Anetta78 - Охотница [СИ]

Охотница [СИ] 626K, 6 с.   (скачать) - Anetta78

Anetta78
ОХОТНИЦА


Часть 1

Заказ как заказ, бывают лучше, бывают хуже. Из чего выбирать, если уже месяц в Городе царило затишье, а, между прочим, кушать хочется каждый день!

Насчет покушать Ила, конечно, погорячилась, но платье в витрине магазина на центральной площади запало в душу глубже, чем прекрасный образ брутального Эрика — главы городских стражей! В этом бы платье и на ежегодный карнавал: змеятся ленты, шелестят кружева юбки, и вот — небесной красоты звезда, спустившаяся с неба, затмевающая…

— Смотри, куда идешь! — грубый голос прервал мечтания на самом интересном месте: когда к новоявленной прелестнице, не отрывая горящего взгляда, дрожащий от обуявшей страсти, неумолимо приближался Эрик…

— Да, что с тобой сегодня, убогая, совсем земли под собой не чувствуешь! Сейчас получишь, негодница!

Ила обнаружила, что заблудилась в корзинах с овощами возле лавки ее соседки, тети Греты, и нежно сжимает в руке кабачок, наподобие…, угу, тут только одна ассоциация напрашивается.

— Деточка, возьми огурчик, — продолжала глумится старуха, — не твой размерчик!

— Извините! — пискнула Ила и, аккуратненько положив, многострадальный кабачок, выкинув из головы все навязчивые мысли, отправилась к себе наверх — близился час икс.

«Черт! Черт!» — стонала она, пытаясь втиснуться в черные кожаные штаны — неизменный атрибут ассасинов, в ряды которых затесалась одна любительница пирожных с кремом. «От одного ничего не будет! — передразнила она себя. — Оно фруктовое… Из фруктов на нем была только вишенка и то — из желе!».

Наконец штаны поддались, Ила со вздохом взялась за меч.

«Как тут идти убивать, если все мысли — не сделать слишком глубокого выдоха, чтоб штаны не треснули!».

Тихо выскользнув из окна, она отправилась в сторону Черной башни — резиденции городского мага. Как раз прислали новенького, нелюдя: то ли орка, то ли еще кого. Этот несчастный и месячного оклада не успел заработать, и проставится за должность не успел, как был заказан местной гильдией торговцев.

— Зачем он вам сдался? — спросила Ила у главы торговцев.

— Боремся за сокращение бюрократического аппарата, — важно заявил тот. Но Ила уже знала от Греты, что нелюдь имел неосторожность бросить в сторону колбасы, городского деликатеса, активно раскупаемого на рынке, фразу: «Что за хрень, она еще недавно гавкала!».

«Демократы чертовы, так и до ассасинов доберутся!» — возмутился ее начальник, но заказ принял: ссорится с кланов торговцем ему не хотелось.

И вот свисая вниз головой на тонкой: «хоть бы не порвалась, зараза!» веревке, Ила, зажимая во рту нож и с мечом на перевес, как маленький паучок, тихо спускалась к окну. К нему примыкал небольшой каменный балкончик, на котором расположился городской маг, наивно любуясь звездами.

«Идиот!» — подумала Ила и замахнулась коротким узким мечом, намереваясь сразу перерезать горло: причинять жертвам лишние страдания она не любила.


Часть 2

Меч соскользнул с жутким скрежетом: «Кольчуга! На шее?» — растеряно подумала Ила, и тут внезапно мир перевернулся, со звоном лопнула веревка, а она потеряла сознание от страшного удара в лицо.

Ила не долго была в отключке, все же ассасина вырубить не просто, и, очнувшись, в страхе вскрикнула: повсюду была тьма. «Повязка! У меня просто повязка на лице!» — облегченно выдохнула она. Поерзала попой: злосчастные штаны тоже присутствовали, что не могло не порадовать. А вот руки были крепко связаны.

«Что же это за тварь такая, дракон, что ли?» — размышляла она, но недолго: чуткий слух уловил легкий скрип двери и приближающиеся шаги.

Маг, не спеша, подошел к кровати и, остановившись, немного помедлив, эта скотина, не долго думая, потянула на себя Илины штаны!

— Ах, ты сволочь, — взвопила та, — ты что удумал, козел?!

Маг от неожиданности выпустил девушку:

— Разве тебя прислала не гильдия торговцев?

Ила помялась, крыть было нечем:

— Так это не повод за филей хватать!

Маг рассмеялся:

— Когда мне присылают шлюху в облегающих штанишках, чем не повод ухватить за филей?

Ила чуть не заплакала от возмущения:

— Я не шлюха!

