прочь.

Клио хотела догнать ее, но Рейф сказал:

– Пусть идет. Она знает дорогу домой.

– Но она расстроена… и обижена. Я не могу ее бросить.

– Должна, – заявил Рейф. – Потому что девочка все понимает правильно. Просто она не такая, как другие девушки. – Заметив, что Клио собралась протестовать, он жестом остановил ее. – Я не так хорошо считаю, как Феба, но мне кое-что известно о проблемах шестнадцатилетних. Доверься мне, Клио. Время от времени девочке понадобится время и место, чтобы разобраться в себе и в окружающих. И в таких случаях не надо ей мешать. Пусть уходит. Главное – она знает, что в любой момент может вернуться.

Клио подозревала, что он прав, но все равно тревожилась. Взглянув на руку Рейфа, она поморщилась и пробормотала:

– У тебя кровь… Ты разбил костяшки пальцев о стену.

– Ничего страшного, – буркнул Рейф.

– Нет уж, дай мне осмотреть твою руку. – Клио достала из кармана носовой платок. – Если уж я отпустила Фебу, то должна же я хоть о ком-то позаботиться…

Рейф сдался и не стал ей мешать. Вытащив из кармана небольшую баночку, сказал:

– Воспользуйся вот этим. Подходит для любых ссадин и ушибов. Бруизер безгранично верит в это средство.

– Бруизер? – переспросила Клио, взяв баночку. – Насколько я понимаю, он твой тренер. Слушай, а где ты отыскал этого… индивида?

– Не помню. Это было давно. Но помню, что в тот день меня несколько раз сильно били по голове. Если хочешь, я заставлю его прекратить комедию с эсквайром Монтегю. Поверь, это была не моя идея.

Клио улыбнулась.

– Нет, Рейф, не надо, не беспокойся. Было забавно наблюдать его общение с Дафной. К тому же… Ему ведь здесь явно нравится. Приятно думать, что хотя бы один из моих гостей по достоинству оценил замок.

Клио открыла ногтем баночку и, почувствовав резкий насыщенный запах, немедленно узнала его. Масло гаультерии!

Она замерла на несколько секунд, пытаясь справиться с воздействием этого запаха. А Рейф, растопырив пальцы, пробормотал:

– Если ты собираешься предсказать мое будущее, то смотришь не на ту сторону руки. Линии жизни… и всего остального располагаются на ладони.

Клио вздрогнула – и чары исчезли. Кончиком пальца она зачерпнула немножко мази и втерла ее в разбитые костяшки пальцев.

Нет, она не пыталась предсказать его судьбу. Но в этот момент ей удалось заглянуть в свое будущее. Ведь иногда – Клио в это твердо верила – можно действительно увидеть свое будущее, и для этого вовсе не требовался хрустальный шар. Достаточно лишь набраться смелости, и, заглянув в свое сердце, честно признать, что там обнаружилось.

Сегодня Клио узнала следующее… Было совершенно очевидно, что всю оставшуюся жизнь, – даже если ей суждено прожить сто лет, – она всякий раз, почувствовав запах гаультерии, будет думать о Рейфе Брандоне и будет вспоминать его озорную улыбку и ту нежность, с которой он целовал ее во время дождя…

Осторожно погладив кончиками пальцев его руку, она тихо спросила:

– Он никогда не позволял тебе почувствовать себя дома, не правда ли? Я имею в виду – старый маркиз… Когда ты был подростком и тебе требовалось время, чтобы разобраться в самом себе, он был слишком строг к тебе, верно?

– Не могу осуждать старика за это. – Рейф пожал плечами. – Я был совсем не такой, как твоя сестра Феба. Скорее меня можно было назвать юным разбойником. И потом… все это было очень давно.

– Сегодня ты доказал, что у тебя холодная голова. – Она снова погладила его по руке. – Спасибо, что пришел нам на помощь.

– Я знаю, ты ужасно не любишь неприятные сцены, однако…

– Однако иногда без этого не обойтись, – подхватила Клио.

И Рейф действительно справился с ситуацией выше всяких похвал. Он наказал шулера, защитил их с Фебой и дал толпе то, чего она хотела: впечатляющую демонстрацию силы. Об этом наверняка еще долго будут рассказывать. Причем сделал он все это без кровопролития и без ущерба для своей репутации.

– Завтра я вернусь туда и все улажу, – сказал он. – Надо будет заплатить хозяину за ущерб.

Клио усмехнулась.

– Ты имеешь в виду поврежденную штукатурку? Поверь, они не станут возражать, – напротив, повесят на стене рамку со словами: «Рейф Брандон пил здесь». – Клио замерла на миг, а потом вдруг воскликнула: – Вот что мне нужно! Нужно для успеха пивоваренного предприятия… Мне требуется партнер!

– Партнер? – переспросил Рейф.

– Ну да. Человек, который умеет находить общий язык с фермерами и торговцами. Человек, имя которого известно в пабах и тавернах по всей Англии. – Заглянув в глаза собеседника, Клио спросила: – Ты знаешь того, кто отвечает этим требованиям?

Лицо Рейфа словно окаменело.

– Нет. – Он покачал головой.

– А ты подумай, – настаивала Клио. – Это было бы идеально. И знаешь, как мы могли бы назвать нашу продукцию? Например… «Эль Ученика Дьвола». Чтобы рекламировать пиво, ты будешь ездить по всей Англии, вбивая кружки в стены таверн! И получать свою долю доходов.

– Ты хочешь нанять меня?.. – изумился Рейф.

Клио пожала плечами.

– А почему нет? Когда-нибудь тебе все равно придется взяться за дело.

– У меня есть дело. Я боец.

– Но ты ведь…

– Нет, ничего этого не будет, – перебил Рейф. Обхватив Клио за талию, он переправил ее через забор, потом перебрался и сам. После чего они молча зашагали по тропинке.

Клио шла следом за ним, сокрушенно вздыхая. Было совершенно ясно: Рейф не желал отказываться от своей нынешней карьеры. Что ж, наверное, его можно было понять. Ведь даже ей пришлось признать, что она почувствовала какое-то странное возбуждение, когда Рейф наказывал шулера. Но все же она испытала невероятное облегчение, когда стало ясно, что драки не будет. Клио следила за спортивными событиями и хорошо знала, как заканчивалась жизнь таких бойцов. Они оказывались всеми забытыми и обнищавшими, а иногда даже попадали за решетку. И если то же самое случится и с Рейфом… О боже, это ее убьет! Однако же…

Сейчас она была с ним наедине, да и осмелела от нескольких глотков пива, поэтому и заявила:

– Думаю, ты солгал, когда я приходила на твой склад в Саутуарке.

– В чем именно?

– Ты тогда сказал, что не планируешь самоубийства? Но теперь я в этом совсем не уверена. Карьера бойца – ничто иное, как медленный путь к тому, что ждет…

– Нет-нет! – Рейф решительно покачал головой.

– Я читала отчеты обо всех твоих боях, – продолжала Клио. – Видишь ли, я регулярно читаю многие газеты, и нередко в них пишут о тебе. И знаешь, я прочла все о твоих тридцати четырех раундах с Дьюбоузом. В той газете был очень подробно описан каждый удар.

– У репортеров все это – гораздо трагичнее, чем происходит в действительности, – проворчал Рейф. – Иначе их издания не будут покупать. Пойми, таким образом они подогревают интерес к следующему бою.

Но Клио, не успокоившись, вновь заговорила:

– Рейф, мне не нравится, как люди говорят о тебе. Даже сегодня в таверне, когда они моментально расчистили место и начали делать ставки. Как будто твой долг, твое предназначение – страдать и проливать кровь для их развлечения.

– Я дерусь не для них, а для себя.

– Но почему?

– Потому что у меня это хорошо получается. – Теперь, казалось, Рейф разволновался. – Да-да, у меня это получается великолепно! И у меня никогда ничего так замечательно не получалось. Кроме того… Пойми, ринг – это единственное место, где я уверен: мой успех принадлежит только мне, неудачи – тоже. На ринге я могу встретиться хоть с ирландским докером, хоть с освобожденным рабом из Америки. Но когда звучит гонг, остаюсь только я. Мне никто ничего не дает, и я ничего ни у кого не прошу – все беру сам, собственными силами. И в такие моменты я точно знаю, кто я такой.

– Если тебе нужен человек, который скажет тебе, кто ты такой, – я могу это сделать, Рейф.

Он молча пожал плечами.

– Рейф, я серьезно. – Клио обогнала его и, развернувшись, прижала ладонь к его груди, заставив остановиться. Под ее ладонью сильно и ровно стучало сердце огромного мужчины. И каждый удар этого сердца возбуждал ее, горячил кровь. – Для начала я могла бы сказать, что ты упрямый, импульсивный и гордый. А еще – благородный, заботливый и страстный. На публике ты ведешь себя вызывающе и красуешься в кожаных бриджах, которые обтягивают тебя словно вторая кожа. Но без свидетелей ты живешь так, словно недавно вступил в строгий монашеский орден. Ты бесконечно добр к старым уродливым собакам и терпелив со скромными сестрами. А твои поцелуи… возносят прямо на небеса. – Клио на мгновение умолкла, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. – Так вот, я скажу тебе, кто ты такой, Рейф. Ты постоянно во всем сомневаешься, а я… Я не оставлю тебя истекающего кровью.

Он отвел взгляд и пробормотал:

– Если и истекаю, то не снаружи. Но в груди моей есть места, которые уже давно разбиты в кровь.

– Вот и хорошо, – кивнула Клио. Потому что и он ведь уже давно вонзил нож в ее сердце.

– Нам пора идти, – сказал Рейф. – Нас ведь ждут… Сегодня тебе предстоит выбрать свадебное платье.

«Значит, он все еще хочет провести меня через это?» – со вздохом подумала Клио.

– Жаль, что я не выпила больше пива, – прошептала она.

Рей взглянул на нее вопросительно.

– Ты отказываешься?..

– О нет-нет. – Клио одернула платье. – Я не дам тебе ни единого шанса отказаться от нашего соглашения. И сегодня примерю все доставленные из Лондона платья. А завтра ты спустишь меня с поводка, ясно?

– В последний раз напоминаю: ты не собака, – пробурчал Рейф.

– Гав-гав, – пробормотала Клио себе под нос.


Глава 12

– Ну, выходи уже! – крикнула Дафна. – Сколько можно ждать?!

Рейф тоже изнывал от ожидания. Он, Дафна, Тедди, Феба, Бруизер и Эллингворт – все собрались в гостиной. И с нетерпением ждали. Клио же с модистками закрылась в смежной комнате. Она одевалась. По крайней мере, так предполагалось. Невесте следовало оценить несколько платьев, а затем выбрать наилучшее.

Уже прошло полчаса, но Клио все не появлялась. «Может, что-то пошло не так?» – спрашивал себя Рейф. Несколько минут он нервно барабанил пальцами по подлокотнику кресла. Потом стал покачивать ногой: ожидание всегда было для него пыткой. Он не мог понять, как джентльмены из высшего общества могли проводить целые дни, месяцы и годы, совершенно ничего не делая. И сейчас, пристально глядя на закрытую дверь, Рейф мысленно твердил: «Выходи же, черт бы тебя побрал…»

В конце концов, извинившись перед собравшимися, Рейф вышел в коридор и принялся расхаживать туда и обратно – точно дикий зверь, оказавшийся в клетке.

«Наверное, это должно сработать, – говорил он себе. Примерка роскошных платьев – самый лучший способ спасти помолвку. А если честно – последний шанс». И действительно, ведь даже невежественный грубиян вроде него прекрасно знал, что платье – решающая часть подобного предприятия. Именно поэтому он очень надеялся на платье из тонкого шелка – на платье, украшенное изысканными кружевами. Увидев в нем свое отражение в зеркале, Клио не захочет его снимать, не так ли? И тогда ей придется выйти замуж. Ведь она не захочет превратиться в безумную старую деву, бродящую по замку в давно поблекшем свадебном платье…

Бам! Странный звук заставил его остановиться. Интересно, что это? Может быть, слуги двигают мебель? Или здесь имеется привидение? Ведь в любом приличном замке должно быть как минимум одно привидение.

И снова бам! Только на сей раз удар сопровождался сдавленным криком боли. И крик этот доносился из-за массивной дубовой двери, то есть из комнаты, преобразованной в гардеробную Клио.

В мгновение ока Рейф оказался у двери и громко постучал.

– Клио, все в порядке?! – крикнул он.

Прошло несколько бесконечных мгновений, затем дверь чуть приоткрылась, и в щели показалось лицо Клио, точнее – огромный голубой глаз, часть щеки и уголок губ.

– Я могу чем-то помочь тебе, Рейф? – спросила она.

– Да, можешь. Скажи, что там у вас происходит? Почему ты так долго? И что это был за звук? Как будто кто-то двигал мебель…

– Нет, просто я… – Рейф видел, что она пыталась отдышаться. И, казалось, немного смутилась. К тому же ее щеки явно покраснели, а в глазах стояли слезы. Проклятье!..

Понизив голос, Рейф проговорил:

– Скажи, что случилось. Скажи немедленно.

– Все в порядке. Поверь мне, – ответила она.

– Тогда открой дверь, чтобы я мог убедиться собственными глазами.

– Поверь, Рейф, я в полном порядке. – Клио вздохнула. – Не обращай внимания…

– Я не могу не обращать на тебя внимания. Ты там уже целую вечность. И я слышал крик. К тому же у тебя красное лицо. И ты едва можешь говорить. А эти непонятные звуки… Казалось, будто двигали что-то тяжелое.

– Двигали?..

– Ну… или, возможно, что-то падало.

– Значит, говоришь, что-то падало?.. – Ее губы дернулись.

– Звуки, Клио! Я слышал звуки… И ты явно чем-то расстроенна. Там, за дверью, происходит что-то… неправильное. Что именно? Немедленно отвечай!

Голубой глаз округлился, потом моргнул.

– Что ж, хорошо. Если ты настаиваешь, то смотри. – Клио со вздохом отступила в сторону и распахнула дверь. – Да-да, смотри!

И он увидел. Увидел намного больше, чем следовало бы.

Она была в платье из тонких кружев цвета слоновой кости. Но в верхней части кружева были натянуты так сильно, что казались прозрачными. Груди чуть ли не вываливались из корсажа.

Взгляд Рейфа метнулся к ложбинке между грудей.

– Я… это… – У него не было слов. По крайней мере, тех, которые можно было бы произнести вслух.

– Это что, шутка? – спросила Клио, грозно нахмурившись. – Или ты действительно считаешь, что это – свадебное платье?

– Ну, не совсем… То есть… совсем нет. – В подобном платье совершенно точно нельзя было идти по церковному проходу к алтарю, но если говорить о брачной ночи…

Проклятье! Ему не следовало туда смотреть! «Рейф, не смотри туда!» – мысленно вопил он.

А Клио со вздохом сказала:

– Значит, ты считаешь, что это непотребство должно показаться мне верхом изысканности и элегантности?

– Ну… Может, все не так плохо?

И тут она, уже не сдерживаясь, прокричала:

– Я сейчас выгляжу как шлюха, которой дали роль ангела на вечеринке в борделе!

Рейф невольно рассмеялся. Затем проговорил:

– Кто-то ведь должен привести нас, грешников, в церковь.

– И к тому же… я не могу в этом наряде даже двигаться, – проворчала Клио и сделала три шага в качестве демонстрации. – А звуки, которые ты слышал, – это я падала.

– Дважды? – удивился Рейф.

– Совершенно верно. – Она поморщилась.

– Ну тогда примерь другое платье.

– Я мерила уже все! И они все – малы!

– Но я считал, что Бруизер заказал их по твоим меркам. – Рейф нахмурился.

– Я не давала ему никаких мерок. И уверена, что моя горничная Анна тоже этого не делала. – Клио ненадолго задумалась, потом с улыбкой сказала: – Думаю, это все Дафна. Конечно, это ее шутки.

– Но с какой стати ей так шутить? Я думал, она с головой ушла в подготовку свадьбы.

– О да, разумеется. Но это ее способ напомнить мне о…

– О чем же?

– Ох, неважно.

– Нет, это очень важно! – возразил Рейф. – Так о чем же…

Внезапно соседняя дверь распахнулась, и в коридор вышла Дафна.

– О, вот вы где!.. Клио, дорогая, ты выглядишь очень мило…

– Я выгляжу нелепо, – пробурчала в ответ невеста. – Это ты дала мистеру Монтегю неправильные размеры?

– Нет, я дала ему правильные размеры, – возразила сестра.

– Но платье ей маловато, – заметил Рейф.

– А я полагаю, что в самый раз. – Дафна похлопала старшую сестру по плечу. – Дорогая, успокойся. Поверь, все невесты всегда нервничают. А сейчас… Нам предстоит сделать еще очень многое. И знаешь, ко дню свадьбы это платье подойдет тебе идеально. А если нет… Я здесь именно для того, чтобы помочь. Хочешь, вернем «мамину игру»?

– Но я… – Голос Клио сорвался. – Ох, извините. Мне надо подняться наверх.

– Но ведь ты померила только одно платье! – воскликнула Дафна.

– На сегодня этого более чем достаточно. – Клио отвернулась и, пошатываясь, побрела по коридору, направляясь к лестнице.

– Ты же не обижаешься, правда? – глядя ей вслед, спросила Дафна. Не дождавшись ответа, она взглянула на Рейфа, пожала плечами и улыбнулась. – О, потом она скажет мне спасибо, вот увидите. Время от времени нам всем необходима мотивация.

Мотивация?.. Рейф чувствовал, что «мотивации» ему вполне достаточно для того, чтобы… Чтобы сделать что-то неподобающее. Во всяком случае, кровь уже кипела в его жилах и стучала в ушах. Что же касается Клио… Она дала ему цель.

И снова – бам!

– Будь проклято это платье! – заорал Рейф, не сдержавшись.


За последние восемь лет Клио пришлось пережить немало разочарований. Она мужественно улыбалась долгие недели после бегства Дафны, хотя и знала, что все за ее спиной судачили о том, придет ли когда-нибудь ее, Клио, очередь. Потом ее впервые назвали в «Сплетнике» «Мисс Уэйт-мор». Это было досадно. Однако стало еще хуже, когда она увидела список ставок из «Книги пари», заключенных в клубе «Уайтс». Оказалось, что очень многие английские джентльмены сделали ее эфемерную помолвку предметом пари. Но это?.. О господи, это превзошло все допустимые пределы. Клио еще никогда не чувствовала себя такой униженной. Поставленная в ужасно неловкое положение собственной сестрой, отчаянно желавшая сбежать, спутанная проклятым платьем и вынужденная медленно ковылять по коридору, она в конце концов наступила на подол и в третий раз рухнула на пол. После чего расплакалась. «Ох, разве может быть что-то хуже?» – спрашивала она себя.

– Не вставай! Я здесь! – внезапно раздался голос Рейфа.

О боже!.. Оказывается, что всякий раз, когда кажется, что ничего хуже уже быть не может, – становится еще хуже. Ведь теперь самый привлекательный и неотразимый мужчина из всех, которых она только знала, станет свидетелем ее позора. И теперь ее унижение станет полным, абсолютным.

Он опустился на колени рядом с ней и тихонько спросил:

– Что-нибудь болит? Ты не очень пострадала?

– Только моя гордость. – Клио попыталась встать.

– Значит, ты поэтому вчера не ела торт? – Он взял ее за локоть и помог подняться. – Но ты же не думаешь, что Пирс будет судить тебя по объемам?

– Я – женщина. Нас все судят по объемам. – Ее мать, упокой, Господи, ее душу, никогда не упускала возможности напомнить ей об этом. Мать была дочерью графа и должна была составить блестящую партию, но унизилась до брака с морским офицером – простолюдином. Однажды, по секрету, мать ей сказала: мол, будь она не такой полной, могла бы выйти замуж за пэра. И мать твердо решила, что не позволит дочерям совершить ту же ошибку. Впрочем, Дафна и Феба от природы были стройными, а вот она, Клио, имела склонность к полноте.

– Моя мама… Она называла это «игрой». – Клио всхлипнула. – Мы начали играть в нее, как только состоялась моя помолвка с Пирсом. Она отправляла ужин в мою комнату на подносе. Каждое блюдо – на отдельной тарелке. А потом она устраивала мне экзамен по всему, что мы изучали в тот день. Это могла быть французская грамматика, баварский этикет, правильные формы обращения к представителям ганноверской королевской фамилии. Она задавала мне вопросы, а за каждую ошибку убирала одну тарелку с моего подноса. Иногда я делала так много ошибок, что оставалась вообще без ужина. Но в некоторые дни мне все же удавалось досыта поесть. Правда, мне никогда не удавалось получить десерт.

– Эта игра не кажется мне занимательной, – проворчал Рейф.

– Мне особенно запомнился один ужин, – продолжала Клио. – На тарелке лежал кусочек карамельного торта, моего любимого. До сих пор помню, как я не могла отвести от него глаз. Я буквально чувствовала во рту вкус глазури и орехов. В тот вечер я отвечала на все вопросы безупречно. Не сделала ни одной ошибки. И имела все основания торжествовать в предвкушении десерта. Но затем, когда я сияла от радости, мать забрала с моего подноса торт.

– Но почему? Ты же не сделала ни одной ошибкой.

– Потому что я сама была ошибкой. – Клио снова всхлипнула. – Я ошибалась просто потому, что была самой собой, то есть была… слишком толстой.

Рейф тихо выругался.

– Твоя мать была неправа. Сестры тоже.

– Мама хотела для меня самого лучшего. И я не сомневаюсь, что и у Дафны были самые добрые намерения, когда она напоминала мне про «мамину игру».

– Но это вовсе не означает, что мать с сестрой имели право издеваться над тобой.

Клио промолчала, а Рейф добавил:

– К тому же они тебе лгали. Ты вовсе не толстая.

– Не стоит щадить мои чувства.

– Я говорю правду.

– Но я…

– Сама напросилась! – Рейф порывисто вздохнул и без малейших усилий подхватил Клио на руки. «Какие же у него большие сильные и нежные руки…» – промелькнуло у нее.

– Рейф, что ты делаешь?

– Доказываю свою правоту. – Он слегка подбросил ее, тут же поймал и прижал к себе. – Ты вовсе не тяжелая. Для меня.

«Спасибо тебе, господи!» – мысленно воскликнула она. Ох, этот человек… он завладел ее сердцем. И она точно знала, что никогда в жизни не видела более красивого мужчины. Да-да, она всегда знала, что Рейф чертовски привлекателен, силен, опасен… и желанен. Но она, пожалуй, впервые находилась к нему так близко при ярком свете дня, поэтому могла хорошенько его разглядеть. У него были потрясающие зеленые глаза, обрамленные длинными ресницами – черными как ночь. Но почему же она раньше этого не замечала. Вероятно, потому что он не подпускал ее к себе достаточно близко, вот она и не могла как следует его рассмотреть.

– Что ж, Рейф, очень хорошо. А теперь, когда ты доказал свою правоту, можешь поставить меня на пол.

– И не подумаю, – ответил он, поднимаясь по лестнице, шагая сразу через две ступеньки. – Ты ведь все равно не сможешь подняться по лестнице… в этом своем наряде.

– Но я не собираюсь использовать тебя в качестве вьючного животного для переноски тяжестей.

– Возможно, я и есть животное, – сообщил он, остановившись на площадке. – Но тяжестью для меня ты не являешься. Лучше скажи, куда теперь идти.

– Вон туда. – Она вскинула руку. – А потом поверни направо.

Рейф выполнил ее указания.

– Моя комната почти в самом конце, – сказала Клио. – Осталось совсем немного. – Ох, как же ей хотелось, чтобы они с Рейфом заблудились в этом замке! – Вот здесь. Дверь справа. Только поставь меня на пол. Иначе ты не сможешь открыть дверь.

Но Рейф прижал ее к груди одной рукой, а другой повернул дверную ручку. Перешагнув порог, неожиданно замер. И Клио подумала, что ему, наверное, пришел в голову тот же образ, который возник перед ее мысленным взором: он вносит ее в спальню, а она – в кружевном свадебном платье. Молодожены!

И перед ними, словно знак неизбежности, стояла великолепная кровать.


Глава 13

О, эта кровать! Она восхитила Рейфа. Четыре высоких резных деревянных столбика, полог из зеленого бархата… и подушки. Да, разумеется, здесь не обошлось без подушек, и их было великое множество – все разных оттенков зеленого цвета. Подушки, занимавшие ровно половину кровати, были аккуратно разложены, и Рейфу неудержимо захотелось побросать их на пол. Но не все сразу, а по одной – чтобы продлить удовольствие.

Поставив, наконец, Клио на пол, Рейф проговорил:

– Значит… сделаем так… – Он старался не смотреть на кровать. – Закажем тебе новые платья, которые подойдут по размеру. Я сам этим займусь.

– В этом нет необходимости, – со вздохом ответила Клио. – Главное – помоги мне выбраться из этого.

– Ты хочешь… – Рейф рывком ослабил свой галстук – ему вдруг стало трудно дышать. – Ты хочешь, чтобы я… снял с тебя платье? – Причем не просто платье, а свадебное платье. Рядом с волшебной кроватью.

– Только расстегни пуговицы. Вот и все. Я не могу дышать, Рейф. Знаешь, я научилась обходиться без многих вещей – тортов, свадеб, уважения высшего общества, – но пока еще не могу обходиться без воздуха.

Но Рейф колебался. Он неотрывно смотрел на молочную белизну ее шеи и длинный ряд пуговиц, обтянутых шелком. И конечно же, он прекрасно понимал, что вот-вот ступит на дорогу, ведущую прямиком в ад.

А Клио, прислонившись к одному из столбиков кровати, слабым голосом проговорила:

– О, Рейф, прошу тебя… мне кажется, я вот-вот упаду в обморок.

Выругавшись про себя, он тяжко вздохнул и взялся за верхнюю пуговицу. Разве у него был выбор? Он же не мог допустить, чтобы Клио лишилась чувств. А что касается его… Он ведь величайший распутник, не так ли? Так что теперь ему терять нечего…

– Ну, получается?.. – пробормотала Клио.

– Не беспокойся, получится. – Рейф скрипнул зубами и приказал дрожащим пальцам успокоиться. – Это все из-за того, что несколько лет назад у меня был перелом руки.

– Ох, как жаль…

– Не надо меня жалеть. Просто прояви терпение.

Клио нервно хохотнула, и проклятая пуговица вывернулась из его пальцев. Рейф мысленно выругался и проворчал:

– Всю жизнь я только этим и занимаюсь, а вот сейчас…

И тут первая пуговица, наконец, проскользнула в петельку. Что ж, начало положено. Рейф снова скрипнул зубами. И подумал о том, что зубы его вот-вот начнут крошиться. Впрочем, одну-то пуговицу он уже расстегнул, так что осталось… Он посмотрел вниз. О боже, похоже, их там несколько тысяч! Взяв себя в руки, Рейф постарался сосредоточиться на выполнении задачи. Так, хорошо. Еще несколько пуговиц – и показался корсет. Рейф был хорошо знаком с женским бельем. Интересно, сколько же корсетов он видел?.. Несколько десятков? Может, больше? Но ни один из них не произвел на него такого впечатления, как этот.

И еще его окутывал запах фиалок. Дразнящий, ласкающий чувства, вызывающий ощущение тепла и безопасности… Вот только сейчас он вовсе не чувствовал себя в безопасности.

Если бы перед ним в этот момент была любая другая женщина, он бы уже овладел ею. Но, с другой стороны… Ведь если бы на месте Клио была любая другая женщина, он бы не желал ее так же сильно…

Его всегда тянуло к запретному. И Клио всегда ему нравилась. Но что в итоге? Сердце, стремящееся выпрыгнуть из груди, и страстное желание, которое невозможно удовлетворить…

Продолжая расстегивать пуговички, Рейф испытывал все муки ада. Он хотел ласкать ее, целовать, прижимать к себе и…

«Проклятье, Рейф, держи себя в руках!» – прикрикнул он на себя.

Он взялся за край ткани и дернул. Оставшиеся пуговицы рассыпались по ковру.

– Так получилось быстрее, – сказал он.

– Корсет – тоже! – взмолилась Клио.

О боже! Рейф сделал шаг назад, осмотрел узел и нашел конец шнуровки. Взявшись за тонкий шнурок, он решил, что держит в руке тонкую нить своего здравомыслия. Один рывок – и все рухнет.

Тем не менее он дернул за шнурок. Ведь он уже и так зашел слишком далеко. Обратной дороги все равно не было.

– Дыши! – скомандовал он.

Клио подчинилась и сделала глубокий вдох. А Рейф почувствовал, что теряет способность мыслить здраво.

– Так намного лучше. Спасибо. – Клио повернулась к нему, прижимая к груди корсаж расстегнутого платья. – Знаешь, до этой недели я уже много лет не пробовала торта. Любопытно, не правда ли? Если ты много лет в чем-то себе отказываешь, то потом можно убедить себя в том, что тебе этого и не хочется вовсе, правда?

Рейф убрал локон, упавший ей на шею.

– Думаю, это мне знакомо, – прохрипел он.

– Когда Пирс должен был вернуться из Антигуа, мама за несколько месяцев до этого начала морить меня голодом. Мне давали только кресс-салат и мясной бульон. Она хотела, чтобы я во что бы то ни стало уменьшилась в талии. Такое питание довело меня до болезни. Я была так слаба, что не могла держать в руке ручку, – не говоря уж о том, чтобы выдержать свадебную церемонию. И свадьбу пришлось снова отложить.

От гнева Рейф едва не задохнулся.

– Твоя мать была не права! Она должна была сделать все, чтобы ты чувствовала себя… совершенной.

– Но я вовсе не совершенна. По крайней мере, для роли маркизы Гранвилл я не очень-то подхожу. Если бы Пирс считал меня совершенной в семнадцать, он бы женился на мне уже тогда. То же самое можно сказать обо мне в возрасте девятнадцати лет, двадцати одного года и так далее. Последний раз он видел меня почти два года назад, когда заезжал домой перед отъездом в Вену. Мы могли обменяться брачными клятвами и тогда, и я бы поехала с ним на континент. Но он не хотел, чтобы я поехала с ним. Вероятно, я могла поставить его в неловкое положение…

– Ты не могла поставить его в неловкое положение, – возразил Рейф. Проклятье! Ведь любой мужчина, который не гордился бы тем, что рядом с ним такая женщина, заслуживал сломанной челюсти! И он, Рейф, мог бы этому посодействовать – будь то даже его родной брат.

– Мама часто говорила, что я – хорошая девочка, но недостаточно хороша для маркизы, – продолжала Клио.

– Но ты ведь… – Рейф немного помолчал. – Клио, поверь мне, множество мужчин предпочитают женщин, которые не гремят костями.

– Ты хочешь сказать, что Пирс – один из них?

– Во всяком случае, шанс весьма велик. Я его брат, и я определенно один из таких мужчин. – Боже правый, он никак не мог забыть ощущение ее роскошного тела, прижатого к его телу. У него не хватило бы слов, чтобы выразить свои чувства словами.

– Тогда шансов нет, – вздохнула Клио. – Ни одного. У вас с Пирсом нет ничего общего.

– Ну… в целом ты права, – согласился Рейф. – Мы с братом очень разные. Он дипломат, а я – боец. Он всегда руководствуется чувством долга, а я – бунтовщик. Он восемь лет не желал тебе объяснить, как ты привлекательна. – Рейф решительно подошел к двери и повернул ключ в замке. – А я не намерен ждать больше ни минуты!


Услышав щелчок замка, Клио почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь. И она еще крепче прижала к груди расстегнутое на спине платье.

– Я тебя не трону, – сказал Рейф. – Буду только говорить.

Она снова задрожала. Неужели он желал таким образом ее успокоить? Ведь его голос был не менее опасным, чем он сам…

– В отличие от моего брата у меня никогда не было трудностей с тем, чтобы сказать все необходимое. – Рейф нахмурился и принялся расхаживать перед дверью. – Так вот, послушай меня… У тебя никогда не было братьев, поэтому ты не знаешь, как устроен мужской ум. Мы, мужчины, не можем насытиться женским телом. Груди, бедра, ноги… И даже мимолетный взгляд на случайно открывшуюся лодыжку горячит кровь. Мы подглядываем за женщинами, когда они купаются, мы обмениваемся неприличными рисунками…

– Рейф, почему мы говорим об этом?

– Потому что у каждого мужчины есть одна женщина, которая становится его мечтой. Он думает о ней день и ночь. Он просыпается с мыслью о ней, просыпается, испытывая сильнейшее и прямо-таки болезненное желание, и засыпает с ее именем на устах. И ты всегда была такой женщиной для меня, – добавил Рейф, пристально глядя в глаза Клио.

– Я?.. Правда?.. – пробормотала она в растерянности.

– Да, правда. – Рейф сделал шаг к ней. – Да я и сейчас чувствую все то же… Я хотел тебя еще тогда, когда был зеленым юнцом. Твое тело сводило меня с ума: каждый его пышный, округлый, безумно эротичный изгиб. Ты даже не представляешь, как страстно я мечтал овладеть тобой. И я придумывал для этого тысячу разных способов и поз.

Клио не знала, что ответить на подобное признание, и потому сказала первое, что пришло в голову:

– Тысячу – это вряд ли. Такого просто быть не может.

– Думаешь, преувеличение? Что ж, возможно. Но не слишком большое. Хочешь услышать список?

Клио молча кивнула – говорить все равно не смогла бы.

– Итак, можешь начинать считать. – Рейф окинул ее пылающим взглядом. – Начнем с грудей. Они занимают первые пятьдесят позиций в списке. Первое – ласкать руками, второе – уткнуться носом, третье – целовать, четвертое – лизать, пятое – сосать, шестое – легонько покусывать, седьмое – покусывать сильнее, восьмое – свести твои груди вместе, поместив между ними мой отвердевший шест.

Клио в растерянности заморгала.

– Это… правда? – прошептала она.

– Чистейшая. Даже не сомневайся. Мужчины отвратительны.

– Не думаю, что я назвала бы это отвратительным… – протянула Клио. – Уж скорее – удивительным. – На самом же деле, слушая Рейфа, она чувствовала, как твердели ее соски, а между ног становилось все горячее.

– И обрати внимание, я еще не дошел до «десяти», – заметил Рейф. – Иными словами, я только начал. Кроме того, есть некоторые вещи, о которых даже я не стал бы говорить вслух.

Он отошел и стал медленно кружить вокруг Клио.

– Знаешь, было время, когда я боялся на тебя смотреть. Ты была такой благонравной девочкой, а я представлял тебя… делающей ужасные вещи. Я хотел тебя с тех пор, как начал испытывать физическое влечение.

– Даже несмотря на многих женщин, которые у тебя были?

– Да, несмотря на них.

Клио еще сильнее прижала к груди расстегнутое платье. Она никак не могла поверить его словам.

– Но ты же мне говорил, что это из-за Пирса. Говорил, что хотел меня потому, что завидовал ему, а лично ко мне это твое желание, по сути, не имело отношения.

– О да. – Рейф снова остановился перед ней. – Себе я говорил то же самое. Себе я говорил очень многое… Например, говорил… – Он снова устремил на Клио пылающий взгляд. – Меня всегда привлекали пышные голубоглазые блондинки, поэтому привлекла и ты, – именно так я себе говорил. Разумно, правда?

– Да, вполне разумно.

– Так вот, все это – ложь, – заявил Рейф.

– То есть тебя не привлекают пышные голубоглазые блондинки?

– Безусловно привлекают. И даже очень. Но лишь потому, что напоминают мне тебя.

«Ой!» – мысленно воскликнула Клио. Что-то случилось с ее коленями… Они почему-то стали подгибаться. А жар между ног сделался совершенно нестерпимым.

– Так вот, твое тело… – Он снова к ней приблизился. – Оно всегда присутствует в моих самых греховных мечтах. И я много лет гадал: а как ты выглядишь без одежды?

– Что ж… – пробормотала Клио и опустила руки, которыми прижимала платье к груди (оно сразу же оказалось на полу). – Больше не гадай.

Но она не была нагой. Даже когда платье и корсет упали к ее ногам, на ней оставалась сорочка и нижние юбки. Однако тончайшая хлопковая ткань почти ничего не оставляла воображению.

Рейф онемел. И оцепенел. Стоял без движения и молча смотрел на нее.

Тут Клио взялась за бантик на вороте сорочки и развязала его. Она ужасно волновалась, – но если уж зашла так далеко, то вовсе не для того, чтобы отступать. Более того, она знала: если Рейф покинет ее сейчас, полуодетую и уязвимую, то ее гордость этого не переживет. Но почему же Рейф… Почему он старается отвести глаза? О боже, наверное, все его признания – ложь, придуманная лишь для того, чтобы успокоить ее. А она, дура, поверила, что он и в самом деле находил ее соблазнительной. И вот он сейчас стоит на расстоянии вытянутой руки от ее полуобнаженного тела – и не шевелится. Почему, почему, почему?!

Тихонько вздохнув, Клио опустила глаза. И раздумала снимать сорочку. Наверное, ей следовало срочно прикрыться. И найти место, где можно было бы спрятаться от очередного унижения. Возможно, в чулане. Хотя лучше, конечно, провалиться сквозь землю.

– Нет, Клио, не надо обижаться. Ты не поняла. – Рейф прижал ее к столбику кровати. – Не двигайся, милая. – И он снова окинул ее пылающим взглядом.

«Так-то лучше!» – промелькнуло у нее. И Клио почудилось, что она вот-вот задохнется от возбуждения. О боже, теперь она точно знала, что Рейф считал ее привлекательной. И ее тело – тоже!

– Клио… посмотри на себя, – прохрипел он.

Она подчинилась и, склонив голову, окинула себя взглядом. Солнечные лучи, проникавшие в комнату, очень выгодно подкрашивали ее бледное тело, а отвердевшие соски отчетливо виднелись под тонкой тканью сорочки. Правда, живот и бедра были слишком уж округлыми, но с этим, увы, ничего не поделаешь. А впрочем… Почему «увы»?

Внезапно Клио поняла, что ее тело было по-настоящему женственным и сильным. И оно было создано вовсе не для того, чтобы украшать гостиную. Нет, ее, Клио, предназначение – искушать, рожать детей, вдохновлять, творить, защищать…

И теперь Клио остро почувствовала свою силу. Она впервые в жизни наслаждалась своей женственностью, в полной мере осознавая, что ее тело вовсе не являлось недостатком, который следовало преодолеть. Оно, ее тело, было достойно уважения и восхищения, даже поклонения. И сейчас, в этот момент, она ощущала себя…

– Богиня, – пробормотал Рейф.

Вот так-то! Он вслух произнес то, что она подумала.

– У тебя тело греческой богини, Клио. – Их взгляды снова встретились. – Но, будь я проклят, тело – не самая привлекательная твоя черта. Главное – твой острый ум и доброе сердце.

Клио снова почувствовала, что у нее подгибаются колени. Ах, если он собирался восхищаться ее умом, то ему следовало бы поторопиться, потому что ее мозги… О боже, казалось, у нее осталось только то, что было между ног.

– Будь ты моей, я бы…

– Что бы ты тогда сделал? – пролепетала Клио.

Рейф приблизился к ней почти вплотную.

– Первым делом я бы тебя обнял. Крепко-крепко, чтобы ощутить биение твоего сердца. И попытался бы убедить себя, что этого достаточно. А впрочем… Нет, я бы сразу захотел большего. И заставил бы и тебя захотеть большего.

О, ему бы не пришлось особенно стараться! Она, Клио, точно знала, что уже хотела большего! «Рейф, только не останавливайся! Прошу тебя, продолжай!» – мысленно кричала она.

– Я бы вытащил все заколки из твоих чудесных волос, чтобы они упали тебе на плечи, – продолжал он. – Я бы гладил твои руки, плечи, и спину, и твои самые интимные части тела… И целовал бы тебя в эти места. А потом… – Рейф склонился к ней так близко, что его слова, казалось, обжигали ухо. – А потом я бы сделал то, чего мы с тобой хотим больше всего.

Клио судорожно вцепилась в его плечи, чтобы не упасть. Голова у нее закружилась, комната стала расплываться перед глазами, а болезненная пульсация между ног… О боже, она этого не выдержит!

– Сделай это, – внезапно прошептал Рейф. – Сделай это для меня. Ведь здесь никого нет, кроме нас. И никто не узнает. Никто не увидит. Сделай то, что не могу сделать я. Только один раз.

Клио вздрогнула. И ей почудилось, что ее сердце переместилось куда-то в горло.

Рейф прижался виском к ее виску и вновь заговорил:

– Боже мой, Клио, мне кажется, я умру от желания. И если ты чувствуешь нечто подобное, то дай мне знать, милая.

О господи, это безумие, однако же… Но ведь и ее переполняло желание, не так ли? И следовательно, она должна была…

Дрожащими пальцами Клио ослабила завязки своих нижних юбок, а затем ее рука скользнула к низу живота. Между ее пальцами и животом все еще оставалась сорочка, но ткань сорочки была такой тонкой, что почти не чувствовалась. Прикусив губу, она опустила руку еще ниже.

– Да! – прохрипел Рейф. – Ты жаждешь прикосновения именно там, не правда ли? И я тоже. Ведь ты там теплая?

Клио со стоном кивнула.

– И влажная. Ты стала влажной для меня, правда?

Сердце Клио заколотилось так часто, что стало трудно дышать, но она не могла отрицать правду. Когда она коснулась пальцами своего самого интимного места, ткань сорочки действительно стала влажной.

– Да, вот так, – раздался голос Рейфа. – И потрогай себя там хорошенько, – прошептал он. А затем его пальцы скользнули к ее лону. – Да, вот здесь. Вот так.

Клио уже давно забыла о стыде и приличиях, и слова Рейфа все больше ее возбуждали. Когда же ее пальцы коснулись «нужного» места, у нее перехватило дыхание.

– Прекрасно, – прошептал Рейф и чмокнул ее в ухо. – Хорошая девочка…

Эти слова заставили ее улыбнуться. Она была очень плохой девочкой и делала очень плохие вещи. Но ей это нравилось. И ему тоже.

И тут его рука – та, которой он обнимал ее за талию, – начала двигаться. То вверх, то вниз. Она то приближалась к ее груди, то опускалась ниже, к бедру. Какие чудесные ласки!

«Пожалуйста, еще!..» – мысленно кричала Клио. Но она боялась сказать это вслух или сделать что-то… слишком смелое. Боялась, что после этого Рейф мог вообще прекратить столь восхитительные пытки.

Они быстро приближались к грани. К точке невозврата.

Наконец, тихо выругавшись, Рейф перешагнул эту грань, и его рука накрыла ее грудь. Когда же его пальцы принялись теребить ее сосок, Клио едва не лишилась чувств от наслаждения.

– О Рейф! – воскликнула она.

В следующее мгновение он впился в ее губы поцелуем… и она почувствовала себя на вершинах блаженства.

Рейф целовал ее долго, страстно и нежно. Когда же поцелуй прервался, они крепко прижались друг к другу. И Клио запустила пятерню в его шевелюру – ей уже давно хотелось потрогать его волосы. И в эти мгновения ей казалось, что она действительно любима и желанна.

Но выражение, появившееся на его лице, когда он, наконец, отстранился, пронзило ее сердце острым кинжалом. Чувство вины оставило глубокие складки на лбу, а в чарующих зеленых глазах застыло сожаление, – словно он отнял у нее что-то очень важное, а не дал самое прекрасное чувственное наслаждение.

– Рейф, это было…

– Клио, мы не можем…

– Мисс Уитмор! – Стук в дверь показался им обоим оглушительным. – Мисс Уитмор, вам нужна помощь с платьем?

Анна!

– Черт бы ее побрал, – пробормотала Клио.

Рейф тихо произнес более выразительные слова.

– Подожди минутку! – крикнула Клио. Она сделала глубокий вдох – и к ней вроде бы вернулась способность соображать. Первым делом она переступила через платье и нижние юбки, которые горкой лежали у ее ног, и взяла Рейфа за руку. – Иди за мной.

– Но ты не сможешь меня спрятать. Я слишком большой и не помещусь ни в шкафу, ни за шторами.

– Там поместишься. – Клио нащупала небольшой выступ в стене, нажала на него, и часть стены отъехала в сторону. – Поторопись.

Рейф вошел в потайную комнату и, с любопытством осмотревшись, обнаружил узкое окно и скамью.

– Что это? – спросил он.

– Молельня. Личная часовня для хозяйки дома, куда она могла бы удалиться для размышлений. – Она кивком указала на другую стену. – Там есть такая же дверь, которая ведет в мою гостиную.

– Ни за что не догадаешься, что здесь есть дверь! – восхитился Рейф. – Этот замок начинает мне нравиться…

– Я же говорила… – Клио с улыбкой отступила, чтобы закрыть потайную дверь.

– Подожди. – Рейф придержал ее. – Ты прекрасна, Клио. Великолепна во всех отношениях. Никогда не забывай об этом.

С этими словами он отошел, и дверь закрылась.


Глава 14

– Мы должны обсудить ледяные скульптуры, – сказала Дафна тем же вечером.

– Разве?

Сестры Уитмор собрались в гостиной Клио, чтобы переодеться к ужину. Как и раньше, когда они были моложе, Феба сидела за туалетным столиком, старшая сестра расчесывала ей волосы, а Дафна лежала на кровати Клио (одной рукой она лениво перелистывала дамский журнал, а другой брала с тарелки ягоды спелой малины и отправляла их в рот).

Несмотря на неприятности, спровоцированные Фебой в деревне, а также оскорбительный трюк Дафны с платьями слишком маленького размера, Клио этим вечером очень нуждалась в сестрах. Она ничего не могла объяснить даже самой себе. И поэтому решила, что общаться с дьяволом знакомым все же проще, чем с дьяволом, прижавшим тебя к столбику кровати и игравшим твоими сосками.

– Я подумываю о скульптурной группе – паре известных любовников, – сообщила Дафна. – Как насчет Ромео и Джульетты?

– Оба плохо кончили, – буркнула Феба. – Один умер от яда, другая – от удара кинжалом.

– А Клеопатра и Антоний?

– Еще хуже. Укус змеи и удар меча.

– Может, Ланселот и Гвиневра?

– Он умер отшельником, а она стала монахиней.

Дафна в раздражении фыркнула и проворчала:

– Ты слишком умная и все портишь.

– Я тут ни при чем. – Феба подала Клио заколку. – Но я только теперь начинаю понимать: в романах запретная любовь всегда плохо кончается.

Клио прикусила язык, укладывая волосы сестры. Конечно же, Феба была права. Ничего хорошего не может получиться из… того, что происходит между ней и Рейфом. В общем, это нельзя было назвать любовной связью. Ни один из них ни разу не произнес слово «любовь», да и они не сделали ничего непоправимого. По крайней мере пока. Так что от их отношений можно было легко отмахнуться и забыть.

Вот только Клио не хотела ни отмахиваться, ни забывать. Она хотела удержать все, что возникло между ними. Ах, какую радость она испытывала в его объятиях!.. И она очень хотела, чтобы все это продолжалось. Более того, она жаждала… большего. Поэтому ему давно уже следовало подписать бумаги! Он просто обязан был это сделать!

Что же касается Пирса… Да, возможно, он не испытывал к ней никаких чувств, а их помолвка являлась просто формальностью. Но все же неправильно раздеваться перед одним мужчиной, когда все еще официально являешься невестой другого.

– Если тебе нужны знаменитые любовники, – проговорила Феба, – то ведь всегда есть Одиссей и Пенелопа. Она хранила ему верность двадцать лет, пока он путешествовал.

– Лебеди! – воскликнула Клио, отчаянно желая сменить тему и отвлечь сестер от разговора о долго страдавших преданных женщинах. – Разве ледяные скульптуры на свадьбах, как правило, не лебеди?

– Да, но лебеди есть у всех, – многозначительно проговорила Дафна, сделав ударение на последнем слове. – Они считаются романтичными, поскольку образуют пару на всю жизнь.

В зеркале Клио заметила, как отражение Фебы в удивлении приподняло брови.

– То же самое делают стервятники, волки и африканские термиты, – сообщила младшая из сестер. – Но я нигде не видела их ледяных изображений.

Клио уже раскрыла рот, чтобы высказаться по поводу термитов и термитников, но ей помешал стук в дверь.

Вошла Анна и протянула хозяйке конверт.

– Вам только что принесли записку, мисс Уитмор. Посыльный внизу дожидается ответа.

– В такое время? Какая таинственность… – Клио сломала печать и вскрыла конверт. – Это приглашение, – пробормотала она. И еще – очень удачный повод сменить тему. Исключительно своевременное послание.

Клио пробежала глазами письмо.

– Мы приглашены на бал. Завтра вечером.

– Как завтра вечером?.. – удивилась Дафна.

– Дело в том, что лорд и леди Пеннингтон сейчас находятся в своем поместье возле Танбридж-Уэллс. Они приносят извинение за столь поспешное приглашение, но они только сейчас узнали, что мы в Кенте. – Клио опустила письмо. – Итак, что скажете?

– Надо принять приглашение! – воскликнула Дафна. – Я почти не бывала на балах, став замужней леди.

– Прекрасно. Тогда вы с Тедди можете поехать. А я останусь дома с Фебой.

– Клио, но ты тоже должна поехать. Твое отсутствие – это было бы неприлично. К тому же… пойдут всякие слухи, если тебя там не будет.

– Слухи пойдут, если я там буду, – со вздохом возразила Клио. – Именно их я и хочу избежать.

– Нет-нет, но на этот раз все будет иначе, – взволнованно затараторила Дафна. – Мы всем расскажем о предстоящей свадьбе. Пусть все знают, что происходит.

«Вот только свадьбы не будет».

– А как же Феба? – спросила Клио.

– Пусть и она едет с нами. Но, разумеется, она не будет там танцевать.

– Я не хочу, – подала голос Феба. – Я там буду не к месту. И вообще, там будет скучно.

– Но именно поэтому ты должна поехать с нами, – заявила Дафна. – Начинай учиться скрывать, что тебе скучно.

Клио выразительно взглянула на Дафну, но та, не унимаясь, продолжала:

– Ведь ей уже шестнадцать. Пусть привыкает к обществу.

Клио промолчала. Она прекрасно понимала, что сестра права. Ведь рано или поздно Фебе все-таки придется общаться с людьми, не входившими в их семейный круг.

– Я не хочу, – заявила Феба. – Это будет для меня ужасное испытание. Пожалуйста, не заставляйте меня…

– Котенок, но Дафна права, – сказала Клио. – Вскоре тебе предстоит выйти в свет. К этому надо готовиться. И этот скромный провинциальный бал – удачное начало. Я не намерена тебя заставлять, но надеюсь, что ты сама захочешь поехать.

Феба ненадолго задумалась, потом спросила:

– А лорд Рейф там будет? Я поеду только с ним.

– Нет! – поспешно воскликнула Дафна. – Нам достаточно мистера Монтегю. А Рейфа не надо! Уверена, Пеннингтоны не собирались его приглашать.

Клио внутренне ощетинилась.

– Приглашение относится ко мне и моим гостям. И Рейф – один из них.

– Да, но они наверняка не знают, что он здесь. Иначе нас не пригласили бы. Даже не думай об этом, Клио. Ты проявила беспримерную доброту, позволив ему остаться. Впрочем, у тебя не было выбора. Ведь он – брат Гранвилла. Но его давно уже не принимают в приличном обществе, неужели не знаешь?

И тут Клио посетила довольно странная мысль… Этот огромный мужчина, боец и силач, – возможно, в данном случае он нуждался в ее защите. Да, скорее всего, Рейф не захочет ехать на бал, но в любом случае решение будет принимать он сам, а не Дафна и ей подобные!

Рейф сказал ей, что она прекрасна, и велел всегда помнить об этом. Что ж, надо соответствовать высокой оценке.

– Лорд Рейф Брандон, – отчеканила она, – всегда желанный гость там, где принимают меня. – Клио взглянула в зеркала и поправила прическу. – И если он пожелает ехать с нами, то так тому и быть.

Сказав это, она вышла из комнаты и отправилась на поиски Рейфа, чтобы спросить у него о бале.


– Кольца все еще нет? – удивился Рейф; он старался не снижать темп.

– Кольца?.. Нет, еще нет, – ответствовал Бруизер. В отличие от приятеля он едва дышал. – Можно чуть помедленнее?

Они уже четыре раза оббежали вокруг замка, но Рейфу этого было мало. Проклятье, он все еще чувствовал кончиками пальцев ее нежную кожу! И все еще ощущал на губах вкус ее губ. Все еще слышал ее тихие стоны и вздохи…

При таком положении дел, наверное, придется бегать всю ночь. Но все равно ему не удастся убежать от чувства вины. То, что он делал с Клио, – это было неправильно. Да, это было красиво, нежно, интимно – и тем не менее неправильно. И во всем виноват он один.

Годами Рейф учился сдерживать свои порывы, держать в узде эмоции. Но когда Клио, уронив к ногам свое кружевное платье, осталась лишь в тончайшей сорочке, которую, должно быть, соткал сам дьявол… О, это было такое искушение, которому он не смог воспротивиться.

Мисс Лидия Фэрчайлд преподала ему урок еще в юности. Привлекательная дочь фермера, обладавшая роскошной копной рыжевато-каштановых волос, как-то вечером заманила Рейфа в сад и позволила ему залезть ей под юбки. Так он впервые прикоснулся к женщине. И он до сих пор помнил, что ее волосы пахли яблоневым цветом. А главное – она хотела его прикосновений в то время, когда он чувствовал себя ненужным и нежеланным везде.

Они тискались в саду около часа, после чего Рейф, исполненный чувством вины, предложил поговорить с ее отцом. В ответ она расхохоталась. Родители девушки уже давно договорились о ее браке с одним местным сквайром, который был на двадцать лет ее старше. А ей всего лишь хотелось испытать кое-какие острые ощущения со сверстником.

И она была далеко не последней. На протяжении многих лет женщины приходили к нему по разным причинам – в поисках удовольствия, из любопытства, бунтуя против чего-либо или от чего-то спасаясь, – но среди них не было тех, которые хотели бы любви или желали бы вступить в брак.

«Ну и ладно», – в свое время сказал себе Рейф. Вероятно, в нем слишком много дьявольского. И вообще, ему было необходимо постоянно находиться в движении. Оставаясь на одном месте, он становился беспокойным, склонным к опрометчивости и ошибкам. Поэтому он никак не мог… остепениться. Но в глубине души завидовал тем, у кого это получалось. Да-да, в глубине души ему давно уже хотелось большего…

Добежав до угла, Рейф остановился и стал прыгать на месте, поджидая Бруизера.

– Ты должен заказать больше платьев, – пробурчал он. – Самых лучших… Которые ей подойдут.

Тренер скорчил страдальческую гримасу и, задыхаясь, ответил:

– Я уже сделал это. Но потребуется… несколько дней.

Проклятье! У него не было этих дней!

Рейф принялся «биться с тенью», нанося удар за ударом в сторону заходящего солнца. Как будто стремился нанести достаточно сильный удар оранжевому диску, чтобы вернуть его на небо и закрепить там – как он вбил кружку в стену таверны (тогда этот уходящий день будет длиться вечно, и ему не придется выполнять обещания, которые он дал).

– Должно быть что-то еще… – проговорил он в задумчивости. – Не может быть, чтобы мы использовали все средства…

– Да нет, вроде бы все. – Бруизер опустил руки и, вконец обессилев, привалился к стене, пытаясь отдышаться. – Цветы, торты, церемония, платья… Я могу придумать только одну вещь, которой ей не хватает.

– О чем ты? – Рейф насторожился.

– О любви.

Рейф выругался, а приятель продолжал:

– Ты же слышал ее слова… Она хочет любви. И преданности. И еще – компромисса. Так вот, если Клио…

– Мисс Уитмор! – свирепо рявкнул Рейф.

– Если мисс Уитмор поверит, что лорд Гранвилл ее искренне любит, все изменится.

Рейф со вздохом уронил руки.

– Мой брат очень похож на нашего отца. Эмоциями так же тяжело тронуть Гранвилла, как легкому ветерку свалить Альпы. Как я должен убедить ее в том, что Пирс влюблен?

– Точно не знаю… – Бруизер пожал плечами. – Но я могу предложить проверенный временем метод. Мужчины тысячелетиями использовали его – и не без пользы. Он называется ложь.

– Не умею лгать, – буркнул Рейф.

– Тебе повезло. – Бруизер усмехнулся. – А вот я… – Он вдруг запрыгнул на спину приятеля и издал торжествующий клич: – Йо-хо-хо!..

– Какого черта?! – заорал Рейф.

– Спокойнее, жеребец. – Бруизер снова усмехнулся. – Просто беги, приятель! Я устал, а тебе нужна нагрузка.

Рейф чертыхнулся – и побежал. В целом Бруизер был прав. Таким образом он устанет намного быстрее. А если он рассчитывал провести еще одну ночь под одной крышей с Клио, то ему следовало довести себя до полуобморочного состояния.

– А теперь слушай меня внимательно… – Бруизер склонился к его уху. – Ключ к успешной лжи – вышивание.

– Я пропустил этот предмет в школе, – пробурчал Рейф.

Стукнув его пятками по ребрам, Бруизер продолжал:

– Я говорю не об узорах, созданных ниткой и иголкой, а о словесных узорах. О приукрашивании, о преувеличениях. О деталях. Именно они делают ложь правдоподобной. Вся суть – в деталях.

Рейф фыркнул, а приятель вновь заговорил:

– Если ты хочешь убедить ее в том, что Пирс влюблен в нее, расскажи ей хорошую сказку, в которой будет множество подробностей. К примеру… Поведай-ка, друг мой, как тебе удалось уложить в постель танцовщицу из парижской оперы.

– Но я никогда не укладывал в постель парижских танцовщиц.

– Об этом я и говорю. Придумай!

Рейф попытался. И мысленно представил таинственную темноволосую и темноглазую женщину, которая ведет его к постели с пурпурным пологом. Но тут в соблазнительной картине стали происходить странные изменения. Черные, словно вороново крыло, волосы незнакомки непостижимым образом сменили цвет на золотистый, а черные глаза засияли знакомой голубизной. Что же касается кровати… Единственная кровать, которую он был в состоянии представить, имела четыре столбика, изумрудно-зеленый полог, и ее покрывали аккуратные ряды подушек. Даже в воображении Рейф не мог представить себя в постели с другой женщиной. И, возможно, еще долго не сможет представить.

– Глупо, – буркнул он. – Я же предупреждал, что не умею врать.

– Нет, умеешь. Все умеют. Просто надо немного практики, – сообщил Бруизер. – И, похоже, сейчас у тебя будет прекрасный шанс.

– О боже, что это?! – прозвучал совсем рядом женский голос. А потом женщина оглушительно завизжала.

– Можешь начинать! – засмеялся Бруизер.

Рейф остановился, тяжело дыша. Оказалось, что перед ними на дорожке стояла горничная Клио – Анна, кажется. И она смотрела на них округлившимися глазами. Несомненно, она не понимала, почему запыхавшийся потный мужчина бегает вокруг замка, таская на спине другого мужчину.

– Простите, что я прервала ваше… занятие, – пробормотала она с дрожью в голосе.

– Этому есть разумное объяснение, мисс, – сказал Бруизер. – Лорду Рейфу приходится меня нести, потому что я болен.

– Вы больны? – Анна в изумлении уставилась на «наездника». – Вы это серьезно?

– Увы да, мисс. И возможно, моя болезнь смертельна.

Девушка театрально ахнула, прикрыв рот обеими руками. Очевидно, решила, что одной руки недостаточно для создания драматического эффекта.

– Нет, не может быть! – воскликнула она. – Наверняка что-то можно сделать. Но что же с вами такое?

– К сожалению, не знаю. Я был без чувств, когда меня осматривал доктор. Лорд Рейф может лучше объяснить. – Бруизер весьма чувствительно ткнул его пальцем в ребра. – Ну, объясни девушке. Расскажи ей печальную историю моей болезни. Подробно, со всеми деталями. Как ее назвал немецкий доктор?

– Сифилис, – с невозмутимым видом изрек Рейф.

Горничная позеленела и стала медленно пятиться.

– Я только хотела сказать, что вас ищет мисс Уитмор, милорд, – пролепетала она. И, сделав неловкий реверанс, обратилась в бегство.

Как только девушка скрылась из виду, Бруизер завопил:

– Проклятый идиот!..

– Что тебя не устраивает? – Рейф ухмыльнулся. – Я ведь солгал, как и требовалось. И она мне поверила.

– Я тебе отомщу! – Приятель принялся колотить Рейфа пятками в ребра. Но тот повернулся спиной к стене и с размаху впечатал в нее Бруизера. – Мой карман! – снова завопил «наездник». – Там же монокль!..

– Убирайся к дьяволу со своим моноклем! – Убедившись, что тренер рухнул на землю, Рейф отошел от стены. – И к черту ложь! Я не стану лгать Клио. У нее достаточно… честных причин, чтобы выйти за Пирса. В конце концов, он – маркиз. К тому же его карманы полны денег. Кроме того, он честный и порядочный человек. Так что они – прекрасная пара. И вообще, он для нее – наилучший вариант.

– А как насчет тебя? – неожиданно спросил приятель.

Рейф замер на мгновение.

– Что ты имеешь в виду?

Бруизер поднялся с земли, отряхнулся и взял Рейфа за плечи.

– На карту поставлено твое будущее. Я-то смогу найти другого бойца, а вот что будет с тобой? Ты провел достаточно поединков, чтобы знать: если у тебя и есть шанс превзойти Дьюбоуза, ты должен этого захотеть. Ты должен стремиться к этому больше, чем к чему-либо другому в своей жизни.

Рейф закрыл глаза – и увидел себя на полу ринга после схватки с Дьюбоузом: голова гудит, а глаза залиты потом и кровью. Толпа же вокруг беснуется, а рефери отсчитывает последние минуты его чемпионства.

Ринг – его жизнь, его спасение. Он слишком напряженно работал, чтобы теперь все бросить.

– Я хочу выиграть, – заявил он. – Мне это необходимо.

– Тогда вся эта ситуация с Клио – она тебя отвлекает, Рейф. Что мы вообще здесь делаем? И если ты настроен серьезно… В общем, я вижу только два выхода. Солги ей и скажи, что Пирс в нее влюблен. Или будь честен и признайся, что в нее влюблен ты.

– Что?! – Рейф отпрыгнул, словно получил апперкот из ниоткуда. Он влюблен в Клио? Нет, этого не может быть!

Да, ему нравилась Клио. Более того, он ею восхищался. И не было смысла отрицать, что он ее хотел. Его увлеченность ею длилась с самой юности. Но из этого совершенно ничего не следовало. Ведь он, Рейф, не мог погубить Клио. Нет-нет, он уже создал свою репутацию, и теперь ему придется с ней жить. И поэтому, если она ему небезразлична, он обязан был держаться от нее как можно дальше.

– Откуда ты это взял? – проворчал Рейф. – Ведь это абсурд! Она… Мы… – Он взмахнул руками и бессильно уронил их. – Я не влюблен в нее, понял?

Бруизер закатил глаза, потом с усмешкой сказал:

– А ведь ты прав. Ты действительно не умеешь лгать. Знаешь, давай вернемся в замок.


Глава 15

Полчаса спустя, в библиотеке, Рейф с тоской взирал на хрустальный графин с бренди. Крепкий напиток сейчас был бы очень кстати. Но, что бы ни хотела обсудить с ним Клио, ему требовалась ясная голова.

– О, я вас везде искала, а вы здесь!..

На пороге возникла Клио, и все его мысли снова перепутались. Проклятье! Рейф рассчитывал, что у него будет немного больше времени, чтобы приготовиться к встрече. А теперь он почувствовал себя так, словно его застали врасплох… бросив в потоки мерцающего шелка и ослепительной красоты. И он утонул в этой реке – ну что за черт?!

– Видишь ли, я… – Рейф в смущении умолк.

– Кх!.. – Бруизер нарочито громко кашлянул и встал со стула.

Спустя мгновение вскочил и Рейф. Проклятье, неужели он настолько забыл о правилах приличия, что остался сидеть, когда в комнату вошла леди? И тут он вдруг понял, что никак не может справиться со своими руками – они так и тянулись к ней. Он для безопасности скрестил руки на груди и проговорил:

– Ты меня искала?

– Да. – Клио показала ему конверт. – Это относится к вам обоим. Нас приглашают завтра вечером на бал. Пеннингтоны сейчас живут в своем поместье возле Танбриджа. Это несколько часов езды отсюда. Дафна хочет поехать. И даже Феба проявила некоторый интерес. Вы присоединитесь к нам?

– Звучит заманчиво! – Бруизер явно оживился. – Конечно, мы с удовольствием поедем с вами.

– Нет. – Рейф решительно покачал головой. – Мы никуда не поедем.

– Но почему? – спросила Клио.

– Ничего хорошего не выйдет из моего появления в высшем обществе. Я больше не принадлежу к нему. И никогда не принадлежал.

– Почему ты так говоришь? – удивилась Клио. – Ведь никто не сомневается в том, что ты – полноправный член высшего общества.

– О да, конечно… Все жаждут заполучить скандального бойца на великосветскую вечеринку.

– А я думаю, что хотят заполучить лорда. Что бы ты ни делал в своей жизни, ты останешься сыном маркиза.

Да, разумеется. Рождение и кровное родство – главные критерии для высшего общества. По этой причине Рейф его и презирал. Он желал, чтобы его судили только по его делам.

– Если ты поедешь с нами, я, возможно, прощу тебе твое отсутствие на моем первом балу много лет назад, – с улыбкой продолжала Клио. При этом ее пухлые губки изогнулись словно натянутый лук стрелка – и выпущенная стрела угодила прямо в его сердце.

Стараясь казаться невозмутимым, Рейф проговорил:

– Ты очень добра, но мы вынуждены отказаться.

Бруизер дернул его за жилет и проворчал:

– Послушай, старина, я не понимаю, почему мы…

– Мы должны отказаться! – решительно заявил Рейф.

– Ладно, хорошо! – Тренер поднял вверх обе руки. – Должны так должны.

Клио опустила глаза и тихо сказала:

– Да, я вас понимаю. Тогда прошу меня извинить. – Резко развернувшись, она вышла из комнаты.

Выругавшись сквозь зубы, Рейф бросился за ней и успел заметить, как она входила в свою гостиную. Он последовал за ней.

– Клио, нам надо поговорить. О том, что произошло. Обо всем.

– Может быть, потом? Если не возражаешь, я должна написать ответ. Посыльный ждет уже целый час. – Клио села за стол.

– Но ты должна понять. Меня не приветствуют в этих кругах.

– Конечно, я все понимаю. – Она вздохнула и взяла ручку. – Хотя если честно, я совершенно ничего не понимаю. В течение восьми лет я с упорством, вероятно достойным лучшего применения, посылала тебе приглашения. Одно за другим. Не знаю, почему ты говоришь, что никто не хочет тебя видеть на подобных мероприятиях. Я хочу тебя видеть. И всегда хотела.

– На что ты надеялась, Клио? Думала, что я приеду на бал, одетый в черный смокинг и начищенные до блеска сапоги? Думала, что остановлюсь на верхней площадке лестницы, чтобы меня представили как лорда Рейфа Брандона из Сомерсета? Думала, что отыщу тебя взглядом и направлюсь прямо к тебе, чтобы пригласить на танец?

Клио промолчала. Но ее щеки предательски порозовели. Взяв ручку, она обмакнула перо в чернила и начала писать.

«Черт побери!» – мысленно воскликнул Рейф. Значит, именно на это она и надеялась! Этого и ждала! А он только что посмеялся над ее мечтами. Проклятье!

В смущении откашлявшись, он пробормотал:

– Клио, мне жаль, если ты…

– Не надо, не извиняйся, – перебила она. – Почему между нами должно что-то измениться? Ведь ты всего лишь признался, что много лет хотел меня, после чего ласкал мою грудь. Мелочи, правда? И не важно, что это был самый волнующий момент в моей жизни. Ведь для тебя это всего лишь очередное мимолетное приключение, верно?

– Ты знаешь, что это не так, – прохрипел Рейф.

Она вскинула голову и устремила на него пристальный взгляд. И оказалось, что ее голубые глаза… они полыхнули огнем.

– Ты прав, Рейф. Я действительно знаю, что это не так. Но от этого мне еще больнее.

Ну вот… Он снова все испортил. Тяжко вздохнув, он проговорил:

– Пойми, я больше не принадлежу к этому миру. А ты принадлежишь, Клио. Поэтому ты должна отправиться на бал и как следует повеселиться.

– Я буду там окружена слухами и сплетнями. Например: «А вот и наша мисс “Уэйт-мор”! Интересно, сумеет ли она в конце концов отвести его к алтарю? Делаем ставки?»

– Клио, все будет не так!

– Ты прав. Да, все будет не так. Потому что завтра к этому времени я уже не буду помолвлена.

«Проклятье!» – мысленно воскликнул Рейф. А Клио, запечатав конверт кусочком воска, добавила:

– Я не прошу тебя ехать на бал. Но ты должен подписать документы о разрыве помолвки до моего отъезда.

– Неделя еще не закончилась, – заметил он. – Есть еще сегодняшний вечер.

– Не могу представить, что должно произойти сегодня ночью, чтобы я передумала. – Она усмехнулась. – Извини, посыльный ждет.

Она вышла из комнаты с запечатанным конвертом в руке. А Рейф начал думать о «словесных узорах», «приукрашиваниях» и «преувеличениях».


Ужин стал тяжким испытанием, по крайней мере – для половины из присутствовавших за столом.

Клио, пребывая в дурном расположении духа, молчала. Рейф также был в дурном настроении и молчал. И Феба – тоже. Зато Дафна весело болтала о предстоящем бале у Пеннингтонов. «Эсквайр» же заполнял паузы рассказами о своих континентальных эскападах. Когда подали рыбу, Тедди начал длинный рассказ о своей новой паре гессенских сапог, сделанных на заказ. А после ужина все перешли в гостиную.

– Я уже почти закончила работу над меню свадебного завтрака, – сообщила Дафна. – Только не могу решить, сколько нужно соусов.

– Мы можем поговорить о чем-то другом? – срывающимся голосом спросила Клио. – О, пожалуйста!.. Я чувствую себя плохой хозяйкой, которая всю неделю заставляет гостей трудиться. Да и взгляните на Тедди!.. Ему же до смерти наскучили разговоры о меню! Почему бы нам… не поиграть?

– В какую игру?

– Да в любую. – Клио согласилась бы хоть бегать за пьяным поросенком по коридорам замка, если бы это отвлекло гостей от разговоров о свадьбе. – Можно поиграть в карты. Или во что-нибудь еще…

– Только не в карты, – заявила Дафна. – С Фебой нельзя играть в карты. У нее невозможно выиграть.

– Но это вовсе не означает, что с ней вообще нельзя играть, – возразила Клио.

Перевернув страницу книги, которую все это время читала, Феба сообщила:

– Я не хочу играть в карты.

И тут в разговор вмешался мистер Бруизер:

– Если мне будет позволено высказать свое мнение… Быть может, я мог бы предложить леди поиграть в какую-нибудь салонную игру.

– В салонную игру?.. – удивилась Клио. И покосилась на Рейфа, на лице которого застыло стоическое выражение. В данный момент он наверняка предпочел бы проглотить слизня, чем играть в салонные игры. – Что ж, звучит заманчиво…

– О, обожаю салонные игры! – подхватила Дафна. – Они такие безнравственные!.. В них всегда есть поцелуи, или узнавание на ощупь, или сидение на коленях друг у друга…

– Знаете, я подумал об одной игре, – продолжал мистер Монтегю, – о которой узнал на континенте.

– Континентальная салонная игра!.. – обрадовалась Дафна. – Скажите, а в ней нам придется… ощупывать друг друга?

– Нет, леди Камбурн. Но, думаю, она вам все равно понравится. – «Сквайр» улыбнулся. – Мы по очереди будем говорить. Каждый игрок должен сделать три заявления, два правдивых – и одно лживое. А другие должны угадать, которое из трех – ложь.

Дафна быстро приготовила соломинки. Рейф отказался участвовать в жеребьевке, и самая короткая соломинка досталась Клио.

– Это слишком просто, – пожаловалась Дафна. – Мы знаем Клио всю жизнь. И знаем, что у нее нет секретов.

– Ну… не знаю, леди Камбурн. – Монтегю отодвинулся со стулом от стола и закинул ногу на ногу. – Лично мне представляется, что мисс Уитмор – полна тайн…

– Так и есть, – подтвердила Клио.

Рейф бросил на нее предостерегающий взгляд. А у нее гулко забилось сердце. Ох, невозможный человек! Неужели он боялся, что она обнародует свой план о разрыве помолвки или признается в том, что они страстно обнимались? Что ж, пусть думает, что хочет. И поделом ему!

Но Клио надоело думать только о Рейфе и Пирсе. Впервые ей захотелось поговорить о самой себе.

– Итак… вот мои три заявления. Во-первых, мой любимый цвет – зеленый.

Дафна страдальчески застонала.

– Я же говорила…

– Второе, – продолжала Клио. – Я планирую создать здесь, в Твилл-Касле, пивоварню. И третье: меня ни разу не целовали! – Она скрестила руки на груди и приготовилась слушать догадки и предложения.

Комната же погрузилась в тишину. Дафна, Тедди и даже Феба – все выглядели не просто удивленными, а прямо-таки шокированными. Неужели их так расстроила идея с пивоварней?

Наконец Тедди покачал головой и пробормотал:

– Я не знаю, что и сказать… Извините.

– О, моя дорогая!.. – Дафна села рядом с Клио и положила руку ей на колено. – Неужели он ни разу тебя не поцеловал? Ни разу за все эти годы?!

Клио замерла. Как грустно… Получается, что даже самые близкие ей люди верили, что это правда.

– Ну что ж… Думаю, мы все знали, что этот брак не по любви, – продолжала Дафна. – Но мне казалось, что за все эти годы у вас все же появилась… какая-то привязанность.

– На этот раз маркизу не удастся выкрутиться! – заявил Тедди. Он встал и выпятил грудь. – Мы не позволим ему избавиться от помолвки. После восьми лет ожидания он должен на тебе жениться.

– Минуточку! – воскликнула Клио. – Откуда вы знаете, что именно утверждение о поцелуях лживо?

– Потому что это очевидно, – улыбнулась Дафна. – Всем известно, что твой любимый цвет – зеленый. Значит, это исключаем. Заявление о пивоварне тоже не может быть правдой, потому что это ужасная глупость.

– Почему глупость? Возможности поместья необходимо использовать, иначе пострадает все местное сообщество. Или вы думаете, что я не справлюсь?

– Она сможет, – буркнул Рейф.

Клио взглянула на него с удивлением. А он повторил:

– Она сможет, она справится. И вообще, эти места идеальны для пивоварения. А у мисс Уитмор есть средства, земля, ум… С надлежащей помощью она безусловно справится.

– Возможно, – кивнул Тедди. – Но маркиз не одобрит эту идею. Он не потерпит, чтобы в местных пабах и тавернах подавался эль леди Гранвилл. – Тедди захихикал, сочтя такое предположение удачной шуткой. – Конечно, маркиз не допустит этого!

– Вы правы, – согласилась Клио. – И именно поэтому вы поймете, почему я не собираюсь…

– Ты не откроешь пивоварню! Конечно, нет! Какой абсурд! – Дафна хлопнула в ладоши. – Что ж, с Клио все ясно. Кто следующий?

– Подождите! – вмешался Рейф; его глаза горели. – С Клио еще не все ясно. Вы ошиблись, леди Камбурн.

– С чего вы взяли? – спросила Дафна.

– Мисс Уитмор целовали, – воинственно заявил Рейф. – Я в этом уверен.

– Но откуда вы можете это знать?

У Клио перехватило дыхание. Хотела ли она, чтобы Рейф ответил на этот вопрос честно? Быть может, да. Но, с другой стороны… это было не в ее власти.

– Потому что я там был! – заявил Рейф, резко взмахнув рукой. Проклятье! Он вовсе не собирался это говорить! Слова эти вылетели у него сами по себе, словно запрещенный удар, который он обязан был сдержать.

И все в изумлении уставились на него, в том числе и Клио.

– Лорд Рейф, вы хотите сказать, что видели этот поцелуй собственными глазами? – спросила Дафна, не скрывая скептической усмешки.

– Нет, – честно ответил Рейф. Ведь он же не мог видеть себя со стороны в эти мгновения… Свидетелями поцелуя были его губы.

– Тогда я остаюсь при своем мнении, – заключила Дафна. – Кто следующий?

– Я! – заявил Рейф.

– Ты?.. – удивилась Клио. – Но я думала, ты не играешь…

– Передумал, – буркнул Рейф.

– Боюсь, вам придется подождать следующего раунда, Брандон, – заявил Тедди. – Миледи предложила всем вытащить соломинку. Вы отказались. Значит, вы не можете участвовать в этой игре. У вас нет соломинки.

Рейф устремил на баронета взгляд, имевший силу удара.

– Уверены? – спросил он.

Камбурн ничего не сказал. Все остальные – тоже. Рейф принял всеобщее молчание за согласие и вновь заговорил:

– Итак, первое: в своем первом поединке за звание чемпиона я отправил Голдинга в нокаут сильным ударом в печень в двадцать третьем раунде. Второе: когда я последний раз беседовал с братом, брат сказал, что глубоко сожалеет о своем длительном отсутствии, потому что… – «Просто скажи это, и тебе сразу станет легче». – Потому что он влюблен, – с трудом выговорил он.

В комнате снова воцарилась тишина, которую через несколько секунд нарушила Дафна.

– В Клио? – спросила она.

– Да, в Клио.

Рейф встал и принялся вышагивать вдоль ковра. Он был настолько взбешен, что боялся открыть рот. Ведь если откроет – бешенство могло вырваться наружу. А они должны были ему поверить, не так ли?.. Да, его брат – человек сдержанный, может быть, даже излишне. Но ведь все они любили Клио… Она невероятно привлекательна. Даже слишком…

– Так вот, когда мы с ним последний раз разговаривали, – вдохновенно лгал он, – Пирс неожиданно стал вспоминать первый бал Клио. Она была в бледно-голубом шелковом платье, отделанном кружевами. А в волосах сверкали крупные жемчужины. Он говорил, что Клио была обворожительна, хотя и сильно нервничала. Он обратил внимание на то, с какой теплотой и искренностью она приветствовала всех знакомых. И он признался, что именно в тот момент понял: с ней никто не может сравниться. Зная, что она обещана ему, он почувствовал себя счастливейшим из смертных. – Рейф обвел взглядом присутствующих. – Он любил ее тогда. Любит и сейчас.

Все молчали. Рейф же вернулся на свое место.

– Что ж, неплохо, – пробормотал Бруизер.

Камбурн шлепнул себя по бедру затянутой в перчатку ладонью.

– Очень приятно слышать, – изрек он. – Правда, Пышечка?

– Вы предполагаете, что это правда, – ровным голосом проговорила Клио. – Но мы слышали только два заявления от лорда Рейфа. А я все еще жду третьего.

– Третье? Ладно, хорошо. – Рейф откашлялся. – Так вот, я сплю в лавандовой ночной рубашке. Вышитой.

Бруизер сделал глоток бренди и тихо пробормотал:

– Ты меня понял слишком уж буквально…

Дафна рассмеялась и воскликнула:

– Нет, так ничего не получается! Никто из нас не понимает, как правильно играть в эту игру. Ваша лавандовая ночная рубашка такая же нелепость, как пивоварня Клио. Давайте лучше поиграем в карты.

«Так, начало положено», – сказал себе Рейф. Похоже, ему удалось убедить ее семью. Правда, сам он не понял, что испытывал в связи с этим. Облегчение? Торжество? Презрение к себе?.. Пожалуй, его эмоции характеризовались причудливым смешением всего перечисленного. Но его чувства особого значения не имели. Главное – ее чувства. И если ему не удастся переубедить ее сегодня, тогда надежды не останется.


Глава 16

Клио ждала до полуночи. Потом – еще час. Услышав шаги слуги, совершавшего последний вечерний обход замка, она села в постели. Пора!

Она надела халат поверх ночной рубашки и крепко затянула пояс. Потом взяла с туалетного столика связку ключей и вышла в коридор. Шла очень медленно и осторожно: боялась разбудить кого-нибудь звуком своих шагов или звяканьем ключей. И она даже свечу с собой не взяла.

В конце холла Клио повернула и пошла вдоль правой стороны коридора, считая двери. Добравшись до четвертой, ощупью нашла замочную скважину, вставила ключ и, затаив дыхание, повернула его.

Щелк!

Дверь бесшумно распахнулась. Клио помедлила на пороге, дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте. В камине горел огонь, немного разгонявший мрак.

Переступив порог, Клио взяла с каминной полки свечу и зажгла ее. Света стало намного больше. И теперь она, наконец, увидела его. О господи! Ну разве он не великолепен?!

Кровать в его комнате была огромной. Но когда в ней раскинулся такой большой мужчина, – она казалась детской колыбелькой! Все покрывала были отброшены, подушки – тоже. За исключением одной. Рейф спал на спине, укрывшись одной лишь простыней, под которой его тело вырисовывалось чередой хребтов и тенистых равнин. И с каждым вздохом его грудь мерно поднималась и опускалась.

Завороженная этим зрелищем, Клио несколько секунд наблюдала за ним, пока вдруг не заметила, что дышит с ним в унисон. Тогда она поставила свечу на каминную полку и подкралась к кровати. Опустившись на край матраса, вытянула ноги – и улеглась рядом, опираясь на локоть. Свободной рукой она взялась за край простыни и, выждав несколько секунд, начала медленно тянуть ее вниз. Она действовала медленно и осторожно, зная, что ответ, который ей требовался, находится под этой простыней.

Рейф пошевелился. Его глаза оставались закрытыми, но он повернулся на бок и протянул руку к ней. Затем рука его легла ей на бедро. Клио тихонько ахнула и вся сжалась. Но сердце продолжало колотиться в груди так сильно, что она не сомневалась: этот стук вот-вот разбудит Рейфа.

Она вышла из комнаты, восхищаясь своей идеей. И вот ее идея превратилась в реальность! Рука Рейфа лежала на ее бедре. И она двигалась! Еще ни разу он не осмеливался прикасаться к ней так смело. А может, она, Клио, сейчас ему снилась? Ах, хорошо бы…

Внезапно его пальцы с силой сжали ее бедро, и он простонал:

– О, Клио, Клио… – Тут спящий гигант обвил рукой ее талию и привлек к себе. – О, Клио…

– Что, Рейф? – прошептала она.

Его глаза моментально открылись. И он откатился к противоположной стороне кровати, на самый край, еще чуть-чуть – и рухнул бы на пол.

– Какого черта? Что ты здесь делаешь? – пробормотал Рейф. И, схватившись за простыню, накрылся ею до самой шеи.

– Разве это не очевидно? – прошептала она.

– Думаю… что нет.

– Я пришла взглянуть на лавандовую ночную рубашку с вышивкой.

Рейф уставился на нее в изумлении, а она, едва заметно улыбнувшись, повторила:

– Я хочу взглянуть на твою лавандовую ночную рубашку. С вышивкой. О ней ты говорил этим вечером. Лучше бы она оказалась на тебе – там, под простыней. Потому что я знаю: твой рассказ о Пирсе – чистейшей воды вымысел от начала и до конца.

– Ты ошибаешься. – Он стянул простыню до пояса. – Видишь? Никакой лавандовой ночной рубашки.

На нем действительно не было лавандовой ночной рубашки. На нем вообще не было никакой рубашки. Свет, лившийся из камина, окрашивал его обнаженный торс в темно-золотистый цвет, и Клио казалось, что перед ней – скульптура, отлитая из бронзы. Ей ужасно захотелось дотронуться до него, но внутренний голос остановил ее (но это был вовсе не тот голос, который предупреждает девушку о необходимости держаться подальше от опасного мужчины, а тот, что не позволяет схватить картофелину, упавшую на угли).

– Значит, ты солгал, – прошептала она, встретившись с ним взглядом. – Причем солгал не единожды, а дважды. Ты мошенник, Рейф. А ведь мужчинам бросают вызов и за меньшее…

– Что? Мы говорим о дуэли? Никто не получает вызов на дуэль из-за салонных игр.

– Да, верно. Но можно получить вызов за недостойные игры с женщиной. И за уничтожение ее шансов на счастье. Ведь на кону – моя жизнь. А ты нагло лжешь.

После этих ее слов Рейф окончательно проснулся. И он был зол как черт.

– Я сказал, что Пирс тебя любит, – проворчал он. – Не понимаю, почему так трудно в это поверить?

– Потому что моя ложь была очень близка к истине. Он меня ни разу не поцеловал за все восемь лет нашей помолвки.

Рейфу оставалось только одно – пожать плечами. А Клио, обхватив руками колени, добавила:

– Да, это правда. А вот ты несколько дней назад поцеловал меня в башне. То был мой первый в жизни поцелуй.

– Не может быть! – воскликнул Рейф. Он приподнялся и сел в кровати. – Такое просто… Это невозможно.

– Уверяю тебя, это чистейшая правда. Крайне унизительно признавать это, но что делать? – пробормотала Клио.

Рейф же смотрел на нее во все глаза. Смотрел на ее изящный профиль и пышные золотистые волосы, волнами рассыпавшиеся по плечам. И она была сейчас так прекрасна, что он впервые усомнился в своем брате. «А может, Пирс – один из тех, кто предпочитает интимные отношения с людьми своего пола?» – внезапно промелькнуло у него.

Нет, такого не могло быть. Рейф решительно отбросил эту идею. Ведь когда они были юношами, брат постоянно заимствовал у него эротические французские гравюры, которые Рейф прятал в нижнем ящике комода. К тому же в университете говорили о его любовных похождениях. Подобных историй было немного, но все же они были.

Следовательно, в этом смысле с Пирсом все было в порядке. Но тем непонятнее признание Клио… Как мог Пирс противостоять чарам такой женщины? Например, у него, Рейфа, имелись очень веские основания не целовать Клио, – однако, несмотря на них, он не устоял перед искушением.

– Мой поцелуй действительно был первым? – переспросил он недоверчиво.

Клио молча кивнула, и Рейфа захлестнуло торжество. Сейчас он мог легко пробежать – нет, пролететь на крыльях! – круг почета вокруг замка. Он не чувствовал ничего подобного с тех пор, как выиграл свой первый бой за чемпионский титул. И сейчас он даже не злился на брата. Выходит, что он первый поцеловал Клио! И теперь… Теперь он хотел быть с Клио первым во всем. И не только первым, но и последним.

Рейф тяжко вздохнул и, сжав кулаки под простыней, пробормотал:

– Ты должна вернуться в свою комнату.

Но Клио, вместо того чтобы немедленно уйти, устроилась в его постели еще удобнее. И она явно чувствовала себя как дома. Строго говоря, она и была у себя дома. Что ж, прекрасно. Тогда уйдет он. Покинет не только эту комнату, но и замок. И если немедленно оседлать коня и отправиться в путь, то он сможет добраться до Саутуарка еще до рассвета.

Рейф кивнул на свою рубашку и штаны, небрежно брошенные на ручку кресла.

– Дай мне одежду, пожалуйста.

Клио не шелохнулась. Когда же она заговорила, в ее голосе прорезалась хрипотца.

– Хочешь послушать сказку на ночь? – спросила она.

Рейф решительно покачал головой.

– Нет. Определенно – нет.

– Тем не менее ты ее услышишь. – Положив руку ему на грудь, она толкнула его обратно на матрас.

О боже! Рейф почувствовал сильнейшую эрекцию, превосходившую все то, что он испытывал прежде. Он даже заподозрил, что такая эрекция, возможно, представляла научный интерес…

«А может, закрыть глаза, заткнуть пальцами уши и начать во весь голос петь рождественские гимны до тех пор, пока она не уйдет или пока не наступит рассвет?» – подумал он. Но, взглянув в лицо девушки, он понял: в этом поединке ему не выиграть, она все равно его переупрямит.

– Когда-то, давным-давно, – начала Клио, – я представляла себя Спящей красавицей, в раннем детстве обещанной… ну, не принцу, конечно, но кому-то в этом роде. Я была окружена родственниками, исполненными самых добрых намерений. Меня осыпали подарками, и у меня было все – богатство, хорошее воспитание, образование и даже замок.

Она вздохнула и в задумчивости уставилась на огонь в камине.

– А когда мне исполнилось семнадцать, я уснула. При этом не было острого веретена, уколовшего мой палец. Но я все равно погрузилась в сон и проспала восемь долгих лет. Все мои подруги выходили замуж, путешествовали, рожали детей, устраивали свои дома, – но только не я. Я продолжала спать в своей башне, ожидая принца, который приедет, поцелует меня… и я проснусь. А однажды я решила проснуться сама, потому что принц все не ехал. Возможно, он и не был мне нужен… Я ведь получила столько подарков – прекрасное образование, состояние, замок… Кто сказал, что я не смогу ими воспользоваться только потому, что я – женщина? – Она повернулась к Рейфу. – А потом явился ты.

– Я не принц, – буркнул он.

– Нет, конечно. Ты дикий и необузданный бунтарь, да еще с плохими манерами. Но ты поцеловал меня в замке. Ты осыпал меня цветами. Ты привез мне целую комнату тортов. В общем, ты сбил меня с ног. – Клио прижала колени к груди и опустила на них подбородок, не сводя с мужчины пристального взгляда. – А сегодня ты вспомнил, как я была одета на своем первом балу – вспомнил все очень подробно, вплоть до жемчужин в волосах.

У Рейфа замерло сердце и сразу пересохло во рту.

– Нет, это не я… – пробормотал он. – Я же сказал, что это все Пирс.

– Ты не умеешь лгать, – усмехнулась Клио. – Я была уверена, что ты пропустил мой дебют. Но оказывается, ты там был.

– Ну был… – со вздохом признался Рейф. – Только недолго. Я почти сразу уехал.

– Почему?

– Потому что не мог этого вынести. Я же говорил, как все было. Ты владела моими мечтами. Кроме того, я отчаянно завидовал Пирсу. Та ночь превратилась для меня в пытку. И я ужасался тому, что сделали с тобой. Тем вечером тебя завернули в блестящую бумагу – словно подарок на день рождения – и предъявили Пирсу для одобрения. – Он запустил пятерню в волосы и с силой дернул их. – Мне тогда хотелось крушить все вокруг. Вот я и ушел – поискать, что можно разбить или сломать.

– Я не виню тебя за это. – Клио тронула его за плечо. – Мне тогда тоже хотелось сбежать оттуда.

Рейф не знал, что на это сказать. И тут он вдруг почувствовал ее ладонь у себя на груди, и ему захотелось, чтобы так было всегда. Клио была так красива – и она была здесь, с ним…

Но увы, он – не тот мужчина, который ей нужен.

– Клио, я…

– Помолчи, Рейф. – Она вдруг встала на колени и сократила расстояние между ними. – Перестань сопротивляться… и пусть свершится что-нибудь чудесное.

И чудо действительно свершилось. Она внезапно наклонилась – и прижалась губами к его губам. Рейфа охватило неземное блаженство, и каждый следующий поцелуй казался чудеснее предыдущего. Причем теперь Клио сама его поцеловала! О, это очень напоминало рай…

Рейф застонал, не в силах сопротивляться. И его руки сами собой потянулись к девушке. Взяв ее за талию, он усадил ее к себе на бедра. А в ушах у него по-прежнему звучали ее слова: «Мне тогда тоже хотелось сбежать…»

Для женщин Рейф всегда был своего рода спасательным кругом. Приходя к нему в постель, женщины обычно от чего-то бежали – от несбывшихся мечтаний, приличий, скуки, несчастливого брака; иногда – от всего перечисленного. Именно поэтому он с легкостью оборвал все старые связи. Рейф уже перерос стадию жеребца, к которому женщины приходили, чтобы совершить дикую лихую скачку. Он сказал себе, что следующая его связь будет с женщиной, которая не станет ни от чего бежать; более того, это будет женщина, которая побежит к нему.

Прервав поцелуй, он уложил Клио на спину и, нависая над ней, тихо проговорил:

– Скажи, почему ты здесь и чего ты хочешь?

Собираясь ответить, она сделала глубокий вдох, и при этом ее грудь соблазнительно приподнялась.

– Нет, лучше молчи, – прохрипел Рейф, зацепив пальцем кружевной ворот ее сорочки. – Ничего не хочу знать.

На этот раз пуговиц оказалось намного меньше. Штук пять, наверное. Он не считал – и не потрудился их расстегнуть. Ворот был достаточно широким, поэтому Рейф всего лишь спустил сорочку на плечо Клио, высвободив восхитительную грудь. Потом повторил то же самое со второй грудью. И замер, не в силах ничего сказать – молча пожирал глазами открывшуюся перед ним картину.

– Надеюсь, я оправдала твои ожидания? – прошептала она, явно нервничая.

Рейф возненавидел себя за то, что дал ей повод усомниться в этом. Красноречивый образованный человек уже успел бы сложить оду ее красоте. А он всего лишь выдавил:

– Ты лучше, чем я представлял. Стократ лучше. – Внезапно обнаружив маленькую веснушку на нижней стороне ее левой груди, Рейф улыбнулся – именно крохотное коричневатое пятнышко убедило его в том, что это был не сон.

Клио вздрогнула, когда он накрыл ладонью ее грудь. А Рейф почувствовал себя… ошеломленным. Ее кожа была неправдоподобно нежной – нежнее, чем цветочные лепестки, чем облака, чем мечты… Зато сосок был твердый и настоятельно требовавший внимания. Ну кто бы на его месте смог устоять?

Не устоял и он. Наклонившись, Рейф коснулся соска губами.

– Ах! – воскликнула Клио. И тут же добавила: – Да, Рейф, да!..

Она прижала его покрепче к своей груди. А его плоть… Надо же!.. Его плоть находилась почти там, где и следовало – у самого входа в нежную расселину. Рейф раздвинул ноги девушки пошире и устроился между ними. При этом он по-прежнему ласкал ее груди – то одну, то другую. А она лежала спокойно, но не безмолвствовала. Ее тихие стоны кружили ему голову и придавали уверенности в себе.

В какой-то момент Клио начала двигаться ему навстречу, и вскоре тончайшая ткань сорочки, все еще разделявшая их тела, стала теплой и влажной. О, это было божественно! Чертовски божественно. И он никак не мог забыть ее слова: «Мне тоже хотелось сбежать…»

Внезапно Рейф поднял голову и заявил:

– Знаешь, я передумал. Я хочу знать. Мне надо знать. Скажи, почему ты сейчас здесь, со мной?

– Потому что я хочу тебя, Рейф, – тотчас же ответила она. Затем поцеловала его в губы и снова начала двигаться под ним, все сильнее его возбуждая.

И тут здравомыслие окончательно его покинуло. Возражения? Какие, к черту, возражения? Может быть, он должен испытывать какие-то сомнения? Или угрызения совести? Или помнить об обязанностях? О верности? Нет-нет, пока перед ним эти роскошные груди, он ничего не желал помнить!

Сейчас Рейф знал только одно: Клио хотела его. И она непременно получит то, что хотела. Получит здесь и сейчас. А все остальное не имело никакого значения.

– Рейф, я так долго этого ждала, – прошептала она.

И тут он совершенно потерял голову. Раздвинув ноги Клио еще шире, он опустился на нее и принялся покрывать поцелуями ее лицо. А потом она поцеловала его в ответ, причем так нежно, что ему захотелось разрыдаться. О боже, ведь именно об этом он мечтал с тех пор, как ему исполнилось пятнадцать. И вот теперь… Лежавшая с ним в постели девушка была необычайно нежной и страстной, и она с готовностью отзывалась на все его ласки и прикосновения. Ему невыносимо хотелось взять ее немедленно, но теперь он еще больше желал того, что должно было последовать после этого – желал ее привязанности и, возможно… даже любви!

– Клио, ты же понимаешь, что все это значит для нас? – Рейф ухватил подол ее сорочки и потянул вверх. – Тебе известно, что должно произойти?

– Да, – послышался ответ.

– Не бойся, милая, я буду очень осторожен…

Слова, которые Рейф сейчас бормотал, были абсолютно искренними, хотя прежде едва ли кто-нибудь мог бы заподозрить его в особой нежности. Впрочем, прежним его женщинам и не требовалась от него нежность.

– Я ничего не боюсь, – сообщила Клио. – Но ты должен меня ненадолго отпустить.

– Ни за что, – сказал он, покрывая ее шею поцелуями. Теперь он ее уже никогда и никуда от себя не отпустит.

– Я должна вернуться в свою комнату. Всего на минутку. Они лежат в верхнем ящике комода.

В ящике комода? Будь с ним другая женщина, он бы решил, что она имела в виду презервативы. Или губку. Но ведь он – первый мужчина, ее целовавший. И она была невинна как младенец. Да, Клио пыталась делать шаги к независимости, но не могла же она стать настолько прогрессивной в области интимных отношений…

– Что лежит в ящике комода, любимая? Уверен, это может подождать, – прошептал он, поглаживая ее бедро.

– Нет, не может, – возразила Клио. – Это мои бумаги.


Глава 17

– Бумаги? – эхом отозвался Рейф.

– Да, они… – Клио кивнула. Она едва дышала от волнения и с трудом могла говорить. Греховная магия рук Рейфа сводила ее с ума. К тому же теперь его ладонь лежала на ее бедре, а палец находился так близко от… Ох, какая же она безнравственная! – Рейф, прошу тебя, подпиши их сначала, – взмолилась она. – Тогда я буду свободна и избавлена от всех сомнений и сожалений.

– Да, это точно. – Он убрал руку с ее бедра.

А Клио просияла. О, наконец-то это произойдет! Наконец-то они с Рейфом будут принадлежать друг другу! Ей казалось, что она ждала этого момента не годы, а всю жизнь.

Клио приподнялась и стала оправлять на себе сорочку, радостно хихикая.

– Это займет всего минуту. Я скоро вернусь, – сказала она.

– Не трудись возвращаться.

– Что?.. – Клио замерла в изумлении.

– Я ничего не подпишу, – заявил Рейф.

– Но почему?

– Потому что ты вовсе не хочешь этого. – Он указал на матрас. – Ты теперь знаешь, чего я хочу. А твое желание – сбежать.

Клио молчала. Она совершенно ничего не понимала. Еще несколько мгновений назад Рейф покрывал страстными поцелуями ее груди, а теперь казался таким расстроенным – пожалуй, даже злился.

– Таким был твой план, не так ли? – продолжал он. – Именно по этой причине ты позволила мне остаться в замке. – Рейф отвернулся и потянулся за своей одеждой. – Тебе ведь известна моя репутация, вот ты и решила: даже если я не подпишу бумаги сразу же, то наверняка тебя соблазню. Такой вариант тебя тоже устраивал. Потому что тогда у меня не было бы выхода – все равно пришлось бы потом подписать эти проклятые бумаги.

– Нет! – воскликнула Клио. – Ничего подобного я не планировала. Уверяю тебя, Рейф, ты все неправильно понял.

Он встал и натянул штаны.

– Поэтому ты и приходила ко мне в Саутуарке. И поэтому потом позволяла целовать тебя, ласкать… Вероятно, ты решила, что я – прекрасная кандидатура на роль злодея. Сама-то ты слишком робкая, потому и не можешь серьезно поговорить с Пирсом.

– Ты не злодей, – обронила Клио.

– Конечно, злодей. Ты следила за моей карьерой, и тебе известна моя репутация. Я – Ученик Дьявола. Такой человек вполне пригоден для того, чтобы обесчестить тебя, верно? И еще для того, чтобы пробивать дыры в стенах таверн, а также – продавать пиво. Только для этих целей я тебе и понадобился, – добавил он со злостью.

Теперь и Клио разозлилась.

– Я вовсе не робкая! Уже нет! – Она сжала кулаки. – Всю жизнь мне вбивали в голову, что сама по себе я не имею никакой ценности. Считалось, что я всего лишь послушная дочь джентльмена, которая готовится к роли идеальной супруги аристократа. Но и в этом я не добилась успеха. А ты… Ох, ты не представляешь, сколько надо смелости, чтобы даже подумать о разрыве помолвки.

– Тогда скажи все Пирсу сама! – рявкнул Рейф. – Я не подпишу твои бумаги. Ни сегодня, ни завтра, никогда!

Никогда? Клио нахмурилась.

– Но ты не можешь отказаться… Ты же обещал…

– Ты тоже давала обещания Пирсу.

– Я тогда была почти ребенком.

– Зато теперь ты не ребенок. – Рейф склонился над ней, опершись о матрас. – Ты взрослая женщина. Тебе двадцать пять лет. У тебя есть средства и собственность. Ты могла разорвать эту помолвку в любой момент, к примеру – написав ему письмо. Но ты не сделала этого. Вместо этого ты подвергла свою семью недельному издевательству, изображая подготовку к свадьбе. Причем лишь для того, чтобы избавить себя от весьма неприятного разговора.

– Нет-нет, я всего лишь хочу получить шанс самостоятельно строить свою жизнь, – возразила Клио. – Ты должен меня понять. Ты ведь и сам такой же.

– Нет, не такой же. Я – боец, сражающийся на ринге и получающий за это деньги. Что же касается тебя… Если спустя восемь лет ты хочешь нанести мужчине неожиданный жестокий удар, наберись мужества и сделай это сама.

Клио ничего не знала о «неожиданных ударах», зато точно знала, что не могла закончить этот разговор таким образом.

«Сконцентрируйся. Предугадывай. Реагируй», – сказала она себе. После чего выбросила вперед обе руки и нанесла Рейфу сильный удар в грудь. Он вскрикнул от неожиданности, а Клио тут же обхватила его за шею и повалила на кровать. Затем, не давая ему времени оправиться, уселась на него верхом.

– Нет, тебе не удастся так легко от меня отделаться, – заявила она.

Мышцы его живота под ней казались каменными, а ноздри раздувались как у разъяренного быка. Да, она одержала над ним верх в данный момент, но не сомневалась, что он мог бы мгновенно все изменить, если бы захотел.

– Мы с тобой заключили сделку, – продолжала она. – Я доверилась тебе и делала все, что ты требовал. Я даже перемерила все эти унизительные платья. И я… обнажалась перед тобой.

Рейф устремил взгляд на ее грудь и пробормотал:

– Да, верно… И ты даже позволяла мне трогать тебя…

– Конечно, позволяла. И очень хотела, чтобы ты не останавливался, чтобы делал это снова и снова… – Она ударила его кулаком в грудь. – Ну как заставить тебя понять?! Я мечтала о каждом твоем прикосновении. У меня начинало сладко ныть сердце всякий раз, когда ты оказывался рядом. А когда тебя не было, боль становилась еще сильнее. И я не…

Клио внезапно умолкла. Что она говорила?! «Я, я, я…» Или же: «мне, мне, мне…» Все только о себе! Как можно быть такой эгоистичной? Она признавалась в своих чувствах, но даже не подумала о чувствах Рейфа.

– Я не люблю Пирса, – продолжала она, понимая, что говорит чистую правду, но снова только о себе. – А ты его любишь, верно?

Его грудь поднялась и опустилась.

– Ты же любишь его? – снова спросила она.

Рейф вздохнул, поморщился и пробурчал:

– Он – мой единственный брат. Мне кажется, это все объясняет.

«А ведь это действительно все объясняет», – сказала себе Клио. Она сглупила, не подумав об этом раньше. Выходит, Рейф думал вовсе не о своей карьере, а о брате. И не важно, что он старался отречься от своих связей с высшим обществом. Узы крови – вот что самое главное. Судя по всему, они значили для него очень многое.

– Почему ты сразу не сказал?! – возмутилась она. – Подумать только!.. Мне пришлось прийти в твою комнату ночью… чтобы услышать о твоей привязанности к старшему брату!

Рейф отвел глаза.

– Ну не могу я увести у него невесту. Тем более… после всего, что было.

– После всего, что было? – удивилась Клио. – А что было? Что еще ты у него отобрал? Если речь идет о какой-то части семейного состояния, – думаю, Пирс не стал бы на тебя из-за этого сердиться.

– Если бы все было так просто, – пробормотал Рейф со вздохом. – Я отобрал у него отца. Именно я виновен в смерти старого маркиза.


Тут Клио слезла с него и села рядом. Было очевидно, что им необходимо серьезно поговорить. Но разговор этот не мог происходить в спальне. Кроме того… Им обоим следовало иметь на себе побольше одежды.

Когда спустя четверть часа Рейф вошел в кухню, Клио уже ждала его. Она заплела косу, плотно запахнула халат и затянула пояс так туго, что, наверное, едва могла дышать. Увидев на столе свечи и закуски, Рейф с усмешкой подумал: «Полночный пикник для двоих…» При других обстоятельствах обстановку можно было бы назвать романтичной. Но сегодня он чувствовал себя приговоренным к казни преступником, которому предложили последний в его жизни ужин.

– Тут даже торт и пиво, – буркнул он, окинув взглядом стол.

– Благодаря тебе мы теперь будем питаться тортами целый месяц. – Клио отломила кусочек глазури и отправила в рот. – А вот – крыжовник. Знаешь, кислота дополняет анисовые нотки в портере.

– Анисовые нотки? В портере? Кто тебя этому научил?

– Я сама всему училась. Впервые задумавшись о пивоварне, я приказала кухарке заказать по бочонку всех возможных видов пива. А еще до этого, готовясь к роли маркизы, я прошла инструктаж по выбору вин и теперь воспользовалась своими знаниями. У пива и вина есть кое-что общее… – Клио налила немного пива в свой стакан и понюхала. – Это хороший сорт. Солодовый. С добавлением какао. Попробуй.

Она протянула стакан Рейфу, и он сделал глоток. Жидкость имела вкус портера без всяких «ноток» и «добавлений». Да, превосходный портер, но… просто портер. Солодовый, конечно же. Но ведь в любой портер добавляют солод. Что же касается какао и «анисовых ноток»… Ничего подобного он не ощутил.

– Не понимаю, как ты все это чувствуешь… – пробормотал Рейф.

– Думаю, все мы, сестры Уитмор, имеем кое-какие способности. Например, Феба – непревзойденный математик. Дафне же достаточно бросить взгляд на трехдюймовый образец кружева, и она сразу скажет, где, в каком сезоне и кто именно эти кружева изготовил. – Клио пожала плечами и сделала небольшой глоток. – А я сейчас чувствую запах лаванды, растущей за полем с хмелем.

– Но Дафна и Феба не скрывают свои таланты, – заметил Рейф.

Клио наполнила пивом два стакана и с усмешкой сказала:

– Я ведь и так позор семьи. Пышка! Так что не мне проявлять способности к вкусовым ощущениям. Меня и так постоянно дразнят. – Она подвинула к Рейфу стакан. – Но мы, кажется, пришли сюда, чтобы поговорить не обо мне, а совсем о другом…

Рейф кивнул.

– Да, верно. Но это – долгая история…

– А у нас большой торт, так что ничего страшного. – Она протянула ему вилку. – Но прежде чем мы начнем разговор, хочу заметить: я знала, что у тебя есть тайна, которая тебя мучит.

Рейф невесело хохотнул.

– После сегодняшней ночи это больше не будет тайной.

– Может и так. Но повторяю, я знала о существовании какой-то тайны. А вот другие твои женщины, наверное, ничего не знали.

– Конечно, не знали. Другие женщины и не могли ничего знать.

– Что ж, вот и хорошо. – Клио ткнула вилкой в торт, выковырнула из начинки ягодку и отправила ее в рот. Проглотив лакомство, тихонько застонала и непроизвольно закрыла глаза. Когда же она их открыла, Рейф заявил:

– Ты снова это делаешь.

– Что именно? – Она отправила в рот кусочек торта.

– Издаешь тортовые звуки.

– Ох, извини. Я даже не заметила. – Клио едва заметно улыбнулась.

– А я заметил. Я всегда все замечаю. Особенно… если это касается тебя. Такой уж я ублюдок.

– Жаль, что ты так говоришь. – Она отложила вилку и уперлась локтями в стол. – Знаешь, я много думаю о тебе, Рейф, и мне больно сознавать, что ты такого ужасного мнения о себе.

Он усмехнулся и пожал плечами.

– Что ж, с этим ничего не поделаешь. Я ведь с самого детства считался в семье паршивой овцой. Пирс-то был слеплен по образу и подобию отца, а я – нет. Я плохо учился и не преуспел в прочих джентльменских занятиях. У меня не было друзей в высшем обществе. Я всегда был огромный и грубый, а не красивый и утонченный. – Рейф сделал глоток пива. – Старый маркиз прямо-таки раздувался от гордости за Пирса, а на меня не обращал внимания. Иногда я даже думал, что я не его сын.

– Конечно, ты его сын! – воскликнула Клио. – Как ты можешь в этом сомневаться?

– Потому что он в этом сомневался. Он не желал меня признавать и часто повторял, что я – не его сын, а отродье самого дьявола.

– Неужели твой отец так говорил?! – возмутилась Клио.

Рейф стал постукивать вилкой по столу.

– «Мой сын не может» – даже не знаю, сколько раз я слышал от него эти слова. Он всегда был мною недоволен, что бы я ни делал. «Мой сын не может» бегать с мальчишками-простолюдинами. «Мой сын не может» вылететь из Итона. «Мой сын не может» участвовать в кулачных боях. – С этими словами Рейф с силой воткнул вилку в торт – так что зубья лязгнули о тарелку. – Отец не мог меня понять. Честно говоря, я и сам себя не понимал. В раннем детстве мне больше всего хотелось, чтобы он меня любил. Я хотел, чтобы отец мной гордился, как Пирсом. Конечно, мне следовало хорошо учиться и не драться с мальчишками, но я не мог с собой совладать. С самого раннего детства я был слишком беспокойным, вспыльчивым и импульсивным. Теперь-то я научился сдержанности. Правда, до сих пор иногда бывает, что я сначала говорю, а потом думаю.

– Например, «Клио, мне кажется, я умру от желания»?

Он покачал головой.

– Нет-нет. Например: «Я не хочу быть твоим сыном. Мне не нужно ни пенса из твоих денег. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся».

Клио замерла с вилкой у рта.

– Такие слова трудно взять обратно, – пробормотала она.

– Когда речь о моем отце, то просто невозможно.

– Что же у вас с ним случилось?

– Я попросил его купить для меня офицерский патент, но отец и слышать об этом не хотел. Тем не менее он решил, что я должен как-то зарабатывать себе на жизнь. И знаешь, что он выбрал для меня? Церковь! Вероятно, решил, что церковь добьется успеха там, где не преуспел он. – Рейф сжал кулак и в задумчивости посмотрел на него. – Но такая идея не пришлась мне по душе.

Клио невольно рассмеялась.

– Могу себе представить…

– Разумеется, я отказался, он разъярился. И мы поругались. Это была самая крупная наша ссора.

«Мой сын не может быть никчемным бездельником. Мой сын не может бездумно проматывать то, что ему дано». Именно тогда Рейф нанес самый сильный и необдуманный удар в своей жизни. «Я не хочу быть твоим сыном», – заявил он.

– И сразу все стало ясно, – продолжал Рейф. – Как только те слова сорвались с моих губ, я понял по его глазам, что перешел черту и обратной дороги нет. Он велел мне убираться из дома. С тех пор мы стали друг другу чужими. У меня больше не было дома, не было наследства, не было семьи.

– Слишком суровое наказание за юношескую дерзость.

Рейф пожал плечами.

– Может и так. Но я же сам напросился… К тому же я был рад уйти. Ты ведь знаешь, как это бывает… Когда ты слишком долго лишен чего-то, то начинаешь себя убеждать, что тебе этого вовсе не хочется.

Клио отправила в рот очередной кусок торта.

– Итак, ты ушел. А затем, чтобы не умереть от голода, стал биться на ринге?

– Да, именно так. И это – самое лучшее, что только могло со мной случиться. Я научился дисциплине и получил шанс добиться успеха собственными силами. Должен признаться, что это была отличная месть. Старик был ужасный сноб, и мне нравилось выступать под его именем в таком вульгарном виде спорта.

Рейф отпил еще пива. А Клио с аппетитом ела торт.

– И знаешь, он приходил на мои бои, – продолжал Рейф.

– Старый маркиз? – удивилась Клио.

Рейф утвердительно кивнул.

– Но как же так?.. Если честно, я шокирована. Я навещала старого маркиза примерно раз в две недели, и он никогда об этом не упоминал.

Рейф снова пожал плечами.

– После той ссоры мы с ним никогда больше не разговаривали, но отец всегда присутствовал где-то в толпе – ужасно строгий, с вечно поджатыми губами. Он никогда не издавал ни одного звука и не аплодировал. Думаю, он раз за разом убеждался, что был прав в отношении меня.

– Ты радовался, когда видел его среди зрителей?

Рейф покачал головой.

– Нет, я чертовски злился. И его присутствие заставляло меня биться еще яростнее – ведь я не мог проиграть у него на глазах. В глубине души я надеялся, что однажды, когда я одержу какую-нибудь особенно эффектную победу, отец выйдет из толпы, чтобы пожать мне руку. И мне хотелось, чтобы он сказал: «Хорошая работа, Рейф». Этого мне было бы достаточно. Но за четыре года моего чемпионства этого ни разу не произошло.

В день моего поединка с Дьюбоузом я снова увидел его в зале. И мне вдруг подумалось: «Если его не впечатляют мои победы, то, возможно, сердце старика дрогнет, когда я потерплю поражение…»

– Ты хочешь сказать, что проиграл намеренно?

– Нет, этого я утверждать не могу. Не хочу быть несправедливым к Дьюбоузу. В тот день он был великолепен. Но мысль о поражении тогда овладела мной. А любой тренер знает: если думаешь о поражении, то обязательно проиграешь. Так и получилось. Я проиграл, причем вчистую.

– Да, я помню твои синяки и ссадины. – Клио поморщилась. – Но что же тогда сделал твой отец?

Рейф в очередной раз поднес к губам стакан. Сделав большой глоток, ответил:

– Ничего. Он уехал домой, не сказав мне ни слова. Той ночью у него случился сердечный приступ. Остальное ты знаешь. Отец так и не оправился и через неделю умер, – добавил Рейф со вздохом.

– О нет! – воскликнула Клио. – Рейф, ты же не думаешь, что это из-за тебя? Ты же не винишь себя в его смерти?

– Как я могу не чувствовать своей вины? – Он помассировал пальцами виски. – Я ведь не знаю, что отец чувствовал той ночью. Может, он испытывал отвращение. А может, тревогу. Возможно, был доволен. Но какие бы эмоции ни владели им той ночью, они были такими сильными, что сердце старика не выдержало и взорвалось. А я поджег запальный шнур.

– Рейф, послушай меня… – Голубые глаза Клио были полны сочувствия. – Пойми, твоей вины в его болезни не было. У него и до этого случались сердечные приступы. Старый маркиз был болен.

Рейф кивнул, но не почувствовал облегчения. Если Клио говорила правду, то ему следовало бы об этом знать и проявить к отцу больше внимания. Возможно, тогда старый маркиз дожил бы до приезда Пирса.

– Мне сообщили, что он умирает и зовет сына, – проговорил Рейф. – Но я сказал себе, что не поеду. Потому что я – не тот сын, которого он зовет. Но в конце концов… – Рейф на секунду умолк. – Я не смог оставаться в стороне.

Клио подалась вперед и взяла его за руку. Он попытался высвободить руку, но сразу обмяк, а потом легонько сжал ее пальцы в знак благодарности.

– В общем… я приехал в дом маркиза. И долго стоял у его постели. Он уже мало что соображал, был очень слаб. Судя по всему, в голове у него все перепуталось. Я видел многих бойцов в плохом состоянии, но мне ни разу не доводилось видеть человека, переходившего от неукротимой силы к беспомощной слабости так быстро. Вероятно, он не понимал, где находится и что происходит, и только твердил: «Мой сын, позовите моего сына». – Рейф кашлянул. – Я сказал ему, что Пирс в Вене. По-моему, он не понял.

– Быть может, он звал тебя?

– Не знаю. Не исключено, что он все это время любил меня. Возможно, он посещал бои в надежде, что я увижу его в толпе и подойду к нему. – Рейф выпустил ее руку. – Я знаю только одно: после его смерти мое поведение показалось мне очень глупым. Ведь я долгие годы старался вести себя как можно хуже, по кирпичику выстраивая свою дьявольскую репутацию только для того, чтобы досадить отцу. Как много упрямой гордыни… и потерянного времени.

– Время потеряно только в том случае, если не извлекаешь из прошлого уроки, – заметила Клио.

– Ты в это веришь?

– Приходится верить. Иначе мне придется выбросить из жизни последние восемь лет.

Рейф надолго задумался, потом сказал:

– Полагаю, ты права. Я не сумел вернуться и стать хорошим сыном, но у меня есть шанс, хотя и небольшой, стать хорошим братом. Конечно, мы с Пирсом никогда не станем лучшими друзьями. Он никогда больше не увидит отца, и это – моя вина. Я не могу вернуть старика, зато могу…

– Сохранить жизнь его собаке, – перебила Клио. – И заставить его невесту ждать.

Рейф не стал отрицать очевидное и, кивнув, продолжал:

– Ты говоришь, Пирс не испытывает к тебе страсти. Что ж, возможно, ты права. Но Пирс очень похож на отца, так что я не могу исключить существования глубоких чувств с его стороны. Просто ему, в отличие от меня, свойственна сдержанность Гранвиллов. И если он тебя потеряет… это может его сломать.

Клио опустила голову и закрыла лицо ладонями. А Рейф вновь заговорил:

– Я знаю, ты не хочешь больше ждать. Но осталось всего несколько недель. Если ты хочешь расстаться с ним, я не стану мешать. Но пойми, я не могу стать тем человеком, который нанесет ему такой жестокий удар. – На совести Рейфа уже было одно разбитое сердце, и он решил, что этого ему более чем достаточно.

Клио по-прежнему молчала, а он продолжал:

– Поверь, ты никогда не узнаешь, как он к тебе относится на самом деле, если не дашь ему шанс.

– У него было восемь лет, и он имел множество шансов. Я тоже хочу получить шанс – хотя бы один-единственный.

– Это и есть твой шанс. Просто вы с Пирсом должны быть честны и откровенны друг с другом.

– Ты прав, – сказала Клио, немного подумав. – Я понимаю, что ты прав. Мне не следовало просить тебя подписать бумаги. Это было эгоизмом и трусостью с моей стороны. Но я действительно боялась, так боялась… Как я сумею отстоять свои позиции в разговоре с ним? Он ведь дипломат, который не раз убеждал чужие правительства подчиниться… Боюсь, я выйду за него замуж, даже совсем того не желая.

– Не беспокойся, все будет хорошо, – сказал Рейф.

Клио криво усмехнулась, а он добавил:

– Но я действительно так думаю. Ты целую неделю не испытывала никаких трудностей, споря со мной.

– С тобой – совсем другое дело. – Клио вздохнула. – Я никогда ни с кем не говорила так, как с тобой. Ты не соглашаешься со мной, но, по крайней мере, слушаешь меня и берешь на себя труд спорить.

Рейф в смущении пожал плечами.

– Мы с Бруизером все время… тренировали тебя.

– Тренировали?.. – Клио насторожилась. – Как собаку?

Рейф глухо застонал. О боже, только не это!

– Нет, не как собаку. Как бойца. Бруизер предложил подойти к подготовке свадьбы так же, как мы готовимся к чемпионату. Заставить тебя собраться и повысить уверенность в себе… Чтобы ты могла представить себя победительницей.

– Что ж, это кое-что объясняет. К примеру – комплименты, поцелуи и ту нелепую ложь относительно чувств Пирса на моем первом балу. – Клио зажмурилась и прижала руку к глазам. – Как неловко! Вы всего лишь хотели укрепить мою уверенность, а сегодня я…

– Сегодня твоя репутация едва не погибла. – Рейф убрал ее руку от лица. – Я всегда хотел тебя. И это – одна из причин моего стремления держать дистанцию. Ты слишком соблазнительна. Я боялся, что не смогу устоять.

Клио начала крошить вилкой торт. Она не сомневалась в искренности слов Рейфа. Ведь она чувствовала жар его тела, чувствовала его желание!

А Рейфу вдруг вспомнились ее слова: «Мне совершенно необходим вызов, с которым я справлюсь сама. Я хочу… что-то свое», – кажется, так она говорила. И следовательно, она настоящий боец. Он должен был понять это с самого начала. Однако Клио желала победить в «маминой игре» не больше, чем он сам в чемпионате по боулингу. Значит, они с Бруизером действовали глупо и неправильно, предлагая ей кружевные платья… и прочие приманки для светских девушек.

– Выходит, роскошная свадьба тебя вовсе не прельщает, верно? – проговорил Рейф.

Клио тут же кивнула.

– Да. Совершенно верно. Не прельщает.

– Тогда заканчивай игры с тортом, и мы начнем закалять тебя.


Глава 18

Клио не знала, что имел в виду Рейф, но все же подчинилась. Через несколько минут они вошли в гостиную, где Рейф отодвинул столики и стулья к стенам, чтобы освободить в центре комнаты побольше места.

– Что мы будем делать? – спросила Клио.

– Я собираюсь научить тебя наносить удар.

– Ты хочешь, чтобы я нанесла удар твоему брату? – Девушка засмеялась.

– Нет. – Рейф подвинул к стене еще один диванчик.

– Тогда я ничего не понимаю… – пробормотала Клио.

– Разумеется. Но сейчас поймешь. Ты должна поражать, должна почувствовать силу, заключенную в твоем теле, и использовать ее.

– Силу? – Клио с сомнением посмотрела на свою тонкую руку. – Ты видишь во мне силу?

– Да, безусловно.

– А… возможно, ты имеешь в виду способность притягивать мужские взгляды? Но с Пирсом это явно не работает.

– Я имею в виду именно силу. Она здесь, в тебе, и только ждет, когда ты выпустишь ее на волю. – Покончив с мебелью, Рейф остановился перед ней, и их взгляды встретились. – Доверься мне, Клио.

Ей очень хотелось довериться ему, однако она подозревала, что будет выглядеть глупо. Ну как она станет наносить удар?..

Однако придется попробовать. Рейф утверждал, что виноват перед Пирсом. И если так… Что ж, она, Клио, не имела права втягивать его в свои битвы. Ей нужно самой научиться держать удары. И наносить их.

– Ладно, хорошо. Что я должна делать?

– Прежде всего – расслабиться. – Рейф обхватил пальцами ее запястья – и вдруг встряхнул ее руки, встряхнул так, словно они были парой ивовых прутьев. Хм… странное ощущение… – Вот и хорошо, – изрек он. – А теперь… – Рейф прошелся по комнате, после чего остановился у нее за спиной. Обхватив ее голову, сказал: – Покрути головой. Сначала в одну сторону, потом – в другую.

Клио так и сделала. А потом она наклонялась вперед, откидываясь назад, переносила вес с одной ноги на другую и приседала.

– Рейф, когда же мы дойдем до ударов?

– Терпение! Теперь поставь ноги на ширину плеч, плечи вниз, а руки расслаблены. Найди свой центр равновесия. – Он прижал ладонь к ее животу. – Здесь чувствуешь?..

Клио едва не застонала. Интересно, как она могла не чувствовать?! Она почувствовала себя раскрепощенной, свободной… распущенной…

– Думаю, я готова, – сказала она. Вот только… к чему?

– Хорошо. Тогда покажи мне кулак.

Клио так и поступила.

– Нет, неправильно. – Рейф покачал головой. – Так ты сломаешь большой палец. – Он разжал ее кулачок и снова сложил пальцы таким образом, чтобы большой оказался снаружи.

А потом он помог ей принять «боевую стойку» – правая нога чуть отставлена назад, а кулаки перед собой. При этом его широкая мускулистая грудь то и дело прижималась к ее спине.

– Первым делом тебе предстоит освоить прямой удар по корпусу, – продолжал Рейф. – Делаешь шаг вперед левой ногой – и выбрасываешь вперед левый кулак. Быстро и точно, как укус пчелы. А потом сразу назад. Понимаешь?

Клио молча кивнула. А Рейф, двигая ее руками и ногами – словно она была марионеткой, – показал основные движения.

– Далее следует прямой боковой удар справа. – Рейф выдвинул вперед ее правый кулак. – Чувствуешь, как твой торс поворачивается?

Клио снова кивнула.

– Отсюда и сила. Ты бьешь не рукой, а как бы всем телом.

А затем Рейф, все так же стоя за ее спиной, выбросил вперед свою руку. И она ощутила, как его тело тоже участвовало в ударе: мускулы двигались и сгибались. Что ж, когда он был рядом с ней, Клио чувствовала, что может сдвинуть горы. Но это была его сила, а что могла бы сделать она сама?

Словно прочитав ее мысли, Рейф сказал:

– А теперь – сама. – И подхватил с дивана две небольшие подушки. Он взял по подушке в каждую руку и поднял их на высоту ее плеч.

– Ты хочешь, чтобы я била подушки? – удивилась Клио.

– Почему нет? Тебе нужна мишень, а этим нелепым вещам будет разумное назначение.

Клио в досаде прикусила губу.

– Подушки позволяют мне чувствовать себя не такой одинокой – именно в этом их разумное назначение. И поэтому их у меня так много везде. Они теплые и мягкие и всегда остаются на месте. С ними я чувствую, что я не одна. – Она шмыгнула носом. – Но ты прав. Это нелепо.

Рейф опустил подушки и шагнул к ней.

– Клио…

– Я в порядке. – Она отпрянула и сжала кулаки. – И я готова нанести удар.

– Кулаки выше! – скомандовал Рейф, поднимая подушку слева от нее. – Попробуй удар с левой.

Первые несколько попыток оказались неудачными. Сначала Клио вообще не удавалось попасть в подушку, а последующие удары можно было назвать разве что легкими тычками. Но Рейф не смеялся. Он всячески поддерживал ее и временами останавливал, чтобы показать правильное движение. После нескольких дюжин попыток ей наконец-то удалось нанести удар, в котором даже чувствовалось нечто похожее на силу.

– Вот, – сказал он. – Приятное ощущение, правда?

– Очень приятное, – сказала Клио, не в силах отдышаться. – Я бы даже сказала… чертовски приятное, убийственно приятное.

Рейф усмехнулся.

– Только ничего не говори Бруизеру, а то он начнет интриговать, чтобы завлечь тебя на ринг.

Клио в удивлении вскинула голову.

– Разве есть женщины-бойцы? Ты не шутишь?

– Да, есть. И они очень популярны у толпы. Правда, в основном лишь потому, что бой часто заканчивают с обнаженной грудью.

Бессовестный дьявол! Она нанесла резкий удар правой, и ее кулак встретился с подушкой с приятным слуху «пуф!».

– Я, кажется, начинаю понимать, почему ты увлекся этим, – пробормотала Клио.

– Тогда не исключено, что ты поймешь мой главный секрет. Тот, которому не желали верить все без исключения женщины в моей жизни.

Клио насторожилась.

– Какой же?

– Секрет в том, что меня не надо спасать от боев. Это бои спасали меня, – заявил Рейф.

Клио опустила руки и в изумлении уставилась на него. А впрочем… Ему нельзя было не поверить. Его голос, когда он объяснял ей движения, а также что-то еще… Было очень похоже, что эти бои стали для него не просто юношеским бунтом или жаждой насилия. Нет, это было ремесло, которым он овладевал годами, возможно, даже искусство.

– Спасибо, – сказала она. – Спасибо, что потратил на меня время.

Рейф снова поднял вверх подушки.

– Не торопись. Мы еще не закончили. Давай повторим.

И она повторила. И еще раз. И еще. Она колотила подушки снова и снова, пока Рейф не начал отступать. А затем он стал двигаться по кругу, чтобы не оказаться припертым к стене.

– Прекрасно! – воскликнул он наконец. – Узнаю мою девочку! Бей всех, кто говорит тебе, что ты недостаточна хороша и что ты никогда не будешь соответствовать самым высоким требованиям. Все эти разговоры – глупости. Посмотри, какая ты сильная!

Клио наносила удар за ударом, постепенно освобождаясь от злости и разочарования последних лет; она била подушки до тех пор, пока не поняла, что больше не может поднять руки.

– А теперь… – Рейф отбросил подушки. – Представь, что я – Пирс. Я вернулся из Вены и готов на тебе жениться. Выплесни на меня самое худшее!

– Худшее? Но ты же хотел, чтобы я дала твоему брату шанс.

– Это одно и то же. Дай ему шанс, но устрой ему ад на земле. А если он не сумеет тебя завоевать… Значит, он тебя не заслуживает.

– Но я… Э… – Клио еще не отдышалась. – Боже мой, Пирс, я…

– Нет, не так! Стойка неправильная. – Рейф прижал одну ладонь к ее животу, а другую положил между лопаток. – И помни, ты справишься. Ты не ребенок. Тебе давно уже не семнадцать лет. Ты взрослая женщина, причем очень сильная.

Рейф отступил на несколько шагов в сторону, опять став Пирсом.

– Итак, дорогая невеста, что ты хочешь мне сказать?

– Я…

– Зрительный контакт! Голову выше!

Клио заставила себя встретить его взгляд.

– Я рада, что ты вернулся домой живой и здоровый, но не думаю, что нам следует пожениться.

– Отлично! – Рейф вальяжно расположился на ближайшем стуле, положив ногу на ногу.

– Что ты делаешь? – Клио засмеялась.

– То, что должен делать Пирс. – Рейф закинул руки за голову. – Ты считаешь, что он проявит бурную радость? – Клио вздохнула. – Вот видишь?.. Когда ты честна с собой, то понимаешь, что ничего подобного не будет. – Рейф поднялся на ноги. – Пирс ни за что не скажет «все отлично». Он скажет нечто вроде… – Рейф изменил голос, сделав его похожим на аристократический баритон. – Конечно же, мы должны пожениться. Все было решено, когда мы были еще детьми. Мы помолвлены уже много лет.

– Да, но я думаю, было бы лучше…

– Нет! Не так! – Рейф снова вышел из роли Пирса. – Не используй слова «думаю», «было бы» и тому подобные. Ты уже все решила, ясно?

– Я решила расторгнуть помолвку.

Рейф прищурился, став пугающе похожим на своего брата.

– Дорогая, ты согласилась выйти за меня замуж.

– Тогда мне было семнадцать. Я была ребенком и не понимала, что у меня есть выбор. Но теперь я передумала.

– Почему?

– Потому что я не люблю тебя, а ты не любишь меня.

– Глубокая привязанность придет с годами, – сказал «Пирс». – И знай, как бы далеко я не уезжал, ты всегда присутствовала в моих мыслях. Я никогда тебя не забывал. Ты мне далеко не безразлична.

Клио с трудом сглотнула.

– Я это очень ценю. Но не изменю своего решения.

– У тебя есть кто-нибудь другой?

Вопрос застал ее врасплох, хотя она и предполагала, что нечто подобное могло последовать. Пирс, скорее всего, должен был задать такой вопрос, но Клио не знала, какой ответ хотел бы услышать Рейф.

– Отвечай же, – сказал «маркиз». – Я требую правды. Есть кто-то другой?

– Да. Есть я.

В глазах Рейфа вспыхнуло удивление.

– Есть я, – повторила Клио. – Последние восемь лет я была в основном одна и лучше узнала себя и свои возможности. Мне не свойственно уныние, и меня не пугают слухи. Я унаследовала замок и поместье и хочу очень многое там сделать. Меня долго обучали самым разным вещам, дабы превратить в идеальную жену дипломата, и приобретенные знания пошли мне на пользу. В какой-то момент, когда ты странствовал по земному шару, заключал договоры и делил военные трофеи, я объявила себя независимой. И теперь я – суверенная нация, имя которой Клио. Имей в виду, я не сдамся.

Рейф нахмурился. И ничего не сказал.

– Ну как? – спросила Клио.

Он молча пожал плечами.

– Вышло слишком мелодраматично в конце? – с беспокойством спросила Клио.

– Нет-нет, все было неплохо.

– Неплохо?! – Клио подхватила с пола подушку и принялась наносить ею удар по плечам и груди Рейфа. – Значит, неплохо? Нет, все было блестяще, и ты это знаешь!

– Ладно, довольно! – Рейф рассмеялся. – Все действительно было блестяще.

Сердце Клио, казалось, пело от радости. Его похвала… Это было даже лучше, чем торт.

– Ты была великолепна, – прошептал он. – И если Пирс не упадет перед тобой на колени и не станет молить тебя передумать… то он безнадежный осел.

Жар желания накапливался между ними, грозя разгореться в пожар. Ощущение было пьянящим, и Клио казалось, что всю свою жизнь она ждала именно этих чудесных мгновений. И что ж, если вспомнить о событиях последних дней…

Ведь они вместе успокаивали Дафну, испуганную поведением супруга. И всю ночь вместе ухаживали за объевшейся собакой. Более того, обсуждали свои жизненные планы ночью за тортом и пивом… Все это доказывало, что они с Рейфом вполне могли бы построить совместную жизнь.

Но Рейф любил Пирса и не желал отнимать у него невесту. И поэтому…

Тихонько вздохнув, Клио проговорила:

– А разве мы с тобой не можем притвориться… другими людьми? Всего на несколько часов…

Рейф решительно покачал головой.

– Нет, не хочу. Ты тоже этого не хочешь.

Клио кивнула. Он опять был прав. Не желает она притворяться другой. Она хотела быть самой собой. И хотела быть с Рейфом. Да-да, она хотела его. Хотела, потому что считала, что так будет правильно.

– Твоя репутация не погибнет, – внезапно раздался знакомый девичий голос.

Клио вздрогнула – и вернулась к реальности. Рейф же мгновенно отступил от нее на шаг. Она изо всех сил прижимала к груди подушку, – но не важно какое расстояние и сколько подушек их разделяло; ведь они были наедине среди ночи… полуодетые!.. Любой бы сразу увидел правду. Любой, но не Феба, которая выбрала именно этот момент, чтобы войти в комнату – с распущенными волосами, уткнувшись носом в старый номер «Таймс».

– Ах, Феба!.. – с улыбкой воскликнула Клио. – Какой сюрприз! А мы с лордом Рейфом как раз…

– С урожаем хмеля что-то странное, – сказала Феба, не отрывая глаз от статьи в газете.

– Что?.. – изумилась Клио. Урожай?.. Ее сестра бродит среди ночи по замку, читая «Таймс» и размышляя об урожайности хмеля? А впрочем… Феба вела себя именно так, как ей и следовало…

Тут сестра, наконец, опустила газету и заявила:

– Лорд Рейф прав. Хмель весьма капризная культура. И потому – рискованное вложение. Но я нашла способ защиты от разорения. – Феба взмахнула газетой. – Каждый год биржевики и спекулянты ставят сотни и тысячи фунтов на итоговый урожай. Это есть во всех газетах.

Клио порылась в памяти.

– Да-да, я тоже читала прогнозы, но не знала, что ставки так широко распространены.

– Очень широко. – Рейф взял у девушки газету. – В некоторых тавернах на урожай хмеля ставок больше, чем на исходы боев. Многие следят за каждым облачком на небе.

Клио тоже заглянула в газету.

– Но мы же не можем предсказать погоду, – резонно заметила она. – Как мы узнаем, на что ставить?

– Не важно! – воскликнула Феба. – Ты будешь ставить против себя.

– Против… себя? Но с какой стати я буду… – Припомнив все, что она читала по этому поводу, Клио пробормотала: – Значит, если урожай будет хороший, мы получим за него деньги, а если год окажется неурожайным…

– Тогда ты получишь деньги из ставок, – подытожила Феба. – Выигрыш ограничен, но потери – тоже. И ты ни при каких условиях не лишишься всего.

Рейф в задумчивости почесал в затылке, после чего изрек:

– А ведь это… Это настолько безумно, что граничит с гениальностью.

Феба пожала плечами.

– Меня называют и безумной, и гениальной.

– Ладно, довольно. – Клио взяла сестру за руку. – Пора спать. Завтра у тебя важный день. Как-никак – твой первый настоящий бал.

Феба поморщилась.

– О да, ужасное испытание…

– Все будет хорошо, так что не беспокойся. Балов нельзя избегать вечно. Тем более что в следующем году у тебя дебют.

– За мной все равно никто не будет ухаживать. Зачем устраивать выход в свет?

Клио ласково улыбнулась сестре.

– Я же сказала, что все будет хорошо. Поверь мне, я знаю, что говорю.

– Ты понятия не имеешь, что это такое для меня, – пробурчала Феба. Повернувшись к Рейфу, спросила: – Лорд Рейф, вы поедете завтра с нами?

Он покосился на Клио.

«Пожалуйста, – мысленно взмолилась она, – прошу тебя…» Его присутствие успокоит Фебу, а для нее, Клио… Возможно, это ее последний шанс. Их с Рейфом последний шанс. После расторжения помолвки с Пирсом у нее не будет повода приглашать к себе Рейфа. Поэтому сейчас, если они проведут вместе еще один вечер… Ох, лучше не мечтать об этом.

– Ты все еще должен мне танец, – напомнила она. – Думаю, пришло время отдать долг.

– Это плохая идея. Была веская причина, по которой я ушел с твоего дебютного бала. Я чувствую себя не в своей стихии на таких мероприятиях. Становлюсь неспокойным. А когда я становлюсь неспокойным… во мне просыпается дьявол. Могут пострадать люди.

– А мне нравится дьявол в тебе, – тихо проговорила Клио. – И пострадаю именно я, если ты останешься дома.

И тут Феба – Клио была ошеломлена – робко тронула Рейфа за руку и прошептала:

– Милорд, прошу вас, скажите «да».

– Решу утром, – ответил он со вздохом.


Глава 19

Рейф не спал всю ночь. А на рассвете уехал, покинул замок. И все дальше удалялся от Твилл-Касла… и от Клио.

Он прекрасно знал, что она будет разочарована, но все равно уехал, так как понимал: еще один миг в присутствии Клио – и он обесчестит и ее, и обе их семьи.

Да-да, ему пора уезжать. Он сделал все возможное, а теперь должен был уехать, пока все не испортил. А его брат… Пусть Пирс сам теперь во всем разбирается.

Рейф выехал на участок дороги, который показался ему знакомым. Судя по всему, в четырех или пяти милях отсюда находился Квинсридж. А в Квинсридже всегда можно затеять хорошую драку…

Сейчас драка была ему необходима как воздух. Он уже слишком давно не чувствовал во рту вкус крови, не слышал возбужденного рева толпы. И даже начал забывать, что это такое.

Конечно, он мог бы появиться в любой деревне и устроить там потасовку. На драку можно было бы нарваться в любом деревенском пабе. Но Рейф никогда не дрался с любителями. Ему требовался полноценный бой с опытным противником. А значит, следовало попасть в Крукт-Рук, находившийся неподалеку от Квинсриджа.

В прошлые века там собирались банды контрабандистов и разбойников, а теперь по большей части обитали бойцы и страстные болельщики (поскольку бои считались незаконными, их, как правило, проводили вдали от Лондона и оповещали о них в последний момент. Соответствующие уведомления появлялись только за день до боя, и болельщикам приходилось как следует постараться, чтобы успеть добраться до нужного места). А Крукт-Рук являлся идеальным местом – он находился недалеко от Лондона, и до него можно было добраться за несколько часов. Там имелось обширное пустое поле, где было достаточно места и для устройства ринга, и для зрителей. А собственник, Салем Джонс, был в хороших отношениях с местными властями.

Для Рейфа и многих других бойцов это местечко стало вторым домом, и если бы он приехал сюда годом раньше, когда еще был чемпионом, то его бы встречали с триумфом на каждом углу. Теперь же, когда он открыл дверь таверны около полудня, его встретили почти холодно. Конечно, многие узнавали его и приветственно кивали, – но не более того. Никто не знал, как относиться к бывшему чемпиону, потерпевшему поражение.

Рейф сделал несколько шагов и осмотрелся. «Все изменится, когда я покину это место», – сказал он себе. И действительно, почему бы не начать возвращение именно сейчас?

Бросив взгляд в сторону бара, Рейф сразу нашел себе первого противника. Бойцы участвовали в боях по разным причинам. Одним просто нравилось это занятие. Другие жаждали денег. А некоторые любили пускать людям кровь. Финн О’Мэлли принадлежал к последней категории. Когда-то, уже довольно давно, он был чемпионом, но в течение последнего десятилетия постоянно занимал крайний левый стул у барной стойки в Крукт-Руке. Финн вставал со стула только для того, чтобы выйти по нужде или нанести кому-нибудь удар. Финн дрался со всеми, и проигравший покупал ему следующую кружку. Он не платил за свое пиво уже несколько лет.

Рейф направился прямо к нему. Престарелый ирландец уставился на него подслеповатыми глазами-щелочками.

– Никак это Брандон? Что тебе надо?

– Мне нужен бой. Один бывший чемпион против другого, идет?

О‘Мэлли презрительно фыркнул.

– За пиво я дерусь только с идиотами. А с чемпионами – за деньги.

– Это можно устроить. – Рейф достал из кармана кошелек и, вытащив оттуда несколько монет, положил их обратно в карман. Кошелек же бросил на барную стойку, и тот упал, звякнув очень солидно, то есть был далеко не пустым. – Сохрани это для нас, – сказал он бармену.

Глаза О’Мэлли вспыхнули, и Рейф понял, что поединок будет нелегким. Что ж, вот и хорошо. Он, Рейф, не искал легких путей.

– Я готов, – сказал О’Мэлли. И, опершись обеими руками о стойку, сполз со своего стула. – Только дай мне несколько минут – надо выйти отлить.

– Да, конечно, – Рейф кивнул.

Какое-то время он стоял у барной стойки, собираясь с мыслями. И вдруг увидел появившуюся перед ним кружку портера.

– От леди. – Бармен указал взглядом в дальний угол таверны.

Леди? Ха-ха! Это заведение посещали «леди» только одной категории.

Рейф посмотрел в указанном направлении. Изящная. Темноволосая. Соблазнительная. Доступная.

И Рейф знал, как будут дальше развиваться события. Сначала он выиграет бой, затем поднимется с ней наверх. Он захочет смыть кровь и пот, но она предложит ему не беспокоиться. Когда же он притронется к ней, она задрожит – специально, разумеется (потому что ей нравится изображать испуг). А после этого все пойдет в точности так же, как бывало раньше – быстро, грубо… и безо всякого удовлетворения.

Он взял кружку, стараясь подавить в зародыше чувство вины. Не исключено, что ему требовалось именно это. Пора уже перестать пускать слюни из-за женщины – невинной, хорошо воспитанной девственницы, которую он не мог получить.

И действительно, что он делал бы с бесконечными ярдами кружева цвета слоновой кости и с огромной кроватью с двумя дюжинами подушек? Нет, не будет никаких брачных ночей, медовых месяцев и счастливой жизни в сказочном замке. По крайней мере – для такого человека, как он.

– О, какие люди!.. Рейф Брандон! – Из задней комнаты вышел Салем Джонс, и в руках он держал небольшой сундучок, который тотчас же поставил на соседний столик.

Рейф протянул ему руку, но Салем привлек его к себе и обнял.

– Тебя очень долго не было, – сказал он, похлопав Рейфа по спине.

Джонс был из освобожденных рабов. Родился же он на Ямайке и приехал в Англию с группой аболиционистов около двадцати лет назад. Его волнующие рассказы о рабстве очень нравились спонсорам-квакерам. Когда-то он был бойцом и знавал хорошие годы. Однако, в отличие от многих, Джонс обратил свой успех в нечто осязаемое – в Крукт-Рук.

В ночные часы, обдумывая свою жизнь вне боев, Рейф говорил себе, что непременно купит долю в этом заведении. Что бы он ни утверждал в спорах с Клио, было абсолютно ясно: он не сможет драться до старости. Поэтому следовало как-то обеспечить свое будущее. Но сделать это Рейф собирался на своих условиях: он не желал быть местным «героем», который дерется за пиво и впечатывает кружки в оштукатуренные стены.

– Бьюсь об заклад, ты пришел за этим. – Джонс похлопал по сундуку. – Остальное – в задней комнате. Скажешь бармену, и он принесет.

Честно говоря, Рейф почти забыл об этих вещах. Он попросил Джонса сохранить для него сундуки, когда выехал из своих комнат в Харрингтоне – не хотелось загромождать склад во время тренировок.

Рейф открыл сундук и стал перебирать стопки полотняных рубашек и шерстяных штанов, надеясь обнаружить что-нибудь подходящее для спарринга. Добравшись до дна, он увидел маленькую деревянную шкатулку, в которой хранились письма Клио. Рейф мысленно усмехнулся. Он только что решил забыть о ней, но она преследовала его даже здесь.

Да-да, Клио была с ним везде, разве не так? И не важно, сколько раз он менял адрес. Долгие годы она отправляла ему эти послания – одно-два в месяц. Рейф складывал их в шкатулку. Он не перечитывал их, но и избавиться от них тоже не мог – хранил как милые воспоминания.

– Итак… – О’Мэлли вернулся. – Начнем?

– Через несколько минут.

Рейф опустился на стул, заказал себе пинту портера, послал бутылку вина «леди», которой предстояло провести ночь одной, а потом занялся тем, чего не делал уже очень давно: начал читать письма. Почти все послания Клио были короткими записками, в основном – приглашениями, иногда содержавщими семейные новости. Но все эти новости давно устарели и не имели особой важности.


«В следующий четверг мы устраиваем званый обед. Если у вас нет никаких планов на этот вечер, будем рады вас видеть».


«Примите самые теплые поздравления с днем рождения от всех членов семьи Уитмор».


«Я получила письмо от Пирса и взяла на себя смелость переписать те его части, которые могут вас заинтересовать. Мы проведем весь август в поместье моего дяди в Хартфодшире. Будете неподалеку – заезжайте».


Рейф перебирал одно письмо за другим, вчитываясь в каждое слово – от приветствия до прощания. Когда же он, закончив чтение, протер уставшие глаза, небо уже потемнело.

Все эти послания были очень короткие и вроде бы – совершенно ничего не значившие. Но, прочитанные одно за другим, они оказывали сокрушительное воздействие. Когда он окончательно разругался со старым маркизом, двери родительского дома оказались для него закрыты. Другие члены семьи и знакомые из высшего общества тоже перестали его приглашать – все, кроме Клио. Она снова и снова пыталась достучаться до него, никогда не позволяла удалиться слишком далеко, и всегда была готова принять его, – когда бы он ни вздумал появиться. Но, конечно, она не могла знать, что это для него значило. А он никогда не пытался ей это объяснить.

Ирония судьбы! В юности Рейф никогда не чувствовал себя членом семьи, но чем старше он становился, тем отчетливее видел унаследованные им черты Брандонов. Честолюбие, гордость и упрямое нежелание признавать какие-либо чувства до того, как становится уже слишком поздно…

Он с трудом подавил гнев. Что ж, с прошлым все ясно – его уже не изменишь. Да и он сам тоже уже не изменится. Увы, он не тот человек, который нужен Клио. И даже если он вернется в общество, скандал всегда будет идти за ним по пятам. Причем дело не только в сплетнях. Слишком уж он, Рейф, беспокойный… Он не приспособлен к праздной жизни джентльмена и не имеет ни малейшего желания к ней приспосабливаться. Никогда ему не стать подобием сэра Тедди Камбурна. Он, Рейф… попросту не умел ничего не делать.

Поэтому, прочитав все письма, он ни минуты не сидел без дела. Тотчас же встал, собрал письма, аккуратно убрал их в конверты и сложил в стопку, получившуюся довольно большой. Годами Клио приглашала его на сотни обедов, вечеринок, балов… А он ни разу не потрудился ответить. И теперь он был обязан, по крайней мере, появиться на этом балу и тем самым хоть немного искупить свою вину.

И действительно, еще не поздно. До конца дня – час или два. А подходящая одежда найдется в сундуках. Но он не мог ехать без денег.

Рейф направился к бару, чтобы забрать свой кошелек.

– Извини, старина, – сказал он О’Мэлли. – Поединок откладывается. – И Рейф потянулся за кошельком.

– Не так быстро. – Финн О’Мэлли придержал его руку. – Если ты хочешь получить это обратно, тебе придется сразиться со мной.


– Не думаю, что лорд Рейф приедет. – Клио весь вечер сдерживала эти слова, но теперь они все-таки сорвались с ее губ.

Они с Фебой уже два часа сидели в самом тихом уголке бального зала Пеннингтонов и ждали Рейфа. Ждали – и отчаянно скучали.

Иногда в облюбованный ими угол заходил кто-то из знакомых, чтобы обменяться приветствиями, а также узнать новости о Пирсе и о предстоящей свадьбе (при этом почти все насмешливо ухмылялись). И Клио отлично понимала: люди очень сомневались в том, что эта свадьба когда-либо состоится. Но сейчас Клио думала вовсе не о Пирсе и его хроническом отсутствии – к этому-то она за восемь лет привыкла. Нет, она ждала Рейфа Брандона, ждала того момента, когда он пригласит ее на танец.

Наблюдая за кружившимися в танце парами, Феба украдкой достала из кармана обрывок веревки, потом вдруг сказала:

– Он приедет.

– Но уже половина одиннадцатого. Вероятно, что-то изменило его планы.

Клио собиралась отыскать его еще днем и удостовериться, что он поедет на бал. Но Рейф не спустился к завтраку, а потом она была слишком занята сборами сестер на бал. Когда же Клио отправилась его искать, непоседливого Брандона уже не было в замке. Бруизер сказал, что он, вероятно, явится прямо к Пеннингтонам, – но, кто его знает?..

В этот момент он мог уже находиться у себя в Саутуарке. Или, может быть, его сбросила лошадь, и он сейчас лежал где-то в придорожной канаве и из последних сил писал на земле ее имя кровью. Нет-нет, Клио, разумеется, не желала претворения в жизнь второго варианта, но… имя, написанное кровью, – это впечатляет, не правда ли? Рейфа не было на балу, и она не могла не чувствовать себя обиженной. И как-то сами собой всплыли все прошлые обиды. И вспомнились его слова: «Ты хорошая девочка, Клио, но этого не достаточно».

К ним подошел сэр Тедди, который принес им две чашки пунша. А затем появилась и Дафна.

– Феба, не могу поверить, что ты принесла сюда веревку, – проворчала она.

– Я никуда не хожу без веревки, – заявила девушка.

– Но ты же не можешь крутить эту дрянь в бальном зале. – Дафна вырвала веревочку из рук сестры и бросила на пол, где ее немедленно затоптали. – Мы хотим, чтобы сегодня люди говорили о свадьбе Клио, а не о твоих странностях.

– У меня есть еще, – буркнула Феба. С этими словами она открыла свою сумочку и достала очередной шнурок.

– Дай сюда! – Дафна потянулась к нему, но сестра убрала свое сокровище за спину.

– Нет, не отдам!

– Оставь ее в покое, – вмешалась Клио, строго взглянув на Дафну.

Тедди щелкнул языком и тихо проговорил:

– Ты привлекаешь к себе ненужное внимание, Котенок.

– А мне плевать! – громко заявила Феба. – Это мое! Она ничего не получит!

Люди стали поглядывать на них, прислушиваться и вполголоса переговариваться.

«Весь этот вечер – ошибка, и это – моя вина», – решила Клио. Теперь стало ясно, что Феба еще не готова для высшего света. Возможно, никогда не будет готова.

– Дафна, я сказала, оставь ее, – повторила она.

– Но это же для ее блага, Клио. Она должна расстаться с этой ужасной привычкой.

– Ради бога, почему?! Пусть и ее веревки, и ее странности останутся при ней. Позволь ей быть самой собой. И знаешь… Нас учили слишком много думать о том, что о нас думают другие. Это изменило меня. И изменило тебя, Дафна. Увы, я вынуждена признать, что мы обе изменились не к лучшему. Но я не хочу, чтобы Феба стала такой же. Потому что эта девочка… удивительная.

– Вот именно – удивительная. И все вокруг будут удивляться, – проворчала Дафна.

Даже не взглянув на нее, Клио повернулась к Фебе и тихо проговорила:

– Хочу дать тебе обещание, дорогая. Тебе – и самой себе. Как самая старшая из нас, я теперь твой опекун. И поверь, я никогда не стану заставлять тебя стать другой только для того, чтобы это одобрило общество.

– Не будь такой наивной, Клио. – Дафна поморщилась. – Ты не можешь отказаться от общества. Ты же станешь супругой дипломата и маркизой.

– Нет, не стану. Я не выйду за Пирса.

– Что ты, Пышка?! – Тедди ткнул ее пальцем в бок. – Надеюсь, ты не очень расстроилась из-за того, что говорят за карточным столом?

– А что там говорят?

Тедди немного смутился.

– Заключают пари, разумеется. Мол, состоится, наконец, свадьба или нет. Ставят четыре к одному на то, что не состоится.

Ах так, вот почему их сегодня пригласили… Чтобы можно было вдоволь посплетничать и развлечься. Высшее общество так шутит.

И в этот момент Клио поняла нечто очень важное. Поняла, что ей все равно.

Вероятно, ей просто надоело все это. Или, возможно, двадцать пять лет – возраст, когда женщина становится личностью. Как бы то ни было, но ей действительно абсолютно все равно, что о ней думали. Да-да, наплевать!

А минуту спустя, словно объявляя о присужденном ей призе, мажордом, откашлявшись, провозгласил:

– Лорд Рейф Брандон!

Все тут же забыли о веревке. Даже Феба. Клио могла представить этого человека явившимся на бал верхом на взмыленном скакуне, но увидеть его в идеально сидящем смокинге, белоснежном галстуке и отполированных до зеркального блеска сапогах… Господи, помоги ей!

Это был истинный Брандон во всей красе – уверенный взгляд, высокомерный вид, – но в то же время это был все тот же Рейф, окруженный аурой бунтарства и опасности. Абсолютно все во внешности Брандона свидетельствовало о том, что он создан для этого окружения. Но выражение его лица не оставляло сомнений: Рейф ненавидел все то, что окружало его в данный момент. Тем не менее он явился сюда. Потому что она его об этом просила.

Рейф с порога нашел взглядом Клио, направился прямо к ней и поклонился каждой из дам, оставив Клио напоследок.

– Мое почтение, мисс Уитмор…

Она присела в реверансе.

– Рада видеть вас, лорд Рейф.

– Вы пришли! – Феба просияла.

– Да. – Рейф одернул манжеты и обвел взглядом зал. – Прошу прощения, что приехал так поздно, мисс Уитмор. Полагаю, все ваши танцы уже обещаны.

Клио не сдержала усмешку.

– Нет. Все мои танцы свободны.

– Неужели такое возможно?

– Возможно. Ведь я все время сижу здесь в уголке вместе с Фебой.

Зазвучали первые звуки вальса, и Рейф взял Клио за руку.

– Больше ты не будешь сидеть в углу ни одного мгновения. – И они закружились в вальсе.

Рейф оказался прекрасным танцором. Впрочем, иначе и быть не могло, ведь мастерское владение своим телом являлось частью его «ремесла».

– Скажу честно, я уже теряла надежду, – проговорила Клио. – Думала, ты не придешь.

– Я тоже… сомневался.

Тут Клио внимательно на него посмотрела и вдруг заметила небольшую красноту у него на левой скуле. А его чувственные губы… они казались чуть распухшими.

– Ты ранен? – встревожилась Клио. – Рейф, что с тобой случилось?

– Ничего особенного. – Он беззаботно пожал плечами. – Встретил ухаб на дороге, если можно так выразиться.

– Похоже, ухаб оказался драчливым и дал сдачи.

Его распухшие губы скривились.

– Я бы еще десять раз сделал то же самое – только бы попасть сюда. Но я не могу задерживаться надолго. Я приехал лишь для того, чтобы потанцевать с тобой и попрощаться.

– Почему попрощаться?

Рейф грустно улыбнулся.

– Сегодня же я возвращаюсь в Лондон. Могу я оставить в замке Бруизера и Эллингворта?

– Да, конечно, но… Рейф, почему?.. Пирс приедет через неделю-другую, и ты наверняка захочешь его увидеть. А я… Я не понимаю, почему ты должен так скоро уезжать! – воскликнула Клио намного громче, чем допускали приличия.

Рейф привлек ее поближе и тихо проговорил:

– Не надо, малышка. Ты умная девочка, и тебе не идет притворяться иной. Ты отлично знаешь, почему я должен уехать.

– Нет, не знаю. Мы ведь можем договориться… и не приближаться друг к другу.

– Договориться, конечно, можно. – Рейф криво усмехнулся. – Но ведь есть ночь, когда темно и тихо, и я не смогу не думать, что ты где-то рядом, под той же крышей… И тогда никакая договоренность не поможет. Если я проведу еще хотя бы одну ночь в твоем замке… – Он окинул ее взглядом и добавил: – То я непременно приду к тебе.

«Я приду к тебе». От этих слов у Клио подогнулись колени.

– Да, я приду к тебе, – повторил Рейф, словно давая торжественную клятву. – Не смогу оставаться на расстоянии.

– Я могу сменить комнату… Могу перебраться в…

– Не поможет, – перебил Рейф. – Ты можешь закрыться в самой далекой и высокой башне, но я все равно найду тебя и приду к твоей двери ночью. И тогда… Знаешь, что тогда случится?

– Что тогда случится? – Клио затаила дыхание.

– Сама ответь. – Рейф еще крепче прижал ее к себе, и у нее закружилась голова от его тепла и приятного мужского запаха. – Ты впустишь меня, Клио, правда? Ты ведь не сможешь меня прогнать, верно?

Она молча кивнула, на время лишившись дара речи. Да, Рейф, конечно же был прав. Если он постучит в ее дверь среди ночи, она непременно его впустит. Впустит лишь потому, что страстно желала его. Ах, у нее кровь закипала в жилах, а сердце рвалось из груди, когда он находился рядом. А его колдовские зеленые глаза… Такие глаза способны творить чудеса. Но Рейф пришел попрощаться, и от острого чувства утраты ей захотелось плакать.

Тут они остановились, и он сказал:

– Ты побледнела… Что с тобой?

Внезапно Клио поняла, что в зале вроде бы стало темнее… и тотчас же все стало вращаться вокруг нее. Почему-то у нее закружилась голова, хотя они уже не танцевали. Наверное, она слишком уж нервничала…

Тихо вздохнув, Клио сказала:

– Кажется, мне нужно выйти на свежий воздух.

Рейф обнял ее за талию и повел туда, где Дафна и Тедди караулили Фебу.

– Леди Камбурн, – он поклонился, – думаю, вам следует проводить вашу сестру в комнату отдыха.

– Нет! – Дыхание Клио было частым и шумным. – Рейф, не бросай меня. Я в порядке. Все дело в кружении на голодный желудок и тугом корсете. А тут еще ты в этом костюме…

Рейф не обратил внимания на комплимент.

– Но почему на пустой желудок? Разве ты не поела перед балом?

– Разумеется, нет, – ответила за сестру Дафна. – Ни одна леди не позволяет себе есть перед балом.

Но Рейф смотрел только на Клио.

– Когда ты в последний раз ела?

– Это не имеет…

– Клио, ответь мне.

– Я завтракала, – неохотно призналась она.

Рейф мысленно выругался, а Клио добавила:

– Но ничего страшного. Мне сейчас нужен стакан лимонада или ячменной воды – и все будет в порядке.

– Тебе нужна нормальная еда. – Рейф взял ее под руку. – Я провожу тебя на ужин.

– Нельзя, еще не время, – возразила Дафна.

– Какое к черту время? – проворчал Рейф, и было ясно, что он едва сдерживает гнев.

Но Дафна не была бы Дафной, если бы обратила внимание на его гнев.

– Есть установленный порядок вещей, – заявила она. – Наверное, вы слишком давно не были в обществе и успели многое забыть. Мы не бежим к столу как голодные чайки, а идем по старшинству. Начиная с особ с самым высоким титулом и заканчивая… нетитулованными лицами.

– Тогда я могу быть первым, – заявил Рейф. – Я сын маркиза и поэтому…

– Но речь идет о дамах, – перебила Дафна. – А моя сестра, как незамужняя мисс Уитмор, находится в самом конце очереди.

– Она помолвлена с лордом.

– Но еще не замужем.

– Что за нелепость?! – Рейф стиснул зубы.

– Это высшее общество. – Дафна улыбнулась.

– В данный момент, леди Камбурн, я не вижу разницы. – Рейф взглянул на Клио. – Мы идем ужинать, и плевать я хотел на все светские порядки.

– Я могу подождать, – шепнула Клио.

– Но не станешь. Во всяком случае – не сегодня. Когда я рядом, ты не будешь голодать. И уж точно не будешь становиться в конец какой-то глупой очереди. – Проклятье! Не так должен закончиться их последний с Клио вечер.

– Честное слово, я подожду. Мне уже намного лучше, – пробормотала Клио.

– Вот и умница, девочка, – вмешался Тедди и с видом заговорщика подтолкнул Рейфа. – Мы должны позволять дамам маленькие слабости, не так ли, Брандон? И я все время повторяю Пышке, что она не должна особенно налегать на ужин. У лорда Гранвилла в семье уже есть один тяжеловес. – Тедди радостно засмеялся, очень довольный своей шуткой.

Клио хотелось провалиться сквозь землю, вернее – под пол.

– Это точно, – весело ответил Рейф. – Тяжеловес у Гранвиллов определенно есть.

Бам! Удар оказался настолько стремительным, что его не заметил никто – ни Клио, ни Дафна, ни Тедди, голова которого внезапно откинулась назад. Баронет в растерянности заморгал, нелепо шатаясь, сделал несколько неуверенных шагов… и осел на пол. Клио же хотелось смеяться и хлопать в ладоши.

– Тедди! – взвизгнула Дафна и опустилась на колени рядом с мужем. Она достала из его жилетного кармана носовой платок и прижала к кровоточившей губе супруга. Оказав ему первую помощь, она с ненавистью взглянула на Рейфа. – Да вы просто зверь! Животное!..

Но Рейфа уже не было рядом. Клио начала высматривать его, но тщетно. В конце концов стало ясно: чудесное и удивительное возвращение Рейфа в высшее общество завершилось, едва начавшись.


Глава 20

Вокруг поверженного Тедди моментально собралась толпа, но Рейф уже не видел этого. Направляясь на бал, он очень надеялся на сцену вроде этой. Он ее даже ждал. Поэтому и приказал конюхам держать его коня наготове. И теперь, направляясь к двери, он слышал вокруг язвительные шепотки, жалившие его со всех сторон словно пчелы. Все знали, что ему здесь не место. И он тоже это знал. Ведь он, Рейф, – несдержанный и безрассудный дьявол, которому незнакомы правила приличий. Имелась только одна причина, заставившая его прийти на бал и воспользоваться привилегиями, положенными ему по праву рождения. У него был долг перед Клио. Но оказалось, что даже аристократическое происхождение не позволяло ему отвести ее на ужин. И Рейф понял, что нельзя больше ждать ни секунды – он опасался, что дьявол в его душе вот-вот вырвется наружу. Поэтому ему сейчас следовало исчезнуть.

Начался дождь, который вскоре превратит дороги в болота. Подняв воротник, Рейф направился к стойлу. В такую погоду он далеко не уедет, но главное – уедет отсюда.

– Рейф, подожди! – раздался вдруг знакомый голос.

Он обернулся. Клио бежала за ним. Мокрый шелк платья облепил ее ноги. Более того, облепил всю ее ладную фигуру. Разумеется, шелк был розовым. Каким же еще он мог быть?

Рейф затащил Клио в конюшню.

– Клио, что ты делаешь?! Немедленно вернись в дом!

– Если ты уезжаешь, я еду с тобой, – заявила она.

Рейф посмотрел на конюхов и, понизив голос, проговорил:

– Не делай глупости. Идет дождь. Ты простудишься. Кроме того… Ты так ничего и не поела. Ради бога, вернись обратно.

Но Клио упрямо помотала головой.

– Нет, я не вернусь. Обратного пути для меня нет.

Рейф не знал, что именно значили эти ее слова, но понял, что ничего хорошего. Сбросив смокинг, он накинул его на плечи девушки и заглянул ей в лицо. «Красивая, глупая, невозможная…» – внезапно промелькнуло у него.

– А как же Феба? – спросил он.

– Она сказала, что огорчится куда больше, если я не последую за тобой.

– Если ты хочешь уехать, я могу приказать твоему кучеру…

– Я не поеду в экипаже, – решительно заявила Клио. – Разве что ты сам будешь им управлять. Рейф, неужели ты не понял? Я не бегу с бала. Я следую за тобой.

«Нет, не говори так! Возьми свои слова обратно!» – мысленно воскликнул он.

– Клио, не делай этого. А если ты подтолкнешь меня сейчас, то я могу совершить что-нибудь опрометчивое, о чем тебе потом придется пожалеть.

Она приблизилась к нему почти вплотную и тихо проговорила:

– Рейф, если ты покинешь эту конюшню без меня, я последую за тобой. Пешком. Под дождем. Без плаща. Если потребуется, я дойду и до Саутуарка. – Она заморгала, смахивая с ресниц капли дождя. – Так что если ты заботишься о моем здоровье, Рейф Брандон, то лучше…

В следующее мгновение он подхватил ее, обнимая за талию, и усадил на своего коня. Потом и сам забрался в седло позади нее, после чего снова обхватил Клио одной рукой. И теперь-то он понял, что означали ее слова о том, что обратного пути для нее нет. Возможно, его не было и для него тоже!


Клио промокла до нитки и постоянно вздрагивала. Она понятия не имела, где они находились и куда Рейф ее вез, – но еще никогда в жизни она не была так счастлива.

И не важно, что было холодно и темно; ее сердце переполнялось радостью, и, наверное, оно светилось у нее в груди точно фонарь. Ах, она могла бы провести в таком положении всю оставшуюся жизнь – закутанная в мокрый смокинг, прижатая к широкой груди Рейфа, в кромешной тьме и под проливным дождем.

Они остановились в первой же попавшейся гостинице. Рейф внес ее в холл и наскоро рассказал хозяину какую-то историю о молодоженах и сломавшейся оси экипажа.

Клио старалась не придавать особого значения тому факту, что Рейф назвал ее своей «женой». Вероятно, так было удобнее, вот и все. Ведь мужчина и женщина, путешествующие вдвоем, всегда вызывают подозрение, не так ли? И все же, когда он сказал «комнату для моей жены», она почувствовала небывалое волнение.

Когда их проводили наверх, он с порога начал отдавать приказания служанкам. И не только им одним.

– Оставайся здесь, – велел он Клио. – Как только ты устроишься, я спущусь вниз на ночь.

– Боюсь, твоя гордость пострадает. Нас же считают молодоженами… Люди подумают, что в нашем медовом месяце не все сладко…

Рейф пожал плечами.

– Я скажу, что тебя пугают мои выдающиеся размеры.

Клио улыбнулась, едва сдерживая дрожь. Теперь, когда Рейф не обнимал ее, ей было очень холодно.

– Относительно того, что произошло на балу, Рейф… Спасибо тебе. Это было впечатляюще.

– Я вел себя глупо, грубо и несдержанно. – Он взъерошил пятерней свои мокрые волосы. – Я не должен был привозить тебя сюда. И не должен был бить Тедди.

– А я рада, что нахожусь здесь. И рада, что ты его ударил. Без этого события вечер был бы ужасно скучным.

– Но он твой зять…

– Пусть так. Но только он совершенно невыносим.

Рейф почесал в затылке и пробормотал:

– Знаешь, а ведь я мог ударить его сильнее… Скажу больше, я хотел ударить его сильнее.

– Знаю.

– Проклятье! Я мог его убить!

– Ты бы этого не сделал, – с улыбкой возразила Клио.

Его глаза потемнели, а взгляд стал таким напряженным, что она почувствовала это, даже находясь в другом конце комнаты.

– Ты не знаешь, Клио, что я мог бы сделать для тебя.

При этих его словах ее сердце так сильно ударилось о ребра, что у нее перехватило дыхание.

– Извините, сэр… – послышался чей-то голос.

Рейф отступил в сторону, и в комнату вошли три служанки. Одна несла ванну, а две другие – ведра с горячей водой. «Молодые супруги» молчали, пока девушки наполняли ванну. На это им потребовалось больше времени, чем обычно, потому что все три украдкой посматривали на Рейфа.

Когда служанки наконец ушли, он проворчал:

– Все пошло не так, как следовало бы.

– Вероятно. Но ты выглядел потрясающе в этом наряде. – Клио взглянула на смокинг, в который все еще куталась. – Неужели ты надел его только для того, чтобы нанести моему невыносимому зятю внушительный удар с правой?

Рейф сделал неопределенный жест.

– Ну… не знаю. Но я точно знаю одно: мы с тобой должны были потанцевать. И во время танца я должен был сказать, что ты прекрасна. Ведь мне следовало сделать это еще восемь лет назад.

– О, Рейф…

– А потом, прежде чем попрощаться, я должен был отвести тебя в сторону и…

– И что? Что потом?

Рейф со вздохом сказал:

– Проверь карманы.

Клио сунула руку в карман смокинга и достала оттуда несколько листков бумаги. Неужели это ее документы?

– Рейф, ты сделал это? – спросила она с удивлением.

Он утвердительно кивнул.

– Пришлось. Ты заслужила.

– Еще раз извините, сэр.

Служанки вернулись. Теперь они принесли еще одно ведро воды, стопку полотенец и поднос, на котором стоял чайник с чаем. Имелось и какое-то мясное блюдо, судя по запаху – жаркое из кролика.

– Больше ничего, сэр? – спросила одна из девушек.

– Да, это все, – кивнул Рейф. – А для меня приготовьте ужин внизу. Я сейчас спущусь.

Девушки вышли, и из коридора тотчас донеслись шепотки и хихиканье.

– Послушай, я не могу дольше оставаться, – тихо сказал Рейф. – Иначе твоя репутация будет уничтожена.

Клио пожала плечами.

– Но они же не знают, кто я такая.

– Зато им известно, кто я. А все остальное нетрудно узнать. – Рейф тяжко вздохнул и добавил: – Ты даже представить не можешь… Мне бы хотелось, чтобы весь мир узнал о наших отношениях. И хотелось бы запереться с тобой в комнате на всю ночь. Но я пришел сегодня на бал вовсе не для этого. Я хотел… – Рейф умолк и выглянул в коридор. Убедившись, что служанки ушли, он сделал шаг в комнату, оставив дверь открытой, и вновь заговорил: – Клио, я хочу дать тебе возможность выбора, а не отнимать ее.

Она кивнула на бумаги.

– Но ты их все-таки подписал.

– Да, подписал. Я ведь уже сказал об этом.

Клио развернула бумаги, желая удостовериться. Да, все верно. На последней странице появилась его размашистая подпись.

– Ты больше не помолвлена, и я хотел сразу же тебе об этом сказать. Думал, это поможет тебе наслаждаться балом. Я был должен тебе больше, чем один вальс. Я хотел, чтобы ты почувствовала себя свободной. Чтобы могла свободно танцевать, флиртовать и посылать сплетников к черту… – Рейф снова вздохнул. – А вместо всего этого… мы здесь.

– Да, мы здесь. – И ее, Клио, сей факт нисколько не огорчал. Так что все получилось стократ лучше, чем любой вальс.

– Так вот, – продолжал Рейф, – хорошо это или плохо, но ты теперь независимая женщина. Ты можешь направиться куда угодно и делать все, что тебе заблагорассудится.

– В таком случае… – Клио медленно обошла его, приблизилась к двери и повернула в замке ключ. – В таком случае я хочу провести эту ночь с тобой.


Глава 21

В ожидании ответа Клио затаила дыхание. А Рейф замер. И не произносил ни слова. Он вообще не продемонстрировал никакой реакции. Даже не моргнул.

Но уже через несколько секунд он крепко прижимал ее к двери. А его слова прозвучали для Клио волшебной музыкой.

– Я надеялся, что ты это скажешь, – прошептал он.

Клио же обняла его за шею, улыбаясь так широко, что это мешало им целоваться.

– А я надеялась, что ты это сделаешь, – прошептала она в ответ.

А затем губы их слились в страстном поцелуе. В страстном и в то же время необыкновенно нежном. И казалось, что поцелуй этот длился бесконечно, потому что теперь в спешке не было необходимости. Можно было не бояться, что их прервут – словно они остались одни во всем мире.

Наконец, Рейф отстранился и пробормотал:

– Но мы должны по…

– Нет! – Клио в панике прижала пальцы к его губам. – Только не произноси это слово. Я приму любое другое слово на букву «п», но не это. Поесть, помыться, поругаться, подраться – что угодно, только не это!

Явно озадаченный ее заявлением, Рейф пробормотал:

– Милая, что с тобой?

– Но ты же собирался произнести слово «подождать», не так ли? – Клио заглянула ему в глаза.

Он провел ладонью по ее спине и с улыбкой ответил:

– Я хотел произнести слово «погреться». Тебе надо сначала согреться, а потом что-нибудь поесть.

– На это я согласна. Да-да, я не против.

– Не сомневаюсь, – ответил Рейф. – Сейчас я найду одеяло, и мы посмотрим, как освободить тебя от многочисленных слоев мокрого шелка. – Он вдруг стал необычайно серьезным. – Но ты ведь понимаешь, что тебе придется выйти за меня замуж.

Да, она это понимала. Клио заглянула в свое сердце – и увидела свое будущее. Их с Рейфом будущее. Увидела замок, пивоварню, детей… и летние дожди. О, почему-то они постоянно попадали под дождь…

– Этого не избежать, – сказал он, направляясь к кровати. – Вероятно, тебе хотелось не этого, но… Ты выбежала за мной в дождь, мокрая и дрожащая. Я обязан был отправить тебя обратно, однако я слишком импульсивен и… В общем, я не смог поступить так, как следовало.

– Рейф, но я…

– Увы, если от моей репутации и оставались какие-то жалкие крохи, то сегодня я их уничтожил, – продолжал он. – И единственное, что я теперь могу…

– Рейф, почему ты…

– Клио, теперь отказаться ты уже не сможешь. – Он зачем-то взял в руки подушку. – У тебя нет выбора, и ты…

– Конечно, у меня есть выбор. Подписав бумаги, ты дал мне возможность выбирать. И теперь перед тобой новая Клио. Теперь мне плевать на то, что станут говорить обо мне люди. Рейф, да оставь ты в покое эту несчастную подушечку! – Она забрала у него подушку, взбила ее и пристроила в изголовье кровати. – Что же касается замужества… Я выйду за тебя замуж просто потому, что люблю тебя.

Рейф в растерянности заморгал, и Клио с болью в сердце поняла, что он, скорее всего, никогда в жизни не слышал этих слов. Его мать умерла совсем молодой, а отец с братом… Какие бы чувства эти двое ни испытывали, они никогда не говорили о них. Ну, а женщины Рейфа… Если то, что он ей о них рассказывал, – правда…

Выходит, она, Клио, оказалась первой женщиной, сказавшей ему о своей любви. О, какое счастье!

Обвивая руками его шею, Клио воскликнула:

– Я тебя безумно люблю, Рейф Брандон!

Он какое-то время молчал, потом пробормотал:

– У тебя… лихорадка?

– Нет. – Она улыбнулась.

– Ты уверена?

– Абсолютно. – Клио прижала его ладонь к своему лбу. – Убедился?

– Я не об этой лихорадке. Ты уверена… что сказала обо мне?

– Совершенно уверена. И это началось уже давно. Точно не знаю, когда именно, но задолго до этого лета. Уже несколько лет я читала все, что могла найти о тебе и о твоей карьере. Я радовалась твоим успехам и переживала, если становилось известно, что у тебя не все в порядке. И я постоянно надоедала тебе своими бесконечными приглашениями и поздравлениями. – Клио поднесла к губам его руку и поцеловала. – Я люблю тебя, Рейф Брандон, и с пониманием отношусь к тому, что тебе трудно сразу мне поверить. Но твое недоверие ничего не меняет, и я могу повторять эту короткую фразу столько раз, сколько потребуется. А ты можешь потренироваться, чтобы привыкнуть. – Клио приняла боксерскую стойку, как он ее учил, и ткнула кулачком ему в плечо. – Я люблю тебя, я люблю тебя, я…

Он перехватил ее руку и пробормотал:

– Клио, нет, ты должна остановиться…

– Ни за что не остановлюсь. И даже чемпион Англии в тяжелом весе не заставит меня сделать это. – Окрыленная своей властью над этим огромным мужчиной, Клио снова обняла его за шею. – Я люблю тебя, Рейф, и тебе придется с этим смириться.


А он уже смирился. Ему ужасно хотелось подхватить ее на руки, прижать к себе – и больше никогда не отпускать.

– Знаешь, наверное, можно обойтись и без одеял, – сказал Рейф. – Я сам тебя согрею.

– Отличная идея! – воскликнула Клио.

И ему тоже эта идея чрезвычайно нравилась. Обнимая Клио за талию, Рейф повернул ее спиной к себе и уже во второй раз за эту неделю приступил к выполнению сложной задачи – принялся расстегивать пуговицы и расшнуровывать корсет. Только на сей раз все было по-другому – теперь Клио принадлежала ему. Да-да, принадлежала! И поэтому он должен был заботиться о ней, защищать и всячески баловать.

– Съешь что-нибудь, пока я этим занимаюсь, – посоветовал он. – А то рухнешь в обморок…

Клио потянулась за булочкой и отломила половину.

– Если ты опасался, что я почувствую… головокружение, – пробормотала она с набитым ртом, – не надо было проявлять… такую стремительность во время танца.

– Как ты можешь говорить в этом платье? – Рейф расстегнул последнюю пуговицу. – Увидев тебя в бальном зале я решил, что и сам вот-вот упаду в обморок.

Он помог Клио сбросить платье на пол и переступить через груду мокрого шелка. Далее следовала шнуровка корсета и завязки нижних юбок. Мокрые узлы было труднее развязать, чем сухие, но Рейф справился.

Когда же Клио повернулась к нему, на ней оставалась только тончайшая сорочка, которая тоже промокла и потому облепила ее тело, став почти прозрачной. Рейф пожирал глазами отвердевшие соски, плавные изгибы бедер и темный треугольник внизу живота. Он мог бы любоваться ею всю ночь, но, заметив, как она дрожит, пробормотал:

– Ох, извини… – Следовало поторопиться, так как Клио явно замерзла. – Снимай остальную одежду самостоятельно и забирайся в постель. Я разденусь и присоединюсь к тебе через минуту.

Она молча кивнула, а Рейф отвернулся и, опустившись в кресло у камина, снял сапоги, а потом очень быстро избавился от остальных предметов туалета. Держа влажную одежду перед собой, он обернулся.

Клио уже лежала в постели, и ее распущенные волосы разметались по подушке. Необычайно прелестная, она сейчас походила на картину из венецианского палаццо. И это воплощение женской красоты во все глаза смотрело на него. Наверное, такими же глазами бродячая кошка могла бы смотреть на куски мяса на рыночном прилавке.

– Я… – Она в смущении умолкла, осознав, что ее взгляд замечен. Но глаза не отвела.

Рейф отбросил одежду и развел в стороны руки, словно говоря: «Смотри, сколько хочешь».

Ее взгляд скользнул по плечам и животу Рейфа и надолго задержался на его самой мужской части. Щеки Клио тотчас приобрели совершенно новый, довольно-таки тревожный оттенок розового – Рейф даже не знал, как его назвать. Не исключено, что до этой ночи такого цвета не существовало в природе.

– Ах, не знаю, что и сказать… – в задумчивости проговорила Клио. – Ты очень большой, и все части тела у тебя очень большие.

Рейф изо всех сил старался не рассмеяться, а этот нечаянный комплимент, а также краска смущения, заливавшая шею и лицо Клио, только усугубляли положение: его естество быстро увеличивалось в размерах.

Клио протянула руку.

– Можно я…

Как будто он мог сказать «нет».

Рейф кивнул и подошел к кровати. Его плоть выступала вперед словно нос корабля. Клио коснулась его одним пальцем – и все тело Рейфа как будто оказалось в огне; он был абсолютно уверен в том, что еще никогда не испытывал ничего подобного.

Клио же в задумчивости склонила голову к плечу и пробормотала:

– Ты уверен, что это, что оно…

– Да, конечно, – кивнул Рейф.

– Что, до самого конца?..

– Не беспокойся, милая. Все будет хорошо. – Рейф лег рядом с Клио. – Мы будем действовать медленно и осторожно. А если ты захочешь, чтобы я остановился, достаточно будет только сказать. – Он нежно обнял любимую и прижал к себе. – Так теплее?

Клио молча кивнула, и Рейф тотчас же склонился над ней, чтобы поцеловать. Она с готовностью подалась ему навстречу, а он, чмокнув ее в ухо, принялся покрывать поцелуями ее шею и плечи, а затем – груди; целуя одну, он одновременно ласкал другую, с наслаждением вдыхая фиалковый аромат ее кожи.

«Неужели все это – правда?» – спрашивал он себя. Даже если они проживут очень долго и будут заниматься любовью еще лет пятьдесят – а Рейф надеялся, что так и будет, – он всегда будет удивляться тому, что Клио захотела именно его. Ведь его большое сильное тело, покрытое шрамами, совсем не соответствовало ее нежному совершенству.

Уложив ее на спину, он заглянул ей в лицо и тихо сказал:

– Милая, обещаю, тебе понравится. Ты испытаешь наслаждение, и я хочу… услышать «тортовые» звуки. Нет, не так. Я хочу услышать «рейфовые» звуки.

Клио тихонько засмеялась. Когда же он погладил ее обнаженное бедро, смех перешел во вздохи удовольствия.

– Именно так, моя девочка. Тогда начнем.

Он принялся покрывать поцелуями ее живот, постепенно опускаясь все ниже. Клио вздрогнула, когда губы его коснулись ее лона, но Рейф тут же прошептал:

– Все будет хорошо. Доверься мне, милая.

– Я верю тебе, – шепнула она в ответ.

Рейф не торопился. Сначала он ласкал ее, осторожно проникая пальцами между складок. Ее страстные стоны ободрили его, и тогда он, раздвинув ноги девушки еще шире, коснулся языком крошечного бугорка – средоточия женственности. Клио снова вздрогнула, но это его не остановило, и он продолжал ее ласкать.

– Рейф… – Она тронула его за плечо. – Рейф, ты уверен…

– Все в порядке, милая. – Он раздвинул складки пошире. – Все прекрасно. И ты прекрасна.

В следующее мгновение Клио содрогнулась всем телом, и из горла ее вырвались громкие стоны.

– Еще, еще!.. – стонала она.

Рейф тоже невольно застонал. В какой-то момент, осознав, что не может больше терпеть, он подвинулся повыше, и его возбужденная плоть оказалась между нежных складок. Но он не делал попыток войти в нее – лишь осторожно двигался, лаская ее, возбуждая и доводя до безумия.

– О, Рейф, быстрее!.. – прокричала Клио, задыхаясь от желания. – О, пожалуйста, быстрее!.. – снова закричала она, судорожно вцепившись в простыни.

Уже приготовившись войти в нее, Рейф прошептал:

– Скажи, что ты хочешь этого.

– Хочу, хочу!.. – прохрипела Клио.

– Скажи, что ты хочешь… именно меня, – потребовал Рейф.

Тут Клио посмотрела прямо ему в глаза и отчетливо проговорила:

– Рейф, я хочу тебя – и только тебя.

Входя в нее, он почувствовал себя счастливейшим из смертных – человеком, владеющим ключами от рая. При этом Рейф по-прежнему сдерживал себя и старался действовать как можно осторожнее. Заметив, что Клио чуть поморщилась, он замер и проговорил:

– Если тебе больно, то я могу…

– Нет-нет, только не останавливайся. Мне нравится. Я люблю тебя. Просто… тебя очень много… и все надо любить. Прояви терпение.

«Она предложила мне проявить терпение?..» – изумился Рейф. А впрочем, все верно. Ведь терпение было ее сильной стороной, а не его. Он-то был искушен в терпении примерно так же, как в вышивании крестиком, и сейчас ему ужасно хотелось войти в нее до конца одним мощным толчком.

Чуть помедлив, он просунул руку между их телами и прикоснулся к Клио в самом чувствительном месте. Медленные круги, описываемые подушечкой пальца, были сейчас единственными движениями, и он, напрягая все мышцы, заставлял свое тело оставаться в полном покое.

Вскоре дыхание Клио сделалось прерывистым, и она беспокойно зашевелилась, то и дело приподнимая бедра и раз за разом принимая его в себя чуть глубже. Ее стоны и вздохи становились все громче, а Рейф, оставаясь в неподвижности, ежесекундно говорил себе: «Прояви терпение, прояви терпение…»

Когда же Клио накрыли волны оргазма, Рейф, утратив над собой контроль, стремительно ворвался в нее, отчаянно надеясь, что наслаждение заглушит боль.

«Наконец-то!» – мысленно воскликнул он. И тут же понял, что и сам уже близок к разрядке – очевидно, слишком уж долго он сдерживал себя.

– Держись за меня, – прохрипел он, чуть приподнимаясь и выходя из нее. – Держись покрепче.

Клио тут же обхватила его руками и ногами, и когда Рейф снова вошел в нее, ему почудилось, что он ворвался прямиком в рай. О боже, какие сладостные и восхитительные ощущения! Ощущения, которых он ждал так долго… Да-да, теперь-то, наконец, невеста его брата стала его, Рейфа, невестой! Именно с этой мыслью он стал двигаться все быстрее и быстрее.

А Клио по-прежнему обнимала его и сладостно стонала.


Глава 22

Утром же выяснилось, что Клио, оказывается, не вполне была готова к пониманию одного факта.

– Теперь мы должны спланировать свадьбу, – сказал Рейф на рассвете, надевая рубашку.

– Да?.. – удивилась Клио. И даже перестала застегивать сорочку. – А зачем?

– Ну, если все это… – Рейф бросил многозначительный взгляд на смятую постель. – Если все это мне не приснилось, то… Я думаю, ты должна меня понимать.

Клио улыбнулась.

– Тебе ничего не приснилось. – И ей тоже. Ночь, проведенная с Рейфом, была волшебной, но при этом – совершенно реальной.

После первого раза они встали, приняли ванну и поужинали. А потом какое-то время разговаривали и уснули в объятиях друг друга. Но ненадолго. Рейф постоянно будил любимую поцелуями, которые быстро перерастали в нечто большее. И так продолжалось всю ночь – любовь, сон, а затем снова любовь. Словно они пытались наверстать упущенное.

– Мне очень нравится мысль о браке, но немного смущает необходимость планировать свадьбу, – объяснила Клио. – Ты уже нес меня по лестнице в свадебном платье. И торт мы ели. Да и первая ночь у нас была. И вообще, я была бы счастлива выйти замуж даже посреди чистого поля в старом платье, – но только за мужчину, которого люблю.

– Простота меня вполне устраивает, – согласился Рейф. – Пожалуй, я не стану жаловаться на недостаток лент, бантов и цветов.

Улыбнувшись, Клио потянулась за корсетом.

– Конечно, мне бы хотелось, чтобы на свадьбе присутствовали мои сестры. Они временами раздражают, но без них моя свадьба будет не такой, как следовало бы…

Рейф промолчал, и Клио тотчас пожалела о своих последних словах. Да, ее-то сестры непременно придут на свадьбу, но брат Рейфа никогда к ним не придет. Пирс больше не будет с ними общаться.

Рейф от многого отказался ради нее. Клио не верила, что достойна подобных жертв и потому дала себе клятву любить его сильно-сильно – чтобы он никогда не почувствовал себя обделенным.

Она взглянула на корсет – и тут ей в голову пришла неожиданная мысль. Собравшись с духом, Клио проговорила:

– Помнишь, ты мне однажды сказал, что когда-то в юности не мог на меня смотреть, так как сразу же начинал воображать, что заставляешь меня делать безнравственные вещи?

Рейф кивнул.

– Да, помню.

Клио отбросила корсет и подошла к нему в одной сорочке и в чулках.

– Заставь меня делать безнравственные вещи.

Рейф молча посмотрел на нее и, казалось, задумался о чем-то.

– Итак… – Клио вскинула подбородок.

Он медленно подошел к креслу и сел. Когда же заговорил, его голос был низким и бархатным, как грех.

– Сними сорочку, но оставь чулки.

Густо покраснев, Клио стала расстегивать пуговицы, которые только что застегнула. А Рейф пристально следил, как она раздевалась, и от его внимательного взгляда спрятаться было некуда. Конечно, все происходившее было ее идеей, но все же она чувствовала себя до странности робкой и уязвимой.

– Так, хорошо… – кивнул Рейф, окинув ее взглядом. – А теперь подойди и раздень меня.

Клио подошла к креслу мягкой кошачьей походкой. Дрожащими руками она взялась за подол рубашки Рейфа и потянула его вверх, постепенно обнажая скульптурный мужской торс. И она почти сразу поняла, что теперь все будет не так, как ночью. Главное же отличие состояло в том, что вокруг было светло и они могли отчетливо видеть друг друга. Только Рейф был идеально сложен, так что его телом нельзя было не восхищаться, а вот она… Впрочем, Рейфу, как ни странно, нравилось ее тело, и в эти мгновения он внимательно рассматривал ее. Когда же она стаскивала с него рубашку, то случайно коснулась грудью его щеки, и он, как ей показалось, едва сдержал стон. Клио же опустила глаза на его штаны. Пока он сидел, их нельзя было снять.

– Ты собираешься встать? – спросила она.

– Нет. – Рейф покачал головой. И Клио потребовалось время, чтобы сообразить: для выполнения его просьбы ей придется опуститься на колени (идея показалась ей шокирующей и вместе с тем – возбуждающей).

Через несколько секунд она спустила с Рейфа штаны, и он приподнялся лишь совсем немного, чтобы ей помочь. А в следующее мгновение перед ней возникла возбужденная мужская плоть, направленная ей прямо в лицо. Смутившись, Клио отвела глаза.

– Смотри! – потребовал Рейф. – Смотри на все, что ты делаешь.

Ее щеки стали пунцовыми, но ведь она сама предложила эту игру, не так ли? И Клио уставилась на мужское достоинство, приобретавшее весьма впечатляющие размеры. «Неужели это сделала я?» – промелькнуло у нее. Что ж, если так, то у нее имелись все основания гордиться собой.

– Я правильно делаю? – спросила она, поглаживая возбужденную плоть.

– Да. А теперь… – У Рейфа перехватило дыхание. – А теперь поласкай меня губами и языком.

Эта странная просьба вновь ее смутила, но, как и в прошлый раз, идея показалась ей необыкновенно возбуждающей.

Наклонив голову, Клио неуверенно коснулась мужской плоти кончиком языка.

– Так? – спросила она.

– Да, так… – простонал Рейф. – И еще – губами…

Немного помедлив, Клио снова лизнула мужской орган, а затем приоткрыла рот, и губы ее сомкнулись на возбужденной плоти Рейфа. У него опять перехватило дыхание, и он прохрипел:

– Да-да, так, именно так…

И уже через несколько секунд Клио с удивлением осознала, что ее ужасно возбуждало это странное действо. И конечно же, она наслаждалась стонами Рейфа – ведь он издавал их, реагируя на ее, Клио, ласки!

– О… подожди… – пробормотал Рейф неожиданно.

В следующее мгновение, почувствовав, что он осторожно отстраняет ее от себя, Клио, недовольная, пробурчала:

– Ну почему?..

– Встань, – сказал Рейф. – Раздвинь ноги и сядь на меня верхом.

Клио тут же подчинилась, а Рейф добавил:

– Приподними груди и поднеси их к моим губам.

Она так и поступила. И в тот же миг содрогнулась, тихо застонав – Рейф принялся ласкать ее груди, целуя их и легонько прикусывая соски. Но вскоре она поняла, что ей этого мало и, содрогнувшись, простонала:

– О, Рейф, пожалуйста, я хочу, мне надо…

– Чего ты хочешь, любовь моя? Скажи…

– Хочу тебя!.. – выдохнула Клио.

Рейф улыбнулся и прошептал:

– Но я же здесь, рядом.

– Ты знаешь, что я имею в виду. – Она стала ерзать у него на коленях. – Я хочу… чтобы ты был во мне.

– Так? – Рейф проник в нее пальцем.

«Вот дьявол!.. Ведь точно знает, что мне нужно», – подумала Клио с раздражением. И вдруг завопила:

– Рейф, я не могу больше терпеть!

Он тихо рассмеялся и, чуть приподнимая ее, проговорил:

– Ну, тогда действуй. – Он положил ладони на подлокотники кресла.

И Клио стала опускаться на него все ниже и ниже, принимая его в себя.

– А теперь смотри. – Он через некоторое время повернул ее голову к туалетному столику. – Посмотри на себя.

Их отражение заполнило зеркало. Причем сразу же бросались в глаза мускулистые руки Рейфа, лежавшие на подлокотниках кресла, и ее, Клио, груди, ритмично покачивавшиеся в такт ее же движениям – она то приподнималась, то опускалась.

А затем его руки легли ей на талию: Рейф помогал ей поддерживать более быстрый ритм. Клио же, уткнувшись лицом ему в шею, тихонько стонала, наслаждаясь чудесными ощущениями, которые невозможно было описать словами.

Волна наслаждения захлестнула ее так быстро, что она не успела этого осознать. Содрогнувшись всем телом, Клио вскрикнула – и затихла, обмякла в руках любимого мужчины. Отдышавшись, пробормотала:

– Все вышло не так, как я думала… Ведь это я должна была доставлять тебе безнравственные удовольствия.

– Так и было, моя милая, уверяю тебя.

В следующее мгновение их губы встретились, и это очень походило на их первый поцелуй в башне – нежный, долгий и сладостный. При этом Рейф все еще находился в ней – большой, твердый и до крайности возбужденный.

– А как же ты?.. – в некотором смущении пробормотала Клио. Наклонившись, она поцеловала его в шею.

– О, я об этом не забыл, – ответил Рейф с усмешкой. И в тот же миг начал медленно двигаться.

Однако толчки его становились все энергичнее, и вскоре из груди Клио стали вырываться звуки, напоминавшие то всхлипывания, то стоны. Рейф же двигался все быстрее, и Клио казалось, что его плоть становилась все больше и тверже.

В какой-то момент Рейф схватил ее за волосы и впился в ее губы страстным поцелуем. Когда же поцелуй прервался, он немного отстранил ее от себя и заглянул ей в глаза.

– Смотри! – потребовал он. – Смотри, что ты со мной делаешь.

Клио подчинилась и увидела в его пылавших зеленых глазах не только страсть, но и еще что-то… И это «что-то»… «Это может быть только любовью», – промелькнуло у нее.

– Я знаю, – прошептала она. – Поверь, все будет хорошо.

В следующее мгновение Рейф сделал еще несколько мощных толчков и, содрогнувшись всем телом, глухо застонал и замер в изнеможении.

Через минуту-другую, немного отдышавшись, он пробормотал:

– Это было… – Он сделал глубокий вдох – ему все еще не хватало дыхания.

– Это было прекрасно, – сказала Клио, поглаживая его по плечам. – А теперь… Поехали домой.


Глава 23

Рейф нанял для Клио экипаж, а сам поехал верхом. Он вполне мог бы сесть рядом с ней, но у него имелись причины оставить ее одну. После их ночных игр она наверняка испытывала дискомфорт, если не боль; а он не был уверен в том, что сможет провести с ней два часа наедине, не воспользовавшись этим уединением.

Кроме того, ему следовало многое обдумать…

Во-первых, устроив Клио в замке, он должен будет отправиться в Дувр и дожидаться там Пирса. Встреча, конечно же, будет нелегкой. Ведь он собирался ошеломить брата сообщением о том, что его, Пирса, невеста уже таковой не является. Тем не менее Рейф полагал, что услышать эту новость брат должен был именно от него.

И еще оставались такие проблемы, как, например, серьезный разговор с сэром Тедди Камбурном.

Однако по возвращении в замок выяснилось, что этот разговор откладывается.

– Как странно… – в задумчивости пробормотала Клио, переговорив с Анной и переодевшись в повседневное платье. – Оказывается, мы приехали раньше них. Должно быть, бал закончился слишком поздно. То есть уже утром.

– Не исключено, что они просто не пожелали ехать в дождь, – предположил Рейф.

– Что ж, вот и хорошо, – кивнула Клио. Они с Рейфом вошли в гостиную, она шепотом добавила: – На балу все считали, что ты повез меня домой вчера вечером. А в замке все думают, что мы оставались в доме Пеннингтонов до утра. Так что никому ничего не придется объяснять, пока не приедет Пирс.

– Я не буду ждать приезда Пирса, – сказал Рейф и сообщил о своем намерении ехать в Дувр.

– В Дувр? – удивилась Клио. – Но ведь с ним должна говорить я. Мы с тобой об этом договаривались… и даже практиковались.

– С тех пор все изменилось. На документах – моя подпись, и брат должен услышать объяснения именно от меня.

– Но я всю дорогу продумывала речь!.. – воскликнула Клио. – И у меня появилась блестящая идея…

Они вышли в коридор, и Клио провела Рейфа в комнату, которая, судя по всему, была ее кабинетом; здесь на полках лежали расчетные книги, на стене же висела карта окрестных земель, а также всевозможные архитектурные наброски.

– Сядь, пожалуйста, в кресло и снова стань Пирсом, – сказала Клио.

Рейф подчинился.

– Уже сижу. Что дальше?

– Между прочим, у меня тут есть наброски печи для сушки хмеля и проект пивоварни. – Она потянулась за какой-то книгой. – Я сделала расчеты, показывающие, сколько будет стоить переустройство здешних полей под хмель. Но прежде чем мы перейдем к этому, взгляни сюда. – С этими словами Клио положила перед Рейфом две толстые книги, одну в синем переплете, другую – в красном.

Рейф тяжко вздохнул и пробормотал:

– Кулинарные книги?

– Подожди минутку, сейчас все поймешь. – Клио раскрыла книгу в синем переплете – раскрыла на содержании. – Это действительно кулинарная книга моей матери, и она купила ее, когда вышла замуж. – Раскрыв вторую книгу на той же странице, Клио пояснила: – А это – новое издание, которое мне подарили на восемнадцатый день рождения. Если ты сравнишь содержание, то сразу поймешь: книги по большей части одинаковы, но есть некоторая разница. Сможешь ее найти?

– На первый взгляд? Нет, конечно, – пробурчал Рейф; у него не хватало терпения, чтобы внимательно прочитать обе страницы.

– Карри. – Клио ткнула пальцем в середину страницы. – И еще – пунш из арака. Видишь?

Рейф молча кивнул и принялся барабанить пальцами по столу, явно выражая нетерпение.

– В книге моей матери не было ни одного индийского блюда, – продолжала Клио. – А сегодня без индийских специй не обходится ни один рецепт.

Рейф поднял на нее глаза и пожал плечами, как бы давая понять, что по-прежнему ничего не понимает.

– Есть и кое-что еще… – Клио протянула ему небольшой лоскут яркой ткани. – Вот, видишь?

Рейф повертел его в руках. Лоскут как лоскут. С рисунком.

– И что я должен с этим делать? – спросил он.

– Просто посмотри. И подумай.

Рейф кивнул и снова взглянул на лоскут. После чего подумал. Впрочем, он понятия не имел, что следовало думать о нескольких цветках и спиральках, изображенных на дешевой хлопковой ткани.

– Это ситец, – сказала Клио. – Когда я была девочкой, все покупали индийский ситец. Он шел на занавески, платки, покрывала… А потом его перестали ввозить.

Рейф нахмурился и проворчал:

– Я не могу играть роль Пирса в этой пьесе. Это он путешественник, а не я.

– Нет-нет, речь идет об Англии, и ты – самый подходящий человек, – в волнении продолжала Клио. – А суть в следующем… Видишь ли, то, что производится в Индии, время от времени прибывает в Англию и становится здесь последней модой. Это справедливо для карри, справедливо для ситца – и отчасти будет справедливо для пива. Вот, смотри… – Клио раскрыла бухгалтерскую книгу, как бы предъявляя очередное доказательство своей правоты.

Вырезки из газет? Проклятье, опять чтение! Рейф невольно вздохнул и, прищурившись, прочитал несколько строк.

– Значит, было кораблекрушение? – пробормотал он.

– Нас интересует не крушение корабля, а груз. – Клио указала на одну из строчек. – Полагают, что на корабле перевозили новый сорт светлого эля. Производители на севере уже несколько лет изготавливают его специально для Индии. Тамошний климат не подходит для пивоварения. Дополнительное же количество хмеля при варке помогает продукту пережить морское путешествие. Эль пользуется огромным спросом у живущих там англичан. Пирс упоминал об этом в одном из своих писем.

– Но ты ведь сама только что сказала, что его уже варят на севере…

– Да, верно! – Клио присела на стол. – Его у нас варят для экспорта. И сейчас самое время для того, чтобы застолбить для себя долю на внутреннем рынке. Возвращаясь домой, люди вроде Пирса, наверняка хотят получить продукт, к которому привыкли за границей. А со временем этот эль распробуют у нас и многие другие. Именно так было с карри и ситцем. Следующее поколение англичан, возможно, вообще не будет пить портер. Люди выберут светлый эль в индийском стиле. Я в этом уверена!.. – Клио умолкла, чтобы перевести дух. Отдышавшись, спросила: – Ну как, я тебя убедила?

Рейф откинулся на спинку кресла и, глядя на нее с восхищением, пробормотал:

– Думаю, тебе надо было стать адвокатом.

– Но у меня совершенно другие планы, и они мне нравятся гораздо больше. – Клио радостно улыбнулась. – Я очень надеюсь, ты станешь моим коммерческим партнером.

– Ты просишь Пирса… стать твоим партнером? – изумился Рейф.

– Нет, конечно! – Она засмеялась. – Тебя, а не его.

Рейф молчал, не зная, что на это ответить.

– Я знала, что ты будешь колебаться, и приготовилась к этому, – продолжала Клио. – Поэтому слушай дальше…

«А может, не надо?!» – мысленно взмолился Рейф.

– Забудь все, что я говорила о вбивании кружек в стены. – Клио прошлась по комнате и, указав на дверь, сказала: – Представь свое имя на двери кабинета – вот здесь. «Лорд Рейф Брандон, совладелец пивоварни Брандонов»!

– Милая, но я…

– Нет, помолчи. Я только начала. – Клио окинула взглядом комнату. – И представь, что это – твой кабинет. У тебя будут документы и бухгалтерские книги. А здесь будет сидеть секретарша. – Она подбежала к маленькому столику у стены и, усевшись за него, изобразила служебное рвение. – Должна ли я записать вашу последнюю мысль, милорд?

– Секретарша? Отличная идея, – усмехнулся Рейф. – Но только в том случае, если она будет такая же хорошенькая, как ты.

– Знаешь, я передумала. У тебя будет секретарь. Лысеющий мужчина средних лет. Человек очень опытный. – Клио встала и направилась к двери. – И к тебе будут приходить самые разные люди. Весь день.

Клио выбежала за дверь и через минуту вернулась – в старом плаще и в шляпе. Сжимая в руке садовые грабли, она воскликнула:

– А вот и фермеры!

Снова выскочив за дверь, она вернулась с пивной кружкой в одной руке, а другой придерживала над верхней губой фальшивые усы.

– А теперь – пивовары!

Рейф из последних сил удерживался от смеха. И было очевидно, что он проиграл. Эта сумасбродная женщина очаровала его. Да-да, сумасбродная – но очаровательная.

Клио же опять исчезла за дверью. И через некоторое время Рейф увидел Эллингворта – в цилиндре и в очках. А откуда-то из коридора послышался голос Клио:

– И даже эсквайры пожаловали…

Теперь уже Рейф не мог не рассмеяться. А Клио, появившаяся из-за двери, ласково потрепала бульдога за ушами и добавила:

– Впрочем, появление эсквайров маловероятно. Равно как и барристеров. Разве что солиситоры могут зайти…

– Милая, но я не приспособлен для кабинетной работы.

– Нет, у тебя будет не только кабинет, – возразила Клио. – Если в кабинете тебе станет скучно, ты сможешь пройтись по полям, поговорить с бондарем о новых бочонках или попробовать новую продукцию. Ты сможешь пить сколько угодно пива. – Она подпрыгнула и села перед Рейфом на стол, болтая ногами. – Неужели ты не чувствуешь искушения?

Искушение?.. О боже, он чувствовал, что находится на пороге ада. Картина, которую нарисовала эта очаровательная женщина, соблазнила бы даже святого. Но если разобраться, что она предлагала? Управление, ведение бухгалтерских книг, переписка…

– Ну, что скажешь? – Клио ерзала от нетерпения.

– Милая, я собираюсь тебя обеспечивать, – сказал Рейф. – И буду заботиться о тебе. Но я боец, а не клерк, понимаешь?

Рейф слишком хорошо себя знал. Конечно, он мог попробовать себя в новом деле, мог дать обещание и приложить максимум стараний… но надолго его не хватит. И в итоге он все равно обманет Клио.

– Дорогая, сейчас об этом и речи нет. Я должен вернуться на ринг. Как только мы поженимся, я возобновлю тренировки и…

– Как только мы поженимся? Ты намерен тренироваться для матча-реванша с Дьюбоузом?

– Конечно. И если тебя интересует пивоварение, то ты тоже этого захочешь. Никто не станет покупать эль Брандона-неудачника. Так что я тебе больше помогу, вернув себе чемпионский титул.

– Ты мне больше поможешь, если сохранишь здоровье. Я люблю тебя, Рейф, и мне невыносима мысль о том, что я могу тебя потерять.

Любовь?.. Черт возьми, он всю жизнь ждал этого слова, а теперь почему-то не испытывал радости.

– Ты меня не потеряешь. – Рейф встал и обнял Клио за плечи. – Я занимался этим годами и уцелел. У тебя нет ни одной разумной причины волноваться.

– Нет, есть. Причина первая: тебя могут убить. – Она загнула палец. – Причина вторая: тебя могут покалечить. Причина третья: ты можешь убить или покалечить своего противника. Причина четвертая: тебя могут арестовать, обвинить, осудить и отправить в Австралию – и тогда мы никогда больше не увидимся. По-моему, этих четырех причин вполне достаточно.

– Ничего такого не будет, – буркнул Рейф.

– Нет, все эти причины вполне вероятны. И то, что ничего подобного не было раньше, вовсе не значит, что этого никогда не случится.

– Ты не веришь в меня… – Рейф вздохнул.

– Ошибаешься, верю! – воскликнула Клио. – Но я также знаю, что Джек Дьюбоуз – грозный противник. Я давно слежу за спортивными событиями, поэтому знаю, что он легко победил Грейди. И знаю, что он сделал с Филлипсом. Спортивные газеты писали, что тот больше никогда не сможет драться.

– Он непременно будет драться, – возразил Рейф. – Я нисколько в этом не сомневаюсь.

– И я собственными глазами видела, что Дьюбоуз сделал с тобой, – продолжала Клио. – Поверь, я никогда в жизни этого не забуду. Я помню каждый синяк, каждую ссадину… – Она коснулась пальцем сломанного носа.

– Именно поэтому я и не могу завершить свою спортивную карьеру таким образом, – заявил Рейф. – Я обязан доказать всем – и самому себе! – что я настоящий чемпион, а не какой-нибудь драчун и скандалист…

– Так и не будь скандалистом. Рейф, у тебя ведь множество талантов… Ты можешь лучше распорядиться своей жизнью.

Лучше? Рейф невольно сжал кулаки. Что может быть лучше, чем отстоять свой титул чемпиона Англии? Многие посчитали бы это впечатляющим достижением.

– Многие ли могут сказать, что они – лучшие хоть в чем-то?.. – пробормотал Рейф. – Впрочем, мы уже говорили об этом. Не надо спасать меня от спорта, который я люблю. Я думал… Я надеялся, что ты понимаешь меня, Клио.

Клио тихонько вздохнула.

– А я, Рейф, надеялась, что ты поймешь меня. Восемь лет я ждала твоего брата. Ради его карьеры… И вот теперь, даже после всего, что было между нами ночью, я узнаю, что занимаю второе место и в твоей жизни. А на первом – тоже карьера.

– Нет-нет, все не так. – Рейф покачал головой. – Речь вовсе не о том, что на первом, втором или третьем месте. Спорт – часть меня самого. И отказаться от него… Это как если бы я отказался от руки.

– Я никогда не требовала, чтобы ты отказался от борьбы. Я только спросила, если ли какая-то возможность реализовать себя в спорте, не связанном с риском для жизни, хотя в первые месяцы после свадьбы… – Клио снова вздохнула. – А если тебе не нравится пивоварение, то, возможно, ты захочешь открыть здесь школу. Боксерскую школу. Ты будешь прекрасным учителем.

– Чтобы тренировать идиотов вроде Тедди Камбурна? Благодарю покорно.

– Не обязательно учить богатых джентльменов. Можно заняться уличными мальчишками.

Рейф покачал головой.

– Нет-нет. Конечно, идея хороша, но реализовать ее можно будет потом, когда у нас будет стабильный доход. А пока… На сиротах много не заработаешь. – А он должен был зарабатывать деньги, чтобы обеспечить жену всем необходимым.

Конечно, можно было бы жить на приданое Клио и доходы от замка, но его гордость требовала, чтобы он внес свою лепту. И Рейф был уверен, что сможет это сделать, вернувшись на ринг. А вот сидя в кабинете… В этом случае он мог только проиграть.

– Клио, я не могу… Пойми, я просто не могу заниматься такими вещами. И вовсе не потому, что не хочу или слишком ленив, чтобы попытаться. Я не в состоянии сосредоточиться на бухгалтерии, книгах и расписаниях. При такой жизни я почувствую себя так… словно застрял в пчелином улье. И в результате окончательно потеряю интерес ко всему этому…

– Потеряешь интерес? – переспросила Клио.

Рейф сокрушенно пожал плечами.

– Только так я могу это объяснить.

Клио прикусила губу и пристально взглянула на него.

– А когда ты утратишь интерес ко мне?

– О, это совсем другое дело… К тебе я никогда не…

– Но как я могу быть в этом уверена? – перебила Клио.

– А как ты можешь задавать подобные вопросы? – проворчал Рейф. Он-то считал, что его слова звучали достаточно убедительно. – Милая, пойми, бой – это моя сущность, – продолжал он. – А если тебе нужен мужчина, который будет счастлив, перекладывая бумаги на столе, то тебе, вероятно, следует выйти замуж за Пирса. – Едва сказав эти слова, Рейф пожалел о них. Ох, какой же он идиот…

Клио поморщилась и тихо проговорила:

– Даже не верится, что ты это сказал.

Рейф тяжело вздохнул. Проклятье!.. Вся его жизнь была чередой опрометчивых поступков и слов, которые ему хотелось бы взять назад. И вот сейчас он в очередной раз произнес такие слова… Впрочем, он прекрасно знал, что рано или поздно это случится. Но что же теперь делать?..

Наверное, в нем слишком много от дьявола, и он обречен отталкивать людей, которых любил больше всего на свете. И если он теперь потеряет Клио, значит, заслужил это. А для нее так будет даже лучше.

– Послушай, милая, я не должен был…

И в этот момент – совершенно некстати – в дверях возник Бруизер.

– А вот и вы!.. – жизнерадостно воскликнул он. – Надеюсь, вам понравился бал. Знаете, у меня хорошие новости…

Хорошие новости? Рейф в этом сильно сомневался и яростным жестом предложил приятелю заткнуться. Бруизер, понятно, этот жест проигнорировал.

– Во-первых, мисс Уитмор, рад сообщить вам, что ваше кольцо… наконец-то появилось.

– Неужели? – усмехнулась Клио. – Хм… удивительно вовремя. Мы как раз обсуждали свадебные планы. Правда, Рейф?

«Проклятье!» – мысленно воскликнул тот.

– А во-вторых, ваши новые платья уже доставлены из Лондона, – продолжал Бруизер. – Платья сшиты по вашим меркам, и, на мой взгляд, они великолепны. Модистки ждут в гостиной.

Рейф покачал головой.

– Нет, она не хочет…

– Хочу! – заявила Клио, окинув Рейфа холодным взглядом. – Очень даже хочу, мистер Монтегю. Не могу дождаться, когда смогу примерить новые платья.


Глава 24

На самом деле примерка роскошных платьев – последнее, чего бы хотелось Клио этим утром. Но им с Рейфом следовало отдохнуть друг от друга, и примерка показалась ей хорошим поводом.

Целую неделю Рейф убеждал ее в том, что нельзя расторгать помолвку, длившуюся восемь лет. И вот теперь они один раз поспорили – и он уже готов отказаться от их помолвки? Как-то уж очень быстро он менял свои взгляды…

«…Тебе, вероятно, следует выйти замуж за Пирса». Подумать только!.. Он сказал ей это сразу же после их первой ночи!..

Но Клио знала: на самом деле Рейф вовсе не имел в виду то, что у него непроизвольно вырвалось. Она сама была виновата. Не следовало на него давить, не следовало предлагать Рейфу то, что было ему чуждо. И ведь он же ее предупреждал, говорил, что балы, гостиные, классные комнаты, кабинеты – все это не для него. Когда он чувствовал себя не в своей тарелке, обязательно происходило что-то плохое.

И Рейф все это прекрасно понимал, поэтому нашел свой собственный путь в жизни, позволивший ему не только добиться успеха, но даже процветать. И если она хотела построить с ним жизнь, то ей следовало понимать и уважать его желания.

Клио считала, что должна перед ним извиниться, но она не была уверена, что он готов ее слушать. «Так что пока можно и примерить платье», – решила она. Она как раз направлялась в гостиную, когда услышала, что к парадному входу подъехал экипаж. Из него друг за другом стали выходить члены ее семьи. Клио встретила их в вестибюле.

– Феба, как ты?

– Очень устала. – С этими словами девушка удалилась в направлении библиотеки. «Что ж, за нее можно не беспокоиться, – подумала Клио. – Феба в своем репертуаре».

Когда же появились Дафна и Тедди, Клио присела в реверансе перед зятем. Тот молча сдернул с головы шляпу, чтобы получше был виден огромный синяк на скуле, и, даже не кивнув ей, проследовал наверх. А Дафна осталась, чтобы объясниться.

– Клио, тебе следовало бы поблагодарить нас. Из-за тебя мы злоупотребили гостеприимством Пеннингтонов.

– Ты злоупотребила гостеприимством?.. Трудно поверить…

– Я решила, что мы должны оставаться на балу до самого конца, – пояснила Дафна. – Надо же было развеять слухи… И Тедди вел себя безупречно. Он весело смеялся, объяснив нападение дикаря Брандона как спортивное состязание между друзьями. Всем, кто спрашивал, мы говорили, что тебе внезапно стало плохо и лорд Рейф повез тебя домой. – Сестра внимательно посмотрела на Клио. – Надеюсь, так и было. Я права?

– Более или менее, – уклончиво ответила Клио. Конечно, события развивались не совсем так, как изложила Дафна. Кроме того, произошло еще кое-что… Но в какой-то момент ей действительно стало плохо, не так ли?

– Вот и хорошо, – буркнула Дафна. – Но учти, если ты не хочешь, чтобы весь свет считал меня лгуньей, свадьба должна быть эффектной. И скорой.

Клио кивнула и повела сестру в комнату, примыкавшую к гостиной.

– Возможно, так и будет, – сказала она.

Ее давно уже ожидали модистки и их помощницы. Комната же, казалось, была покрыта белой пеной. Как пирожное безе.

Повернувшись к Дафне, Клио произнесла слова, которые ее сестра уже давно желала услышать:

– Дорогая, сделай меня красивой.


– Это какое-то безумие… – пробурчал Рейф. За эту неделю он провел столько времени в гостиных, что ему хватило бы на всю оставшуюся жизнь. И он совершенно не желал видеть Клио в платье, предназначенном не для их свадьбы. – Может, нам стоит уехать? – добавил он в растерянности.

– Ты что, спятил? – отозвался Бруизер, прижимавший ухо к замочной скважине. – Мы никуда не уедем. Рейф, ты понятия не имеешь, что мне пришлось пережить за последние несколько дней. Устроить доставку из Лондона платьев и модисток было очень трудно, но это проклятое кольцо… За него ты со мной никогда не расплатишься.

Рейфу нечего было возразить. Он действительно многим был обязан Бруизеру. К тому же его тренер – единственный человек, встретившийся ему в жизни, которого он не сумел от себя оттолкнуть. Что же касается Клио… Он любит ее и сделает все возможное, чтобы ее удержать. Она давно уже жила в его сердце, и он поведает ей об этом, как только она выйдет из гостиной.

– Она идет, встань, – внезапно послышался шепот Бруизера.

Рейф едва успел подняться со стула; в следующее мгновение дверь смежной комнаты распахнулась, и он замер – словно окаменел.

Великий боже! У него не было ни единого шанса. Это был чистой воды нокаут. Бруизер же одобрительно прищелкнул языком и проговорил:

– Неплохо, очень даже неплохо.

Но Рейф не видел платья. Наверное, оно было белым – по крайней мере, так он полагал. Хотя могло быть бледно-желтым или цвета слоновой кости. Вероятно, платье было из шелка. Украшенное кружевами. Не исключено, что оно также было украшено и бриллиантами. Или жемчужинами. Но он ничего этого не видел, потому что видел только ее. Платье же казалось мастерски сделанной оправой, позволившей бриллианту еще ярче засиять.

– Ну?.. – спросила Дафна. – Что вы об этом думаете?

Что он думает? Странный вопрос. Да ничего он не думает. Просто восхищается. А слова… Конечно, он должен был что-то сказать, но у него не было слов. Ему даже дышать было трудно.

– Изысканно, весьма изысканно… – послышалось со стороны двери.

Рейф не видел того, кто произнес эти слова, но тотчас же узнал голос. И теперь, когда старого маркиза не стало, этот голос мог принадлежать только одному человеку.

– О боже, Пирс! – воскликнула Клио.

Да, это был Пирс. Причем, всякий раз, как Рейф его видел, Пирс все больше становился похож на отца. Высокий, сильный, но худощавый. В темных волосах уже появились серебряные нити. Аристократическое лицо – и ледяные голубые глаза, которые видели все и во всем отмечали недостатки.

– Не могу поверить, что ты здесь, – пробормотала Клио.

– Да, это я. Теперь я вернулся в Англию навсегда. Должен сказать, что нет ничего лучше такого возвращения. – Пирс перевел взгляд на Рейфа. – Как приятно, что меня здесь встречают два самых дорогих для меня человека. – Он сделал несколько шагов – даже походка у него была как у истинного Гранвилла! – и подошел к брату. – Да, Рейф, относительно отца… – Пирс обнял его и прижал к груди. – Мне очень жаль, что тебе одному пришлось его хоронить. Проклятье, я должен был находиться рядом.

«О господи!» – мысленно воскликнул Рейф. Все объяснения и извинения, заготовленные им, вылетели у него из головы.

– Как все волшебно получилось! – обрадовался Бруизер. – Даже я не смог бы придумать лучше.

Но Рейф не желал ничего слышать о Бруизере и о волшебстве. Он сейчас пребывал в таком смятении, что всерьез боялся лишиться чувств.

А Пирс подошел к Клио и, положив руки ей на плечи, с улыбкой проговорил:

– Вы только посмотрите на нее… Такая изысканная… Само совершенство.

А потом Пирс… Господи, помилуй, он поцеловал ее! Да, Пирс поцеловал свою невесту на глазах у всех, и он, Рейф, ничего не мог поделать – мог только стоять, смотреть… и мысленно проклинать судьбу.

– Мне следовало сделать это уже давно, – сказал Пирс, отстранившись. – Очень хотелось.

– Тебе… хотелось? – пролепетала Клио.

– Да, конечно.

– Тогда какого черта ты восемь лет ждал? – спросил Рейф, не сдержавшись.

– Ради вашей безопасности. – Пирс тяжело вздохнул. – Я виноват перед вами и должен принести тысячу извинений. Долгие годы я вам лгал.

– Лгал? О чем?

– О своей работе.

– Так ты не дипломат? – спросила Клио.

– Я действительно работал на Министерство иностранных дел, и дипломатия являлась существенной частью моей работы. Но у меня были и другие обязанности, о которых я не имел права говорить.

Рейф мысленно выругался.

– Ты же не хочешь сказать, что был шпионом?

– Нет. Мы не употребляем это слово. – Пирс снова повернулся к Клио. – Мне казалось неправильным жениться на тебе раньше, чем я выполню порученную мне работу. Но эти проклятые войны тянулись так долго… Хм… что это? – Пирс уставился на ее руку. – Ты не носишь кольцо?

– Ах, это… – поспешил вмешаться Бруизер. – Его надо было почистить, милорд.

Маркиз смерил «эсквайра» холодным взглядом.

– А вы кто такой?

Бруизер приосанился и спросил:

– А вы как думаете?

– Надутый осел… – пробурчал Пирс.

– А теперь? – Бруизер вставил в глаз монокль.

– Надутый осел с моноклем, – ответствовал маркиз.

Возможно, эта сцена сотворила чудо. Рейф всегда знал, что многое в Пирсе достойно восхищения, и теперь он искренне восхищался братом.

– О, лорд Гранвилл, не обращайте на него внимания, – вмешалась Дафна. – Это мистер Монтегю. Мы с ним всю неделю занимались подготовкой вашей свадьбы. И теперь все готово. Даже Клио полностью одета. Так что вы можете обвенчаться уже сегодня.

– Помолчи, Дафна, – прошипела «счастливая невеста».

Но сестра не унималась.

– Не спорь со мной, Клио. Думаю, это самый лучший выход после вчерашней ночи.

– Что случилось вчерашней ночью? – полюбопытствовал Пирс.

– Ах, произошла ужасная сцена на балу, но Клио ни в чем не виновата. Это все лорд Рейф…

– Ужасные сцены – всегда вина Рейфа. – Пирс улыбнулся.

А Рейф почувствовал, что грядет еще одна ужасная сцена.

Его брат по-хозяйски обнял Клио. Как будто имел такое право. И этого оказалось достаточно, чтобы Рейф почувствовал запах крови.

«Отойди от нее, – мысленно приказал он. – Она не твоя». А Клио, словно прочитав его мысли, тихо сказала:

– Пирс, нам надо поговорить.

– Да, думаю, что надо. Знаешь, мне почему-то кажется, что я так и не покинул континент и все происходящее – какая-то невероятная галлюцинация. – Маркиз кашлянул, и его лицо тотчас изменилось – выражение стало властным и надменным. – Может, кто-нибудь объяснит мне – желательно кратко и просто, – что здесь происходит?

– Я это сделаю. – В комнату вошла Феба. – Клио не собирается выходить за вас замуж. Она будет жить в замке и откроет пивоварню.

– Спасибо за разъяснения, мисс. – Маркиз поклонился молоденькой девушке. – Теперь я точно знаю, что сошел с ума.

– Клио не твоя, Пирс, – буркнул Рейф.

– Извини… Что ты сказал?

Рейф знал, что рано или поздно об этом говорить придется. Так почему бы не сейчас?

– Ты слышал, что я сказал, – ответил он. – Клио больше не твоя.

Брат взглянул на него прищурившись.

– Рейф, что ты натворил?

– Я сделал только то, что она просила.

– Ублюдок, ты посмел к ней прикоснуться?

– Я…

– Рейф, не надо, – вмешалась Клио. – Рейф, прошу тебя…

Ее слова были ударом прямо в сердце. Только эту рану он нанес себе сам. Всю неделю он убеждал ее в том, что она должна выйти замуж за Пирса. И повторил эту же глупость несколько часов назад. А теперь Пирс вернулся, причем – в мантии героя. И с поцелуями. Так с какой же стати Клио должна выбрать его, Рейфа? Да он и сам на ее месте выбрал бы маркиза Гранвилла.

– Пирс, ты должен кое-что понять, – продолжала Клио. – Поверь, твой брат всегда был тебе предан. Когда у меня появились сомнения относительно… целесообразности замужества, Рейф делал все возможное, чтобы меня переубедить. Он старался изо всех сил и говорил мне комплименты от твоего имени. Кроме того, он управлял семейным поместьем в твое отсутствие и всячески заботился о твоей… – Клио умолкла и оглядела комнату. Потом заглянула под стол и под стулья. – Кто-нибудь видел собаку?! – в панике воскликнула она.


Глава 25

– Эллингворт, дорогой, где ты?!

Клио металась по дорожкам сада, заглядывая под каждый куст и под каждую скамейку, и останавливалась только для того, чтобы смахнуть с лица дождевые капли. Весь замок уже обыскали самым тщательным образом. Следовательно, собака была где-то снаружи.

Из-за многочисленных луж ее туфельки насквозь промокли, к тому же к ним то и дело прилипала грязь. В конце концов она сбросила туфли – чулки и так уже были мокрые, так что хуже не будет.

Сжимая в одной руке туфли, а другой приподнимая юбки, Клио быстро шла вдоль аккуратно подстриженных живых изгородей, и на душе у нее становилось все тревожнее. Конечно, она знала, что собаки не так уж чувствительны к холоду и дождю, – но ведь эта собака была очень старая…

Бедный Эллингворт! Бедный Рейф! Он ужасно огорчится, если с собакой что-то случится. Он много лет заботился о ней, кормил ее, тщательно соблюдая диету, регулярно приглашал ветеринаров…

И было очевидно, что Рейф искренне любил старого уродца – в этом Клио не сомневалась, потому что знала и любила Рейфа.

Она пошла еще быстрее. Перчатка зацепилась за колючий куст, и Клио, сделав резкое движение, порвала перчатку, но даже не заметила этого.

– Эллингворт, где ты?! – снова закричала девушка.

Споткнувшись о камень, она подвернула ногу и, едва не рухнув лицом в грязь, приземлилась на четвереньки.

– Проклятье!.. – Клио встала, вытерла руки о погибший, конечно же, шелк платья и пошла дальше.

«Сосредоточься, Клио, – говорила она себе. – Паника сейчас не поможет». Но какие же приказы следовало отдать после того, как они обнаружат Эллингворта? Наверное, первым делом надо будет послать кого-то за ветеринаром. А потом сказать экономке, чтобы приготовила горячую воду и теплые полотенца. И пусть кухарка смешает для бульдожки мясной фарш с сырым яйцом. Интересно, собаки едят мясной бульон? Людям, подвергшимся переохлаждению, он точно помогает.

Только надо найти собачку. Они обязательно должны ее найти.

Переступив через низкое ограждение, Клио остановилась, заметив что-то белое. В дальнем углу сада, под кустом с розами, что-то лежало. Неужели это…

Выпустив из рук мокрые юбки и туфли – все это сразу же погрузилось в грязь, – она отбросила с лица мокрые волосы и присмотрелась, тщетно стараясь успокоиться.

– О нет… – прошептала Клио.

Под кустом действительно был Эллингворт. Песик лежал на боку… и не двигался. «Господи, не дай ему умереть!» – мысленно воскликнула Клио. Охваченная ужасом, она бросилась к собаке. Эллингворт находился на противоположной стороне розовых кустов, и ей пришлось пробежать вдоль всей тропинки, чтобы свернуть на соседнюю.

– Эллингворт, дорогой, я иду! – прокричала она.

И внезапно остановилась. Перед ней стоял Рейф. Его темно-зеленый сюртук сливался с кустами, поэтому Клио не заметила его раньше. В следующее мгновение он присел на корточки и склонился над неподвижным бульдогом. Его большие сильные руки нежно поглаживали мокрую шерстку.

Судорожно сглотнув, Клио пробормотала:

– Неужели он… – Она не смогла договорить, но Рейф ее понял и отрицательно покачал головой.

Значит, бульдожка жив! Радостно улыбнувшись, Клио подошла поближе и сразу же заметила, что собачка дышит. Слава богу!

Рейф почему-то молчал, и она проговорила:

– Лучше не оставлять его здесь. Ведь он такой старый, а земля мокрая и холодная. Давай занесем его в дом. Не волнуйся, мы поможем ему. Пошлем за ветеринаром в деревню. Или в Лондон. Я знаю, что кухарка принесла с рынка отличный кусок вырезки. Она собиралась приготовить его нам на ужин. Но оставим вырезку для Эллингворта. Приготовим фарш и…

– Бесполезно, Клио. – Рейф со вздохом покачал головой.

– Но как же так? – прошептала она.

– Он еще жив, но уже уходит от нас.

Как только Рейф произнес эти слова, бульдожка с присвистом вздохнул.

– Нет! – воскликнула Клио. – Нет-нет, он не умирает!

– Осталось недолго. Собаки всегда так себя ведут перед смертью. – Рейф говорил тихо и ровно, без всякого выражения. И при этом не переставал поглаживать собачку. – Такова их природа. Они знают, когда приходит их время, поэтому уходят, чтобы найти тихое уединенное место и… – Его голос сорвался, и он умолк, снова вздохнув.

Клио же зажала рот ладонью, удерживаясь от горестного крика. Присев рядом с Рейфом, она погладила лапку Эллингворта и тихо проговорила:

– Мы здесь, дорогой, и будем с тобой, пока мы тебе нужны.

– Ты должна вернуться в дом, – сказал Рейф. – А я останусь с ним.

– Я вас здесь не оставлю, – заявила Клио. И снова погладила лапку Эллингворта.

– Ты хороший мальчик, и ты сделал всех нас лучше, – прошептала она.

Тут Рейф выпрямился и снял сюртук. Он хотел накинуть сюртук на плечи Клио, но она жестом его остановила и закутала в сюртук бульдожку.

– Ему это нужнее, чем мне.

Через некоторое время на садовой дорожке появились другие обитатели замка.

– Ой! – воскликнула Дафна. – Он уже…

– Скоро, – сообщила Клио.

– Господь Вседержитель! – воскликнул Бруизер. «Эсквайр» даже забыл о том, что надо скрывать свое обычное произношение, выдававшее в нем простолюдина. – Ох, только не это! Только не сейчас! Как он мог так поступить с нами? Наверняка что-то можно сделать…

Тут к ним подошла Феба.

– Ему четырнадцать лет, – сказала девушка, присев на корточки рядом с Рейфом. – А средняя продолжительность жизни бульдога – двенадцать лет. И если сравнить с человеческой жизнью… Ему сейчас уже лет сто. Так что нечему удивляться, и нет повода горевать. Он прожил очень долгую жизнь.

Рейф кивнул.

– Да, все верно.

– Но все-таки… – Феба помедлила и неловко обняла огромного мужчину. – Мне очень жаль собачку.

Взглянув на сестру, Клио поняла, что та сейчас расплачется.

– Он умирает?! – воскликнула Дафна. Отвернувшись, она уткнулась лицом в грудь супруга. – Ах, я не могу на это смотреть.

– Мы рядом, дорогой, не беспокойся… – Клио погладила морщинистую морду бульдожки. А в следующее мгновение собака перестала дышать.

Воцарилось молчание; никто не произносил ни слова.

– А… вот вы где… – Пирс явился последним. – Это Эллингворт под кустом?

Никто не знал, что сказать. Тут Клио взяла Рейфа за руку, и тот, откашлявшись, проговорил:

– Я старался… Я делал все, что мог, однако же…

Если Пирс и слышал его, то не подал виду. Вклинившись между Рейфом и Клио и разъединив их, он опустился на колени и, приподняв край сюртука, проговорил:

– Мой добрый старина Эллингворт, ты скучал по мне?

– Бесполезно, – сказал Рейф. – Его больше нет с нами.

– Нет-нет, мы часто играли в эту игру. Он только притворяется, не правда ли, пес?

Под сюртуком что-то зашевелилось. И хриплое дыхание, вроде бы прекратившееся, внезапно возобновилось. А затем собака подняла голову, вылезла из-под сюртука и стала лизать руки хозяина, энергично виляя обрубком хвоста.

– О боже! – воскликнул ошеломленный Бруизер. – Выходит, он жив!

– Это настоящее чудо! – радостно закричала Дафна.

Возможно, так и было. Создавалось впечатление, что Эллингворт снова стал щенком – он вилял обрубком хвоста, подпрыгивал и, обнюхивая хозяина, лизал его руки.

– Хороший мальчик, – с улыбкой сказал маркиз и почесал бульдожку за ушами. – Я очень рад видеть тебя, старина. Сколько же лет мы не виделись?.. Три года? Или четыре? Знаешь, не помню. Но я рад, что наконец-то вернулся. – Он бросил внимательный взгляд на Клио. – А ты мне рада?

– Видишь ли, я… – Она в растерянности умолкла, но тут же, заставив себя улыбнуться, добавила: – Да, конечно. Я рада видеть тебя, Пирс. Ты вернулся как раз вовремя. – Она действительно радовалась его возвращению, и ей было приятно, что он вроде бы хотел ее. К тому же Пирс поцеловал ее – наконец-то! Но это – после восьми лет отсутствия…

Тут Рейф не выдержал и, тронув брата за плечо, проговорил:

– У меня есть документы, которые ты должен увидеть. Я сейчас схожу за ними, а потом мы кое-что обсудим.

– Рейф, подожди! – крикнула последовавшая за ним Клио.

Он прекрасно слышал ее голос, однако не остановился. Напротив, еще быстрее зашагал к замку.

Проклятье, Пирс – в своем репертуаре! Ему мало того, что он был любимчиком отца, – так теперь он, вернувшись домой, наверняка получит какую-то награду за свою таинственную работу на благо Короны. А его невеста, самая красивая женщина Англии… Она ждала его восемь лет, а теперь готова идти с ним под венец хоть сегодня! Но Пирсу и этого было мало. Он вернул к жизни собаку! Потрясающе!..

Рейф вошел в замок через заднюю дверь и начал подниматься по винтовой лестнице, и только тогда заметил, что за ним кто-то идет.

– Рейф, куда ты направляешься?! – крикнула Клио с нижней ступеньки лестницы.

– За бумагами о разрыве помолвки. Я поговорю с Пирсом. Этот вопрос необходимо урегулировать прямо сейчас, немедленно.

– Но никакой спешки нет, и мы…

– Нет, ошибаешься, – перебил Рейф. – Не спорь со мной. Мы оба знаем, что ты, возможно, уже носишь моего ребенка. Неужели не понимаешь?..

– Рейф… – Она догнала его и взяла за руку. – Ты считаешь, я передумала?

– Клио, я не виню тебя. – Он возобновил подъем. – Поверь, тут нет ничего необычного. Никто и никогда не предпочитал меня ему. Первым был наш отец. А все наши учителя и служанки его боготворили. Даже проклятая собака любит его больше.

– Но я-то не собака… – За спиной у него послышался горький смешок.

Поднявшись наверх, Рейф быстро зашагал по коридору. Глянув через плечо, сказал:

– Я предупреждал тебя, говорил, что ты пожалеешь, если выберешь меня. Я говорил, что Пирс любит тебя, даже если никогда этого не показывал.

– Какая разница? Все равно это ничего не меняет, – отозвалась Клио.

Рейф распахнул дверь ее спальни. Обернувшись, спросил:

– Где твои вещи? Наверное, горничная уже разложила их по местам. Полагаю, она положила бумаги… вот сюда. – Он направился к письменному столу.

– Рейф, кажется, ты меня не слышишь! – Клио обогнала его и уселась на стол, загородив ящики.

– Подвинься, – буркнул Рейф.

– Нет.

– Подвинься – или я сам тебя подвину.

Она схватила его за ворот рубашки и встряхнула.

– Помнишь свой бой с Эспинозой?

Что?.. Вопрос застал его врасплох. Да, конечно, он помнил бой с Эспинозой – как и все остальные свои бои. Но при чем тут этот бой?..

– Я знаю, что он едва не упал в четвертом раунде, – тихо проговорила Клио, наклонив голову и сосредоточенно разглядывая свои колени. – Но потом он пришел в себя, и вы провели еще несколько раундов. Правда, я точно не помню, чем все закончилось. Кажется… ударом в челюсть в девятом раунде…

– Нет, ударом в печень в тринадцатом. Но при чем тут это?..

– Ни при чем. – Она подняла голову и перехватила его взгляд. – Просто мне надо было, чтобы ты успокоился и мы смогли поговорить. Ты готов?

Рейф со вздохом кивнул. Да, теперь он был готов слушать, а сидевшая перед ним девушка… Она была прекрасна. И сейчас на щеках ее проступил румянец. Глядя ей прямо в глаза, Рейф проговорил:

– Знаешь, я так долго ждал, когда брат вернется домой. И долго пытался что-то изменить. А потом, когда он поцеловал тебя… Мне захотелось его ударить.

– Твои чувства, Рейф, вполне понятны.

– И хуже всего то, что я даже не могу на него злиться. – Рейф в сердцах стукнул кулаком по столу. – Ты только посмотри на него!.. Ему было недостаточно стать просто дипломатом! Он рисковал жизнью, служа Короне, и, наверное, теперь его считают героем. Проклятье, да ведь он – само совершенство. Он всегда превосходил меня во всем и все делал быстрее и лучше. – Рейф вздохнул и добавил: – И все же брат совершил одну ошибку. Приехал на день позже. И теперь он ничего не сможет изменить. Нет-нет, он тебя не получит, поняла?!

– Конечно, не получит. – Клио усмехнулась. – Поверь, Рейф, я не хочу выходить за него. Ты же знаешь, что я люблю тебя.

На самом деле он этого не знал. То есть знал, но не был уверен. Да, Клио действительно не раз повторяла, что любит его, но было так трудно в это поверить… И всякий раз, когда он пытался осмыслить ее слова, сердце начинало выпрыгивать из груди. Более того, ему казалось, что в ее поведении не было смысла…

Тут Клио ласково улыбнулась и вновь заговорила:

– Да, Пирс – очень хороший человек. И похоже, он относится ко мне лучше, чем я считала. Не исключено, что он действительно герой. И я рада, что он вернулся в Англию именно сейчас. Теперь-то ни у кого не возникнет никаких сомнений относительно моих чувств.

– Так ты выйдешь за меня?

– Даже не сомневайся! – засмеялась Клио. – Ты, кажется, говорил, что считаешь брата совершенством? Что ж, тогда выходит, что я предпочитаю мужчин с недостатками. Пусть Пирс – герой, зато ты, Рейф, – именно тот, кто мне нужен. Эй, Рейф, ты меня слышишь? Ты мой, и я тебя никуда не отпущу.

И только теперь Рейф понял, что именно этого страстно желал всю жизнь – ему хотелось, чтобы не он предъявлял свои права на кого-то, а чтобы на него предъявили права. Да-да, он хотел любить – и быть любимым! – не опасаясь, что несколько случайно вырвавшихся слов все испортят.

– И если хочешь продолжать бои, то я не стану препятствовать, – продолжала Клио. – Только тебе придется изменить имя на ринге. Ты больше не Ученик Дьявола. А мой супруг. И даже если сам дьявол явится за тобой – ему сначала придется иметь дело со мной.

«О, это… Это слишком много…» – промелькнуло у Рейфа. И ему почудилось, что сердце его вот-вот выпрыгнет из груди.

– Слышишь, Рейф? Ты мой, понимаешь? Ты мой, мой… – повторяла Клио снова и снова. И это было так приятно, так правильно… – Ты мой герой, Рейф, моя любовь. И надеюсь – мой будущий муж.

– Да, я твой будущий муж. – Он обнял ее за талию, и его глаза потемнели. – А ты – моя.

Клио с улыбкой кивнула.

– Тогда скажи об этом, – прошептал он. – Я хочу услышать…

– Я твоя, Рейф. Твоя навсегда.

В следующее мгновение их губы встретились, и они, обнявшись, крепко прижались друг к другу. Поцелуй же был долгий и страстный. А когда он, наконец, прервался, послышался тихий голос Клио:

– Ах, не мучайся, оно и так уже погибло, так что не бойся его порвать. – Она оторвала от платья испачканное садовой землей кружево. – Вот видишь? Я надела его только для тебя, а ты его уже видел.

И только сейчас Рейф понял, что уже какое-то время пытался расстегнуть пуговицы на платье Клио. Тут она резко дернула за вырез, опустив его пониже, и Рейф принялся целовать и ласкать ее шею и груди. Клио глухо застонала – ей хотелось большего. Не успела она сказать об этом, как Рейф, приподняв бесконечные слои мокрого шелка, раздвинул ее ноги и прохрипел:

– Ты нужна мне, Клио. – Его пальцы уже ласкали ее самые интимные места. – Нужна здесь и сейчас.

– Да, Рейф, да… – шепнула она в ответ.

Он быстро справился с ремнем и пуговицами на своих штанах, и Клио тут же обхватила его ногами, привлекая к себе поближе. И оба тихо стонали.

– Я… – Рейф тихо выругался. – Я не уверен, что смогу быть… осторожным.

– Тогда не будь. Будь самим собой.

Он все еще колебался, и Клио добавила:

– Поверь, ты не сделаешь мне больно. – После прошедшей ночи она, конечно же, испытывала некоторый дискомфорт, но все равно хотела Рейфа, хотела почувствовать, как он входит в нее, хотела увидеть огонь желания в его глазах – сейчас ей это было совершенно необходимо.

Рейф уложил Клио на стол, широко раздвинул ее ноги – и тут же ворвался в нее.

– Скажи, если что-то будет не так, – прошептал он.

– Все будет так, как нужно, – отозвалась Клио, обнимая его.

– Я люблю тебя. – Он проник в нее еще глубже. – Люблю, люблю, люблю…

Клио застонала в ответ. А ее сердце пело от восторга.

Несколько минут спустя она громко закричала и, содрогнувшись всем телом, вонзила ногти в спину Рейфа. Тот глухо зарычал, на мгновение замер, а затем, тоже содрогнувшись, излил в нее свое семя. После чего долго и нежно прижимал к себе, чувствуя, как колотится ее сердце.

– Сегодня утром я вел себя как последний идиот, – прошептал он, когда они наконец поднялись. – Если ты хочешь, чтобы я перекладывал бумаги на столе, – я буду их перекладывать. И если ты хочешь, чтобы я отказался от боев, то так и сделаю. Я сделаю все, чтобы удержать тебя, Клио. Я люблю тебя, но не знаю, как это доказать. У меня ничего нет, кроме безрассудного сердца, но оно – твое.

– Рейф, правда? – прошептала Клио.

– Чистейшая.

Она улыбнулась.

– Что ж, вот и хорошо. Надеюсь, твоя любовь ко мне переживет… вот это. – Она вдруг открыла ящик стола, достала бумаги о расторжении помолвки, которые Рейф недавно подписал, и бросила их в огонь.

– Клио, нет! – Рейф бросился к камину, пытаясь спасти документы, но бумаги мгновенно вспыхнули. – Почему ты это сделала?

– Потому что я не хочу, чтобы ты играл роль злодея. Согласна, этим утром я тоже вела себя не лучшим образом. А когда неожиданно приехал Пирс… Тогда я отчетливо поняла, что все происходит слишком быстро. Нам требуется немного времени – каждому из нас. Ты должен сражаться в своих битвах, а я – в своих. И ради Пирса мы должны сделать все правильно. Ведь вы с ним – родные братья, несмотря ни на что. И если бы мы с тобой сразу же поженились… Тогда ты никогда не смог бы наладить с ним отношения. А сейчас, когда он узнает новость, мы некоторое время подождем… Пирс обязательно справится с разочарованием, которое, скорее всего, будет испытывать. И возможно, он довольно быстро найдет себе другую невесту.

– Да, в этом можно не сомневаться, – согласился Рейф. – Уж он-то сумеет о себе позаботиться. А я хочу заботиться о тебе.

Клио погладила его по плечу.

– Да, знаю. Но я не могу заставлять тебя выбирать между мной и родным братом. А вот если мы немного подождем, то тебе не придется выбирать.

– Не желаю ждать! – вспылил Рейф. – Ведь ты и так ждала восемь лет.

Клио рассмеялась.

– Вот именно поэтому еще несколько месяцев я без труда продержусь.

Рейф порывисто привлек ее к себе, а она с улыбкой добавила:

– А теперь я намерена попросить тебя кое о чем… Рейф, пойди, пожалуйста, к брату и проведи с ним какое-то время.


Глава 26

– Клио, Клио! – закричала Дафна, подбегая к сестре, шедшей по коридору. – Кажется, я видела лорда Гранвилла и лорда Рейфа. Они сели на коней и уехали. Я не ошиблась?..

При мысли об отъезде Рейфа у Клио заныло сердце. Хорошо хоть, что он уехал не один, а с братом…

– Возможно, они действительно уехали, – ответила она.

– Но куда? Они поехали… за специальным разрешением на брак?

– Нет, они… – Клио пожала плечами и вошла в гостиную – там их ожидали Тедди и Феба. – Они просто уехали.

– Просто уехали? – Дафна рассмеялась. – Что ты имеешь в виду?

Клио решила, что пора сообщить новость официально. Сделав глубокий вдох, она выпалила:

– Я разорвала помолвку.

Ну вот… Эти слова сказаны… И оказалось, что произнести их не так уж трудно. И действительно, если она сумела сообщить о своем решение Пирсу, то с членами семьи должно быть гораздо легче, не так ли?

– Что?! – Тедди, сидевший в кресле, мгновенно вскочил. – Ты хочешь сказать, что позволила ему сорваться с крючка?

– Я бы не стала прибегать к такой формулировке…

– Но это же несправедливо, Пышка! – разволновался Тедди. – Этот человек морочил тебе голову восемь лет. Он тебя унизил, украл лучшие годы твоей жизни. Мы заставим его за это ответить!

– Ты ничего не понял, – ответила Клио, стараясь сохранять спокойствие. – Это я расторгла помолвку. Это мое решение. Я не хочу выходить за него замуж.

– Ты… порвала… с ним? – Тедди рассмеялся. – Пышка, не пытайся сохранить лицо. Этой сказке никто не поверит.

– Это не сказка, а чистейшая правда.

– О нет! – простонала Дафна и изящно рухнула на софу. – Нет, только не это!

Клио сокрушенно покачала головой. Оказалось, что с Пирсом говорить легче, чем с этой парочкой. Маркиз принял новость довольно спокойно. Разумеется, он выразил свое разочарование, однако было очевидно, что пострадала только его гордость, но не сердце, оно-то оставалось в полной безопасности. Что ж, ничего удивительного. За восемь лет они стали чужими друг другу, и Клио надеялась, что со временем они сумеют стать друзьями. Она знала, что Пирс очень достойный человек. Просто он – не для нее.

– А можно… все исправить? – с надеждой в голосе спросила сестра. – Наверное, еще не поздно! Тедди может отправиться следом за ними и потребовать, чтобы лорд Гранвилл выполнил свое обещание.

Клио снова покачала головой.

– Нет-нет, все кончено.

– Ничего еще не кончено, ничего! – бушевал Тедди. – После стольких лет мы не должны сдаваться! Ты же не позволишь ему сбежать?

– Сбежать? – Клио рассмеялась. – По-твоему, я должна запереть его в темнице?

– Можешь смеяться сколько угодно, но ты сама во всем виновата, – проворчала сестра. – Напрасно ты соглашалась ждать так долго. Слишком уж ты уступчива.

Клио задумалась.

– Да, пожалуй, ты права, Дафна. Я действительно слишком уступчива.

– Рада, что ты хоть сейчас это понимаешь, – отозвалась сестра.

– Но теперь все изменится, – продолжала Клио. – Сегодня же…

– Да-да, мы все поедем за ним, – подхватила Дафна. – Тедди, надо немедленно подать экипаж! – Она щелкнула пальцами, и ее муж немедленно вскочил на ноги. После чего все вышли в коридор и направилась к парадной двери.

У вестибюля Клио вдруг остановилась и, сладко улыбнувшись, повернулась к сестре.

– Это твой последний шанс пройти первой, – сказала она. – Выйдя за Пирса, я ведь буду превосходить тебя по важности, не так ли?

Дафна тоже улыбнулась.

– Наконец-то! Узнаю свою старшую сестру!

Дождавшись, когда Дафна и Тедди пройдут в дверь, Клио скользнула в соседнюю нишу и, приподнявшись на цыпочки, изо всех сил дернула за рычаг. Послышался скрежет, и железная решетка опустилась.

– Было очень приятно повидаться с вами, – сообщила Клио шокированным супругам и помахала им из-за решетки. – Жду вас в гости на Рождество.

– Что ты делаешь, Пышка? – пробормотал Тедди.

– Использую свой замок по его прямому назначению, то есть – для защиты. И знаешь, будь любезен, перестань называть меня «Пышкой». Рейф научил меня кое-каким ударам – имей это в виду.

Тедди в растерянности заморгал.

– Сначала ты позволила ускользнуть лорду Гранвиллу, а теперь это… – пробормотала Дафна. – Ты что, с ума сошла?

– Возможно. – Клио с улыбкой пожала плечами. – Дафна, ты моя сестра, и я очень тебя люблю. Знаю, ты хочешь мне добра. Но иногда ты бываешь ужасной занудой и врединой.

Зная, что ей потом предстоит позаботиться о благополучии Фебы, Клио решила проявить твердость. А Дафна и Тедди были хороши только в небольших количествах – как, например, пряная гвоздика. И поэтому…

Снова улыбнувшись, Клио сказала:

– Как только вы уедете, я начну скучать по вам. Поэтому жду не дождусь, когда наконец начну скучать.

– Ты не можешь так с нами поступить! – Дафна стала трясти решетку. – Ты не можешь просто выставить нас за дверь!

– Могу, сестренка. Знаешь, пусть я старая дева, которая никогда не станет настоящей леди, но зато я – хозяйка собственного замка. И на своей территории правила устанавливаю только я. А сегодня я чувствую себя так… словно оказалась в средневековье. – Клио еще раз помахала шокированным сестре и зятю. – Желаю вам приятного путешествия.

Повернувшись к Фебе, она сказала:

– Ты ведь, наверное, не сможешь помочь мне в организации пивоварения?

– Не уверена, что смогу оказать существенную помощь. – Феба машинально выудила из кармана веревку. – Но знаешь, вчера я выиграла в карты почти две тысячи фунтов, которые хотела бы вложить в дело.


– Управляющие говорили мне, что эти поля можно использовать лучше, – сказал Рейф, остановив коня на южной окраине Оукхейвена. – Что ты думаешь о ячмене?

– Не уверен, что у меня есть какие-либо соображения на сей счет, – проворчал Пирс, насупившись. – Видишь ли, в данный момент меня волнуют совсем другие проблемы… Неужели не догадываешься, какие именно?

Рейф мысленно усмехнулся. Они находились на землях Оукхейвена не больше десяти минут, но уже вернулись к прежним мальчишеским конфликтам. Но раз уж Клио попросила…

– Может быть, решим все между нами как мужчины? – предложил Рейф. – Снимем сюртуки, засучим рукава – и покончим с этим, согласен?

Брат отрицательно покачал головой.

– Я не буду с тобой драться. Это было бы несправедливо.

– Думаю ты прав. – Рейф раздулся от гордости. – Я ведь был чемпионом Англии в тяжелом весе в течение четырех лет.

– А я могу убить человека ножом для открывания писем и представить все как несчастный случай, – холодно проговорил Пирс. – Я имел в виду, что это было бы несправедливо по отношению к тебе.

Рейф закатил глаза.

– Все же ты чертовски предсказуем, братец. Сколько себя помню, я всегда жил в твоей тени. И всегда терпел неудачи. Всегда завидовал тебе. А драка – это то единственное, что у меня получалось лучше, чем у совершенного во всех отношениях Пирса. Но нет, ты захотел и здесь меня превзойти, верно?

– Да, разумеется. Между прочим, не один ты испытывал зависть к брату.

Рейф взглянул на Пирса с удивлением.

– Какого дьявола?.. Ты хочешь сказать, что завидовал мне?

– Да, имелись для того причины. Ты делал все, что тебе хотелось. И говорил все, что хотелось. У тебя было больше развлечений и значительно больше девушек. Ну, а твои волосы…

– При чем тут мои волосы? – удивился Рейф.

Проигнорировав вопрос, Пирс продолжал:

– Даже находясь вдали от Англии и выполняя задания, о которых никому не мог рассказывать, я постоянно чувствовал, что соревнуюсь со своим младшим братцем. Как выяснилось, мы действительно соревновались. По крайней мере – в одном отношении. И тут я, похоже, проиграл.

Рейф долго молчал. Наконец проговорил:

– Знаешь, я не чувствую себя виноватым. Просто мне в данной ситуации больше повезло, вот и все. И Клио мне нужна как воздух. Впрочем, тебе этого не понять. А я… Я буду сражаться за нее до последнего вздоха. – Рейф помолчал, пытаясь успокоиться. – Но она не хочет, чтобы мы дрались. Она хочет, чтобы мы остались друзьями.

– Друзьями?.. Не думаю, что мы когда-нибудь станем друзьями.

– Я тоже. Наверное, не стоит даже пытаться, – пробормотал Рейф. Проклятье, он снова повторяет ту же ошибку! Снова говорит то, чего на самом деле не думает.

И Рейф опять надолго умолк. Прошло, наверное, минут пять, прежде чем он продолжил этот тягостный разговор.

– Пирс, поверь, я вовсе не имел в виду то, что сказал. Извини. – Он повернулся к брату. – Давай все-таки попробуем…

– Стать друзьями? Не понимаю каким образом.

– Послушай меня, Пирс. Я плохой оратор, но даже мне иногда есть что сказать. Так вот, спортивная карьера кое-что мне дала. Например, я понял, что обзавестись друзьями не так уж сложно. Зато достойные противники – то есть те, кто заставляют тебя больше работать и быстрее соображать, – это настоящая редкость. Именно таковыми мы сейчас являемся друг для друга. Так зачем это менять?

Брат отвернулся и устремил взгляд на поля.

– Возможно, ты прав, Рейф. Мы не станем друзьями, а будем… Назовем это так: «вынужденно привязанные друг к другу вечные соперники».

Рейф невольно усмехнулся. Какой бы таинственной работой ни занимался его брат, в душе он всегда оставался дипломатом. Никому другому не пришло бы в голову придумывать такую длинную фразу, когда вполне достаточно одного простого слова.

– Можно и так нас назвать, – сказал Рейф. – Но для экономии времени давай называть себя братьями.

– Хорошо, согласен. Братья так братья.


Глава 27

Спустя восемь лет, четыре месяца и шестнадцать дней после своей официальной помолвки с лордом Пирсом Брандоном Клио нанесла ему визит в его новом кабинете в Палате лордов.

– Здравствуй, Эллингворт! – Первым делом она радостно приветствовала старика бульдожку. – Ты помолодел и выглядишь как щенок.

– Заходи, – сказал Пирс. – Садись.

Устроившись в кресле, Клио достала из кармана бархатный мешочек и вытряхнула его сверкающее содержимое на стол.

– Хочу вернуть тебе вот это, – сказала она.

– Нет никакой необходимости. – Пирс поморщился. – Оставь его себе.

– Оставить себе? – искренне удивилась Клио. Она посмотрела на рубин, сверкавший в золотой оправе. – Очень щедро с вашей стороны, милорд, но я не могу…

Пирс начал возражать, но Клио, перебивая его, воскликнула:

– Я настаиваю! Поверь, я действительно не смогу его носить.

– Ладно, хорошо. – Пожав плечами, маркиз положил кольцо в ящик стола и достал оттуда какие-то бумаги. – Очень жаль, что тебе пришлось совершить ради этого такое длительное путешествие.

– Ничего страшного. У меня все равно были дела в Лондоне.

Клио с любопытством оглядела кабинет. На столе лежали аккуратные стопки бумаг – очевидно протоколы заседаний парламента. Было ясно, что Пирс вошел в новую роль со всей тщательностью истинного Гранвилла. Он удивительно подходил этому кабинету, а кабинет – ему; этого Клио не могла не признать. И даже с прядью седых волос Пирс был потрясающе красив, только теперь это была не юношеская красота, а настоящая, мужская.

«Интересно, сумеет ли какая-нибудь женщина поколебать его преданность долгу? – внезапно подумала Клио. – И какие тайны он поведает этой женщине в ночной темноте?» Что ж, этого она никогда не узнает. Да и не очень-то ей интересны его тайны.

– Знаешь, спрашиваю сейчас просто из любопытства… Клио, скажи, что я должен был сделать иначе? – проговорил вдруг Пирс.

Она улыбнулась:

– За исключением того, что покинул страну на восемь лет и был не вполне откровенным?

– Да, за исключением этого.

Клио в задумчивости пожала плечами.

– Полагаю… больше ничего. Но дело в том, что ты мог быть только самим собой. Так что все к лучшему, не так ли?

Подписание всех документов прошло без проблем. Когда же все было сделано, Пирс откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на гостью.

– Итак, у тебя дела в городе. Они касаются пивоварни?

Клио кивнула.

– Да, мы уже работаем. Следующей весной вырастет хмель. А через несколько дней мы начнем строительство новой печи для сушки. Я даже видела архитектурный проект.

Она решила не переделывать древнюю сторожевую башню. Архитектор сказал, что конструкция вполне надежна, да и Клио не могла лишить окрестных жителей излюбленного места свиданий (тем более после того, как она, в очередной раз посетив башню, увидела совсем свежее добавление к коллекции любовных посланий – вырезанное на камне «РБ + КУ»). Интересно, когда Рейф это вырезал? Судя по всему – уже после возвращения Пирса. Он ведь не мог это сделать до их первого поцелуя. Или мог?

Ждать Рейфа оказалось намного труднее, чем ждать Пирса. Ей не хватало его каждую минуту – не хватало его взгляда, его прикосновений… и даже запаха. Но время не было потеряно зря; чтобы хоть как-то отвлечься, Клио с головой ушла в работу и уже очень многого достигла. Она надеялась, что и Рейфу многое удалось.

– Как дела у твоего брата? – спросила Клио; она не могла об этом не спросить.

– Хорошо, – ответил Пирс, пожав плечами. И тут же добавил: – Я так думаю.

– Думаешь?.. – Клио взглянула на него с удивлением.

– Я не видел его уже несколько недель. Он активно тренируется.

– А… Значит, у него уже запланирован поединок?

– Вероятно.

Теперь Клио уже не скрывала волнения.

– Поединок с Дьюбоузом? За возвращение чемпионского титула?

Пирс снова пожал плечами.

– Понятия не имею. Но мне вчера принесли какое-то приглашение… – Он порылся в бумагах и наконец обнаружил нужную. – Вот оно.

Даже не читая, маркиз протянул ей бумагу – желтоватый листок с текстом и портретом Рейфа. При одном только взгляде на его не слишком четкое изображение у Клио перехватило дыхание, и она пробежала глазами текст.

– Так… состоится… Крукт-Рук… Квинсридж… О боже! – Она всплеснула руками. – Это будет сегодня в десяти милях от Лондона. И начало – через несколько часов.

– Ну и что?

– Но почему ты еще здесь?! Ты не собираешься на бой?

– Нет, этого я не планировал.

– Но ты должен! – Клио вскочила на ноги. – Ты обязан быть там.

Пирс – образцовый джентльмен – тоже встал, поскольку встала дама.

– Почему я обязан? – спросил он.

– Но Пирс, пойми, он ведь отправил тебе это извещение не просто так. Он хочет, чтобы ты находился рядом. Ты же его брат… – Увидев на вешалке шляпу, Клио схватила ее и, нахлобучив на голову маркиза, потянула его за собой. – Мы едем немедленно, ясно?

– Мы вдвоем? Исключено. Подобные бои – не место для женщины благородного происхождения.

– Пивоварня и парламент – тоже. Так мне говорили. Тем не менее я сегодня посетила оба этих места. Поторопись. Мы еще успеем, но надо выехать немедленно.

– Почему это для тебя так важно? – Пирс нахмурился. – Какое тебе дело до моего скандального братца и его поединков?

Вопрос на несколько мгновений повис в воздухе.

– Потому что я люблю его, – проговорила Клио, нарушив ледяное молчание. – А ты, Пирс, поедешь со мной, потому что тоже его любишь.

– И давно ты влюблена в моего брата? – спросил маркиз, когда они уже ехали по Олд-Кент-роуд где-то в районе Грейвзенда.

Клио надолго задумалась.

– Мне кажется… – Она снова помолчала. – Кажется, что всю жизнь, – ответила она наконец. – Но поняла я это совсем недавно.

Реакция маркиза, как и следовало ожидать, была стоической. Клио же никак не могла понять, как Пирс мог оставаться таким спокойным, когда вокруг столько всего происходило… Во-первых – ее откровения. А во-вторых… ужасное движение на дороге! Боже правый, такое количество экипажей и повозок у моста уже довело бы ее зятя Тедди Камбурна до апоплексического удара.

Клио нервно барабанила пальцами по сидению и постоянно ерзала. Осенний день был ясным и теплым, но хорошая погода сейчас нисколько ее не радовала.

Внезапно экипаж остановился.

– Что-то случилось?! – воскликнула Клио.

Пирс выглянул наружу.

– Вся дорога впереди забита экипажами до самого поворота. Мы, должно быть, уже совсем близко.

Клио взглянула на часы. Почти полдень. Времени не оставалось. Распахнув дверцу, она заявила:

– Тогда я дальше пойду пешком.

– Клио, подожди!

Но Клио, рассмеявшись, выскочила из экипажа; остановить ее было невозможно – уж тем более теми словами, что выбрал Пирс: «Клио, подожди». Нет, она не собиралась ждать ни секунды!

Клио побежала по обочине дороги, а потом, срезая угол, перелезла через ограждение и зашагала прямо по полю. Ноги то и дело увязали в высокой траве, но ее это нисколько не смущало. Пирс же, казалось, безнадежно отстал.

Добравшись до таверны, Клио сразу поняла, что поединок привлек множество зрителей; сотни людей, обходя таверну, направлялись к заросшему травой лугу, находившемуся за ней.

Клио подобрала юбки и, преодолев оставшееся расстояние бегом, стала пробираться сквозь толпу, бормоча:

– Извините, прошу прощения, позвольте пройти…

Какой-то мужчина наступил ей на ногу, и она в ответ показала ему кулак и буркнула:

– Посторонись…

Пробившись через последний круг зрителей, Клио наконец увидела Рейфа. Он стоял футах в тридцати от нее, спиной к ней.

– Рейф! – Она поспешила к нему. – Рейф, я здесь!

Он обернулся и едва заметно нахмурился.

– Клио?.. Ты слишком рано.

– Рано?.. – переспросила она в растерянности. Ей, наверное, следовало спросить, что он имел в виду, но она была слишком рада и не стала задавать вопросы: слава богу, хоть не опоздала! Очевидно, поединок по какой-то причине откладывался.

И только теперь Клио заметила, что Рейф был одет слишком уж нарядно для боя – синий фрак, накрахмаленный галстук, полосатый шелковый жилет и, конечно же, высокие начищенные до блеска сапоги. В общем, выглядел он потрясающе.

Когда же он внимательно посмотрел на нее, она энергично покачала головой и пробормотала:

– Нет-нет, я приехала вовсе не для того, чтобы остановить тебя. И я даже не буду смотреть, если ты не захочешь.

– Правда?

Она снова покачала головой.

– Не буду-не буду. Но я хотела, чтобы ты знал: я здесь и я верю в тебя. И мне очень хотелось показать тебе вот это… – Она достала из кармана лист бумаги, развернула его и протянула Рейфу. – Посмотри…

Он уставился на листок.

– Это для пивоварни, – объяснила Клио. – Я только что заказала семьсот бочонков такого сорта. Так что тебе лучше выиграть. Не хочется потом переделывать.

– «Светлый эль чемпиона», – прочитал вслух Рейф.

– Ты победишь его, Рейф. Я уверена. Ты сильнее и мужественнее… и у тебя большое сердце. Ты поддержал мои планы, а я верю в твои. Обязательно верни себе титул.

Рейф замер. И молча таращился на листок. Таращился, не произнося ни слова.

– Не мог бы ты… – Клио начала волноваться. – Не мог бы ты… хоть что-нибудь сказать… или сделать? Я почему-то чувствую себя очень одинокой.

Тут он откинул с ее лица прядь волос и с улыбкой сказал:

– Ты не одна – и никогда не будешь одна. – Он сложил листок и вернул ей. – А название «Светлый эль чемпиона» мне нравится. Только его придется согласовать с Джеком Дьюбоузом.

– Нет, это будет твое название. Ты же непременно победишь сегодня Дьюбоуза.

– Это будет весьма затруднительно, поскольку его здесь нет.

Клио в растерянности пробормотала:

– Но я же видела листок-объявление. Там было сказано о Рейфе Брандоне и о матче его жизни[6]. Ведь речь может идти только о схватке с Дьюбоузом, не так ли? Или о чем-то другом?..

На губах Рейфа появилась мальчишеская усмешка, и он прошептал:

– Действительно, о чем же речь?

Совершенно сбитая с толку, Клио отступила на шаг и осмотрелась. Они находились на обширном лугу, но противника Рейфа действительно не было видно. А зрители… Все они были слишком уж хорошо одеты и вовсе не походили на простолюдинов, собравшихся поглазеть на бой.

«Как странно… – подумал Клио. – А вот там… Неужели это кузина Элинор? Но что она делает в таком месте?»

– А где же ринг?[7] – спросила Клио. – Я не вижу ринга…

– Ты имеешь в виду кольцо? Оно здесь, у меня в кармане. – Рейф полез в нагрудный карман и достал золотое колечко, казавшееся совсем крошечным в его огромных руках.

Взглянув на кольцо, Клио почувствовала, как в горле у нее застрял гигантский ком. На золотом ободке ярко сияли три изумруда в окружении мелких бриллиантов.

– Ты всегда говорила, что твой любимый цвет – зеленый. Надеюсь, тебе нравится.

– Это для меня?.. – пролепетала Клио.

– Тут все для тебя! И кольцо, и гости, и листки-объявления. Извини, но я подумал, что ты уже достаточно намучилась с приготовлениями к свадьбе, и потому решил избавить тебя от этого.

Наконец Клио начала понимать, что происходит. Снова осмотревшись, сказала:

– Выходит, это не поединок, а свадьба?

– Именно так, – улыбнулся Рейф. – Надеюсь, наша с тобой свадьба.

– Не могу поверить, что ты все это сделал, – пробормотала Клио.

– Ты как-то сказала, что готова венчаться хоть в чистом поле. Если только любишь человека, за которого выходишь замуж.

О да, она любила этого человека. Любила так сильно, что даже больно было дышать.

Клио покосилась на Пирса, только сейчас подошедшего к лужайке.

– Ты знал! – заявила она тоном судьи. – Ты все знал с самого начала, но ни словом не обмолвился. Ты лживый хитрец, мошенник!

Маркиз пожал плечами.

– Но я же задолжал тебе свадьбу…

– Ты даже не представляешь, насколько лживый, – с улыбкой сказал Рейф. – Мы занимались подготовкой много недель, и Пирс во всем помогал мне.

– Это обязанность шафера, – пояснил маркиз.

Братья обменялись взглядами заговорщиков. А Клио расплылась в улыбке.

– Но как же бои, как же чемпионский титул? – спросила она.

– Я не отказался от боев, – ответил Рейф. – Но Бруизер переговорил с секундантом Дьюбоуза, и было принято решение изменить условия боев, чтобы побольше заработать. Мы собираемся устроить турнир.

– Что это значит?

– Серия матчей. Прежний чемпион против нынешнего. Это будут настоящие поединки, но только вполне законные, проводимые на хороших аренах и с боксерскими перчатками – так будет менее опасно.

Последняя идея особенно понравилась Клио. Немного подумав, она спросила:

– А этому турниру понадобится спонсор, к примеру – перспективный пивовар?

– Не исключено, – кивнул Рейф. Указав на гостиницу, добавил: – Иди пока туда. Дафна и Феба уже ждут тебя с цветами и платьем. Свадебный завтрак тоже ждет. Но завтраком занимался Бруизер, так что приготовься к самому худшему. Правда, торт я сам выбирал.

– Какой торт? – заинтересовалась Клио.

Он наклонился и прошептал ей в ухо:

– Самые разные торты.

Она радостно засмеялась, а Рейф сказал:

– Клио, в тебе – вся моя жизнь. Только ты бросила мне вызов, только ты ответила ударом на удар, заставив меня желать большего. Я хочу провести с тобой всю оставшуюся жизнь. – Он взял ее за руку и надел на палец кольцо. – Выходи за меня замуж. В чистом поле, на глазах у всех этих людей.

Клио взглянула на кольцо на своем пальце. Изумруды ярко сверкали в полуденном солнце. Подняв голову, она посмотрела на любимого мужчину и, вложив руку в его ладонь, спросила:

– Так чего же мы ждем?


Эпилог

Прошло несколько месяцев.

– Неужели это он? – пробормотала Клио.

Сидя на подоконнике в гостиной Твилл-Касла, она прижалась лбом к стеклу, пытаясь разглядеть, что происходило за окном.

В конце подъездной дороги появилось облако пыли. Вскоре облако приблизилось к замку и превратилось в мощного коня и прекрасного темноволосого всадника. И этим всадником, конечно же, мог быть только Рейф.

Распахнув окно, Клио помахала ему, и он поднял руку в ответном приветствии.

– Я сейчас!.. Только отведу в стойло коня!

«Наконец-то!» – мысленно воскликнула Клио. Его не было целых три дня. Рейф объезжал окрестные таверны и постоялые дворы, обеспечивая рынок сбыта для их продукции. Но неужели он заставит ее ждать еще полчаса?

Он уже направлялся к конюшне, когда его окликнула жена.

– Дорогой, позволь хотя бы раз сделать это конюхам. А у меня для тебя сюрприз.

– Ладно, хорошо. – Рейф улыбнулся. – Как прикажет дама. – И он направился к лестнице.

Клио ждала мужа, приплясывая от нетерпения. А он, как назло, поднимался на удивление медленно.

– Комната здесь! – крикнула она. – Не заблудись! Иди на мой голос!

Она, разумеется, шутила. Прожив несколько месяцев в замке, Рейф уверенно находил дорогу в спальню, куда они с Клио за время медового месяца протоптали такую глубокую колею, что ковер, наверное, придется скоро заменить.

Остановившись у порога, Рейф покачнулся – словно у него при виде жены закружилась голова. Оглядев ее с ног до головы, он с улыбкой сообщил:

– Приятно, когда тебя встречает дома такая женщина.

– У меня для тебя сюрприз, – сказала Клио, потянув мужа за собой. – Даже три сюрприза.

– Мой день становится все лучше и лучше, – заметил Рейф.

Клио же подвела его к элегантному столику, накрытому на двоих и уставленному самым лучшим фарфором, хрусталем и серебром.

– А теперь сюрпризы. Вот первый. – Она сдернула салфетку с дубового бочонка. – Перед тобой первая партия «Светлого эля чемпиона». Ты готов его попробовать?

– О да. – Его улыбка стала еще шире. – Замечательный сюрприз!

– Подожди радоваться. Надо сначала попробовать. Возможно, вкус будет ужасный. Но второй сюрприз – точно вкусный, я уверена. – Она сняла серебряную крышку с блюда, под которой оказался роскошный, покрытый глазурью торт. – Какое же пиво без торта?

Рейф усмехнулся и пробормотал:

– Да, действительно… Пиво без торта – это было бы нарушение всех приличий.

– Вот именно.

– Но ты сказала, что у тебя три сюрприза, – напомнил Рейф.

– Да, верно. Но давай сначала разделаемся с двумя первыми.

Сев за стол, Клио отрезала себе и мужу по большому куску торта, а Рейф открыл бочонок и налил два стакана эля.

– Я немного нервничаю, – призналась Клио, взяв свой стакан.

– Цвет хороший, – заметил Рейф. – И мути нет.

Но имелся только один способ оценить их работу, и Клио, собравшись с духом, воскликнула:

– Итак, за «Эль чемпиона»!

– Поддерживаю, – отозвался Рейф.

Стаканы, соприкоснувшись, издали мелодичный звон. Супруги сделали по глотку – и воцарилось долгое молчание.

– Неплохо… – пробормотал наконец Рейф.

– Но и ничего особенного. – Клио засмеялась. – Однако это наша первая попытка. Эту партию надо подольше выдержать в погребе, а в следующий раз мы слегка изменим рецепт. – Она сделала еще глоток, потом – еще один. – Хм… Знаешь, чем больше я пью, тем больше мне нравится.

Клио снова поднесла к губам стакан, но муж, остановив ее, спросил:

– Дорогая, а ты уверена, что тебе можно это пить?

Клио нахмурилась и заглянула в стакан.

– Возможно, это не лучший эль в Англии, но я совершенно уверена, что яда в нем нет.

– Я имел в виду другое… – пробормотал Рейф. – Ну неужели не понимаешь?

Клио в растерянности заморгала.

– Я действительно не понимаю…

– Не надо притворяться. Третий сюрприз… Я, кажется, догадываюсь, что это такое.

– Серьезно?

– Говори, Клио. У тебя уже две недели такой таинственный вид… – Рейф обошел стол и опустился на колени рядом с женой. Обнимая ее за талию, он проговорил: – Милая, я вижу в тебе перемены. Теперь, когда ты краснеешь, твоя кожа приобретает совершенно новый оттенок розового цвета. Как у младенцев…

«Ах, вот оно что! – мысленно воскликнула Клио. – Он думает, что я…»

– Рейф, ты…

– Не беспокойся, дорогая, – не унимался супруг. – Я знаю, что мы договорились год-другой подождать – пока не закончится турнир и не заработает на полную мощность пивоварня. Но поверь, я буду очень рад, если это случится быстрее. – Его зеленые глаза лучились счастьем. – Клио, я так… – Не в силах выразить свои чувства словами, Рейф сообщил о них страстным поцелуем. Он был счастлив, и она – тоже.

Клио почувствовала на его губах вкус эля. И сразу же уловила хорошо знакомый запах гаультерии. Ах, ей так не хватало этого запаха, особенно – по ночам. К сожалению, он почти выветрился из рубашки, в которой она спала. Клио нежно прильнула к мужу, целиком отдаваясь ласке. Она наслаждалась вниманием мужа, однако не забывала и о третьем сюрпризе, который…

– Я сразу же заметил перемену, – бормотал Рейф, целуя любимую. – Ты даже на вкус стала другой. Еще более сладкой.

Клио едва сдержалась, чтобы не захихикать.

– Рейф, я… – Она все же хихикнула, когда он легонько прикусил мочку ее уха. – Рейф, я должна тебе кое-что сказать.

– Я знаю, милая. У тебя будет ребенок.

– Но я… Рейф, я не беременна.

– Что?.. – Муж уставился на нее в изумлении. – Ты не ждешь ребенка?

– Нет. Пока нет. – Она улыбнулась. – Зато у меня есть собака.

Рейф замер, и на лице его застыло все то же выражение искреннего изумления. А Клио, поднявшись на ноги, достала из-под кровати плетеную корзинку. Спустя мгновение она открыла крышку, и из корзины вывалился маленький щенок бульдога с плоским черным носиком и бархатистой шерсткой.

– Вот, видишь? Он – третий сюрприз. Малышу сегодня ровно восемь недель. Его только что отняли от матери. – И она вложила беловато-коричневый морщинистый комочек в руки Рейфа.

Он внимательно осмотрел неуклюжее создание.

– Значит, собака?..

– Да.

– Не ребенок?

– Пока нет. Ох, ты, кажется, разочарован, – пробормотала Клио, прижав пальцы к вискам.

– Нет-нет, я вовсе не разочарован. Просто… Не знаю, как сказать… – Щенок лизнул руку Рейфа и прикусил палец. – Да, действительно сюрприз… – пробормотал он.

– Тебе нравится? – Клио улыбнулась.

– Конечно, нравится. А имя у него есть?

– Нет еще.

Рейф задумался и почесал щенка за ушком.

– Можно назвать его Чемпионом, но мне кажется, это было бы слишком банально.

– Согласна. Одного чемпиона в доме вполне достаточно. Ничего, что-нибудь придумаем.

Час спустя щенок сладко захрапел на одной из зеленых подушек Клио. А Рейф заявил, что со временем найдет применение «всем этим совершенно бесполезным вещам».

Молодые супруги уселись на пол, прислонившись к стене. Они пили эль и хихикали, прислушиваясь к похрапыванию щенка.

– Давай назовем его Дьяволом, – предложила Клио.

– Дьявол? – Рейф погладил малыша бульдога, но тот даже не проснулся. – Но почему?

– Ты же Ученик Дьявола… А щенок сразу тебя полюбил, не так ли?

Рейф ухмыльнулся и спросил:

– Что, завидуешь?

– Нет, нисколько. Я вполне могу поделиться. Ты такой большой, что тебя хватит и мне, и ему.

Но этот мужчина был велик не только телом. У него было огромное доброе сердце, в котором хватало любви для жены, брата, нескольких сестер жены, а также… Возможно, когда-нибудь…

Клио стиснула его руку.

– Могу я задать тебе один вопрос?

– Конечно, любимая. Спрашивай.

– Когда ты сказал, что не возражаешь против скорого появления ребенка, ты был искренен?

Рейф отодвинул в сторону стакан с элем и встал. Наклонившись, он подхватил жену на руки и понес к кровати.

– Позволь, я покажу тебе, насколько я искренен.


1

Созвучные слова: Whitmore – фамилия героини, Wait-more – жди больше (англ.). – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)


2

Wait no longer – больше не жди.

(обратно)


3

Йодль – напев альпийских горцев.

(обратно)


4

«Кошкина колыбель» – детская игра; бечёвку, натянутую на пальцы одного играющего, надевают на пальцы другого, складывая различные фигуры.

(обратно)


5

Фешенебельный район Лондона.

(обратно)


6

Игра слов: Match – спортивный матч и пара (партия) при женитьбе.

(обратно)


7

Игра слов: Ring – спортивный ринг и кольцо.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Эпилог
  • X