Маг нетерпеливо потоптался у кровати, а потом разлегся рядом с нею:

— А кто же тогда, ассасин? — и полез целоваться.

«Никакого уважения к древнейшей профессии», — подумала Ила, хорошо, что про себя: вовремя вспомнила о профессии не менее древней. «Нет, правда, идиот, а мечи что — часть маскарадного костюма!» — и жар смущения залил ее лицо и шею: Грета, часто смаковала подробности бурной молодости с кумой за чаркой гномьего самогона, и в ее бреднях фигурировали эти самые, как их, — ролевые игры! Сама Ила не могла похвастаться опытом в подобных делах — предмет ее обожания, страж Эрик, в ее сторону даже не смотрел. Ила была неприметной, как и полагается в ее профессии, только вот попа в последнее время подводила, все норовила выбиться из образа серой мыши, неподобающе округляясь и выпирая, как бы ее бедняжка не прятала.

Вот и сейчас подставляла хозяйку по-полной! Наглый маг ее всю жадно облапил и мужественно боролся с узкими штанами. «Хоть кто-то вступился за честь хозяйки!» — подумала Ила и смачно врезала по морде несостоявшейся жертве.

Это было зря: руку как огнем обожгло — с таким успехом можно было ударить в каменную стену. «А губы-то мягкие, нежные!» — обиженно подумала Ила, баюкая ушибленную руку — похоже, несколько пальцев оказались сломанными. Тут же повеяло холодом, конечность онемела. Девушка испуганно пошевелила пальцами — боли как не бывало, и рука была вновь здоровой. «А еще лицо, оно должно было болеть жутко, от такого удара, неужели тоже вылечил?» — ужаснулась она колдовской силе Черного мага.

Видя, что жертва испугано затихла и больше не оказывает сопротивления, маг совсем разошелся: навалился сверху и стал покрывать поцелуями лицо, шею и грудь Илы. Его руки снова потянулись к штанам, но те не хотели слезать, хоть убей. Он раздосадовано что-то пробурчал про себя, и Ила почувствовала прикосновение ледяной стали — негодяй собирался испортить ее любимую униформу!

Извернувшись, девушка стянула с себя повязку, проявив необычайную гибкость, и закричала — нелюдь предстал пред нею во всей своей красе: он был мощен, шипаст и покрыт узорами магической татуировки, кое-где отсвечивающими синими сполохами. Лицо, его почти человеческое, в смысле, глаза, нос и рот присутствовали, с людским не имело ничего общего, очи горели огнем, причем в прямом значении слова, щеки покрывал тот же магический узор, а изо лба торчали небольшие, но все же заметные, рожки. И был он весь покрытый чешуей — красавец, одним словом.

Вся эта красота лишь на секунду развлекла Илу, отвлекая от главного блюда, которое заставило ее похолодеть. Мерзавец успел полностью разоблачиться и теперь его член, также украшенный шипами и татуировками, приветливо поглядывал на девушку.

«Епть!» — подумала она и снова грохнулась в обморок.

«Епть!» — подумал Черный маг: «Чувствительные нынче ассаины пошли!». Откуда ему было знать, что прежде сей орган Иле доводилась видеть лишь мельком, и то потому, что не все будущие покойники встречали ее в гостиной и в парадном камзоле!

— Что мы имеем? — задумчиво пробормотал он. — Пока все никого, и никого!

Отправляясь в город, где жили только люди, он не мог подумать, что воздержание даст о себе знать: раньше они ему особо не нравились. А в преисподнюю попадали уж совсем неаппетитные ни для каких целей экземпляры. А тут такой цветник! Маг, а точнее — настоящий демон, теперь часто выходил на свой балкончик поглазеть на проходящую публику, скрывая свой отнюдь не ангельский лик под капюшоном плаща. И с каждым днем ему все тяжелее и тяжелее было отрывать свой взгляд, и от кого? Людей-однодневок, глупых бабочек, бездумно порхающих, не знающих ничего, кроме своих мелких и суетных делишек. Но красота этих бабочек завораживала и пленяла. И тут такой подарочек!

Девчонку он видел и раньше, она часто крутилось возле городских стражей, умильно поглядывая на их предводителя, думая, что никто этого не замечает. Эрик называл ее своей собачкой. «Пусть щеночек подрастет!» — смеялся он с сотоварищами. И вот девочка подросла, и взгляд Эрика все чаще задерживался на ней.

«Нет, она моя!» — взрычал демон, вспоминая последний разговор стражей, бессовестно им подслушанный.

— Я оприходую ее прямо во время карнавала, — похвалялся Эрик в кругу сослуживцев.

«Ставлю на Илу, скорее — она тебя!» — посмеялся демон, но потом до него дошло, о каком поединке говорил стаж, и его сердце наполнилось гневом.

— Так-с, с чего начнем? — осмотрел поле деятельности демон. Взгляд его остановился на ненавистных штанах. Раз — и сей предмет туалета почил в бозе, за ним последовали вся остальная одежда и весь стратегический запас металлолома, который люди называли «оружием»: Ила могла поцарапаться!

Его дружок так и просился в бой, но демон подозревал: невежливо начинать одному, сначала надо привести девушку в чувство. Он воспользовался чарами, чтоб вернуть Иле сознание.

— Чертов демоняка! — очнувшись, немедленно завопила та, но демон уже понял, им не договориться, поэтому, устроившись поудобнее между ног девушки, чтоб не поранить шипами, направил свой изнывающий от страсти член в ее прекрасное, нежное лоно.


Часть 3

«Не договорились!» — подумала Ила, стуча кулаками по плечам непрошенного любовника. Его тяжелое тело намертво придавило ее к кровати, давая лишь вздохнуть немного, когда демон чуть отодвигал свою задницу, чтобы снова вторгнутся в нее.

«Хоть попой дыши! Кстати, что-то я шипов не чувствую», — подумала девушка. А что оставалось: ее никто не спрашивал, особого участия в процессе не требовал, потому времени подумать было, хоть отбавляй — демоняка никуда не торопился и заканчивать свое подлое дело не спешил.

«Я вообще ничего не чувствую!» — испугалась она. Ее тело ниже пояса, словно занемело. «Кажется, меня превратили в фарш, перемололи и порвали, как тузик грелку, а я лежу тут, раскинув ноги, как последняя блядь…»

— Ничего с тобой такого не случилось! — возмутился демон. — Обезболил немного, все же это твой первый раз, — от негодования он даже приостановился, — и шипы убрал — я там гладкий, вот, посмотри, — с этими словами он вытащили свое орудие и зря: с уже знакомым «епть!» Ила, завидев следы крови, провалилась в новый обморок. Дотрахивать бесчувственное тело демон не стал, лишь, воровато оглянувшись, потерся свои членом о попу своей жертвы и, приложив немного усилий, кончил прямо на нее.

«Что ж мне так не везет?» — подумал он, вытирая себя и девушку. Демон со вздохом присел на кровать, Ила лежала без чувств, а, скорее, притворялась, уж больно страдательным было выражения ее личика.

«И чем я лучше этого Эрика?» — задался вопросом демон:

— Ила!

— Чего тебе, зараза, — нехотя подала признаки жизни девушка.

— У меня есть к тебе дело…

— Знаем мы твои дела, от них девичья честь пропадает!

— Тебя ведь наняли меня убить? — пошел ва-банк демон.

Девушка привстала на кровати, забыв, что обнажена.

— Убьешь меня? — спросила она, глядя демону прямо в его нечеловеческие глаза.

— Нет, — заверил тот, схватив ее за руки, — не убью, Илочка!

— Ну и зря. Не ты, так свои убьют, за проваленное задание, — Ила откинулась на кровать. Что ж, перед смертью хоть с мужиком побыла, хоть и демоном.

— А я не дам! Скажем им, что ты это… завязала!

— У нас бывших не бывает, демон, как там тебя, — вздохнула Ила: «И чтоб тебя…».

— А это идея… Мехди меня зовут.

— Ну, говори свою идею, Мехди…

На следующий день, Мехди явился, как в ни в чем не бывало, в ратушу за полагающимся жалованием, и заявил, что требует прибавки. Работа тяжелая, силы зла угрожают городу, а он еще жениться собрался. «Какая затравка для моей новогодней речи!» — восхитился его наглостью мэр.

— Что, козлики, доскакались, — ехидно обратился мэр позже к главе гильдии торговцев, — говорил вам — хватит кормить горожан собачатиной, теперь раскошеливайтесь: силы зла… они такие силы зла!

С главой гильдии ассасинов Мехди поступил еще проще: явился как есть, продемонстрировав два метра рогов, и попросил Илиной руки. Глава ассасинов, посмотрев на выдающееся украшение, сказал, что тот может забирать Илу хоть по частям — им чужого не надо.

Ила, наконец, распробовав демонской любви без всяких повязок, обезболивания и обмороков, распустилась как цветочек: от вольготной жизни у нее появилась не только попа, но и грудь, и теперь уже начальник городской стражи часто приходил помечтать под ее балкон, благо цветочные горшки, да и просто горшки, у Мехди на балкончике не переводились.

Танцуя с демонякой в облюбованном платье, Ила почувствовала себя счастливой. Отцепив от рога мужа новогоднюю гирлянду, она потащила его целоваться под омелу: Грета говорила, что слаще такого поцелуя не бывает!


Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • X