Владимир Михайлович Мясоедов - Континентальный сдвиг [СИ]

Континентальный сдвиг [СИ] 1322K, 315 с. (Ведьмак двадцать третьего века-8)   (скачать) - Владимир Михайлович Мясоедов

Владимир Мясоедов
Континентальный сдвиг


Пролог

Змей был быстр, могуч, ловок и, самое главное, мудр. Возможно, даже достаточно мудр, чтобы зваться разумным. Нет, говорить по человечески или пользоваться инструментами он конечно же не умел, но главным образом по причине неудачного для внятной речи строения рта и отсутствия рук. Впрочем, даже будь у него возможность чего-нибудь изменить, змей бы никогда не стал этого делать. А зачем? Ему и так жилось очень даже неплохо, а кичащиеся своим умом, магией и техническим прогрессом люди не раз и не два становились всего лишь очередной добычей. Покрытое крупной меняющей цвет чешуей тело могло поспорить в толщине и длине с крупным деревом, а одного укуса ядовитых клыков хватало для того, чтобы убить на месте взрослого медведя. Имелись, конечно же, в лесах существа, от которых приходилось спасаться бегством, но они были очень большими, и от их шагов дрожала земля, позволяя змею заранее почувствовать угрозу и вовремя пуститься наутек. Выползший из своего логова на охоту хищник замер в полусотне метров от небольшого разожженного в ямке костерка, вокруг которого сидело три человека.Прислушивался к издаваемым людьми звукам, пытаясь определить, кто из них самый главный и сильный, а потому должен стать целью для первого внезапного и сокрушительного удара. Присматривался к тем предметам, что были при его будущем обеде, поскольку отлично знал, чем отличается копье от ружья и не хотел еще раз получать заживающие не день и не два огнестрельные раны. Принюхивался к ароматам добычи, пытаясь понять, нет ли у какого-нибудь человека при себе ядовитого зелья или большого количества пороха, опасных даже змею.

-Я считаю, что у каждого в жизни должна быть цель, к которой нужно стремиться! Важно провозгласил широкий, толстый и лишенный волос на голове человек, помешивающий в висящем над огнем котелке какое-то варево. На боку его висела тонкая шпага, но настолько маленьких и тонких клинков змей не боялся. Чешуя хищника была очень прочна, в лучшем случае людям удавалось оставить на ней своими копьями, саблями и топорами небольшие зарубки, рассасывающиеся вскоре после сытной трапезы. — Вот у меня такая цель есть – восстановить величие своего рода. Ну, хотя бы расплатиться по тем долгам, в которые влезли мои стукнутые на всю голову предки и сделать так, чтобы остальные потомки Чингисхана больше не смели оскорблять нашу семью в лицо или безнаказанно шпынять её представителей.

-Дык, это того…Правильно, Стефан! — Горячо поддержал его другой человек, копавшийся в большом мешке, откуда исходили запахи копченого мяса, сушеных яблок и хлеба. Для представителя своего вида он оказался довольно высоким и, наверное, сильным. Во всяком случае, большая дубина размером почти с голову змея выглядела тяжелой. Однако обладающий громадным опытом хищник серьезно сомневался в том, что добыча хотя бы один раз взмахнет своим массивным оружием. Обычно люди после его появления могли только кричать и бежать. А те немногие, кто все же пытался сопротивляться, двигались слишком медленно, чтобы представлять из себя какую-нибудь угрозу и умирали обычно раньше, чем успевали нанести удар. – А я, стал быть, жениться того-этого....Хочу! А еще, оно того, проклятье окаянное, речью мою путающее, с себя, дык, снять. Ибо вельми задолбало!

-Ну вот, теперь я себя на вашем фоне прямо каким-то неполноценным чувствую. У то подобных целей нет… Вернее есть, но они слишком глобальные, чтобы их реализации мог добиться один человек, а потому скорее могу считаться мечтами. Мир во всем мире там или хотя бы введение международных запретов на геноцид гражданского населения во время войн. А вот более очевидных задач сейчас как-то перед собой не ставлю, если не считать дальнейшего выживания и процветания. — Пробурчал третий человек, почти засунувший руки в костер и видимо очень замерзший. У него правый глаз закрывала черная повязка, а одна ступня была частично искусственной. Змей отлично это видел благодаря своей способности различать тепло тел. Обычно он оставлял инвалидов, калек и прочую больную добычу напоследок, поскольку она редко могла сильно стукнуть или далеко убежать, но на сей раз ему придется сделать исключение. Висящая на поясе кобура скрывала в себе очень большой пистолет с ребристым утолщением между рукояткой и дулом. С владельцами такого оружия хищник уже раньше сталкивался и знал, что оно может выстрелить несколько раз подряд.

-Это стал быть потому, Олег, шо ты уже всех, дык, поставленных перед собою задач по большому счету, того-этого, добился. – Высокий человек извлек из мешка большой каравай хлеба и принялся нарезать его на части при помощи кинжала. Змей медленно пополз вперед, то и дело замирая, чтобы дать своей чешуе подстроиться под окружающую местность и сделаться практически невидимым. Ну и еще он выискивал ловушки, которыми так любят всякие двуногие окружать свои стоянки. Глаза внимательно осматривали землю в поисках любых инородных предметов, а высовывающийся изо рта язык отлично чувствовал не только вкус того, чего касался, но и магические эманации. – Супругу, дык, завел. Сына с ней, стал быть, заимел. Денег у вас, ну, куры не клюют, ибо целая тыща златых рублей – вполне посильные энти…Как же ж их… Расходы! Даже клейма с шеи и те, того-этого, убрал!

-Только свое. У Анжелы печать контракта с армией пока есть, просто неактивна в связи с декретным отпуском. — Возразил ему одноглазый, принимая протянутый ломоть хлеба. — Конечно, время до возвращения на службу у неё еще имеется, но что-то придумать тут однозначно надо. Мне не улыбается отпускать свою супругу в армию с клеймом, которое способно оторвать ей голову по приказу какого-нибудь благородного мудака. Особенно до тех пор, пока Четвертая Мировая Война не кончится.

Змей замер, наткнувшись на преграду, вернее ощутив при помощи языка её присутствие в метре от своей морды. Волшебная пелена, невидимая глазу, окружала стоянку людей. Стоит чему-то достаточно большому пересечь незримую черту, как раздастся громкий или на незваного гостя обрушится удар магии. А скорее всего, случится и то, и другое. Впрочем, в этом не было ничего необычного. Подобными барьерами очень многие двуногие пытались защитить себя от обитателей леса. Далеко не все из них умели сами плести чары, но вот взять с собой готовый артефакт и активировать его в нужный момент особого труда не представляло. Впрочем, даже если один из людей является волшебником, змей отступать не собирался. Те, кто умеет творить заклинания, были сильнее, живучее, проворнее и намного опаснее своих соплеменников, но их он жрал с особым удовольствием, поскольку каждый раз после подобной еды становился чуть-чуть больше и сильнее. К тому же преграда ощущалось слабой и зыбкой. Она могла бы остановить старого голодного волка или подпалить слегка шерстку тигру, но змей рассчитывал пересечь волшебную пелену без сильной боли. А добыча среагировать на его появление вообще вряд ли успеет, когда надо он умел быть быстрым, очень быстрым. Напрягшееся подобно пружине тело выстрелило вперед словно копье отрываясь в броске от земли…И уже в полете судорожно задергалось, пытаясь любой ценой как можно скорее дотянуться до земли, чтобы можно было обрести опоры, развернуться и уползти подальше от этого места. Барьер оказался не защитным, а скрывающим. Внутри него эманаций магии оказалось намного больше чем снаружи. Хищник ясно понял, что из охотника он стал добычей, ведь чародеями оказались все три человека. И каждый из них являлся достаточно сильным, чтобы представлять для него угрозу даже в одиночку.

С очень большого магического посоха, который лесной хищник опрометчиво принял за обычную дубину, сорвался разряд молнии. Электричество вцепилось в плоть своей цели и заставило ту шмякнуться оземь, конвульсивно извиваясь. Пламя едва горевшего костерка взревело, повинуясь взмаху руки одноглазого волшебника, за доли секунды разгорелось с неимоверной силой и выплеснулось навстречу бьющемуся в судорогах змею огненной волной. Причем огонь не просто мимоходом опалил свою цель, а весь сконцентрировался на передней её части, словно прилипнув к клиновидной морде. Чешуя на черепе росла особо толстой и прочной, она могла некоторое время сдерживать ужасный жар, а язык перед прыжком был заблаговременно убран внутрь пасти, но вот прикрытые лишь относительно тонкими веками глаза мгновенно вскипели, причиняя ужасную боль. А лишенный волос на голове толстяк со скоростью, ничуть не уступающей скорости самого змея подскочил к поверженному, ничего не соображающему от боли, бьющемуся в судорогах ослепленному хищнику и четырьмя ударами рассек шею монстра, каждый раз попадая точно по уже имеющейся ране. Разок его стегануло по спине толстым хвостом, но удар способный сломать хребет быку лишь слегка покачнул человека, да заставил того болезненно ойкнуть. Однако на точности и скорости ударов полученная травма никак не сказалась. Обманчиво тонкое и хрупкое лезвие клинка оказалось острее бритвы и прорезало крупную чешую, от которой мог бы отскочить даже топор, с легкостью папиросной бумаги.

-К голове не приближайтесь, может укусить. Она у сибирских радужников чуть ли не сутки цапаться продолжает. – Предупредил толстяк, проворно отбегая от бьющегося в агонии тела, по которому пробегали всполохи разных цветов. Там, куда пришелся удар хвоста, добротная охотничья кожаная куртка лопнула, словно гнилая тряпка. Однако в открывшейся прорехе не виднелось ни содранной с костей плоти, ни даже крови. Чудовищной силы удар, способный переломать обычному человеку все кости, оставил после себя лишь синяк. Пусть даже и большой. — Олег, ты котелок с похлебкой то там не испарил мимоходом?

-Да что ей сделается то… -- Одноглазый извлек из покрывшегося сажей котелка исходящую паром ложку и попробовал варево на вкус, а после довольно причмокнул. – В самый раз, только соли слегка не хватает. Пока успокоится эта гадина, которую мы третий день на себя выманивали, вполне немного закусить успеем. Кстати, вам не кажется, что чересчур быстро и просто мы эту змею пришибли? Может она больная была?

-Да не, все нормально, я вам это как потомственный сибирский охотник говорю. – Успокоил его толстяк. – Радужники убивают много людей в первую очередь потому, что слишком осторожны и никогда не связываются со слишком опасными одиночками или крупными отрядами. Это какую-нибудь другую тварь можно выследить и толпой забить, а с этими погаными змеюками такой фокус не пройдет. Либо выманивать их на маленькие и внешне не сильно опасные группы вроде нашей, либо они будут раз за разом нападать снова и снова, и снова. Святослав, ты куда там запропастился?

-Дык енто, новый круг сторожевой делаю вместо прежнего, – откликнулся обладатель магического посоха, больше похожего на плохо ошкуренное бревно. – А то, стал быть, на запах крови обязательно пакость какая заявится. И хорошо, кабы одна, тады мы её тут и освежуем. Токмо вдруг большая стая пожалует? Втроем всего-то, дык, можем и не отмахаться, коли внезапно нападут. Али отобьемся, да покусают. Чё я, того-этого, вашим женам скажу?

-Гарем имеет тут только Стефан. – Тыкнул в сторону своего пухлого друга ложкой одноглазый чародей. – У меня просто жена с любовницей дружат, ты не путай. Хорошо хоть военнообязанная из них только одна, а то бы я точно с ума сошел.

-Да, кстати об Анжеле и клейму на её шее. Олег, мне кажется, ты излишне переживаешь. Связистку в штыковую атаку не пошлют…Наверное. Все же астральщики слишком нужны в штабах, чтобы ими так бездарно разбрасываться. – Толстяк извлек из кармана ложку и стал искать в мешке с пожитками тарелку.– Да и вообще, прежде чем время декретного отпуска выйдет, наверняка найдешь кому взятку дать, чтобы её со службы комиссовали. Ну, или еще чего-нибудь придумаешь. Все-таки Святослав дело говорит, ты поставленных перед собою целей добиваешься настолько быстро, что аж завидно становится. Всего несколько лет прошло, с тех пор как нас выпнули из Североспасского магического училища прямиком на фронт, а у тебя уже есть куча хороших артефактов, большой счет в банке, свой летучий корабль, семья и звание чародея третьего ранга.


Глава 1

О том, как герой стреляет из пушки по воробьям, скачет верхом и глушит рыбу.

Олег с некой претензией на комфорт устроился среди веток огромной ели, вцепившись для надежности руками в шершавый древесный ствол и, устремив взгляд в затянутые серой пеленой небеса, предавался неспешным размышлениям обо всем и ни о чем. Вспоминал свой родной мир, где технический прогресс достиг достаточных высот, дабы иметь неплохие шансы сделать планету Земля полностью непригодной для жизни. Размышлял о том, как бы сложилась его жизнь, если бы он после перемещения в иное измерение не оказался в теле военнообязанного колдуна-недоучки. Находил все новые сходства или различия между родной ему Россией и тем жутковатым гибридом магократии с феодальной монархией, который здесь носил то же имя. Время от времени падающие с хмурого неба редкие снежинки таяли, едва достигнув покрытых хвоей веток. Им никак не удавалось собой сформировать единый белый покров, затягивающий пушистые колючие лапы дерева. А ведь он находился в Сибири, и на дворе стоял декабрь! Обычно если в это время снега навалило всего лишь по колено, то для местных жителей зима начинала считаться мягкой…

Выхваченный из кобуры на поясе револьвер уставился на стайку из пяти крупных птиц, летящих метрах в ста от дерева по своим делам. Обычное подобное оружие на такой дистанции если и могло попасть в цель, то исключительно случайно, но Олег обладал большим опытом. А количество пороха в пулях и их масса более соответствовали тяжелым винтовкам, обеспечивая стрелку изрядную убойную мощь и хорошую точность. Отдача вскинула руку чародея вверх, но одна из целей оказалась поражена и пробита насквозь в районе живота, а потому теперь стремительно летела к земле безжизненным трепыхающимся кулем. Оставшиеся четыре черных птицы порскнули в разные стороны…И, что есть мочи махая крыльями, стремительно полетели к посмевшему убить их товарку человеку. Причем передвигались они не по прямой, чем сильно бы облегчили прицеливание, а то и дело смещались то вниз, то вверх, то в сторону.

-Ненавижу чертовых мранов, – тихонько пробормотал себе под нос Олег, опустошая барабан револьвера в приближающихся к его дереву птиц. Теперь так тщательно прицеливаться, как в первый раз он не мог себе позволить, а потому неизбежные оказались и промахи. Вторая пуля улетела в небо, третья лишь скользнула по мишени, вырвав пару черных перьев, и только четвертая угодила куда надо, напрочь оторвав цели левое крыло. С пятой и шестой, благодаря сократившейся дистанции, осечек тоже не случилось: одной летучей бестии снесло её острый длинный клюв и половину черепа, другую вообще порвало едва не пополам. Используемый калибр для противостояния мранам был явно избыточен и использование его находилось не так уж далеко от стрельбы из пушки по воробьям…Только очень крупным, агрессивным и смертельно ядовитым. Последняя из черных птиц приблизилась к обидчику достаточно близко, чтобы с громким хлопаньем крыльев спикировать на человека, выставив вперед для удара свое главное оружие. Снабженный длинным жалом хвост, напоминающий скорпионий. – Хоть бы отрава в этих воронах-мутантах полезный была, а не жижа тошнотворная, которой только людей в зомби превращать…

Так и не сумевшая приблизиться к человеку птица замерла в воздухе неподвижной грудой черных перьев, когда на неё упал взгляд чародея. И, повинуясь силе притяжения, немедленно полетела вниз, стукаясь по пути о все встречные ветки. Впрочем, на последнее ей бы жаловаться не стоило, все-таки покрытые хвоей лапы достаточно замедлили падение, дабы парализованный мран не расшибся о лишь чуть-чуть припорошенную снегом землю вдребезги, а приземлился относительно невредимым. Спустя пару секунд после удара он даже смог начать слегка дергаться, преодолевая действие наложенных на него чар: из снабженного мелкими острыми зубами клюва донеслось нечто среднее между стоном и карканьем, шевельнулось вновь обретающее подвижность жало. А потом пернатую тварь так пнули красным кожаным сапогом, что она подобно футбольному мячу взмыла в воздух иврезавшись в ствол дерева размазалась об него в мелкие клочья.

-Ну что, есть прогресс? – Прокричал добивший мрана Стефан, задрав голову кверху. Сейчас потомственный сибирский охотник оказался одет слегка не по погоде и уж точно не для прогулки по лесу или работы: помимо алой словно огонь обуви на нем были тонкие брюки с наглаженными стрелочками, белая шелковая рубашка и клетчатый пиджак. А в руках толстяк вертел шляпу-котелок, по всей видимости обязанную прикрывать его лысину.

-Ни малейшего, если не считать того, что это уже была вторая стайка ворон-мутантов, которую я за сегодня расстрелял! – Откликнулся с елки Олег, перезаряжая свой револьвер. Причем делал он это отнюдь не руками: из барабана зависшего в воздухе оружия пустые гильзы вытаскивались при помощи телекинеза. – А ты чего так вырядился? Праздник сегодня какой?

-Пароход должен прибыть, а на нем помимо переселенцев будет парочка заграничных инженеров и какие-то торговые партнеры отца. Почему-то он вбил себе в голову, что во время знакомства я должен выглядеть как представитель цивилизованного общества, то есть не то как купеческий приказчик, не то вообще как придворный лакей! – Сморщился толстяк, которому его наряд явно пришелся не по вкусу. – Да при нашей погоде эти модные столичные тряпочки оденет только полный идиот…Даже в аномально теплую зиму, вроде нынешней. Не прошел бы я в детстве процедуру модификации организма, простыл бы точно!

-Вынужден согласиться, окружающей обстановке твой наряд слегка не соответствует. – Кивнул Олег, отводя взгляд от своего друга и лишний раз окидывая взглядом село «Буряное», которое должно было послужить ему пристанищем на эту зиму. Как и любые другие поселения этого мира, границу населенного пункта опоясывала высокая стена, защищающая жителей от вражеских налетов и визитов магических тварей. Две линии частокола, между которыми пролегал небольшой ров, опоясывали территорию в несколько квадратных километров. Большая её часть пустовала, поскольку отводилась под огороды зимой по понятным причинам пустующие, но тут и там серели своими бревенчатыми стенами дома крестьян, старателей, охотников и представителей прочих рабочих профессий, востребованных в Сибири. Лишенные ярких красок и жмущиеся друг к другу приземистые одноэтажные жилые и хозяйственные постройки с крохотными оконцами выглядели так, словно на дворе стоял век семнадцатый-восемнадцатый…Хотя вообще-то по календарю уже двадцать третий едва ли не подходил к концу. Чуть выделялся в лучшую сторону разве только центр, где высилось белокаменное здание церкви, да стояла пара десятков добротных двухэтажных подворий. Там обитала местная элита: староста, несколько не до конца потерявших свои капиталы и влияние ссыльнопоселенцев, торговцы скупающие дары природы по грабительским курсам, да местный центр культурного досуга – бордель, он же трактир. Еще конечно два замерших на площади у самых ворот летучих корабля сильно в глаза бросались, но движимые скорее магией чем паром дирижабли частями местного ландшафта являлись только временно. А пристань Олег со своего места так и вовсе разглядеть не мог, поскольку она находилась, во-первых, за границей укреплений, а во-вторых, чародей сидел к ней спиной. – Слушай, но все-таки почти десяток кружащих над селом мранов за неполный день – это перебор. Мне кажется, тут где-то недалеко их колония, иначе откуда бы тут столько тварей? Надо бы найти гнезда и сжечь.

-Ты просто не хочешь учиться друидизму и ищешь повод, чтобы с дерева слезть! – Укорил друга Стефан, сложив руки на своем пухлом животе и укоризненно взирая снизу вверх. – Сиди давай, магию природы осваивай, пока есть время и елка, прямо на источнике силы выросшая!

-А сам то чего её так и не осилил толком? – Буркнул Олег, в который раз безуспешно пытаясь синхронизироваться с токами той магии, что пронизывала гигантскую ель высотой, по меньшей мере, пятьдесят метров и с таким обхватом ствола, что из него можно бы было океанский корабль целиком выдолбить. Собственно именно наличие подобного аномального дерева, в корнях которого находился небольшой магический источник, в немалой степени и поспособствовало созданию здесь села. Под влиянием волшебства растение увеличилось в размерах настолько, что просто не могло существовать дальше за счет одних только корней. Оно жило благодаря энергии, насыщавшей его соки и делавших их весьма эффективным лекарственным средством, пригодным для употребления даже без дальнейшей алхимической обработки. Смола, которую собирали люди, использовалась для лечения любых наружных травм, включая успевшие загноиться раны. Шишки же исполинской ели стали напоминать по размеру ананасы, а добываемые из них ядра могли посоперничать в размерах с яблоками-ранетками. Жаль только, размножить чудо-растение людям не удалось. Вернее, теоретически то это было возможно, но для роста требовались сотни лет и другой магический источник со схожими энергетическими характеристиками.

-Осилил, почему нет? Первый ранг в магии природы я подтвердил еще тогда, когда ты только-только учился при помощи магии боль у раненных убирать. – Пожал плечами Стефан. – Каждый хороший маг-егерь немного друид и зверолов, без способности зачаровывать флору и фауну по лесу ходить конечно можно, но вот не наследить и незаметно прокрасться куда нужно точно не получится. Вот только в бою чары с моими талантами не применишь. Я быстрее двадцать раз проткну своего врага шпагой или изрешечу его из винтовки, чем уговорю какое-нибудь дерево противника корнями и ветками задушить. И силы маловато для масштабной магии, и контроля. Но уж с последним то у тебя точно все отлично, иначе черта с два умудрился стать настолько хорошим целителем, что отрубленные конечности или выбитые глаза восстанавливаешь.

-У меня имелся хороший стимул. Да и сейчас жизнь постоянно все новые и новые поводы для самосовершенствования подбрасывает. – Олег приподнял закрывающую пострадавший глаз повязку и почесал уродливый шрам, оставшийся после удара пропитанным черной магией лезвием японской катаны. Сейчас он уже не кровоточил, не болел и потихоньку рассасывался под воздействием регулярных лечебных процедур. Пройдет еще пара месяцев и можно будет начинать возвращать себе бинокулярное зрение…Впрочем, к его отсутствию Олегу было не привыкать. Взрыв магической мины, изувечивший и едва не убивший первоначального обладателя его тела, серьезно подпортил энергетику организма, сделав исцеление почти невозможным. И после принудительного обмена душами с начинающим чернокнижником парню пришлось привыкать к отсутствию глаза, половины ноги и наличию ужасающих шрамов. Избавиться от них получилось буквально чудом, но кое-какие неблагоприятные последствия тех событий сказывались до сих пор. Половину ступни, например, даже сейчас приходилось заменять деревянным протезом. А риск получить тяжелую травму в некогда пострадавшее место был куда выше среднестатистического, поскольку из-за слегка деформированной ауры чародея вражеские удары так и норовили соскользнуть в слабое место. – Кстати, тебе бы тоже не мешало подтянуть свои навыки. Когда ты в последний раз тренировался?

-Вчера вечером, – ядовито буркнул толстяк. – Знаешь, не всем дано быть талантами вроде тебя. Некоторые одаренные и за всю жизнь до ранга подмастерья не добираются. Да таких, в принципе, даже большинство!

-Талант – это у Святослава, который дождь и ветер вызывал без всякого обучения, а сейчас может удержать в воздухе небольшой летучий корабль с отключившимися двигателями и оторвавшейся гондолой. У меня нет таланта, у меня просто мизерный запас энергии, что сильно облегчает контроль на начальных этапах. А также хорошая сила воли, помогающая не опускать руки после первых неудач, стискивая зубы перетерпливать усталость или последствия истощений и не бездельничать, когда есть свободное время! – Отпарировал Олег, который не без оснований считал, что своим нынешним успехам обязан исключительно собственному упорству. Да, чародеем третьего ранга он стал скорее по совокупности заслуг, чем благодаря личному могуществу. К тому же по меркам этого погрязшего в магическом феодализме мира подмастерье – не такая уж и большая величина. Большая часть аристократов либо находилась на том же уровне, либо была намного сильнее. И творить действительно серьезное волшебство Олег мог лишь только за счет разного рода накопителей, поскольку без подобных костылей выдыхался после пары-тройки маломощных огненных шаров или реанимированных умирающих. Однако тот, кто стал бы его недооценивать, сделал бы очень серьезную ошибку. Возможно, последнюю в своей жизни. – Но о том, что неплохо бы тебя на соседнюю со мной ветку посадить, мы еще потом поговорим. Сейчас давай с мранами разберемся, они же тут как у себя дома летают!

-В радиусе семи дневных переходов эти проклятые птицы точно не гнездятся, иначе бы охотники о них уже узнали. – Буркнул толстяк, засунув руки в карманы пиджака, которые жалобно затрещали, не в силах полностью вместить в себя обманчиво мягкие пухлые кулаки. – Просто жрать мранам этой зимой в окрестностях нечего, вот и тянутся к жилью, надеясь не человека подловить, озомбячить и подальше в лес увести, так скотинку какую.

Не прощаясь, Святослав потопал в сторону ворот. Видимо обиделся на то, что его не слишком то завуалировано обозвали ленивым бездельником. Впрочем, извиняться Олег не собирался. И отказываться от идеи загнать свое обремененного излишними килограммами друга на соседнюю ветку магической ели – тоже. Он еще и Святослава туда же как-нибудь затянет, чтобы тот в кои-то веки попытался научиться хоть чему-нибудь кроме своей любимой аэромантии. В конце-концов, они все далеко не мальчики, а опытные боевые маги. Пусть стаж их и относительно невелик, но каждый месяц на Четвертой Мировой войне мог быть по праву приравнен, по меньшей мере, к паре лет спокойной гарнизонной службы в мирное время, когда самыми страшным врагом является собственное начальство, любящее нагружать подчиненных хозяйственными работами, шагистикой, зубрежкой Устава и прочей мутью. Олег иногда сам не понимал, почему и как до сих пор жив. Нет, он конечно всеми силами старался не лезть на рожон, максимально подготовиться к грядущим неприятностям и минимизировать возможные риски, но всего за несколько лет чародею пришлось повстречаться в бою со множеством противников, которые были намного сильнее и опаснее его самого: вампиры, вражеские боевые маги, демоны, големы, химеры, кицуне, драконы...Всех даже вспомнить тяжело! А в некоторых ситуациях, например при эпидемии искусственно созданного мора, под ударом стратегических заклинаний или во время обстрела из артиллерийских орудий спасала главным образом удача. Повлиять на неё Олег никак не мог, а вот повысить шансы своих друзей на выживание путем обучения их новым полезным навыкам намерен был попробовать. Ведь если он, человек большую часть своей жизни считавший колдовство детскими сказками, всего за несколько лет на вполне профессиональном уровне освоил целительство, артефакторику, предвиденье, техномагию, телекинез, некромантию и пиромантию, то и они тоже способны в достаточно короткие сроки выучить новые трюки. Главное – подобрать соответствующий стимул, то есть большую тяжелую палку, которой можно будет своих ленящихся товарищей подгонять. И чтобы они её не отобрали. Пусть по части магических знаний Олег находится впереди, но чисто физически он оставался слабейшим из их троицы.

Свою военную карьеру боевой маг третьего ранга начал всего лишь скороспелым ведьмаком-недоучкой на западных границах России, когда на неё напали Австро-Венгерская империя и Польша. После ряда тяжелых битв с европейцами был заключен мир. Пусть даже причиной стали не победы русского оружия, а турки, которые решили под шумок пересечь Средиземное море и пограбить богатые страны, пока большая часть их солдат с русскими дерется. Та часть армии, в которой находились Олег и Анжела сражались под началом наследника престола, который во время крупного сражения умудрился угодить в плен, а потому их, как и многих прочих военнослужащих, сослали на Дальний Восток. Частично в наказание, частично чтобы прикрыть границу от пиратов и бандитов, расплодившихся в охваченном гражданской войной Китае. Впрочем, междоусобная заварушка в наиболее густонаселенной державе Азии быстро переросла в еще больший хаос, когда в заварушке решили поучаствовать еще японцы и англичане и даже приплывшие из Южной Америки вампиры. Россия, не желая становления во главе соседней державы недружественного императора и крайне разозленная провокационными действиями самураев, решила поддержать одного из претендентов на трон, создав свой экспедиционный корпус. И, в общем-то, её вмешательство даже имело определенный успех. Олег, например, воспользовавшись удобным случаем тогда вышел из числа безликих армейских винтиков, став капитаном собственного вольного отряда. По сути, капером, у которого была определенная свобода действий, собственный летучий корабль и небольшая группа бойцов. Несмотря на обязанность выполнять приказы высшего командования, все шло довольно неплохо. Даже удалось весьма существенно увеличить их группы за счет добровольцев из Нанкина, обзавестись впечатляющими объемами военной добычи и вторым судном. Но потом Лондон, Токио и повелители кровососов решили повысить ставки в политической игре, перейдя к полноценной войне. И если на западе страны вражескую агрессию удалось отразить пусть не без потерь, но в общем и целом успешно, то восточное побережье оказалось разорено и оккупировано вплоть до Иркутска. Правда, врагов вскоре погнали назад и вышвырнули прочь, но разве это могло компенсировать убытки? Вернуть сожженные дотла или полуразрушенные во время боевых действий города? Восстановить сожранное монстрами или холоднокровно убитое завоевателями население?

Глубоко ушедший в свои мысли Олег пропустил тот момент, когда на громадном дереве он оказался не один. Просто в один миг прямо под ним хрустнула ветка, и опустившийся вниз взгляд наткнулся на продирающуюся через слой хвои громадную мохнатую тушу, в облике которой перемешались человеческие и волчьи черты. Оборотень, безжалостно запускающий в кору ели свои напоминающие кинжалы когти, стремительно карабкался вверх. Секунда – и вот он уже прямо перед чародеем и тычет ему в морду испускающей ароматы свежей сдобы корзинкой, ручку которой чудовище сжимало в пасти. А стоило лишь Олегу принять его ношу, как ужасающий монстр стремительно уменьшился в размерах и избавился от деталей нечеловеческой анатомии, обращаясь в фигуристую рыжеволосую девушку, единственной одеждой которой являлся комплект красного кружевного белья.

-Доброслава, ну кому я не мешающий трансформации плащ покупал? Люди же смотрят. – Печально вздохнул Олег, уже понимая, что в очередной раз повлиять на характер его любовницы не получится. Оборотень не то чтобы совсем концепцию стыдливости не понимала, просто тело свое не считала нужным от кого-либо прятать. Стыдиться ей уж точно было нечего, а жертвами сексуальных домогательств представительницы её народа становились примерно так же часто, как бронетехника или работающие промышленные мясорубки. Мало кто мог принудить симпатичную девушку к тому, чего она не хочет, если та в состоянии за несколько секунд превратить человеческое тело в размазанный по большой площади фарш с вкраплениями костяной крошки.

-Пф, можно подумать, вырядившись Красной Шапочкой, я бы собрала на себя меньше похотливых взглядов от местного мужичья. – Фыркнула устроившаяся на ветке девушка, беззаботно болтая ногами. – Да они на меня даже в полном доспехе облизываются!

-Это просто потому, что он тебя облегает дальше некуда. И вообще, хватит моего мужа своей задницей у всех на виду соблазнять, принимай боевую ипостась обратно! – По проторенному оборотнем маршруту вверх медленно летела светловолосая женщина, облаченная в черную кожаную куртку армейского боевого мага. Преодоление земного притяжения явно давалось ей нелегко, но по крайней мере она двигалась своими силами. А вот её супруг порхать подобно птичкам мог только благодаря нескольким вживленным в брюшную стенку зачарованным на левитацию золотым пластинам. К решению имплантировать в себя артефакты чародей пришел лишь относительно недавно, когда наконец-то смог себе позволить потратить на подобные игрушки несколько тысяч рублей, но становление магическим киборгом имело весьма серьезные преимущества. Без возможности некоторое время быстро перемещаться по полю боя, выдерживать несколько лишних вражеских ударов без всяких повреждений и четыре раза атаковать заклятьями уровня сильного истинного мага, Олег до сегодняшнего дня мог бы попросту не дожить.

-А Игорь где? – Удивился чародей отсутствию сына, а потом при помощи телекинеза помог супруге забраться на ту же ветку, где и сам сидел. Руки его тем временем уже нырнули в корзинку и вернулись оттуда с теплым ароматным чебуреком, так и просящимся в рот.

-Женам Стефана отдала понянчиться, – отмахнулась Анжела, вытирая со лба пот. Ведьмой она была достаточно талантливой, находясь на верхней планке второго ранга, но вот полеты ей давались тяжело. Впрочем, несмотря на то, что магические традиции этого мира насчитывали тысячи лет, а колдовать при должном желании в местных высших учебных заведениях могли научить каждого, волшебство все равно оставалось скорее искусством, чем наукой. И развитие каждого чародея являлось в чем-то уникальным. По умолчанию умеющими все и вся считались только архимаги, стоящие на восьмой ступени иерархической лестницы одаренных. Но их на всю планету имелось всего-то пара сотен. А вот уже среди находящихся на ранг ниже архимагистров, способных при желании в одиночку смести с лица земли большой город или захватить маленькую страну, уже могли найтись персоны, пренебрегшие тем или иным разделом магии. Проклятьями там, полетами или телепортацией – Пусть учатся с чужими детьми управляться, раз свои пока у них только на подходе. Ты тут сам-то как? Не замерз с утра?

-Пф! После того как я по заснеженному весеннему лесу в одежде из коры шатался, меня парой снежинок не напугаешь. Да и вообще целитель при плохой погоде максимум испачкается, поскольку пробить наш иммунитет ни одному нормальному микробу не под силу. – Несмотря на браваду и свою общую выносливость, теплые толстые штаны утром Олег все-таки надел. А также свитер, куртку, шерстяные носки и вязанную шапочку. Манипуляции с собственным организмом наверняка бы еще больше затруднили попытки обучения друидизму, а мерзнуть чародею не сильно хотелось. Он и так за время своего памятного вояжа по глухим сибирским просторам нахватался подобных ощущений на сто лет вперед. – Вы просто мне обед принесли или тоже хотите попробовать с этой волшебной елкой потренироваться?

-И то, и другое. – Пожала плечами Доброслава, бывшая помимо всего прочего и слабеньким магом воды. Ну, по меркам людей слабеньким – для оборотня овладение какими бы то ни было чарами следовало признать далеко не рядовым достижением. Желающий научиться волшебству перевертыш сталкивался примерно с такими же трудностями, которые останавливают инвалидов от занятий профессиональным спортом. На взгляд Олега это служило отличным доказательством того, что их как и многие другие народы создали искусственно чародеи древних эпох. Притом то ли они сознательно ограничивали потенциал измененных нужным образом слуг и солдат, то ли просто так и не научились идеально просчитывать последствия собственных действий. И второе выглядело несколько более вероятным, поскольку на планете до сих пор доминировала человеческая раса, а ни одного по-настоящему могущественного и многочисленного сообщества представителей иных народов как-то не наблюдалось. Нет, помимо мало отличавшихся от самого Олега сатиров или там гномов существовали нелюди вроде джинов и эльфов, где каждый от рождения являлся слабеньким чародеем и отличался крайне высокой продолжительностью жизни…Но размножались они как правило крайне плохо, а выше определенной планки в своем развитии шагнуть так и не могли. Во всяком случае, ни одного нелюдя с колдовским даром восьмого ранга в истории зафиксировано не было, все архимаги поголовно являлись людьми или как минимум полукровками. – Когда еще у нашего отряда выдастся свободное время и под рукой такой удобный инструмент будет?

-Вообще-то мы тут не на отдыхе, а защищаем село и истребляем чудовищ, которых вампиры выманили своей магией из глубины Сибири на побережье. – Строго заметила ей Анжела.

-Формально ты права, но после полноценной войны охота на разную живность видится плевым делом, пусть даже та будет большой, зубастой, бронированной и слегка колдующей. – Не слишком разборчиво пробубнил Олег, вовсю пережевывающий невероятно вкусный чебурек и буквально наслаждающийся правильным сочетанием сухой корки, мяса и восхитительного сока. – По сравнению с тем адом, через который мы прошли, встреча на лесной тропинке с каким-нибудь гибридом ежа, ужа и носорога, особо пугающей уже не является.

Четвертая Мировая Война продолжала бушевать на планете, но конкретно сейчас Олег в ней не участвовал, наслаждаясь передышкой. Пусть даже связанной с необходимостью регулярно брать оружие и отстреливать монстров, способных присниться только в кошмарах. Все познается в сравнении, и работа по регуляции численности человекоядных монстров на общем фоне выглядела практически отпуском! За убитых чудовищ совесть чародея абсолютно не мучила, скорее уж наоборот. А трофеи с их тел может было и не так просто реализовать, как золотые монеты, но тем не менее это были честные деньги, и они служили очень приятным бонусом. Да и возможности вызвать на помощь подкрепление или спланировать контратаку у лесных тварей не было. Как и штурмовой авиации, дальнобойной артиллерии или магов высших рангов способных жахнуть по площадям так, что даже чертям жарко станет.

-А почему тогда мне на прошлой неделе пришлось твою рубашку от крови отстирывать? – Анжела обвиняющее ткнула пальцем в супруга и зашаталась, чуть не свалившись с ветки. Впрочем, Доброслава успела цапнуть её за шиворот раньше, чем ведьмочке пришлось бы начинать леветировать, чтобы вернуться обратно. – И не ври, что она была не твоя! Дырка то на ней была! И на броне твоей тоже, хотя её разве только пушечным снарядом пробьешь!

-Ну, работа такая…. Бывают накладки. – Олег машинально потер живот, куда его боднул близкий родственник жука-оленя, размером с корову. Даже зачарованный металл гиперборейской кирасы, которую он и Доброслава в числе прочих артефактов вынесли из арсенала древнего подземного города кащенитов, оказался пробит этим чудовищем. К счастью, развить свой успех монстр не смог, поскольку несмотря на весь свой блеск хитиновый панцирь пули держал плохо. Пока громадное насекомое возилось с отбивающимся чародеем, идущие вместе с ним солдаты без проблем расстреляли бока твари. – Но все равно, при всей мощи потомками живого оружия гиперборейцев просто животные. Во всяком случае, пока их не ведет чья-то воля или пока не сработают инстинкты, переключающие модель поведения с выживания на войну. Для простых людей они, безусловно, смертельно опасны…Но для нашего отряда с двумя летучими кораблями, пушками и магами девяносто процентов монстров не более чем добыча, которую сложнее выследить, чем прикончить. Костями, шкурами, мясом и прочими доказательствами данного факта у родственников Стефана уже два сарая забито.

-Вот-вот, Олег дело говорит! Мы сейчас веселимся и отдыхаем! Добычи столько, что я, кажется, уже толстеть начинаю! – Поддержала его Доброслава, воруя прямо из руки Олега очередной чебурек. Оборотни отнюдь не зря славились как очень прожорливые существа, подчас становящиеся совсем неразборчивыми в пище. Способность менять обличье, неимоверная физическая сила и позволяющая затягивать раны на глазах регенерация требовали гигантских расходов энергии, а потому каждый перевертыш ел как минимум за троих. А если представители этого народа начинали долгое время голодать, то находиться рядом с ними становилось очень небезопасно, поскольку инстинкты зачастую брали верх над разумом. Призыв обратно покрыться мехом девушка проигнорировала и продолжала провоцировать мужскую часть населения села на то, чтобы задрав голову кверху не заметить какой-нибудь кочки у себя под ногами и расквасить себе нос.

-Но вести себя так беспечно все равно не стоит. – Неодобрительно покачала головой Анжела, сурово поджав губы. – Сам знаешь, твари умеют координироваться между собой на уровне инстинктов, и если те же мраны увидят, как вы с высоты расстреливаете какое-нибудь чудовище, то скорее всего атакуют. Какой-нибудь мамонт-лич мог и задержаться вдали от своего привычного ареала обитания, сам знаешь, им законы не писаны, ведь прикончить такую тварь не каждый архимаг сумеет. А еще монстрами могут командовать соплеменники Доброславы, которые наверняка не упустят такого случая сквитаться за давние обиды и разграбить то, что недостаточно хорошо защищено.

-Насчет последнего согласна. В наших тайных селениях и на руинах городов царства Владыки Кащея не так уж и много места, а потому старейшины при каждом удобном случае сплавляют подросшую молодежь в набег. Хоть с добычей вернутся, хоть просто домой не придут никогда, а лучше остальным уж точно станет. – Кивнула оборотень, происходящая из числа обитавших в глубине Сибири язычников, что являлись потомками подданного последнего гиперборейца, пережившего свою легендарную родину на многие тысячелетия и с исторической точки зрения погибшего совсем недавно. Или не совсем пережившего и не совсем погибшего…. В отношении этой личности, которая отнюдь не безосновательно прописалась в пантеоне древних богов, однозначный ответ на данные вопросы дать оказывалось сложновато.

Громкий взрыв, раздавший со стороны реки, заставил всех сидевших на ветвях гигантской ели людей синхронно развернуться в сторону потенциальной угрозы и подготовиться к бою. Один-два выстрела по меркам этого села, стоящего посреди заполненных монстрами лесов, не привлекли бы внимания, поскольку являлись рядовым событием. Подрыв гранаты или выстрел из пушки заставил бы всех насторожиться, все-таки твари, с которыми было не справиться без столь разрушительных и дорогостоящих методов встречались не часто и могли доставить много бед, если не уложить их сразу. Но, судя по громкости звука и высоте взметнувшегося к небесам фонтана воды, совсем рядом сейчас детонировал как минимум бочонок пороха или иное эквивалентное количество взрывчатки. Сразу вслед за взрывом поднялась заполошная ружейная трескотня, свидетельствующая о серьезных боевых действиях.

-Кажется, надо помочь…А у меня почти все оружие на борту корабля осталось, да и вшитые в тело артефакты почти разряжены…– Олег закусил губу, досадуя на себя, что непозволительно расслабился. Ведь сколько раз в казалось бы мирной обстановке ему приносило пользу наличие амуниции!

-Залезайте на меня, так быстрее будет, – решила Доброслава и принялась стремительно увеличиваться в размерах, обрастая шерстью. На этот раз она приняла не промежуточную форму человека-волка, а полностью превратилась в четвероногого хищника. Только в отличии от обычных санитаров леса размером он оказался чуть ли не с лошадь.

-Только без акробатических кульбитов, – попросил Олег, занимая место на спине оборотня и чувствуя, как сзади к нему прижимается супруга. Чтобы не слететь, он изо всех сил вцепился в загривок Доброславы, да еще и телекинезом себя приготовился фиксировать. – Иначе, боюсь, чебуреки полезут обратно!

Злобно фыркнув, оборотень оттолкнулась от ели и, пролетев вверх и вперед метров пять, затем камнем устремилась вниз, приземлившись на все четыре лапы и едва ли не растекшись по земле. Олег явственно почувствовал, как под ним что-то хрустнуло. Возможно даже хребет Доброславы. Впрочем, это не помешало ей рвануть собраться в кучку и рвануть в сторону ворот в ограде села на такой скорости, что только ветер в ушах свистел, несмотря на теплую вязаную шапку. Оборотни не то, чтобы совсем не чувствовали боль, но их организм мог за крайне короткое время выделить столько адреналина, что игнорировались даже самые ужасные раны, вплоть до сквозных отверстий в теле и оторванных лап. Тем более, в случае победы любые несмертельные повреждения зарастали достаточно быстро при наличии еды. Ну а со вспыльчивостью и импульсивностью перевертышей, проистекающей из их физиологии, окружающим приходилось мириться…Или просто не допускать рядом с собой наличия существ, обладающих подобными недостатками.

Проносящие мимо заборы, шарахающиеся в сторону люди, бешено ржущие напуганные близостью страшного хищника кони, разлетающиеся в разные стороны от ударов могучей морды тупые курицы, гулявшие на улице и не сообразившие вовремя убраться с дороги Доброславы…Все слилось в единый фон, щедро сдобренный летевший из под стремительно мелькающих лап полужидкой холодной грязью. Бешеная скачка, во время которой Олегу и Анжеле удалось не слететь со спины мчащегося оборотня то ли чудом, то ли магией, подошла к концу только когда кащенитка-изгнанница запрыгнула на палубу летучего корабля, уже оторвавшегося от земли и медленно набирающего высоту. А тем временем пальба на реке и не думала утихать.

-Что там стряслось?! – Рявкнул Олег, спрыгивая со спины Доброславы. Вот только равновесие ему удержать не получилось, поскольку здоровая нога на чем-то поскользнулась и в результате чародей брякнулся лицом прямо на не слишком-то чистые доски, которые явно давненько не драили щеткой, из-за чего боевой маг третьего ранга мысленно пообещал взгреть тех из своих людей, которые отвечали за наведение порядка на судне…Впрочем, он быстро осознал свою ошибку и решил не рубить с плеча. Учитывая погоду на улице, возможно он и ошибался, а чистоту на судне наводили максимум вчера.

-Не знаю, но боцман велел готовить пушки! – Встревожено ответил встающему на ноги чародею полузнакомого вида татарин с луком и стрелами, в чертах которого угадывалось нечто общее со Стефаном или его отцом Густавом…Только сейчас до чародея дошло, что Доброслава запрыгнула не на его летучий корабль. Вернее, теперь уже не его. Все-таки он являлся не единоличным хозяином вольного отряда, а скорее крупнейшим владельцем и официальном лицом из числа собственников данного предприятия. Относительно небольшой «Котенок» был чуть ли не целиком построен руками Олега. Во всяком случае, каждую крупную деталь его конструкции волшебник на снижение веса зачаровывал лично и лишь некоторые критически важные узлы изготавливались более опытными профессионалами. Однако, данное судно полностью и целиком отошло семейству Полозьевых, когда в строй встал куда более просторный, прочный и вооруженный «Котяра». Вот только крупнейший корабль их маленькой эскадры требовал и многочисленного экипажа для своего управления, а потому на боевом дежурстве находился менее придирчивый к числу находящихся на борту людей летательный аппарат.

Судно стремительно набирало высоту, и уже вскоре Олег мог увидеть то, что располагалось за оградой села. А именно расчищенные от леса поля, где в теплую пору выпасался скот и росли злаки, вместе с синей лентой не слишком-то широкой, но все-таки судоходной реки с явно туземным названием «Выгда». Рядом с заполненными людьми мостками пристани стоял изрядно закопченный пароходик с двумя гребными колесами и парусом, а вода вокруг него бурлила от снующих в ней тел. Большая их часть принадлежала чему-то рыбоподобному, блестящему зеленоватой чешуей и довольно крупному, метра по три каждая тушка. Ну а меньшей являлись несчастные, которых эти обитатели мокрой стихии непонятно как затащили в родную им среду и теперь пожирали и рвали на части. Сражение шло явно не в одни ворота, Олег даже своим единственным глазом видел множество агонизирующих либо вообще разорванных на кусочки вытянутых обтекаемых тел с плавниками, а на дно их наверняка отправилось не меньше, однако слишком уж много тварей наполнили явно тесноватую для них реку.

-Сюда бы Святослава с его молниями, да только он вроде бы еще с утра вместе с охотниками в лес ушел, стаю хищных белок выискивать…– Задумчиво пробормотала Анжела, создавая междусвоими ладонями диск из серебряного пламени, которые постепенно начал раскручиваться вокруг своей оси, набирая обороты. К тому моменту, когда летучий корабль приблизится к реке на дистанцию удара заклинанием, её чары должны были набрать немало сил и приобрести действительно убийственную мощность.

Вдоль борта выстроилось полтора десятка татар, натягивающих свои луки. У некоторых из них наконечники и древки были покрыты чуть светящимися знаками, свидетельствующие о зачаровании оружия. На взгляд Олега автоматы были бы намного эффективнее, но увы, в России подобное оружие массовыми партиями не производилось и широким слоям населения доступно не было. Солдаты или поднакопившие немного денег обыватели до сих пор использовали допотопные фузеи и пищали, единственными достоинствами которых являлись крупный калибр и дешевизна изготовления, а оружие способное выстрелить несколько раз подряд вроде ведьмачьих револьверов уже относилось к категории редких и дорогих товаров. Впрочем, примерно такая же ситуация наблюдалась примерно по всему миру кроме Северной Америки, где несмотря на наличие тормозящих прогресс магов все же произошла то ли промышленная революция, то ли как минимум её убедительное подобие. Кое-где ситуация была даже хуже, вплоть до использования каменных ножей и наконечников.

С грохотом выстрелила сначала одна пушка, затем вторая, а затем раздался лишь чуть более тихий шлепок ладонью о лицо. Произвел его Олег, когда увидел, что канониры второпях зарядили свои орудия ядрами. Против другого летучего корабля или крупноразмерной бронированной цели вроде дракона это было бы оптимальным решением, но булькнув в воду металлические шары могли повредить речным монстрам разве только случайно. Защелкали луки, но результаты их действий были…Скромными. Рыбы довольно живучи, что мог доказать каждый, кто видел как прыгают на сковородке казалось бы давно задохнувшиеся выпотрошенные караси. А магические манипуляции, проведенные над предками чудовищ неведомыми древними волшебниками, лишь еще больше усилили их потенциал. Обстрел с воздуха твари если и заметили, то вида не подали, продолжая все так же атаковать людей. Те кто мог, давно отошли от воды как можно дальше. Слишком замешкавшиеся стали жертвами внезапного нападения. Но некоторые использовали укрытия вроде больших ящиков, бочек или перевернутых лодок, спасаясь от свистящих в воздухе гарпунов. И именно их любой ценой желали достать монстры, пытаясь нащупать добычу языками или даже разбить мешающие добраться до целей препятствия

-Тащите сюда бочонки с порохом, будем глушить эту селедку! Не знаю, кто первым до этого додумался, но голова у него варит что надо! – На самом деле рыбы больше напоминали гибрид сома и жабы. Когда «Котенок» приблизился к реке стало видно, что людей они затаскивали в воду при помощи своих длинных языков, заканчивающихся чем-то вроде костяного гарпуна. Как называется этот конкретный вид Олег то ли не знал, то ли просто не помнил. Экзотических представителей флоры и фауны в Сибири насчитывался воз и маленькая тележка, справочники по ним чародей конечно читал, но основное внимание уделял наземным и летающим созданиям, чем обитателям рек и озер.

-Но он же промокнет! – Выпалил какой-то матрос, тем не менее, с готовностью занося над головой сколоченную из плотно подогнанных друг к другу досок литров на пять. Видимо его содержимым должны были заряжать ружья те, у кого они все-таки имелись. Ну, или оно предназначалось для пищалей, расположенных на специальных подставках напоминающих большую двузубую вилку, которые позволяли вращать оружие как угодно и поднимать ствол вверх, а потому использовались в воздушных боях.

-Не сразу. – Между пальцев Олега мелькнули язычки пламени, готовые по воле чародея обернуться огненной стрелой. С магической силой у волшебника имелись некоторые проблемы, но для детонации пороха хватило бы и одной искры, если она пробьется через доски. А уж в своей способности управлять относительно слабыми, но требующими хорошего контроля заклинаниями чародей был уверен. – Ну, давай!

Кувыркающийся бочонок полетел вниз и вслед за ним, с отставанием на секунду, метнулась мощная огненная стрела. Результат не замедлил появиться – кверху брюхом всплыло с десяток рыб-мутантов, еще столько же принялись беспорядочно бить хвостами по воде то ли от боли, то от ошеломления, а значительная часть реки очистилась от вынырнувших на поверхность зеленых тел, поскольку напуганные твари решили сменить дислокацию и отплыть подальше от опасного места. Впрочем, чтобы окончательно им стала понятна та степень, с которой люди им не рады, понадобилось еще четыре бочонка и лишь только после этого водная гладь снова стала обманчиво спокойной, если не считать шматки разорванной плоти, мутные облачка крови и почти целые трупы.

-Будь проклят тот день, когда я сдуру согласился поехать в эту ужасную Сибирь! – Вопил откуда-то из под полуразбитой перевернутой лодки мужчина, который видимо был одним из тех самых заграничных инженеров, чьего приезда ожидал отец Стефана. Во всяком случае, одет он был в смешную для настоящих сибиряков короткополую куртежку, а на русском говорил с заметным акцентом. – Семь! Семь проклятых раз на нас нападали по дороге сюда, и в восьмой раз уже на месте чуть не прикончили!

-Ну, сударь, это просто вам так не повезло. Форс-мажор, как говорится. – Выглянул из рубки корабля какой-то бородатый мужик с трубкой в руках и в капитанской фуражке. – Обычно то за время плавания подобные события бывают раз…Или два…Ну в совсем уж крайнем случае никак не больше трех…

Кажется, эти слова ничуть не успокоили иностранного специалиста, поскольку он принялся весьма экспрессивно что-то говорить на непонятном языке, видимо жутко ругаясь…Олегу показалось, что это итальянский, но твердой гарантии он бы не дал. А ведь, между прочим, сказали инженеру чистую правду. Такой разгул чудовищ, заполонивших все окрестности, был абсолютно неестественен, как и аномально теплая погода, держащаяся над Дальним Востоком. И возникли они отнюдь не просто так. Монстров при помощи своей магии выманили из древних чащоб вампиры, очевидно надеясь тем самым ударить в тыл русским, избавиться от засевших по лесам партизанов и вообще максимально затруднить восстановление этих земель. Но высшие маги при первых признаках надвигающихся холодов установили по приказу императора над всем регионом теплую погоду, дабы помешать выманенным к побережью монстрам вновь, как и в древности, воцариться на этих территориях.

Созданные некогда гиперборейцами чудовища, как ни крути, оставались живыми существами. И им надо было что-то жрать, а во время зимы количество доступного продовольствия по очевидным причинам резко сокращалось и потому они тоже предпочитали снижать свою активность до минимальных величин. Но без являющегося отличным теплоизолятором снега уснуть у них не получалось. В центральной Сибири монстры еще могли бы продержаться за счет искусственно созданного биоценоза, где специально выведенные древними твари плодились бешенными темпами, а также жрали в теплый период травку с листьями, дабы во время голода стать закуской для грозных хищников…Но даже если эти ходячие консервы и пошли вместе со всеми в поход, то они не могли активно размножаться без доступной для потребления биомассы. Выплеснувшаяся за пределы привычного ареала бесчисленная орда на новых территориях оказалась лишена привычного корма. Многочисленные магические мутанты сокращали популяцию обычной лесной живности под ноль, охотились друг на друга и, конечно же, жались к человеческому жилью. Если расчеты тех, кто находится у власти, были верны, то до весны не дотянет большая часть покинувших свои леса чудовищ, сделав Дальний Восток снова пригодным для более-менее нормальной жизни. А то, что зимой может сгинуть от клыков голодных монстров так же и значительное количество их собственных подданных высшие аристократы, судя по всему, сочли приемлемыми потерями.



Глава 2

О том, как герой задумывается о неправильности жизни, чувствует опасность и строит амбициозные планы.

-Как-то это все…Неправильно. — Решил Олег, наблюдая за тем, как окованные железными полосами деревянные лопаты медленно углубляются в землю. Сам он в настоящий момент отдыхал, опершись на черенок точно такого же примитивного инструмента, поскольку свою часть работы уже успел выполнить. Выкопанная в мерзлой земле сельского кладбища могила была готова принять своего обитателя. Впрочем, рыл волшебник её не один – компанию ему составил Святослав. Не то, чтобы они сильно спешили побыстрее закончить свой скорбный труд, однако же управились раньше, чем ковыряющие неподатливый грунт в десятке мест сразу деревенские мужики. Нападение речных монстров очень многого стоило собравшимся на пристани людям.

-Дык, а чё не так-то? — Озадаченно уточнил Святослав, утирая слегка грязноватым рукавом толстого свитера из некрашеной шерсти успевший покрыться испариной лоб. Его физическая сила могла по праву считаться аномальной и определенно превосходила таковую у Олега, даже если бы тот воздействовал на себя допиноговыми чарами из арсенала целительских воздействий. Частично в этом была заслуга отнюдь не маленьких мускул, частично магии, наполняющей тело бывшего крестьянина.– Ямы, стал быть, глубокие…Итъ не где-нибудь, а на погосте….Батюшка, ну, вон он, кадилом размахивает…Даже помянуть усопших, дык, есть чем и где.

-Неправильно, что жены остались без мужей, дети без отцов, а родители без сыновей. — Олег поджал губы, в очередной раз не выдержав зрелища печальной толпы, в которой то и дело кто-то начинал плакать. Кутающиеся в линялые меховые одежды люди прощались сегодня со своими родственниками и друзьями…Теми, кто помогал им выживать в этом жестоком мире, где безопасность, достаток, покой и комфорт являлись очень редкими явлениями, с которыми сталкивался далеко не каждый.Обученный полезной в бою и быту магии чародей еще мог без особой опаски смотреть в завтрашний день, поскольку даже при самом худшем развитии событий его навыки не позволили бы умереть от голода, бомжевать будучи лишенным крыши над головой или примерить на свою шею рабский ошейник. А вот у простого человека, к числу которых относилось по меньшей мере процентов девяносто населения России, такой уверенности не имелось. Единственное, что сейчас хоть немного радовало волшебника, так это отсутствие среди покойников детей и женщин. Их просто не было почти в день нападения на пристани, поскольку разгрузка параходных трюмов труд тяжелый, скучный и несколько травмоопасный, а потому всех кто мог бы мешаться под ногами заранее попросили отойти от воды подальше.

-Дык, ты ведь и так сделал все, что токмо мог. Итъ из притопленных и покусанных чуть не всех спас. Готовились то вроде люди хоронить десятка два народу, а в итоге, стал быть, к костлявой всего восемь человек то и ушло. – Удивленно посмотрел на своего друга Святослав. Олег тогда, стоило лишь затихнуть грохоту выстрелов, действительно расстарался вовсю и единолично отработал едва ли не за полноценную реанимационную бригаду, стабилизируя умирающих. Первые минуты после получения травм были воистину бесценны с точки зрения целителя, стремящегося обратить ущерб вспять или, по крайней мере, удержать больного на этом свете, дабы позднее без лишней суеты поставить его на ноги. Все-таки магия могла очень многое, особенно если ей не противостояло другое волшебство. Метавшийся между человеческими телами Олег прижигал обширные рваные раны, заставлял срастись разорванные сосуды в критически важных местах, телекинезом откачивал из легких воду, запускал остановившиеся сердца. И щедро делился собственной жизненной энергией, в итоге доведя себя до легкого истощения, вылившегося в длившиеся около суток головные боли, покалывание сердца, потемнение в глазах и тремор конечностей. – В народе бают, дык чуть ли не мертвых воскрешал. А было б, стал быть, два тебя, так и вовсе точно никто б не помер.

-Даже если бы я сумел сделать штук пять своих полностью идентичных дубликатов, всем помочь бы не смог. Все-таки я не архимаг и не магистр, а потому бессилен, если пациенту голову оторвали от шеи, выпустили из тела всю кровь или превратили мозг в кашу. – Олег имел очень богатый опыт работы с простыми физическими травмами, все же на фронтах Четвертой Мировой Войны было бы странно целителю не оказаться с головой засыпанным подобным «учебным материалом». Однако, его таланты все же имели свои ограничения: для по настоящему могущественных исцеляющих заклинаний и ритуалов требовались силы и знания, на порядок доступные рядовому выпускнику одного из магических училищ. — Но я вообще-то говорил совсем о другом. Неправильно, что у людей почти нет нормального оружия или защитных амулетов. Если бы у каждого имелся револьвер и магический щит, то эти гибриды рыбы с жабой своими языками смогли бы максимум одного-двух человек достать, прежде чем сдохли. Неправильно, что за оборону села главным образом отвечают сами его жители. Нет, они стараются как могут, но по большому счету просто лишены возможностей для того, чтобы выстроить полноценный защитный периметр. Неправильно, что леса вообще не очистили от монстров! Уверен, займись этим архимаги и магистры, оторвавшие свои задницы от комфортабельных столичных кресел, проблема чудовищ оказалась бы решена в считанные дни.

-Дык, а что делать? Жизнь такая. Да и вообще, стал быть, по всему миру так. — Развел руками Святослав, а после зябко поежился. После того как работа оказалась закончена, успевшее пропотеть тело начало стремительно остывать под воздействием холодной декабрьской погоды. Вряд ли градусник показал бы температуру ниже минус двух по Цельсию, что для зимы являлось жарой неимоверной, однако же без куртки гулять в подобную погоду все равно не рекомендовалось. К тому же когда они только начинали копать, стояло затишье, а сейчас поднялся такой ветер, что к нему только сыплющего с неба снега не хватало для полноценного бурана.

-Значит, это неправильная жизнь и неправильный мир. И надо в них что-то кардинально менять. – Вполголоса пробурчал Олег, бросая подозрительный взгляд на сельского попа. Достаточно ли далеко тот стоит и сильно ли занят? Не услышит ли речи, которые может посчитать крамольными и доложить по инстанции? Священнослужитель крохотного населенного пункта сам по себе ничем магу третьего ранга угрожать не мог, даже не стой за чародеем целый отряд опытных бойцов и два летучих корабля. Однако же поскольку церковь в Возрожденной Российской Империи выполняла помимо всего прочего и функции службы государственной безопасности, в присутствии лиц духовного звания следовало следить за своим языком. Особенно тем, кто и так имеет в своем личном деле черные метки. И даже то, что дальше Сибири ссылать физически некуда, в подобных вопросах совсем не аргумент. В конце-концов, потенциальную проблему, которой наверняка видится святым отцам вольнодумец, чернокнижник-самоучка и потенциальный революционер, они всегда могут устранить превентивно. И даже не обязательно законными методами, вроде официального суда и последующего аутодафе, сиречь сожжения заживо.

-Дык, надорвешься. — Предостерег друга Святослав, накидывая на себя армейскую куртку боевого мага, в которой между двумя слоями прочной черной кожи была вшита довольно прочная кольчуга. Олег же помимо униформы на себя еще и зачарованную на впитывание враждебного волшебства кирасу из желтоватого металла нацепил. А также шлем, прикрывающий голову дополнительным магическим барьером помимо того, который создавали стандартные защитные амулеты. У его друга волшебный нагрудик тоже наличествовал, он его бывшему крестьянину сам подарил, но таскать доспех вне боя прирожденный маг-погодник не любил. Маловат тот ему оказался слегка, несмотря на кустарную переделку. А взять размер побольше возможности, увы, не имелось. Все-таки артефактную броню не купили в магазине, а вытащили из асренала древнего подземного города кащенитов незадолго до его уничтожения. Там же Олег заполучил и сейчас оттягивающие его пояс топоры, один из которых при ударах высасывал жизненную энергию, а второй магическую. -- О, смотри, к нам, стал быть, Густав идет. Ох, итъ тяжело ему этот день дался.

Медленно шаркающий ногами отец Стефана действительно выглядел морально измученным и постаревшим. Обычного этого низкорослого поджарого светловолосого мужчину можно было принять за младшего брата собственного сына, поскольку внешностью глава маленького клана сибирских татар пошел в маму, бывшую уроженкой Польши. Впрочем, он действительно пока оставался молодым – разве неполные пять десятков лет можно для мага назвать существенным возрастом? Тем более не для какого-нибудь ведьмака или ученика, а для полноправного подмастерья, пусть и с довольно узкой специализацией.

-Спасибо за помощь. Но думаю, уже пора идти в дом старосты, где нас давно уже ждут. – Слабым надтреснутым голосом пробормотал мужчина, уставившись себе под ноги и явно целиком погрузившись в мрачные мысли. Его светлые волосы словно поблекли и потеряли свой блеск, что было особенно хорошо заметно на фоне короткополой шубы, сделанной из меха черных лисиц. Возможно, такая одежда могла считаться излишне теплой по меркам аномальной зимы, но видимо в гардеробе чародея третьего ранга просто не нашлось больше ничего в достаточной мере траурного, дабы надеть на печальную церемонию. Шапка из того же материала безжалостно комкалась в руках. – С моим племянником простились, а местные мужики…Их я знал недостаточно хорошо.

-Так ведь «Буряное» вроде бы чуть ли не основная база вашего рода? – Удивился Олег, который привел свой вольный отряд в это село вовсе не с бухты-барахты, а подчиняясь настойчивым просьбам Полозьевых. Ну и руководствуясь принципом: «Подальше от начальства, поближе к кухне». Может расположенный у черта на куличиках населенный пункт и не мог похвастаться особым комфортом, культурным досугом или бесперебойным снабжением высококачественными товарами, зато и опасаться в нем точно было нечего. Вражеские архимаги не станут размениваться на удар стратегическими чарами по столь ничтожной цели. Диверсантам или шпионам тут тоже пакостить не с руки, подобные кадры работать станут в крупных городах. Высшее командование не сдернет с зимних квартир свободное высокомобильное подразделение, поскольку пока с ним удастся связаться и пока оно из свой Тмутаракани куда надо доберется, любое срочное дело окажется либо выполнено, либо провалено.

-Со здешними жителями и нашими не столь уж и дальними родственниками, которым принадлежит это село, общался по большей части ныне покойный отец мальчика, которого сегодня похоронили…Пусть встреча их на том свете пройдет гладко. – Густав извлек из под рубашки какой-то самого дикарского вида амулет из перьев, веточек и бус, после чего его поцеловал перед тем, как спрятать обратно. И этим удивил Олега необычайно, поскольку до сего момента чародей полагал, будто отец Стефана чужд языческим суевериям. Впрочем, буддистам иметь дела с посторонними сверхъестественными силами вроде бы не запрещалось? – Целая ветвь нашей семьи пресеклась. Плохой я, наверное, глава клана.

-Дык, ты это, зря на себя, стал быть, наговариваешь. – Прогудел Святослав, не слишком умело пытаясь поддержать убитого горем мужчины.– Ну, хуже ведь могло. По крайней мере, Стефан то того-этого, уцелел. И даж ходить сам через недельку смогетъ. Вовремя, значица, пятерку напавших на него тварей друг на друга натравили.

Густав только щекой дернул. Наверное, переживал, что не смог заранее обнаружить речных монстров, до того, как они атаковали. Или притормозить их секунд на двадцать, давая людям время дружно сбежать. А может ему хотелось натравить на одних чудовищ других чудовищ, да вот беда, рядом с пристанью никаких покорных ему тварей не оказалось? Вообще-то звероловы редко пользовались большим уважением или могли похвастаться впечатляющими навыками в искусстве волшебства. Их главным инструментом являлись разнообразные питомцы, беспрекословно слушающиеся хозяев благодаря смеси дрессировки и ментальной магии. В городах или скажем на флоте, где таскать с собой большие стаи животных затруднительно, возможности Густава резко падали. Но здесь, посреди бескрайних наполненных монстрами лесов, опытный представитель его профессии мог очень многое. Например из ничего создать полноценное подразделение любой направленности: разведка, поддержка, прямое боестолкновение…Да хоть инженерная бригада, если строить надо будет нечто не слишком сложное, вроде стены, рва или моста через маленькую реку! И на поле боя можно будет лично не появляться, поскольку монстров при должном умении можно отправить в атаку находясь за километры от места событий. А потери появятся – не велика беда. В лесах Сибири столько тварей обитает, что замена обязательно отыщется, причем скорее рано, чем поздно. Главное, чтобы ничего она зверолову не откусила, прежде чем окажется полностью выдрессирована.

-О! – Озарило вдруг Святослава, когда они все вместе шагали к выходу с кладбища мимо многочисленных могил. Буряное было не слишком большим населенным пунктом, но умирали в нем часто. – Я, дык, чё спросить то хотел! А почему те твари, ну стал быть рыбы языкастые, напали томко когда параход к пристани подошел?

-Потому, что они умные. – Мрачно процедил Густав, потерявший по вине речных монстров довольно близкого родственника, а также чуть было не лишившийся сына, который сейчас оправлялся от страшных ран. – Борт корабля им было не пробить, а до народа на палубе языками тяжело достать, да и видно стоящих там людей с воды плоховато. Но эти проклятые рыбы знали, где-нибудь судно должно пристать к берегу, и тогда можно будет поохотиться за сошедшей с него на сушу добычей. Вот и следовали они за параходом черт знает сколько километров, а может даже и не один день.

-Стоять! Не двигаться! Тут что-то не так! – Рявкнул во все горло Олег, которого при приближении к воротам кладбища вдруг остро кольнуло чувство опасности. Способность к предвиденью стала, пожалуй, самым полезным магическим даром, который он открыл в себе во время выживания в Североспасском магическом училище. Пусть она абсолютно не поддавалась контролю и могла в самый неожиданный момент забить голову потоком мыслеобразов, посвященных прошлому или возможному будущему, но чувствовать грядущие неприятности до того как они произойдут было воистину бесценно. И пусть даже избежать беды удавалось в лучшем случае через раз, но кто бы отказался от возможности сократить количество обрушивающихся на его голову ударов судьбы хотя бы на пятьдесят процентов? – Густав, я кому сказал?! Не приближайся к воротам!

-Да я осторожно, тем более чар на них никаких не лежит, защитный контур в селе вокруг кладбища никто не устанавливал.– Откликнулся маг-зверолов, надевший свою чуть помятую шапку обратно на голову и выхвативший из ножен на поясе саблю. Мелкими шажочками он продвигался вперед, готовый в любой момент нанести удар. Олег лихорадочно закрутил головой по сторонам, выискивая угрозу, но своим единственным глазом так ничего и не обнаружил. Немного успокаивал его лишь высившийся в сотне метров частокол, с которого за вынесенную вне границ укреплений кладбищем приглядывало несколько стрелков с ружьями. В случае появления из под земли стихийно поднявшегося мертвеца или вырывшего нору среди могил трупоеда, дозорные без сомнения пришли бы на помощь.– В Буряном покойникам, если уж им в гробах не лежится, никто в лес удрать не мешает…Чего их самим то с риском для жизни упокаивать, когда звери голодные?

Налетевший порыв холодного зимнего ветра, покачнувшего людей, заставил протяжно заскрипеть сколоченную из потемневших от времени бревен кладбищенские ворота, а потом вся конструкция внезапно рухнула вниз. Прямо на Гюнтера. Причем толстая поперечная балка ударила не куда-нибудь, а точно в сделанную из черного лисьего меха шапку.

-Ух, ё. – Глубокомысленно сказал вопреки всему оставшийся на ногах маг-зверолов, сведя глаза к переносице. А после сел на задницу и чихнул, надышавшись поднявшейся в воздухе пыли.

-Были бы мозги, было бы сотрясение. Вот кому я говорил к воротам не подходить? – Недовольно пробурчал Олег, при помощи волшебства за пару секунд просканировав отца своего друга и убедившись, что тот отделался легким испугом, испачканной шапкой и большой шишкой которая будет сильно болеть минимум пару дней. Обычному человеку подобное происшествие могло бы стоить треснувшего черепа и даже жизни, но маги благодаря циркулирующей в их теле энергии являлись куда более выносливыми и живучими. Существовали даже чародеи, направившие свое развитие исключительно на совершенствование тела, а потому становящиеся практически неуязвимыми даже без доспехов и защитных амулетов. А силы в богатырях или восточных даосах имелось столько, что некоторые из них могли собой пробить навылет скалу или полный врагов броненосец, а после развернуться и пойти на новый круг.

-Олег, так ты ж, дык, далеко не всегда можешь сказать, с какой стороны, стал быть, плюха прилетит. – Попытался заступиться за Густав Святослав, помогая охающему магу-зверолову подняться. – Помнишь, как того-этого…В Китае обмишулился? Чувствовал угрозу с самого утра, но не мог понять, откуда и потому наш корабль расположение войск так и не покинул. Хотя, дык, собирался. И в результате нас, стал быть, в той мясорубке едва не стоптали. Чудок совсем с костлявой итъ разминулись!

-Зато в той драке до нас и дела никому особо не было, а вот если бы мы с места сорвались, имели бы все шансы в одиночку на вражеский флот нарваться. – Упрек бывшего крестьянина был в целом справедлив, но все равно своим способностям Олег привык верить. Уж слишком часто они ему жизнь спасали.

В доме старосты тем временем вовсю кипела работа, и явившаяся с похорон троица чародеев попала на идущее полным ходом совещание. Благо тему его они представляли прекрасно, поскольку инженеров из центральной части России выписал изрядно опустошивший свой кошелек Густав. И только после того, как согласовал этот шаг с остальной частью руководства вольного отряда и заручился его поддержкой.Село «Буряное», которое принадлежало ближайшим родственникам семейства Полозьевых, до начала войны ничего особенного из себя не представляло, поскольку находилось вдалеке от основных дорог, имело не так уж много населения, да и особыми источниками дохода кроме чудо-ели не располагало. Однако сейчас, когда множество населенных пунктов либо лежали в руинах, либо оказались полностью уничтожены, у него имелись все шансы на то, чтобы вырваться вперед. Особенно с небольшой помощью. Во всяком случае, так считали Густав и местный староста, которых связывали родственные и взаимовыгодные торговые интересы. В Сибири с промышленным производством чего бы то ни было дела обстояли туговато…Мешали даже не столько монстры диких территорий, сколько жадные купцы, которым было выгоднее сбывать товары с бешенной накруткой. А потому они всячески давили мелких предпринимателей, дабы не лишиться своих прибылей получаемых при перевозке товаров из других регионов страны. И отнюдь не всегда действовали в рамках закона. Но сейчас, во время войны, им было явно не до появления конкурентов. Кто всеми силами старался удержаться на плаву, кто отправился за трофеями в составе воюющей армии, кто вообще уже погиб или разорился…В общем, рождение на свет маленького заводика, чья продукция должна была оказаться востребованной чуть ли не по всей Сибири и явно не могла полностью насытить рынок, вполне имело шансы на успех.

-Это хорошая руда, даже очень хорошая, я бы сказал. – Вердикту, вынесенному одним из прибывших инженеров, предшествовал сенас разнообразного колдовства над камнями, разложенными на длинном столе в доме старосты. Впрочем, часть манипуляций, для посвященных выглядящих абсолютно непонятными, по мнению Олега являлись ничем иным, как банальным химическим анализом. Ну а чем еще могло оказаться окунание образцов в серную, соляную, плавиковую и муравьиную кислоты с последующим изучением выпавшего остатка? В своей первоначальной оценке боевой маг третьего ранга не ошибся, этот чародей по имени Луиджи действительно оказался итальянцем, прибывшим в Россию искать лучшей доли и применения для своих талантов в области геомантии, алхимии и техномагии.

-Значит, доброе выйдет железо из этой руды? И сталь с неё тоже сделать сумеешь? – Староста деревни «Буряное», Мурат Стремянин, напоминал гибрид пенька и нахохлившегося ворона. Его тело усохло и сгорбилось под тяжестью прожитых лет, а вот нос вырос необычайно и немного загнулся книзу. Даже уши, тоже бывшие заметно шире и длиннее нормального, уступали ему по габаритам. Волос на голове этого облаченного в черную длиннополую медвежью шубу человека осталось немного, но вот маленькие выцветшие от возраста глаза прятались под густыми и едва ли не сросшимися седыми бровями. Однако, дряхлость ничуть не мешала ему оставаться довольно опасным волшебником. Сделанный из сотен свитых друг с другом трав живой посох и полная энергии аура выдавали в нем мага третьего ранга. А будучи не просто среди лесов, а на веками подвластной ему территории села с разросшейся на магическом источнике елью, друид-подмастерье превращался в воистину страшного противника даже для младшего магистра. – Уверен, мастер? И завод железоделательный тоже поставить смогешь?

-Тот, кто делал предварительное заключение, определенно разбирался в проблеме. В руде определенно есть примеси, способные сыграть роль легирующих добавок при правильной обработке. А раз он сумел столь точно определить состав образцов, то и при описании месторождения вряд ли проявил некомпетентность. – Раздраженно ответил ему второй из прибывших в село инженеров, Максим Жемчужников, протирая извлеченным из кармана платочком стекло очков. Похоже, он слегка злился необходимости держать ответ перед более слабым чародеем, поскольку сам являлся полноправным обладателем четвертого ранга. Выпускник Петербургской академии оккультных наук в геомантии и минералах тоже вроде бы разбирался, но по основой специальности являлся големостроителем, умеющим одновременно контролировать десятки созданных из камней и грунта конструктов. Каждый из обретших подобие жизни при помощи магии болванчиков мог заменить по меньшей мере десяток человек, поскольку был намного сильнее, не уставал, не ел, не пил, не спал и не болел…Магию они, правда, жрали как не в себе, но в Сибири данный вопрос большой проблемой не являлся. Свободных источников, ну или по крайней мере тех из них, которые не эксплуатировались людьми, в диких краях хватало с избытком. – Могу я поговорить с этим человеком?

-Токмо если сами воскресите его из мертвых. – Раздраженно прохрипел староста, а после сделал какой-то знак рукой, и из ближайшего шкафа вынырнул флакон с зельем ядовито-зеленого цвета, а после по воздуху поплыл к старому чародею. Прежде чем продолжить свою речь, бессменный на протяжении уже чуть ли не столетия глава «Буряного» сделал несколько глотков, а в помещении одуряющее запахло свежими луговыми травами. – Хороший он был парень, но увы, не миновала его главная напасть всех ссыльнопоселенцев…Спился. Пробовали не наливать и не продавать, так сам начал гнать брагу, и лишь за пару лет в могилу слег. А ведь дар то у него имелся поболее моего. И намного.

-Сколько вам потребуется времени на то, чтобы запустить завод и выдать первую партию железа? – Уточнил Густав, которого деловые проблемы несколько отвлекли от свалившегося на него горя.

В Сибири не хватало много чего…Но железа – в первую очередь. Наконечники копий и стрел, капканы, картечь и пули, котелки, ножи, топоры, пилы и многое другое делалось людьми именно из металла. Конечно, производственные мощности на Урале были очень велики, все же Россия по праву считалась одной из сверхдержав этого мира. Вот только доставка продукции с одного края Сибири на другой влетала в копеечку. Вернее, в полновесные золотые рубли. И если снизить цену на товар хотя бы на четверть по сравнению с уже имеющейся, прибыль все равно обещала оказаться весьма солидной. На рельсы, огнестрельное оружие, пушки, сложную технику и всякое такое крупное производство в Буряном даже не замахивались. И слишком сложно без множества опытных мастеров, и интересы вечно жадного до частных капиталов и промышленных мощностей государства затрагивает, и слуги Хозяйки Медной Горы сожрали бы конкурентов живьем. Может быть даже совсем не в переносном смысле, ведь как знал Олег, лет так с тысячу назад сильнейшая геомантка мира предпочитала откликаться на «милое» прозвище Баба-Яга. Но вот всякая мелочевка, недостойная внимания сильнейшей ведьмы России и её подручных, раскупалась бы здешними жителями влет.

-Недели три-четыре…– Неопределенно покрутил головой Луиджи. – Сложно сказать, мне сначала схему месторождения составить надо, прежде чем приступать к ритуалам.

-И это при условии, что нам не придется отвлекаться на то, чтобы отбиваться от всякой лесной нечисти. – Передернул плечами Максим, на которого даже мимолетное знакомство с флорой и фауной Сибири видимо произвели очень глубокое впечатление. В окрестностях то Петербурга или Москвы подобных чудовищ уже давно не водилось, поскольку всех повыбили сотни лет назад. Ну а редкие единичные мутанты, забредшие из других краев или появившиеся на свет вследствие относительно естественных процессов вроде бегства из чьих-нибудь лабораторий или вляпывания сдуру в магический источник, погоды не делали. Встречались то они не толпами, а по одному. Если, конечно их кто-нибудь специально группами на людей не натравливал. Вражеские диверсанты, например, очень любили выпустить стайку прожорливых и быстро растущих тварей где-нибудь в лесах вблизи крупных населенных пунктах.

-Безопасность мы вам обеспечим, – заверил его Олег. – Мой отряд окрестности месторождения уже не одну неделю патрулирует и всех крупных монстров на данной территории давно повыбил. Да и с тем, чтобы укрепиться, вам поможем. А когда нам придется покинуть это место, у вас для охраны останется один из летучих кораблей. Тот, который поменьше.

-Так себе лоханка, если честно. Мы её, если хорошенько поднапрягемся, в одиночку на клочки разметаем. – Пробурчал Жемчужников, который явно привык к куда более крупным, красивым и хорошо вооруженным летучим кораблям, чем сделанная кустарным способом самоделка. К тому же не раз побывавшая в боях и потому несущая на себе следы множественного ремонта. Впрочем, Олег на критику своего творения обижаться и не думал. Учитывая, что он создавал данное судно по одним лишь чертежам абордажного бота времен существования в Республике, результат стоило признать прекрасным. Он же не только летал, но и до сих пор не развалился!

-Для того, чтобы безопасно возить туда-сюда грузы или пугнуть с высоты разбойничью шайку не отвлекая вас от работы, она вполне подойдет, а большего от неё и не требуется. – Пожал плечами Густав, ныне являющийся полноправным владельцем «Котенка». – К тому же вас будут охранять люди моей семьи. Не надо презрительно фыркать, у них имеется не только обычное оружие, но и десяток лесных монстров, которых я лично дрессировал с тех самых пор, когда они были еще детенышами.

-Загоны для монстров будут стоять за пределами укреплений. И вблизи от себя я чудовищ не потерплю! – Тут же потребовал Луиджи. – Знаю я, чем кончаются игры с тварями, какими бы ручными те не казались! У меня отца вырвашаяся из клетки у соседей химера растоптала!

-Это уже мелочи, их вполне можно будет решить на месте, когда станете завод строить. Но раз по основным вопросам мы пришли к соглашению, то значит, заключаем ряд? Или как это по новому…Договор? – Довольно улыбнулся староста села, показывая в улыбке желтые, но все еще крепкие зубы. Олег не знал достоверно, сколько ему лет, но интуиция нашептывала цифру в пару сотен. И ей оракул-самоучка привык доверять. – С нас припасы и охрана, с вас завод, который будет выдавать не меньше чем три сотни пудов в месяц не дороже, чем по рублю. За лишний металл сами будете цену назначать. И три тыщи золотых задатка каждому дадим, как и было в письмах оговорено.

– Да хоть четыре сотни пудов. – В своей способности создать с нуля маленькое промышленное производство посреди чиста поля, вернее дремучего леса, итальянец явно не сомневался. По всей видимости выделить из груд добытой породы нужный химический элемент при помощи волшебства для него было плевым делом, и после краткого периода активности по налаживанию производства истинный маг собирался большую часть своего времени отдыхать, лишь изредка соизволив поднапрячься. А также богатеть медленно, но неуклонно. – Но для создания нормального производства нам потребуются рабочие. Без них вы получите один лишь металл, да притом не самого лучшего качества. Железно, не сталь.

-Даже кузнецов-помошников вам найдем, к нам сейчас много народу из спаленных деревень набежало, – степенно кивнул староста. – Только вы учтите, у нас тут не холопы в большинстве своем живут, а люди вольные. Землю может они и пашут, но не крестьяне забитые и не смерды безропотные. Я не говорю, что дурню какому в рожу дать нельзя или пинками голого в лес выгнать, коли виноват он…Да только если рабочих с деньгами обманывать станете, со злобы кнутом кого по глазам плетью хлестанете, али девку какую несогласную загнете, так нехорошо может выйти. Домов, где нет оружия или мужчин умеющих держать его, в моем селе нет. Хотя вру, найдется парочка, но такие бабы, шо я бы с ними и в молодости связываться не стал от греха подальше.

-Пф! Стану я еще мужичья бояться. – Презрительно процедил сквозь зубы Максим Жемчужников, и у Олега немедленно зародилось такое ощущение, что с этим петербургским снобом еще будут проблемы. Впрочем, по поводу возможных неприятностей он после краткого раздумья решил особо не тревожиться. Один истинный маг…Да даже два, если за коллегу горой встанет Луиджи, против многочисленного, хорошо вооруженного и сплоченного в боях отряда ничего не сделают. Один на один они были сильнее любого из присутствующих. Вот только грубая физическая или магическая мощь отнюдь не гарантирует победы. Особенно в схватке не состоящего на армейской службе гражданского специалиста с тем, кто выжил в битвах Четвертой Мировой Войны и будет драться честно только в том случае, когда другого выхода просто не останется.

-Десяток самураев и сотня их солдат, которые в село пару месяцев назад явились, тоже примерно так говорили. Или хотя бы думали. – Мурат поднял руку к голове и демонстративно поковырялся в левом ухе мизинцем, а после внимательно стал изучать извлеченную оттуда субстанцию. – Их доспехи и катаны теперь по кладовкам у нас валяются, а тела, должно быть, сгнили уже в земле.

Во время боевых действий «Буряное», как и многие другие населенные пункты, оказалось на занятой противником территории, но жителям его относительно повезло. Село стояло достаточно далеко от моря и крупных дорог, а потому узнало об опасности намного раньше, чем в него наведались враги. И когда японский разъезд ворвался в гостеприимно распахнутые ворота, то обнаружил, что за частоколом нет никого и ничего. Жители не только ушли в леса сами, но также увели скот и утащили самое ценное имущество. Учитывая знание местности и наличие среди них большого числа опытных охотников, так было безопаснее, чем доверять свою судьбу оккупантам. Самураи не только изымали все припасы подчистую для своей армии, уводили в рабство всех кто им приглянулся и готовы были вытряхнуть мирное население из последней рубашки, но и запросто могли начать рубить головы либо за недостаточное рвение в сотрудничестве с оккупантами, либо в целях превентивного устрашения. Отряд заночевал внутри стен села, а наутро в нем уже не осталось никого живого. Спрятавшийся среди корней исполинской ели друид так и остался необнаруженным и в течении нескольких часов создавал мощнейшую магическую ловушку, которая после активации одним махом уничтожила вражеских командиров. А у простых солдат без поддержки чародеев шансов на выживание почти не осталось. Кто спасся бегством от старосты, тот не ушел от пошедших по следу охотников. Пленных никто не брал. После подобного акта неповиновения покинутую деревню должны были сравнять с землей, однако у оккупантов до этого просто руки не дошли. Потерпев сокрушительный разгром своей армии под Иркутском, японское командование каждому оставшемуся воинскому подразделению тут же минимум по два срочных дела нашло. И посылать куда-то к черту на куличики крупный карательный отряд они просто не могли себе позволить. Или вообще про «Буряное» забыли в неизбежном во время спешного отступления бардаке, поскольку знающие о проблеме люди погибли в боях с выдавливающими противника обратно к морю русскими.

-Дык не было у бабы заботы, купила, стал быть, баба порося. – Пробормотал Святослав, едва только за инженерами закрылась дверь. – Ох, итъ чую я, хлебнем мы с ним энтих…Неприятностей!

-Если они наладят добычу железа, то плевать. – Фыркнул староста села и глухо закашлялся, стуча себя кулаком в грудь. – Это…Кхе…Будет стоить того! Для всех нас.

-Когда появится постоянный приток металла, село довольно быстро станет городом. – Пояснил бывшему крестьянину Гюнтер. – Сейчас очень многим людям на Дальнем Востоке некуда идти и чтобы осесть им требуется четыре вещи: безопасность, пища, работа и стройматериалы. Дерево у нас есть, с дешевым железом гвоздей, петель, решеток, засовов и прочих важных кованых изделий наделать не проблема. При кузнях и заводе серебро в карманах всегда будет звенеть. Наши кладовые полны мясом, рыбой и сохранившимся в неприкосновенности несмотря на войну урожаем, они могут накормить всех желающих. Чтобы защитить важное производство и большое количество народа, наверняка пришлют постоянный гарнизон стрельцов. А нет, так сами справимся прекрасно.

-Эта земля по закону принадлежит Мурату и его семье, но если он станет не старостой, а мэром города, то и в дворянской табели о рангах автоматически подрастет. В достаточной мере, чтобы пинками и ударами посоха по башке гнать отсюда тех мелких начальничков, кто попробует отщипнуть кусочек от его прибылей. А вот для нас тогда наступит полное раздолье, поскольку договор о сотрудничестве на пятьдесят лет с фиксированной налоговой ставкой в десять процентов полученной тут прибыли уже подписан, а создать в условиях тотального дефицита новые производства несравненно проще, чем втиснуться на уже поделенный рынок. – Усмехнулся Олег, азартно потирая руки. Воевать он умел, но не любил, предпочитая грабежам деньги, честно заработанные мирным трудом. И в состав своего отряда старался подбирать людей, придерживающихся схожих убеждений. Небольшая обувная мастерская, созданная в Нанкине, исправно функционировала и приносила стабильный доход до тех пор, пока им не пришлось покинуть этот древний китайский город. Успешный опыт вполне можно было повторить…И углубить, ведь у Густава есть торговые связи позволяющие сбывать товар, а Мурат располагал сырьевыми и административными ресурсами. От рабочих же на хорошо вылизанном конвейерном производстве требуется грамотно выполнять лишь одну единственную операцию. Научить этому можно любого, кто не совсем дебил. Вещей же, которые можно производить подобным методом, превеликое множество. – Если у нас все получится как надо, то появится постоянный приток финансов, получаемых практически в пассивном режиме. А деньги – очень универсальная материя, которую можно трансформировать в расположение высоких чинов, наемных солдат, собственные земли, магические знания, уникальные артефакты и прочие интересные вещи. Для всех нас и тех, кто на нас станет работать. И при достаточном их количестве мы станем силой, с которой придется считать пусть не всем, но очень многим.



Глава 3

О том, как герой вскакивает по тревоге, видит альма-матер и теряет обувь.

Когда среди ночи где-то за стенкой нечто испустило в окружающее пространство ощутимую даже сквозь сон волну магических эманаций, упало с грохотом и звоном, а потом разразилось проклятьями и руганью, вскочивший с кровати Олег сразу понял, что ничего хорошего его не ждет. Во всяком случае, со стороны Анжелы, которая при подозрительных звуках мгновенно скатилась с супружеского ложа и потянулась за своим оружием…Чтобы через две секунды получить по шеё мужем, проснувшимся на пару секунд позже и ломанувшимся в ту же сторону. А потом ему на голую спину приземлилась еще и ранее спавшая в ногах маленькая белая кошка, видимо принявшая все происходящее за какую-то игру и решившая присоединиться к веселью. Причем когти животному, которое чародей намеревался сделать своим фамильяром, но никак не находил довольно времени для длительных ритуалов времени, определенно следовало подстричь. Оставалось лишь порадоваться отсутствию в образовавшейся куче-мале Доброславы. Вскочившая по тревоге оборотень могла и не разобраться сразу, кто это уселся на неё верхом, а огрызаться любовница чародея умела на зависть любой акуле. И инстинктивная трансформация из красивой девушки в зубастое чудовище у неё занимала пару мгновений, а при побудке сознание на полную катушку начинало работать даже не в первую минуту, нуждаясь в длительных предварительных процедурах вроде продолжительных позевываний и протирания кулачками заспанных глазок.

-Репертуар относительно знакомый, да и голос с аурой тоже, — решил Олег, вставая с жены, телекинезом снимая с себя кошку и хватаясь за снятую с вечера одежду. Доносящиеся через стенку ругательства через одно произносились на древнеславянском. Впрочем, периодически их заглушал грохот все новых и новых падающих предметов, а также звон металла. По дому начал разноситься запах гари. В общем, на визит вора или убийцы происходящее походило слабо, те так себя не ведут…Ну, если они профессионалы. – Мстислав, это ты в моем арсенале шебуршишь?! Заканчивай с огнем играться! Там у меня не только зачарованные железяки распиханы, но и пороха лежит чуток.

-А я огонь как раз тушу, пока он до разложенных по полкам порохвниц не добрался! И это не из-за меня тут почти начался пожар, — донесся из соседней комнаты голос шапочно знакомого чародея пятого ранга. Тот являлся одним из младших учеников архимагистра Саввы, бывшего непосредственным командиром Олега и его вольного отряда. А поскольку в число высших магов вошел относительно недавно, то пока еще оставался относительно адекватен в общении с окружающими и даже мог им в чем-то помочь за весьма умеренную сумму. Пусть даже золотом. – Это какой-то одержимый меч, который мне жреческий балахон распахал и чуть не прогрыз надетую на него кольчугу! И остальные не лучше! Вот на кой черт ты такую пакость без ножен держишь?!

Трофейные зачарованные катаны, во множестве доставшиеся Олегу после побед над японцами, действительно хранились так, что их бывшие владельцы побелели бы от злости, если б сумели воскреснуть. Однако сваленные в казалось бы хаотичном беспорядке волшебные мечи, с которыми солдаты вольного отряда все равно не могли правильно обращаться, лежали неопрятной грудой и были обмотаны амулетами, имеющими личную привязку к владельцу и в руках чужака бесполезными или просто опасными, отнюдь не просто так. Они прикрывали собою большой свинцовый сундук с толстыми стенками, где находилась походная казна, несколько ценных магических гримуаров, документы…И старый потертый жезл из нефрита, который некогда Олег получил от архимагистра. Официально артефакт являлся всего лишь довольно емким накопителем, при использовании которого обладающий слабым резервом волшебник мог на какое-то время уподобиться истинным боевым магам.Вот только жрец древних славянских богов и по совместительству один из сильнейших магов России раньше уже выдергивал к себе одного из своих подчиненных при помощи этого предмета сквозь пространство, а потому были приняты меры по экранированию ценной, полезной и потенциально способной стать источником серьезных проблем магической побрякушки. Как оказалось, недостаточные. Начальство все равно сумело дотянуться до чародея третьего ранга, который полной автономии действий все-таки не имел, да и от сомнительной награды за былые заслуги не мог просто так взять и избавиться. Вернее, теоретически, то он обладал данным правом, но подобный поступок имел шансы стать причиной ухудшения отношений с излишне вспыльчивым реликтом древних времен. А вызвавшие неудовольствие архимагистра персоны обладали тенденцией превращаться в пепел, поскольку любой другой стихийной магии Савва предпочитал пиромантию и был невероятно импульсивен.

-Как хочу, так и храню, нормальные люди туда через дверь входят, а не телепортируются прямиком в груду острого металлолома… Так зачем в гости то пожаловал? Неужели наше самое высокое начальство в лице Саввы приказало чего? — Строго говоря, в утвердительном ответе на свой вопрос, вышедший в коридор оракул-самоучка ничуть не сомневался. И ему для подобного вывода даже дар к предсказанию не требовался. Магия пространства по праву считалась одним из самых сложных и энергоемких направлений волшебства, владели которым очень немногие люди и нелюди в масштабах всей планеты. Архимагистр владел, хотя данное направление и не было основным для древнего волхва, посвятившего свою жизнь служению языческим богам еще в те времена, когда Россия представляла из себя лишь набор раздробленных и нередко воюющих между собой княжеств, лишь формально подчиняющихся правителю столичного в ту пору Киева. И пусть один из младших его учеников еще не шел ни в какое сравнение со своим грозным наставником, но в принадлежности Мстислава к истинной элите России никто бы не усомнился, поскольку персоны такого калибра стояли примерно на одной ступени социальной лестницы с только-только получившими повышение генералами или там некрупными банкирами. Как иначе, если на поле боя они в одиночку могут заменить звено бронетехники?

-Ты нужен архимагистру. – Озвучил очевидное средних лет черноволосый волхв в слегка порванном, дырявом и закопченном белом балахоне, открывая изнутри дверь арсенала. Вообще-то запирающуюся снаружи и сразу на три замка. Мысленно Олег отметил, что идея экранировать жезл-маячок зачарованными клинками в принципе может считаться в какой-то мере рабочей…Даже без сжимающих их рук волшебные мечи, один из которых на время лишил его глаза, сумели причинить телепортировавшемуся к маячку непрошенному гостю некоторый ущерб. Пусть на руку им и сыграл тот факт, что тот во время пространственного перемещения наверняка вынужден был отказаться от поддерживания активных защитных чар. А вот выстрели прямо сейчас кто-нибудь в младшего магистра из пушки разок, тот вряд ли бы даже одежду помял сильнее, чем после экстремального прибытия в пункт назначения.

-Хорошо, сейчас подниму отряд, и с рассветом наш корабль уже будет в воздухе. Только куда именно лететь, к резиденции архимагистра в Стяжинск или во Владивосток, откуда сейчас управляют готовящимся наступлением на Японию? – Задал вопрос Олег, прикидывая, что именно в войне могло пойти не так, раз уж за довольно посредственным чародеем с одним единственным летучим кораблем малого класса не побрезговали послать младшего магистра, дабы тот как можно скорее появился на линии фронта. Южноамериканская нежить высадились на побережье, и теперь строит межконтинентальные порталы, дабы перебросить через полпланеты несметные армии своих некроконструктов? Англичане, обладающие лучшим в мире флотом, сумели незаметно подвести к восточным берегам России свои исполинские стальные корабли, что по суше ползут лишь немногим хуже, чем по морю? Самураи оправились от устроенного им недавно разгрома и снова прут внутрь материка, сминая любое сопротивление на своем пути?

-Нет, ты не понял, Олег. – Покачал головой ученик древнего волхва. — Савве нужен лично ты, а не твой отряд и корабль. Причем не когда-нибудь через неделю или две, а уже завтра. В Москве. И, честно говоря, больше одного человека я туда телепортом упереть при всем желании не способен.

-Та-а-а-а-к, — протянул оракул-самоучка, чей дар и жизненный опыт в унисон взвопили, что их обладателя не ждет ничего хорошего. – А можно поподробнее? Анжела, собери нам на стол чего-нибудь! Доброслава, хватит уши греть! Сбегай, пожалуйста, за Святославом и Густавом, раз уж Стефан до сих пор едва может с кровати встать. И живей-живей, рысью!

— Вообще-то рассиживаться нам особо некогда, но чего-нибудь согревающего я бы выпил. Да и от сытной пищи не отказался, только без мяса и соли, их до следующей недели целители не рекомендовали употреблять, которые меня буквально из кусков пару часов назад собрали. -- Проинформировал волхв хозяев дома, двигаясь следом за Анжелой. – Заодно и расскажу, что к чему…

Причина, по которой капитан вольного отряда вдруг понадобился высокому начальству в отрыве от его солдат и летучего корабля, была до безобразия тупой и нелепой с точки зрения любого здравомыслящего человека. В особенности, кадрового военного с боевым опытом, живущего в эпоху глобального конфликта. Но могущественные маги имели свое, крайне особое понимание самого термина «разумность», что неоднократно доказывали всем окружающим и самому мирозданию. На этот раз, по мнению Олега, их поведение еще было более-менее объяснимо, особенно если объяснения искать где-нибудь в литературе, посвященной психологии приматов. Архимагистру Савве, с чьей подачи Россия ввязалась в войну в Китае и в результате этого попала под объединенный удар Японии и Англии, которым помешали грабить крупнейшую державу Азии, парочка его коллег на торжественном приеме у самого императора высказали претензии за понесенные убытки. И даже на необходимость их компенсации намекнула. Древний волхв на это абсолютно ничего не сказал. Молча драться кинулся. И, похоже, именно этого от него и ждали, поскольку никакого преимущества за счет эффекта внезапности древний волхв не получил. Ну да не сильно оно ему и требовалось, чтобы начистить рожи своим давним политическим оппонентам. Все же потери вследствие войны с внешним врагом в подобных конфликтах являлись поводом, а не причиной. Свита, которая в обязательном порядке сопровождает персон подобного ранга на торжественных мероприятиях, не отстала от своих патронов, компенсируя относительно слабую на фоне титанов волшебства магическую мощь за счет свой многочисленности. Торжественный прием у императора оказался сорван, недавно отремонтированный дворец опять стал нуждаться в новых обоях, картинах, слугах и стенах. Правитель государства оказался лично вынужден растаскивать забияк по разным углам, гасить пожар и урегулировать конфликт. Поскольку организация дуэли между столпами общества грозила снижением стратегического потенциала страны вследствие гибели тех кого невозможно заменить на поле боя, а пущенная на самотек свара между могущественнейшими волшебниками стремительно переросла бы в маленькую личную войнушку невзирая на наличие у государства внешних врагов, спор между титулованными чародеями было решено урегулировать путем сталкивания лбами их подчиненных. Чьи ученики и слуги победят, тот и молодец. А проигравший не только лишится какой-то части своих людей, но и окажется вынужден оплатить хозяину государства постройку нового дворца.

-Дык…Это…Ну….Ваабще! -Попытался сказать чего-то Святослав, но от избытка чувств его обычное косноязычие еще сильнее усилилось, сделав речь бывшего крестьянина лишь потоком не слишком-то информативных междометий.

-Не мычи, если есть чего толкового сказать, лучше попробуй записать свою мысль на бумажке. – Оборвал его Густав. – Олег, ты главное не волнуйся. Мы тут за всем присмотрим. Планы вместе составляли, возможность того, что отряд будет вынужден покинуть село всем составом там учитывалась, а тут выдергивают только тебя…Вернешься с победой на все готовенькое и отдыхать будешь!

-Главное, вернись. – Севшим голосом попросила Анжела, подходя к мужу со спины и обнимая его. Ведьмочку ощутимо трясло, а глаза у неё были на мокром месте.

-Вот не помню кто, но точно кто-то умный однажды ляпнул: «Хочешь рассмешить богов, так расскажи им о своих планах». – Мрачно заявил Олег, подперев головку кулаком и уставившись своим единственным оком куда-то в стоящую перед ним кружку с чаем. Становление маленького сибирского села промышленным гегемоном этой части Сибири грозило отмениться, отложиться или в лучшем случае пройти без его участия. Отказаться от «высокой чести» драться за чужие интересы и сосредоточиться на решении своих проблем было, в общем-то, можно…Как выиграть в русскую рулетку, если зарядить в барабан револьвера на один патрон меньше положенного и провести несколько раундов подряд. С гордыней архимагистра могла соперничать разве только его же сила, нарушения своих планов он бы не простил. Чародей третьего ранга обладал технической возможностью уйти с военной службы в отставку, но его жена и друзья все еще оставались связаны с армией своими контрактами. А вероятность того, что от гнева древнего волхва уберегут законы феодального магократического государства, примерно равнялись шансам остановить цунами при помощи цепочки возведенных из песка замков. Плюс и у Олега, и у Анжелы имелись недоброжелатели среди дворян – кровники бывшего наставника из училища и семья, отправившая незаконнорожденную девчонку умирать на войне.

-Да, слышал уже это изречение, надо сказать оно весьма верное. Головастый был тот мужик, который его придумал, хотя вроде бы и не из наших. – Покивал головой сидящий напротив Мстислав, уминая яблочный пирог так, что только за ушами трещало. От широкого круга площадью где-то в четверть квадратного метра сейчас остался только маленький кусочек, который пока не успели дожевать. – Ты это, парень, завещание то подготовил уже? А собираться долго будешь?

-Минут пять мне надо, но можно уложиться и в полторы. – Все самые ценные артефакты Олег носил с собой или вернее на себе, а потому ему требовалось только взять на всякий случай из кошелька сумму покрупнее, комплект запасного белья, да чмокнуть сына на прощание. Но два последних пункта не были строго обязательными – ребенок еще ничего толком не понимал и на папу бы обидеться не сумел. А без чистых вещей чародей смог бы прожить, поскольку умел контролировать свой организм и мог просто напросто запретить себе потеть. Или отключить обоняние. В том же случае, если его супруга станет вдовой, никаких проблем с документами у неё не предвидится. Олег прекрасно понимал степень риска, которому он подвергается, находясь на службе в воющей армии, и еще давным-давно озаботился составлением завещания.

-Нет, лучше давай часик собирайся, а лучше все полтора или два, а я пока дух слегка переведу. – Отрицательно помотал головой Мстислав, шумно прихлебывая чай и подвигая к себе поближе чашу с каким-то салатом. – Время терпит, ведь поединки назначены только на завтра, а ты у меня сегодня уже четвертый и перенапрягаться вредно. Тоже ведь буду в драках участвовать, как минимум с одним равным себе противником сойдусь. Как раз пределы сил для участников схваток императором установлены от третьего до пятого рангов, чтобы и смотреть зрителям было интересно, и никто слишком ценный случайно не погиб. Противников щадить то по идее на арене можно и нужно, но Савва этого делать настойчиво не рекомендовал. И учитывая, как он успел отделать своих оппонентов, вот зуб даю, они велели своим людям делать то же самое.

-Да хоть все три часа, мне то уж точно ну вот совсем не к спеху. Ладно, тогда желаю приятного аппетита, а я пока делами займусь. – Чуть облегченно выдохнул Олег, у которого появилось время составить подробный план действий отряда на случай его продолжительного отсутствия. А то ведь дуэль дело такое…Вполне можно выжить и покалечиться, но далеко не факт, что раненного высшие маги поставят обратно на ноги, даже если он принесет им победу. К тому же интуиция подсказывала оракулу-самоучке, что телепортировать обратно в Буряное его никто не будет. Во всяком случае, уж точно не за счет Саввы, который отличался изрядной прижимистостью. Ну и еще, если хватит времени, чародей третьего ранга намеревался как следует попрощаться с женой и любовницей.

Телепортация через добрую половину Евразии в московский особняк архимагистра, на взгляд чародея третьего ранга, прошла удивительно гладко. Когда его перемещал куда-то Савва, то предстояло на мучительно долгое мгновение окунуться на план Огня и пусть магия древнего волхва защищала от заполнившего все и вся пламени, но чисто психологически это было тем еще испытанием. А вот у Мстислава все происходило как-то проще, несмотря на его относительно небольшой ранг для высшего мага. Вспышка света, короткое ощущение свободного падения в месте где нет вообще ничего, даже вакуума, и вот уже Олег стоит в центре массивной пентаграммы из толстых золотых жил, по углам которой расположены крупные рубины едва ли не с кулак размером.

-Кто? – Встречал пару из волхва и его спутников человек, который уместнее смотрелся бы где-нибудь в придорожных кустах с кистенем в одной руке и бутылкой сивушного самогона в другой. Даже нарядный алый кафатан с золотым шитьем и толстый свиток, в котором серебряным пером делались отметки не могли исправить впечатления от взлохмоченных грязных волос, перепачканной морды, неоднократно сломанного и принявшего едва ли не грушевидную форму из-за очередной опухоли носа и здоровенного синяка под левым глазом. Олег даже не ожидал встретить подобную персону не где-нибудь, а в резиденции Саввы. Древний волхв был, конечно, с причудами и изрядной придурью, но неуважения к себе не терпел. А у этого субъекта одного вида хватило бы, чтобы оскорбить жреца языческих богов.

-Коробейников, один из третьеранговых. – Представил Мстислав своего спутника, вытирая обильно выступивший на лбу пот и тяжело дыша. Телепортация с нагрузкой в виде другого человека на такие дистанции для него явно была делом отнюдь не самым легким.

-Тогда ему в левое крыло на второй этаж, именно там всех задохликов собирают. – Заявил взлохмаченный субъект, делая пометку в своем списке. Олег попытался присмотреться к мажодорму ну или кем был этот взлохмаченный и малость побитый субъект, чтобы определить его уровень сил…Но не смог вынести однозначного вердикта, поскольку стоящее перед ним существо явно не могло быть человеком несмотря на внешнее сходство. Жизненной энергии в нем не было от слова совсем. Вместо неё наличествовало нечто другое, более схожее со свободным эфиром. Подобное чародей встречал у духов, призванных в материальный мир. – Хотят этот и из них самым слабым будет. На кой черт его вообще притащили, ведь прибьют же быстрее, чем я чекушку приговорить успею.

-Ну, учитель решил, что он везучий, раз там выживает, где по идее был не должен. – Неуверенно пожал плечами Мстислав. – Сам понимаешь, никто особо к третьеранговым не присматривался, поскольку не того полета птицы. Кого сумели вспомнить из перспективных подмастерий, кто еще не помер и истинным магом не стал, того и дернули.

-Тогда еще ладно, раз удачливый. Хотя я предпочитаю нечто более материальное. – Буркнул насквозь пропитый субъект, а после засунул руку прямо в стенку и вытащил оттуда бутылку с мутноватой жидкостью, чье горло было заткнуто огурцом. – Идите уже, что вы на меня смотрите? Сейчас, чего доброго, еще кого принесет…Эй, задохлик, в левом крыле можешь занимать любую свободную комнату, но вне сортира не гадить и об мебель сигары не тушить! Иначе скормлю тараканам!

-Угу, понял. – Данное существо Олегу не нравилось, но лишний раз искать неприятности было глупо. Особенно если учесть, что условия ему поставили, в общем-то вполне разумные, да и в любом случае устраивать беспорядок в московском доме архимагистра чародей и раньше то не собирался. Окружающая обстановка к вандализму тоже не располагала. За пределами комнаты с пентаграммой для пространственных перемещений расстилались комнаты и коридоры дворца, буквально забитого кричащей роскошью. Паркет из драгоценных пород дерева, покрытый узорами и полировкой. Картины, статуи, чучела магических монстров натуральные до ужаса…Возможно они являлись охотничьими трофеями, а возможно стражами, которые способны разорвать любого нарушителя. Мебель, обильно украшенная позолотой и инкрустацией из полудрагоценных камней, казалась произведением искусства. Непонятно было одно, для кого именно предназначалась вся эта кричащая роскошь, если Савва к ней относился, в общем-то, равнодушно. Во всяком случае, обычно он пребывал в виде пожилого человека, облаченного в устаревшего покроя военный мундир, где не было места ярким слово у оперения павлина цветам. Правда, когда архимагистр принимал свою боевую форму и становился огненным исполином, его доспехи горели словно маленькие кусочки солнца…Но они все равно состояли из энергии, а не из золота. – Мстислав, а это существо, оно вообще что такое? Вроде бы дух, но в то же время и не похоже как-то.

-Эксперимент и потомок учителя. Его веке где-то в двадцатом создали, тогда душу одного из умирающих внуков архимагистра, которому на тот свет было ну никак нельзя из-за полученной в бою метки темного бога, смешали с сутью домового. – Пожал плечами волхв, для которого в наличии под боком такого существа не было ничего необычного. – Что ж, до завтра. Пойду, принесу в жертву богам парочку коней, дабы в бою мне сопутствовала удача. Чувствую, она будет совсем не лишней...

Появление Олега остальные гости левого крыла встретили бурной хмельной радостью. Во-первых, при помощи вина, водки, пива, коньяка, шаманского и прочих спиртосодержащих жидкостей они старались успокоить себе нервы перед грядущей схваткой, а во-вторых, из четырех подмастерий трое прошли через руки чародея в то время, когда он работал целителем в резиденции Саввы, форте Стяжинск. И их встреча, в общем-то, являлась вполне закономерной, поскольку для отстаивания своих интересов Савва намеревался использовать людей с богатым боевым опытом. А для тех получение разнообразных травм являлось делом, в общем-то, привычным. И хотя основами первой помощи старался овладеть всякий боевой маг, который головой думает, а не только в неё ест, настоящие профессионалы волшебной медицины встречались довольно редко. Срастить разорванную плоть считалось делом несравненно более сложным, чем собрать в кучку побольше энергии и от души кого-нибудь ей шандарахнуть.

-Формат турнира будет таков: пять наших поединков, четыре схватки истинных магов, три сражения между младшими магистрами. Соответственно за победу начисляется по одному, два или три очка. У какой стороны по итогам счет окажется выше, та и побеждает. А от разницы зависит размер репараций, накладываемых на проигравшего, помимо выплат императору. – Сосредоточено объяснял усевшемуся за общий стол Олегу ситуацию полузнакомый алхимик из Стяжинска. Вообще-то чародей не любил алкоголь и подобные пьяные застолья, но сейчас слаживание с возможными соратниками было намного ценнее его личных симпатий и антипатий. Пусть даже групповых сражений вроде как не ожидалось, но в этом мире слишком многое и слишком часто шло не по плану…Да и вообще, тот кто утверждал будто после драки кулаками не машут, явно не имел дела с политикой. А спор высших магов к последней относился без всяких сомнений. – Правила, в общем-то, простые и временем проверенные, их еще в Средние Века ввели, чтобы подобными турнирами полноценные войны между князьями и герцогами заменять.

– Как ни крути, но двенадцать магов страна потеряет. Может чуть меньше, может чуть больше. Расточительно, знаешь ли. – Олегу и его друзьям пришлось покинуть Североспасское магическое училище после того, как их наставник подрался с одним спесивым дворянином на дуэли. И, находясь на пороге смерти, он своим последним заклятием куда вложил все свои оставшиеся жизненные и магические силы, а также немного сверх того, утащил за собой в небытие поторопившегося праздновать победу аристократа.

-Смотря с чем сравнивать. Если с разрушенными деревнями, сожженными городами и вырезанными до последнего человека магическими семьями, то такой способ решения конфликтов просто верх бережливости и гуманизма. Это ж не купчишки какие-нибудь бодаются, у которых максимум духу хватит недругу терем запалить. Тут, знаешь ли, совсем иные масштабы. – Пьяно усмехнулся его собеседник, который как оказалось обладал некоторой эрудицией. – К тому же, не так и мало рождается чародеев на свете. Дохнут вот частенько, как и простой люд, но рождается то их много! Мало у какого кудесника всего одна жена и налево время от времени каждый мужик ходит, а если женщина ведьма, то родить она может и в сорок, и в восемьдесят, и в сто пятьдесят… В каждом крупном городе, считай, по училищу, пусть даже они в большинстве своем совсем не такие крупные, как Московское или Петербургское. Да плюс монастыри. Институты с академиями, где можно и все двадцать лет лавки протирать, но выйти уже хорошим специалистом и истинным магом. Ну и конечно на дому обучается народ у родителей да дедов с прадедами, и отнюдь не всегда это бабки-травницы. Бывает, такие ухари из дальних деревень приезжают, у которых на большой город денег нет или хозяйство бросать нельзя было, что их и втроем вроде бы такой же силы колдуны не заломают.

-Не о том вы речь ведете, молодежь. – Проскрипел самый старший из собравшихся здесь подмастерий, который выглядел лет на шестьдесят, а может даже и все семьдесят. И, кстати, был единственным, кого Олег до этого дня ни разу в Стяжинске не видел. А ведь судя по погонам, этот чародей третьего ранга являлся артефактором. Представителей данной специальности всегда насчитывалось не очень много, но были они буквально нарасхват, да и сами никогда ложной скромностью не страдали. Учитывая стоимость волшебных вещей, даже худшим из них стандартное офицерское жалование виделось лишь незначительной прибавкой к основному заработку. – Какое нам дело, кто и как там очки считать будет и у кого голова станет болеть из-за гибели чародеев? Мы свои схватки выиграть должны любой ценой... Но по умному, ведь за соблюдением правил следить будут так, что ну вот никак судей не обмишулишь.

-Дед Семен дело говорит. – Тряхнул своими длинными усами плечистый рослый казак, в облике которого даже без характерных тяжелых доспехов можно было опознать витязя, то есть элитного тяжелого кавалериста, привыкшего сражаться в паре с ездовой химерой. – В общем так, юнцы, слушайте, чего вам бывалые люди говорят. Долгоиграющие усиливающие ритуалы и зелья запрещены. Если у кого такое есть, так перед схваткой их действия с вас снимут. Чужие вещи на бой тоже взять нельзя, иначе бы каждый поединщик в подобных турнирах выходил на бой в полных доспехах, где каждое колечко кольчуги архимаг отдельно зачаровывал.

-А вот интересно было бы глянуть на такой бой. – Мечтательно вздохнул алхимик. – И чтобы зелья без ограничений…

-Применительно к нам – пяток минут на уровне младшего магистра, а потом полутруп. Или не полу. – Отмахнулся артефактор Семен. – Выше уровня посмертного проклятия хоть пополам порвись, а не прыгнешь. И слишком много чужой энергии сквозь себя тоже не пропустишь – аура взбаламутится, и оставят тебя все силы прямо посреди боя.

-Все свое применять можно без ограничений, но только если он было куплено, взято с бою или получено в подарок минимум месяц назад. Солгать тут даже не пытайтесь, даже если недавняя обновка чудо как хороша. Раз император смотреть на бой станет, то проверять нас будут такие церковники, которые под самим патриархом ходят. Они там тертые калачи, привыкли к дворянским дракам, где как только богатенькие аристократы ловчить не пытаются. – Продолжал разъяснять условия схваток многоопытный казак. – Животное-спутник или какой-нибудь ручной демон будут выпущены с вами только в том случае, если между душами контракторов будет просматриваться тесная связь, позволяющая их считать в некоторой мере единым существом. А то нечестно получается, выставят на поединок кого-нибудь вроде Олега, а биться выйдет толпа тварей, которым он по очереди в течении многих лет единоразовый призыв авансом оплачивал, среди которых поди еще найди этого ухаря.

-Эй, я не демонолог! – Запротестовал парень…Впрочем, без особого энтузиазма. Он давно убедился в том, что общественное мнение не переспоришь. А предпосылки для того, чтобы иметь имидж смельчака или глупца, заигрывающего с обитателями нижних планов, как ни крути имелись. Пусть даже по большей части созданы были они предыдущим хозяином тела, который именно при помощи демона провернул обмен душ. Ну и немного спасенными им однажды от пиратов невольниками, которые не поняли, что увидели…А на допросе у православных инквизиторов из самых благих побуждений Олегу еще и польстить попытались, выдумывая в деталях такие подробности, которых и близко не было.

-Да все мы тут мирные овечки, у которых нет ни грехов за душой, ни козырей в рукавах. Верно, парни? – Чуть хохотнул еще один подмастерье, поглаживая украгающие его мундир погоны аэроманта….Некроманта…Пироманта…Геоманта…Иллюзии являлись той школой магии, которую часто недооценивали. Но опытных чародеев данного направления опасались вполне заслуженно, поскольку даже в открытом бою сложно спастись от противника, которого не видно и не слышно. Что толку от мощи ударов, приходящихся в пустоту? Как долго можно держать вокруг себя непроницаемые барьеры, опасаясь удара в спину?

-Перед началом боя поединщикам дается по десять минут, а также любые официально не запрещенные ингредиенты и расходники на сумму, зависящую от ранга. Даже животные или рабы, лишь бы в смету уложились. Для нас это сто рублей, среднестатистическое месячное жалование подмастерья. Станки и прочее оборудование бесплатно предоставляется, а если чего нет на императорской арене, то и вне её черта с два ты нужный прибор отыщешь, видимо их только спецзаказам делают в индивидуальном порядке. – Продолжал рассказывать старый алхимик. – Успеете себя усилить или в помощь призвать кого – значит, легче вам будет. Каталоги с указанием сумм вон там на полочке в ряд стоят, можете заранее полистать кому надо. Так, ну вроде все важное сказал?

-Арена будет создана магией, и каждый раз меняться станет. – Подсказал ему казак. – Но большого нагромождения препятствий вроде леса или там лабиринта не ждите. Укромных уголков обязательно парочку сделают, но поскольку они будут зрителем мешать наслаждаться видом, то их обычно смещают куда-нибудь к углам. Вы вряд ли успеете их обнаружить раньше, чем противник заметит вас. А для любителей полетать маневр тоже окажется ограничен – максимальная высота барьерного купола составляет около двадцати метров.

После окончания застолья чародей еще долго не мог уснуть в выделенной ему комнате. Катался из угла в угол застеленной шелковыми простынями огромной кровати, где хватило бы места десятерым. Листал прихваченные с собою каталоги алхимических реагентов и техномагических деталей. Пялился в окно, где яркая полная луна освещала столицу и высящуюся вдалеке громаду бывшего монастыря, ныне являющегося Североспасским магическим училищем. Казалось, он покинул суровые стены своей альма-матер целую вечность назад и в то же время это было совсем недавно… Обучавшие его преподаватели наверняка все еще работаю в большинстве своем на прежних местах. Да даже сидевших за соседней партой абитуриентов наверняка еще можно встретить в более напоминающим тюрьму строгого режима комплексе, если хорошо поискать! Все же развитие магического дара во многом вещь индивидуальная, у кого-то занимает меньше времени, у кого-то больше…А самосовершенствоваться всеми силами заставляют постепенно усложняющиеся зачеты, в которых есть только две отметки: выжил или пошел на корм науськанным на тебя тварям.

Размышляя о стратегии грядущего боя, чародей наконец решил остановиться на варианте блицкрига. Ему было неизвестно, кто станет его противником, но вряд ли это окажется еще один обладатель маленького резерва, чудом пробившийся на третий ранг. Следовательно, бой придется заканчивать очень быстро, а иначе Олег просто выдохнется быстрее противника несмотря на все свои артефакты. Враг ведь тоже окажется из числа тех людей, кто сумел как-то выделиться из общей массы и, следовательно, будет иметь свои собственные козыри. Возможно даже куда более совершенные, чем сделанные по гиперборейским технологиям доспехи и топоры-вампиры, вшитые в тело имплантаты или американская двустволка, стреляющая разрядами молний. Значит, во время отведенной на подготовку десятиминутной паузы придется вывести организм на режим форсажа, дабы рвануть навстречу противнику со скоростью гепарда. Возможно, их будут разделять какие-то препятствия, но по идее они должны оказаться друг напротив друга. А в ближнем бою мастерство плетения заклятий и величина резерва уже не станут играть такой роли…К тому же у выходца из другого мира крутилась в голове пара осторожных мыслишек о том, чем и как можно будет удивить врага и наблюдающих за ходом дуэли зрителей. Неспроста ведь на его родине при штурме укрепленных позиций внутрь сначала влетали гранаты, а уже потом бойцы сил специального назначения. Разумеется, успех затей Олега гарантировать не мог никто, но раз интуиция оракула-самоучки не ныла о неизбежности провала, то можно было считать вероятность нужного развития событий несколько выше пятидесяти процентов.

Наутро Олег чувствовал себя совершенно разбитым, хотя казалось бы пил накануне совсем немного и уж кому-кому, но только не опытному целителю страдать похмельем. Многочисленные проверки организма и ауры на предмет возможных сюрпризов и беседа с въедливым попом, давящим на мозги собеседника ментальной магией, еще больше испортила ему настроение. Настолько, что перспектива кого-нибудь избить в самом ближайшем будущем вызывала уже не только глухое раздражение, но и некую долю злорадного предвкушения. Даже то, что ему выпало биться вообще самым первым, воспринял без особого внутреннего неудовольствия. Как минимум, не придется нервничать лишний час – уже неплохо. А подсмотреть в поведении вражеских чародеев какие либо закономерности все равно вряд ли бы удалось. Все участники турнира сойдутся в бою лишь по разу, следовательно вряд ли знание их коронных фишек принесет какую-либо пользу. Разве только в отдаленном будущем, когда и если конфликт интересов Саввы и его давних политических оппонентов снова перейдет в горячую фазу?

-Мне вот эти вещества в заявленных количествах. – Передал Олег сопровождающему его священнослужителю список тех вещей, которые он мог превратить в оружие или другие полезные предметы, стоило лишь ему оказаться в длинном зале, заставленном станками, печами, верстаками, автоклавами и прочими приборами, которым чародей третьего ранга и названия то не знал.

-Посчитано вроде верно, еще даже лимит в семьдесят пять копеек остается, – кивнул служитель церкви, облаченный в лишенную знаков различия или украшений черную рясу, пробежавшись глазами по бумажке. А после прикрыл глаза, сложив руки в молитвенном жесте перед грудью. Спустя лишь пару секунд рядом с ним во вспышке света появилось несколько тележек, где лежали запрошенные предметы, а висевшие на стены часы принялись громко отбивать секунды. Сервис при императорской арене был на уровне, ведь где еще магию пространства станут использовать для того, чтобы заменить парочку грузчиков? – Время пошло! Когда закончится десятая минута, ты будешь телепортирован на арену вместе со всем, что сделал, даже если оно еще не готово!

-Мне хватит, – уверенно заявил чародей, при помощи телекинеза подтаскивая к себе какой-то жестяной бак, а после последовательно высыпая туда уголь, серу и селитру. Помимо этих досконально знакомых ему химических реагентов, заказанными оказались также несколько емкостей для получившихся составов, керосин, машинное масло и магний. Много магния, из сотни условных рублей на него волшебник потратил целых семьдесят. Готовой взрывчатки в каталоге доступных для «покупки» предметов не имелось, а вот ингредиентов для её приготовления там хватало. К огромному сожалению Олега, боевыми аспектами алхимии он не увлекался, а потому мог приготовить лишь несколько самых простых составов. Напалм, черный порох, магниевый осветительный заряд. Нет, в памяти бы нашлись и иные формулы, с куда более впечатляющим действием…И в применении боевых стимуляторов Олег разбирался вполне отлично. Но своими руками ранее чародей их раньше не готовил! А жалкие десять минут времени работы с реагентами делали ошибку прямо сейчас вещью недопустимой. Как и попытку собрать на коленке какое-нибудь сложное техномагическое устройство. Впрочем, недостаток качества получившихся продуктов можно было попробовать возместить количеством. Кто бы не составлял список расходников, обязанных уравнять представителей созидающих профессий с чистыми боевиками, но делал он это давненько и с тех пор рыночные цены на данные товары успели подрасти в несколько раз…Или просто ради развлечения императора и прочих высших дворян товары на арену поставлялись с минимумом торговой наценки.

-А теперь вот тааак…Главное, не забыть отвернуться и зажмуриться, а то сам ослепну к чертям собачьим…– Бормотал себе под нос чародей, заканчивая собирать воедино огромную световую гранату. Вернее, учитывая её размеры и вес, настоящую осветительную бомбу, нести которую пришлось бы обеими руками, чтобы в нужный момент бросить в противника. Убойной силы в этом устройстве, где способный вспыхнуть от любой искры черный порох играл роль детонатора, было относительно немного. Зато обычный яркий свет стандартные магические щиты не останавливали.Да и большая часть специализированных и редких защитных чар затачивались на противостояние иным угрозам. Тупо не успевали среагировать на поток фотонов, движущийся с в прямом смысле астрономической скоростью. Даже если враг заранее обвешается защитными заклинаниями перед попаданием на арену – не беда, девяносто девять процентов доступного подмастерьям волшебного арсенала спасала от вещей более материальных или хотя бы энергетически насыщенных.

Второй добавочной картой в его рукаве, хотя и не сказать чтобы козырем, стала большая фляга с самодельным напалмом. Зажигательной жидкостью в этом мире было никого не удивить, но от этого она не теряла своих преимуществ. Способный прожечь железо липкий состав мог бы очень пригодится в том случае, если против Олега выйдет слепивший из трупов какое-нибудь чудище некромант, постоянно регенерирующий противник вроде знакомого с волшебством оборотня или ходячий танк в неимоверно толстых доспехах. Если не отшвырнуть эту пакость от себя сразу, то она доставит неприятностей кому угодно, поскольку будет гореть долго и жарко. Остановить подобную угрозу на долгое время сможет далеко не каждый магический щит, который жрет довольно много энергии за каждую секунду своего существования. А преждевременной детонации своего изделия чародей не слишком опасался, поскольку брать его в руки не собирался. Сосуд с крайне горючим содержимым весил всего-то килограмм семь, уж такую массу и довольно слабый волшебник и телекинезом спокойно на короткую дистанцию донесет на безопасном от своего тела удалении.

-Осталось две минуты, пора выводить тело на форсаж, – решил Олег после завершения всех приготовлений, бросив взгляд на часы. Организм целителя под действием допинговых чар стал готовиться к грядущим чрезмерным нагрузкам. Болевые рецепторы утратили практически всю свою чувствительность. Легкие глубоко задышали, насыщая кровь кислородом, что очень скоро начнет расходоваться со страшной скоростью. Железы внутренней секреции выбросили в кровь ударную дозу гормонов стресса и ярости, главным из которых являлся адреналин. Инстинктивные мускульные ограничители, помогающие избежать микротравм при физических нагрузках, оказались сняты. В таком состоянии Олег мог бы пробить голой рукой человеческую грудь или тонкую деревянную стенку и, несмотря на полученные переломы, тут же повторить свой маневр несколько раз.

В тот момент, когда часы закончили отсчитывать десятую минуту, окружающий мир размылся и чародей, сжимающий в одной руке осветительную бомбу, а в другой свое зачарованное двуствольное ружье, обнаружил себя посреди поросшей высокой травой равнины, где тут и там были разбросаны без всякой понятной системы здоровенные валуны. Справа и спереди, примерно в километре по диагонали, находился лес. Слева на таком же расстоянии какие-то руины. А окружал поле боя купол непроницаемой для человеческого взгляда тьмы, очевидно являющийся границей защитного барьера арены. Противника видно не было – по центру арены располагались заросли густого высокого кустарника в человеческий рост. Однако, к своему удивлению, Олег его довольно хорошо слышал. Вернее, их. Десятки голосов хрипло вопили, стонали, рычали….И стремительно сокращали дистанцию до волшебника, бегущего им навстречу и либо огибающего все преграды, либо просто перелетающего через них.

-Мы оба решили сделать ставку на первый удар, – понял чародей, прорываясь подобно носорогу через заросли, ставшие у него на пути. Ветви были не особо толстыми и упругими, зато их покрывали довольно длинные колючки, способные с облаченного всего лишь в ткань человека содрать всю кожу, если бы тот попытался повторить такой маневр. – Но, кажется, я двигаюсь быстрее…Проклятье!

Неожиданно выскочивший на открытое пространство Олег оказался буквально нос к носу с толпой изможденных оборванцев в истрепанных серых хламидах, вооруженных какими-то заточенными кусками металла. И самый резвый из них, вопя словно пароходная сирена, нанес чародею неожиданно быстрый и сильный удар своим самодельным ножом в живот. Правда, лезвие замерло в воздухе, так и не дотянувшись до кирасы пары сантиметров. Однако мгновенно окружившая волшебника толпа просто разорвала бы его на части несмотря ни на какие волшебные щиты…Но в этот момент чародей активировал свою бомбу, едва успев отвернуться от улетевшего под ноги врагам боеприпаса и зажмуриться. Впрочем, крепко зажмуренные веки от ярчайшей вспышки все равно спасли далеко не полностью. Оставалось лишь радоваться, что оборванцам досталось намного хуже. Завывающие подобно зверям люди катались по земле держась за глаза либо слепо размахивали своим оружием, а когда они случайно натыкались на своего собрата, то тут же вспыхивала жестокая схватка, в которой ни один из участников не чувствовал боли, страха и сострадания. Кровь лилась на землю ручьями, хотя Олег еще ни разу ни в кого не выстрелил.

-Мой противник – менталист или нечто в этом роде. Купил полтора десятка самых дешевых рабов и за считанные минуты превратил их в берсеркеров, которых остановит только собственная смерть. С их тел тоже сняты все природные ограничители, но из моего можно выжать намного больше, плюс я не умру после нескольких минут бешеной активности. – Осознал волшебник, взмывая в воздух и удаляясь от беспорядочной ослепшей толпы, занятой попытками нащупать врага и самоистреблением. Олег бы мог легко расстрелять людей с промытыми мозгами, которые скоро снова станут видеть и начнут представлять угрозу, но несчастных ему было просто жалко. Как и зарядов ружья, которое при установке мощности выстрела на максимум могло бы порвать пополам и зажарить электричеством целого быка…Но спустя всего шесть выстрелов, оно бы превратилось всего лишь в высокотехнологичную дубину средней паршивости. – Но где он сам?!

Ответ Олег получил, когда один из оборванцев, выглядевший ничуть не менее замызганным и худым чем все остальные, взметнулся в нереально высоком и быстром прыжке, налетая на противника словно коршун. Грохнула емкость с напалмом, которую пробило метательным ножом и унесло куда-то слишком далеко, чтобы пытаться схватиться за ней телекинезом. Крутивший головой по сторонам Олег заметил угрозу слишком поздно и просто не успел навести ружье на цель, прежде чем то просто выдернули из рук сломав пальцы. Искусно замаскировавшийся под раба соперник не только разбирался в мозгокрутстве и умел летать, но и оказался дьявольски силен. И разбирался в иллюзиях, облик узника пошел рябью и исчез, открывая вид на закованную в покрытые рунами сплошные стальные латы фигуру более чем двухметрового роста.

-Еще и богатырь-недоучка, зараза. – Краем сознания осознал Олег, чьи руки оказались зажаты конечностями противника словно в колючие тиски и разведены далеко в стороны. Тело волшебника пронзила растекающаяся от запястий боль, которая кого-то менее слабого могла и убить сама по себе, вызвав остановку сердца. Но заранее наложенные чары анестезии с грехом пополам нивелировали враждебное воздействие непонятной природы, а вот подвергающиеся чудовищным нагрузкам суставы затрещали в самом прямом смысле слова. Плоть стала рваться, сражающегося за архимагистра Савву волшебника явно собирались порвать на части и были близки к успеху, поскольку при сверхблизком контакте магические щиты просто не могли помочь и впитывающая враждебную магию кираса сейчас оказалась полностью бесполезна…Но вот про ноги враг забыл, вернее просто не придал значения возможности получить пару пинков. А зря, ведь именно в свои нижние конечности Олег когда-то попросил имплантировать крайне дорогие и эффективные артефакты, создававшиеся именно для похожих ситуаций. Ведь он решил заделаться магическим киборгом как раз после того, как оказался лицом к лицу с молодым морским змеем и едва не оказался им сожран.

Изогнувшись словно кошка, виртуозно управляющийся с трещащим по швам телом целитель пнул обеими ногами своего соперника в кадык, одновременно отдавая мысленную команду имплантированным в ступни артефактам. Обуви после подобного неизбежно приходил конец, ну да новые сапоги приобрести было все же несколько легче, чем новые руки. Сплошная стальная поверхность вражеских лат, лишенных каких-либо отверстий и зазоров даже в районе шлема, выглядела так, словно могла выдержать и попадание пушечного снаряда. Она сумела отразить удар невидимого силового клинка, способный порвать тонкую стальную плиту, пусть даже и украсившись длинной бороздой из под которой сочилась кровь. Но возникшая в районе гортани гравитационная аномалия, за пару секунд выдавшая несколько импульсов с направленными в разные стороны векторами, буквально разорвала противнику шею, почти отделив его голову от тела.



Глава 4

О том, как герой плохо выглядит, хорошо смотрится и немножечко катается в карете.

-Выглядишь так, словно из тебя всю кровь высосали. — Поприветствовал Олега пожилой артефактор Семен, когда победитель первого раунда турнира с трудом доковылял до зрительской трибуны, предназначенной для выигравших свои схватки дуэлянтов. Располагалась она прямиком напротив ложи императора и приближенных к нему зрительских мест самых важных дворян, а потому место наверняка считалось весьма почетным. Когда еще у доказавших свое мастерство бойцов выдастся шанс попасться на глаза верхушке общества и подняться в иерархии повыше, если у кого-нибудь из столпов общества возникнет потребность в найме новых головорезов?

-Чувствую себя еще хуже. Тот мерзавец, которому я голову оторвал, меня почти убил. – Олег с едва сдерживаемым стоном приземлился на мягкое кресло, ощущая как у него болит все…Особенно руки в том месте, где за них держался ныне поверженный противник. Чародея третьего ранга трясло от осознания того, как близко он находился к смерти. Если бы не своевременная телепортация победителя прямиком в руки опытных магов-медиков, то он бы умер в течении двадцати или тридцати секунд. И отнюдь не из-за наполовину оторванных конечностей. — Представляешь, у него на ладонях располагались печати, благодаря которым можно закачать в ауру того кого касаешься концентрированную некроэнергию! Если бы у меня не было к ней высокого сродства, то вся энергетика организма бы по швам расползалась, а вслед за ней и материальное тело!

-Не ори о своей терпимости к энергиям смеврти всю глотку. – Шикнул на него сидящий в соседнем кресле казак, умудряясь одновременно курить трубку, потягивать вино прямо из бутылки и промакивать платочком концентрическую сетку свежих шрамов, избороздивших собою его лоб. Складывалось такое впечатление, будто голову кавалериста насквозь пробурить пытались. — Нас, конечно, под защитой Саввы никто не тронет, если сами повода не дадим…Но церковь не любит некромантов. Особенно тех, кто не имеет лицензии и не платит ей налоги. А потому лишний раз лучше не искать неприятностей на свою голову.

-Я у них итак уже во всех черных списках, которые только есть. Меня в случае чего в суд дергать не будут…Прикончат сразу. – Голос Олег тем не менее понизил и наконец-то перевел взгляд единственного глаза на арену, где сражалась между собой очередная пара дуэлянтов. – Кстати, как идет турнир?

-А разве не очевидно? – Седой артефактор обвел рукой трибуну для победителей, где кроме них никого пока не было. — Три ноль в нашу пользу. Хотя сейчас, сдается мне, нашим соперникам в первый раз улыбнется удача. У Давида всегда было плоховато с мобильностью, а на подобной местности без этого никак…

Во время четвертого раунда поверхность императорской арены стало представлять из себя почти одно сплошное болото. Утонуть там было, кажется, все-таки нельзя, но при каждом шаге ноги приходилось в прямом смысле слова выдирать ноги из жадно вцепившейся в них жидкой грязи. И подмастерье, с которым Олег вчера сидел за одним столом,не умел ни летать, ни шагать по воде аки посуху. Зато крутился на одном месте туда-сюда, словно пулеметная турель и заливал лезущих к нему противников десятками маленьких, но очень быстрых и сильных для своего размера огненных стрел. Их разрушительный потенциал зрители могли оценить по достоинству, ведь в мишенях недостка не было. На огрызающегося пламенем чуть ли не во все стороны сразу пироманта наседало сразу шесть человекоподобных фигур, сделанных из тростника, листьев, травы и каких-то водорослей. После каждого попадания в созданных друидической магией монстрах появлялись большие дыры, но полученные отверстия стремительно зарастали, а сосредоточиться на ком-то одном и спалить его полностью и целиком Давид просто не мог. Иначе бы остальные твари до него добрались и разорвали. Дотянуться же до создателя этих псевдоживых кукол тоже было проблематично — фигурка второго дуэлянта обнаружилась в самом дальнем от места схватки конце арены. Да к тому же его еще и прикрывало от любых возможных угроз создание, отдаленно напоминающее слепленного из грязи паука.

-Ну, может все еще и обойдется… Поддерживание существования и ремонт таких големов наверняка силы тянет изрядно. – Неуверенно протянул Олег, отводя взгляд от сражения и пробегаясь им по трибунам. Императорская арена была весьма крупным сооружением, вполне сравним по своим масштабам с крупнейшими стадионами его родного мира. Правда, народу в нем присутствовало все же на порядок меньше, несмотря на то, что сюда бы удалось впихнуть минимум сто тысяч человек, если заставить их хорошо потесниться. Однако, делали его не в расчете на многочисленных плебеев, а для тех, кто почитал себя истинной элитой общества Возрожденной Российской Империи и потому не был намерен страдать от скученности или недостатка комфорта. Вместо плотных рядов скамеек строители возвели многочисленные ложи. Просто одни были больше и роскошнее украшены, дабы представители какого-нибудь аристократического рода не побрезговали их занять, а другие предназначались для зрителей рангом попроще, культурные мероприятия посещающих без личных слуг и телохранителей, а также без лишнего шума и телодвижений занимающих места по соседству с кем-то, кто им не знаком, а то и вовсе может принадлежать к иному социальному кругу. Однако даже младшие сыновья бедных дворян и мелкие купцы на разворачивающее внизу представление, практически обязанное закончиться гибелью одного из участников, взирали как минимум с комфортабельных длинных диванов, обладающих высокой спинкой и позволяющих вытянуть ноги без боязни задеть тех, кто находится впереди тебя.

-Так то оно так, но ведь огонь тоже весьма прожорливая стихия. К тому же Давид хоть и обладает крайне большим резервом, но пользоваться накопителями не может. Вернее может, но только в спокойной обстановке и очень медленно, почему-то его аура чужеродную энергию ну совсем плохо усваивает, — печально вздохнул казак, в раздражении кусая губы и даже выплюнув свою трубку, которая зависла в воздухе. Похоже, сражающегося на арене подмастерья он знал несколько лучше, чем просто очередного сослуживца. -- Вот геоманту или гидроманту на такой арене было бы хорошо…

Проигрывающий маг огня, к которому сделанные из растительности и дистанционно управляемые куклыподобрались уже практически вплотную, решил пойти на крайние меры. Два потока пламени, сорвавшиеся с его рук, оплели собой ближайших противников и не выпускали из своих смертоносных объятий, уверенно выжигая дотла. А бросившиеся к нему остальные монстры наткнулись на окруживший чародея пылающий купол. Нормальные живые существа через подобную преграду никогда бы не пробились, поскольку для этого им пришлось бы получить крайне болезненные и возможно несовместимые с жизнью ожоги, но сделанные друидической магии марионетки не испытывали ни боли, ни страха. Пусть теряя до половины своей массы и почти превращаясь в пепел, но они сумели добраться до человеческой фигуры. Первые несколько ударов Давид еще то ли как-то отразил, то ли просто перетерпел, но потом его повалили на землю, и огонь погас. А после этого обугленные до состояния головешек полуразвалившиеся конструкты раз за разом били по чародею своими конечностями до тех пор, пока тот не превратился в кровавое месиво. И по крайней мере в течении первой трети этой экзекуции волшебник еще оставался жив и мог не кричать, так хрипеть. Очевидно, акустика на императорской арене была улучшена при помощи могущественных заклинаний, а потому каждый изданный умирающим звук был слышен во всех жутких подробностях.

-Как можно называть цивилизованным общество, где одним из лучших общественных развлечений является кровавый спорт, а главным его соперником являются публичные казни? – Поморщившись, чародей отвел взгляд от ужасного зрелища. А на трибунах тем временем царило оживление и ликование, не превращающееся в накрывающий арену гул лишь исключительно благодаря акустическим барьерам, оставляющим звуки внутри каждой из лож. Дамы в пышных платьях, их кавалеры в изукрашенных позолотой и увешанных наградами мундирах, бояре в длиннополых шубах, купцы демонстративно нацепившие на себя широкие золотые пояса и даже нарядно одетые маленькие дети, все они изволили ярко выражать свои эмоции. Причем негативные среди них встречались лишь в том случае, если кто-нибудь делал ставку на проигравшего и теперь её лишился. Ну, может быть, какие-нибудь малолетние ребятишки еще пугались развернувшейся на арене трагедии, но им наверняка заботливые родители уже начинали делать внушение, что нельзя быть таким трусишкой, ведь в жизни придется видеть еще и не такое. А скорее всего еще и своими руками делать.

-Но ведь это естественно, – с удивлением посмотрел на него старый артефактор. – Жизнь жестока, и что может лучше доказать твой собственный успех, нежели страдания и смерть потенциального конкурента? А сказочки вроде сострадания и миролюбия не только глупы, но и опасны, поскольку делают людей слабыми и безвольными.

Олег бы сплюнул, если бы прямо напротив него не находилась императорская ложа. Отнюдь не пустующая. Впрочем, благодаря прикрывающим её многослойным магическим щитам, особого трепета лицезрение правителя государства не вызывало. Ауру могущественнейшего архимага надежно скрывали барьеры, а своими глазами чародей третьего ранга его уже видел на праздничном приеме, устроенном в честь победы под Иркутском. Пока хозяин одной из мировых свехдержав на одержавших победу дуэлянтов не смотрел, будучи по горло поглощен беседой с каким-то сухощавым высоким человеком, вооруженным папкой с документами и стоящим по левую руку от переносного трона. Внезапно активизировавшийся дар оракула принялся нашептывать своему обладателю, что даже когда глотки друг другу станут рвать истинные маги он так и не соизволит отвлечься от государственных дел, ведения войны и сплетения паутины интриг вокруг своих придворных. И лишь когда турнир подойдет к концу, удостоит сражение младших магистров своего внимания. Сейчас обладатели пятого ранга еще ему будут по большому счету не интересны, но в будущем они имеют шансы оказаться полезны. Или вредны.

Пространство арены потекло, изменяясь с покрытого водой болота на покрытый галькой и ровный как стол пляж, где единственными возвышенностями стали поваленные стволы деревьев, словно выброшенные на берег прибоем. Метаморфозы заняли едва ли тридцать, и стоило лишь им закончиться, как во вспышках света появились противники. Новое пророческое озарение, накрывшее Олега, сообщило ему о том, что ради развлечения публики устроители данного мероприятия играют не только с пространством, но и со временем. А пока чародей третьего ранга пытался справиться с когнитивным диссонансом, вызванным нарушением одной из основ мироздания ради того, чтобы кучке титулованных задниц не пришлось лишнюю минутку в своих комфортабельных ложах поскучать, бой успели и начаться, и закончиться. И полузнакомый алхимик, который накануне объяснял ему правила подсчета очков в турнире и его противник дружно взмыли в воздух на высоту нескольких метров. А после обменялись заклинаниями, достойными если и не младших магистров, так по крайней мере очень опытных боевых магов четвертого ранга. Вращавшийся подобно циркулярной пиле ледяной диск с чуть ли не сверхзвуковой скоростью устремился к знакомому Олега, разрушился грудой обломков после столкновения со щитом, но не остановился и уже в таком виде перемолол человеческое тело. Но создатель данного заклинания порадоваться своему успеху не мог – он уже летел к земле камнем, будучи объят конденсировавшейся вокруг него смесью клея и кислоты. Когда эта сверхбольшая капля шмякнулась о землю, то сидящие на трибунах зрители смогли увидеть части скелета пострадавшего волшебника, с которых опала вся плоть. Впрочем, любовались они этой неприглядной картиной недолго, во вспышках света остатки обоих соперников исчезли, а арена словно потекла, готовясь для нового боя.

В ложу негромко шаркая ногами и постукивая посох об пол заявился победитель предыдущего тура. Тяжело опирающийся на свой рабочий инструмент друид средних лет молча занял наиболее удаленное от представителей вражеской фракции место и демонстративно отвернулся от тех, кто едва не стал его соперником.

-Счет не изменился? – Удивился артефактор Семен, проигнорировал появление представителя враждебной фракции и подслеповато уставившись на табло, расположеное под императорской ложей. – Получается, оба выжили? Однако….

-Повезло, – согласился с ним Олег, мысленно пытаясь примерить на себя возможные последствия таких ударов. Ледяную шрапнель и последующее падение он бы пережил, если умудрился бы остаться с целым мозгом. А вот из кислотно-клеевой ловушки сам бы не выбрался и растворился в ней без остатка. – Жаль только, целители при арене лишь восстанавливают общую дееспособность, а дальше ни-ни…Раз уж почистили мою энергетику от впрыснутой туда некроэнергии, могли бы привести в порядок и старую травму, из-за которой половину правой ступни протез заменяет. Или хотя бы тоник какой-нибудь выдать, чтобы меня от отходяка не трясло.

-Гордые они, неохота им с черной костью вроде нас возиться, да еще и забесплатно. – Пожал плечами казак, в очередной раз промакивая платочком свой кровоточащий лоб. – Я слышал, работать при арене из московской академии оккультных наук отправляют тех студентов-старшекурсников, которые где-то умудрились дать маху. Пороть же будущих князей и прочую голубую кровь нельзя, а наказывать как-то надо.

Внезапно императорская ложа озарилась вспышкой света, а когда удивленный Олег перевел на неё взгляд, там уже не осталось ни одного человека. И даже часть мебели тоже пропала, видимо её предпочитали повсюду носить с собой, а не пользоваться каждый раз на новом месте, чем попало. Впрочем, это была лишь первая ласточка среди охватившей многие ложи тенденции.

-Эвакуация? – Насторожился друид, вскочив со своего места. Олег к возможным неприятностям тоже постарался подготовиться, взяв в одну руку ружье, а во вторую зачарованный топор. Однако, опасности он не чувствовал и это несколько успокаивало.

-Не похоже, – возразил магу природы артефактор Семен, даже не обратив внимания на то, что разговаривает с тем, кто лишь несколько минут назад мог выйти из него в смертельном поединке. – Там, откуда исчезают взрослые маги, частенько остаются женщины и дети. Больше похоже на сбор по тревоге. Да и чем можно угрожать такому количеству истинных магов, магистров и нескольким архимагам, собравшимся в одном месте? Минуту назад сюда бы даже темный бог не сунулся, поскольку тогда из его рогов и копыт фамильных побрякушек бы живо наделали.

Ситуацию прояснил один из прислуживающих архимагистру молодых волхвов, вернее даже ученик кого-то из полноценных волхвов, наведавшийся в ложу спустя десять минут и проинформировавший выигравших свои схватки дуэлянтов, что окончание мероприятия отменяется. Или вернее переносится, но точную дату должен назначить император, а он пока немного занят и сегодня определенно не соизволит вернуться к разбору спора нескольких архимагистров. Английские диверсанты пробрались на несколько крупнейших кладбищ Санкт-Петербурга, где после относительно недавнего налета их же флота на город хватало свежих могил и попытались устроить маленький локальный зомбиапокалипсис. Вернее, массовый призыв в подходящие для них вместилища вечноголодных обитателей плана смерти, бывших на порядки опаснее тупых и не слишком-то опасных ходячих трупов.

– Жаль, что нас там нет, – печально вздохнул Семен, покачивая голвой. Олег тут же мысленно записал его в список ненормальных людей…Либо тех, кто по-настоящему опасную нежить ни разу вблизи не видел. Если уж куда-то сорвался сам император, то следовательно из земли на кладбищах Санкт Петербурга лезли как минимум костяные драконы. А то и кто похуже. – Можно бы было интересных ингредиентов набрать…А то и руку наложить на имущество кого-нибудь из английских чародеев. Диверсию такого масштаба осуществляют минимум магистры, и вряд ли они сумеют уйти сами и вытащить всех своих подчиненных, раз чего-то у них сорвалось, а о создании некрополей стало известно раньше, чем они полностью сформировались.

-Меня больше интересует, когда мы им наконец-то хоть один нормальный ответный удар нанесем, – зло пробурчал казак, сминая зажатый в его кулаке платок настолько сильно, что оттуда на пол пролились кровавые капли. – Пока нас мутузят, как боксерскую грушу, а мы только иногда умудряемся по рукам уродам стукнуть! И это после того, что они сделали с Владивостоком и всей остальной приморской частью Сибири!

-Боюсь, очень не скоро. Может быть даже не на этой войне. – Вздохнув, покачал головой артефактор Семен. – Пока в приоритете Япония, поскольку она меньше, слабее и банально ближе к нашим территориям. К тому же все знают, какой из англичан союзник, они бросят самураев на произвол судьбы сразу же, как только совместные действия перестанут приносить им выгоду.

Зрители начинали покидать императорскую арену, на которой очевидно сегодня уже больше ни одного боя не произойдет, и дуэлянты последовали за ними. Правда, в московскую резиденцию архимагистра Олег собирался вернуться немного позже, после того как навестит Североспасское магическое училище и вернет кое-какие давние долги. Вернее, часть их. Глава факультета големостроения сильно помог тогда еще ведьмаку-недоучке и определенно заслуживал какой-нибудь презент высокого градуса, качества и стоимости. А вот еще одного из магов-наставников и парочку некогда обучавшихся там витязей, которые однажды пытался его убить, чародей третьего ранга не отказался бы увидеть мертвыми…Но хотя забывать дослужившийся до подмастерья волшебник ничего не собирался, однако же жажда мести не была в нем достаточно сильной, чтобы перевесить здравый смысл. Возможно, когда-нибудь потом он вернет и эти долги, а пока просто отблагодарит хорошего человека. И, возможно, заглянет к бывшему наставнику в лекарских делах. Отставной служащий царской охранники ничему особенному одного из многих кадетов не научил, но необходимый для выживания в войсках обязательный минимум в абитуриентов вбивал накрепко. А ведь не все выпускники покидали стены училища столь же компетентными, далеко не все…

Карту города Олег представлял себе весьма смутно, но заблудиться не боялся, поскольку потерять из виду громаду бывшего монастыря в условиях низкоэтажного строительства было затруднительно. Частично отсутствие высоток объяснялось традициями, частично дороговизной работы магов-архитекторов и выдерживающих высокие нагрузки материалов, а частично периодически обрушивающимися на столицу России стратегическими заклятьями из арсенала вражеских колдунов. Конечно, сердце страны прикрывали весьма надежные магические щиты, но чем более надежной являлась та или иная конструкция сама по себе, тем меньше у её обитателей было шансов погибнуть под завалами, когда какой-нибудь катаклизм все же случится. Да и потом, свои отечественные маги, устроившие междоусобную войну, грубо нарушившие технику безопасности во время мощного обряда или просто от души повесилившиеся в пьяной потасовке, могли создать неблагоприятных последствий ничуть не меньше чем вражеские диверсанты.

Короткий зимний день стоял в разгаре, а потому по улицам столицы в огромных количествах сновал туда-сюда народ, спеша закончить все свои дела до наступления холода и темноты. Магическое воздействие, сделавшее климат в восточной части Сибири аномально теплым, здесь по понятным причинам абсолютно не чувствовалось, и потому залежи снега почти вплотную подбирались к окнам домов, а щеки прохожих весьма ощутимо пощипывал бодрящий морозец. Впрочем, Олегу не имелось необходимости работать локтями, прокладывая себе путь на протоптанных среди сугробов дорожек даже там, где дворники совершенно точно не справлялись со своими обязанностями. Форма боевого мага и обвешивающее его фигуру оружие заставляли большинство людей почтительно расступаться перед потенциальным источником проблем. Кто-то из облаченных в латанный-перелатанный пестрый кафтан то ли крестьян, то ли рабов, то ли просто городской бедноты вроде бы даже шапку на всякий случай снял и поклонился…Впрочем, полунищих представителей самых забитых и бесправных сословий России на улицах столицы встречалось не так уж и много. Столичные цены ощутимо кусались, а жандармы не постеснялись бы пройтись дубинками по тому, кто покинул без уважительного повода отведенные ему трущобы или мало отличимые от них рабочие кварталы и забрел куда не надо, смущая своим видом честную публику. Бедняков не выжили из Москвы лишь по причине того, что кто-то должен был выполнять черную работу. И пытающиеся заработать на пропитание люди обходились куда дешевле могучих и неутомимых големов или автоматронов, нуждающихся в регулярном ремонте и подпитке магической энергией.

Уже почти рядом со стенами училища чародей ощутил в окружающем мире какую-то…Неправильность. Словно вместо свежего морозного воздуха легкие внезапно вдохнули атмосферу затхлого склепа, где потревожили наслоения вековой пыли. Боевой маг третьего ранга не сумел бы сказать, что конкретно не так с той улицей, по которой он шел, однако же изменения чувствовались всей душой. Чутье на опасность, правда, молчало, но полагаться лишь только на непредсказуемо работающий пророческий дар волшебник никогда бы не стал. Ладони Олега опустились на пояс и сжались на рукоятках зачарованных топоров, ноги сами собой сделали два шага назад, взгляд пробежался по немногочисленным прохожим…

-Ты хорошо смотришься, красавчик! Не желаешь развлечься? – Шагнувшая к чародею из толпы светловолосая женщина, судя по наряду в виде теплого пусть и слегка замызганного мехового пальто, будто случайно распахнувшегося и продемонстрировавшего голое тело без каких либо следов белья, принадлежала к числу уличных проституток. Вот только была она подозрительно чистой, свежей и красивой. Без следа унылой обреченности во взоре, злоупотреблений алкоголем или полученных от клиентов и сутенеров побоев. Олег в данном вопросе хорошо разбирался, через его руки много жриц продажной любви прошло, когда он открыл в Нанкине больницу для бедных. И Китай от России отличался недостаточно сильно, чтобы столь симпатичные особы ловили клиентов где придется, а не поджидали в роскошно обставленных номерах лучших комнат дорогого борделя.

-Назад! – Олег прижался к стене ближайшего дома, телекинезом выхватывая из кобуры револьвер и направляя свое артефактное ружье на незнакомку. Возможно, волшебником он числился слабым и силой мысли разорвать человеческое тело пополам не мог…Но вот контролировать одновременно перемещения в пространстве сразу нескольких предметов с достаточной точностью, чтобы мимо столь близкой цели не промахнуться, ему было не сложно. – Кто тебя послал?!

-Пф, опять вояка контуженный, – тяжело вздохнула любительница носить одежду прямиком на голое тело и печально покачала головой. Направленного на неё оружия она не испугалась…А вот количество случайных прохожих в зоне видимости стало стремительно сокращаться. – Да что ж такое то? Почему мне второй день одни свихнувшиеся армейцы попадаются?

Не прощаясь, напугавшая Олегу развернулась к нему спиной и двинулась вдаль по улице. А сам чародей вдруг ощутил укол в тыльную сторону шею, телекинезом раздавил ужалившую его осу почему-то ни капли не стесняющуюся минусовых температур и почувствовал, как сползает по стене, поскольку ноги его отчего-то не держат. Отчаянно сопротивляясь подступающему беспамятству и темноте в глазах, он метнул в удаляющуюся женщину топоры и силой мысли дернул за спусковой крючок ружья, посылая в фальшивую проститутку по пуле из обоих его стволов, между которыми метались разряды электричества. Благо руны, регулирующие мощность зачарованного оружия, еще перед началом дуэли были выставлены на максимум. Последними искорками ускользающего сознания рухнувший прямо в грязный уличный снегчародей увидел, как перед ним остановилась выкатившая из ближайшего проулка карета.

Из забытья Олега вырвал истеричный женский голос, кричащий так, что болели уши. А вот все остальное – не болело ни капли. Его тело застыло, словно под очень качественным наркозом и, пожалуй, это было к лучшему. Чародей третьего ранга очень не хотел дать окружающим понять, что он уже пришел в себя.

-Илона, глотай! Глотай, девочка моя! – Надрывалась какая-то особа, обладающая достаточно мощным голосищем, чтобы петь в опере без всяких микрофонов. Олега аж акустическими волнами трясло…Хотя нет, просто он находился в карете, которая куда-то едет. Причем их транспорт вряд ли относится к числу элитных и дорогих, амортизаторами его, во всяком случае, не оборудовали, хотя их производство в этом мире было налажено вполне себе неплохо. А еще прямо сейчас боевого мага третьего ранга пытаются вытряхнуть из его амуниции, воюя с завязками ремней на кирасе. – Это хороший эликсир, он поможет! Илона, не смей закрывать глаза! Илона, ты слышишь меня?!

Осторожно прислушавшись к своему организму, чародей пришел к изрядно удивившему его выводу: все было не так уж и плохо. Обморок явно оказался кратковременным, все внутренние органы функционировали более или менее нормально, каких-либо ран он не получил, если не считать пары синяков, оставшихся не то от неосторожной переноски, не то от легких пинков. К сожалению, ноги были связаны и руки тоже, а практически каждую крупную мышцу свело искусственно вызванной судорогой, скорее всего являющейся последствием наложения чар паралича. Для обычных людей и слабых волшебников это представляло серьезные проблемы, но виртуозно умеющий управлять собственным телом целитель смог бы при необходимости двигаться, пусть и не без проблем. Куда больше огорчали надетые на руки длинные негнущиеся железные перчатки с растопыренными пальцами, явно предназначенные для того, чтобы не дать пленнику пользоваться имплантированными в верхние конечности боевыми артефактами. К тому же они, похоже, нарушали течение магических энергий в тех частях организма, с которыми соприкасались и довольно шустро откачивали в себя все излишки волшебства. Но пусть аура Олега уже была осушена до конца, кое-чего он еще мог. Вкладывание в чары собственной жизненной силы считалось крайне опасным для пользователя умением, однако иногда только оно и могло спасти чью-то жизнь. Плюс оставались артефакты, резерв которых долго заполнялся, но столь же медленно и тратился при попадании в зону действия каких-нибудь жаждущих чужого волшебства вампиров. Вшитый в лопатки щит вроде бы оставался исправен и не разряжен, что давало надежду проигнорировать несколько вражеских ударов. И левитационные пластины тоже из брюшной стенки явно никто не успел удалить.

-Госпожа, может все-таки вынуть из неё топор? – Осторожно спросил обладательницу громогласного голоса мужчина, которого на общем фоне было едва-едва слышно.

-Не дури, идиот! Она же тогда прямо у нас на руках истечет кровью! – Рыкнула на него незнакомка. – Лезвие вошло в спину так глубоко, что чуть из груди не высовывается! Дура! Ну почему она кольчугу не одела?!

-Госпожа, но ведь шлюхи в доспехах не ходят, – осторожно заметил еще один человек. Кажется тот самый, который раздевал Олега.– Во всяком случае, в боевых. Этот мерзавец наверняка бы насторожился, увидев такое диво.

В карете помимо Олега присутствовало еще три человека, вернее четыре, но фальшивую проститутку в расчет явно можно было не принимать. Больше бы внутри этого трясущегося сарая на колесах просто не поместилось, но кто-то обязательно должен был управлять экипажем. И следом могло ехать неустановленное количество народа. Однако, шансы на успешный побег оттуда, куда везут пленного чародея, все равно были намного ниже. Плюс его оружие, скорее всего, находится поблизости. Как минимум, один из топоров-вампиров. Интересно, а вторым он в цель тоже попал?

-А ты вообще молчи, имбецил!!! – Кажется, от злобного женского рева подпрыгнула даже карета. Олег аж от неожиданности разлепил единственный глаз, но тут же зажмурился обратно. К счастью, никто его активности так и не заметил: облаченная в дорогое и не по погоде открытое темное шелковое платье брюнетка орала и смугловатый коротышка в восточном халате с козлиной бородкой чего-то делали с уложенным на скамейку окровавленным женским телом со светлыми волосами, в спине которого виднелся один из зачарованных топоров Олега. А облаченный в ливрею слуги со старательно заляпанным краской гербом громила, который почти уже содрал с боевого мага третьего ранга кирасу, сейчас с растерянным видом пялился на свою начальницу, совершенно упустив из вида пленника. – Тебе же сказано было, что этот урод помимо всего прочего пророк и целитель! Почему он почувствовал угрозу и почему не свалился тот час же, стоило его укусить твоей осе?!

-Госпожа, ну откуда ж мне знать?! Я все делал как надо! И артефакт-глушилку включил, и насекомое напоил нужным составом! – Казалось, слуга сейчас расплачется. То ли он настолько боялся гнева своей хозяйки, то ли просто не отличался крепкими нервами. Напавшие на Олега люди определенно не являлись профессионалами в таком сложном и рискованном деле, как похищение боевых магов. И в этом крылись его шансы на спасение. – При контакте с тем зельем, которое ему влили в госпитале при арене, должна была образоваться смесь, отключающая любого одаренного кроме магистров алхимии за одну секунду!

Лакей все никак не мог стащить с пленника кирасу. Все же система ремней, практически гарантирующая, что доспех во время боя не сползет куда не надо и не станет причиной смерти своего обладателя, была действительно сложной и тугой. К тому же часть креплений располагалась на спине, часть на боках, часть вообще на животе, а ворочать неподвижное тело туда-сюда в ограниченном пространстве кареты оказалось не очень удобно. Левитационные пластины, вшитые в брюшину Олега, были качественным изделием от квалифицированных мастеров из армейского госпиталя для высшего командного состава, способными перемещать своего обладателя с большой скоростью и в любом нужном ему направлении. Ну, до тех пор, пока щедро расходуемая на полет энергия не кончится. Руки и ноги Олега были связаны и едва могли пошевелиться из-за охватившего их паралича, но сила удара есть произведение массы на скорость…Разогнаться рывком боевой маг третьего ранга благодаря своим имплантатам мог недурно, а весил не сказать, чтобы мало. Плюс железные перчатки может и не давали ему пользоваться вшитыми в кисти рук боевыми артефактами, но сами по себе являлись недурным кастетом. А если растопыренные пальцы переломаются или даже оторвутся – не страшно. Боль Олег как-нибудь перетерпит, а освободившаяся из тисков конечность сможет ударить заклинанием, достойным очень и очень опытного истинного мага.

-А он продержался на ногах почти три и почти успел убить Илону! – Рявкнула брюнетка, роняя на пол опустевшую склянку из под какого-то явно целебного эликсира и запуская руку в лежащую рядом с ней сумку, чтобы достать еще одно лекарство для раненной. Ну, во всяком случае именно такой вывод Олег сделал сначала из звяканья разбившегося стекла, а потом из шумного шуршания. – И это значит, что какой-то идиот смешал свое зелье неправильно! Либо ты, либо тот, кто варил свою вонючую бурду в госпитале при арене! Яд антимагии и настоящее снотворное то ублюдку уже влили?!

-Госпожа! Это нарушит действие уже введенных препаратов! – Запротестовал слуга в ливрее, очевидно обладающий некими познаниями в алхимии…Впрочем, не слишком большими, раз Олег очнулся сейчас, а не как минимум пару часов спустя. Видимо целители при императорской арене использовали действительно сильно разбавленные медикаменты. Или просто втягивающая чужеродную магию кираса несколько ослабила воздействие принятых препаратов. – Тогда этот колдунишка может очнуться и начать звать на помощь, а мы ведь и так нашумели при его захвате и, следовательно, путь кареты наверняка попробуют отследить! К тому же от подобной смеси зелий может остановиться сердце…

-Ты смеешь мне перечить?!

Олега перевернули на спину, и он решил, что настала пора действовать. Ну, раз уж почти содравший с него кирасу лакей расположился практически на идеальной прямой со своими подельниками. Если они, конечно, не изменили своего местоположения с тех пор как чародей открывал свой единственный глаз, но вроде бы особо в тесноте кареты им маневрировать было некуда. Перестав притворяться и снова взглянув на обстановку кареты, чародей убедился в своем первоначальном предположении. А воюющий с последним из креплений лакей этого даже не заметил, подтвердив тем самым, что как минимум часть обидных эпитетов в его адрес отпущена вполне заслужено. Весь организм волшебника затрясло от множественных судорог сокращающихся и расслабляющихся мышц, которые снова получали способность работать как надо. Повинуясь желанию своего обладателя, левитационные пластины подняли тело связанного волшебника на пару сантиметров вверх и сдвинули на полтора метра вперед. Для стороннего наблюдателя бы это выглядело подобно броску змеи или снаряду из пращи с той разницей, что движение остановилось на середине, чудесным образом игнорируя такую вещь как наличие инерции.

-Ааа! – Заорал лакей, отброшенный прямиком на свою хозяйку, когда его объяло пламя голубого цвета и принялось стремительно пожирать. Защитными амулетами та отнюдь не пренебрегала, но предпочла стандартным барьерам, всего лишь отшвырнувшим бы большой и быстро приближающийся предмет в сторону, нечто более агрессивное. Не то, чтобы Олег на это жаловался, путь к его спасению сократился на треть, а то и больше, поскольку умирающий в муках человек бился в агонии, вопил, кричал, пытался хвататься за своих сообщников и вообще всячески им мешал. А пленник тем временем ощутил сильное ухудшение самочувствия из-за большой потери праны его аурой, но тем не менее

телекинезом вырвал топор из фальшивой проститутки, лежащей поверх запачканного кровью пальто и обхватил гладкое древко зубами. Сделанное по древним технологиям гиперборейцев оружие-вампир было очень эффективным… И хозяину не обязательно было касаться его именно рукой, дабы воспользоваться украденным. К некоторому сожалению Олега, почти все соки из раненной высосал тот артефакт, который тянулиз своей жертвы не жизненную, а магическую энергию. Впрочем, изрядному количеству внезапно появившейся у него заемной силы боевой маг определенно мог найти достойное применение. Тем более, что его второй топор, шлем, ружье и револьвер лежали тут же, сваленные неопрятной и травмоопасной грудой. Первая её половина полетела в обладателя халата, вторая попыталась этого человека пристрелить, но лишь впустую щелкнула курками. Содрать с пленника кирасу не успели, а вот оружие его уже разрядили.

-Умри-и-и-и!!! – Пронзительный визг, вырвавшийся из глотки брюнетки, разметал половину кареты, сил на атаку она с испуга явно не пожалела. Висящего в воздухе Олега отшвырнуло на несколько метров и, несмотря на свои защитные артефакты, он ощутил, как мутится сознание, трескаются кости, открываются внутренние кровотечения и рвется кожа. Видимо вражеское заклинание предназначалось как раз для пробития волшебных барьеров, и было оно чертовски эффективным. Все еще переполняемый заемной силой боевой маг третьего ранга выплеснул часть распирающей его изнутри энергии в виде огненного вала. Счастливо отбивший оба запущенных в него предмета коротышка в халате окружил себя и свою спутницу барьером…Вот только кое-чего похитители не учли. Целью пламени стали не люди, а кони.

Экипаж, в котором Олег находился лишь пару секунд назад, тащили лошади. Нормальные живые животные, а не какие-нибудь там боевые химеры, начисто лишенные чувств страха и самосохранения. Услышав как где-то почти у самого их хвоста завывает младшая родственница труб Иерихона, а потом еще и опаленные жгучим огнем, животные в полыхающих постромках взбесились и рванули кто куда. А конструкция, лишившаяся одного из колес вследствие разрушительного крика и явно сместившая черт знает куда свой центр тяжести, завалилась набок.

-Еще чуть и чуть и я снова рухну…Но на сей раз, наверное, уже не очнусь, – мысленно отметил Олег, усилием воли заставляя пережаться крупнейшие из лопнувших сосудов и выпуская из зубов рукоятку топора. Железные перчатки на его руках крепились к кистям при помощи нескольких винтовых запоров, каждый из которых имел свой замок. Но то, что сложно открыть, всегда можно разбить на кусочки, пусть даже при этом несколько пострадает содержимое. Лишь семь быстрых и хирургически точных ударов лезвия понадобилась, чтобы сначала разрезать веревки, а потом и сломать зажимы. А после волшебник с матом, руганью, помощью телекинеза и содранной с мясом кожей сумел освободить свою правую кисть из ловушки.

-Ты-ы-ы!!! – И без того пострадавшую карету буквально разметало на куски, когда из её обломков воспарила ведьма, похожая на фурию ярости. Второй раз звуковой удар у неё получился ничуть не хуже первого, а может даже и посильнее. Вот только очень зря она попала в поле зрения сильно обиженного на неё боевого мага. Остающийся в сознании на одной только голой злости чародей вытянул в её сторону свою правую конечность и активировал наиболее сильный из имеющихся в его арсенале козырей. Созданное имплантированным в тело артефактом световое копье было быстрым, точным и смертоносным. Женщина все же не была полной дурой, и как минимум чего-то знала о тактике ведения магических поединков. Поэтому перед набором высоты, не только дающей отличный обзор, но и превращающей летающего человека в удобную мишень, она окружила себя мощным барьером. Магическая версия лазерного импульса словно раздробилась на десятки отдельных тонких игл, которые сменили вектор своего движения и ударили кто куда…Но некоторая часть выпущенной энергии сбилась с курса недостаточно, чтобы разминуться со своей целью. И даже второй слой защиты, вспыхнувший голубым огнем, их ослабил, но не остановил окончательно. Просто вместо того, чтобы разорвать и испарить голову своей цели теперь заклинание всего лишь страшно обожгло её лицо в нескольких местах и воспламенило волосы. Завывая от боли как десяток банши сразу, ведьма метнулась спиной в сторону и вверх с такой скоростью, что буквально размазывалась в воздухе…И врезалась сначала в натянутые между домами бельевые веревки с их задубевшим содержимым, а потом и в стену здания, к которому те крепились. А после рухнула вниз, словно куль с тряпьем.

-Два ноль в мою пользу, – сплюнув на землю набежавшую в рот кровь, Олег наконец-то нашел время на то, чтобы оглядеться и понять, а где он собственно находится. Судя по тому, что одна единственная карета занимала собою почти всю улицу, окружающую её длинные многоквартирные трехэтажные дома почти смыкались крышами между собой и почти не имели окон, валяющемуся тут и там мусору, бедному виду разбегающихся кто куда прохожих, а также виднеющейся неподалеку громаде Североспасского магического училища, карета заехала в ближайший рабочий квартал. Никаких сопровождающих при ней вроде бы не имелось, на запятках никто не стоял, а слетевший со своего места кучер пусть и был дороден, бородат, могуч и вооружен сразу двумя револьверами, но в результате аварии угодил под копыта своих же коней и теперь валялся на снегу с разбитой головой. – Хотя нет, три ноль. Остался последний.

Вторая перчатка-ограничитель последовала следом за первой и опустившийся на снег чародей ощутил, что жизнь может и не хороша, но по крайней мере отдельные приятные моменты в ней есть. Еще больше ему подняло настроение то, что изучив обломки кареты при помощи магического зрения, он обнаружил всего одну живую ауру, да и та изрядно фонтанировала праной. А если из человека изливается в окружающую среду жизненная энергия, то скорее всего льется и кровь. Потратив остатки заемных сил на то, чтобы телекинезом разбросать доски в сторону, Олег вернул себе оружие и полюбовался на стонущего смугловатого коротышку, которому расщепившийся острым сколом кусок дерева вошел глубооко в живот. И добил его ударом второго зачарованного топора, с наслаждением ощущая, как светлеет перед глазами и закрываются внутренние кровотечения вместе с трещинами на коже, появившиеся вследствие акустических ударов. Самочувствие по-прежнему оставляло желать лучшего, однако упасть и потерять сознание волшебнику больше не грозило. К тому же совсем рядом от него находилась персона, за счет которой можно было поправить здоровье еще немного и в этом конкретном случае совесть волшебника уж точно мучить не будет. Однако, уже занеся над бессознательной брюнеткой оружие, чародей немного поколебался и не стал рубить сплеча. Хотя он еще не до конца определился ли с тем, что будет делать с ней после того, как закончит допрос.

-А? Что? Хватит меня бить! – Вряд ли ведьме понравилось очнуться с мешающими колдовать железными перчатками на руках, зажатой между лезвиями топоров шеей и плавающим в воздухе двуствольным ружьем, упирающимся ей прямо в лоб. Однако сочувствия к этой особе Олег, не испытывал, а потому приводил даму в чувство при помощи отвешиваемых телекинезом пощечин. Более того, сопоставив некоторые факты, чародей уже примерно догадался, кто она такая, и от этого имеющийся к женщине счет только вырос.

-Ты из рода Трактаровых, верно? Все, можешь не отвечать, по глазам вижу, что прав. – Магия звука являлась довольно редким и плохо изученным направлением, которое в России практиковали лишь несколько аристократических семей. И только с одной из них у Олега имелись проблемы. Причем достаточно крупные, чтобы ему хотели голову оторвать, ведь раньше проделать подобное их наймиты уже пытались. – Скажи, чего вы к ученикам покойного Свиридова так прицепились? Бретеров в училище я еще мог бы как-то понять, но ведь они были только первой ласточкой. Вот чего вам так неймется?

-Отпусти меня! Я боярского рода! – Ведьма отчаянно вращала глазами, но деваться ей было некуда. При первой же попытке активного сопротивления она бы лишилась головы, а пережить такое под силу далеко на каждому архимагистру. – Знаешь, что с тобой сделают за меня?!

-А знаешь, что с тобой сделают за попытку похитить меня?! – Вопросом на вопрос ответил ей боевой маг третьего ранга. – Я ведь тоже не шавка подзаборная и не беглый раб, служилое дворянство имею! Да за такое весь ваш род…Оштрафуют! Ладно, времени у нас мало, я уже слышу, как орут люди, зовущие сюда жандармов. Или ты отвечаешь на мои вопросы, или сдохнешь при попытке к бегству. Из-за чего Тракторовы так1 взбеленились?! Убийца представителя вашего семейства ведь той дуэли даже не пережил, а мы к нему изначально были всего лишь сбоку припека!

-Плохо, когда всякие смерды пятнают честь нашего рода. И еще хуже, когда её пытаются отмыть их кровью, но ничего не выходит. После того, как вы трое успешно сбежали из училища на фронт, кто-то из работающих там бояр над нашим главой посмеялся. А старик, до этого момента про вас даже не слышавший, когда разобрался в чем дело, сильно осерчал на того из своих праправнуков, который даже такое просто дело как наказание нескольких простолюдинов не сумел довести до конца. – Решив лишний раз не рисковать своей шеей в прямом и переносном смысле слова, женщина начала говорить. – Из вас же он решил сделать нечто вроде испытания для остальных членов рода. Кто с ним справится, тот значит не совсем никчемен и ему можно поручить и более важные дела, да и негоже…

-Негоже, чтобы по земле ходили те, у кого к вашему клану отныне действительно есть счеты. Ведь однажды кто-нибудь из нас может их и к оплате предъявить, – продолжил Олег вместо замолчавшей женщины, чуть надавливая на рукоятки топоров.

-Эй-эй, стой! Не надо! – Запаниковала ведьма, у которой лезвия зачарованного оружия уже прорезали кожу на шее. – Я же могла тебя убить, а предпочла попробовать захватить живым!

-Вот только не надо делать вид, будто ты решила сделать это из симпатий ко мне или врожденного человеколюбия. Впрочем, любезность за любезность. – Полиции в поле зрения все еще не было, а потому Олег решил не ждать появления слуг закона и, подняв телекинезом один из обломков кареты, сильно ударил женщину по голове. А затем еще раз и еще, чтобы она потеряла сознание всерьез и надолго. – В конце-концов, твои показания мне очень даже пригодятся. Ведь нападение на боевого мага и дворянина, который состоит на армейской службе действительно тяжелое преступление во время войны. И за него можно наказать целый род…Ну или хотя бы получить неплохие откупные!


Глава 5

 О том, как герой ожидает подвоха, узнает нечто интересное и отказывается от выгодных предложений.

После неудавшегося похищения Олег находился на взводе. Спал в полглаза, держал под рукой на всякий случай аптечку с наиболее распространенными противоядиями во время приема пищи, периодически тестировал свою ауру на наличие в ней инородных включений, характерных для проклятий, старался держаться подальше от окон на случай использования снайперов…Поэтому когда дверь в его комнату с шумом распахнулась, а на пороге застыл истекающий кровью зомби в каких-то лохмотьях, боевой маг третьего ранга сразу же заподозрил подвох. Ну не могли на него враги натравить всего одного восставшего из могилы мертвеца, это было бы примерно так же бессмысленно, как таранная атака мотоциклиста на бронеавтомобиль. А на высокоранговое умертвие едва-едва волочившее ноги существо, из которого лилась свежая алая кровь, походило не сильно.

-Олег, мне нужна твоя помощь. — Еле разборчиво прохрипело это нечто, обращаясь к боевому магу, который уже переместился в дальний угол комнаты, навел на непрошенного гостя свое зачарованное двуствольное ружье и раскручивал в воздухе оба топора-вампира при помощи телекинеза.

-Мстислав? Что с тобой случилось?! – Подозрительно уточнил чародей, всеми силами сканируя окружающую обстановку, но не находя в ней ничего подозрительно, за исключением своего гостя, который пачкал кровью все к чему прикасался. Опознать молодого волхва у Олега получилось далеко не сразу, и то главным образом по ауре. Та тоже пребывала не в лучшем состоянии, обильно истекая жизненной энергией, однако пострадала явно куда меньше, чем материальное тело.

-Чихнул. Неудачно. — Пошатнувшись, волхв сделал несколько шагов вперед и буквально рухнул на кровать. – Я прилягу…Помоги кровь остановить, а то сам себе раны затягиваю чего-то слишком медленно.

-Внутренние органы деформированы и кровоточат, мышцы через одну разорваны, в скелете трещины, кожные покровы вообще представляют из себя чудом держащиеся на своих местах лоскуты. — Олег наконец-то отложил в сторону оружие и принялся останавливать кровь своему неожиданному пациенту, одновременно проводя экспресс-диагностику. А получив её результаты, волшебнику только и оставалось, что озадаченно почесать в затылке. – И ты говоришь, что всего лишь неудачно чихнул? На кого?

-Чихнул и спонтанно перешел в энергетическую форму, – педантично поправил его растянувшийся на кровати Мстислав, чей организм пребывал в состоянии, далеком от нормального. Причем получил свои травмы он в прямом смысле слова на ровном месте, в собственных комнатах особняка архимагистра при отсутствии каких-либо угроз. Снаружи ничего не грохотало и никто не кричал, а значит резиденцию архимагистра не штурмовали. – Это, знаешь ли, довольно травмоопасный процесс, с которым магам моего уровня лучше не играться. Я бы еще лет десять, а то и все двадцать не стал пытаться освоить подобный трюк даже с помощью учителя, но для победы в турнире требовались хорошие козыри, которые можно было бы противопоставить пространственным сдвигам, являющимся родовой магией соперника...Так, зря я это сказал…Надеюсь ты не будешь болтать о том, что жеребьевка являлась не совсем случайной и мне оказалось заранее известно, с кем предстоит столкнуться?

-Я похож на идиота? — Вопросом на вопрос ответил Олег, прекрасно понимая, что в случае чего распустивший язык волхв его здесь же и прикопает. Даже невзирая на свое бедственное состояние и находящийся под их ногами первый этаж. Хотя мысленно боевой маг третьего ранга и отметил отсутствие каких-либо предупреждений или советов личного для него перед сражением на арене. То ли в отношении подмастерий жеребьевка оказалась действительно случайной, то ли просто исход его поединка оценивался недостаточно высоко, и потому победа была отдана на волю случая. — К тому же это и не мошенничество почти, а так, легкое нарушение правил которым наши противники обязательно бы тоже воспользовались, если б смогли. Кстати, расскажи хоть, как твой бой прошел, а то я ведь безвылазно сижу в особняке и знаю только итоговый результат турнира.

-Да нечего рассказывать, – буркнул волхв, а после сплюнул кровь прямо себе на грудь…Впрочем, до цели жидкость так и не долетела, будучи испаренной взглядом младшего магистра еще на середине пути. — Я заранее обратился элементалем, используя паузу перед началом боя, а потому атаки моего соперника не то чтоб совсем вреда не причиняли, но действовали едва-едва. Он был сильным телекинетиком и мог искажать пространство за счет родового аркана, однако живое разумное пламя далеко не так чувствительно к дыркам в себе, выкручиванию в разные стороны или даже разрыванию на части, как человеческое тело. В общем, схватка заняла едва ли секунд двадцать и то просто потому, что мой соперник плохо поджаривался…Кха-кха… И вообще, хватит на меня глазеть, лечи давай!

С момента неудавшегося похищения прошло уже три дня, однако архимагистр одного из своих подчиненных беседой до сих пор так и не удосужил. Тот факт, что Олег заявился на порог его московской резиденции весь окровавленный и с какой-то бессознательной дамой через плечо, всеми то ли игнорировался, то ли принимался как должное. Даже на просьбу выделить какой-нибудь хороший каземат, где можно было бы складировать погруженную в искусственную кому пленницу, местный домовой и глазом не моргнул. Видимо и не такое успел он повидать на своему веку, вернее веках. Правда, чародей третьего ранга ему все рано рассказал о случившемся в мельчайших подробностях, надеясь получить аудиенцию у Саввы раньше, чем на порог в поисках пропажи заявятся Трактаровы…Но прошло уже почти семьдесят два часа, а древний волхв принять Олега так и не соизволил, будучи сильно занят другими делами. Впрочем, по горячим следам к особняку архимагистра тоже вроде бы никто так и не заявился. Возможно, это было даже к лучшему, поскольку с течением времени у служителя древних богов появлялись новые причины для пребывания в хорошем расположении духа. Во-первых, задуманная англичанами диверсия не удалась, и ныне в Лондоне должны были рвать и метать, поскольку силы туманного Альбиона сократились почти на сотню опытных диверсантов с магическим даром. Нет, кого-то восставшие на кладбищах монстры разорвали, но несколько похоронных процессий и случайные посетители погостов в делах такого масштаба за потери не считались. А во-вторых, все-таки состоявшееся завершение турнира принесло Савве победу, причем с отличным счетом. Древний волхв потерял всего одного истинного мага в то время, как его противники лишились двух обладателей четвертого ранга и одного младшего магистра

-Я вообще-то уже привел в порядок самые критические травмы, просто ты этого не чувствуешь, поскольку все ощущения себе напрочь заблокировал. А идущая горлом кровь абсолютно нормальна, ведь надо же мне её куда-то из легких убрать. -- Заметил Олег, который действительно вовсю занимался приведением организма волхва в порядок, благо хороший контроль позволял ему одновременно работать и болтать. Возможно, внешне простертые над телом пациента руки и выглядели не слишком зрелищно, поскольку процесс исцеления не сопровождался никакими визуальными спецэффектами вроде свидетельствующего о паразитной потере энергии свечения, однако на самом деле восстановление организма Мстислава шло бешеными темпами. Вернее, его материальной части, но остальное должно было и само прийти в норму, раз после происшествия волхв сохранил достаточно сил, чтобы найти ближайшего целителя и самостоятельно дошагать до кровати. – Кстати, можешь мне нормально объяснить, что это за звери такие вообще «родовая магия» и «фамильный аркан»? А то все у кого спрашивал либо не знают, либо мямлят всякую невразумительную чушь, явно повторяя кем-то выдуманные сказки.

-Ну, тут сложно дать однозначный ответ, поскольку под данные понятия, вообще-то пришедшие к нам откуда-то из Европы, попадают сразу несколько вещей. В самом широком смысле слова это какое-то заклинание или прием, при использовании которого представители определенной семьи или клана получают ощутимые преимущества. Сильнее он у них там получается и быстрее, а может техникой безопасности пренебречь можно или вообще все сразу плюс еще чего-нибудь сверху…И иногда подобное волшебство кроме узкого круга лиц вообще больше никто применять не способен. Вот только механизм действия, не говоря уж о оказываемом эффекте, тут может быть самым разным. – Прислушавшись к себе, Мстислав видимо ощутил улучшение самочувствия, а потому несколько просветлел лицом и расщедрился на весьма подробную лекцию. Впрочем, он вообще любил поговорить, что Олег отметил довольно давно и намеревался использовать в целях увеличения своих знаний, раз уж возникла такая возможность. – Проще всего с относительно редкими направлениями волшебства вроде магии звука, которой балуются так досаждающие тебе Трактаровы. Преимущества и недостатки данной школы, как тренировать в ней неофитов, что за чары с её помощью можно создать, какой будет ожидаться эффект от того или иного действия…Я не знаю и ты не знаешь. А если когда-нибудь узнаем, то сможем использовать её не хуже любых других чар. Ну, с той разницей, что начнем тренироваться на годы или десятилетия позже тех, кто уже сейчас владеет нужными заклинаниями.

-Ну, тут как раз все, в общем-то, понятно. Повсеместное сокрытие магических знаний кроме самых элементарных, до которых пытливый энтузиаст и сам дойдет затратив максимум несколько лет для того и нужно, чтобы обеспечить владельцам ценной информации преимущество. – Кивнул Олег, переходя к левой руке своего пациента, измочаленный бицепс которой словно в мясорубке с тупыми лезвиями побывал. – Но меня несколько иное интересует. Та магия, которая может сделать даже какого-нибудь ленивого пренебрегавшего тренировками отпрыска могущественного рода весьма опасным соперником за счет владения могущественным заклятием или невероятной склонности к определенной школе волшебства. Знаешь ли ты, как это работает? И можно ли самому как-нибудь овладеть подобной силой?

-Да и да…Но сугубо теоретически. Я разбираюсь в данном вопросе примерно так же, как обладатель ружья в принципах работы огнестрельного оружия. Пользоваться уже имеющимся могу, а вот улучшить его или новое сделать талантов не хватит. – Мстислав довольно согнул и разогнул пришедшую в порядок руку, не сдержав самодовольной улыбки. – Мне известно два кардинально различных между собой механизма работы подобных магических даров, которые почти никогда не достаются посторонним и остаются внутри семьи, оттого и называясь родовыми. А если учитель все же делится ими с учениками или коллегами среди определенного круга посвященных, то они становятся секретами определенной школы или ордена. Но допускаю, что подобных методик может быть больше. И, кстати, одна из них прекрасно знакома не только тебе, но и вообще всем и каждому.

-Договор с обитателями иных пластов реальности вроде тех, которые заключают демонологи и жрецы? – Попытался угадать Олег, начиная приводить в порядок правую руку волхва.

-Именно, – согласился Мстислав. – Совсем не обязательно именно призывать могущественные сущности в наш бренный мир или использовать заемную силу...Или служить им всю жизнь ради разовой сделки, которая однако же изменит совершившего её человека навсегда.

-А твой переход в энергетическую форму…Он часом не связан с каким-нибудь огненным элементалем? – Озарило Олега, который аж процесс исцеления прекратил на секунду, озаренный своей догадкой.

-Браво, браво! Ты раскрыл эту тайну! Если, конечно, так можно назвать прием, известный каждому могущественному стихийнику. – Демонстративно похлопал Мстислав, не обращая внимания на то, что кожа на одной из его ладоней все еще представляет из себя одну большую рану, сочащуюся кровью. – Действительно, переход в энергетическую форму, которым я недавно овладел, не просто уподобляет мою сущность элементалю огня. Он на время сливает сотворившего его чародея с одним из исконных обитателей иного плана. Причем не каким попало, а одним из самых сильных и умных, способных всю трансформацию при нужде провернуть и поддерживать исключительно своими силами, не нанося при этом значительного урона партнеру. Савве чтобы наделить одного из своих учеников подобным даром каждый раз приходится стараться не на шутку, отыскивая подходящий экземпляр и уговаривая его сотрудничать.

-Хм…А если с твоим элементалем что-нибудь случится? – Уточнил Олег. – Я маловато знаю про бытие обитателей иных планов реальности, но слышал, что духи шаманов периодически перестают откликаться на зов по одной простой причине. Их съели другие обитатели родного им пространства.

-Сильные и разумные элементали в своем родном измерении практически бессмертны. Случаи, когда с существом такого калибра что-то случается, крайне редки. На моей памяти еще ни одного не было. – Заверил Олега лежащий на кровати волхв, чей возраст измерялся явно не одним веком. – К тому же рано или поздно я и сам научусь нужным образом изменять свою ауру для перехода в энергетическую форму, как архимагистр. А до тех пор вынужден буду пользоваться подпоркой в виде союзного элементаля. Возвращаясь к прежней теме, не иметь таланта управления пламенем во всех его формах после установления подобной связи с порождением огненной стихии физически невозможно. Да и сжечь меня теперь крайне проблематично, несмотря на то, что я вполне себе из плоти и крови состою. А еще можно получить подобные дары, введя в свою суть частицу какой-либо побежденной сущности…Там даже быстрее намного, но это заметно опаснее, поскольку отделить от неё именно нужный тебе кусок крайне сложно, а совсем уж прежним после подобного остаться невозможно и потому риск появления негативных побочных эффектов или полной неудачи на порядок выше.

-В зависимости от сущностей, с которыми работает чародей, полученные таланты могут существенно различаться. Тут уж смотря кого задобрить, разобрать на составляющие души или каких масштабов сделку заключить. И насколько удачно потом чужое со своим соединится. А еще при долговременном сотрудничестве и установлении более тесных личных отношений можно рассчитывать на самые лучшие условия, которые новичку при прочих равных условиях черта с два дадут. И если со стороны людей случится какая-нибудь проблема вроде невыполнения своих обязательств или гибели всех посвященных в тонкости сделки представителей рода, то им могут и пойти навстречу. – Кивнул Олег, начиная сращивать кожу своего пациента, лопнувшую не в одном десятке мест. – Что ж, думаю, смысл твоих слов я уяснил….А второй способ обретения родовых даров какой?

-Установка определенных печатей на энергетическое тело чародея. Потерять или пропить невозможно, а в нужный момент обладатель такого дара будет располагать удобным инструментом для сотворения сложных заклятий, не отвлекаясь на само создание чар или сбор энергии для них. Почти то же самое, что и имплантированные внутрь тебя артефакты, только лишиться их еще сложнее, а если все сделано как надо, то они еще и способны становиться сильнее вместе с владельцем. – Мстислав почесал подбородок, колупая покрывшую его корку крови. – Наиболее популярными являются шаблоны для мгновенного создания заковыристых боевых плетений, которые редкий мастер быстрее чем за минуту с нуля создаст, чуть реже встречаются щиты, усиления или накопители энергии. Чаще всего для обретения подобных даров используют длительные многодневные ритуалы и специальные алтари, работающие по заложенной в них схеме, а малейшая ошибка или неточность могут оказаться губительными. Плюс есть некоторые ограничения на количество и силу впечатываемых по сути в саму душу чар, но тонкостей я не знаю, не моя область.

-Ну, то что ты сказал, это уже немало и довольно интересно. Будем мне информация к размышлению, – решил Олег, отходя от своего пациента, который теперь был здоров настолько, насколько целитель третьего ранга вообще был способен его подлатать. – Ладно, с телом физическим я закончил, а тело энергетическое мне пока не по зубам. Это тебе кого-нибудь посильнее и поопытнее искать надо.

-Бесполезно, Савва и все его старшие ученики сейчас у императора, – отмахнулся волхв, поудобнее устраиваясь на кровати. – Лаются насчет размера виры, которая будет выплачена продувшими нам турнир архимагистрами. А она точно окажется немалой, учитель хотел бы перегрызть им глотки, но раз этого сделать нельзя, он не успокоится, пока их из последних штанов не вытряхнет.

-Это кто тут бардак развел, а?! – Входная дверь распахнулась от пинка, а на пороге застыл злой как черт домовой в своем алом с золотом кафтане. И со здоровенной двуручной палицией на плече, которая была бы в пору кому-нибудь из богатырей, поскольку весила может и не целый пуд, но немногим меньше. – Какая свинья своей кровью весь коридор заляпала и ковер прожгла?!

-Прости, Егор, моя вина. Сегодня же десяток бутылка кедровки тебе раздобуду как отпустит немного, – поспешил урегулировать конфликт Мстислав, видимо опасавшийся воинственного потомка архимагистра. – Чихнул и спонтанно в элементаля перекинулся, представляешь?

-Чего б не представлять, со мной такое тоже бывало, и даже не один десяток раз. – Заметно подобрел домовой, а после палица его словно растаяла в воздухе. – Хуже всего было, когда в сортире скрутило, а пол моментом прожгло…Вот если бы летать не умел, тогда б ей богу мигом научился! Эй, задохлик, ты ж целитель? Спирт есть?

-Есть коньяк, – Олег телекинезом выудил из своих пожитков флягу, которую на всякий случай наполнил довольно таки качественным по меркам Сибири напитком, что можно было использовать для дезинфекции ран, разжигания не сильно желающих вспыхивать предметов, в качестве взятки или для непосредственного внутреннего употребления.

-Тоже пойдет, хотя спирт был бы лучше. – Внук архимагистра исчез из одного места и появился в другом, уже вместе с испарившейся из рук чародея третьего ранга флягой. Впрочем, хватило ему её буквально на три глубоких жадных глотка. – Хорошо, но маловато….Так о чем вы тут болтали? Об тех двух столичных идиотах, которые без малого полвека дедугана моего на землях близ Тихого океана потеснить пытались, а после бездарно Владивосток просрали и сдриснули из него вперед собственного визга?

-Вроде того, – кивнув, согласился волхв и пояснил недоумевающему Олегу. – Те архимагистры, с которыми учитель на приеме у императора драку затеял, давно уже пытались восточное побережье зоной своего влияния сделать. Один заместителем покойного светлейшего князя стал на тихоокеанском флоте, второй собственной торговой компанией заведует. Это именно они взяли на себя командование обороной Владивостока после того как какой-то убийца отравил архимага…Если, конечно, тот позор вообще можно назвать обороной. По мне так больше на умышленную сдачу врагу похоже было.

– Вот кому ты говоришь? Я, знаешь ли, был там вместе с семьей, и выжили мы все только чудом. – Только и мог сказать Олег, вспоминая тот злополучный день, ставший началом войны. Войны, в которой первый раунд, безусловно, остался за противником, поскольку сильнейшие маги Владивостока выкачали из собравшихся у дворца губернатора в поисках защиты людей столько энергии, сколько смогли….А потом куда-то телепортировались вместе со своими людьми, имуществом и даже самим зданием, бросив город и его жителей на растерзание врагам. А ведь среди них присутствовали не только люди, но и южноамериканские кровососы, в прямом смысле слова пожирающая своих пленников живьем! – Значит, Саваа сразу с двумя архимагистрами сцепился главным образом не из-за полученного оскорбления, а потому, что в числе временно оккупированных по их вине территорий его Стяжинск оказался? Не знал, не знал…

-А то! – Кивнул домовой. – Дедуган у меня, конечно, горяч да и с придурью изрядной….Однако же из-за ерунды какой так бы бузить не стал. А еще чего-нибудь выпить не найдется? Мстислав, а у тебя? Ну, может хоть в твои комнатах?

-Нет, как-то ничего не завалялось, – покачал головой Мстислав. – И вообще, мог бы обращаться к учителю хоть немного более уважительно. Да и хватит тебе алкоголь переводить, ты же все равно не способен захмелеть.

-Много бы ты понимал, молокосос. – Как-то печально и обреченно вздохнул домовой, когда-то бывший человеком, а после принялся медленно таять в воздухе. – Когда я пью, то чувствую себя почти живым, а душа, над которой вдоволь поизмывались сначала враги, а потом и мой родной дед болит куда меньше…

Буквально через три часа после этого разговора, перед Олегом материализовалась сотканная из пламени голова архимагистра и буркнула, чтобы тот зашел в его рабочий кабинет. А вот где он расположен, не пояснила. К счастью, чародей третьего ранга нашел у кого спросить дорогу, а не то мог бы запросто и заблудиться в обширном поместье, более похожем на маленький дворец. Возможно, внешне особняк казался не таким уж и большим, но при его возведении явно использовалась пространственная магия, а потому некоторые комнаты более напоминали своими размерами залы общественных мест, где могли бы одновременно собираться сотни человек. Да и коридоры казались значительно более длинными, чем должны бы были исходя из пропорций здания. Хорошо хоть количество надземных этажей увиденному снаружи вроде бы соответствовало!

-Коробейников, вот понять не могу, утомляешь ты меня или изумляешь. Складывается такое впечатление, что если высадить тебя одного на необитаемом острове, то и там себе живо найдешь проблем, прибыли и бабу смачную. – Наконец-то нашедший время для одного из своих подчиненных Архимагистр сидел в глубоком кресле посреди заставленных всякими редкостями шкафов и делал вид, будто слегка рассержен на Олега. Однако хмурил брови он в данный момент исключительно для порядка. Во всяком случае, лицо обманчиво безобидного пожилого человека в мундире устаревшего фасона так и лучилось довольством, словно морда кота, сначала добравшегося до мясной вырезки, а потом заполировавшего трапезу щедрой порцией свежей сметаны. Эмоций своих вспыльчивый по натуре древний волхв никогда скрывать особо не пытался и, если ему чего-то не нравилось, все окружающие быстро об этом узнавали. Сложно было пропустить мимо своего внимания огненного исполина, который не стесняется рукоприкладства по отношению к нижестоящим. А если в запале воспитательного процесса архимагистр перегибал палку, окружающие предпочитали относиться к этому с пониманием. Во-первых, призвать к ответу чародея седьмого ранга все равно получилось бы лишь у пары-тройки десятков человек на всю Россию, а во-вторых, древний волхв являлся по своему честным существом и обязательно платил виру родственникам того, кого случайно сжег в пепел, хотя вообще-то собирался только жуткими ожогами, болью и кучей переломов покарать. – Ну, чего молчишь? Сказал бы уже что-нибудь! Как говорится: «Пой, птенчик, не стыдись!».

-Трактаровы сами виноваты. Если бы они за мной не открыли охоту по надуманному поводу, ничего бы не случилось. – Решение притащить пленницу в московскую резиденцию архимагистра и обратиться за помощью к нему же за помощью в появившихся проблемах было…Неоднозначным. Однако лучших вариантов чародей третьего ранга в сложившейся ситуации, особенно с учетом серьезного недостатка времени и наверняка идущей по пятам полицией, а то и другими Трактаровыми, придумать не смог. Савва имел много достоинств, однако и недостатков у архимагистра насчитывалось не меньше. В частности, древний волхв являлся довольно жадным человеком. Или в его случае правильнее говорить уже существом? В любом случае, возможности слупить щедрую компенсацию с тех, кто покусился на одного из его людей и, следовательно, попытался ущемить интересы самого служителя языческих богов, он бы никогда не упустил. Отделаться же от архимагистра было на несколько порядков сложнее, чем от лишь недавно получившего служилое дворянство выскочки третьего ранга. Хоть в суде, хоть в порядке мирного и полюбовного урегулирования возникших разногласий. Правда, самому пострадавшему могло и вообще ничего с того не перепасть, однако в деньгах Олег сейчас, в общем-то, не нуждался. А вот урезонить утративших связь с реальностью и давно позабывших слово «совесть» аристократов по иному вряд ли удалось бы. Вместо откупных они бы наверняка предпочли отправить хороший боевой отряд....Но не к древнему волхву. Савва в одиночку мог спалить в пепел весь их род, да еще и не запыхаться в процессе.

-Ну, Трактатровы не только за тобой охотились, они и одного из моих старых недругов, со слугами которого у них какой-то вялотекущий конфликт, подставить хотели. Случись чего с тем, кто выиграл бой на императорской арене и первыми под подозрение попали бы друзья и родственники убитого тобой. – Савва огладил свой подбородок, явно раздумывая над какими-то комбинациями открывающихся ему возможностей. Внезапно проснувшийся дар оракула подсказал чародею третьего ранга, что прежде чем принять Олега он пообщался с доставленной в казематы дома пленницей. И та рассказала ему все без малейшей утайки, поскольку очень любила себя и не имела ни малейшего желания терпеть пытки или вообще оказаться принесенной в жертву кому-нибудь из древних языческих богов. – Да, знатно они нахулиганили, знатно…Особенно тот из них, кто в числе прочих лекарей до твоего тела добрался. Если придать этому случаю огласку, идиоту царская охранка точно голову оторвет, чтобы другим неповадно было затрагивать интересы престола и знатнейших людей России, разрешающих там свои споры. За такие фокусы можно даже дворянского звания лишиться и оказаться публично повешенным ради пущей наглядности.

-А как-нибудь по-тихому вразумить Трактаровых можно? Так чтобы и волки сыты, и овцы целы, и на алтари богов щедрые подношения попали. – Осторожно уточнил Олег, который не имел ни малейшего желания продолжать вражду с данным аристократическим родом. Нет, он конечно мог запросто прожить больше не появляясь в Москве ни на минуту, а где-нибудь в Сибири у работающего на Савву чародея с собственным вольным отрядом имелась и поддержка закона, и преимущество местности… Однако обладателей звучной фамилии и дара к акустическому волшебству насчитывалось около трех десятков. И это только взрослых без учета слуг, наемников и готовых драться вместе с ними друзей. Сильнейший удар по репутации, а также потеря сразу двух представителей, пленной ведьмы и того нарушившего свои клятвы целителя, их семейство серьезно не ослабит. И в то же время не на шутку взъярит! Шансы на выживание при таком количестве куда более сильных, влиятельных и богатых магов среди кровников у скромного подмастерья оценивались как призрачные. А вероятность обойтись при подобной вендетте без потерь среди близких и вовсе должна была считаться отрицательной величиной.

-Слово в том, что боярин Трактаров забудет про тебя и твоих друзей получить не сложно…Для меня, во всяком случае. Как и отступные за то, что его родичи подло напали на моего подчиненного, презрев все законы и правила чести. Но на то, что они вечно станут держать свои клятвы, я бы не рассчитывал. – Честно предупредил Олега архимагистр. Впрочем, он и без того догадывался о возможных последствиях своих действий. Только если раньше действовали младшие поколения рода мастеров звуковой магии, которые могли бы нанять исключительно каких-нибудь новичков или неудачников, то при включении в игру аж целого боярина ставки и риски сильно возрастали. – Не та у них порода, лживы они и прогнили внутри, как и большинство тех, кто отвергает учение истинных богов. Хотя с другой стороны, если тебе повезет еще раз нарыть железные доказательства их вины в каком-нибудь преступлении таких же масштабов, то я обдеру этих зазнаек до нитки. Чтобы знали, на чьих людей всяким выскочкам, чей род после революции исключительно через пленных наложниц с их фамилией продолжался, нечего пасть разевать. Ты, кстати, веру прадедов принять не надумал еще?

-Да как-то…Нет. – Замялся Олег, который крайне скептически относился к разного рода небожителям, пусть даже в этом мире они и оказывали некоторым своим слугам вполне реальную и ощутимую поддержку. Чародей третьего ранга обладал немалыми возможностями и, если бы ему не приходилось участвовать в дурацких военных конфликтах, при должном старании мог бы в одиночку превратить небольшой городок пусть и не в рай на земле, но в место, где хочется жить. Построить вместо темных и тесных бревенчатых изб нормальные просторные дома с большими окнами, водопроводом и канализацией. Провести систему электрического освещения или её магический аналог. Осесть в больнице и за умеренное вознаграждение исцелять в день по несколько десятков человек, ведь для опытного целителя почти нет разницы в том, какой именно недуг устранять, если тот имеет исключительно материальную природу: воспаление легких, перелом, открытая рана или стремительно разрастающаяся опухоль будут им убраны от силы за десять минут. С выращиванием новых конечностей или органов вот пришлось бы повозиться, но и такие проблемы были бы ему по плечу. А чем занимаются обладающие безграничной или как минимум очень большой властью небожители, раз в этом мире творился такой кошмар и бардак, Олег решительно не понимал и полагал подобные сущности в лучшем случае зазнавшимися ленивыми бездельниками. – Думаю, не мое это. А если лишь делать вид, будто бы веришь, то получится только хуже. Еще оскорбится кто-нибудь, кто мою молитву услышит…

-Ну, всему время свое. В конце-концов, не люди нужны истинным богам, а истинные боги людям. – Чуть скривился Савва, который к обязанностям жреца относился очень серьезно, другие язычники почти всегда могли рассчитывать на его поддержку. Вот только с существованием безбожников и главенством в обществе других религиозных учений он кое-как мирился, а вот за небрежность или неисполнение постулатов своей веры древний волхв отступника мог и покарать. – А если кто знаки судьбы игнорирует, то сам пускай результат своей глупости и расхлебывает. Авось потом сказку красивую сложат о дураке, если достоин окажется….Хм, дураки и сказки…. А кажется, я знаю, как сделать так, чтобы Трактаровы за твоей головой больше не охотились! Тебе эту бабу из подвала просто замуж надо взять!

-Пкхххт! – Подавился воздухом Олег, который хотел было задать архимагистру какой-то вопрос, но услышав сделанное им предложение мигом растерял все пришедшие в голову мысли. –Я не могу, я ведь это…Уже женат! И любовница сильно против будет! И вообще, она дура, да кажется еще и тупая! Умная бы на меня не напала или хотя бы сама в плен умудрилась бы не попасть!

-Не, ну а разве бабе умной быть обязательно? Есть мозги – хорошо, нет – ну значит, пускай другими достоинствами компенсирует. Дар у этой ведьмы сильный, даже поболее твоего. На лицо вроде не дурна и подержаться есть за что. Родственники опять же знатные, а обижать без повода отца своих сколько-то там раз внуков боярин Трактаров наверняка не будет, очень уж примета плохая, чреватая кровными проклятиями и попытками переворотов в семье. – Архимагистр откровенно забавлялся, отслеживая реакцию Олега на свои слова. – Нормальный вариант решения твоей проблемы. Веками проверенный, можно сказать. Все равно не хочешь? Ну ладно, дело твое. Тогда на праздничный ужин, который я устраиваю в честь победы на турнире, получит приглашение в том числе и боярин Трактаров. Захочет раскошелиться и вернуть свою пропажу миром – прибудет лично или хотя бы пришлет кого-нибудь. Ну а если нет, отдадим её церковникам, дабы суд вершили. И мне служителей белого бога умаслить лишний раз не помешает, и тебе полезно будет.

Готовящийся праздник по своей масштабности может и уступал императорскому приему в честь победы над Иркутском, но не сказать, чтобы слишком уж сильно. Только публика на него приглашалась несколько иная: не государственные служащие, военные и аристократы, а язычники и все кто был хоть как-то связан с Саввой или творящимися на Дальнем Востоке делами. Архимагистр оградил несколько квадратных километров территории вокруг своего особняка магическом куполом и устроил под ним маленький участок лета, заставив зазеленеть деревья, прорасти траву, зацвести испускающие сладкие ароматы цветы и даже наполнив воздух беззаботно порхающими яркими бабочками. Даже возмещающие недостаток света мерцающие облака в воздухе повесил, превратив ранние сумерки в ясный полдень. Длинные столы, составленные так чтобы образовать очень большую подкову, могли вместить за собой не меньше пары тысяч человек. Примерно столько народа и пришло, если считать не только самых уважаемых гостей, но также их слуг и охрану. Просто более знатные и могущественные персоны сидели ближе к Савве, а менее почетные места достались свите. Причем, к удивлению мага третьего ранга, приглашений также удостоились и оппоненты древнего волхва в едва было не стоившем Олегу жизни турнире. И они их даже не проигнорировали! Во всяком случае, знакомого вида друид обнаружился от его собственного места всего-то метрах в трех, пусть и по другую сторону стола.

-Я вот не пойму, что мы здесь делаем? – Шипел на ухо магу природы какой-то еще толком не начавший бриться парень в блиставшей черной кожей новехонькой куртке боевого мага, сидевший с донельзя кислым выражением лица и видимо ощущавший себя лишним на этот празднике. – Для чего магистр решил сюда прийти, да еще и нас за собой потащил?

-Сиди и радуйся, что хоть сюда позвали, – буркнул в ответ друид, ковыряя вилкой лежащую перед ним в тарелке щуку с таким остервенением, будто конкретно эта рыба цапнула его за задницу, когда волшебник в реке купался. – После того, как мы из Владивостока бежали, нам вход даже на такие дикарские гульбища откроют далеко не всегда, а про приличное общество и говорить нечего.

-Да мы то тут причем? – Возмутился парень с юношеским пушком на щеках. – Ни я, ни ты в составлении плана с телепортацией из города не участвовали, и просто выполняли поступившие нам приказы!

-А кого это волнует? – Фыркнул маг природы, откидываясь назад на своем стуле и складывая руки на груди. – Смирись, малыш, мы заполучили клеймо неудачников и трусов. Таким стараются не подавать руки, с ними не танцуют на балах симпатичные девушки, да даже из модного салона другие офицеры нас могут попросить на выход, если будут сильнее или просто старше чином.

-Боже, ни слова больше про балы! Я в столице уже больше двух месяцев, а получил всего два приглашения вместо обычного десятка! Не сыпь мне соль на рану, ты же знаешь, я и так страдаю от всего этого кошмара и замучился всем и каждому доказывать, что победить в битве за Владивосток не было никакой технической возможности….

Олег решительно встал из-за стола и отошел подальше от своего места. Пока он не сделал чего-нибудь непоправимого и способного вылиться в еще одну дуэль. Или даже несколько. Хотя разбить морду этому молокососу, которого теперь не на все балы приглашают, боевой маг третьего ранга желал буквально до умопомрачения и трясущихся рук! У него перед глазами до сих пор иногда вставали картины того, как в плотной толпе, собравшейся у дворца губернатора, рвутся крупнокалиберные снаряды вражеских орудий, оставляя после себя кровавые просеки! Как в унисон стонут тысячи человек под гнетом заклятия-вампира, наложенного на людей теми, кто обязан был их защитить и высасывающего энергию даже у раненных и стариков, которые под воздействием чар дохли как мухи! Как выбрасывают грудного ребенка в окно рушащегося здания лишь затем, чтобы смерть забрала младенца на несколько секунд позже!

Когда боевой мага третьего ранга сумел справиться с охватившей его вспышкой гнева, то обнаружил, что ноги сами унесли его от пиршественных столов в сторону ближайшего столпотворения народа. Пара сотен человек, выстроившись кругом, азартно обсуждали полным ходом идущую драку, даже не думая прекращать её несмотря на обильно лившуюся кровь…Или все дело было в том, что алой жидкостью истекал главным образом медведь, а мутузящий его словно боксерскую грушу крепкий высокорослый и широкоплечий мужчина пока получил лишь несколько царапин?

-Бездарь! Дебил! Ничтожество! – Орал явный богатырь, отвешивая своему сопернику тычки, пинки и затрещины с умопомрачительной скоростью и силой. Только шерсть, клочья мяса и кровь в разные стороны летели от буквально разрываемой на части мохнатой туши весом далеко за два центнера, которая регенерировала лишь немногим медленнее, чем получала новые травмы. Оборотень-медведь пытался сопротивляться, отмахиваясь лапами с выпущенными когтями размером с хороший нож, причем двигался он явно куда быстрее нормального животного, но до скорости своего противника все же банально не дотягивал. И потому все его удары приходились в пустоту, а время шло и запасы сил у перевертышей являлись отнюдь не бесконечными. Судя по отчетливо проступающим ребрам на могучей туше, сейчас регенерация отнимала у него последние резервы организма, и скоро должна была остановиться напрочь в связи с исчерпанием всех доступных ресурсов. – Как ты посмел показаться мне на глаза, после того как испортил свою кровь?! Боги, если вы есть, почему вы не дали этому отродью сдохнуть еще в колыбели?!

Особо мощный удар ногой пришелся в левый бок упавшего на землю медведя, пробил его…А после богатырь выдернуть ушедшую в тело соперника почти по колено конечность из свежей раны обратно не сумел, поскольку плоть оборотня внезапно проросла костяным капканом, чьи зубья ударили друг другу навстречу со скоростью, превышающей любые разумные пределы. Поймавший врага в столь своеобразную ловушку перевертыш неожиданно ловко перекатился, погребая потерявшего подвижность человека под своей тушей и заработал всеми четырьмя лапами. Правда, чудовищные когти на теле специализирующегося на ближнем бое волшебника оставляли лишь едва заметные порезы вместо огромных ран, но тем не менее сражение перестало было игрой в одни ворота.

-Может разнять их? – Предложил какой-то купец с серебряным поясом, стоящий прямо перед Олегом. – Убью ведь друг друга!

-Не лезь! – Осадил его другой зритель. – Во-первых, тебя любой из них пришибет и не заметит, а во-вторых, тут дело семейное и как-нибудь без тебя разберутся!

В принципе, так и оказалось. Сил, ловкости и выносливости у попавшего в крайне оригинальную ловушку богатыря более чем хватало, но когда ему выпотрошили живот несмотря на активное сопротивление и принялись выгрызать внутренности, то из толпы выскочила какая-то девушка с саблей и ловко отхватила человеку застрявшую ногу, а после быстро оттащила наполовину выпотрошенного мужчину от взбешенного оборотня.

-Хватит! – Крикнула она прямо в надвигающуюся на неё медвежью пасть, из которой слюна летела вперемешку с кровью. – Он же наш отец!

-Мне этот кусок дерьма, который своими дурными тренировками убил нашего младшего брата, больше не отец. – Прохрипел перевертыш, тем не менее делая шаг назад и принявшись медленно и с ощутимым трудом возвращаться в человеческую форму. – И он еще пожалеет о дне, когда изгнал из рода того, кто станет настоящим магом-метаморфом!

Олегу только и оставалось головой покачать от лицезрения таких страстей, вполне достойных пера Шекспира. Однако, облик спешно бросившегося к столам с едой парня он запомнил и мысленно пообещал себе еще и имя его разузнать. Очевидно, изгнанник имел некоторые практические наработки по части метаморфизма и, может быть, согласился бы ими поделиться за соответствующую плату. Нет, в некоторой мере чародей третьего ранга своим телом уже мог управлять…Но не с такой же скоростью и эффективностью! А даже если выращивать нужные органы прямо в бою могли только оборотни – ничего страшного, методика пригодится Доброславе.

-Ступай на задний двор, ищи карету с гербом в виде двух перекрещенных нот «Ля». – Внезапно прошептал на ухо Олегу голос Мстислава. – Учитель и боярин Трактаров подойдут туда минут через пятнадцать, лучше не заставлять их ждать.

-Понял, – тихо прошептал Олег себе под нос, удивляясь не столько способу передачи сообщения, сколько тому, что волхв сумел какими-то чарами выцепить его среди огромной толпы, где каждый второй являлся одаренным, а каждый первый еще и минимум пару артефактов при себе таскал. А ведь до этого момента чародею третьего ранга казалось, будто на мероприятии, которое архимагистр устроил в честь своего триумфа, одного конкретного человека не смог бы найти и самый лучший в мире сыщик. Даже если бы тот прибыл верхом на огнедышащем драконе, это не заставило бы выделиться его совсем уж из ряда вон, поскольку целых пять гостей изволило прибыть на мероприятие верхом на крылатых разумных волшебных ящерах, а еще парочка гордых повелителей неба притащила за собой летающую карету. Олег даже и не знал, что у России тоже имеется подобный род войск, хотя их английских и европейских коллег видел неоднократно. Видимо они по какой-то причине имели малое распространение…Или просто необычные волшебные создания являлись трофеями, которые предпочли службу новым хозяевам разборке на алхимические ингредиенты.

-Ну что ж, ребятки, познакомьтесь! И поклянитесь именами богов, что не будете пытаться убить друг друга за старые обиды хотя бы ближайшие лет двадцать. А я этот обет засвидетельствую и преступившего его, ежели вдруг найдется идиот такой, примерно накажу. – То ли Олег слишком долго продирался через толпу и искал нужную карету среди десятков других, то ли Савва вместе с его гостем и неудачливой похитительницей шагали слишком быстро, а только к экипажу они подошли одновременно. Сам боярин Трактарова выглядел на удивление обычным: лишь только-только начавший седеть мужчина, одетый в дорогой костюм из синего бархата, пара перстней, парочка золотых цепочек на шее, короткая стрижка, небольшой жезл на поясе в подобии пистолетной кобуры…Ни знаменитой и можно сказать форменной толстой шубы с высокой шапкой, ни статусного посоха. В толпе гостей, среди которых попадались очень экзотические личности, его вычленить было бы невозможно. Или на то и строился расчет, а свой визит глава не самого последнего в России рода решил не афишировать?

-И вот он смог скрутить члена моего рода? Да еще находясь в численном меньшинстве и будучи атакованным внезапно? – Вместо ответа архимагистру, боярин первел взгляд на Олега и сокрушенно вздохнул, видимо будучи совершенно не впечатлен увиденным. – Какой позор…

-Заслуженный позор, милок, заслуженный. – Подначил его Савва, широко улыбаясь. – Сделай доброе дело, прислушайся к тому, чего тебе старшие говорят. Если и дальше будешь растить из своих потомков придворных шаркунов и интриганов, смертельно обижающихся когда тыкают мордочками в сделанную ими самими же лужу, дождешься того момента, когда вас обычные ведьмаки на штыки поднимут. Или даже неодаренные. Я ведь предлагал этому парню девку твою в жены взять…Не захотел! Решил, не надо ему такого сомнительного счастья!

-Мудрый выбор. Такого родственничка я бы в семье не потерпел. – Остался внешне безучастным к прозвучавшим словам боярин. – Что ж, жизнь за жизнь, больше наш род не будет заинтересован в его смерти, клянусь в том…Хм, да пусть хоть Ладой клянусь.

-Не Перун и не Макошь, но сойдет. – Подумав, кивнул жрец древних богов. – Она, конечно, прекрасна и милосердна…Но в гневе воистину жестока, как и любая женщина. А парню чего дашь за прошлых подсылов, которые его убить пытались? И не смотри на меня так, о чем мы с тобой договорились, то отдельно идет. За наглость и дерзость для тех, кто мне препоны пытался чинить через работающего на меня чародея, еще невелика цена будет.

-Могу зелий, которые с того света даже мертвого вернут, коли голова цела. Могу автоматронов и пилотируемых големов, что не чета продающемуся в магазинах металлолому. Могу и просто золота отсыпать. – Безучастно пожал плечами боярин, который всем своим обликом давал понять, что он выше столь мелочных вопросов. – Чего ты хочешь смер…смельчак?

-Вынужден отклонить ваши щедрые предложения, – Олег не собирался принимать подозрительные составы, пришедшие из рук его личных врагов без приставленного к виску пистолета или иной угрозы равной степени. Да и машинам, в которых могли покопаться недружелюбно настроенные умельцы, до конца доверять бы не смог. Банковский перевод, конечно, вряд ли мог служить средством передачи проклятья, но золото чародей третьего ранга добыл бы и иными путями рано или поздно. – Скажите лучше, а есть ли у вас рабы? Закупы? Крестьяне крепостные? Такие, которые кажутся абсолютно лишними и бесполезными, давно и тяжело больны, да и вообще приносят одни лишь убытки?

-Зачем они тебе? – Впервые на лице боярина мелькнула хоть какая-то эмоция, а именно удивление.

-Освобожу, – пожал плечами Олег. – Сделаю доброе дело.



Глава 6

О том, как герой теряет свою собственность, сталкивается с неприятным известием и летит крушить чужие морды.

 -Так, подытожим. — Старенький попик, зябко кутающийся в заношенную рясу, поправил на своем носу покрытые царапинами очки. Поддувающий непонятно откуда сквозняк едва заметно колыхал полы его видавшего виды одеяния и желтоватые листы в толстой амбарной книге, где этот представитель власти фиксировал все самые важные события в жизни людей, проживающих на подведомственной ему территории. – Олег Коробейников, вы действительно желаете сделать ничтожными все долговые обязательства и документы собственности, по которым эти сорок два человека принадлежат вам?

-Но их же пятьдесят? — Удивился Олег, а после оглянулся и еще раз пересчитал тех людей, которых отдали в качестве виры Трактаровы. Народ ответил ему взглядами, в которых тревоги и подозрительности плескалось как бы не больше, чем надежды и радости. Не привыкли рабы и проданные своими бывшими хозяевами крестьяне к приятным сюрпризам в своей жизни и во всем ожидали подвоха. Чародею третьего ранга оставалось лишь надеяться, что после визита в церковь и оформления всех надлежащих документов народ по крайней мере перестанет трястись и ожидать вечного поселения внутри какой-нибудь шахты, продажи в рабство нелюдям или принесения в жертву темным богам. Ему и одной попытки бунта и бегства за глаза хватило. А когда об твою голову разбивают одну за другой четыре сколоченных из хороших толстых досок табуретки и одну лавку, это как минимум обидно! И ссыпавшиеся за шиворот кирасы щепки потом выгребать пришлось чуть ли не дольше, чем лечить пытавшихся пойти на прорыв смутьянов.

-Детей до двенадцати лет, кои сами о себе позаботиться не в состоянии, не считаем. Они довеском к родственникам своим идут. – Пояснил Олегу святой отец, а потом чуть-чуть отвернулся в сторону и оглушительно чихнул. Затем вытер нос рукавом рясы, еще раз оглядел набравшихся в церкви людей и слегка нахмурился. — Хотя тут, похоже, в документы забрались какие-то неточности. Возраст у людей не тот, да и отметки о инвалидах есть, а их я почти не вижу.

Когда Олегу предлагали разные варианты виры, то он немного схитрил. Или правильнее говорить, получил выгоду на разнице в курсах? Большие города, а Москва бесспорно являлась одним из крупнейших мегаполисов этого мира, серьезно обесценивали человеческую жизнь. И в денежном отношении тоже. Лишних, потерявших свою полезность и попросту ненужных людей в его стенах имелось более чем достаточно, доказательством чего являлись целые кварталы трущоб... А вот в Сибири каждые руки были на вес золота, иногда в буквальном смысле слова, если речь шла о старателях. Когда волшебник в Нанкине открыл бесплатную больницу для бедных, то через его руки проходили в том числе и бывшие рабы, которых хозяева вышвырнули на улицу, поскольку работать те уже не могли, а убивать людей даже самого низшего сорта просто за отсутствие приносимой прибыли считалось в общества крайне дурным тоном и оказывалось чревато появлением мстительных призраков и бунтами стареющих невольников. А ведь угодивших на до социальной ямы индивидов вполне еще можно было поставить на ноги, если бы за дело взялся кто-нибудь компетентный! В его родном мире до появления нормальных лекарств никого не удивила бы фраза «старичок лет тридцати», поскольку к этому возрасту плохое питание, болезни и чрезмерные нагрузки вплотную подводили человеческий организм к своему пределу. Измерение, куда пришлось Олегу переселиться, обладало крайне продвинутыми магическими способами заботы о здоровье, однако доступны они были лишь людям состоятельным. А бедняки жили лишь немногим лучше, чем обитатели каменного века. Чародей счел, что Россия и Китай отличаются друг от друга в данном плане недостаточно сильно, дабы имели место кардинальные различия…И не ошибся.

Осмотрев контингент, переданный Трактаровыми в его полную собственность, Олег лишний раз убедился, что гордое звание «мразь» человек заслуживает не в силу принадлежности к какой-либо национальности, а исключительно своим собственным трудом. Лишь шесть или семь человек из этой полусотни перевалили за сорокалетний рубеж, но выглядели люди в большинстве своем на все сто. Кое-кого и вовсе с мумией египетского фараона можно было в темноте перепутать. Нет, в руках целителя они за время своей службы роду мастеров звуковой магии периодически оказывались…Но полноценно лечить их тот то ли не мог, то ли не хотел. Истинный врач, увидев результаты его действий, скорее всего пожелал бы оторвать этому мяснику от магической медицины сначала руки, а потом ноги и только под самый конец – голову. В ответ на болезни и травмы людям просто подстегивали регенерацию, даже не подумав серьезно увеличить их питание или обеспечить поддержку заемной жизненной энергией. Пока пациенты оставались молодыми, с нагрузкой их организмы кое-как справлялись, но у всего есть свой предел прочности. Ну а если начинались хронические боли в разбитых артрозомсуставах, покрывшемся язвами от ужасной пищи желудке или готовом разорваться сердце, то выдающий тревожные сигналы участок нервов просто умертвляли. И «вылечившегося» снова гнали работать до тех пор, пока он просто не упадет.

-За время пути некоторым стало лучше. И я все же прошу указать в документах об освобождении детей. Да не всех скопом, а поименно. – На пожелтевшие от времени страницы церковной книги опустился маленький мешочек, монеты в котором издали приятное уху звяканье. – А также отметить, что отпускаю на свободу этих людей не голыми и босыми, а со всем имеющимся на настоящий момент имуществом и подарками. По одному топору, копью и ножу на человека, а также пиле, молотку, рубанку, двух комплектах теплой одежды, сорока килограммах вяленого мяса и десяти рублей подъемными. И жить им дозволяется до следующей осени невозбранно в бараке, который мои солдаты построили.

— Воля ваша, а труд невелик, — пожал плечами священник села Буряное и уже обмакнул гусиное перо в чернильницу, но потом вдруг задумался. – Так, а под человеком вы и женщин тоже понимаете? А младенцев, кои еще не крещены, ибо могут к Богу в миг любой уйти обратно?

-У меня — не уйдут, -- уверенно заявил Олег, который всю полусотню отданных ему людей подвергнул тщательному медицинскому обследованию и квалифицированной врачебно-магической помощи. Хотя они поначалу пытались сопротивляться, звали на помощь, молили о пощаде…Но путь до села «Буряное» на арендованной летучей барже занял почти три недели, за время которых чародей по одному обработал каждого из людей, которых спихнули ему Трактаровы, не делая скидок на пол и возраст. И это принесло вполне ощутимые плоды, благо в своих первоначальных расчетах чародей не ошибся. Начинали свой путь тридцать шесть дышащих на ладан развалин, шестеро инвалидов и восемь хилых от хронического недоедания детей, причем среди данного континента вовсю свирепствовала чахотка. Закончило его четыре десятка вполне здоровых от туберкулеза людей среднего возраста, слегка набравшая вес малышня у которой исчез из глаз голодный азарт при виде появившейся на столе корке хлеба, да двое тех, кому не повезло. Вылечить их Олег не мог, во всяком случае, пока. Но попавший под вспышку хозяйского гнева и ставший глухонемым и окривевшим на один глаз по причине травм ауры слуга или чудом дожившая до восьмого десятка лет кухарка не жаловались. Во-первых, со своим бедами они давно уже смирились, а во-вторых, целитель обещал, что если вдруг сумеет совершить прорыв, то потренируется на них бесплатно.

Оформление всех необходимых записей в церковной книге и выдача людям выписок из неё, являющихся хоть какими-то документами, подтверждающими их новый общественный статус, заняло почти час. А после этого десяток солдат из вольного отряда Олега сопроводили народ до барака, в котором новым жителям села предстояло жить до тех пор, пока они не обзаведутся полноценными домами. Подозрение и настороженность с лиц бывших рабов и крепостных так никуда и не делись окончательно, но теперь надежды в их взорах было все же больше. Впрочем, возможно в этом оказалась заслуга не полученных бумажек, а довольно неплохо выучившегося болтать на русском языке китайца из числа бойцов, который с жаром объяснял всем желающим, что еще полгода назад он ничем от них особо не отличался, и перебивался с черствых лепешек на плесневый рис в трущобах Нанкина. Но потом ему улыбнулась удача работать на открывшего больницу могучего доброго волшебника и выбиться в люди.Теперь может хоть из ружья в чудовищ и злых людей стрелять, хоть в мастерской работать, хоть вообще все бросить и куда подальше уйти. Но только не уйдет, ибо не дурак, совсем не дурак, а в других местах звонким серебром ему платить никто не станет!

-Языкастый парнишка, правда? – Спросила у Олега незаметно подошедшая к нему супруга.

-Угу, даже странно, откуда у него такой дар оратора, – согласился с Анжелой чародей, вдыхая свежий морозный воздух, особенно приятный после чуть душноватой и насыщенной запахом ладана атмосферы церкви. – Может, помощником купца когда-то работал? Или зазывалой в какую-нибудь таверну?

-Да пусть хоть мошенником, который у честных людей их монеты выманивал, это сейчас уже неважно, поскольку к прежней жизни вряд ли вернется. Все-таки он теперь не просто в чужом городе находится, а еще и в иной стране. – Анжела внимательно рассматривала постепенно удаляющихся людей, сопровождаемых увязавшейся за ними брехливой собачонкой, нашедшей неожиданное удовольствие в облаивании многочисленных незнакомцев. – А вот для тех, кого ты освободил, все не так однозначно. А ну как решат махнуть на своих благодетелей рукой и уедут из села?

-Скатертью дорога, я никого насильно не держу и держать не собираюсь. – Пожал плечами боевой маг третьего ранга. – Но большая часть все же должна остаться и либо пойти работать в открывающиеся мастерские, либо начать заниматься привычном для них сельским хозяйством, благо земля бесплатная. А тем принесут прибыль и селу, и нам. В охотники они не пойдут, откуда бы у москвичей такие таланты. Рыбачить тоже уметь надо, как и старательством заниматься.

-Пусть так, – вздохнула Анжела, нервно покусывая губу. – Но среди них ведь может быть шпион Трактаровых, а то и не один…

-Может, – согласился Олег, уже размышлявший о подобном. – Но вряд ли. Дилетанта на такое дело посылать только хуже делать, а профессионалу столь ничтожную задачу как доставление нам неприятностей не поручат, поскольку у столичных бояр и поактуальнее задачи для специалистов подобного профиля найдутся. Но даже если вдруг он там действительно есть, то ждет его сплошное разочарование и честный ударный труд на каком-нибудь предприятии без возможности выстрелить нам в спину. Из числа этой полусотни я ни одного взрослого в отряд просто не приму, поскольку не нужны среди солдат пусть бодрые, но основательно подорвавшие свое здоровье бывшие невольники. А дети настолько малы, что их вербовка не имеет смысла, поскольку все же разболтают из желания похвастаться. Да и подрасти им сначала надо до обретений нормальных физических кондиций на несколько годиков.

-Ты не прав, – покачала головой незаконнорожденная дочь аристократа, закусив губу. – Вот как раз из таких то и могли Трактаровы сделать надежного агента, оставив у себя маму, отца или сестренку…

-Ну, можем во время какого-нибудь ближайшего праздника их проверить с подарками, располагающим к себе за счет эмпатии Густавом и развязывающим языки зельем в компотах, чтобы тебе спокойнее было. – Поморщился Олег, мысленно отмечая правоту слов супруги. У Трактаровых могло хватить наглости, дурости и подлости на подобный поступок, раз уж они устроили охоту на, в общем-то, невинных людей в качестве своеобразной тренировки – И вообще, чего мы тут до сих пор стоим? Я три недели не ел домашней еды и успел по ней основательно соскучиться!

-Только по ней? – Лукаво уточнила Анжела, тем не менее начиная двигаться по улице в сторону занимаемого ими дома.

-Ну, еще немного по возне с хозяйственными расчетами, починке снаряжения всего отряда и тренировкам, которые нашему личному составу устраиваем, чтобы солдаты совершенствовали свои навыки, а не заплывали жиром, превращаясь в неповоротливых кабанов. – Усмехнулся Олег, прекрасно поняв, к чему клонит его супруга, однако решив слегка подшутить. – Хм, время вроде бы почти полдень…Знаешь, а на сегодняшний сеанс мордобития и стрельбы по соломенным чучелам после обеда еще вполне могу успеть!

-Ты бесчувственная скотина, – проинформировала его Анжела, смерив сердитым взглядом.

-О да, хвали меня! Я такой! – Гордо заявил боевой маг третьего ранга и был немедленно бит своей супругой, аж поднявшейся в воздух, чтобы удобнее было мужу подзатыльники отвешивать. – Ай! Хватит! Я же пошутил! Скажи лучше, у вас то за время моего отсутствия все нормально было?

-Более или менее, – неопределенно покрутила рукой в воздухе Анжела. И то ли умышленно солгала, то ли просто не владела информацией.

-Чего-о? Ты беременна?! – Олег едва не сел мимо стула. Мысленно он буквально услышал тот звон, с которым его тщательно лелеемые радужные планы рассыпались маленькими осколками. Чтобы окончательно исключить возможность ошибки, чародей еще раз создал диагностическое заклинание, но вновь получил тот же результат. Весьма для чародея третьего ранга неожиданный. – Да как такое возможно?!

Будущая мама промолчала, опустив голову, виновато спрятав глазки, прижав к голове уши и слегка вздыбив шерсть. Причину недовольства волшебника она, скорее всего, понимала. Но не раскаивалась.

-Что за шум? – Заглянула в комнату супруга Анжела.

-Вот! – Олег бессильно махнул рукой на ту, из-за которой ему теперь следовало пересмотреть очень многое. – У этой гулящей кошки живот растет!

-Ну и? – Нахмурилась ведьмочка, до которой по всей видимости причины возмущения мужа так и не дошли. – Это было ожидаемо. Разве нет?

-Не для меня. Ася ведь еще маленькая! – Процедил Олег, смеривая неприязненным взглядом слегка раздавшуюся в боках белую кошечку с чуть подрагивающим хвостом, которая сидела в центре магической звезды и делала вид, будто не понимает причину его возмущения. Животное, ныне выглядящее как непризнанная королева всего дома, было подобранно на улице разоренного войной Владивостока, где оно погибало от голода и холода. Частично из жалости, частично с далекоидущими целями воспитания из него магического помощника. Мохнатые мурлыки отнюдь не просто так славились как верные спутники ведьма из сказок, для своего маленького размера праны они имели куда больше положенного и восстанавливали её весьма быстро. Ну, если не сравнивать с кем-нибудь вроде единорога или грифона. Но у тех имелись свои недостатки. Во-первых, их было приручить куда сложнее. Во-вторых жрали они куда больше и спать где-нибудь под шкафом почему-то отказывались. В-третьих, мимо проходящие алхимики и охотники периодически пытаются разобрать подобную живность на ингредиенты. Путем же умеренно сложных манипуляций можно было превратить первого попавшегося кота в высокомобильное устройство дистанционного наблюдения и ходячую хвостатую батарейку жизненной энергии. – Я ведь потому и ритуалы привязки фамильяра до конца не провел! Ждал, когда она достаточно подрастет! И нате вам – котят дождался! Как прикажете мне завершать обряды, когда они помехи вносят?! А ведь если созданную между нами связь не закрепить, она скоро разрушится! Да уже сейчас все держится на каких-то эфирных соплях!

-Тоже мне нашел проблему. Выйди на улицу и поймай любую другую кошку, а эту оставим Игорю. Наш сын уже достаточно большой, чтобы учиться взаимодействовать с другими живыми существами. Чем раньше он поймет, что даже самое красивое и грациозное создание на свете может сделать больно, если его сильно дернуть за хвост или слишком долго донимать, тем лучше. – Ухмыльнулась Анжела, забирая животное из магической звезды и пристраивая к себе на грудь. То немедленно замурлыкало и начало тереться мордочкой о шею женщины, которая регулярно кормила хвостатую искательницу любовных приключений. А вот выпускать когти в так называемом «молочном шаге», любимом способе выражения своего настроения у всех кошачьих, даже не пыталась. Понимала – людям подобное не нравится, а если оставить на одежде зацеп или поцарапать кожу, то можно получить тапком. Ася изначально являлась довольно умным животным, как и все её дворовые сородичи, а не до конца закрепленная магическая связь с Олегом лишь повысила её интеллект. Впрочем, обычные мурлыки тоже наверняка догадывались, что проживающие вместе с ними представители человечества не очень рады чувствовать на себе те жесты, которыми маленькие котята выдавливают из животиков своих мам добавочное молоко. Просто изменять любимым привычкам не хотели, заставляя окружающих с ними смириться.

-Это придется ждать, пока уже существующая связь окончательно развеется. А тогда уже будет проще не искать новую кошку, а начать все заново со старой…Только на этот раз заперев её где-нибудь, чтобы она опять нас котятами не порадовала! Мы с тем, чтобы этих то в хорошие руки пристроить, наверняка намучаемся еще. – Вздохнул Олег, а потом сгреб супругу в объятия и поцеловал, не взирая на возмущение будущей мамаши, которой пришлось покинуть удобный и мягкий насест с подогревом. – Хм, может опоздать сегодня на отрядную тренировку? Думаю, мальчики там большие, потерпят как-нибудь, если целитель в моем лице на часок опоздает и не будет залечивать их синяки и царапины сразу после получения…

-Всего на часок?! – Возмутилась Анжела, принявшись раздевать мужа. – Минимум на полтора, иначе я за себя не отвечаю!

К огромному сожалению Олега, продолжить у них не получилось. Со стороны центра села послышался частый-частый звон колокола. Учитывая, что единственный подобный музыкальный инструмент имелся у местной церкви и просто так поп бы в частый тревожный набат бить не стал, реакция супругов на звуковое оповещение оказалась абсолютно одинаковой. Сначала они кинулись вооружаться, а только потом приводить одежду в порядок. Ситуации бывали разные, в том числе и такие, когда лишние секунды промедления могут стоить жизни. А то и души, если речь идет о чем-то вроде готовящего прорыва демонов из нижних миров.

-Код «максимальная боеготовность», – чуть расслабилась Анжела, когда смогла уловить повторяющуюся последовательность ударов колокола, отличающихся друг от друга протяженностью звучания. Однако все равно закинула себе на плечо извлеченное из ящика под кроватью двуствольное зачарованное ружье американского производства. Пули или дробь, которые вылетали из его стволов, непременно сопровождались мощным зарядом электричества, мощность которого можно было варьировать при помощи нанесенных на приклад рун. От той, которая лишь заставит человека недолго побиться в судорогах, до испепеляющего разряда, оставляющего от мелкой бронетехники лишь искореженную груду обломков. Стоило оно просто неприлично дорого, а заряжать его накопитель приходилось не один день, но тем не менее Олег ни разу не пожалел, что приобрел себе и супруге подобное оружие. Может оно выглядело не столь стильно как мощный магический посох и имело более ограниченный функционал, но со своими задачи справлялось прекрасно. Попавшие под выстрелы из него враги, во всяком случае, не жаловались. Не успевали. – Видимо, стало известно о какой-то серьезной угрозе, но непосредственной опасности для нас пока нет.

-Хорошо, что в этой глуши вообще про обязательные звуковые коды не забыли. – Несколько нервно улыбнулся Олег, телекинезом снимая с полки висевший на крючке пояс с топорами-вампирами и крупнокалиберным револьвером. – Знаешь, я вот бы ничуть не удивился, если бы тут про них давно позабыли и в случае тревоги просто набатом трезвонили. Бери Игоря и беги к кораблю, а я пока узнаю, из-за чего весь сыр-бор…

Ситуация оказалась тревожной, но отнюдь не катастрофичной. На одно из соседних сел, а именно населенный пункт под названием «Ситцево» напали не то бандиты, не то какие-то дезертиры. Доказательством оного факта явилось аж два голубя, прилетевших к церкви с практически идентичными записками на лапах. Учитывая скорость крылатых гонцов, к настоящему моменту врагов могли прогнать восвояси. Или налетчики как раз сейчас жгли дома и развлекались в меру собственной фантазии с теми, кого не убили во время штурма. Выяснить правду, увы, было невозможно. Более современными методами связи, а именно обменивающимися через астрал чародеями со специфической подготовкой, бедные населенные пункты не обладали.

-В записке сказано, что душегубов, по меньшей мере, две сотни. При них тройка пушек, маги сильные числом неизвестным и какой-то истукан железный, зело огромный. Такой, что частокол не перешагнет, так собой повалит. – Мурат потрясал густо покрытой строчками маленькой бумажкой, в которой Олег не взялся бы расшифровать и пары фраз. Уж больно подчерк у автора оказался специфический и слишком сильно он ужимал буквы. – Понимаю, что противник там серьезный, но подсобить надобно. Не чужие люди помощи просят, да и вообще такая банда здоровая нас все равно в покое ни в жизнь не оставит. А сейчас там враги хотя бы чуть уставшие. Эх, жалко мастера столичные с малым кораблем и почти все Полозьевыми сейчас на холме, где заводстроится…

-Попробуем и без них справиться, – решил Олег, после того как взглянул на карту и нашел это самое Ситцево. Словно в насмешку оно находилось практически в противоположенной стороне от рудника, а значит, дорога до него и обратно обернулась бы минимум часом промедления. Да, два мага четвертого ранга были внушительной силой, ведь каждый из них мог ударить ничуть не слабее пушки. К тому же про восемь орудий «Котенка» забывать не стоило, несмотря на их общую устарелость и мелкий калибр. Вот только далеко не факт, что чародеи, нанятые в качестве инженеров, согласились бы драться с какими-то бандитами. А бортовой залп «Котяры»был почти в четыре раза сильнее, чем огневая мощь его младшего брата за счет большего количества орудий и их калибра. – Кстати, а это самое «Ситцево» крупное село? Нашлось бы там кому бандитов придержать, если бы они на штурм пошли?

-До того как японцы приходили – нашлось бы. А сейчас вот уже не уверен, село то большое, но на хорошей дороге стоит, и война его стороной не обошла. – Мурат схватил мешок и зарылся в недра шкафа, где держал лекарства. Десятки разнокалиберных пузырьков из зачарованного стекла от патентованных алхимиков полетели внутрь холщевой тары вперемешку с жестяными и костяными флягами, наполненными самодельными настоями и выжимками из даров аномальной природы. – Из защитников кто в землю лег, кто угнан в рабство был и даже если выжил в родные края не вернулся болеее, а кто за близких мстить решил и в армию подался. Так, ну я готов, только пусть мне кто-нибудь поможет до корабля добраться, а то бегать – здоровье у меня уже не то.

-Дык, это не проблема. – Прогудел Святослав, а после сгреб пожилого друида в охапку так, словно он был младенцем и потопал к выходу из дома. – А, стал быть, чегой-то ты это хилый такой? И микстуры разные, того-это, потребляешь? Возраст, дык?

-Хе, да если б только он. – Проскрипел староста села, приманивая к себе свитый из живых трав посох, который теперь летел за ними следом. – Я ведь, в свое время, всю Третью Мировую прошел. У меня и медали есть, только сейчас их на люди не наденешь, поскольку вручались они от имени Совета Архимагов.

-Дык, а причем тут это то? – Не понял бывший крестьянин, который тугодумом отнюдь не являлся, но нормального образования все-таки не получил. Североспасское магическое училище в этом плане все же многим похвастаться не могло. Драться и выживать его выпускники умели, а все остальное у них не относилось к разделу профильных навыков.

-Страшное то было время. И кровавое, да. Из каждого десятка мужчин времен моей молодости до первых старческих морщин дотянуло от силы человека четыре. Да и среди тех обязательно имелся хотя бы один калека. – Вздохнул нахохлившийся седой друид. – И если вспомнить то, какой дрянью тогда швырялись направо и налево насосавшиеся заемной темной силы европейские чернокнижники, укладывающие на свои алтари население захваченных земель целыми деревнями и городами, какой пакостью гвоздили их в ответ наши архимаги, какую дурость мы сами с собой творили, дабы любой ценой переселить врагов и какой жуткой сляпанной на коленке мерзостью из черт знает чего отпаивали выживших бойцов целители, стремясь как можно скорее подлатать народ, чтобы он мог пойти в следующую атаку…Странно не то, что я в свои неполные сто восемьдесят выгляжу и чувствую себя на двести с лишним. Странно то, что меня еще в землю не закопали, колом осиновым для надежности пробив, а подпитку жизнью и магией от нашей ели приходится делать не каждый день, а всего лишь раз в полторы-две недели.

Летучий корабль «Котяра» создавался с использованием лучших технологических решений, которые Олег только смог подсмотреть у местных конструктов или вспомнить из своего родного мира. На себе экономить было глупо и опасно, а потому еще при составлении чертежей будущего судна в него заложили максимально возможный запас прочности и скорости, пожертвовав удобством экипажа, объемом трюмов и в некоторой мере даже вооруженностью. Для озабоченного получаемой с каждого рейда прибылью купца подобная конструкция оказалась бы убыточной, кадровые военные нашли бы в ней тоже много недостатков…Однако действующий отрыве от остальных сил вольный отряд, разведчики, пираты или контрабандисты, в общем всех у кого главной задачей является нападение на более слабого врага или бегство от более сильного, сочли бы её близкой к идеалу.

Узкий и длинный корпус напоминал не то копье, не то вытянутую хищную рыбу вроде щуки или барракуды и за счет своей формы обладал наименее возможным аэродинамическим сопротивлением. Вместо стандартной для местных дирижаблей большой гондолы с горячим паром, пусть даже разбитой на отсеки и при получении пробоин латаемой изнутри обитающими там духами воздуха, судно оснастили двумя парами баллонов, идущих с каждого борта. Дополняли их два магических движителя, основной и резервный, а также шесть одноразовых реактивных ускорителей, вделанных прямо в корму. Парусное вооружение, включая мачту, могло полностью убираться, дабы не создавать помех и излишнего сопротивления среды в то время, когда корабль двигался исключительно за счет волшебства. Расход топлива в алхимическом реакторе вследствие подобных переделок даже при экономичном режиме хода оказывался выше нормы, однако взамен повышалась уверенность в том, что врагу будет проще разбить в щепки корпус, чем лишить «Котяру» возможности удрать.

Двадцать четыре пушки, по двенадцать с каждого борта, расположенных на двух ярусах в шахматном порядке, в общем-то, ничего особого из себя не представляли. Кормовая и носовая пары орудий от них отличались только тем, что располагались не внутри корпуса, а на верхней палубе и могли быть повернуты в в общем-то куда угодно. Нет, это были вполне добротные и качественные инструменты уничтожения, которые получилось по дешевке купить после победы над японцами и англичанами под Иркутском, однако ни в какое сравнение с современными артиллерийскими системами крупных и новых кораблей дульнозарядные конструкции не шли. Какой-нибудь богатый купец запросто мог бы обладать на своем судне большим количеством куда более качественных стволов, бьющих быстрее, сильнее и дальше. Но Олегу приходилось работать с тем, что получилось добыть…К тому же, определенную модификацию пушек он все же провел, только улучшал не их самих, а пушечные порты и лафеты. Для воздушного корабля наличие и ширина щелей и отверстий в его корпусе не являлись критичными до той поры, пока он не приземлится на воду или не поднимется слишком высоко, туда где уже нет подходящей для дыхания людей атмосферы. И потому участок борта перед каждым орудием стал представлять из себя своеобразный пазл из одинаковых квадратов, в котором относительно быстро и просто можно было удалить любую часть, дабы артиллеристы просунули в неё жерло и выстрелили прицельно, а не просто по прямой. Ну а схему лафетов, позволяющих изменить угол наклона пушки в весьма широком диапазоне, местные плотники знали куда лучше него, и даже не одну.

Относительно слабую зубастость своего корабля Олег компенсировал повышенной защитой. Целых три генератора магических щитов способны были остановить не один снаряд или заклятие. А когда их накопители исчерпают имеющиеся запасы энергии, то враг с удивлением увидит, что его атаки наносят куда меньший ущерб, чем по идее обязаны. Сибирь славилась на весь мир как поставщик редких и ценных пород магической древесины, и не воспользоваться подобным преимуществом оказалось бы просто несусветной глупостью. Доски из корабельной березы, пошедшие на строительство «Котяры» и пропитанные защищающим их от огня алхимическим зельем, не так уж сильно отличались по прочности от стальных листов, будучи притом несравненного легче. Кроме того, все три внутренних палубы судна Олег разделил на своеобразные отсеки, как в субмаринах, дабы снизить ущерб при возможных взрывах вражеских снарядов или детонации их собственных боеприпасов. Но не переборками, а сделанными специально по его заказу магическими барьерами, чьими ближайшими родственниками являлись обычные защитные амулеты. Перезаряжающаяся целые сутки волшебная пелена держалась дольше обычного, целую пару секунд и в случае чрезмерных нагрузок не перегорала в попытках любой ценой остановить угрозу, а просто пропускала поток воздуха и обломки дальше в ослабленном виде. А при нештатном срабатывании она не причинила бы серьезного вреда человеку, максимум заставив того нос об неё расквасить. Вместе с узкими щелями-бойницами, расположенными по центру каждой подобной ячейки и способными пригодиться в то время, когда летучий корабль стоит на земле и превращается в своеобразное укрепление, подобные барьеры практически гарантировали распространение ударной волны по пути наименьшего сопротивления, то есть наружу.

После того как церковный колокол наконец-то замолк, поскольку больше оповещать об угрозе оказалось некого, потребовалось едва ли пятнадцать минут, чтобы «Котяра» полностью и целиком оказался забит вооруженными людьми. Причем солдаты вольного отряда среди них оказались в явном меньшинстве. Среди жителей «Буряного» людей, которые не умели бы обращаться с оружием, насчитывалось маловато. Не ходить в лес ради даров природы и получаемого охотой бесплатного мяса было бы глупостью. И не готовиться к случайной встрече там с какой-нибудь жуткой мутировавшей под воздействием древней магии тварью или просто стаей волков – тоже. А потому практически каждый мужчина и многие из женщин при новости, что где-то рядом есть очень крупная шайка бандитов, схватились за свои личные ружья и пистолеты. В большинстве своем это были примитивные по своему устройству, но обладающие впечатляющей силой выстрела фузеи, примерно такие же какие выдавали в армии стрельцам. Однако же у промышляющих старательством, охотой на обладающих ценными потрохами монстров или же просто родственников старосты попадались и более современные образцы вооружения вроде вполне приличных дальнобойных и точных карабинов или же револьверов наподобие того, который висел в кобуре у самого Олега.

-Бабы то, дык, куда лезут? Не их итъ дело это. – Недовольно пробурчал опирающийся на свой исполинский посох Святослав, кидая взгляды на облаченную в меха поверх сверкающей кольчуги довольно привлекательную черноволосую молодку с впечатляющим объемом груди…А также огромным двуручным мечом почти с неё размером идесятком дротиков, которые она таскала в чем-то вроде колчана у себя за спиной. – Ладно бы еще ведьма, стал быть, была, но ведь, того-этого, в ей силы колдовской нетути. Я ж, дык, чувствую. Дрын железный токмо зачарован, да бусики при ей.

– Девка – дура, но если ты ей скажешь это в лицо, она тебе все зубы вышибет. Может даже с одного удара, поскольку сильная и злая, как разбуженный медведь. – Только и вздохнул староста, зябко кутаясь в шубу. – Кузнеца дочка, а как папка ейный пару лет назад спьяну на себя дерево уронил при заготовке дров, так сама молотом махать стала. Ни одного парня к себе не подпускает, всех расшугивает, скоро уж третья дюжина зим ей пойдет, а все одна. А ты, парень, окрутить её не возьмешься? Вроде тоже далеко не былинка, а на разницу в годах и не смотри, она ж все одно красивая.

-Не, дык, не надотъ мне такого счастья. Жена оно того…Тихая должна быть и скромная. А то итъ как домой пойдешь, когда того-этого, погуляешь слегка? – Отрицательно замотал головой бывший крестьянин.

-Ты вместо того, чтобы на девок глазел, судно бы лучше разогнал посильнее. – Попенял Олег своему другу, который благодаря своим талантам в магии погоды мог весьма серьезно повысить технические характеристики любого летучего корабля. Лишь бы мачты напор попутного ветра выдержали и не сломались. – Конечно, «Котяра» и сам по себе очень быстрый корабль, но тут каждая минута может чьей-то жизни стоить.

-Дык, итъ уже. Шо я, в самом деле, того-этого, без понятия, что ли? – Постучал по лбу бывший крестьян. – Скока смог, стока в ветер вложил, чтоб корабль, ну, в спину толкал, а перед носом…Как это…Расступался!

Макушки деревьев, которые проплывали под днищем судна, действительно мелькали очень быстро, почти сливаясь в единый фон. До сверхзвуковых самолетов родного мира Олега летающему кораблю все равно оставалось очень и очень далеко, но расстояние до цели он точно должен был пролететь в разы быстрее, чем донесшие свои письма голуби. Промахнуться же мимо неё не получилось бы при всем желании, поскольку Ситцево и Буряное стояло на берегу одной и той же реки, следовательно, достаточно было двигаться вдоль маршрута водной глади, чтобы не заплутать.Немного подумав, Олег спустился в свою каюту и стал делать то, чем давно уже не занимался. Зачаровывать пули для предстоящего боя. Капелька энергии и правильно начерченная руна придавали выплевываемым револьверам кусочкам свинца дополнительную убойную силу. Даже очень слабый одаренный первого ранга при подобных боеприпасах стал бы представлять из себя угрозу для куда более могущественных врагов, поскольку при сильной деформации вследствие попадания в цель закаченная в снаряды магическая сила дестабилизировалась, вызывая нечто вроде волшебного микровзрыва. В результате успевший было потерять набранную инерцию кусочек металла снова ускорялся, благодаря чему наносил намного больше ущерба, чем обычно. К сожалению, зачарованные пули имели и свои недостатки, главным из которых являлось крайне невысокое время хранения подобного боеприпаса. Если он потеряет свои чудесные свойства, это еще полбеды, а ну как прямо в стволе рванет, напрочь выводя из строя оружие и, быть может, самого стрелка? Когда-то данный процесс вызывал у тогда еще начинающего чародея изрядные затруднения, но сейчас на каждую из пуль требовалось от силы две минуты. Остановился Олег лишь тогда, когда создал два десятка зачарованных боеприпасов. Пять из них он собирался оставить себе, на тот случай, если дело дойдет до применения револьвера. Часть отдаст Святославу, у которого нет времени на подобные приготовления. А остальные распределит между лучшими стрелками из числа простых солдат отряда, которые имели оружие сходной системы. Один-два усиленных выстрела на человека это вроде бы немного…Но первые залпы всегда самые точные, а хорошее начало схватки нередко предвещает её итог, ведь перехватить инициативу в бою не так то просто. Особенно, если речь идет о преступном сброде, который никогда не славился высоким боевым духом и наверняка побежит, стоит лишь выбить командиров и главную ударную силу.

-Ты вовремя, мы уже почти на месте. – Поднявшись на верхнюю палубу чародей тот час же наткнулся на Анжелу, что с обеспокоенным лицом смотрел куда-то вдаль. Супруга Олега, несмотря на его уговоры, тоже решила отправиться в бой, оставив их сына на попечение няньки из числа жителей села. – Видишь дым? Это горит село, похоже защитники так и не смогли удержать стены. А может, враги просто ворота вынесли? Если верить полученному с голубем письму, то кто-то из бандитов смог разжиться тяжелым пилотируемым големом…Вот только непонятно как такая техника попала в их руки. Ясное дело, что сейчас война и на полях сражений остаются просто груды разбитых машин, но обычно даже самую казалось бы надежно убитую конструкцию отправляют в цеха. Даже если в ней не найдется хороших запчастей, то всегда можно пустить металл в переплавку.

-Может это великан в броне? Или вообще обычный мираж, который кто-то из бандитских магов создал, чтобы селян запугать? – Пожал плечами Олег, которого столкновение со столь крупноразмерной и следовательно опасной целью тревожило…Но не сказать, чтобы очень сильно. Мощь антропоморфных боевых машин недооценивать было глупо, каждая из них являлась настоящим ходячим танком, сеющим на поле боя смерть и разрушение. Чародей знал о их мощи лучше многих, ибо в начале свой карьеры несколько месяцев только и делал, что чинил подобную технику. А один разок даже повоевал в одном из магических доспехов-переростков, расстреляв из его орудий немало врагов и выдержав благодаря им такие удары, которые от человеческого тела оставили бы мокрое место. – В любом случае, минут через пять мы уже до села доберемся и все увидим собственными глазами. Кстати, пули зачарованные нужны?

-Ты же знаешь, я огнестрельное оружие недолюбливаю, и предпочитают бить заклинаниями. Пусть у меня и есть револьвер, но в деле его использую только когда силы кончаются. Даже двустволкой бы наверное не пользовалась, если бы не мощь её молний. – Отказалась от волшебного боеприпаса супруга Олега, всматриваясь в сторону поселка, стены которого уже получалось различить. Впрочем, её слова сюрпризом для боевого мага третьего ранга не стали. Из всех их знакомых огнестрельным оружием на действительно профессиональном уровне пользовался в основном Стефан, ставший настоящим снайпером и способный из своей крупнокалиберной винтовки крылья мухе отстрелить. А вот его родственники так привыкли к своим лукам и стрелам, что даже на войне предпочитали пользоваться именно ими. Тем более, по сравнению с допотопными фузеями или даже примитивными ружьями испытанное оружие сибирских охотников имело определенные преимущества. Относительную бесшумность, высокий темп стрельбы, возможность нанести на древко и наконечник стрелы столько рун, что та приобретала совершенно фантастические свойства, вплоть до самонаведения на цель.

Первым действием начинающегося сражения стало облако какой-то серой хмари, отправленное деревенским старостой в оказавшуюся на пути летучего корабля стаю то ли ворон, то ли грачей. Черные птицы либо рванули врассыпную, либо градом осыпались на землю, а старый друид в оправдание своих действие буркнул только одно слово: «Следили». И видимо он не ошибся, поскольку когда судно приблизилось к селу вплотную, то встретили не разрозненных и предающихся безудержному грабежу бандитов, а более-менее организованное сопротивление. На открытой местности, среди приземистых бревенчатых построек, не осталось почти никого кроме трупов. Все налетчики попрятались в дома, сараи и иные укрытия, дабы не представлять из себя легкую мишень. А мест где можно было скрыться от обстрела с воздуха хватало,внутри стен данного населенного пункта стояло около четырех сотен отдельных дворов и лишь десятая часть из них к настоящему моменту оказалась охвачена пламенем. Впрочем, имелся среди противников и тот, кто прятаться не мог и не желал. Десятиметровый стальной исполин, своим внешним обликом напоминающий спешившегося горбатого рыцаря. Во всяком случае, большой овальный щит в левой руке у цельнометаллической человеческой фигуры был, как и утолщение на спине, скорее всего предназначенное для алхимреактора или кабины пилота. А в правой конечности боевая машина, явно оказавшаяся в Сибири вместе экспедиционным английским корпусом, сжимала на манер ружья длинный пушечный ствол с огромным штыком, который мог бы и слона пробить навылет. Однако, несмотря на пригодность для использования в ближнем бою, данное орудие все же предназначалось в первую очередь именно для поражения удаленных целей. И пилот тяжелого голема это самым наглядным образом продемонстрировал, наведя свой главный калибр на появившийся в небесах летучий корабль. На конце дула вспыхнул огненный факел, во все стороны ударили столбы черного, тягучего и какого-то масляного дыма, а ускоривший свое восприятие при помощи чар из арсенала целителей Олег различил, как к его кораблю стремительно несется нечто продолговатое и темное.

-Ты глянь, какой меткий! – Скривился боевой маг третьего ранга, после того как нос судна озарился яркой вспышкой света. Запущенный с земли снаряд непременно попал бы в свою цель, если бы его не остановила возникшая на долю секунду преграда корабельного щита. Причем это было не обычное ядро или вытянутая железная болванка опасная лишь за счет свой скорости – в каком-то десятке метров от забитого людьми летательного аппарата случился мощный взрыв, выдающий использование высокотехнологичного и дорогого боеприпаса. К счастью, защитные системы корабля выдержали, но лишний раз испытывать их не стоило. Во-первых, резерв энергии в накопителях отнюдь не бездонный, а во-вторых, еще не проявили себя те вражеские пушки и чародеи, про наличие которых сообщалось в доставленном голубем письме. – Огня не открывать! Сближаемся на дистанцию уверенного поражения цели!

-Но он стреляет опять! – Выкрикнула Анжела, указывая рукой на орудие пилотируемого голема, которое снова изрыгнуло из себя пламя, дым и, самое главное, разрывной снаряд. Темп ведения огня машины оказался неприятно высоким, на порядок превосходящим возможности артиллерии «Котяры». И меткость её пилота тоже не подкачала, второй выстрел прошел мимо цели, но только из-за внезапного маневра летучего корабля, словно провалившегося в воздушную яму и резко снизившего свою высоту на пятьдесят метров. Но, судя по натужному «Дык!», раздавшемуся со стороны Святослава, данный маневр ему дался очень непросто. И часть осколков вместе с ударной волной барьеру, окружившему судно, все равно отражать пришлось.

-Плевать, у нас помимо основного щита есть еще и два резервных, включающихся после того как первый выдохнется. – Олег своим даром пророка ощущал опасность, но та была можно сказать «фоновой». Специально его лично никто убить вроде бы не собирался и к местоположению боевого мага третьего ранга пока ничего опасного не летело. – Дорогая, ты же не экономила на покупке качественных генераторах магических щитов, пока меня по пустыне мотало?

Вместо ответа Анжела метнула во вражескую машину созданное ею копье из серебряного пламени, которое с рукой ведьмы соединяла едва мерцающая в воздухе нить. Созданное ею и корректирующее по мере необходимости свой курс заклятье не утратило свой стабильности и стремглав преодолело дистанцию до цели…Однако будучи в каком-то метре от покрытой примерзшей листвой, хвоей и прочим мусором стальной обшивки рассыпалось безвредными искрами, столкнувшись с магическим щитом голема. Впрочем, в его наличии не было ничего необычного. Удивительнее оказалось бы, если бы машину подобного класса не оборудовали подобной защитой.

-О! Душегубы показались! – Обрадовано заявил кто-то из стоящих у самого борта добровольных ополченцев, а после недолго думая вскинул ружье к плечу и выстрелил куда-то вниз. Его примеры последовали и другие жители села, взявшие в руки оружие, а самое главное солдаты вольного отряда, дежурящие у крепящихся на вертких подставках противоабордажных пищалях. Полноценными пушечками эти орудия все же не являлись, но в весящее не один десяток килограмм оружие пороха и пуль влезало много не оборудовали подобной защитой. Вопли людей и истошное лошадиное ржание, донесшиеся с земли, свидетельствовали как минимум о нескольких попаданиях в цель. Присматриваться к торящемуся там Олег пока не собирался, так как не хотел отвлекаться от борьбы с главной угрозой.

Снизу взвилось около двух десятков рассыпающих багровые и зеленые искры реактивных снарядов, поднявшихся выше судна и по сходящимся траекториям попытавшихся обрушиться на его палубу, борта и такелаж. Чуть больше дюжины из них оказались задержаны магическими щитами, но остальная часть прорвалась за первый барьер…А второй и третий сейчас не работали, поскольку по плану должны были активироваться лишь после того, как основанной исчерпает все запасы энергии! Два или три передвигающихся не слишком-то быстро смертоносных родственников обычных фейерверков оказались сбиты лучниками с зачарованными стрелами, еще один шандарахнул молнией Святослав вызвав преждевременную детонацию. Олег попытался телекинезом остановить ближайшую к нему ракету, но лишь сумел сбить ей курс, заставив врезаться не в людей, а в борт летучего корабля.

-Горит?! – Испуганно взвизгнул один из ополченцев, легко перекрикивая общий шквал испуганных охов и даже чей-то болезненный вой, донесший с носа судна, где кого-то сейчас тушили. – Корабль горит?!

-Трубы у тебя горят сильнее, если с утра не похмелялся. А тут тебе не лучина в печке, готовая от любой искры вспыхнуть, а обработанные алхимической пропиткой доски! – Оборвал паникера пожилой человек в кольчуге из темного металла и с тяжелым двуручным каменным посохом, в котором Олег к своему удивлению узнал сельского попа. Ряса у него может и была изношенной, а храм холодным и продуваемым, но за доспехом своим святой отец явно следил куда лучше. А в оружии его нельзя было не узнать инструмент боевого мага. Может и не очень новый, но явно мощный и не раз в бою проверенный. Очень вряд ли покрывающие его царапины и зарубки появились от небрежного обращения. А уж по массе своей данный инструмент чародея уступал разве только тому бревну, которое Святославу приглянулось. – Видишь, тухнет уже…Хотя этому, чтокакой-то пиромант пламя тушит. А в других местах заливают его или просто с досок огнесмесь соскабливают.

Где-то внизу, на земле, вдруг одна за другой выстрелили несколько пушек. Спрятали ли их в домах, прикрыли ли маскирующим заклинанием или сделали еще что-то Олег не знал…Но в «Котяру» не попало вообще ни одного вражеского снаряда! А перезарядка большинства орудий, используемых в этом мире, являлась делом не таким уж и быстрым.

-Артиллеристам – огонь по готовности! – Приказал Олег, отвлекаясь от попытки удушить силой своей магии пламя, вцепившееся в борт его судна. То еще не до конца сдалось, но поначалу жарко полыхнувшее пламя теперь сократилось до едва заметных тлеющих угольков и снова разгореться было не должно. По крайней мере, не сразу. А вот голем, успевший выстрелить то ли в пятый, то ли даже уже в шестой раз, настойчиво требовал внимания вольного отряда. Глухо рявкнули установленные на носу орудия, но их прицел оказался взят слишком низко и ядра зарылись в землю у самых ног металлического исполина. Мысленно выругавшись, боевой маг третьего рана выпалил во вражескую машину из своего двуствольного ружья пулями и скачущим между ними разрядом электричества, а после выдернул из кобуры телекинезом револьвер и опустошил его в сторону цели. Столкнутся ли зачарованные снаряды с магическом щитом или как слишком мелкая цель окажутся проигнорированы барьером, чтобы слегка подпортить внешний слой брони цели, это уже было неважно. Главное, определенный ущерб стальному гиганту окажется нанесен, облегчая работу запаздывающих со своими залпами пушек бортовых батарей.

Вражеская машина успела выпалить еще раз, для разнообразия промахнувшись по собственной вине, но потом «Котяра» затрясся от многочисленных выстрелов, когда расположенные в его чреве орудия одно за другим стали посылать в свою цель тяжелые ядра.Профессиональными артиллеристами его экипаж похвастаться не мог…Но вставшие к пушкам бывшие китайские бедняки, вступившие в вольный отряд Олега, компенсировали нехватку теоретических знаний обильной практикой, поскольку пороха на учений боевой маг третьего ранга не жалел в отличии от армейских генералов. В конце-концов, от точности их стрельбы зависела его жизнь, а потому лучше было выложить несколько лишних сотен рублей из кармана, чем потерять сей воистину бесценный актив или хотя бы судно, стоящее в сотни раз больше! Да и модификация лафетов сказала свое веское слово. Из двенадцати снарядов мимо цели пролетело всего четыре, да и то ушли они не куда попало, а разминулись со стальной громадой голема совсем немного, и будь он еще чуть-чуть побольше, наверняка бы попали в свою цель! И отразив первые пять тяжелых железных мячиков, его барьер отключился, допуская остальные до брони.

-Как-то быстро он слег…– Озадаченно пробормотала Анжела, в удивлении уставившись на то, какисполинская машина медленно и величественно заваливается на спину. Хотя внешне она практически не постарадала от ударов, маленькие вмятины на щите и плечах даже внешний слой корпуса не пробили, а следовательно внутренние механизмы голема остались неповрежденными.

-Возможно это ловушка…А возможно и нет. – К сожалению Олега, его пророческий дар на сей раз никаких подсказок давать не хотел. Однако судя по тому, с каким грохотом металлический исполин обрушился на землю, как минимум падение притворным не являлось. – Доброслава! Ты сможешь пробраться к нему в пилотскую кабину, если мы спустимся пониже?!

-Грааа! – Утвердительно рыкнула откуда-то из толпы оборотень, заставив обитателей села чисто рефлекторно шарахнуться в стороны от обладательницы столь необычного голоса. В отличии от солдат вольного отряда они не привыкли, что где-то рядом с ними может находиться оборотень в боевой трансформации.

Летучий корабль пошел на снижение, а пробившийся к борту Олег наконец-то смог взглянуть вниз и увидеть напавших на село бандитов. Всадники в каких-то длиннополых одеяниях высыпали из домов и теперь носились туда-сюда, стреляя в зависшее над их головами судно из луков, многозарядных арбалетов и ружей. Двойки особо рослых коней тащили между собой нечто вроде минометов, куда сейчас всадники пытались зарядить новые ракеты. Раскрывшая себя пушечная батарея пряталась в одном из самых больших деревенских сараев, но чтобы выстрелить они были вынуждены уронить его стенку, очевидно подпиленную заранее. К удивлению боевого мага третьего ранга, большая часть данной шайки определенно являлась китайцами или как минимум дезертирами из китайской армии. Очень уж фасон их однотипных одежд был узнаваемым! Впрочем, это несколько объясняло высокую выучку данных разбойников.

-Где их маги?! – Спросила у мужа Анжела, сначала стреляя из ружья разрядом энергии в одно из вражеских орудий и промахиваясь, а затем отправляя в бегающих вокруг него артиллеристов комок серебряного пламени, сыплющий во все стороны искрами. И уж им волшебница не промахнулась, заставив банящую ствол человеческую фигурку рухнуть, так и оставив свой инструмент внутри ствола пушки.

-Среди солдат! – Олег отметил, как один из беспорядочно мечущихся внизу всадников вместо ружья сжимает посох и немедленно выстрелил. Но не в него, а в конную двойку с минометом, которая находилась поблизости от вражеского чародее. Две пули и мечущиеся вокруг них разряды молний угодили в уже готовое к выстрелу устройство и сотворили чудовищный взрыв и высокий фонтан пламени за счет детонировавшей смеси в зажигательных снарядах. На какую-то долю секунды оторвавшиеся от земли лошади их седоки словно превратились в выходцев из ада, летящих по воздуху, объятых пламенем и пугающих до дрожи в коленях…А потом реальность взяла свое и истошно орущие от боли люди и животные шмякнулись на землю, чтобы уже не подняться, умерев скорой и страшной смертью.

Словно облитая синим металлом фигура человека-волка спрыгнула на соломенную крышу дома, над которым пролетал корабль, проехалась по ней и приземлилась аккурат на еще одно конное орудие. Задержавшись едва ли на пару секунд, Доброслава проследовала дальше, только теперь уже покрытая кровью от пасти до кончиков лап. А бесформенном месиве, которое оставила после себя оборотень, трудно было разобрать где чей кусок. Описав в воздухе изящный пирует, «Котяра» развернулся к вражеской пушечной батарее тем боком, орудия которого еще оставались заряжены. Залп из дюжины орудий разметал сарай и все его содержимое, которое оказалось неожиданно летучим…Вернее, это конечно же взорвался вражеский порох, но для окружающих особой разницы данный факт не имел.

-Это что такое?! – Поразился Олег, наблюдая за заполнившими воздух неопознанными пылающими и летающими объектами, состоящими из множества тонких прутьев, которые очевидно обладали малой массой, но высокой парусностью, а потому сейчас взвились выше корабля и медленно падали вниз. Три или четыре этих штуковин должны были рухнуть на «Котяру», но скатились по щиту, который очевидно счел их некой разновидностью зажигательных снарядов. – Корзины?!

-Не, дык. Морды! – Присмотревшись, понял стоящий рядом Святослав.– Ну, стал быть, которыми рыбу итъ ловят. Мы видать, того… Полон сарай чьих-то морд сокрушили.

Столь эффектно лишившись всех пушек разом и так не дождавшись того, что тяжелый голем встанет обратно на ноги, бандиты видимо растеряли боевой дух и массово устремились к выходам из деревни, подгоняя лошадей. Впрочем, уйти не удалось практически никому. Летучий корабль передвигался быстрее их скакунов, а местность вокруг села оказалась достаточно расчищена, чтобы всаднику схорониться на ней было негде. Просто перед зачисткой населенного пункта от пытавшихся спрятаться по разным щелям разбойников пришлось лишние двадцать минут погоняться за прыснувшими во все стороны группками налетчиков, которые теперь уже ничего не могли противопоставить безжалостному отстрелу с высоты.



Глава 7

О том как герой занимается не самым приятным делом, вспарывает глотки и осознает, что не справится с возлагаемыми на него надеждами.

 -Не смейте! Нет! Не надо! — Коротко стриженный молодой мужчина в облегающем и излишне тонком алом мундире, мало подходящим к сыплющемуся с неба снегу и покрывающему многочисленные лужи слоем ледка, в ужасе смотрел на обступившую его полукругом хмурую толпу числом в двадцать человек. Однако сочувствия ему проявлять определенно никто не собирался. Напротив, в направленных на него взглядах ясно читались агрессия, пусть и пополам с усталостью. Просто те, у кого поводов для злости было меньше, хотели бы данного субъекта просто пристрелить и оставить лесным зверям на поживу, а оставшиеся расстарались бы с организацией какой-нибудь затейливой казни. – Я офицер и джентельмен! Вы не смеете так со мной поступать!

-Потому и не повесили вместе с остальными разбойничками, что ты офицер и джентельмен. — Пробормотал себе под нос Стефан, а после звонко шлепнул усевшегося ему прямо на губу комара, которому было абсолютно плевать на тот факт, что сейчас декабрь и погода уже не первый день даже в светлое время суток уверенно держится на отметке минус три по Цельсию. Английского потомственный сибиряк не знал, но понял то, что ему вопили даже без переводчика в лице Олега. Благо примерно такую же речь он уже слышал сегодня несколько раз, а два слова, весьма емко описывающие социальное положение пленника, пришли в русский язык из-за рубежа практически без искажений, пусть даже первоисточником данных терминов и являлась, скорее всего, латынь. – Давай, Доброслава! Мочи его.

-Нее…Буль…Глрб…буль… — Остаток протестов пилота захваченного голема прозвучал очень невнятно, поскольку шагнувшая вперед Доброслава без лишних разговоров согнула англичанина кренделем и засунула его головой в болото, на берегу которого и стояла сейчас поисковая партия. И пленнику еще повезло, что стоячая вода упорно сопротивлялась натиску погоды, а потому в ней могли бы отыскаться разве только чисто символические льдинки, толщиной в пару волосков. Учитывая душевное состояние оборотня, готовой разорвать выходца с туманного Альбиона на клочки в прямом и переносном смысле слова, она бы не постеснялась башкой данного субъекта и настоящую шахту в промерзшем до дна болоте выдолбить.

-Народ! Я вот туточки дык чё думаю. Может оно того? Дурит нас все-таки басурманин поганый? – Устало спросил у окружающих Святослав, уронив на покрытую тонким слоем снега землю свой посох и усевшись на него как на скамейку, чтобы дать отдых уставшим ногам.

-Да вроде не должен. Не дурак же Гарольд и понимает, что если мы так ничего и не найдем, ему о возвращении на родину придется забыть. Даже за деньги не отпустим, не говоря уж о «бесплатно». – Олег за счет манипуляции собственным организмом физической усталости не испытывал, но длительное многодневное и бесцельное шараханье по лесам успело его морально вымотать. Тем более, он так и не сумел отдохнуть после своего визита в столицу, выдавшегося на редкость нервным и напряженным!

Англичанин по имени Гарольд обнаружился во время сортировки пленных разбойников после битвы за «Ситцево». Бандиты хоть и были облачены в китайскую форму и вооружены преимущественно китайским оружием, но на деле представляли из себя ту еще интернациональную солянку, в которой разве только краснокожих индейцев не нашлось. А вот один смуглый до черноты представитель мусульманского вероисповедания, чьи предки явно происходили откуда-то из Африки, таки отыскался. Возглавляли разросшуюся на дезертирах, беглых каторжниках, разорившихся контрабандистах, потерявших свои корабли пиратах и беженцах готовых убивать ради лишней монеты шайку два брата-цыгана, бывших самородками в плане волшебства и самостоятельно без всякого обучения дошедших до ранга подмастерий. А может даже чуть повыше. Когда то, лет десять назад, их было трое, но одного подстрелили жители села «Ситцево», когда тот темной ночью пытался перекинуть через забор приглянувшуюся им девчонку, лишив ту всей одежды и засунув в мешок из под муки. Родственники покойного тогда смогли сбежать, но обиды своей не забыли. И, когда почувствовали за собой силу, решили поквитаться. Профессиональными вояками они не являлись, разведкой себя не утруждали и потому даже не знали, что в одном из соседних населенных пунктах есть летучий корабль, готовый прийти на выручку и способный поспорить с их козырной картой –средним пилотируемым големом модели «Тауер». Вот только джокер бандитов оказался бумажным тигром…Впрочем, в этом они были виноваты сами. Братья-главари опасались того, что управляющий грозной боевой машиной англичанин займет их место, а потому при каждом удобном и неудобном случае шпыняли его, нарабатывая свой авторитет перед подчиненными. Даже заставляли возить с собой в кабине злобного гнолла-надзирателя, который должен был следить за пилотом, дабы тот не решил «случайно» выстрелить не туда и сам стать атаманом. А потому сытый по горло романтикой большой дороги, оскорблениями и унижениями Гарольд в первом же серьезном бою сымитировал аварию, прикончил своего надсмотрщика отвлекшегося на падение и удар о землю, а после сам распахнул ведущий в недра машины люк. И шустро захлопнул его обратно прямо перед носом Доброславы, испугавшись радостного оскала оборотня. Впечатавшаяся со всего размаха в появившуюся прямо перед носом преграду кащенитка-изгнанница англичинаниа наружу так вытащить и не смогла, поскольку запорные механизмы многотонной боевой машины делались крайне вандалоустойчивыми, рассчитанными в том числе и на попытку абордажа обладателями сверхчеловеческой силы и очень острых когтей. Пилот покинул кабину только тогда, когда привлеченный его воплями через динамики громкой связи Олег пообещал пленнику жизнь, гуманное обращение и возможность выкупить свою свободу, отправившись на родину прямо вместе с машиной, если цена будет стоить того. Боевой маг третьего ранга рассчитывал на серьезное пополнение своего банковского счета, но получил, возможно, даже нечто более ценное. Информацию о том, где находятся остальные машины из того подразделения, к которому принадлежал Гарольд.

Средний пилотируемый голем модели «Тауер» вместе с еще четырьмя единицами техники подобного класса задержался при выполнении приказов начальства не то по глубокой фланговой разведке, не то по тыловому охранению, а потому данная группа машин опоздала к битве под Иркутском. Соответственно в генеральном сражении она не участвовали и потому уцелела. Но вот добраться до побережья своим ходом раньше русских летучих кораблей или кавалерии витязей вынужденные бороться с сибирским бездорожьем стальные колоссы просто не могли. Командир подразделения нашел, как ему казалось, гениальное решение: «Переждать пока враги пройдут мимо, а потом пересечь охраняемую лишь чисто символически границу и уйти в Китай, где есть контролируемые англичанами или хотя бы их союзниками участки побережья». Этот благородный лорд загнал големов в первое попавшееся болото, уложил их там на лопатки и замаскировал все следы при помощи доступной ему друидической магии, составив круг со своими подчиненными…А потом на пятерых вымотавшихся по полной после многодневного марша и сложного ритуала чародеев набросились привлеченные творящимся волшебством и до поры до времени опасавшиеся стальных исполинов обитатели трясины. Выжил только основательно покусанный Гарольд, вместо попыток сопротивления сразу пустившийся наутек. Едва не захлебнувшись, он все же сумел донырнуть до кабины ушедшей на дно бронетехники и спрятался за надежной металлической преградой, которую монстры не могли прокусить. Потом пару месяцев выздоравливал, отвоевывал у жадно вцепившегося в добычу болота свой шагающий транспорт без которого теперь боялся и пару метров по диким Российским территориям пройти и блуждал в поисках границы с Китаем или хоть какого-нибудь оплота цивилизации, где не привыкший к выживанию на лоне природы аристократ мог бы получить горячую еду и сухую одежду либо как завоеватель, либо хотя бы как военнопленный. Стоянка бандитов, к которой он вышел ориентируясь на дым от костров, поначалу была им сочтена вполне приемлемым вариантом, позволяющим даже в некоторой мере сохранить верность долгу и присяге, поскольку целью их налетов должны были стать деревни, путешественники и торговцы той страны, которой Лондон объявил войну…Но из-за тупости и обезьяньих повадок братьев-главарей, быстро пересмотрел свое мнение. Да и запас прочности его алхимреактора, который вместо нормального топлива питали всякой дрянью, подходил к концу, а без шагающего доспеха-переростка за свою жизнь в шайке Гарольд бы не дал и ломанного медного пенса.

-Стефан, а что там с заводом то? — Осведомился Олег, прихлопывая очередного морозостойкого комара и мысленно кляня тех древних магов, из-за происков которых эти насекомые обрели такую толерантность к негативным факторам внешней среды. Пусть даже те пытались не усилить докучливых жужжащих кровопийц, а напротив, оградиться от них ну хоть как-нибудь!

-Эти мастера столичные срывают безбожно свои же сроки, ругаются на выделенных им подручных всячески, ноют по поводу неудобного расположения магических источников, то и дело заказывают новые детали или инструменты вместо тех, которые сломали или тупо забыли взять с собой, но вроде бежать пока не собираются. — Глубокомысленно изрек маг-егерь, пристраиваясь рядышком со Святославом. Благо бревноподобный посох мог выдержать и не такие нагрузки. – Ну а парой месяцев раньше, парой месяцев позже железо пойдет…Потерпим. Тем более, сейчас и деньги неплохие заработать охотой можно, пока казна закупочные цены подняла на потроха магических тварей. Мы вот пока по лесам шастали, выискивая болото, где этот англичанин четыре пилотируемых голема оставил, минимум тысячу рублей уже заработали. И это без учета жалованья солдатам, потраченного пороха и провианта.

-Боюсь, такая выгодная для охотников ценовая политика не продлится долго. — Покачал головой Олег, взирая в хмурые зимние небеса. -- Я же тебе рассказывал, что к середине января нам приказано быть во Владивостоке? Так вот, мы вместе с прочими подчиняющимися Савве кораблями будем сопровождать крупный торговый конвой, который в Америку отправят с грузом магических рогов, копыт, волшебной древесины и прочих сибирских богатств, чтобы взамен суда привезли оттуда станки и оружие.

-Ну, эт наверное, дык, старые довоенные запасы, того-этого, распродавать будут, – не очень уверенно предположил Святослав. – А новые на их место в ентот…Статегический резерв!

-Стратегический, – поправил его Стефан, а после глубоко задумался. – Тогда и часть наших запасов было бы неплохо туда отправить. Столь крупная партия сырья рынок американцам конечно обвалит…Но сдается мне, цены все равно будут выше, чем у наших государственных скупщиков. И о прямом обмене на чего-нибудь полезное можно договориться непосредственно с производителями, чтобы цепочку перекупщиков не кормить.

-Нам бы очень не помешала пара-тройка станков для производства патронов. –В воображении Олега замаячили миражи оружия его родного мира, способного остановить хоть кровожадную нежить, хоть голодных лесных чудовищ, хоть мало уступающих им по злобности и агрессивности разбойников. – Если будут боеприпасы, многозарядные винтовки и способные залить свинцовым ливнем любого врага автоматы к ним приложатся. Да и железо свое ожидается, чем сильно удешевит производство…Только вот где брать порох?

-Да, это проблема, – кивнул потомственный сибиряк. – У нас в лесах много есть всякого разного, но я не слышал о тварях, которые способны массово производить селитру. Кстати об оружии, а ты не знаешь, чего англичанин про остальные четыре машины бандитам то ничего не рассказал? С пятью подобными машинами они бы могли….Многое могли!

– Сначала Гарольд приберечь эту информацию на потом хотел, а затем и всю тягу к сотрудничеству из него выбили. – Пожал плечами Олег, который общался с пленником больше всех, поскольку практически один из всего села понимал его язык. Правда, сам англичанин неплохо умел болтать на французском, который в России много кто знал, однако общаться с ним особого желания никто не испытывал. Если бы тот не положил свою машину на землю в самом начале боя, то гарантированно бы разделил судьбу всех остальных разбойников, которых не собирались оставлять в живых ни за какой выкуп. – Все же рисковыми людьми были эти братья-атаманы. Злить человека, который может в своей машине на кого-нибудь из них просто наступить, это надо большую храбрость иметь. И пусть даже остальные бандиты потом разбегутся в стороны и подкараулят пилота, когда тот из своей бронированной скорлупы за продуктами вылезет, растоптанного в кровавый блин месть же уже не вернет.

-Или, дык, того-этого, дебилами быть они могли, которые дальше чем на минуту не думаютъ. – Заметил Святослав, зябко передергивая плечами. – Хотя одного другого итъ не отменяет, зачастую токмо способствует.

-Тоже верно, – согласился с ним Олег, а после перевел взгляд на свою любовницу, которая по-прежнему удерживала англичанина головой в болоте. Тот, кстати, хоть и продолжал дергаться и пытаться вырваться, но делал уже это не слишком интенсивно. – Доброслава, да вынимай ты его уже! Захлебнется еще не дай бог…

-С чего бы? У него дар моего сильнее раза в полтора, такого и захочешь утопить, так черта с два получится.– Фыркнула оборотень, но тем не менее позволила отчаянно кашляющему англичанину распрямиться, дабы тот час же начать отфыркиваться и отплевываться от мутной, грязной и холодной стоячей воды, в которой какой гадости только не плавало. Именно наличием посторонних примесей главным образом и объяснялось его отчаянное нежелание погружаться в сию сомнительную жидкость, поскольку обычными купаниями гидромантов пугать было просто бессмысленно. Чтобы ускорить процесс возвращения дееспособности, кащенитка-изгнанница еще и встряхнула пленника, словно взятого за шкирку кутенка. Видимо она до сих дулась на него за свою морду, расквашенную об закрывшийся перед ней люк. – Ну? То болото или нет?!

-Нееет, не то…– Простонал Гарольд, который русского знать не знал, однако о чем его спрашивают каждый раз после подобного купания уже успел прекрасно выучить. Булькал он болотной жижей не из-за того, что пленившие его русские все как один оказались злобными садистами. Вовсе нет! Просто крайне скверно ориентирующийся в лесу англичанин уже больше недели не мог найти то самое место, где лежали остальные машины его отряда. А маленьких и крупных болот в данном районе более чем хватало, и обыск их всех сверху донизу грозил затянуться минимум лет на пятьдесят. В попытках хоть как-то облегчить поиски один из родственников Стефана вспомнил, что каждый водоем имеет свой неповторимый «вкус» для настроившегося для него волшебника. И раз Густав в искомом резервуаре стоячей воды всерьез тонул, то волей неволей запомнить нужное ощущение был должен. Доброслава, как второй и последний представитель данной специальности в группе, информацию подтвердила. Но вот беда, пленник данного трюка из арсенала русских кудесников не знал, он учился колдовать в море, где устанавливать связь с конкретным объемом воды бессмысленно, поскольку и корабль плывет, и волны все время перемещаются. Высокими талантами к обучению пленник также не отличался. Приходилось работать грубо и каждый раз по обнаружению нового болота Гарольда в нем притапливать. – Машины нашего отряда лежат где-то в другом месте…Но мы уже рядом! В это болото мне довелось провалиться под конец второго дня блужданий, когда пытался из него себе рыбы на ужин наловить и чуть не оказался утоплен злым водным духом, выглядящим как женщина из тины и коры!

-Ага, на кикимору нарвался…С отрядами вроде нашего они связываться не рискнут, а вот одиночка им лакомая добыча, пускай он даже маг, – глубокомысленно протянул Стефан, после того как ему перевели слова пленника и почесал свой мясистый подбородок. Олег тем временем подали англичанину сначала полотенце, а потом и теплую куртку, которую с него содрали перед принудительным погружением в болото. Здоровью иностранца подобные процедуры повредить не могли, все же маги обладали завидным иммунитетом, но лишний раз мучить Гарольда желания у боевого мага третьего ранга не имелось. Пусть тот и являлся не то сильным подмастерьем, не то слабым истинным магом и оказался в России вместе с остальными силами вторжения, но все же не с его рангом было лезть в политику и принимать решения о начале войны. Плюс для зверских расправ над мирным населением или их грабежа у пилотов многотонных машин возможностей имелось куда меньше, чем у той же пехоты. Стрелять высокотехнологичными зачарованными снарядами куда попало было банально дорого, а покидание кабины разом переводило мощную технику в разряд беспомощных статуй и потому являлось делом редким, производящимся лишь глубоко в тылу. Кого-нибудь другого же за рычагами управления данный доспех-переросток просто не терпел и тут же отключался напрочь, в чем успели убедиться сначала бандиты, а потом и Олег с его отрядом. – Круг сужается…А как быстро его железный истукан шагал? В каком направлении двигался, если ориентироваться по солнцу?

Попытка уточнить направление дальнейших поисков была прервана тревожным воплем одного из солдат, которые приглядывали за флангами и тылом. Несмотря на свою многочисленность, люди оказались сочтены вполне подходящей добычей для тех тварей, которые считали данное болото своей охотничьей территорией. Тем более, их тоже оказалось весьма немало. Щелкая клешнями, шелестя сегментами бронированных тел, поблескивая большими радужными фасетчатыми глазами и шумно топая многочисленными конечностями, метрового размера гибриды скорпионов с многоножками выбирались прямо из под слоя пожухлой листвы и снега…К счастью, не прямо под ногами, а метрах в ста от отряда, где по всей видимости пролегали их подземные туннели. Вот только учитывая скорость и слаженность, с которой двигались потомки живого оружия жителей Гипербореи, данная дистанция позволяла выиграть лишь несколько секунд. Впрочем, это время несколько увеличилось благодаря действиям Святослава, который вскочил с импровизированной скамейки и выставил в направлении угрозы свои раскрытые ладони, вызвав сильнейший ветер, более напоминающий маленький ураган. Плотные потоки воздуха мигом сдули весь мусор куда подальше и прижали вытянутые хитиновые тела к земле, но остановить их продвижение так и не смогли, ведь каждое существо цеплялось за грунт десятками маленьких лапок. Кто-то из бойцов метнул в скопление тварей гранату, но она попала под воздействие чар мага-погодника, ускорилась и улетела слишком далеко, рванув впустую. Впрочем, секунду спустя их ряды пробороздили четыре ядра, прилетевших с высоты и перемоловших все оказавшееся у них на пути, не делая особых различи между плотью чудовищ, комьями земли и парочкой деревьев. Передвигаться от одного болота к другому пешком при наличии летучих кораблей было бы несусветной глупостью, и пусть «Котенок» не мог похвастаться серьезной артиллерией, но пушки есть пушки.

-Осторожно, это норные охотники! Те из них, которые с зеленым брюшком, плюются весьма гадким ядом! – Выкрикнул Стефан, срывая с плеча свою длинную винтовку и практически не целясь высаживая одну за другой пять пуль в приближающихся тварей. Он не промазал ни единого раза, однако большие дырки в снабженным мощными челюстями головах и брызгающая из них во все стороны прозрачная слизистая кровь не могли сразу остановить эту членистоногую пакость, которые пробегали еще метров тридцать, прежде чем рухнуть на землю и начать дрыгать лапками, остервенело рвать клешнями кустики торчащей из под снега пожухлой травы или наносить беспорядочные удары хвостом куда придется. По всей видимости, данные живые организмы мало нуждались в работающем мозге для того, чтобы двигаться и драться.

-А какого размера их рой?! – Олег выстрелил из своего ружья двумя снопами дроби, между которыми плясали молнии и буквально разорвал на кусочки штук пять самых быстрых тварей. Не отставали от него и солдаты, сначала предпочитающие разрядить во врагов пищаль, а уже потом схватиться за холодное оружие и сойтись с подранком врукопашную. Впрочем, пока у них не имелось необходимости махать саблями и бердышами или принимать монстров на копья. Благодаря артиллерийской поддержке развернувшегося в воздухе «Котенка», пока ни один монстр так и не сумел приблизиться к людям на дистанцию укуса или удара клешнями и жалом. Вот только разрядивший орудия второго борта корабль теперь некоторое время мог оказывать людям только моральную поддержку, а прущий из под земли поток хитиновых тварей даже и не думал ослабевать, несмотря на то, что больше двух дюжин этих созданий уже оказались перемолоты свинцом и магией до такого состояния, в котором никакая живучесть уже больше не могла помочь двигаться этой мешанине из хитина, прозрачной крови и мясных обрывков.

-Если без королевы – то не больше тридцати особей…– Продолжение фразы потомственного сибирского охотника утонуло в громком треске, с которым раздалась в разные стороны земля, выпуская из себя тело воистину чудовищной многоножки. Длиной метров в шесть и лишь в три раза уже, она являлась настоящим живым танком. И, что хуже всего, мать роя вышла на поверхность не одна, а в окружении десятков своих жутковатых детишк, цеплявшихся за боковые стороны её панциря, будто рыбы-прилипалы, но после выхода из туннелей шустро шлепнувшихся вниз и принявшихся рассредоточиваться.

-Дык, слепим её! – Скомандовал друзьям Святослав, прекращая создавать ветер вряд ли способный произвести впечатление на такую тушу и взмахом обеих рук сводя с ясного неба электрический разряд, что словно прикипел к левой половине головы монстра и метался теперь вдоль неё туда-сюда, испепеляя и обжигая плоть,

Олег молча направил на чудовище свою правую руку и, выбрав целью правый глаз чудовища, активировал тот из имплантированных в его тело артефактов, который создавал световое копье. Словно составленная из множества бусин выпуклая поверхность органа зрения твари просто испарилась, наполовину ослепляя исполинское членистоногое. Отдельные фасетки, безусловно, пережили прямое попадание чар, однако образовавшиеся вследствие их работы тепловое излучение и прокатившаяся по живой плоти гидродинамическая волна без сомнения нарушила их работу. По крайней мере до тех пор, пока монстр скорее все всего обладающий некой формы регенерации не восстановит столь чувствительный орган, но на это требовались дни, часы или в худшем случае хотя бы минуты. Сопровождаемое зрелищными спецэффектами шоу не осталась незамеченным внимательной публикой, и буквально каждая из катавшихся ранее на королеве тварей выплюнула в Олега по комку какой-то зеленоватой дряни. К счастью, его защитные амулеты заставили всю эту пакость впустую шлепнуть на землю не долетая до боевого мага третьего ранга, а поскольку чары Святослава не соединяли бывшего крестьянина с его целью напрямую, то как первоочередную угрозу монстры его и вовсе не сумели идентифицировать.

Увы, подобно своим младшим родичам, королева норных охотников обладала завидной терпимостью к боли, огромной выносливостью и непоколебимым упрямством. Разогнавшись буквально за пару метров, будто гоночная машина, она стремительно мчалась вперед, явно намереваясь разметать строй людей и стоптать их…Но тут прямо в жуткую не то жучиную не то скорпионью морду с размаху обрушилась принявшая форму человека-волка Доброслава, что наконец закончила трансформироваться и вступила в бой. За счет сложения их импульсов, обладающих направленными строго друг к другу векторами, удар получился страшным. Словно в кабину грузовика выскочившая со встречной полосы легковая машина врезалась, только полетели во все стороны обломки жвал и прочие куски хитина, истекающие светлой тягучей кровью. Кащенитка-изгнанница, как обладающая намного меньшей массой после столкновения отправилась в короткий кувыркающийся полет и, сверкнув на солнце металлом своего синего облегающего доспеха, ухнула прямо в болото, подняв фонтан брызг. Но своей цели она, тем не менее, добилась – намеривавшееся протаранить людей исполинское чудовище вильнуло в сторону и сбилось с прежнего курса градусов на пятнадцать. В топь оно однако все же не ухнуло, остановившись буквально у самой линии воды непонятно каким чудом…И подставив свой бок под дружный залп из всего, что только могло стрелять. Олег разрядил туда имплантированный в его вторую руку конус артефакт с чарами холода, заставляя десятки тонких ножек рушиться под собственной тяжестью и раскалывать об землю ставший вдруг очень хрупким хитиновый панцирь, а также высадил еще два снова дроби и электричества куда-то в основание клешни, буквально оторвав ту от туловища и заставив повиснуть на каких-то соплях. Три или четыре солдата метнули под возвышающуюся над землей на добрый полтора метра торс чудища свои гранаты с уже зажженными фитилями, причем длина запала оказалась достаточно короткой, чтобы развернувшийся к обидчикам изуродованной мордой монстр не успел далеко удалиться от взрывоопасных шаров и получил новые травмы. Хвост обязанной ослепнуть твари метнулся вперед, каким-то образом умудрившись найти себе жертву, но стоявший в первых рядах и выбранный целью Святослав принял жало на свой толстенный посох. Источающий капли яда хитиновый шип пробил дерево, чтобы намертво застрять в нем…И в ту же секунду прирожденный маг-погодник пустил по своему инструменту такой разряд энергии, который целиком и полностью ушел в тело твари, что его бы хватило зажарить целого быка до хрустящей корочки.

-Держу! – Заорал бывший крестьянин, непонятно как сумев не только удержать буквально вырываемый у него из рук посох, но даже не сказав своего извечного «Дык». Королева роя тряслась от разрядов и конвульсивно щелкала здоровой клешней, но хотя бы протянуть её вперед не могла, будучи парализованной непрерывными разрядами молний. Оставшиеся её детишки, правда, оказались уже в опасной близости от людей, но сейчас их отвлекал на себя буквально танцующий со шпагой Стефан. Клинок в руке обманчиво неповоротливого толстяка мелькал со скоростью вертолетной лопасти, буквально размазываясь в пространстве, а за ним оставался шлейф из тягучей прозрачной крови. Потомственный сибирский охотник срубил по крайней мере штук пять клешней и жал, но кажется его тоже достали несколько раз, поскольку на одежде тут и там расплывались алые пятна. – Бейте!

-Сейчас! – Олег получил в грудь и голову еще несколькими комками какой-то жижи, вероятнее всего являющейся ядом и выплюнутой немногочисленными монстрами-стрелками. Понадеявшись на свою живучесть, шлем, плотную теплую одежду и защитные качества впитывающей чужую маги кирасы он решил временно проигнорировать данную угрозу. Напоследок бросив телекинезом одному из солдат свой револьвер и швырнув руками в морду добравшегося до него норного охотника свое разряженное ружье, будто дубину, он не глядя на результат взлетел словно стрела, чтобы зависнуть в паре сантиметров над головой твари. Какой бы живучей та не была, но без башки ей драться оказалось бы сложновато…Или во всяком случае, боевой маг третьего ранга на это надеялся. Обувь Олега разорвало в клочья выпущенными заклинаниями, но невидимое лезвие глубоко прорубило панцирь королевы в передней части головогруди. У людей и животных примерно в этом месте располагался бы шейный отдел позвоночника, насчет магического мутанта ничего с уверенностью сказать было нельзя, но вроде бы главные нервные пучки у обычных насекомых пролегали примерно там же. Чтобы действовать наверняка, чародей отправил прямо в свежую тонкую рану гравитационную аномалию, которая должна была окончательно разорвать внутренности чудовища в данном месте.

Бой закончился также внезапно, как и начался. Уцелевшие норные охотники вдруг развернулись на сто восемьдесят градусов и пустились наутек к своей норе, не обращая внимания на тех, кто отстал или слишком покалечен, чтобы уйти от жаждущих возмездия людей. Активизировавшийся дар оракула подсказал Олегу, роевые твари почуяли запах, который выпустила их предводительница в момент гибели и сочли продолжение битвы неприемлемым, поскольку в случае их смерти некому окажется заботиться о дожидающихся своего вылупления яйцах и кормить личинок. Теперь остатки стаи будут вести себя тише воды ниже травы довольствуясь падалью и мелкой живностью до тех пор, пока не вырастет новая самка и не восстановит их численность. Однако ликованию победы несколько мешал тот факт, что оплеванных ядовитой слюной, раненных или ужаленных людей насчитывалось почти полтора десятка. Над болотом стояли такие вопли, стоны и отборный мат на русском и китайских языках, что кажется даже морозостойкие комары его шугались. И на всех страждущих облегчения своих мук был всего один полноценный целитель, которому в данный момент времени очень хотелось научиться разорваться на несколько частей или как минимум отрастить себе дополнительный мозг. Недостаток рук то он мог компенсировать телекинезом…

Исследовав ту дрянь, которая покрывал его тело, Олег одновременно и удивился, и несколько успокоился. Слюна норных охотников за считанные секунды успела затвердеть, будто быстросохнущий клей, и она определенно оказывала на живые ткани негативное влияние, однако быстро убить цель размером с человека данное соединение, по всей видимости, не могло. Данное вещество чем-то напоминало крапиву: боли от неё много, а физического ущерба почти нет…Активизировавшийся дар оракула подсказал, что это сделано специально. Чтобы норные охотники жрали безопасное в плане пищеварения мясо и не боялись тащить его своим личинкам, чьи только-только формирующиеся организмы крайне негативно относятся к токсинам. Помотав головой, чтобы избавиться от ну вот совершенно ненужной ему информации, чародей быстро послал в стороны наиболее громких источников болезненных воплей чары анестезии, а после стал искать тех, кому было слишком плохо, дабы издавать какие-то звуки, либо же они вообще сознания лишились. Если бы он занялся сначала легкоранеными, как советовали и приказывали армейские методички, то уже через десять-пятнадцать минут боеспособность отряда оказалась бы восстановлена процентов на девяносто…Но кого-то пришлось бы хоронить. И потому сначала целитель занялся самыми окровавленными и лежащими человеческими телами, пытаясь стабилизировать умирающих. А с приведением в порядок остальных можно было немного повременить, вряд ли бы такие опасные стайные хищники потерпели рядом с собой конкурентов достаточно крупных, дабы являться человекоядными.

-Олег! Быстрее! – Отвлек Олега от попыток снова заставить биться сердце одного из солдат бледно-зеленый и слегка пошатывающийся Стефан. Потомственный сибирский охотник тащил в каждой руке по слабо дергающемуся телу, чьи лица покрывала маслянисто поблескивающая корка, которую они пытались из последних сил царапать сорванными в кровь ногтями. – Они сейчас задохнутся!

– Придерживай их. – Чародей заставил обоих своих пациентов задрать подбородки, наложил заклятие обезболивания, а потом вскрыл им горло при помощи ножа и зафиксировал края отверстий при помощи телекинетических зажимов. Дышать через дырку в трахее было не слишком удобно, но некоторое время эти люди потерпеть могли. А вот тот, кем он сейчас занимался – нет. Клешни гибрида скорпиона с мокрицей порядочно изранили человека, но самой тяжелой травмой оказался укол хвоста, непонятно как пришедшийся в подмышечную впадину, где плоть защищала только старенькая трофейная кольчуга. Жало раздвинуло её кольца и самым кончиком дотянулось до сердца, впрыснув туда яд…К счастью тот же самый, что содержался и в слюне, только намного более концентрированный. Главная мышца человеческого тела еще продолжала биться и перекачивать брызжущую струйкой кровь, но тем не менее могла остановиться в любой момент без помощи целителя. А разошедшаяся по всему организму отрава ситуацию ничуть не облегчала. – Сам то не свалишься?

-У меня к таким ядам должно быть хорошее сопротивление. Да и до мяса через укрепленную кожу и защитный слой жира достать тяжело, ты же знаешь. – Отрицательно помотал головой толстяк, над которым в детстве провели довольно качественные ритуалы по улучшению тела. Жаль только побеседовать с мастером, который это делал, у Олега так и не получилось. Тот еще десятилетие назад куда-то таинственно пропал без вести, то ли став жертвой тварей или недоброжелателей, то ли просто вылепив себе новое лицо и переехав в другие края. – Ты лучше другими займись, а я потерплю.

-Совсем тяжелых вроде бы больше нет. Повезло нам, если можно считать везением поголовное бронирование всех и каждого лучшими из трофеев... Эй, народ! Накладывайте на раны жгуты, старайтесь остановить кровь! Если кому вдруг резко станет хуже – подтаскивайте их ко мне. – Олег снова вернулся к надорванному сердцу, не переставая какой-то частью сознания поддерживать существование телекинетических зажимов на шеях своих следующих пациентов. Интуиция подсказывала ему, что ядовитый клей придется сдирать с человеческих лиц вместе с кожей. – Да, Доброславу то из болота выудили уже? Тащите её сюда, донором жизненной энергии будет. А то чую я, моих запасов на всех не хватит…Корабль еще не приземлился? Тащите оттуда аптечку и начинайте грузить лежачих, с поисками мы закончили.

-Дык, а как же големы? – Скосив глаза Олег увидел, что Святослав вонзил в тушу королевы роя свой толстенный посох словно копь и, налегая на него как на рычаг, пытался перевернуть её на спину. Видимо хотел так облегчить доступ к относительно мягкому животу, откуда было бы легче вынимать потроха твари. Настолько крупный монстр не мог не иметь в своем теле насыщенных магией органов, которым алхимики обязательно нашли бы какое-нибудь применение. – Мы их чего, стал быть, тут оставим?

-Если мы, ища их специально, так машины разыскать и не сумели, то кто-нибудь другой вряд ли технику случайно со дна болота достанет. – Пожал плечами Олег, которому жизни его людей были ценнее английских доспехов-переростков. Пусть даже очень и очень неплохих. – Если только сдаст их местный леший или тамошние кикиморы, но это вряд ли…Мы же с духами договориться не смогли, хотя и пытались их призвать. То ли спать они легли с приходом зимы, несмотря на теплую погоду, то ли во время войны пытались партизанить и какой-нибудь японский оммедзи их развоплотил, а новых пока не зародилось. Ну, или просто обижены эти сущности на людей и дело с ними иметь категорически не желают…Вам не все равно? Подайте лучше бинт!

Хоть и с трудом, но Олегу удалось избежать безвозвратных потерь в своем отряде. Правда, два человека лишились руки и еще один ноги, отчекрыженные острыми клешнями, а счет потерянных пальцев шел на десятки, но все это целитель с его опытом мог людям вернуть. В данном случае просто прирастить обратно, поскольку ткани еще в общем-то умереть не успели. Хотя, если бы было надо, он мог нужные части тела и с нуля вырастить, вернее заставить тела людей регенерировать их. Пусть даже усилий и времени для подобных процедур пришлось бы приложить действительно много. Вернуться к поискам захороненной в болоте бронетехники удалось только через три дня…И, словно в качестве насмешки, первый же из проверенных водоемов оказалось нужным. А големов из него получилось достать практически без усилий и риска, если не считать за таковой доставку Гарольда в кабины всех машин по очереди. Популяцию действительно серьезных монстров в данном участке сибирских дебрей изрядно проредили своими посмертными чарами еще англичане, а парочку плотоядных деревьев, не до конца оправившегося от ран пресноводного спрута, да десяток нападавших по одиночке не то зубастых червей-переростков, не то гигантских бледно-розовых кольчатых пиявок заметили загодя и расстреляли без особых проблем.

-Мда…– Прихваченный на случай проблем с агрессивной флорой и фауной Мурат разглядывал четыре выстроившихся в ряд гигантских человекоподобных машины и озадаченно чесал затылок сжимаемыми в руках посохом. Работать престарелому друиду сегодня не пришлось, однако вид у него все равно был не очень довольный. – Хороша Маша, да не наша…

-Что ты имеешь в виду? – Не понял своего очень-очень дальнего родственника Стефан, который отсутствию достойных целей для своего ружья несколько расстроился и теперь печально перекатывал в ладони пяток зачарованных пуль, не зная, куда их деть.

-Не потянем мы таких красавцев, – уверенно констатировал староста села, с печальным вздохом рассматривая грозные машины. Три из них напоминали уже стоящий посреди Буряного пилотируемый голем с незначительными вариациями, вроде декоративных рогов на шлеме или иной формы щита. Последняя вместо округлой головы имела раструб какого-то орудия, обеими руками сжимала исполинский двуручный меч и, видимо, предназначалась для уничтожения вражеской тяжелой техники в ближнем бою. – Помнишь, была у твоих парочка сорокопутов, которые достались по случаю? А сколько они топлива жрали и в какую цену ремонт вставал? Лет пять с ними Густав провозился, но потом все-таки плюнул и продал, поскольку машины половину дохода сжирали.

-Хочешь разорить маленькую страну, так подари ей крейсер, – вспомнил Олег где-то вычитанную фразу из своего родного мира. – Не обращайте внимание, это я так…Слышал где-то краем уха.

-Может сорокопуты вместе с их пилотами стоили дорого, но в те года, когда они у нас были, на караваны с такой охраной нападали в два раза меньше, – возразил Стефан, впрочем без особой уверенности в голосе. – Скажешь, если бы такие стражи в том же «Ситцево» стояли по углам ограды, банда бы решилась на село напасть?

-Могли бы и попробовать, если бы нашли тех, кто сможет взять охрану техники в ножи. А там либо своих пилотов внутрь запустить, либо хорошую компактную взрывчатку, которую можно к ногам машин быстро прицепить. В годы моей юности и не такие авантюры бывало проворачивали. – Пожал плечами ветеран Третьей Мировой войны. – Нет, малыш, все пять машин мы ну никак не потянем. Там же пилотом абы кого не поставишь, топливо такая громада жрет наверняка больше обоих летучих кораблей вместе взятых, для профилактического обслуживания и ремонта хороший техномаг нужен…

-Дык, у нас же есть Олег! – Удивился прислушивавшийся к беседе Святослав. – Он итъ это…Великолепен! Ну, с техникой, стал быть.

-Эй, я конечно ценю такую веру в мои силы, но посмотри на них! Они же здоровые! – Для больше наглядности боевой маг третьего ранга обвел рукой силуэты возвышавшихся над лесом машин, что заняло у него несколько секунд. – Я с одним может быть и справлюсь сразу и за пилота, и за обслугу, но тогда кроме как гайки крутить и в манопроводах утечки выискивать больше ничего не смогу. Банально не хватит времени. Про то, что наши снаряды и запчасти к их орудиям вряд ли подойдут, поскольку англичане используют фунты и дюймы, а не метры и килограммы, вообще молчу. Как и про систему защиты от несанкционированных пилотов, которую с нашими талантами обойти черта с два выйдет. Тут нужен не то маг крови, не то артефактор ранга примерно пятого.

-Скорее шестого-седьмого. – Поправил его Мурат. – Во всяком случае, у немцев кабины таких машинок магистры зачаровывали. Ну, под конец Третьей Магической Войны так точно. А то знаешь, обидно им было, когда благодаря нашим лихим разведчикам такие крошки прямиком из ангаров убегали, стаптывая по пути то полгорода, то пару рот пехоты.

-Дык, мож того? Назад зароем? – Предложил Святослав. – Ну, до поры, стал быть до времени?

-Сгниют и заржавеют, – покачал головой Мурат. – Пара месяцев в болоте и им нужен будет легкий ремонт. Год – капитальный. А если лет пять их там подержать, то потом только на переплавку.

-Это что ж, нам их продать придется? – Расстроился Стефан и, в гневе, зашвырнул зачарованные пули которые до того перекатывал в пальцах прямиком в болото. – Так ведь нет у нас для таких сделок нормальных связей, да и чином не вышли! Обманут, вот как пить дать обманут! Тем более сейчас, во время войны, когда боевые машины могут мобилизовать именем императора.

-Это факт, – не стал спорить с ним Олег. – Значит надо искать такого торгового партнера, который даже обманывая даст максимальную цену. И желательно не в деньгах, ведь с ними люди почему-то расстаются слишком тяжело, хотя золото это всего лишь мягкий, тяжелый и хорошо держащий магическую энергию металл.



Глава 8

О том, как герой отвлекается от тренировок, замысляет недоброе по отношению к своему другу и оказывается в несвойственной ему роли.

 -Дык! — Вопль Святослава, раскатившийся по всему кораблю, заставил Олега напрячься и отвлечься от маленького горшка с землей, в центре которого тянулся вверх маленький росток, который всего полчаса назад являлся лишь обычным семечком. Друидизм по-прежнему давался чародею крайне тяжело, однако решивший пойти на принцип волшебник все-таки сумел кое-чего в нем добиться. Тем более в кои-то веки у него под рукой оказались более или менее компетентные наставники в виде учеников Мурата и самого сельского старосты. А поскольку тот свою квалификацию получил во время Третьей Мировой Войны, когда от качества навыков зависело выживание его самого и изрядного количества окружающих, в мастерстве мага природы сомневаться не приходилось. Телом он может и одряхлел, однако остроты разума не утратил и провалами в памяти не страдал. А обмен своих знаний на лечебные процедуры, во время которых Олег старался по мере возможностей подлатать износившийся организм друида, считал крайне выгодным. Вернуть ему молодость целителю третьего было может и не под силу, но облегчение половины старческих заболеваний до состояния десятилетней давности тоже дорогого стоило. – Дыыыык!

-Кажется, что-то стряслось, — заметил также находившийся в капитанской каюте корабля Стефан. Потомственный сибиряк коротал время полета, занятый очень важным делом. Он деловито и сосредоточенно поедал пирожки, салаты, жареных кур, копченую рыбу и прочие вкусности, которые все имеющиеся в многочисленном семействе Полозьевых представительницы прекрасного пола готовили на Новый Год…Полторы недели назад. Причем девушки, женщины и бабушки слегка увлеклись, вернее, не учли того, что водка, пиво, брага и самогон тоже, в принципе, весьма калорийные продукты, после которых чего-нибудь жевать не очень хочется. Вот и приходилось обладающему модифицированным организмом толстяку уничтожать стратегические запасы продовольствия, которые для кого-нибудь обладающего более слабым желудком уже представляли определенную опасность. Впрочем, он не жаловался, поскольку вкусно покушать страдающий излишней полнотой татарин польского разлива был всегда готов. – Ты ничего такого не чувствуешь?

-Нет, — осторожно ответил Олег, прислушиваясь одновременно и к своему дару оракула, и к тому, что творится на верхней палубе. На отсутствие голоса бывший крестьянин не жаловался, но так орать бы без повода не стал. И столь громогласно возмущаться, если бы ему на ногу наступили, тоже.

-Дыыык! – В третий раз взвыл пароходной сиреной Святослав, а потом наконец-то смог справиться со своей речью и выдать нечто более осмысленное. Пусть и по слогам. – Пи! Ра! Ты!!!

Вот теперь «Котяра» превратился в настоящий разворошенный муравейник, где все бегали, ругались и кричали. Эпицентр возмущения и хаоса оказался на верхней палубе, поскольку все немедленно захотели увидеть судно джентельменов удачи, оказавшихся в опасной близости от «Котяры». Но даже с пояснениями мага-погодника, тыкающего в нужную сторону пальцем, получилось это далеко не у всех. Поди найди в небе маленькую черную точку, особенно когда она находится в центре облака. Собственно, Святослав обнаружил не самих врагов, а маскирующую их аномалию, что наглым образом нарушала законы природы. А точнее стремительно снижала высоту и догоняла корабль, чей трюм был забит под завязку шкурами, костями, рогами, клыками и прочей ценной для алхимиков и артефакторов требухой разных магических тварей.

-Там, ну энто, кто-то есть. Ну, из тех, кто с ветрами, дык, хорошо управляются. Они летят, того-этого, быстро очень. Я б так не смог, даже если б пустые мы были. – Сбивчиво объяснял Святослав, для большей доходчивости размахивая руками. — Итъ или много там, стал быть, воздушников или мало, но тады зело сильных. А до Владивостка нам, ну, часов восемь еще осталося.

-Кажется, это японцы. — Оповестил окружающих Стефан, использующий вместо бинокля прицел на своей дальнобойной винтовке. – Облако, в котором они были скрыты, редеет и я увидел в прорехе парус, на котором крупно намалевано солнце.

-Тогда не пираты, а каперы, — вздохнул Олег, у которого наконец-то сработало чувство опасности и теперь робко так предупреждало своего владельца, что приближается нечто нехорошее. -- Они и вооружены сильнее, и с боевым духом дела получше обстоят. Все по местам! Чувствую я, тихо и мирно нам разойтись не удастся!

Вражеский корабль, окончательно сбросивший с себя маскировочную пелену облака,оказался в два с половиной раза крупнее «Котяры» и вполне заслуживал звания эсминца. Он казался каким-то излишне прямоугольным, но несмотря на свои далекие от аэродинамики формы двигался быстро. На четырех высоких мачтах громоздились десятки парусов разных размеров и форм, а верхушки их помимо стандартного японского флага украшал незнакомый вымпел с изображением выбирающегося из человеческого черепа осьминога, что являлось то ли клановым знаком, то ли символом данного конкретного судна. Тускло поблескивала в лучах холодного зимнего солнца железная обшивка, покрывающая его бока и баллон с паром. На носу судна была установлена вращающаяся орудийная башня со стволом впечатляющего калибра, а с каждого борта данный летательный аппарат мог выдать залп тридцати пушек. Верхняя палуба вражеского корабля была полна народа, явно намеревающегося пойти на абордаж. Причем не каких-нибудь там вчерашних крестьян или поставленных под ружье призывников, вовсе нет. По меньшей мере сотня самураев готовилась сейчас к бою со значительно уступающей им по количеству и качеству командой «Котяры».

-Это большая проблема. Хорошо, что Анжела дома осталась, как и жены Стефана. – Только и мог констатировать Олег без всякого пророческого дара. В себе он не сомневался, в своих друзьях и Доброславе тоже. Да и самурай самураю рознь, что не раз доказывали успешно с ними сражавшиеся русские солдаты. Однако в такой толпе японских аристократов наверняка найдутся настоящие мастера меча, облаченные в действительно хорошо зачарованные доспехи, которые будут расшвыривать команду как котят. Несмотря на все тренировки, его солдаты были все-таки не ровня этим восточным рыцарям, обучавшимся драться с самого детства. Ну, уж точно не при соотношении два к одному! – Если эта махина приблизится вплотную, то ситуация быстро станет катастрофической. Свернуть мачты, ветра все равно почти нет! Двигатели на полную и плевать на выгорание контуров! Святослав, разгоняй нас как можно сильнее и забудь о том чтобы драться с противником! Пока его маги двигают эту махину, они не швыряются боевыми заклинаниями в нас!

Несмотря на все усилия, противник стремительно приближался к удирающему во всю прыть летучему кораблю. Орудийная башня на борту японского судна пыхнула огнем выстрела, и через считанные секунды снаряд разорвался на окружившем «Котяру» магическом щите. Кормовые же орудия, попытавшиеся чего-то вякнуть в ответ, на фоне современной артиллерийской системы смотрелись жалко и неубедительно, да и вообще до цели не добили.

-Может выбросить груз, чтобы лететь быстрее? – Предложил Стефан, разряжая одну за другой самые обычные пули в сторону вражеского корабля. Если его щит включался, то неминуемо тратил свою энергию на отражение в общем-то обычной угрозы. А если нет, значит почти всегда попадающий в цель потомственный охотник получал шанс кого-нибудь из врагов подстрелить. – Лучше потерять часть доходов, чем все наше имущество целиком вместе.

-Выигрыш окажется невелик, а люди устанут. – Взявший в свои руки жезл-накопитель Олег стал неторопливо создать огненный шар, который содержал столько энергии, сколько чародей мог удержать в стабильном состоянии. Заряд зачарованного ружья боевой маг третьего ранга решил приберечь до того времени, когда вражеские барьеры спадут. Или когда противник окажется настолько близко, что они больше не станут иметь значения. – Доброслава! Ты где?! Спустись в арсенал и набери в свое кольцо со свернутым пространством столько пороха, сколько сможешь там нести без вреда для себя.

Орудие на носу вражеского корабля рявкнуло во второй раз, но снаряд прошел чуть левее цели и унесся куда-то вниз. К сожалению, для кормовых пушек «Котяры» дистанция по-прежнему оставалась слишком велика. Канониры даже стрелять не стали, видимо выжидая покуда она сократится еще сильнее. И, кажется, момент открытия ими огня должен был наступить в течении ближайшей минуты или двух.

-А зажигательной жидкости взять? – Кровожадно оскалилась кащенитка-изгнанница, которая всегда была рада подраться. – Я видела там пару бочонков!

-Конечно,– согласился Олег, который лично смешивал из купленных материалов состав, который должен был оказаться по своему действию близок к напалму его родного мира. Впрочем, в этом измерении разновидностей горящих в любых условиях жадным жарким пламенем смесей знали столько, что выделиться со своим рецептом из общего ряда в любом случае не получилось бы. – Если дойдет до абордажа, я отнесу тебя к борту вражеского судна, и мы им все это добро внутрь прямо сквозь пушечный порт запихнем.

-Так оно, того-этого, – обеспокоился Святослав. – От такого мы ж того…Вместе можем рухнуть!

-Тебе то чего? Ты летать умеешь. – Недовольно буркнул Стефан, перезаряжая ружье. – Плюс, если упадем вниз, для нас будут хоть какие-то шансы, поскольку мы над своей землей летим. А пленным японцы рубят головы, чтобы помочь сохранить лицо и умереть с честью. И это тем, кому повезло!

-Тада это, – замялся маг-погодник. – Корабль вниз, того-этого, спустить надо. Ежели, дык, чего, так у народа шансов больше. Да и ветер там слабее, а у нас парусов, ну, нетути в отличии от них. И потом, вдруг оно кто с земли нам помогетъ? Все ж к Владивостоку щас много военных итъ стягивают.

Несмотря на то, что «Котяра» казалось бы выжимал из себя все возможное, воздушная погоня продолжалась, а расстояние между преследователем и добычей продолжало сокращаться. В принципе летучий корабль мог бы прибавить еще немного, поскольку у него оставалась возможность активировать ракетные ускорители…Но этот козырь было решено приберечь на самый последний момент. Например тот, когда часть вражеских абордажников уже окажется на борту «Котяры», чтобы появилась возможность хоть немного сравнять шансы в рукопашном бою. К тому же если верить Святославу, а более компетентного специалиста под рукой все равно не было, громаду вражеского судна тащили с нужной скорости какие-то маги. Люди же, как известно, имеют свойство уставать и рано или поздно должны были выдохнуться. А еще более мелкое судно за счет своей вытянутой формы обладало некоторым преимуществом маневренности и могло вести огонь из некоторых бортовых пушек при не слишком то значительном отклонении от идеально прямого курса.

-Ты глянь, забегали! Там на верхней палубе какой-то важный тип с веером сейчас ногами топает и на вытянувшихся перед ним по струнке самураев орет. – Кровожадно усмехнулся в очередной раз перезаряжающий свою винтовку Стефан, когда вильнувший в сторону «Котяра» отправил в нос японского корабля целых восемь ядер. Четыре оказалось отражено магическим щитом вражеского судна, три пролетело хоть и в непосредственной близости от цели, но все же мимо, а одно почти коснувшееся металлической обшивки перехватило нечто вроде на миг проявившейся исполинской ладони. Идея с работой нескольких систем пассивной защиты была отнюдь не нова, просто применение подобных хитростей большинством жадных купцов или высокопоставленных генералов считалось излишне дорогостоящим. Как оказалось, их нынешние противники были не из тех, кто на себе экономит. – Не нравится им, что они в состоянии стрелять по нам только из своей носовой бандуры, а мы их сразу десятком орудий можем обрабатывать!

-Секунд через тридцать они еще больше расстроятся. – Хмыкнул Олег, наблюдая за тем, как японский летательный аппарат корректирует курс, чтобы выйти из сектора обстрела большей части русских пушек. Но двигался он все же слишком медленно из-за сочетания высокой парусности и набранной инерции. Когда противник закончил свой маневр, «Котяра» уже успел под него подстроиться и ничего в картине боя так и не поменялось. Мысленно чародей третьего ранга отметил, что следует потом выписать щедрое поощрение рулевому. Тот показывал если и не чудеса высшего пилотажа, то по крайней мере очень и очень компетентное управление кораблем. – Оставшиеся временно не у дел артиллеристы сейчас к работающим орудиям должны были перейти, а благодаря большому количеству свободных и свежих рук перезарядка будет осуществляться намного быстрее обычного.

Шесть раз летучие корабли осуществляли обмен нескольких ядер на один артиллерийский снаряд, и в груди Олега затеплилась надежда уйти без особых потерь, поскольку счет явно было не в пользу японцев, а их барьеры просто не могли обладать бесконечным запасом прочности…Но потом кому-то из жителей страны восходящего солнца надоело выступать мальчиками для битья, и в ход пошла боевая магия. Причем скорее высшая, чем низшая. Огненные шары, которые периодически метал в противника Олег, на её фоне смотрелись жалкими фокусами. Десяток толстых туманных щупалец вдруг метнулся от японского корабля вперед и обвил собой ярко вспыхнувший защитный барьер. И всего за несколько секунд заставили его растерять все остатки энергии и схлопнуться. Подобные конечностям осьминога отростки тут же метнулись вперед…Чтобы распластаться на втором защитном слое.

-Ускорители! – Заорало хором сразу несколько человек на палубе русского корабля, включая Олега почувствовавшего нешуточную опасность. Внезапно включившийся на полную катушку дар оракула поведал своему обладателю, что эти свитые из тумана щупальца, которые даже чем-то вроде присосок обладали, определенно не несли с собой ничего хорошего. Им даже не надо было разбивать борта судна или хватать людей, достаточно было лишь вцепиться в корпус. И тогда «Котяра» замедлится минимум в несколько раз, поскольку на нем повиснет часть массы японского корабля. Против них использовали чары, специально предназначенные для воздушного абордажа, обязанные быстро и неумолимо сократить дистанцию до цели.

Спроектированный Олегом летательный аппарат с оглушительным ревом выдал из кормовой части сразу несколько факелов огня и рванул вперед, словно норовистая лошадь. Если бы мачты и паруса не убрали, сейчас их встречным потоком ветра гарантированно бы оторвало к чертовой бабушке. Корпус и без того скрипел, подвергаясь настоящим перегрузкам, а то что с палубы никого на землю не сдуло, оказалось частично совпадением, частично быстрой реакций Олега и Доброславы. Давно сменившая свою ипостась оборотень поймала двоих ротозеев в прямом смысле слова зубами у самого края палубы, а еще одного матроса Олег придержал за шиворот телекинезом, пока он в короткий полет к земле не отправился. С нижних палуб послышалась ругань канониров, к которой примешивались чьи-то болезненные стоны, кажется, одна из пушек сорвалась с лафета и шмякнулась прямиком кому-то на ногу. Видимо частая стрельба в максимально возможном темпе расшатала самодельное крепление, а толчок стал последней каплей. Впрочем, учитывая тот факт, что от туманные щупальца и японский корабль остался за кормой, а расстояние до них теперь неуклонно увеличивалось с впечатляющей скоростью, стоил любых неудобств. Пущенный вдогонку снаряд из носовой пушки прорезал воздух так далеко, что о нем даже не стоило беспокоиться.

-Сколько времени будут гореть эти штуки? – Спросил Стефан, переводя дух и доставая из внутреннего кармана одежды походный набор для гравирования рун на пулях. Впрочем, он вынужден был повторить свой вопрос дважды, поскольку с первого раза Олег его из-за шума ракетных ускорителей просто не понял.

-Минут пять или шесть, – неуверенно ответил ему боевой маг третьего ранга. – Сам понимаешь, нам их продали из числа трофеев, а в каких условиях и как долго хранили это добро на складе вражеские армейские интенданты остается только догадываться.

-Маловато, – недовольно поджал губы маг-егерь и принялся за изготовление первой зачарованной пули. – Японцы могут решить, что у них еще есть шансы нас достать.

-Они, знаешь ли, атакующим легким планерам предназначены дополнительную скорость обеспечивать. Ты такую этажерку, если постараешься, на спине упрешь, когда она без бомбовой загрузки и водителя. – Недовольно вздохнул Олег, который предпочел бы установить на свой летучий корабль полноценный реактивный двигатель…Да только где б он его взял?! Если нечто подобное техномаги этого мира и строили, то в широкую продажу подобные изделия явно не пошли. Хорошо хоть кто-то из инженеров вообще догадался, что ракеты не только по врагам запускать можно, но и использовать в относительно мирных целях, если удалить взрывающуюся боеголовку. – Ты, кстати, кого-нибудь из самураев подстрелить сумел? Их барьер, кажется, на пули не реагирует, слишком мелкие те для него.

-Всего одного, да и того рикошетом и лишь чуть-чуть. Они все защитными амулетами обвешаны, просто в такой толпе пуля несколько раз от их барьеров отскакивает, пока либо в палубу не вопьется, либо слабое место не найдет…– Скривился маг-егерь. – Зато обслуга у них сократилась на целых шесть человек! И два кормовых фонаря я разбил. Загореться не загорелись, но теперь рядом с ними дерево маслом пропитано и от любой искры вспыхнуть может.

-Понятно, – Олег задумался о том, чем еще можно попробовать усилить его отряд. – Слушай, а среди ядовитых тварей, которых мы прикончили, были те, чья отрава способна удержаться на пуле во время выстрела? Причем лучше бы это оказалось чего-то вроде мранов, которые своих жертв обращают в опасных для окружающих тварей.

-Нету, – буркнул потомственный сибиряк. – Вернее, такие были, но их яд без правильной алхимической обработки быстро портится. Мы его и не собирали в общем-то, поскольку все равно б не довезли.

Как и опасался Стефан, японские каперы оказались народом упрямым. После того как ракетные ускорители погасли, выработав весь свой ресурс, расстояние до полного самураев судна снова стало потихоньку сокращаться. Снизившийся почти до уровня деревьев Котяра тем временем вылетел к дороге и летел теперь строго вдоль неё, но пока никто из встретившихся пешеходов, всадников и единичных повозок оказать ему поддержку в борьбе с вражеским судном то ли не мог, то ли не хотел. Хорошо хоть самураи по ним не стреляли, поскольку либо берегли боеприпасы, либо на такой скорости просто не успевали навести орудия на мелкие бросающиеся кто куда цели. Впрочем, короткая передышка была использована с толком. Когда расстояние между летательными аппаратами вновь сократилось, то к стрельбе на борту «Котяры» было готово все ручное оружие, которое только могло стрелять. А на корму перетащили палубные картечницы и полтора десятка пушек из трюма, не оставив там буквально ни сантиметра пространства, свободного от людей или орудий. Оборотень и обладатель модифицированного тела вполне могли заменить собою маленький подъемный кран, особенно если им помогает телекинетик с жезлом-накопителем, которому нет нужды корячиться и куда-то подлазить, дабы в нужный момент поддержать неудобный груз.

-Зарядить в пушки облегченные ядра. Открыть огонь на подавление, – злобно ухмыльнулся Олег, когда носовое орудие на носу японского капера окуталось дымом. Второй раунд воздушного боя начался, и теперь противник окончательно растерял преимущество внезапности. Прямой наводкой могли бить лишь несколько пушек…Но по параболе тяжелые железные мячики тоже неплохо летели, а неизбежное снижение точности в данной ситуации следовало признать неизбежным злом. – Святослав, ты случайно не можешь сказать, выдыхаются ли их маги?

-Дык, чей-то не похоже, – расстроил экипаж «Котяры» главный эксперт по ветру. – Кабы они не это…Шибче гнать, стал быть, начали. Кажись, разозлили мы их.

-Гляди ка какие обидчивые. Ай-яй-яй, плохие злые русские не спешат вступать в честную схватку при соотношении двое-трое на одного и свои шеи под катаны подставлять, – фыркнул Олег и задумался о том, а не сделать ли ему большую бомбу…Ну, как большую? Сколько взрывчатки в кольцо со свернутым пространством влезет. А уж запихнуть его внутрь ядра, которое еще дополнительно и зачаруют на пробивание защитных барьеров, дело пяти минут и, может быть, парочки сломанных сверл. Ценный и редкий артефакт вот только было жаль. Где он еще достанет такое незаменимое приспособление для быстрого и незаметного перемещения объемных грузов, пускай даже и сосущее из своего носителя жизненную энергию со страшной силой? Для него ведь столько применений можно придумать! Сбор трофеев прямо на поле боя, пока конкуренты не набежали. Старая, добрая, выгодная и даже не всегда сильно незаконная контрабанда. Воровство в крупных размерах, в конце-то концов. – Интересно, а когда мы им действительно дадим повод обижаться, они истерику устроят?

Расстреливать самураев как в тире не получилось. Корабельные щиты по-прежнему пропускали пули, как недостойную их внимания мелочь, но до вражеских абордажников они так и не долетали, поскольку после первых потерь кто-то создал перед носом японского судна еще одну преграду. И довольно надежную, в ней даже выстрелы электричеством из зачарованного ружья Олега завязли. А тем временем вторая из отклоняющих и отбивающих вражеские снаряды систем «Котяры» изволила исчерпать все запасы энергии и отключиться, оставляя между вражескими снарядами и судном лишь тонкую пленку последней волшебной пелены. То, что Святослав при помощи зачарованных пуль сумел все-таки прикончить трех или четырех самураев и устроить практически мгновенно потушенный пожар на фоне этого события выглядело слабым утешением.

-Да что у них за щиты такие переднюю полусферу прикрывают?! – Возмутился Олег, наблюдая за тем, как очередное ядро вязнет в воздухе перед тупорылым носом японского капера. – Мы уже раз пятьдесят в них из пушек попали, а толку чуть! Одно единственный снаряд случайно внутрь пробился, да и то ударило куда-то в броню, оставив о себе на память только лишь маленькую вмятину!

-Дык! – Заорал откуда-то с носа корабля Святослав. – Они, дык, замедляются! И того! Разворачиваются! Щас всем бортом бить будут!

По всей видимости, ускорявшие вражеское судно японские чародеи все же достигли предела своих сил, но капитан капера решил напоследок жахнуть вслед слишком быстрому русскому кораблю полноценным бортовым залпом. А ну как повезет подранить добычу, которая тогда уж точно не уйдет? Тридцать раскаленных до красна тяжелых грозных ядер прорезали воздух…И два с лишним десятка их пронеслось мимо узкой кормы «Котяры», который и строился то так, чтобы являться максимально неудобной целью при стрельбе в лоб или тыл. Еще пять отбило последним барьером, который сделал все возможное и разрядился. Три либо прошли впритирку к бортам, устроив прорехи в баллонах с горячим паром, либо не сумели пробить толстых досок из магически измененной березы и шлепнулись вниз, оставив о себе на память содранную краску и многочисленные трещины в местах попаданий. И только два нанесли по-настоящему серьезный урон. Один металлический мячик врезался в заставленную пушками корму, выпихнув за борт сразу два орудия и буквально размазав одного из артиллеристов, второй же попал в трюм где были складированы охотничьи трофеи и поджег там немало кожи и шкур, которые пришлось долго тушить.

-Какие, однако, настырнее японцы попались. – Тяжело вздохнул Олег, заряжая в свое ружье новые патроны. Магический заряд в нем исчерпался, но обычным свинцом оно все еще плеваться могло. Конечно, капер вроде как безнадежно отстал и вообще набирал высоту, намереваясь скрыться в облаках…Но вдруг это просто обманный маневр, а «Котяру» уже его напарник дожидается?! – Может, они нас перепутали с кем-то, кого хотят любой ценой уничтожить?

-Дык, может быть, – согласился Святослав, который за весь бой ни одним заклинанием так во вражеский корабль и не кинул, но тем не менее выглядел как выжатая тряпка. Прирожденный маг-погодник от выпавших на его долю нагрузок кажется даже похудел слегка. – Мы ж того…Чудом спаслись. Я вот шо думаю, их стал быть корабль, дык, ажно целый младший магистр по воздуху толкал! Хотя мож и штуки три-четыре простых аэроманта ..

-Но мы, тем не менее, ушли. – Олег мысленно похвалил себя за то, что в прошлом решил остановиться на варианте максимально быстрого корабля, а не сделал выбор в пользу большей защищенности, огневой мощи или просторных трюмов. – Знаешь, Святослав, а пожалуй пора тебе сдавать экзамен на новый ранг. И в этот раз ты у нас уже не отвертишься.

-На подмастерье то? – Почесал затылок бывший крестьянин. – А оно того…Не рано?

-Поздно даже, – уверил его Стефан, облегченно вытянувшись прямо на палубе. – Станешь ты у нас сразу истинным.

-Кто?! Я?! – От изумления Святослав обошелся даже без своего извечного «Дык». – Да я ж не смогу!

-Куда ты денешься? – Злорадно хмыкнул Олег, недобро посматривая в сторону своего друга. – Частного репетитора по воздуху и погоде мы тебе найдем, думаю за звонкое золото он тебе самые распространенные заклятия четвертого ранга как-нибудь вдолбит в голову. А дальше ноги в руки – и на переаттестацию. Все равно ведь мы взятки большим начальникам давать собрались, заодно уж и доплатим, чтобы тебя ни о чем не спрашивали, а только практические навыки проверяли. Опять же, оптом наверняка дешевле будет…

Остаток пути до Владивостока прошел без малейших приключений, если не считать за таковое затянувшийся поиск места до посадки. Город чем дальше, тем больше напоминал один большой военный лагерь, столько в него стягивалось войск, беспрерывным потоком прибывающих из европейской части страны по железной дороге. Судя по всему, в верхах решили, что Англия слишком далеко от русской границы и слишком сильна на море, дабы ныне получилось вести с ней эффективную войну и рассчитывать на хоть какую-то прибыль в результате ожесточенных боестолкновения. А Японию и наказать за неожиданное нападение проще, и в случае успеха с восточного направления угрозы вообще больше ожидаться не будет. Военного и династического союза с Китаем ведь никто не отменял, и даже если погрязшая в междоусбицах и борьбе с нежитью Империя Золотого Дракона лишится Тибета и других отколовшихся от Пекина регионов, все равно она останется крупнейшей державой Азии, по чьим территориям сумеет пройти далеко не каждый агрессор.

-Здравствуй, Мстислав. – Поприветствовал Олег своего знакомого волхва, в чей кабинет попасть ему стоило немалых трудов и дефицитной во время войны с основными поставщиками какао-бобов шоколадки, пожертвованной хмурой секретарше. – К тебе уже так просто и не пробьешься, настоящим генералом стал.

-Пока еще только премьер-майор, но как знать, как знать…Может и успею получить следующий чин раньше, чем выйду на пенсию.– Лукаво ухмыльнулся младший из учеников Саввы, в данный момент воюющий не столько с врагами, сколько с документами. Разнообразными записками, приказами и донесениями был завален практически весь стол перед переквалифицировавшимся в штабного офицера волхвом и, судя по его кислой физиономии и высоте бумажных стопок, служитель языческих богов безнадежно проигрывал эту битву. Вероятно, Мстислав являлся не самым подходящим человеком для выполнения данных обязанностей, но ныне лишившийся прежних хозяев Владивосток целиком и полностью отошел под влияние Саввы, и служителю древних богов пришлось затыкать дыры в административных структурах теми свои людьми, кто хоть как-то мог поддерживать функционирование государственной машины. Вероятно, если бы Олег принял предложение о переходе в язычество и тем принес своеобразную присягу архимагистру, то тоже получил бы какую-нибудь не самую плохую должность. – С чем пожаловал?

-С взаимовыгодным предложением. – Предыдущий опыт сотрудничества с данным чародеем пятого ранга мог быть сочтен вполне конструктивным, а потому Олег и решил обратиться по поводу реализации внезапно образовавшейся на балансе вольного отряда бронетехники именно к нему. Ну и стоило выказать своеобразную лояльность архимагистру, прикрывавшему своих подчиненных от дурных поползновений других высших аристократов. Впрочем, если бы ничего не получилось, то больших проблем ожидать не стоило. Желающих купить пятерку стальных человекоподобных исполинов нашелся бы воз и маленькая тележка, начиная от желающих усилить свою охрану состоятельных купцов и заканчивая военными интендантами. Вопрос был лишь в том, кто даст лучшую цену. – У тебя тут от прослушки какой-нибудь амулетик есть?

-Ну а как же, – ничуть не удивившись данному вопросу, кивнул головой волхв. – Все согласно штатному расписанию. А что, предложение сильно незаконное?

-Абсолютно законное, – уверил его Олег и даже не покривил при этом душой. – Я тут по случаю довольно любопытные трофеи захватил, а с ними, как известно, можно делать что угодно. Хочу в казну продам, хочу другу отдам, хочу пропью, хочу в чулан засуну…Вот только где найти такой чулан, в который они влезут, это тот еще вопрос. Да и водки мне столько при всем желании не выжрать. В общем, решил остановиться на том, чтобы предложить их архимагистру. Самому то Савве они вроде как без надобности, но для его людей очень полезны будут.

-Да я вообще-то такими делами не занимаюсь…Хотя и мог бы…– Неуверенно потер затылок волхв, который еще не успел скопить достаточных капиталов, чтобы безбедно жить на проценты ни в чем себе не отказывая и потому брался практически за любую посильную работу, если цена его устраивала. – А что, предложение действительно настолько взаимовыгодное?

-Ну, если говорить сугубо о материальной стороне вопроса, то это будет примерно двести тысяч золотых рублей…– Олег с удовольствием проследил за тем, как округляются глаза Мстислава от названной сумы. А она, надо сказать, действительно впечатляла. По меркам простых людей это было невероятное богатство, но даже и куда более обеспеченным дворянам подобный капитал в руки доставался отнюдь не каждый год. А в некоторых случаях речь вообще шла о десятилетиях или даже веках. За такую гору золота можно было купить немаленькое поместье с парочкой хороших деревень и крепостными. Или заказать на верфях несколько крупных и быстроходных летучих кораблей, чтобы забить их хоть товаром, хоть солдатами и пушками.

-Стоп! Подожди! Сейчас еще кое-чего от любопытных ушей активирую, а то стандартная комплектация она такая…Элементарная. Особенно для церкви, которая и занимается освящением всех государственных контор. – Выставил левую руку вперед Мстислав, а правой извлек из ящика своего стола какую-то фигурку и поставил её среди бумаг. На губах идола осталась кровь, а чародей пятого ранга немедленно принялся трясти в воздухе прокушенным пальцем. – Фух…Олег, ты чего, опять магистра поймал? Мне позвать учителя?

-Да нет, у меня там просто бронетихники трофейной чуток появилось, а потому и сами должны справиться, не отвлекая его по пустякам. – Вникание Саввы в тонкий и деликатный процесс деловых переговоров было нежелательным и грозило сильным снижением дивидендов от сделки. – Вот смотри, видишь этот каталог английских моделей средних пилотируемых големов за позапрошлый год? Обрати внимание, цены там указаны довоенные, когда такого ажиотажного спроса на военную технику еще не было.

-Зато они в этой брошюре с задранной к самым небесам торговой наценкой, по другому англичане нам свой товар и не продавали никогда…– Мстислав внимательно рассматривал красочный буклет, при оформлении которого на художниках не экономили. Производители многотонных боевых машин были готовы на многое, лишь бы их товар у них купили. Даже на такие маркетинговые ходы, которых бы постыдились в родном мире Олега, вроде «каждому элитному клиенту, купившему десять тяжелых пилотируемых големов, девственная рабыня-эльфийка в подарок». Волхв ценность изображенной на глянцевых страницах боевой техники прекрасно осознавал, но он тоже не вчера на счет родился и торговаться умел, даже если пока еще и не понимал, о каком именно предмете речь идет. – И что ты сумел захватить?

-Четыре Тауэра в более или менее стандартной комплектации, которые тут по тридцать пять тысяч и один серьезно модифицированный командный Уникорн. Единорогов вообще-то англичане продавали до войны по пятьдесят, но тот, который мне достался, имеет сработанную гномами броню из синей стали, а потому не только прочнее своих собратьев, но и легче их тонн на пять. Как думаешь, нужны будут во Владивостоке или Стяжинске такие красавцы? Каждый из них в прямом боестолкновении имеет все шансы разделать под орех чародея пятого ранга, а то и не одного! – Олег телекинезом открыл буклет на нужных страницах, где были изображены данные модели големов и приведены их тактико-технические характеристики. – Состояние машин великолепное, ни одной пробоины, все внутренние механизмы целы и прошли техобслуживание в английских мастерских перед началом войны с нами, даже вмятин и тех нет. Почистить слегка и отполировать – и хоть сейчас на парад. Единственный минус – блокировка на управлении стоит, но раз смена пилотов предусматривалась по умолчанию, ту снять хороший специалист сумеет.

-Мда, нехило ты повоевал…Прав учитель был, ой прав, удачливый ты. Пять таких машин целехонькими взять, это надо быть либо любимчиков богов, либо сильно-сильно хитрым, чтобы пилотов из них наружу выманить.– Мстислав подпер руку кулаком и глубоко задумался. – Но две сотни тысяч трофеи не стоят, ты ж не в лавке их покупал…Восемьдесят могу за них из казны выбить.

-Минимум сто восемьдесят, – покачал головой Олег. – Говорю же, абсолютно целые машины. Ну, или один Тауэр архимагистру отдадим, чтобы с остальных големов блокировку лично снял. Пилотов я найду рано или поздно, боекомплект полный. С парой летучих кораблей и такой наземной поддержкой мне в Китае захватить маленький городок будет вполне по силам, а император ихний без проблем такому полезному подданному отобранные у его конкурентов земли в наследственное владение запишет. И наш самодержец тоже против не будет, публиковали ведь они о том совместный указ.

-Не удержишь ты феод, только головы лишишься, – посулил ему Мстислав. – И жену тебе в России оставить придется. А она военнообязанная. Сто тысяч.

-Я целитель.Уж с тем, чтобы Анжела ближайшие годы а то и века из декретных отпусков не вылезала, как-нибудь справлюсь. – Усмехнулся Олег, которому для разнообразия нравилось оказаться в той ситуации, когда его фактически уговаривают принять гору денег и торгуются лишь ради уменьшения её размеров. А еще грела душу возможность все-таки передумать и действительно отправиться отвоевывать с трофейными машинами какой-нибудь участок земли на материке или небольшой островок в океане. Роль хозяина жизни, по факту способного творить то чего взбредет ему в голову, была для чародея в новинку. Да и по сравнению с возможностями по-настоящему богатых и могущественных аристократов его собственные смотрелись еще бедновато. Однако текущее положение уже позволяло почувствовать вкус такой притягательной штуки как власть и тревожило возможностью подсесть на сию эфемерную субстанцию. – Сто шестьдесят тысяч за пять пилотируемых големов среднего класса – вполне нормальная цена. Кстати, ты учти, я золотом только часть её попрошу. А на оставшуюся сумму мне с административным ресурсом помощь нужна будет.

-С жены и друзей твоих печати снять? – Догадался Мстислав. – Хм…Ну, в принципе можно оформить как награду за захват вражеской техники. Все же не каждый день нашей армии в клювике приносят пяток машин, которые действительно способны совокупными усилиями сравнять с землей маленький городок, если там гарнизона мало и десятка три-четыре старых пушек на стенах стоит.

-Не только, еще помочь в аттестации на новые ранги моей супруге и Святославу. А также выбить им личное служилое дворянство. Ничего сверх их возможностей я не прошу, но хотелось бы, чтобы экзаменаторы не слишком придирались к проходящим квалификационные испытания и минимализировали любые риски для жизни. – Поправил его Олег. – А еще мне нужна помощь в том, чтобы село «Буряное» признали городом. По минимальной планке населения оно в эту категорию попадает, храм есть какой-никакой, магический источник тоже окультурен всем на зависть. Железоделательное производство на прилегающих к нему территориях открылось на днях.

-Ну, раз оно в зоне влияния архимагистра, то комиссию туда отправить можно для пересмотра статуса владения. – Не очень уверенно пробормотал Мстислав, откидываясь в своем кресле и задумчиво покусывая губы. – Опять же, налоги с города берутся выше, чем с села чиновникам по такому поводу артачиться вроде не с чего…Если все это там действительно есть, то останется лишь документы оформить как надо. Но тогда сто двадцать тысяч золотом и помощь в твоих делах.

– Договорились, – Олег отлично понимал, что в том же Китае мог бы получить за современные мощные машины куда больше золота от местных аристократов, нуждающихся в средствах ведения войны друг с другом, иностранными интервентами и нежитью. Возможно, итоговая сумма на открытых торгах оказалась бы даже выше их рыночной стоимости по ценам позапрошлого года. Однако, риск лишиться всего разом и жизни вдобавок при попытке переправить технику куда-нибудь в Пекин был неприятно высок. – Големы как раз в Буряном стоят, вывоз за государственный счет. Состояние их перед составлением договора смотреть будешь?

-Поверю на слово, если что, тебе не передо мной ответ держать, а перед Саввой, – отмахнулся рукой волхв. – Кстати, а где ж ты этих англичан нашел то? И что с пилотами? Вот их бы учитель точно выкупил не скупясь, ему аж с прошлого месяца достойные богов жертвы не попадались. Да и защитные чары, когда хозяева под рукой, снимать на порядок легче.

-Вглубь лесов это подразделение отошло после разгрома под Иркутском и схоронилось там до поры до времени. Сам знаешь, Сибирь большая, в ней при желании хоть пять тысяч таких машин спрятать можно так, что потом и сам не найдешь. – Пожал плечами Олег. Про то, что трофеи достались ему практически даром, если не считать короткой стычки с одной из них и многодневных шастаний по болотам в поисках остальных, он решил скромно умолчать. Волхвы, конечно, свое слово предпочитали держать, но в столь крупных сделках рисковать снижением цены не следовало. – А вот с пилотами, прости, никак. От одного владельца Тауэра немного крови есть, специально на этот случай нацедили, а вот с остальными просто беда.

-Ну да, понимаю, – покивал Мстислав. – Кого попало в такие машины не посадят, особенно в командного единорога, а старший и младший сын какого-нибудь лорда колдуют, в общем-то, одинаково сильно. Вот и били вы их так, чтоб наверняка…Кстати, раз уж ты здесь, то распишись в том, что твой вольный отряд ознакомлен с приказом влиться в охрану торгового конвоя и сопровождать его сначала до Калифорнии, а потом назад.

-Конечно, – пожал плечами Олег, наблюдая за тем, как Мстислав роется в бумажных залежах. – А уже известно, когда он отправляется и как пойдет маршрут?

-Недели через две, как раз успеем все твои дела решить, – волхв наконец-то извлек на свет нужную бумагу. – Сначала выдвинемся отсюда к северной части полуострова Сахалин, потом дойдем до Камчатки, а дальше двинем вдоль Аляски, ну и остального американского континента, пока пункта назначения не достигнем.

-Вообще-то Сахалин – это остров, – Олег машинально поправил Мстислава, когда пробегался глазами по тексту приказа в поисках каких-нибудь подводных камней или лазеек. А то мало ли…

-Теперь уже нет.



Глава 9

 О том, как герой дает прогноз, совершает диверсию и прыгает за борт горящего корабля.

Олег внимательно оглядел торговый конвой, который представлял из себя два десятка самоходных грузовых барж внушительной величины, которые бы в его родном мире запросто могли счесть контейнеровозами. Потом пяток не особо уступающих им в размерах океанских крейсеров. Затем пересчитал парящие над бравыми покорителями вод летательные аппараты, которых было почти в три раза больше по количеству, пусть даже их совокупный тоннаж и был сопоставим лишь с одним единственным торговым судном. Почесал затылок. Подумал. И сказал всего одно слово.

-Ебанет!

-Кто? Когда? Это у тебя дар к предсказанию сработал? — Насторожился Стефан, который вместе с ним стоял на носу летучего корабля и наблюдал за окрестностями. Впрочем, те пока ничего особенного из себя не представляли. С левой стороны темнела береговая линия, прямо по курсу вот-вот должен был показаться остров Сахалин. Вернее, теперь уже полуостров.

-Это я использовал обычную логику и на основании своих размышлений вынес прогноз развития событий. Впрочем, сбудется все также верно, как если бы его хором озвучил десяток многоопытных древних оракулов, а служители разнообразных культов в свои священные тексты тут же занесли, – пробурчал себе под нос Олег и зябко поежился. В небе над морем было ветрено, а погода ну никак не давала усомниться в том, что на дворе конец января. Впрочем, в установившихся морозах могли быть виновны и другие факторы. До японского архипелага от Сахалина было рукой подать, а над этими островами сейчас должна была вовсю буйствовать магическая климатическая аномалия, плотно знакомящая жителей страны восходящего солнца с русскими морозами. Конечно, устроить филиал Северного Полюса на всей территории все же не самого маленького в мире государства вряд ли оказалось под силу архимагам, особенно при противодействии вражеских чародеев… Однако раз в восточной части Сибири сейчас царила невиданная жара, близкая к температуре превращения замерзшей почвы в холодную грязь, то следовало предположить, что обитатели домов со стенами из рисовой бумаги сейчас массово сочиняют матерные хокку, где рифмуют словосочетание «лютый дубак» со всем, с чем можно и нельзя. Олег мысленно жалел простых людей, которые неминуемо понесут основные потери от холода и болезней, но признавал эффективность данного тактического хода в связи с подготовкой к грядущему по весне вторжению на острова. — Если японское командование не состоит из одних только идиотов, то оно обязательно чем-нибудь по нам ебанет. Ну, не конкретно по нам, по конвою. В самом-то деле, не сидеть же самураем сложа руки и дожидаясь, пока наша армия вооружится закупленным в Америке оружием и придет к ним в гости, чтобы посчитаться за начало войны. Вопрос лишь в том, когда именно случится атака. До того как мы дойдем до пункта назначения или уже на обратном пути.

-Дык, а шо, разве это чей-то меняет? – Не понял Святослав, а после смахнул снежинку с щегольского соболиного воротника на своем новом мундире аэроманта четвертого ранга. Последовательную аттестацию сразу на два новых ранга он прошел. Просто на подмастерье со свистом небольшого смерча, который унес выставленного против него противника за пределы экзаменационной арены. А вот на истинного мага с громким скрипом собственных ребер, которые переломал воздушным молотом победитель поединка. Но после завершения схватки жюри посовещалось, рассмотрело все аспекты боя и пришли к выводу, что оба мага достойны повышения. За старые заслуги и под предлогом того, что в связи с военными действиями в рядах чародеев освободилось множество вакансий и кем-то надо их закрывать. Служилое дворянство бывший крестьянин и Анжела заимели, в общем-то, по той же причине…Официально. А получившего щедрое подношение Мстислава в составе комиссии и близко не было. Зато имелся его коллега, который стал учеником архимагистра лет на пятнадцать раньше и, видимо, находился в доле.

-Если подловят на обратном пути, то подорвать наши корабли будет намного легче, поскольку они окажутся загружены оружием и боеприпасами. — Почесал подбородок Стефан. – Мы же не будем там задерживаться, чтобы модифицировать защитные барьеры или орудия на верфях…С другой стороны, японцам придется утопить вообще всех, чтобы ничего из груза военных техномагических изделий так в Россию и не попало.

-Или захватить, – донесся из-за их спин голос Доброславы, которая сидела у самого борта судна в не по погоде легком платьице и развлекалась тем, что конденсировала из витающей в воздухе влаги маленькие льдинки, а после переделывала их при помощи когтей и магии в фигурки людей и животных. Причем те не просто ярко сверкали своими гранями на солнце, но и умели немного двигаться! Оборотень после знакомства с книгами Гипербореи знала множество могущественных заклятий, предназначенных как раз для действий в окружении большого количества воды…Но пользовалась по большей части своим старым арсеналом чар, недалеко ушедшим от безобидных фокусов. Попавшиеся ей в руки тексты были рассчитаны отнюдь не на новичков, а попытка использования слишком сложного и энергозатратного для девушки волшебства, скорее всего, привела бы лишь к её смерти. Вот и тратила большую часть своего свободного времени кащенитка-изгнанница на то, чтобы хоть как-то адаптировать изученное под свои возможности. – Зачем отправлять на морское дно то, что и им самим может очень даже пригодиться?

-Ну, ну наши ж, дык, командиры тоже того-этого…Не идиоты. — Не очень уверенно изрек Святослав и покосился на громады трех парящих линкоров, которые двигались чуть выше и примерно на километр впереди «Котяры». — Кроме нас охраны тут, ну, хватает. Да и мы, стал быть, совсем не беззащитные овечки и кое-чего могемъ!

-Возможно и так, однако же архимагистр Савва с нами не летит. И какой-нибудь другой маг седьмого-восьмого ранга тоже, что наводит на тревожные подозрения. – Олег пожевал губу, пытаясь постигнуть планы высокого начальства…Вот только дар к предсказанию молчал, а привычка мыслить логически тоже в данной ситуации оказалась почти бесполезной. — Единственная идея -- это что кто-нибудь из архимагистров или архимагов сопровождает нас тайно, дабы попытаться подловить японцев на живца. Но это абсолютно не в характере высших магов, а особо звезданутые на всю голову аристократы даже могут усмотреть в подобном образе действий ущемление своей чести.

-Что ж, предположим, на наш конвой действительно будет совершено нападение превосходящими силами врага. – Стефан предпочитал готовиться к худшему. – Что ты предлагаешь?

-Не маячить лишний раз на верхней палубе, которая наименее безопасна. Пусть в трюмах тесновато, но зато наши борта не каждый удар пробьет. – Чародей третьего ранга задумался, прокручивая в уме разнообразные варианты грядущего сражения. Нанесение удара стратегической магией по конвою виделось маловероятным, все же создание таких чар дело далеко не мгновенное и имелся немалый риск промахнуться по движущейся цели. Масштабную диверсию на всех кораблях сразу провернуто тоже было бы затруднительно. Организация засады в открытом море…Даже не смешно. Хотя с вражеских архимагов сталось бы спрятать свои корабли до поры до времени ниже уровня воды, но для всего не являющегося подлодкой данная процедура является крайне рискованной, поскольку при раннем обнаружении и нанесении упреждающего удара станет билетом на тот свет. А субмарины в данном мире хоть и строились, но как и в родном измерении Олега их тактикой оставалось: «ударил-убежал». Следовательно, оставался лишь относительно честный бой с вышедшей наперерез конвою флотилией. – К алхимреактору приставить двойную смену, в рубку тоже запасного рулевого послать. Разложить средства пожаротушения по коридорам. Бойцам не снимать броню нигде кроме стоянок в портах. В случае если улетят в воду – им все равно каюк, в холодном зимнем море даже из Доброславы быстро вытянет все тепло.

-Дык, а в бою как того, действовать? – Уточнил Святослав.

-Как всегда – по ситуации, – вздохнул Олег и мысленно порадовался тому, что заменил ракетные ускорители, способные в тяжелой ситуации спасти судно. – Конкретные схемы действий можно начинать разрабатывать только после того как мы узнаем силы противника. Вот только тогда уже будет не до составления тщательных и подробных планов.

Пользу сделанных приготовлений к вражеской атаке удалось оценить намного раньше, чем этого мог кто-либо ожидать. Когда Сахалин не просто стал виден на горизонте, а оказался от конвоя всего-то на расстоянии десяти-двенадцати километров, несколько летящих выше всех кораблей произвели сигнальные выстрелы из одного-двух орудий, а также подняли вымпелы «обнаружен противник». Выскочивший на верхнюю палубу Олег, правда, его разглядеть поначалу не сумел, но в правдивость сообщения поверил тут же, поскольку его чувство опасности соизволило проснуться и начало предупреждать о приближающихся неприятностях. Многочисленных, мощных и потенциально летальных, но не направленных лично в него. Примерно так он ощущал себя во время артиллерийских обстрелов во время войны на Западном фроне. И когда «Котяру» тряхнуло прямым попаданием, а вокруг корабля в небо взмыли десятки огромных огненных стрел, чародей удивился не слишком сильно. В конце-концов, он уже видел применение в этом мире реактивных снарядов...Правда, тогда запускали их не с воды, которая обязана была плескаться где-то далеко внизу.

-Подлодки, – констатировал чародей, бесстрашно приблизившись к палубным ограждением и опасно перегнувшись вниз. Даже если бы он вдруг выпал, то вернуться обратно на судно стало бы делом нескольких секунд благодаря вшитым в тело левитационным пластинам. – Маленькие в общем-то, но как же их много!

Среди волн качались десятки а может даже сотни вытянутых овальных объектов с большими плавниками, которые не могли являться ничем иным кроме как всплывшими субмаринами размером с большую лодку. Внешне они напоминали растопырившего во все стороны свои колючки ерша-переростка, из чьего распахнутого рта и вылетали в весьма приличном темпе реактивные снаряды. Правда, точность у них оказалась не на высоте, даже пролетая в нескольких сантиметрах от цели эти исполинские огненные стрелы не доворачивали и не взрывались, а следовали своим прежним курсом до тех пор, пока не израсходуют все горючее и не начнут падать в океан. Зато им абсолютно не мешали стандартные защитные барьеры:высокие борта грузовозов оказались буквально усыпаны вспухающими тут и там разрывами, да и летучим кораблям доставалось. В том числе и «Котяре». Олег лично убедился в этом, когда очередная ракета врезалась в борт судно всего в полутора десятков метров от него. Защитные амулеты позволили проигнорировать ударную волну и деревянные щепки…А вот несомые ею осколки самого японского подарочка стукнулись о кирасу и шлем, чтобы потом свалиться под ноги. Хорошо хоть они оказалась относительно маленькими, а потому чародея просто отделался легким испугом.

-Дык, вниз! Я их ща! – Из люка в носу корабля на палубу выбрался Святослав в обнимку со своим посохом-переростком, и тут же вокруг «Котяры» взвыл сильнейший ветер. Остановить пулю он бы наверное не смог…Но ракеты то имели куда большую парусность. И их сбивать прирожденному магу-погоднику не требовалось, только отклонить в сторону, дабы неуправляемый снаряд на реактивном выхлопе улетел куда-нибудь левее или правее.

-Ложись, придурок, пока осколками башку не снесло! – Рявкнул Олег, вот только Святослав его не послушал. Как стоял на носу корабля, вцепившись в свой бревноподобный посох, так и продолжил стоять, прислонившись головой к гладко отполированной древесине магического инструмента. Правда, надо признать, определенный толк от его действий был. Ни одна из японских ракет, которые по какой-то причине напрочь игнорировали защитные барьеры и проносились через них словно через обычный мыльный пузырь, больше не врезалась в носовую часть «Котяры». Почти все снаряды либо в последний момент резко сворачивали, либо вообще сталкивались друг с другом. А было их много, очень много…Правда, по маленькому русскому кораблю никто специально скорее всего и не целился. Просто всплывшие из моря рыбообразные подлодки, в которые жители страны восходящего солнца непонятно как смогли засунуть системы залпового огня, засыпали реактивными боеприпасами целые квадраты. Благо мишеней для них здесь и сейчас имелось столько, что попасть оказалось чуть ли не легче, чем промахнуться. Торговый конвой в данном отношении являлся очень удобной мишенью, которая специально двигалась компактным строем, дабы друг друга прикрывать барьерами. Кто ж знал, что они внезапно окажутся бесполезными?!

– Дык, не учи! Нехай я… – Продолжение фразы Святослава так никто и не услышал, поскольку очередная ракета ковано зашла с тыла и врезалась в корабль где-то в районе кормы. «Котяру» встряхнуло, завоняло горелым, а прирожденному магу-погоднику прилетело все-таки в голову. К счастью не осколком, которые подобно снарядам сохраняли способность проникать сквозь магические барьеры, а всего лишь разорванной напополам тушкой не то голубя, не то чайки, ставшей случайной жертвой военного конфликта. Нет, личный защитный амулет исправно задержал истекающую кровью и дерьмом пернатую тушку…На секундочку. А потом она снова продолжила свой путь и облепила голову косноязычного здоровяка так старательно, словно её в этом кто-то помогал. Хотя Олег и его телекинез были тут совершенно не причем! А то, что после данной диверсии Святослав от неожиданности и омерзения брякнулся на задницу и все-таки изволил прекратить изображать из себя ростовую мишень – чистое совпадение.

Корабль содрогнулся еще от трех попаданий, а потом ракетный обстрел кончился так же внезапно, как и начался. Дойдя до борта судна и бросив взгляд вниз, Олег убедился, что японских субмарин и след простыл, поскольку они погрузились под воду и дали деру. Ну, кроме шести или семи, которые оперативно уничтожил кто-то из старших магов, поскольку русские пушки тупо не успели навестись на цель из-за внезапности нападения. Впрочем, их могло быть и больше, точно сказать по обломкам было сложно.

-Дык, ну и зачем ты, таво-этаво, эту диверсию сделал?» – Обиженно спросил Святослав, счищая с себя остатки птицы при помощи маленьких, всего-то в палец высотой, смерчей которые словно пылесосы затягивали в себя всю грязь и перья. – Совсем ж новый был, стал быть, мундир! Офицерский! Зимний! На меху! А мои погоны ажно четвертого, дык, ранга?!

-Мундир и погоны можно почистить. В крайнем случае, купить в магазине новые. Или даже у портного заказать, – Олег с интересом изучил крупный осколок, вошедший в дерево рядом с его правой ногой и даже надрезавший край ботинка. Впрочем, до плоти тот не достал, максимум поцарапав деревянную часть ступни. Вышедший из японских кузниц чуть красноватый металл имел крайне необычную ауру. Насыщенную, но словно бы размытую в пространстве. Казалось, что он словно находится в двух местах: там, где видят глаза и сантиметров на сорок правее.Активировавшийся дар к предсказанию принялся нашептывать, что именно поэтому снаряды и проходили через магический барьер. Магические щиты срабатывали, но срабатывали уже после того как подарочек от японцев пройдет через границу защитного периметра. – А вот нового тебя там вряд ли купишь. Не знаю, откуда у врага такие боеприпасы и кто их зачаровывал в подобном количестве, однако нам сильно повезло, что народ сразу же принялся выполнять наши распоряжения и людей на верхней палубе было всего ничего. И что взрывная сила у них оказалась недостаточно сильной, чтобы серьезно повредить корпус, а зажигательный эффект почти отсутствовал. Раненных ко мне! Доложить о потерях!

Внезапный ракетный обстрел унес три жизни. Два матроса на верхней палубе оказались практически в самом эпицентре попадания, и выпали за борт или были вышвырнуты туда ударной волной. Учитывая, что их еще и осколками порядочно посекло, судя по оставшимся на месте происшествия клочьям растерзанной плоти и кровавым пятнам, а под днищем «Котяры» бушевало холодное зимнее море – шансов на выживание никаких. Еще один оказался в том единственном месте, где доски корпуса поддались напору взрыва, и головы у него фактически не осталось, а следовательно реанимация становилась делом заведомо бесполезным. Все остальное Олег своим людям мог восстановить, а потому из раненных духом никто не падал. Быть прикованным к постели или стать инвалидом неприятно…Но несколько дней или даже пару недель подобное можно было выдержать не заполучив никаких моральных травм. Тем более в их вольном отряде выздоравливающим полагалось усиленное питание и даже небольшое денежное поощрение.

-Легко отделались, – закусил губу Олег, при помощи телекинеза, пинцета и скальпеля извлекая кусок красноватого железа из головы матроса, громким шепотом матерящегося на своем родном диалекте китайского. Боли он не чувствовал благодаря чарам, но человек явно испытывал серьезный дискомфорт, ощущая каккакие-то посторонние железки скрежетали о кости его собственного черепа. – Впрочем, за это стоит сказать спасибо не столько нашим просьбам не лезть без причины на верхнюю палубу, сколько погоде. Дует так, что даже Доброслава временами прячется в каюту, поджав хвост.

-Эй! – Возмутилась оборотень, помогавшая останавливать кровь и бинтовать солдат.– Я не боюсь холода! Просто не люблю сырость.

-Ты же маг воды? – Удивленно уставился на неё Стефан, который весь бой просидел в трюме и обошелся без единой царапины.

-Ну и? – Фыркнула девушка. – А Олег у нас – вполне себе состоявшийся пиромант! Но что-то он не спешит посыпать себя пеплом. А в холодной влаге, которая проникает повсюду, удовольствия ровно столько же, если не меньше!

-А я дык это, понять никак, ну, не могу…– Святослав отвлекся от попытки придать своему мундиру недостижимую вне тщательно профильтрованного вакуума степень чистоты. – Чё они вообще хотели добиться то этой атакой? Их же, того-этого, мало было слишком!

-Если добычу нельзя уложить с одного удара, её изматывают прежде чем лишить жизни, – пожал плечами потомственный сибирский охотник. – Японцы лишились только снарядов, да нескольких этих своих механических рыбин, каждая из которых даже самого хлипкого летучего корабля в разы меньше и наверняка дешевле. А чего они добились? Только в море целых два судна с небес рухнуло, а сколько основательно поврежденных я и не скажу.

-Сильнее всего досталось грузовозам, – припомнил Олег картину короткого, но жестокого нападения. – До земли то доползут, мы ведь фактически уже на месте, но возможно им понадобится ремонт. А это потеря времени и меньшее количество добра, которое привезет наш конвой.

-Дык, чё вообще портал в енту Америку не поставили? – Задался вопросом Святослав. – Ну, шоб товары туда-сюда таскать? Уж один раз то итъ можно было поднапрячься!

-Видимо поставлялка не выросла, – развел руками Олег. Нынешнее правительство России он очень не любил, однако не умеющие считать идиоты одной из мировых сверхдержав не смогли бы управлять столько времени. – Либо слишком дорогой получается перевозка при помощи подобной магии большинства товаров, исключая разве только золотые слитки и мешки драгоценных камней, которые князьям и на собственном горбу таскать не зазорно, либо в отличии от вампиров наши кудесники подобное образование стабилизировать надежно не могут, и оно в любой момент способно или рассыпаться, или рвануть.

Было сложно сказать, насколько серьезными оказались повреждения остальных кораблей торгового конвоя, но после нападения суда рванули вперед явно быстрее, чем плыли до того. И устроили самую настоящую пробку на входе в канал, который теперь разделял материк Евразия и полуостров Сахалин. Олег не поленился сходить за картой, куда последние географические изменения понятное дело внести никто не удосужился и при помощи линейки попытался рассчитать расстояние, которое разделяло ранее два берега. В самом узком месте получалось семь или восемь тысяч метров водной глади….Которой теперь не было. Подковообразная и ровная словно прочерченная по линеечке бухта да узкая блестящая строчка едва ли в четыреста метров шириной, вот и все что осталось от пролива Невельского. А на остальной его территории теперь гнили водоросли, ранее устилавшее дно океана. При помощи могущественной магии геоманты подняли из морской пучины скалы, создав даже не узкий пояс-перемычку, а полноценный вырост континентальной материковой плиты площадью во много десятков квадратных километров. Видимо, чтобы результаты их усилий не разрушили довольно частые в данных краях землетрясения, и не размыло океаническими течениями. От одного края новосозданной суши до другого было так далеко, что только вооружившись подзорной трубой удалось бы разглядеть разрезанное пополам море. Ну и в качестве финального штриха чародеи воздвигли ровно в середине перешейка внушительную каменную крепость, защищающую это место.

-Порт Медный, – в отличии от Олега потомственный сибирский охотник предпочитал смотреть не вдаль, а поближе. В частности на то, как называется населенный пункт, возникший при канале и видимо построенный для сбора дани с проплывающих по нему кораблей. Ну, в перспективе, ведь когда-нибудь распугавшая большую часто торговцев и рыбаков война закончится, а морские корабли которым лень будет тащиться вокруг Сахалина станут регулярно пополнять чьи-то карманы звонкой монетой. В настоящий же момент длинные ряды бараков из не успевшего толком потемнеть свежего дерева служили перевалочным пунктом для русских войск для русских войск, которые непрерывно прибывали из глубин материка и двигались в сторону южной части острова…Полуострова.– Как думаешь, это в честь Хозяйки Медной Горы назвали?

-А кому еще под силу очертания континентов сдвинуть? – Вопросом на вопрос ответил Олег, наблюдая за встающими у причала кораблями. В душе у чародея внезапно зашевелились какие-то нехорошие предчувствия и постепенно начали нарастать. А небо стало стремительно заволакивать черными грозовыми тучами, хотя еще минуты назад никаких признаков близкой непогоды и в помине не было. Молнией промелькнуло в голове осознание того, что единственное место, которого конвою было ну ни как не миновать, не приближаясь к берегам враждебной Японии, находится здесь. И если снова отрезать Сахалин от материка, то сконцентрированные на нем русские войска из-за своего количества быстро начнут испытывать проблемы со снабжением и станут уязвимы для дальнейших ударов. – Свернуть паруса и все вон с палубы! Сейчас по нам долбанут штормом!

Летучий корабль успел подготовиться к грядущему катаклизму, и в тот момент когда с иссиня-черного неба вниз ударила настоящая стена молний, а ветер начал срывать крыши со стоящих на земле бараков, все люди уже надежно спрятались в трюме. Рулевой повел судно на снижение…И еле-еле успел вернуть судно обратно в небеса, когда пытающийся разглядеть хоть чего-то в творящемся наружу хаосе через маленькую бойницу Святослав заорал во все горло: «Цунами!».

-Лучше бы я тогда напортачил со своим прогнозом, – пробормотал себе под нос Олег, когда сам вытащил из еще одной щели в борту корабля заглушку и взглянул в образовавшееся отверстие. Мутная практически черная стена воды вздымалась на десятки метров в высоту и имела по меньшей мере десяток километров в ширину. Она стремительно надвигалась на сушу, грозя смыть её к чертям собачьим и утащить весь перешеек обратно в океан…Ну или как минимум размазать порт до состоянии песка и превратив все морские корабли вместе с бараками в мелкие деревянные щепочки. Каменная крепость, наверняка располашающая мощными барьерами, этот удар бы пережила. Скорее всего. Бьющие с небес непрестанным потоком ослепительно яркие разряды несмотря на заполнившие небеса тучи с лихвой заменяли собою солнце, а из-за непрерывного грома приходилось кричать чтобы услышать того, кто находился буквально в двух шагах. Потоки электричества плотно обвивали собою грузовые корабли, но пока не могли даже оставить подпалин на их парусах, поскольку вражеское волшебство останавливали защитные барьеры. Вот только имелось у чародея подозрения, что их щитов надолго не хватит при таком авральном режиме работы. – Святослав, а эти разряды на нас случайно не перекинутся?!

-Дык, случайно не...Тока если специально…– Бывший крестьянин не смотрел наружу, вместо этого крепко зажмурившись. Вот только Олегу очень не нравилась бледность, которая почему-то стремительно расплывалась по лицу мага-погодника и начавшаяся у него мелкая дрожь. Перенапрячься Святослав не мог, поскольку в данный момент активно не колдовал. Получается, он чего-то испугался?!– К нам движется что-то…Я не знаю что…Но ветер теперь слушается его и только его! Мне сейчас даже сквозняка не наколдовать!

-Архимаг? – Задался вопросом Стефан, а потом еще раз взглянул наружу и присвистнул. – Ну, чего-то такого следовало ожидать. Масштаб соответствует.

-Нет…Я чувствовал, как заклинают ветер собравшиеся в круг чародеи вместе с архимагом…И то, что движется к нам, ощущается иначе. Сильнее. Больше. Всеобхватней!Едино с ветром или скорее ветер един с ним… – Из речи Святослава пропали все слова-паразиты, а это было крайне тревожным знаком, показывающим насколько тот на самом деле выбит из колеи. Говорить нормально жертва наследственного проклятия могла только тогда, когда не полностью контролировала свой рассудок. – Я думаю, что сюда движется бог.

Бьющие по ушам каждую секунду громовые раскаты заглушил треск, перекрывший их столь же небрежно, как выстрел из гаубицы подрыв новогодней хлопушки. Олегу даже показалось, что еще чуть-чуть и его барабанные перепонки не выдержали бы подобной нагрузки. А в следующее мгновение летучий корабль швырнуло в сторону ударной волной достаточной силы, чтобы он сделал в воздухе несколько оборотов, прежде чем остановиться.

-Что это было?! – Спросил Стефан и медленно отлипнув от стены шмякнулся на пол.

-Цунами отменяется, – ответил Олег, у которого открывался отличнейший вид на гавань, поскольку его прижало носом прямо в бойницу. Если бы вместо неё имелся полноценный иллюминатор – могло бы и вообще наружу вытряхнуть. – А еще у нас появилось, в кого пострелять.

Периметр бухты перекрыл исполинский магический барьер, мерцающий серебряным светом. Именно столкновение с ним многих тысяч тонн воды и породило тот звук, что почти порвал людям барабанные перепонки. По размеру волшебная пелена цунами в общем-то уступал, но не сказать, чтобы особо сильно. В результате лишь самый гребень исполинской волны перевалил через появившуюся на пути энергетическую конструкцию, выродившись в обычную волну. Может она и была покрупнее тех которые появляются во время обычного шторма, но тем не менее корабли её едва заметили. А вот проигнорировать явившихся следом японцев уже не получилось бы при всем желании. Сложно сказать как именно, но жители страны восходящего солнца сумели оседлать созданное ими цунами, которое притащило на своем хвосте целый флот. В гавань уверенно вплывали ранее отсутствовавшие на горизонте восемь крейсеров, два линкора и один…Ну, наверное авианосец. Во всяком случае, сложно было подобрать иное название для этой плавучей прямоугольной платформы, с которой теперь спешно взмывали в воздух многочисленные планеры. Важным дополнением к грядущей битве являлась отдельно парящее над ним облачко, сияющее мягким жемчужным светом и держащее на себе увитый цветами храм. Кто конкретно в нем находится Олег сказать не мог…Но в данный момент сия неустановленная личность возможно божественного происхождения была по горло занята тем, что разбивала молниями еще на подлете запускаемые откуда-то из порта громадные сферы светлого, практически прозрачного пламени, взмывающие из моря булыжники размером с «Котяру» и падающие с неба ледяные сосульки примерного того же калибра. Получаться то у неё получалось, но теперь искусственно вызванная непогода больше не грозила испепелить разрядами электричества русские корабли.

-Фу ты ну ты, стал быть, как минимум один сурьезный маг, того, на нашей стороне есть. А мож итъ и целых два али три, – облегченно выдохнул Святослав, к которому вернулась его обычная косноязычность и некоторая доля самообладания. Впрочем, Олегу тоже стало сильно легче на душе, когда на поле боя обнаружились союзные чародеи подобной силы. Провозились ли они контрабандой в люксовой каюте одного из кораблей, служили ли в местном гарнизоне, случайно оказались в порту или телепортировались в нужное место по тревожному маяку – это было дело десятое. Главное, что у японцев не будет в битве ультимативного преимущества несмотря на ту сущность, которую они убедили принять участие в войне. – Общий расклад, конечно, дык, не в нашу пользу…Ну так и шо? Не в первый раз!

-И потом, больше врагов, больше жратвы, – резюмировала Доброслава, а когда на ней скрестились недовольные взгляды всех присутствующих в рубке людей, поспешно поправилась. – То есть больше добычи!

Взлетавшие с авианосца планеры пошли в атаку только после того, как поднялись в воздух все. Корабли японцев тоже не спешили сокращать дистанцию и, пользуясь численным превосходством, устроили довольно оживленную перестрелку с русскими морскими судами. Несколько раз море вспенивали тяжелые крупнокалиберные снаряды, очевидно прилетевшие из каменной крепости в глубине перешейка, однако по всей видимости лишь недавно построенное укрепление испытывало проблемы не то с тяжелой артиллерией, не то с квалифицированными наводчиками. Пока ни один из подобных гостинцев по адресу так и не попал, да и маловато их было.

-Передислоцироваться поближе к нашим летучим кораблям и ни в коем случае не отдаляться от них, – скомандовал Олег рулевому, а после вручил Стефану свое зачарованное ружье. Его разрушительный потенциал и меткость потомственного сибирского охотника практически гарантировали несколько сбитых планеров…А их всего в воздух поднялось порядка полутора сотен. Видимо больше просто на один авианосец не влезло, а второго у командира данного соединения под рукой не оказалось. Превосходство в авиации определенно находилось на стороне русский войск. Во всяком случае, до тех пор, пока отыскавшиеся в порту маги сдерживает управляющее погодой божество. – Эти этажерки просто обязаны действовать как охотящиеся на крупную добычу волки инападать стаей на одного, раздергивая внимание. Если выбьемся из строя, то станем слишком удобной целью и быстро окажемся сбиты.

Штормовой ветер стих в мгновении ока, стоил лишь японцам приблизиться к русским летательным аппаратам на расстояние пары километров. По всей видимости, хрупким планерам он мешал куда больше, чем более громоздким воздушным кораблям, а потому управляющая погодой сущность с иных планов бытия отвлеклась на мгновение от боя и помогла своим союзникам. Впрочем, на наступившее затишье русские артиллеристы не жаловались, условия для работы канониров получились если и не идеальными, то во всяком случае очень хорошими. Тяжелые снаряды летучих крейсеров обрушились на приближающихся в похожем на сеть построении японцев, в случае попадания сразу превращая свои цели в мелкие обломки. И даже «Котяра первым же бортовым залпом снес аж двух вражеских летунов с неба. Защитный барьер отклонил несущееся прямиком в кабину ядро, но нервы пилота не выдержали и он круто рванул вверх и влево…Чтобы зацепить хвостом нос своего коллеги, держащегося слишком близко к нему. Вооружен каждый из врагов оказался парочкой прицепленных под крыльями то ли управляемых то ли самонаводящихся ракет и применяющимся в ближнем бою огнеметом.

-Хрустальные пушки, – пробормотал вышедший на верхнюю палубу Олег, медленно создавая в руках огненный шар и вспоминая игровой термин из своей прошлой жизни, как нельзя лучше характеризующий вражеские планеры. Эти машины были предназначены для того, чтобы нанести максимальный урон, пожертвовав в угоду ему прочностью и защищенностью. Нет, какие-то барьеры вражеские летательные аппараты прикрывали, но именно «какие-то». Их задачей, судя по всему, было лишь выиграть время достаточное, чтобы пилоты сблизились с целью вплотную и не подохли на подлете от ружейного огня и картечин. Даже одно ударившее в машину ядро данные летательные аппараты выдерживали далеко не всегда, а если даже и умудрялись уцелеть после подобного, то напрочь теряли свою магическую защиту и становились легкой мишенью. – Хотя нет, не тянут. Стеклянные дробовики!

На сближение с «Котярой» пошло сразу шесть вражеских машин, что было, в общем-то, очень неприятно. Не то пилоты решили, что узкий длинный корабль будет проще залить пламенем и быстро вывести из игры, не то просто судно оказалось в неудачное время в неудачном месте. Пушки обращенного в сторону надвигающихся врагов борта еще не успели перезарядиться, зато расположенные на верхней палубе картечницы исправно выдали в сторону хрупких летательных аппаратов снопы крупной дроби, заставившие одну из машин потерять хвост и резко уйти вниз, навстречу холодному морю. В еще одну попал огненным шаром Олег, но её барьеры выдержали натиск пламени…А вот последовавший вслед за этим электрический разряд и две незаметных на общем фоне пули – уже нет. Если в планере после этого от пилота что-то и осталось, так разве только обгорелые ноги под сиденьем. Похожая судьба постигла еще двух нападающих, Стефан показывал настоящий мастер-класс меткой стрельбы, уничтожая врагов с максимальной скоростью, на которое было способно зачарованное ружье. А рядом с ним стояли солдат, готовый подать потомственному сибирскому охотнику его собственную винтовку после того как одолженное оружие растратит все запасы энергии.

-Пронесло, – выдохнул Олег, наблюдая за тем, как рвутся всего лишь в нескольких метров от него ракеты, столкнувшиеся с пеленой магического щита. Первый барьер все-таки пал, будучи истощенным, однако второй удержал реактивную смерть в стороне от людей. Ударивший с левого борта фонтан пара из-за лопнувшего баллона и чьи-то матерные вопли не в счет – технику можно отремонтировать, а умирающие орут совсем не так. Зачарованными боеприпасами авиацию жителей страны восходящего солнца по какой-то причине не снабдили, и потому в первом раунде воздушной битвы русский корабль не понесет серьезного ущерба. Да, пыхнувшие следом зажигательной смесью огнеметы тоже представляли серьезную опасность…Но большая часть этого алхимического напалма стекла по энергетическим барьем, часть вообще прошла мимо цели из-за движения «Котяры» и самих планеров, а остатки потушат или по крайней мере не дадут им серьезно разгореться на дереве с огнеупорной пропиткой.

К сожалению, вражеские пилоты оказались опытными и не стали перемахивать через судно, где их могли бы достать пушки второго борта. Вместо этого оставшиеся три машины буквально прилипли к нижней полусфере летучего корабля, носясь под ней кругами по смехотворно малому радиусу и окатывая днище «Котяры» потоками напалма. На реактивных двигателях родного мира Олега подобный маневр удалось бы провернуть черта с два, но магические машины имели свои преимущества. Судно попыталось опуститься пониже, чтобы подставить врагов под выстрелы, но японцы зеркально продублировали изменение высоты и остались вне зоны поражения большинства орудий.

-Дык, я не могу…– Святослав попытался наколдовать управляемую шаровую молнию или что-то подобное, но колдовское электричество лишь обожгло ему пальцы. Хорошо хоть не изжарило! – Моя сила, стал быть, слишком сильно связана с ветром и небом…А они не отзываются!

-Думаю, стоит этому японскому богу свалить куда подальше и все вернется на круги своя, – Олег выставил вперед руку, куда был вшит атакующий световым копьем артефакт и сосредоточился. В тот момент, когда один из планеров по инерции выскочил из под днища судна, чтобы буквально в следующую же секунду попытаться развернуться на месте и снова оказаться в безопасности, чародей активировал боевой артефакт. Магический лазер буквально испарил половину вражеской машины, которая как оказалось уже не имела защиты. И уже в следующую секунду волшебник сделал то, что обычно счел бы поступком откровенно самоубийственным или хотя бы крайне неумным. Выпрыгнул за борт летучего корабля. В ситуации, когда идущий снизу треск огня и дым с каждой секундой становятся все сильнее, а его левитационные пластины полны энергии, данный маневр выглядел оптимальным решением.

Если два оставшихся японских пилота и удивились его появлению, то справились с изумлением крайне быстро, еще раз доказав свой профессионализм. Один из планеров метнулся прямо на Олега, выплевывая в чародея длинную струю огня, а навстречу ему устремился конус холода. В результате столкновения стихий пострадали оба участника драки: зажигательная жидкость замедлила свое движение и влетевший в неё летательный аппарат вспыхнул как спичка, а после протаранил боевого мага.

-Ух…ё…– Остановить беспорядочное кувыркание в воздухе Олегу удалось далеко не сразу. К счастью находясь под днищем не такого уж и большого русского корабля вражеский пилот передвигался на довольно маленькой скорости, а потому личные защитные барьеры волшебника смогли поглотить большую часть импульса от столкновения. Но синяки все равно были гарантированы, а перекинувшееся на одежду пламя пришлось срывать с себя телекинезом. Повезло еще, что пробившейся при ударе сквозь щиты сваренный японскими алхимиками состав большую часть своих свойств приобрел из-за волшебства, а потому при нахождении вблизи поглощающей враждебную магию кирасы из способного сожрать даже металл зелья выродился всего лишь в подобие горящего бензина. – Так, а где последний? Сбежал?

Мощный удар, едва не оторвавший Олегу правую ногу, доказал что среди пороков данного конкретного японца может обнаружиться чего угодно, но только не трусость. Ракет у него уже не было, в прицепленном к планеру огнемете зияло несколько оставленных картечь дыр, через которую утекали последние капли зажигательной смеси, но пилот об отступлении даже не думал. Вооружившись длиннющим телескопическим копьем, он попытался заколоть русского чародея и почти преуспел в своих попытках изобразить бравого небесного рыцаря. Придись такой удар в шею и позвонки бы точно сломались, ведь запас энергии в защитных амулетах уже оказался к настоящему моменту истрачен…Впрочем, опытный целитель мог пережить подобное и даже не полностью утратить боеспособность, управляя своим телом не при помощи нервов, а напрямую через ауру. А уж потеря очередного башмака и повисшая на лоскуте кожи части ступни вместе с деревянным протезом его и вовсе не смутила. Выхватив револьвер, чародей выпустил пять пуль вслед удаляющемуся японцу. И, судя по его вскрику и зарыскавшему из стороны в сторону планеру, как минимум один раз он попал. Видимо боль помешала пилоту мыслить здраво, а потом его летательный аппарат вылетел далеко за пределы безопасной зоны под днищем судна и практически мгновенно оказался уничтожен выстрелившими в упор канонирами.

-Так, со своими мы управились, теперь можно подумать о том, чтобы помочь коллегам или пострелять с высоты по морским кораблям… – Олег вспорхнул обратно на палубу своего судна и тут же, повинуясь взвывшему чувству опасности, бросился на неё ничком. И сделал он это как нельзя вовремя, воздух снова, как и в совсем недавнем прошлом, заполнили летящие снизу вверх ракеты, игнорирующие защитные барьеры. «Котяру» затрясло от попаданий, страшно закричал один из стоявших у картечниц солдат, которому осколком срезало кисть руки. – Еще и эти субмарины?! Можно подумать, мало нам было проблем!

Планеры понесли серьезные потери, но согнали летучие корабли торгового конвоя в плотное компактное защитное построение, по которому так удобно целиться. И всплывшие из под воды рыбообразные подлодки поспешили этим воспользоваться, выметая ливнем реактивных снарядов русский воздушный флот. Вряд ли они были способны полностью его уничтожить, дар оракула принялся нашептывать Олегу, что установка новых ракет в системы ведения огня занимает много времени и именно этим было вызвано их предыдущее отступление, однако перевес в битве отчетливо клонился на сторону японцев…До тех пор, пока вся гавань не содрогнулась от мощнейшего землетрясения. Или правильнее было бы сказать, что от пущенной в дело мощи содрогнулся весь перешеек?

Из под воды стремительно лезли острые зубы скал, причем со скоростью десятков метров в секунду. С оглушительным скрежетом поднявшиеся со дна моря исполинские каменные ножи распарывали днища японских кораблей, прокалывая те словно булавки энтомологов попавшихся в лапы насекомых. С оглушительным треском авианосец, который поразило сразу три растущих в разных направлениях горы, разломился пополам. И в качестве завершающего штриха, выход из бухты перегородило несколько рядов вздымающихся вверх на десяток метров столбов, протиснуться между которыми не получилось бы даже у мелких подлодок, окончательно закрывая ловушку, куда попался японский флот. В самом центре этого необычного забора возвышался абсолютно сухой утес, на вершине которого застыла обманчиво хрупкая женская фигурка в развевающихся изумрудных одеждах, ярко сверкающих на солнце. Волны, явно повинуясь чьему-то приказу, рванули на десятки метров вверх и попытались сомкнуться над ней, чтобы смять, утопить, уволочь в пучину…Но они просто не могли двигаться с такой же скоростью, что и скала которая росла все дальше и дальше ввысь, словно стремясь к небесам. Облако, на котором стоял храм, мигнуло и исчезло, словно стертое из этого мира. Слишком быстро, чтобы оказаться уничтоженным, просто существо помощью которого заручились японцы предпочло бежать, бросив своих союзников на произвол судьбы. Над полем уже по факту выигранного боя разнесся ликующий смех Хозяйки Медной Горы, а потом и задорная веселая мелодия, с легкостью пробивающаяся через скрежет камня по железу и пушечные выстрелы. Поднятые из глубин сильнейшей ведьмой планеты скалы продолжали раздирать японские корабли, а сама она, видимо под влиянием душевного порыва, достала непонятно откуда длинную флейту и принялась извлекать из неё чарующие звуки, дополняя музыкой представшую перед её глазами картину. На взгляд Олега получалось очень даже неплохо. Он был готов поклясться, что если бывшая Баба-Яга вдруг захочет сменить сферу деятельности, то у неё без проблем получится стать отличной ресторанной певичкой.



Глава 10

 О том, как герой повышает квалификацию бойцов своего отряда, встречает старых знакомых и растягивается на палубе.

 -Хватит жаловаться, не так уж это и тяжело. Я же справился когда-то, значит и вы сумеете! А если еще раз услышу шепотки вроде «да на кой черт нам оно сдалось?!», то сделаю чего-нибудь страшное. Например, повышу нагрузку вдвое, — Олег отряхнул руки от мела, внимательно оглядел своих солдат и увиденным остался категорически недоволен! Понимание того, что было начертано боевым магом третьего ранга на черной доске или хотя бы напряженная мыслительная деятельность в попытках осознать увиденное, сквозило в глазах максимум у пяти или шести человек! А остальные либо тихонечко перешептывались, либо глазели по сторонам, либо и вовсе норовили сомкнуть глаза и задремать…Причем последним занимались десятки из бывших стрельцов, видимо со времен службы в регулярных частях сохранившие навык засыпать везде и всегда при каждом удобном случае. – Итак, продолжаем! Семь умножить на восемь равно пятьдесят шесть. Восемь умножить на восемь равно шестьдесят четыре! Повторяйте за мной и записывайте, после занятия проверю...

Возможно, знание таблицы умножения и прочее относящееся к арифметике, которую в данном измерении необразованные люди массово считали подразделом магии чисел, способствующим финансовому успеху, не могло особо помочь солдатам в бою. Однако проводить занятия физической подготовкой на борту летучего корабля было крайне сложно. В трюмах — тесно, на верхней палубе – холодно. К тому же из знающих математику людей можно было сделать действительно хороших артиллеристов, стреляющих из своих пушек не на глазок, а в соответствии с расчетными таблицами. А те из рядовых, кто тянулся к знаниям, буквально таки напрашивались на роль десятников. По крайней мере, им можно было поручить нечто умеренное сложное вроде разведки с точным подсчетом сил противника или синхронизированных по часам действий. А еще грамотных людей в этом мире среди обывателей насчитывалось не очень много, поэтому умеющий набросать докладную записку или самостоятельно разобраться с инструкцией по умолчанию начинал считаться ценным техническим специалистом, пусть и низшей планки.

-Что ж, думаю, на сегодня хватит, — решил Олег через полчаса, когда закончил с таблицей умножения. – Завтра повторим изученное и начнем разбирать дроби, это тема сложная, одного дня на неё точно не хватит…Вопросы есть?

-Да, господин капитан, – один из завербованных в Нанкине китайцев сначала поднял руку, потом встал, затем низко поклонился. Олег мысленно вздохнул, некоторые привычки он из своих подчиненных выбить не мог, как ни старался…Скорее всего потому, что их вбивали тяжелыми палками. А те из соотечественников этого бойца, кто на его исторической родине не проявил бы должного почтения к магу третьего ранга, запросто могли бы оказаться за это убиты. И все окружающие бы восприняли подобное событие как должное. Спасибо еще в бою они врагам высокого ранга оказывать знаки уважения не пытались! Хотя может это просто потому, что не могли их вовремя опознать? – Скажите, а вы можете провести над добровольцами ритуалы вечного усиления? Ну, помните вы на одной из охот сделали меня и нескольких других людей быстрее, сильнее и храбрее перед тем, как мыполезли в логово восьмилапых волков? Тогда ваши чары почти день продержались…Но я слышал, могущественные маги своих телохранителей или гвардейцев могут сделать сильными на многие-многие годы и отзывают свое благословление только если слуга прогневает их или станет совсем старым.

— Нет, так не получится. Вернее, вы просто не выдержите подобные чары, стимулирующие работу мускул и выработку адреналина. Не знаю как в Империи Золотого Дракона, а в России гвардейские подразделения состоят исключительно из одаренных низших рангов по очень веской причине. Чтобы полноценно использовать артефакты и выжить после действия сильных стимуляторов или аналогичных им по действию заклятий надо быть минимум ведьмаком. — Олег на пару секунд замялся, чтобы набрать воздуха в грудь и попытаться как можно лучше подобрать слова. Все же большинство его слушателей не обладали даже начальным образованием, если не считать каких-нибудь случайно доставшихся им обрывков знаний, а потому следовало избегать использования слишком сложных терминов. – Любая нагрузка свыше определенной черты наносит телу вред. Причем надорваться могут как мускулы, так и аура. Если травмирующие их чары будут действовать недолго, то это не страшно, накопившиеся за пару часов или даже суток микротравмы целитель моего уровня поправит не особо напрягаясь. Или они сами зарастут со временем. Но за постоянное усиление вам придется платить своим здоровьем. Несколько месяцев, в лучшем случае пара лет — и вы превратитесь в старых развалин.

-- Простите, господин капитан, – видно было, что китаец расстроился. Солдаты вольного отряда получали просто сумасшедшие деньги, которых большинство рекрутов до своего поступления на службу даже и представить себе не могли…Но платой за это шел повышенный риск. И потому не было ничего необычного в том, что данный человек хотел его минимизировать всеми способами. Олег подобные здоровые устремления мог лишь поддерживать. Ну, по крайней до тех пор, пока те не превратятся в трусость, ставящую под удар остальных. – Скажите, а может тогда уважаемая госпожа Доброслава подумает над тем, чтобы даровать достойным благословление зверя?

-А про это уже совершенно точно рекомендую забыть, – отрицательно помотал головой Олег, который уже как-то расспрашивал свою любовницу о плюсах и минусах становления оборотнем. Подобная процедура практически остановила бы рост его магического дара и сделала стерильным, но взамен обещала подарить железное здоровье и способную вылечить все кроме отрубания головы регенерацию. – Дело даже не в желании, она просто слишком молода. Если же кто-нибудь из вас все-таки сумеет её уговорить, то пусть помнит, что шанс успешного превращения в нелюдь прямо пропорционален мощи обращающего. Все-таки это не просто укус, а сложный магический процесс, пускай даже и не особо контролируемый перевертышами.

-Дык, да ладно?! – Послышался из-за стенки голос Святослава, который отдыхал в своей каюте и волей-неволей оказался вынужден выслушивать все содержимое проводимого с солдатами урока, поскольку установкой звукоизоляции на судне никто не озаботился. – Шо, стало быть серьезно? Каждый перевертыш када кусает, колдует, таво-этово?!

– Не каждый, а только когда сознательно пытается кого-то обратить или вследствие полученных ран не контролирует свою ауру, которая расползается по швам и фонтанирует праной. Хотя со стороны ничего и не видно, но на самом деле неофиту перевертыши усилием воли внедряют в ауру вместе со слюной оторванный кусочек своих собственных энергетических оболочек. Частичку души, можно сказать. – В последний момент Олег вспомнил, что его еще и солдаты слушают, которые даже разницу между «физическим лицом» и «астральным телом» имеют все шансы не понять. – И если оборотень окажется слишком слаб, то процесс полноценного превращения в его собрата растянется на недели и месяцы. А поскольку такая перестройка невероятно болезненна и требует огромных затрат энергии и питательных веществ, в мире станет больше на одно снедаемое периодическими приступами агонии чудовище с повышенным аппетитом и поехавшей крышей. Голод рано или поздно пройдет, как и страдания, а вот вызванное ими безумие потом так никуда и не денется. Именно из-за поспешных решений некоторых идиотов и подобных несчастных сумасшедших представители данного народа заслужили добрые две трети своей дурной славы.

-Понимаю, господин капитан. – Еще раз низко поклонился китаец. – Прошу простить меня за то, что посмел отнять ваше бесценное время.

-Ничего страшного, помогать вам – этой мой долг. – Олег недолюбливал пафос, но здесь и сейчас счел уместным его небольшое количество. – И позволю дать вам совет, если хотите стать сильнее – старайтесь развить в себе магические способности. Хотя бы минимальные! Лишь бы получилось носить защитные амулеты, накопители которых на вас будут заряжаться, а не разряжаться. Даже слабейшие из них гарантированно будут уберегать своих обладателей от сильных травм и спасать им жизни там, где в ином случае осталось бы лишь провести похоронную церемонию.

-Но у нас нет ни алхимических составов, укрепляющих систему Ци, ни достаточного количества времени для медитаций, – несмело возразил еще один из китайцев, правда не забыв предварительно встать и поклониться.

-Учитесь по западному, а не по восточному. Гравируйте пули и пытайтесь зарядить их волшебством, – Олег не был до конца уверен, что данный способ подойдет его солдатам. Все-таки славяне отнюдь не просто так считались наследниками гиперборейцев и даже самый последний крестьянин откуда-нибудь из под Москвы или Рязани имел куда более развитое энергетическое тело, чем послушник тибетского монастыря только-только получивший свой новый статус или начинающий свое обучение европейский ведьмак. Да и вообще, если бы все было так просто, то одаренных в этом мире оказалось бы больше раз в десять или двадцать…Но ничего лучшего он сейчас предложить своим людям просто не мог. Разве только участие в экспериментах по насильственному пробуждению их способностей, где придется работать методом тыка? Вот только заняться этим без лаборатории не получилось бы и несчастные случаи из-за неизбежных ошибок оказались бы гарантированы. – Я и Стефан уже не раз показывали вам, как делать из обычных пуль зачарованные боеприпасы. И, если надо, покажем еще. Данный метод практикуют во всех армейских училищах Российской Империи, научиться ему может практически любой при должном таланте и упорстве. А еще он абсолютно безопасен, в отличии от применения сомнительных препаратов. Когда у вас начнет получаться хоть чего-нибудь, то немедленно обратитесь ко мне, и я составлю отдельную индивидуальную программу обучения. Наличие в команде лишних ведьмаков только усилит весь наш отряд, а если у кого-нибудь получится шагнуть дальше, то это вообще станет поводом для праздника.

А еще ученики могли здорово укрепить социальный статус их наставника, причем отнюдь не только из одной только благодарности. После монархической революции император и дворяне мудро не стали отменять часть старых законов, касающихся обучения неофитов и полагающегося за это вознаграждения. Каждый маг – это ценная боевая единица и повышенный источник налогов, чем бы он не занимался. И чем выше его ранг, тем больше получает государство прибыли с проживающего на территории страны одаренного. Одним из самых надежных и наименее рискованных способов повышения ранга с формулировкой «за заслуги» до сих пор оставалось обучение пяти приемников. А почему бы собственно и нет, если щедро награждают за новых истинных магов и младших магистров в основном персон благородного происхождения, а благодарственную грамоту за нового ведьмака можно разве на стенку наклеить? Но даже если какой-нибудь безродной и натаскивал одного за другим способных чародеев из простонародья, аристократы все равно относились к этому с некоторым одобрением. Им всегда новые слуги были нужны. А если новоиспеченные обладатели третьего, четвертого или пятого ранга вдруг попробовали бы спорить с истинными хозяевами страны, то живо бы узнали, что самые лучшие артефакты делаются как раз из частей тел и душ таких в меру сильных самонадеянных идиотов. Опять же нежить на их основе можно поднять великолепную, да и с демонами сторговаться…В общем, державе от лишних колдунов в каком бы то ни было качестве идет одна сплошная выгода!

-Эй, профессор, заканчивай свои уроки! – Люк ведущий на верхнюю палубу распахнулся и внутрь свесилась голова Доброславы, по всей видимости, опасно перегнувшейся через край дыры. Впрочем, если бы оборотень потеряла равновесие и упала – то скорее треснул бы пол палубы, чем её шея. – У нас гости!

-Кто? Насколько крупные? Сколько вымпелов? – Насторожился Олег и телекинезом принялся притягивать к себе оружие и доспехи, благо до его личной каюты было в прямом смысле слова рукой подать. После битвы у порта Медный торговый конвой понес потери и стал более уязвимым для дальнейших нападений. Половина летучих кораблей либо оказалась сбита, либо требовала длительного ремонта и для путешествия в Америку больше не годились. Морские суда отделались легче, поскольку им не пришлось с огромной высоты падать: течи быстро подлатали, воду выкачали, пожары потушили, убитых заменили. Пяток самоходных барж и один крейсер тогда затонули, пав жертвами японских снарядов и магии, но поскольку до берега оказалось рукой подать и сильнейшая геомантка планеты была прямо тут, их подняли в течении пары часов. Даже большая часть товара на борту уцелела, ведь упаковывать его старались герметично. В общем и целом из-за нападения врага сроки их экспедиции сдвинулись на недельку, потребовавшуюся для зализывания ран, ремонта и пополнения команд новыми людьми взамен погибших, но отменять сделку стратегического значения никто даже не подумал.

– Твои старыедрузья, средней упитанности, двое. И они своим ходом заявились, а не на летучем корабле, хотя тот и неподалеку крутится. – Ответ девушки несколько успокоил чародея, но только еще больше запутал. Впрочем, поскольку он уже успел натянуть на себя кирасу, напялить шлем и вооружиться идеальными для ближнего боя топорами-вампирами, то решил дальше встречу с гостями не откладывать. Все равно времени и сил, чтобы зарядить накопитель зачарованного ружья или сделанный из нефрита жезл у него пока не было.

– А ведь я обещал когда-то, что ты станешь капитаном своего собственного корабля! И ты действительно стал им! Да таким, что другим остается только позавидовать! – Радостно поприветствовал его на палубе молодой улыбчивый мужчина, которому лишь слегка перевалило за двадцать пять лет, облаченный в мундир младшего магистра магии воздуха. Аура у него, впрочем, сему гордому званию не сильно соответствовала, выдавая скорее сильного истинного мага…Да собственно им он и был до тех пор, покавнезапно не получил повышение в связи с военной необходимостью и тем, что на командование пусть ветхим, но исправным парящим линкором ставить чародея четвертого ранга было нельзя, а свободных пятых тогда под рукой у командования не оказалось. Олег это знал прекрасно, поскольку был одним из тех медиков, которые выводили данного парня из затянувшегося запоя, устроенного не нервной почве после подобного назначения. И, кстати, тогда же он нечто подобное про капитана и говорил. Где-то между пьяными песнями и обещаниями не то повысить, не то повесить. А парящий линкор тот с новым хозяином рассекал небеса очень недолго, поскольку оказалось захвачено поляками. – Сейчас у тебя уже не какая-то паршивая скорлупка, а настоящий летучий корабль! Может он и неказистый, но сразу видно – верткий и быстрый! Да и пушек на нем много, даже больше чем на «Змие» было!

-Ну, ты сравнил, Андре! Где орудия парящего линкора и где мои жалкие пушечки?! Они же настолько меньше, что их на нашем старом корабле могли бы вместо боеприпаса использовать…Ну в ствол бы точно пролезли, если без лафета, – фыркнул Олег, пожимая руку своему старому знакомому и бывшему начальнику. А вот другом его назвать было все же нельзя, тут Доброслава несколько ошиблась. По отношению ко второму гостю так особенно, по крайней мере, младший магистр аэромантии на своем подчиненном ни разу по пьяни не активировал контролирующую печь в болевом режиме из-за не понравившихся ему слов. Впрочем, чародей признавал, что по сравнению с большей частью его коллег дядя Андре еще очень даже неплохой человек. Лицемерить в общении с ним, по крайней мере, приходилось на порядок меньше, да и сам он врал или покрывал личные стремления высокопарными фразами не каждый день. – Отец Федор, рад вас снова видеть. Какими судьбами к нам занесло?

В то, что появление знакомого корабля рядом с торговым конвоем было случайно, Олег даже не рассматривал. Сейчас суда неспешно приближались к Камчатке и, если не врали карты, ничего особо интересного на берегу в данном районе не было. В лучшем случае поселки рыболовов, да и то их наличие следовало поставить под сомнение, поскольку для властвовавших в этих краях не так давно японцев те были целью номер один. Лодки угнать, сети украсть, их хозяевам тоже дело найдется, ведь крепких рабов всегда не хватает…Золотые прииски либо стоянки охотников где можно добыть ценные меха располагались обычно вдали от линии прибоя.

-Попутным ветром нас надуло. Чтобы компенсировать потери вашего конвоя в воздушном прикрытии прислали все корабли, которые только смогли, вот и «Танцовщицу» нашу заодно дернули. Просто она самая быстрая оказалась и потому передовым дозором шла. Мы уже и доложиться начальству успели, а тяжеловесы и всякие мобилизованные гражданские суда еще даже на горизонте не показались. – С благожелательно-нейральным выражением поведал Олегу священнослужитель в обманчиво простой серой рясе, с успехом заменяющий своему обладателю полный латный доспех. По личной силе до племянника отец Федор может и не дотягивал, но компенсировал это огромным опытом. Ну и возможностью в нужный момент получить помощь от своих покровителей, что впрочем, считалось само собой разумеющимся для высокопоставленных представителей духовенства любой истинной религии и большинства мелких культов. – Кстати, можешь рассказать, что на самом деле в Медном произошло? А то до нас дошли только слухи, которые десять раз переврали.

-Охота на охотника ну или чего-то в этом роде. Доброслава, хватит уши греть, шумни там матросов, чтобы нам сюда вина притащили и мебель какую-нибудь…Сегодня ведь не пост? – Можно было гостей пригласить и в каюту, но там было тесновато, а свежий ветер вряд ли мог доставить неприятностей отцу Федору или Андре. Пусть тот был одним из самых молодых и слабых младших магистров в России, но титулу своему он все-таки соответствовал больше, чем Святослав четвертому рангу.

-Мы в военном походе, так что это в любом случае не должно нас тревожить. А если ты, сын мой, вдруг преисполнился религиозного рвения, то стало быть близок конец времен. – Заявил священник, предвкушающее потирая руки в ожидании порции горячительного. – Ну, не томи, рассказывай. Чего и как там сотворила главная язычница всея святой Руси? Ты ж пронырливый и со слугами Саввы дружбу водишь. А еще пророк какой-никакой. В общем, должен знать.

-Устроила виртуозную игру с мозгами японских генералов. Это если верить тем сплетням которые распускали её служанки и оказавшиеся там в большом количестве церковники. – Олег без труда догадался, что речь идет о Хозяйке Медной Горы. Отношения с церковью у бывшей Бабы-Яги были сложные. Скорее всего потому, что высшие иерархи отлично знали с кем на самом деле имеют дело. Но переходить от взаимной неприязни к открытому конфликту эти две могущественные силы вроде не собирались….Хотя в прошлом и имели место жертвы с обоих сторон. – Появившийся перешеек между континентом и Сахалином мешает самураям не то чтобы сильно, но задевает их гордость одним фактом своего существования. А с учетом того, что следующим в очереди на закапывание стоит пролив Лаперуза между Сахалином и Хоккайдо, где сейчас под охраной лучших армейских частей находится передвижной дворец и большая часть слуг сильнейшей геомантки мира, так и вообще бесил неимоверно как зримое доказательство могущества русских. Но особого стратегического значения появившийся там канал и порт не имели, ведь единомоментно в них находилось не больше пары тысяч солдат, следующих транзитом вглубь острова. Ну, теперь полуострова. Наш конвой и то мишень позавлекательнее и позубастее с точки зрения стратегов японского генерального штаба. Однако в тот момент, когда две их цели соединились бы друг с другом в одной и той же точке пространства и времени, атака на Медный стала бы оправдана с гарантией в девяносто девять процентов.

– Мы как раз дворец Хозяйки Медной Горы и магов, торящих путь через море, охраняли тогда, – поделился Андре. В принципе, в этом не было ничего удивительного. Юг Сахалина сейчас напоминал настоящий улей, только вместо злых пчел там имелись не менее злые русские солдаты и чародеи всех возможных родов войск: от ополчения до императорской гвардии. Причем жажда поквитаться за неожиданное нападение и временную оккупацию части страны более или менее была равномерно распределена как по простым людям, так и по аристократам. Ну а еще все дружно на хорошие трофеи надеялись, ведь Япония не считалась в этом мире одной из сверхдержав и почти гарантированно должна была проиграть без помощи своих союзников, которые вроде бы не торопились её защищать всеми силами. Просто одним после победы должны были перепасть шелковые ткани, молоденькие крестьянки и монеты из золота-серебра, а другим новые земли, титулы, магические знания и наложницы из побежденных магических фамилий. – Вроде все шло спокойно… И тут вдруг нате вам! Японский флот на горизонте, да еще и чуть ли не весь разом в одном месте! Мы уж думали, сейчас генеральное сражение будет, после которого либо у нас архимагов и магистров сильно поубавится, либо им придется во главе своих кланов ставить консортов да недорослей. Однако, обошлось.

-Оттягивали на себя внимание, чтобы никто из старших чародеев в Медный не дернулся, когда тот атаковали, – покивал головой отец Федор, подтверждая слова племянника. – Они же не знали, что дворец Хозяйки Медной Горы пустой стоит. Ну, вернее баб то там много и все в зеленом, но к себе они никого постороннего не пускают, а издалека поди заметь отсутствие какой-то их части вместе с самой главной. Иначе бы, скорее всего, рискнули напасть. Ну, зато хоть люди стали о душе думать! Я за один день выслушал больше исповедей, чем за два месяца до того.

-В этом мутном деле с атакой на Медный без шпионов наверняка не обошлось, а может и без игры двойных агентов, намеренно слива информации и прочей закулисной дряни, которой в штабах занимаются. Как минимум с японской стороны присутствовало несколько десятков их шиноби, которые с помощью подкупленных офицеров вывели из строя три четверти тяжелой артиллерии форта. – На палубу наконец-то вытащили выпивку и стулья, после чего Олег с наслаждением присел. Все время проведения арифметического урока он провел на ногах и целительной магии чтобы снять усталость не использовал. Во-первых, хотел поднакопить побольше сил, чтобы потом слить их в один из накопителей, а во-вторых, опасался разучиться понимать образ мышления простых людей, если каждую свою проблему начнет решать с помощью волшебства. – Знаю о чем говорю, сам их ловил…Ну, вернее всех кто после боя цел остался и на землю приземлился в приказном порядке отправили окрестности порта обшаривать чтобы найти, куда они утекли после бегства из крепости.

-Не нашли? – Утвердительно спросил Андре.

-Да какой там! Только ноги сбили и промерзли. Даже трупов предателей и тех обнаружить не получилось, – Олег тогда отсутствию боестолкновений был рад. А вот церковники, которых в порту оказалось действительно много и которые, по-видимому, концентрировались там ради борьбы с пришедшим японцам на подмогу божеством, заранее зная о том, с кем им надлежит столкнуться – не очень. Видимо добыча утекла у них из рук прямо сквозь пальцы, несмотря на казалось бы проведенную заранее подготовку. А если так, то мастерство данных конкретных ниндзя заслуживало высочайшей похвалы и проверять на своей шкуре остроту их отравленных клинков чародею очень не хотелось.

Беседа о ходе войны, начальстве, сравнительных качествах кораблей, орудиях, стратегической магии и прочих житейских мелочах длилась почти час, прежде чем гости решили перейти к главной причине, по которой они сегодня заявились на палубу «Котяры».

-Слушай, Олег, а ты не думал, что наши с тобой корабли неплохо действовали бы в паре? – Гости на двоих выдули четыре бутылки вина с абсолютно незначительной помощью хозяина, однако оставались все еще скорее трезвыми, чем пьяными. Подчас выносливость магов играла с ними дурную шутку и те моменты, когда они искреннее желали напиться, являлись одним из этих случаев. – После того как закончится эпопея с этим торговым конвоем до начала организованного наступления на Японию останется рукой подать. И тот, кто будет идти вместе с войсками получится намного меньше смельчака, рискнувшего вырваться вперед. Но в одиночку действовать слишком опасно, да и недостаточно людей, чтобы взять штурмом хорошо укрепленное поместье какого-нибудь клана. А вот два судна – это уже совсем другое дело.

-Кому попало спину в бою не доверишь, но тебя мы знаем более чем хорошо и уже не раз дрались вместе, – поддакнул племяннику отец Федор. – Кстати, а где твое второе судно? Ну то, которое больше на летающую лодку-переростка смахивает.

-Продал за долю в предприятии, – Олег задумался, анализируя плюсы и минусы сделанного ему предложения. Риск и потенциальная выгода в целом друг друга уравновешивали. Заниматься грабежами, пусть даже и «цивилизованными», а потому называющимся сбором трофеев по праву победителей не очень хотелось. С другой стороны, семье Стефана срочно требовались деньги в больших количествах. К тому же если два летучих корабля нападут на крестьянскую деревню и высыпавшие с них солдаты резво бросятся гонять кур, крестьян и коров, то значит у их капитанов чего-то не в порядке с головой, поскольку выгода с такого дела получится копеечная. Вот только в самурайских замках, где должны быть сосредоточены основные богатства Японии, количество мирных жителей в целом числу защитников должно более или менее соответствовать. Слуги, женщины, дети… Предложить охотиться на вражеские летучие корабли и пытаться захватывать их? Такие трофеи стоят дорого, но можно легко потерять уже имеющееся имущество вместе с жизнью. А еще гарантированно пойдут большие потери в команде. – Знаешь, Андре, тут надо подумать. Посоветоваться. Кстати, в том гипотетическом случае, если я соглашусь, как будем трофеи делить?

-В совместных битвах тебе двадцать пять процентов, поскольку корабль меньше и маги слабее, ну а если станем сражаться по отдельности по какой-то причине, то кто чего добыл, то ему и принадлежит. – Пожал плечами младший магистр магии воздуха с таким видом, будто все было элементарно, и Олег сам должен был догадаться. Впрочем, распределение действительно могло считаться более или менее честным, хотя сам чародей третьего ранга оценил бы долю своей команды в тридцать процентов добычи. Как ни крути, но союзный младший магистр с хорошим летучим кораблем – это сильно. А у отца Федора достаточно связей, чтобы серьезно облегчить совместному формированию взаимодействие с официальными государственными структурами. – После завершения похода определишься? А то время то не ждет.

-К тому моменту – обязательно, – твердо пообещал чародей, который хотел бы отказать Андре, но был готов выслушать другие мнения от своих друзей. – Кстати, а почему ты обратился именно ко мне? Есть же вольные отряды и посильнее.

-Да все с кем разговаривал уже с кем-то в альянсе состоят, а я под чужую руку идти не хочу. Если уж удержал на своих плечах мантию магистра, то не пристало спину гнуть перед коллегами или тем более истинными магами, пускай они даже старше лет на сто-двести, – пожал плечами один из самых молодых обладателей пятого ранга в России. А после его и отца Федора подхватил поток ветра и унес обратно на их корабль, который держался где-то в километре от борта «Котяры».

Путешествие торгового конвоя день за днем протекало неспешно. Японцы видимо после недавних потерь не рисковали отправлять свой флот далеко от родных островов, поскольку боялись остаться вообще без кораблей к тому моменту, когда начнется битва уже на их территории. Вампиры Южной Америки даже в оккупированной части Китая свои действия вроде бы свели до минимума, поскольку сейчас оказались по горло заняты отражением очередной волны экспансии с соседнего континента и лишних сил тупо не имели. А для англичан было слишком далеко плыть из Атлантического океана. Дойти бы их эскадры дошли, но подобный переход требовал очень много сил, средств и времени. И джентльмены видимо сочли подобные усилия ради помощь далеким союзникам для себя чрезмерными. Обычные же пираты очень редко собирались в достаточно крупные группы, дабы представлять угрозу торговому конвою. А если вдруг – то предпочитали пиратствовать адресно и масштабно, а не шататься по морю дожидаясь возможной удачи. Разграбить какой-нибудь плохо защищенный приморский город джентельмены удачи были всегда готовы, но ради добычи связаться с профессиональными военными и заполучить в недруги целую сверхдержаву рискнули бы лишь редкостные отморозки, у которых как правило не бывает достаточно сил для столь дерзкой акции. Впрочем, когда караван судов уже огибал Камчатку, океан напомнило людям, что они здесь даже не гости – а так, случайные прохожие. А правят бал в морских глубинах совсем другие существа.

-По кому стреляют?! – Забеспокоился Олег, едва только услышал пушечный выстрелы. Было их не один и не два, как в случае сигнальной пальбы, а как минимум десяток. Следовательно, тревога ложной быть не могла, в таких количествах посреди моря порох и снаряды ради какого-нибудь пустяка переводить не будут.– Святослав?

-Дык, небо вроде чистое. – Прирожденному магу-погоднику даже вертеть головой по сторонам не потребовалось. – Да и звуки того…С воды идут.

Проделанные в корпусе бойницы давали слишком мало обзора, а потому Олег поднялся на верхнюю палубу и уже с неё практически сразу разглядел источник их сегодняшних проблем. Морской змей выбрался из глубин океана на мелководье и по какой-то причине напал на одну из самоходных барж. И это была не молодая рептилия длиной в пару десятков метров, вроде той с которой однажды ему пришлось под водой схватиться, а настоящий гигант вполне сравнимый по водоизмещению с атакованным судном. Монстр, на фоне которого любой дракон показался бы лишь безобидной курицей, трижды обвился вокруг корпуса своей добычи и теперь всеми силами пытался раздавить её. Или порвать пополам, попросту перетерев своими кольцами. Ядра с соседних кораблей крушили влажно поблескивающую на солнце чешую, но брызгающие из ран струйки крови для такой туши являлись не более чем булавочными уколами.

-Тварью кто-то командует, – внезапно сказал Стефан, вместе со всеми наблюдающий за пугающей, но вместе с тем величественной картиной. К артиллеристам присоединились боевые маги, обрушившие на чудовище разряды молний, потоки пламени, ледяные лезвия и прочие разрушительные заклинания, но толку от их усилий было не много.

-С чего ты так решил? – Олег не стал отвлекаться на то, чтобы дать команду открыть огонь по морскому змею. Летучий корабль и без того уже снижал высоту и разворачивался к чудовищу левым бортом. Главное было случайно не промазать мимо его исполинского тела, а то на борту атакованный баржи вряд ли бы сказали спасибо за дружеский огонь.

-Она не отступает, хотя получает все новые и новые раны. Нормальные хищники так себя не ведут. – К битве присоединились развернувшиеся в сторону ужасной твари крейсеры и их бронебойные снаряды принялись вырывать из тела морского змея целые пласты чешуи и мяса. А обрушившиеся прямо на свежие раны многочисленные боевые заклинания действовали куда как более эффективно, если им не приходилось преодолевать толстый слой естественной брони. – Так могла бы поступить самка, если бы мы угрожали её гнезду…Но драконы и их ближайшие родственники умнее некоторых людей! В одиночку нападать на караван судов, который просто плывет мимо и не останавливаются дабы выпустить пловцов пытающихся отыскать её яйца – просто глупо, поскольку привлекает лишнее внимание. Да и вообще вряд ли подобная туша станет устраивать кладку так близко к берегу. Ей же тут толком не повернуться!

Внезапно огромные кольца разжались и морской стремительно исчез в волнах. Несколько секунд еще можно было видеть под водой контуры его исполинского вытянутого тела, волны окрашенные в багрянец истекающей из огромных ран кровью и расходящиеся во все стороны волны, однако спустя пять минут уже ничего не напоминало об атаке исполинского чудовища. Ничего, если не считать вынужденной спешно править к берегу баржи, корпуса которой не выдержал нагрузки и треснул будто арбуз, по которому стукнули палкой. Судя по избороздившим надводную часть судна огромным трещинам, сейчас его трюмы стремительно заполнялись водой. Конечно, команда попытается их залатать, да и на помощь ей с других кораблей обязательно выдвинутся способные перекрыть пробоины маги, но движения торгового конвоя из-за этого неизбежно замедлится.

-Олег, дык, ты это, не чуешь ничаво? – Уточнил Святослав. – Нас щаз бить не будут?

-Да вроде бы нет, – непосредственной опасности оракул-самоучка не ощущал. Небо и море до куда доставал глаз тоже было чистым, если не считать полоски земли вдалеке. Новая атака из под воды была несколько маловероятна, поскольку её было бы уместней провести одновременно с нападением морского змея.

-Странно, – почесал в затылке бывший крестьянин. – Нас же того…Явно задержать пытаются. Затем, стал быть, и велели змеюке судно поломать как смогетъ!

Командование по всей видимости придерживалось примерно того же мнения, а потому при помощи флажковой азбуки передало указание нескольким летучим кораблям провести разведку окружающей территории. Одним из них по какой-то причине оказался и «Котяра», которому выдали указание двигаться на северо-восток, исследуя обстановку на побережье Камчатского полуострова. Это был один из тех крайне редких случаев, когда Олег воспринял распоряжение начальства с осторожным оптимизмом. Если на конвой действительно планировалась новое нападение, то вряд ли оно бы осуществлялось с континента. Нет, вероятность этого существовало, современные боевые корабли могли двигаться по суше ненамного хуже чем по морю ценой повышенного расхода энергии…Да и летательные аппараты врага вполне могли бы сделать там стоянку без особого риска оказаться обнаруженными, ведь людей в данных краях проживало совсем мало. Вот только шансов на именно такой исход дела было не много. Прятаться в облаках было бы удобней, чем на земле, а атака с берега после объявления повышенной боевой готовности из-за атаки морского змея не имела бы эффекта внезапности. Тем больше он удивился, когда один из стоящих на носу корабля матросов вдруг закричал во всю глотку и принялся тыкать пальцем в замеченную им аномалию, напоминающую внезапно научившийся летать холмик.

-Да что б меня…– Олег вооружился подзорной трубой и принялся рассматривать объект, что оторвался от земли, и стремительно набирал высоту, теряя детали своей маскировки. – Корабль! Только ветками пожухлыми утыкан, видимо чтобы при осмотре издалека его за деталь ландшафта принимали.

-Чей он? – Уточнил Стефан, машинально барабаня пальцами по прикладу своего ружья.

-Флагов нет…Значит, пиратский. Или диверсанты. – Для купца полеты без опознавательных штрафов грозили крупными штрафами, а для аристократов способных позволить себе собственную яхту или боевой корабль – бесчестьем. Причем и первым, и вторым делать в данных краях было, в общем-то, особо нечего. – Размер у него небольшой, может чуть крупнее нас. Две мачты, оболочка с паром выглядит стандартной. Пушечных портов всего восемь на каждом борту, но они какие-то подозрительно крупные. Корпус стальной, видны следы ремонта в виде заплат. Будем догонять?

-Придется, – пожал плечами потомственный сибирский охотник.– Был бы крупнее и то посмотрели бы неодобрительно за то что просто так такого подозрительного летуна отпустили…Кстати, надо дать парочку выстрелов в воздух и сигнальные ракеты запустить. Мы еще не так далеко от конвоя удалились, должны заметить и помочь.

Убегающий корабль был довольно быстрым, но все-таки не быстрее «Котяры», который постепенно стал сокращать расстояние до вражеского судна. Правда, подтвердились неприятные подозрения Олега насчет мощности орудий их соперника, стоило лишь только на нем рявкнуть кормовой пушке. Снаряд, разорвавшийся на магическом барьере с ярко-алой вспышкй, произвел взрыв такой мощи, что часть ударной пробилась сквозь созданную волшебством преграду и обдала потоком горячего воздуха людей на верхней палубе.

-Зачарованными боеприпасами палят, – Приникший к прицелу своей винтовки и дожидающийся еще большего сокращения дистанции Стефан на ногах конечно же устоял, но вот шапку с него сдуло напрочь. – Я успел увидеть как светились руны на снаряде за пару секунд до того как тот детонировал.

-Я догадался, – Олег в этом время старательно нюхал воздух. Пороховую гарь нос боевого мага третьего ранга запомнил накрепко, и сейчас в воздухе определенно летала не она. И какое бы взрывчатое вещество их противник не использовал, оно определенно должно было являться эффективным. – Святослав, а куда ведет сейчас их курс?

-Дык это…– Прирожденный маг-погодник озадаченно потер лоб своим сверхмассивным посохом. – К морю…Они ж того…Петлю зачем-то, стал быть, закладываютъ!

-Не понял, – озадачился Стефан, на миг даже отрываясь от прицела. – Зачем им это?

Ответить толстяку никто не успел, так как вражеское судно резко развернулось на девяносто градусов и угостило «Котяру» бортовым залпом. По счастью, его кормовое оружие было заметно сильнее остальных пушек. Но все равно совокупная мощь и меткость залпа получились впечатляющими. Четыре из пяти выпущенных снарядов рванули на щитах русского корабля. Большую часть осколков и ударной волны барьер удержал, но все равно порвавшийся внутрь поток раскаленного воздуха повалил большинство людей на верхней палубе, и серьезно обжег многих из них. Ответная стрельба из носовых орудий на таком фоне была почти незаметна.

-Проклятье! У них щит и пули останавливает! – В гневе сплюнул Стефан, сделавший несколько выстрелов, но видимо так и не добившийся никаких видимых результатов.

-Думаю, в конечном итоге им это не поможет, – Из-за ударившей прямо в грудь волны воздуха Олег растянулся на досках ничком и теперь ему открывался отличный обзор на небосклон…Который пятнали собою постепенно увеличивающиеся точки других летучих кораблей. И шли они с того направления, где располагался торговый конвой. Не то пушечная стрельба была услышана, не то сигнальную ракету заметили. Впереди всех неслась на выгибающихся от напора бьющего в них ветра парусах «Воздушная танцовщица» под командованием Андре. В общем, очень-очень скоро любители зачарованных боеприпасов должны были узнать на своем опыте, что семеро одного не бьют, а избивают. – Кажется, можно больше не тратить порох. Сейчас эти ребята осознают свои перспективы и выкинут белый флаг.

-Дык, но оно ж того…Для самураев сие – позор! – Удивился Святослав.

-А это не японцы. И даже не англичане. Просто нелегальные американские старатели, которые решили золото не у себя добывать, а на нашей земле. – Сознание Олега буквально захлестывали образы, которые посылал его дар оракула, невесть с чего разошедшийся на полную катушку. Откуда-то чародей точно знал, что на Аляске все потенциально золотоносные территории давно поделены между крупными финансовыми воротилами. И если бы старатели попались там, то их бы всех до одного ждала смерть в петле, а семьи казненных угодили бы в долговое рабство с такими суммами штрафов, что даже правнуки не сумели бы расплатиться и пребывали в статусе невольников, лихорадочно пытаясь погасить хотя бы капающие по долгу проценты. А вот в России если подобных деятелей и ловили – то максимум лишали орудий преступления, да и то имелись шансы откупиться от пограничников или договориться о том, чтобы официально вернуть себе конфискованный корабль и инструменты по льготной цене. – С нападением на наш конвой они никак не связаны. Просто заслышав поблизости серьезную пушечную пальбу американцы насторожились и на всякий случай быстро загрузились на свой корабль, а когда мы случайно почти прямо на их стоянку курс взяли, то оценили свои шансы остаться незамеченными и при добытом золоте и попытались удрать.



Глава 11

О том, как герой выполняет надоевшую работу, проводит неприятный разговор и подозревается в совершении преступления.

-Опять?! — Устало спросил непонятно кого Стефан, когда снизу донеслись пушечные выстрелы. По случаю теплой погоды, целых десять градусов Цельсия выше нуля, обладатель модифицированного организма и толстого жирового слоя сейчас щеголял в одной лишь рубашке.

-Дык, снова, – согласился Святослав, опасно перегибаясь через борт. С оголовья посоха, который бывший крестьянин направил куда-то вниз, ударила длинная яркая молния. Но всем было уже понятно, что толка от неё скорее всего не будет. Как и от пушечной пальбы. Или защитных чар чародеев старших рангов. — Кажись того…У змеюки ентой с башкой не все, стал быть, в порядке.

-Если она и тронулась, то в нужную ей сторону, – вздохнул Олег, начиная создавать огненный шар. Попытки поразить морского змея боевыми заклинаниями успели давно ему надоесть в связи со своей полной бесперспективностью, но ведь не сидеть же сложа руки? В конце-концов, работа у него такая: всяких тварей либо чарами, либо свинцом угощать! Вот энергия то у него своя, а за свинец платить приходится. — Уже вторую неделю нас преследует, и за это время от неё случилось почти столько же убытков, сколько и от драки с японцами!

Приближение исполинской рептилии на сей раз заметили несколько раньше, чем она вынырнула из моря…А толку?! Пущенные с опережением ядра и снаряды даже если и попали в цель, то растратили большую часть своей мощи впустую, зарывшись в волны. Конечно, несколько вздыбившихся фонтанов воды свидетельствовали о подводных взрывах, обязаны доставить серьезные неудобства привыкшим к обитанию в мокрой стихии существам, но видимо морской змей являлся слишком крупным для того, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. Словно утес воздвигся он перед носом одного из кораблей, вцепился зубами в лист брони и потянул, разрывая корпус и впуская внутрь творения рук человеческих всегда готовый заполнить любую предложенную емкость океан. Удары заклинаний и пушечные залпы, обрушившиеся на его загривок, монстр стоически терпел целых тридцать секунд, все расширяя и расширяя проход для воды. А потом канул обратно в пучину, оставляя после себя лишь расплывающуюся по волнам кровь…Но раны его явно не относились к числу тяжелых. И даже самая крупная акула не стала бы разевать пасть на этого исполинского хищника покуда он жив, поскольку даже мегаладон был для него не более чем обедом. Собратьев змею тоже бояться не следовало, он превосходил размерами большинство из них, да и редко меж представителями данного племени случались смертельные схватки. А истинные титаны глубин – левиафаны, около берега не плавали.

-Вот же, дык, бисова змиюка, – тоскливо протянул Святослав, наблюдая за тем, как разбегаются в стороны волны от прущего под водой со скоростью минимум сотни километров в час морского змея. С высоты эта тень под волнами была видна прекрасно и слегка напоминала какой-то экзотический подводный товарный поезд…Хотя нет, не бывает таких широких вагонов, видимо невыгодно их настолько крупными строить. – Даже в енту…В Америку за нами поперлося.

-Не уверен, что для подобных существ есть какая-то принципиальная разница между Камчаткой и Аляской, — Олег бросил взгляд на не такой уж и далекий берег, который принадлежал чужой стране. Впрочем, пока особой разницы заметно не было. Даже небольшая гавань, куда торговый конвой заходил дабы запасы свежей воды пополнить, выглядела сестрой-близнецом таких же крохотных городков на Дальнем Востоке. Разве что жителей тут было побольше, да лица у людей чуть спокойнее — все-таки они не воевали с Японией и Англией, разорившими все русское побережье…Зато постоянно ожидали налета костяных галер нежити, вялотекущую войну с которой фактически никто и никогда не прекращал. Мертвецы редко заплывали так далеко на север, предпочитая атаковать более населенные места, однако же прецеденты имели место. И там, где вампиры и их слуги одерживали победу, оставались только руины и трупы, признанные бесперспективными даже лучшими некромантами мира. – Паспортный контроль они уж точно не проходят. А вот целеустремленность действий морского змея меня, если честно, поражает. Мне одному показалось или он исхудал с нашей первой встречи, да и двигался уже не так резво?

-Тебе не показалось, — кивнул Стефан, который как опытный охотник куда лучше подмечал подобные мелочи. -- Обхват его тела сократился метров на пять…Думаю, это из-за необходимости раз за разом регенерировать получаемые раны и отсутствия времени для нормальной охоты его тело пожирает само себя. Полагаю, еще два-три раза и он от нас наконец-то отстанет, поскольку чтобы снова набрать мышечную массу ему понадобятся месяцы, а то и годы.

-Аминь, дык, – буркнул Святослав. – Из-за нападок этого гада, который и вгавань заползти может не постесняться, нас даже на сушу толком не пускают. А мне, мож, заграницу посмотреть, стал быть, охота!

-Вообще-то мы довольно долго были в Польше, – заметил ему Стефан. – Ты мне, кстати, с тех времен еще семь рублей должен остался. Ну, помнишь в борделе занимал перед тем как нас в главную мясорубку той войны кинули?

-А, ну щас аттдам тады, – кивнул бывший крестьянин и захлопал себя по карманам, где ныне могли валяться такие суммы, которых его родители и в глаза не видели. – А Польше мы того, конечно были долго, но в оккупированной стране, дык, не считается!

-Это еще почему?! – Искренне удивился далекий потомок Чингисхана, который успешно совмещал туризм и завоевание всех понравившихся ему мест. И не понравившихся тоже, видимо, чтобы два раза не ходить.

Торговый конвой продолжал подвергаться периодическим нападкам морского змея. Снова. И снова. И снова! Гигантское чудовище раз за разом выныривало из глубин и набрасывалось на какой-нибудь из кораблей….Таранило их борта головой, оставляя после себя вмятины и пробоины. Сжимало в кольцах, стараясь раздавить корпус. Просто взбиралось на палубу, чтобы крушить там мачты и небрежно сминать в кровавые лепешки людей. Один раз оно даже снизившийся к воде чтобы порыбачить летательный аппарат избрало своей целью. К счастью, командир того парящего крейсера оказался могущественным аэромнатом и настоящим асом, а потому сумел вовремя дернуть вверх собственное судно из уже готовых сомкнуться на нем исполинских челюстей. Попытки избавиться от разбушевавшегося монстра или хотя бы отвадить его так ни к чему и не привели. Дальний родственник драконов придерживался тактики ударил-убежал, а еще обладал огромной живучестью, сопротивлением и к магии и хорошо регенерировал полученные в боях травмы. Его нападения редко длились дольше пары минут, а потом морской змей снова скрывался в волнах, где достать его становилось проблематично, а преследовать – самоубийственно. Сорванная чешуя и раны зарастали у него в течении трех-четырех суток и пусть при ударе по свежим шрамам как правило удавалось причинить ему куда больше вреда, чем если лупить вообще куда придется, убить тварь людям упорно не удавалось. Единственным их крупным успехом стал левый глаз исполинской рептилии, который выбил ей плывущий на одном из крейсеров магистр, пытаясь просверлить башку чудовища огромной сосулькой. После этого подвига спокойное плавание продолжалось почти неделю, но потом все опять вернулось на круги своя. Чтобы вернуть себе орган зрения монстру потребовалось бы больше времени, но по всей видимости ему и оставшегося хватало, дабы вполне эффективно сражаться.

-Олег, там сигналят править к берегу. Кажется, у нас будет еще одна незапланированная стоянка в ближайшем порту. – К чародею, что спустился к себе в каюту и в очередной раз засел за тренировки своего дара, заглянула в гости Доброслава. – А чем ты занят? Почему в центре магической звезды лежит бутерброд?

-Пытаюсь слегка расширить границы своих возможностей. А если точнее, то нарастить толщину этой булки с куском буженины поверх. – Информацию о новой стоянке, скорее всего нужной дабы как следует заделать нос пострадавшего корабля и не дать морскому змею при следующей атаке каких-либо преимуществ при атаке данного слабого места, волшебник отметил лишь самым краем сознания. Сейчас все его мысли были заняты куда более важной проблемой, а именно попыткой создать органику нужного сорта из ничего…Или вернее, из магической энергии. Попытка теоретически имела некоторые шансы увенчаться успехом – материализация являлось одной из редких школ магии, трудной, затратной, мало применимой в бою или быту и потому остающейся уделом узких специалистов, однако же про неё писали в открытых источниках и художественной литературе. Более того, некоторыми азами её Олег уже владел, вернее подсмотрел их у чародеев старших рангов во время работы в военных госпиталях. В большинстве случаев целительные чары лишь ускоряли регенерацию тканей пациента, но иногда требовалось в прямом смысле слова создать новую плоть. Или кости, к которым та должна крепиться. Обычно маги-медики просто брали донорские ткани, но при работе с теми пациентами у которых аура грозила расползтись по швам легче было не заставить организм больного принять кусок чужого мяса, а именно создать такую полностью «нейтральную» в плане энергетики заплатку. А раз так, то почему бы слегка не изменить заклинание, подставив вместо еще живых тканей пациента совсем другой образец для копирования? – Будь добра, переложи его на аптекарские весы, а то у меня чего-то руки трясутся…Кажется, перенапрягся я слегка. И температуру ему измеряй.

-Ты сейчас выглядишь как жертва вампира, которую тот недогрыз. Потный, бледный и трясущийся. Ну и зачем над собой так измываться? – Недовольно пробурчала девушка, тем не менее покорно начиная возиться с оборудованием.

-Пытаюсь увеличить резерв тем же способом, которым люди и новые мышцы наращивают. Раз за разом довожу себя до истощения, чтобы организм привык к нагрузкам…Я же целитель, хорошо чувствую свой предел, а потому у меня почти нет шансов случайно надорваться…Хотя ощущения, понятное дело, все равно неприятные. – Олегу казалось, что некоторый толк от подобных упражнений имеется. Когда он только начинал осваивать телекинез, то с ощутимым напряжением поднимал в воздух относительно легкие предметы. Сейчас мог силой мысли засветить врагу в лоб среднестатистическим поленом или даже двумя-тремя, поскольку немало тренировался сразу с несколькими грузами. Возможно, еще пара-тройка лет и ему покорятся действительно тяжелые вещи, и можно будет попробовать жонглировать ядрами и врагами без помощи рук? А заодно и другое энергозатратное волшебство освоит, вроде той же материализации? – Так какой результат?

-Сто двадцать четыре грамма, и двадцать один градус по цель Цельсию, – оборотень не замедлила исполнить его просьбу. – А было?

-Сто двадцать семь и двадцать один градус, – Олег вытер рукавом проступивший на лбу пот и задумался о том, что бы полученный результат мог значить. – Либо у меня весы врать начали, либо вместо материализации получился обратный процесс и часть то ли мяса то ли хлеба перешла в энергию без каких-либо внешних эффектов вроде свечения или нагрева. Надо будет попробовать повторить все заново…Как отдышусь.

-Это все, конечно, интересно, но я пришла к тебе по несколько другому поводу, – Доброслава поймала заинтересованный мужской взгляд и чуть сморщилась. – Нет, раздеваться пока рано. Олег, нам надо серьезно поговорить.

-Что-то мне этот разговор уже не нравится, – пробормотал чародей, садясь на свою кровать и прислушиваясь к дару оракула. Тот молчал. По всей видимости непосредственная опасность жизни чародея пока не угрожала, а раз так то его способности к предвиденью то возможных вариантов будущего то картин давно минувшего прошлого продолжали работать в своем обычном режиме. Активировались в произвольное время чтобы засорять голову волшебника ворохом смутной и, обычно, даром не нужной ему информации. – Говори, я тебя очень внимательно слушаю.

-Возможно, скоро я покину команду. И тебя. – Ходить вокруг да около оборотень не стала, ей вообще была свойственна прямота в поступках и желаниях. – Понимаешь, в России у кого-нибудь вроде меня нормальной жизни некогда не будет. Девка, нелюдь, без родни, да еще и кащенитка вдобавок. Не спорю, пока я живу в твоем доме, мне чихать на всяких сельских попов и благородную шваль средней паршивости, а уж злословящих дурынд или путающих меня с обычной шлюхой дебилов из крестьян и мещан и вовсе можно не считать за проблему…Или за людей…Но хочется для себя чего-то большего и лучшего, а настоящей семьей нам все равно не стать.

-Ну, теоретически то шансы есть, – чисто машинально пробормотал Олег, ошарашенный свалившимися на него новостями. – Дети от совместных браков славян и нелюдей все-таки иногда рождаются, пусть и крайне редко. А если я стану достаточно сильным магом, то вероятность этого еще сильнее возрастет.

-У меня нет в запасе пары-тройки столетий, даже всего один век спустя я уже скорее всего буду старухой с седыми волосами в гриве и морщинами на лице, – словно извиняясь, развела руками девушка. – Оборотни живут дольше обычных людей, но все-таки мы не какие-нибудь там полубессмертные ламии или эльфы. И обычные чары омоложения на нас не действуют из рук вон плохо.

-Эм, а сколько конкретно вы живете? Признаться честно, я раньше совсем не интересовался этим вопросом, – Олег смутился, ему очень не нравилось чего-то не знать. Особенно если речь шла о таких важных вещах, касающихся близких ему людей.

-По-разному, зависит от личной силы. Обращенные из простых людей перевертыши и до ста не всегда доживают, пусть и остаются крепкими до самой смерти. Но вот моему деду было далеко за двести, когда его убили, и он едва-едва начинал седеть, а колдовал не хуже тебя. Вроде бы наша мощь зависит от того, как часто мы сражаемся и кем именно питаемся, но это не точно. – Доброслава неопределенно помотала рукой, видимо сама будучи не очень уверенной в достоверности известных ей сведений. – Отец говорил, что во времена Наполеона жил во французском местечке Жеводан один невероятно богатый оборотень-дворянин, который жрал либо убитых им на дуэлях магов, либо драконью вырезку добытую его собственными когтями из вполне себе живых и пытающихся сопротивляться ящеров, которых придерживали слуги…Но этот князь-оборотень все равно сдох от старости то ли в сто десять, то ли в сто двадцать. А обычно потомственные перевертыши вроде меня или его хотя бы до полутора сотен дотягивают.

-Даже сто лет – это очень-очень долго…Тут не всегда знаешь, получится ли до следующей недели дожить, а ты уже о таком далеком будущем задумываешься. – Олег специальными чарами для продления молодости уже начал потихоньку пользоваться, но продолжал мерить время жизни привычными ему по родному миру рамками, когда все намеченное надо успеть до пятидесяти. Край – до шестидесяти. Нет, жизнь по идее и в семьдесят кончается только у тех кому не повезло, но силы на то чтобы выдержать мало-мальски продолжительные нагрузки уже даже у пожилых хватает не всегда, да и разум зачастую подводить начинает. – Слушай, если я сделал что-то не то…

-Да, брось, для мужика ты практически идеален, разве только немного брезглив, осторожен и слишком добр…Но такие недостатки я могла бы терпеть вечно, ведь обычно бывает куда хуже и вообще настоящего вожака из щенков с молочными зубками делают исключительно боями и правильным воспитанием. – Отмахнулась Доброслава. – Просто не хочу я оставаться в России, где всегда буду вторым сортом. Особенно под рукой у Саввы, с которыми у всех кащенитов давняя вражда. Пусть нет пути назад в мой народ, но сходиться в бою с теми, с кем играла в детстве, не хочу. Вот если б до глоток старейшин добраться – тут другое дело! А Америка заселена либо беглецами от прошлой жизни, либо потомками таких беглецов. И нелюдей среди них проживает тоже немало, поскольку те кого усиленно выдавливала из Европы церковь, в конечном счете переселились именно туда.

-Если ты все решила, то кто я такой, чтобы тебя отговаривать? – Эти слова дались Олегу нелегко, но встречались в его жизни испытания и посложнее расставания с девушкой. Тем более, в чем-то та без сомнения была права, роль вечной любовницы слабо подходила той, кто хотела чего-то добиться в жизни.

-Эй, не раскисай! – Ткнула его в плечо Доброслава, а после плюхнулась чародею на коленки. – Может, мне в этой Америке и не понравится. Тут походить по ней надо, понюхать чем улицы дышат, сородичей найти и распросить…В Китае я же не осталась, хотя и были такие мысли!

-Гражданская война не понравилась, которая даже из-за нашествия нежити, японцев и англичан прекращаться не подумала? – Полюбопытствовал Олег, устраивая девушку поудобнее. Пусть сегодня оборотень была без своего доспеха, но пушинкой она отнюдь не являлась.

-Патриархальность, – отрицательно мотнула головой девушка. – Слишком тяжело там нормально устроиться одинокой женщине не их культуры, а глотки всем дебилам китайской национальности не вырвать, слишком уж их много. Да, у меня имеются некоторые недостатки, но я умею здраво оценивать свои силы…Эй, не лыбься! И куда ты руки с моей задницы убрал?! Верни на место или хотя бы на грудь положи!

-Хорошо-хорошо, – спорить в такой ситуации Олег посчитал излишним, тем более бюст сидевшей у него на коленях девушки так и просил того, чтобы его лишний раз помяли. – А ты уже наводила справки, как живется твоим сородичам в Америке?

-По-разному, – фыркнула Доброслава, наклоняясь к его лицу. – Но с деньгами там всем хорошо, а деньги у меня есть, ведь ты мою часть с гиперборейских трофеев отдал честно, да и потом в вольном отряде неплохую долю положил….

Продолжить этот разговор у Олега не получилось, поскольку он оказался вынужден в прямом смысле слова разрываться сразу между несколькими делами: попытками сохранить свою одежду и одежду девушки в целом виде, запиранием двери и активацией амулета от подслушивания, заодно играющего роль неплохого шумоподавителя. А когда внезапно появившимися проблемы первостепенной важности оказались решены, то ему тем более стало не до бесед на какие-либо темы.

Порт, в котором остановился торговый конвой, оказался неожиданно крупным. Всвоем родном мире Олег никогда не слышал про город Нордватер, но в этом Северероводье насчитывалось по меньшей мере пятьдесят тысяч жителей. Еще не мегаполис даже по местным меркам, но уже и не совсем захолустная деревня. Можно было не только взять на борт свежую пресную воду, но также закупить топлива, припасов или высадить на берег матросов без риска, что те сроют его до основания. Во всяком случае, если их не единой волной отпускать, а разными партиями. И потому командование конвоя решило было дать людям два дня отдыха, а само отправилось на званый ужин который в честь их появления решил дать местный мэр. Олег, как и другие капитаны, тоже получил приглашение побывать на этом мероприятии. И принял его. Кровников у него на этом континенте не было, а недоброжелатели из Росиии-матушки уж точно не могли случайно заслать своих людей в такую даль. К тому же следовало посмотреть на американцев этого мира и, возможно, присмотреться к потенциальным торговым партнеров.

Текущий груз «Котяры» наверняка было выгоднее продавать в Калифорнии, куда и направлялся торговый конвой, поскольку именно там находились крупные военные заводы и их хозяева, с которыми о совершении масштабной сделки договаривались на самом высоком уровне…Однако же, если бы в данном городе за части тел мгаических тварей дали хорошую цену, то могли бы получить желаемые ингредиенты следующей партией. И даже сделать подобные поставки более или менее регулярными. Склады «Буряного» были полны трофеями, полученными с сибирских монстров, а оскудения бескрайних лесов с их реликтовой флорой и фауной в ближайшем будущем ожидать точно не следовало. Возможно, совместными усилиями Россия и Китай еще смогли бы их вычистить лет за сто, да только кто же им даст заниматься уничтожением гнездовий монстров и не отвлекаться на остальной мир? Ну а слетать в столь ближнее зарубежье летучий корабль мог и в одиночку, избегая моря и двигаясь почти исключительно над сушей. Повышенный риск нарваться на неприятности в виде воздушных пиратов уравновешивался тем, что одно единственное судно никто специально выслеживать не станет. Плюс маленький дворец хозяина крохотного городишки в случае чего еще можно попробовать подвергнуть с высоты обарзцово-показательной-карательной бомбардировке, а вот с логовом влиятельного магната или штаб-квартирой крупной корпорации так не получится, если те решат вдруг кинуть иностранных поставщиков. У них своя маленькая частная армия найдется. Или не маленькая. Не располагая грубой силой в этом мире выжить и удержать место на вершине общества было даже сложнее, чем в родном измерении Олега. А ведь и там в бизнесе неизменно работало правило: «человек человеку волк».

-Так, со мной пойдет Святослав, – взвесив все за и против, решил чародей.

-Дык, а че сразу я то? – Возмутился бывший крестьянин, по всей видимости, уже собиравшийся провести ревизию лучших злачных мест этого города. Тем более, с его физической и магической силой бояться почти неизбежных при подобном турне драк стоило не ему, а тем, кто попробует помешать прирожденному магу-погоднику отдохнуть культурно. Или скорее не очень.

-А в приглашении про сопровождающих ничего не сказано, но выставлять вон с порога мага четвертого ранга общеизвестная дурная примета, грозящая как минимум серьезным ремонтом. Особенно если он при защитных артефактах вроде наших доспехов, которые и удар магистра сдержать могут, – хмыкнул Олег, натягивая на себя кирасу. Все равно торжественного фрака у него не было…Да и был бы – все равно пошел бы в броне и шлем напялил. На всякий случай. Впрочем, двустволку на званный ужин наверное лучше было не брать, но вот зачарованные топоры и револьвер он где-нибудь в гардеробе точно не оставит. Утащиткто-нибудь отнюдь не дешевое оружие – и кому потом претензии предъявлять? – Ты же хотел посмотреть на настоящую заграницу? Так вот она! Да еще не какая попало, а элитная, пусть и слегка провинциальная. А еще там поставят столы с халявной выпивкой и какую-нибудь закусь к ним положат обязательно.

-Но я ж, дык…– Святослав попытался подобрать слова, чтобы напомнить о своей главной проблеме, но так и не смог. – Дык…Ну вааабще дык!

-Ну и? У нас, по-моему, большая часть приглашенных тоже с английским не в ладах или, по крайней мере, знает язык исключительно на уровне твоя-моя-понимать. Как-то плоховато налажены у России торговые контакты с Америкой, а англичане, во-первых, с нами регулярно воюют, а во-вторых, когда не воюют сами в гости приплывают и чуть ли не лучше учителей грамматики, по-русски шпарят, лишь бы выгодную для них сделку заключить. – О данном положении дел, относящемся скорее к геополитике чем к экономике, Олег знал только с чужих слов, книг и газет, но судя по количеству независимых источников информация могла считаться более-менее достоверной. Дальний Восток был крайне слабо заселен и промышленно развит по меркам России, Аляска же являлась его аналогом для США, правда хорошо поднявшимся на золотодобыче. И потому политики, военные и дельцы обеих стран всегда думали друг о друге чуть ли не в последнюю очередь. Серьезной международной торговли вообще могло бы не быть, если бы не огромные сырьевые ресурсы одной сверхдержавы и пожирающей сырье дикими темпами высочайший промышленный потенциал другой.

-Ну, тады ладно…– Смирился с необходимостью идти на праздник Святослав. – А эта…Идти то нам куда? Мы ж, дык, дороги не знаем.

-Ничего, мимо дома местного главнюка такси вряд ли промахнется, – отмахнулся от данной проблемы Олег. – Сейчас я пойду каким-нибудь грузчикам крикну, чтобы сбегали экипаж вызвали, и карета нам будет подана прямо к подъезду, то есть тьфу ты, к трапу. Даже ноги пачкать не придется. А какая-нибудь погнутая обрезанная серебрушка, выданная им за труды, для нас давно уже не деньги.

-Да за такую, стал быть, малость и медяшки, дык, хватит! – Возмутился бывший крестьянин, уперев руки в бока.

-Местной бы хватило, но где я тебе вот прямо сейчас найду пункт обмена наших копеек на их центы? При воздушной гавани какой-нибудь валютный пункт наверняка есть, но искать некогда, да и закрыто там уже, наверное. А серебро оно даже в Африке серебро. – Короткий зимний день успел подойти к концу и на небе уже высыпали первые звезды. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь к гавани торговый конвой подошел уже сильно после обеда, а там еще сколько-то времени местные усиленно думали чего же ему делать с такими гостями, писало пригласительные письма и доставляло их до адресатов при помощи курьеров. – Бери посох да пойдем, а то уже итак наверняка опаздываем.

В роли такси выступила обычная закрытая повозка, не особо отличающаяся от тех, которыми управляли извозчики где-нибудь во Владивостоке. Разве только стекла в ней были довольно крупными и обеспечивали отличный обзор на округу, трясло поменьше, видимо благодаря хорошим амортизаторам, да держащийся за вожжи человек обладал черной кожей, курчавыми волосами, толстыми губами, явно ритуальными шрамами на щеках да толстенным ожерельем из цветных камешков на груди. Правда, поболтать с этим афроамериканцем не получилось – несмотря на позднее время, дорога была полна транспорта, всадников и пешеходов. И, похоже, про существование каких-либо правил дорожного движения в данном месте если и слышали краем уха, то сочли меры предотвращения аварий чьей-то дурной шуткой. Ну, в самом-то деле, зачем уступать кому-то дорогу? Ведь заставить чужой экипаж экстренно затормозить куда интереснее! И почему пешеходы должны переходить улицу в строго определенных местах? У них есть право выпрыгивать прямо под морды лошадей или неспешно шествовать вдоль центра проезжей части, не велик ведь труд объехать. Ну а королями здешних улиц определенно являлись сверкающие лакированным корпусом автомобили, уступающие лошадям и всадникампо частоте встреч минимум раз двадцать-тридцать, но прущие в нужном им направлении с неуклонностью танков. Тем более, подавляющее большинство машин действительно имело самую настоящую броню, а у некоторых и орудийные башенки присутствовали.

-Дык, откуда их тута столько?! – Задался вопросам Святослав, наблюдая за тем, как их возница и водитель соседнего экипажа, такой же чернокожий мужчина, разве только облаченный чуть иначе, громко лаются друг с другом и угрожающее помахивают кнутами. Поводом для ссоры же, кажется, являлось узость улицы, в которой двум каретам сразу в одном и тоже направлении с примерно одинаковой скоростью было ехать неудобно из-за риска оцарапать борт либо о фонарный столб, либо о соседнее транспортное средство. – Городок то вроде того…Не сильно, дык, крупный

На взгляд Олега город, в котором он очутился, ничего особенного из себя не представлял. Возможно, в основной части Америки и высились свевающие небоскребы, но до этого места технический прогресс и процветание добирались медленно. Здания имели максимум три этажа и строились преимущественно из дерева, главные улицы были вымощены камнем, по-видимому появившимся благодаря геомантам, но переулки между домов утопали в грязи и даже доски там лежали далеко не всегда. Обыватели за пределами порта носили преимущественно практичную и немаркую серую и коричневую одежду из грубой ткани, разве только сделана она была на манер пиджаков. Впрочем, вытертые шубы и пестрящие заплатками пальто тоже попадались. Погода была очень теплой благодаря океану, но все-таки зимней и когда с моря налетал холодный мокрый ветер, то непроизвольно хотелось скорее уйти с улицы или хотя бы закутаться поплотнею

-Откуда я знаю? Может, тут своими ногами в приличном обществе ходить не принято. – Олег оставался спокойным, поскольку плотность и хаотичность движения все-таки серьезно не дотягивала до московских дорог его родного мира. Да и пешеходов, обретших такое презрение к смерти, которому среднестатистический самурай мог только позавидовать, он навидался вполне достаточно. – Ты лучше направо посмотри, если завтра из порта не уйдем, надо будет в это место заскочить.

-В пивную, дык? В тот магазин с оружием, у которого перекрещенные револьверы на вывеске? В красный дом, где почти в каждом окне по бабе голой? – Святослав послушно развернулся направо, но раз за разом взгляд его проходил мимо главной достопримечательности, прочно завладевшей вниманием Олега.

-В банк! – Украшенное позолоченным значком доллара пятиэтажное белое здание было еще далековато от них, но зато оно имело самую крупную вывеску. Да вдобавок еще и светящуюся многочисленными электрическими лампочками. И читалась украшающая эту денежную цитадель надпись по-английски практически так же, как и по-русски. – Вот зуб даю, они там оказывают услуги посредников при совершении крупных сделок. Российские же так делают, а уж в неумении считать или отказе от возможных прибылей американских дельцов никто не обвинял. Узнаем официальные цены и обсудим возможность перечисления платежей из их конторы в наш императорский. Лучше уж потерять три-пять процентов от дохода, чем на войне шляться с кучей золота на борту.

-Я вот чё дык это…Не пойму. А на кой нам через всю Америку считай туда переться? – Святослав почесал затылок.– Нам пушки того, поближе нигде продать штоль не могли?

-Полагаю, могли. Но то ли там дешевле, то ли нам хотят спихнуть слегка устаревшее оружие, которое лежит на складах ради возможной мобилизации. Калифорния – один из южных штатов, от них уже до Империи Крови рукой подать. Там просто обязано иметься все необходимое, чтобы в случае масштабного наступления вампиров было чем клыкастикам зубы вышибить. – Олегу маршрут торгового конвоя тоже казался несколько странным. Ладно еще Аляска, которая действительно захолустье и от основной части страны Канадой отделено. Но ведь и мимо Вашингтона русские корабли буквально на расстоянии вытянутой руки пройдут, а столица просто обязана быть крупным транспортным и торговым узлом, куда поезда без проблем доставят любые необходимые товары. И не пришлось бы рисковать, приближаясь к территориям вампиров. Тех конечно сейчас вроде бы плотно зажали в джунглях их родной Южной Америки…Но ни один действительно крупный город нежити люди еще никогда не брали штурмом. И кровавые боги в прошлом не раз отбрасывали наступающие армии, лично появляясь на поле боя и обращая во прах всех кто не успеет убежать от последних атлантов.

-Аааа! – Когда карета проезжала мимо здания банка, Олега вдруг посетило острое чувство опасности, сверху раздался чей-то крик…А потом крышу экипажа проломило обрушившимся с высоты телом, закутанным в какие-то черные тряпки. Впрочем, внутри оно пробыло недолго и почти сразу же рвануло к ведущей наружу двери, несмотря на остающиеся следом за ним пятна крови. Но к сожалению это не было неудавшейся попыткой самоубийства, ведь следом за незваным гостем появились и пули, выпущенные ему вдогонку. Не слишком метко, но зато в очень большом количестве.

-Стоять! – Олег попытался схватить проломившего крышу кареты типа, подозрительно похожего на одного из японских шиноби, но тот словно просочился через его пальцы. Причем на очень большой скорости! Вот он есть и вот его нет, даже у двух опытных боевых магов не хватило реакции, чтобы схватить беглеца, выбившего собою одно из окон. Правда, при помощи телекинеза удалось напоследок сдернуть с него капюшон, но наградой стал лишь вид скрывающую почти всю голову черную тканевую маску с намалеванным поверх белым зубастым оскалом, да увязанные в пук такие же черные волосы. – Тьфу ты, блин! В укрытие! И не отстреливайся!

Стрельба с крыши здания не только не ослабела, но и усилилась. Боевому магу третьего ранга оставалось лишь последовать за убегающим шиноби выпрыгнув из стремительно превращающейся в решето кареты и порадоваться тому, что он не стал пренебрегать доспехами, отправляясь на званый ужин. Хозяин такси успел заполучить то ли пять, то ли шесть пуль и сейчас реанимировать его целитель бы не взялся. А как, когда у того половину головы разнесло?! Лошади еще бились в агонии, рвя постромки, однако же их участь тоже была предрешена. Разве только ждала животных скорее всего не могила, а колбасный завод.

-Дык, почему?! – Выбирающего из кареты Святослава сверху прикрыл зонтик из бешено вращающегося воздуха, где вязли пули. Принудительные и крайне интенсивные занятия под руководством репетиторов, которые за большие деньги старались подготовить бывшего крестьянина к сдаче экзаменов на новый ранг, существенно расширили арсенал чар, которыми мог пользоваться прирожденный маг-погодник.

– Кажется это – охрана банка, – столпившие на крыше банки люди были одеты в одинаковые синие рубашки и вооружены однотипными автоматическими винтовками. Олега они достать уже не могли, поскольку он скрылся за углом ближайшего здания став недосягаемым для прямого огня, а потому стрелки сосредоточили все свои усилия на Святославе. – Можешь их чем-нибудь ослепить?!

-Дык! – Улица потонула в грохоте, когда огромный разряд электричества ударил прямо с небес в верхушку посоха Святослава. Бывший крестьянин то ли с перепугу то ли от азарта не пожалел силы, а потому стекла домов вылетели на всей улице, а цветные пятна в единственном глазу замельтешили даже у Олега, который предварительно зажмурился.

Эй, вы, ублюдки! Хватит палить! А не то я на вас в суд подам!!! – Поскольку в наступившей после этого тишине орал Олег на английском языке, предварительно усилив свои легкие и голосовые связки при помощи целительной магии, то получилось громко, четко и доходчиво. Заполошная стрельба, во всяком случае, почти сразу прекратилась…Хотя возможно это просто потому, что у охранников банка патроны кончились? Но выскочившая из парадного входа данного заведения почти квадратная металлическая фигура трехметрового роста, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся гномьим пилотируемым големом, в дальнейшую драку не полезла и почти вежливо попросила никого не двигаться до прибытия полиции. Впрочем, капитаны торгового конвоя и местная городская верхушка успели все равно раньше. Как оказалось, такси почти успело доехать до резиденции местного мэра и собравшиеся там чародеи вместе с их охраной не могли не заметить пальбы и применения могущественного заклинания молнии. Впрочем, узнав что случилось не нападение на город, а по всей видимости лишь попытка ограбления банка и некомпетентность его служащих, стреляющих в кого попало, все эти люди быстренько вернулись к прерванному празднеству, продолжив то как ни в чем не бывало. И даже свежие трупы под окнами их не смутили. Как оказалось, случайные пули убили не только управляющего каретой негра, но также зацепили истекшего кровью мальчишку-газетчика и какую-то старушку, пытавшуюся клянчить подаяние напротив полного денег здания. Еще пару человек ранило рикошетом, но они по сравнению с погибшими отделались те легким испугом.

– И часто у вас такое бывает? – Мрачно осведомился Олег у оставшегося разбираться с делом лейтенанта, молодого улыбчивого блондина, возрастом едва ли не моложе его самого, что возглавлял группу из четырех полицейских. Ауру собеседника оценить было сложно, заменявшие тому мундир ало-серебрянные латы, покрытые многочисленными темными рунными узорами, словно размывала её. Но судя по тому как тот потел под весом своих доспехов и зеленел при случайном взгляде на трупы, на свою должность парень заступил недавно и был тем кем казался, а именно только-только выпустившимся из какого-то офицерского училища юнцом. На его фоне Олег и Святослав должны были являться настоящими ветеранами, неоднократно видевшими ужасы большой войны и выжившими на ней вопреки всему. Хотя бы потому, что они то были в шлемах когда собирались отдыхать, а вот американец тяжелой металлической шапкой пренебрег несмотря на не самую спокойную работу.

-Грабеж банков то? Регулярно! – Кажется, полицейский даже гордился таким своеобразным достижением своей страны. – В этот раз то еще все прошло, считай, тихо и мирно. Вор незаметно пробрался внутрь, вырубил по одному пяток охранников и стащил у них ключи, почти полез в хранилище к сейфам…А не вломился через стену на броневике, как это было в Монтане пару месяцев назад.

-Да я вообще-то спрашивал про то, как часто из автоматического оружия стреляют в кого попало. Эти банковские дуболомы, похоже, вообще не думали прежде чем огонь открывать, – поморщился Олег, разглядывая трупы прикрытые мешками из дерюги. Пророческий дар нашептывал ему, что за их смерть виновных накажут не слишком сильно. Негр, нищенка и находящийся с ними примерно на одной ступени социальной лестницы уличный мальчишка, который уже лет в двенадцать или тринадцать вынужден был зарабатывать деньги на жизнь. Охранников, которые проявили излишнее рвение при проявлении служебных обязанностей, за такое только как следует поругают. И если чародей не ошибается, то будет это делать тот самый гном в магическом доспехе-переростке, который является их начальником. А еще он лишит своих людей премии и оштрафует но не за то наличие случайных жертв, а за то что те так и не сумели подстрелить убегающего вора. – Кстати, могу я по вашим законам вызвать стрелков на дуэль за нападение на меня? Обещаю, убивать не буду и неисправимо калечить тоже. Просто сделаю очень больно…Несколько раз подряд…Каждому. Чтобы в следующий раз думали, прежде чем нажать на курок.

-У нас свободная страна! В ней наличие у кого-либо титула или магических способностей не дает ему повода нарушать закон, который разрешает дуэли лишь при обоюдном согласии обоих участников. И только если они не являются подписавшими контракт работниками, которые не имеют права нарушать его своей смертью, болезнью или увечьем, если иное не отражено в документах! – Вскинул подбородок лейтенант, мгновенно прекратив улыбаться. – И вообще, мистер, вы еще не доказали мне, что не являетесь сообщником преступника! Иначе с чего бы он приземлился именно на ту повозку, в которой вы ехали?! А еще нанесли урон собственности свободных американцев и грубо нарушили общественный порядок, использовав могущественные погодные чары без лицензии. Сдайте оружие!

-Умерьте тон, офицер, – посоветовал ему Олег. – И включите голову, меня еще пару часов назад в городе не было и о том, что наш конвой вообще сюда зайдет не знали даже его начальники. А в появлении молнии виновны охранники банка, которые без всякого повода начали по нам стрелять.

-Сдайте оружие! – Рука лейтенанта метнулась к поясу, на котором пластины лат раздались в сторону открывая скрытую рукоять какого-то оружия. – Или вы будете наказаны за сопротивление сотрудникам полиции!

-Сбавьте тон, офицер. Или я без всяких дуэлей набью вам морду, обстреляю из пушек своего корабля полицейский участок и улечу обратно в Россию… – Олег демонстративно сложил руки на груди, а рядом с ним в воздухе зависли его зачарованные топоры. Возможно, латы полицейского надежного защищали его от обычных пуль и попыток уголовников прирезать юнца первой попавшейся железякой, но древнее оружие должно было вскрыть его броню словно консервную банку. В крайнем случае за несколько ударов начнет вытягивать жизненную и магическую энергию прямо из ауры американца, несмотря на прочность доспехов. – Ах да, еще этот банк в таком случае разнесу и ограблю, чтобы у американской судебной системы появился реальный повод меня не любить. Ну а вас в таком случае, полагаю, распнут владельцы данного заведения, когда выяснят, кто виноват в их убытках.

-Тебя поджарят на электрическом стуле, – кажется, лейтенант был не на шутку удивлен тому, что ему посмели перечить. Машинально он оглянулся на своих подчиненных…И увидел, что те стоят как статуи, опасаясь слишком резко дернуться. Бывший крестьянин английского не знал, но по тону догадался, куда идет беседа. И стоило лишь показаться на свет оружию, как рядом с лицом каждого полицейского возникло по маленькой шаровой молнии. Шарики магического электричества были размером едва ли с орех, однако почему-то в их способности разнести человеку голову или по крайней мере спалить ему глаза никто не сомневался.

-А я ведь хотел по-хорошему! – Воспользовавшись тем, что американец отвлекся, Олег медленно подвел к его голове свои зачарованные топоры на скорости, которая не заставила бы активироваться стандартные защитные барьеры. А после лейтенант понял, что ему лучше дышать осторожно и через раз, а иначе он сам себе кадык отрежет.

-Черт с тобой, – прохрипел полицейский, свирепо вращая глазами, – убирайся прочь и чтобы к завтрашнему утру духа твоего в моем городе не было!

-Э, нет, малыш. Теперь ты со своими людьми проводишь меня до самой воздушной гавани. А то не верю я, что такой идиот как ты глупостей делать не будет, если его просто так отпустить, – усмехнулся Олег, который благодаря своему пророческому дару внезапно понял, как ему абсолютно без потерь выпутаться из этой ситуации. Просто прежде чем бросаться какими бы то ни было обвинениями в адрес залетных русских варваров, лейтенанту придется объяснить своему начальству, куда именно делись его казенные броня и оружие. Да еще за подчиненных щеголяющих голым торсом отдуваться. А после увлекательнейшего сеанса головомойки дорога перед ним будет только одна – на понижение. Раздувать же скандал из-за идиота, которому теперь ближайшие лет десять будут опасаться даже охрану сортира доверить, власти маленького американского городка не станут. Им и без того хватает проблем, а с кое-кем из развлекающихся сейчас в мэрии капитанов сегодня будут заключены выгодные сделки, потенциальный разрыв которых вынет из кармана местной верхушки слишком большие прибыли.


Глава 11

О том, как герой выполняет надоевшую работу, проводит неприятный разговор и подозревается в совершении преступления.

-Опять?! — Устало спросил непонятно кого Стефан, когда снизу донеслись пушечные выстрелы. По случаю теплой погоды, целых десять градусов Цельсия выше нуля, обладатель модифицированного организма и толстого жирового слоя сейчас щеголял в одной лишь рубашке.

-Дык, снова, – согласился Святослав, опасно перегибаясь через борт. С оголовья посоха, который бывший крестьянин направил куда-то вниз, ударила длинная яркая молния. Но всем было уже понятно, что толка от неё скорее всего не будет. Как и от пушечной пальбы. Или защитных чар чародеев старших рангов. — Кажись того…У змеюки ентой с башкой не все, стал быть, в порядке.

-Если она и тронулась, то в нужную ей сторону, – вздохнул Олег, начиная создавать огненный шар. Попытки поразить морского змея боевыми заклинаниями успели давно ему надоесть в связи со своей полной бесперспективностью, но ведь не сидеть же сложа руки? В конце-концов, работа у него такая: всяких тварей либо чарами, либо свинцом угощать! Вот энергия то у него своя, а за свинец платить приходится. — Уже вторую неделю нас преследует, и за это время от неё случилось почти столько же убытков, сколько и от драки с японцами!

Приближение исполинской рептилии на сей раз заметили несколько раньше, чем она вынырнула из моря…А толку?! Пущенные с опережением ядра и снаряды даже если и попали в цель, то растратили большую часть своей мощи впустую, зарывшись в волны. Конечно, несколько вздыбившихся фонтанов воды свидетельствовали о подводных взрывах, обязаны доставить серьезные неудобства привыкшим к обитанию в мокрой стихии существам, но видимо морской змей являлся слишком крупным для того, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. Словно утес воздвигся он перед носом одного из кораблей, вцепился зубами в лист брони и потянул, разрывая корпус и впуская внутрь творения рук человеческих всегда готовый заполнить любую предложенную емкость океан. Удары заклинаний и пушечные залпы, обрушившиеся на его загривок, монстр стоически терпел целых тридцать секунд, все расширяя и расширяя проход для воды. А потом канул обратно в пучину, оставляя после себя лишь расплывающуюся по волнам кровь…Но раны его явно не относились к числу тяжелых. И даже самая крупная акула не стала бы разевать пасть на этого исполинского хищника покуда он жив, поскольку даже мегаладон был для него не более чем обедом. Собратьев змею тоже бояться не следовало, он превосходил размерами большинство из них, да и редко меж представителями данного племени случались смертельные схватки. А истинные титаны глубин – левиафаны, около берега не плавали.

-Вот же, дык, бисова змиюка, – тоскливо протянул Святослав, наблюдая за тем, как разбегаются в стороны волны от прущего под водой со скоростью минимум сотни километров в час морского змея. С высоты эта тень под волнами была видна прекрасно и слегка напоминала какой-то экзотический подводный товарный поезд…Хотя нет, не бывает таких широких вагонов, видимо невыгодно их настолько крупными строить. – Даже в енту…В Америку за нами поперлося.

-Не уверен, что для подобных существ есть какая-то принципиальная разница между Камчаткой и Аляской, — Олег бросил взгляд на не такой уж и далекий берег, который принадлежал чужой стране. Впрочем, пока особой разницы заметно не было. Даже небольшая гавань, куда торговый конвой заходил дабы запасы свежей воды пополнить, выглядела сестрой-близнецом таких же крохотных городков на Дальнем Востоке. Разве что жителей тут было побольше, да лица у людей чуть спокойнее — все-таки они не воевали с Японией и Англией, разорившими все русское побережье…Зато постоянно ожидали налета костяных галер нежити, вялотекущую войну с которой фактически никто и никогда не прекращал. Мертвецы редко заплывали так далеко на север, предпочитая атаковать более населенные места, однако же прецеденты имели место. И там, где вампиры и их слуги одерживали победу, оставались только руины и трупы, признанные бесперспективными даже лучшими некромантами мира. – Паспортный контроль они уж точно не проходят. А вот целеустремленность действий морского змея меня, если честно, поражает. Мне одному показалось или он исхудал с нашей первой встречи, да и двигался уже не так резво?

-Тебе не показалось, — кивнул Стефан, который как опытный охотник куда лучше подмечал подобные мелочи. -- Обхват его тела сократился метров на пять…Думаю, это из-за необходимости раз за разом регенерировать получаемые раны и отсутствия времени для нормальной охоты его тело пожирает само себя. Полагаю, еще два-три раза и он от нас наконец-то отстанет, поскольку чтобы снова набрать мышечную массу ему понадобятся месяцы, а то и годы.

-Аминь, дык, – буркнул Святослав. – Из-за нападок этого гада, который и вгавань заползти может не постесняться, нас даже на сушу толком не пускают. А мне, мож, заграницу посмотреть, стал быть, охота!

-Вообще-то мы довольно долго были в Польше, – заметил ему Стефан. – Ты мне, кстати, с тех времен еще семь рублей должен остался. Ну, помнишь в борделе занимал перед тем как нас в главную мясорубку той войны кинули?

-А, ну щас аттдам тады, – кивнул бывший крестьянин и захлопал себя по карманам, где ныне могли валяться такие суммы, которых его родители и в глаза не видели. – А Польше мы того, конечно были долго, но в оккупированной стране, дык, не считается!

-Это еще почему?! – Искренне удивился далекий потомок Чингисхана, который успешно совмещал туризм и завоевание всех понравившихся ему мест. И не понравившихся тоже, видимо, чтобы два раза не ходить.

Торговый конвой продолжал подвергаться периодическим нападкам морского змея. Снова. И снова. И снова! Гигантское чудовище раз за разом выныривало из глубин и набрасывалось на какой-нибудь из кораблей….Таранило их борта головой, оставляя после себя вмятины и пробоины. Сжимало в кольцах, стараясь раздавить корпус. Просто взбиралось на палубу, чтобы крушить там мачты и небрежно сминать в кровавые лепешки людей. Один раз оно даже снизившийся к воде чтобы порыбачить летательный аппарат избрало своей целью. К счастью, командир того парящего крейсера оказался могущественным аэромнатом и настоящим асом, а потому сумел вовремя дернуть вверх собственное судно из уже готовых сомкнуться на нем исполинских челюстей. Попытки избавиться от разбушевавшегося монстра или хотя бы отвадить его так ни к чему и не привели. Дальний родственник драконов придерживался тактики ударил-убежал, а еще обладал огромной живучестью, сопротивлением и к магии и хорошо регенерировал полученные в боях травмы. Его нападения редко длились дольше пары минут, а потом морской змей снова скрывался в волнах, где достать его становилось проблематично, а преследовать – самоубийственно. Сорванная чешуя и раны зарастали у него в течении трех-четырех суток и пусть при ударе по свежим шрамам как правило удавалось причинить ему куда больше вреда, чем если лупить вообще куда придется, убить тварь людям упорно не удавалось. Единственным их крупным успехом стал левый глаз исполинской рептилии, который выбил ей плывущий на одном из крейсеров магистр, пытаясь просверлить башку чудовища огромной сосулькой. После этого подвига спокойное плавание продолжалось почти неделю, но потом все опять вернулось на круги своя. Чтобы вернуть себе орган зрения монстру потребовалось бы больше времени, но по всей видимости ему и оставшегося хватало, дабы вполне эффективно сражаться.

-Олег, там сигналят править к берегу. Кажется, у нас будет еще одна незапланированная стоянка в ближайшем порту. – К чародею, что спустился к себе в каюту и в очередной раз засел за тренировки своего дара, заглянула в гости Доброслава. – А чем ты занят? Почему в центре магической звезды лежит бутерброд?

-Пытаюсь слегка расширить границы своих возможностей. А если точнее, то нарастить толщину этой булки с куском буженины поверх. – Информацию о новой стоянке, скорее всего нужной дабы как следует заделать нос пострадавшего корабля и не дать морскому змею при следующей атаке каких-либо преимуществ при атаке данного слабого места, волшебник отметил лишь самым краем сознания. Сейчас все его мысли были заняты куда более важной проблемой, а именно попыткой создать органику нужного сорта из ничего…Или вернее, из магической энергии. Попытка теоретически имела некоторые шансы увенчаться успехом – материализация являлось одной из редких школ магии, трудной, затратной, мало применимой в бою или быту и потому остающейся уделом узких специалистов, однако же про неё писали в открытых источниках и художественной литературе. Более того, некоторыми азами её Олег уже владел, вернее подсмотрел их у чародеев старших рангов во время работы в военных госпиталях. В большинстве случаев целительные чары лишь ускоряли регенерацию тканей пациента, но иногда требовалось в прямом смысле слова создать новую плоть. Или кости, к которым та должна крепиться. Обычно маги-медики просто брали донорские ткани, но при работе с теми пациентами у которых аура грозила расползтись по швам легче было не заставить организм больного принять кусок чужого мяса, а именно создать такую полностью «нейтральную» в плане энергетики заплатку. А раз так, то почему бы слегка не изменить заклинание, подставив вместо еще живых тканей пациента совсем другой образец для копирования? – Будь добра, переложи его на аптекарские весы, а то у меня чего-то руки трясутся…Кажется, перенапрягся я слегка. И температуру ему измеряй.

-Ты сейчас выглядишь как жертва вампира, которую тот недогрыз. Потный, бледный и трясущийся. Ну и зачем над собой так измываться? – Недовольно пробурчала девушка, тем не менее покорно начиная возиться с оборудованием.

-Пытаюсь увеличить резерв тем же способом, которым люди и новые мышцы наращивают. Раз за разом довожу себя до истощения, чтобы организм привык к нагрузкам…Я же целитель, хорошо чувствую свой предел, а потому у меня почти нет шансов случайно надорваться…Хотя ощущения, понятное дело, все равно неприятные. – Олегу казалось, что некоторый толк от подобных упражнений имеется. Когда он только начинал осваивать телекинез, то с ощутимым напряжением поднимал в воздух относительно легкие предметы. Сейчас мог силой мысли засветить врагу в лоб среднестатистическим поленом или даже двумя-тремя, поскольку немало тренировался сразу с несколькими грузами. Возможно, еще пара-тройка лет и ему покорятся действительно тяжелые вещи, и можно будет попробовать жонглировать ядрами и врагами без помощи рук? А заодно и другое энергозатратное волшебство освоит, вроде той же материализации? – Так какой результат?

-Сто двадцать четыре грамма, и двадцать один градус по цель Цельсию, – оборотень не замедлила исполнить его просьбу. – А было?

-Сто двадцать семь и двадцать один градус, – Олег вытер рукавом проступивший на лбу пот и задумался о том, что бы полученный результат мог значить. – Либо у меня весы врать начали, либо вместо материализации получился обратный процесс и часть то ли мяса то ли хлеба перешла в энергию без каких-либо внешних эффектов вроде свечения или нагрева. Надо будет попробовать повторить все заново…Как отдышусь.

-Это все, конечно, интересно, но я пришла к тебе по несколько другому поводу, – Доброслава поймала заинтересованный мужской взгляд и чуть сморщилась. – Нет, раздеваться пока рано. Олег, нам надо серьезно поговорить.

-Что-то мне этот разговор уже не нравится, – пробормотал чародей, садясь на свою кровать и прислушиваясь к дару оракула. Тот молчал. По всей видимости непосредственная опасность жизни чародея пока не угрожала, а раз так то его способности к предвиденью то возможных вариантов будущего то картин давно минувшего прошлого продолжали работать в своем обычном режиме. Активировались в произвольное время чтобы засорять голову волшебника ворохом смутной и, обычно, даром не нужной ему информации. – Говори, я тебя очень внимательно слушаю.

-Возможно, скоро я покину команду. И тебя. – Ходить вокруг да около оборотень не стала, ей вообще была свойственна прямота в поступках и желаниях. – Понимаешь, в России у кого-нибудь вроде меня нормальной жизни некогда не будет. Девка, нелюдь, без родни, да еще и кащенитка вдобавок. Не спорю, пока я живу в твоем доме, мне чихать на всяких сельских попов и благородную шваль средней паршивости, а уж злословящих дурынд или путающих меня с обычной шлюхой дебилов из крестьян и мещан и вовсе можно не считать за проблему…Или за людей…Но хочется для себя чего-то большего и лучшего, а настоящей семьей нам все равно не стать.

-Ну, теоретически то шансы есть, – чисто машинально пробормотал Олег, ошарашенный свалившимися на него новостями. – Дети от совместных браков славян и нелюдей все-таки иногда рождаются, пусть и крайне редко. А если я стану достаточно сильным магом, то вероятность этого еще сильнее возрастет.

-У меня нет в запасе пары-тройки столетий, даже всего один век спустя я уже скорее всего буду старухой с седыми волосами в гриве и морщинами на лице, – словно извиняясь, развела руками девушка. – Оборотни живут дольше обычных людей, но все-таки мы не какие-нибудь там полубессмертные ламии или эльфы. И обычные чары омоложения на нас не действуют из рук вон плохо.

-Эм, а сколько конкретно вы живете? Признаться честно, я раньше совсем не интересовался этим вопросом, – Олег смутился, ему очень не нравилось чего-то не знать. Особенно если речь шла о таких важных вещах, касающихся близких ему людей.

-По-разному, зависит от личной силы. Обращенные из простых людей перевертыши и до ста не всегда доживают, пусть и остаются крепкими до самой смерти. Но вот моему деду было далеко за двести, когда его убили, и он едва-едва начинал седеть, а колдовал не хуже тебя. Вроде бы наша мощь зависит от того, как часто мы сражаемся и кем именно питаемся, но это не точно. – Доброслава неопределенно помотала рукой, видимо сама будучи не очень уверенной в достоверности известных ей сведений. – Отец говорил, что во времена Наполеона жил во французском местечке Жеводан один невероятно богатый оборотень-дворянин, который жрал либо убитых им на дуэлях магов, либо драконью вырезку добытую его собственными когтями из вполне себе живых и пытающихся сопротивляться ящеров, которых придерживали слуги…Но этот князь-оборотень все равно сдох от старости то ли в сто десять, то ли в сто двадцать. А обычно потомственные перевертыши вроде меня или его хотя бы до полутора сотен дотягивают.

-Даже сто лет – это очень-очень долго…Тут не всегда знаешь, получится ли до следующей недели дожить, а ты уже о таком далеком будущем задумываешься. – Олег специальными чарами для продления молодости уже начал потихоньку пользоваться, но продолжал мерить время жизни привычными ему по родному миру рамками, когда все намеченное надо успеть до пятидесяти. Край – до шестидесяти. Нет, жизнь по идее и в семьдесят кончается только у тех кому не повезло, но силы на то чтобы выдержать мало-мальски продолжительные нагрузки уже даже у пожилых хватает не всегда, да и разум зачастую подводить начинает. – Слушай, если я сделал что-то не то…

-Да, брось, для мужика ты практически идеален, разве только немного брезглив, осторожен и слишком добр…Но такие недостатки я могла бы терпеть вечно, ведь обычно бывает куда хуже и вообще настоящего вожака из щенков с молочными зубками делают исключительно боями и правильным воспитанием. – Отмахнулась Доброслава. – Просто не хочу я оставаться в России, где всегда буду вторым сортом. Особенно под рукой у Саввы, с которыми у всех кащенитов давняя вражда. Пусть нет пути назад в мой народ, но сходиться в бою с теми, с кем играла в детстве, не хочу. Вот если б до глоток старейшин добраться – тут другое дело! А Америка заселена либо беглецами от прошлой жизни, либо потомками таких беглецов. И нелюдей среди них проживает тоже немало, поскольку те кого усиленно выдавливала из Европы церковь, в конечном счете переселились именно туда.

-Если ты все решила, то кто я такой, чтобы тебя отговаривать? – Эти слова дались Олегу нелегко, но встречались в его жизни испытания и посложнее расставания с девушкой. Тем более, в чем-то та без сомнения была права, роль вечной любовницы слабо подходила той, кто хотела чего-то добиться в жизни.

-Эй, не раскисай! – Ткнула его в плечо Доброслава, а после плюхнулась чародею на коленки. – Может, мне в этой Америке и не понравится. Тут походить по ней надо, понюхать чем улицы дышат, сородичей найти и распросить…В Китае я же не осталась, хотя и были такие мысли!

-Гражданская война не понравилась, которая даже из-за нашествия нежити, японцев и англичан прекращаться не подумала? – Полюбопытствовал Олег, устраивая девушку поудобнее. Пусть сегодня оборотень была без своего доспеха, но пушинкой она отнюдь не являлась.

-Патриархальность, – отрицательно мотнула головой девушка. – Слишком тяжело там нормально устроиться одинокой женщине не их культуры, а глотки всем дебилам китайской национальности не вырвать, слишком уж их много. Да, у меня имеются некоторые недостатки, но я умею здраво оценивать свои силы…Эй, не лыбься! И куда ты руки с моей задницы убрал?! Верни на место или хотя бы на грудь положи!

-Хорошо-хорошо, – спорить в такой ситуации Олег посчитал излишним, тем более бюст сидевшей у него на коленях девушки так и просил того, чтобы его лишний раз помяли. – А ты уже наводила справки, как живется твоим сородичам в Америке?

-По-разному, – фыркнула Доброслава, наклоняясь к его лицу. – Но с деньгами там всем хорошо, а деньги у меня есть, ведь ты мою часть с гиперборейских трофеев отдал честно, да и потом в вольном отряде неплохую долю положил….

Продолжить этот разговор у Олега не получилось, поскольку он оказался вынужден в прямом смысле слова разрываться сразу между несколькими делами: попытками сохранить свою одежду и одежду девушки в целом виде, запиранием двери и активацией амулета от подслушивания, заодно играющего роль неплохого шумоподавителя. А когда внезапно появившимися проблемы первостепенной важности оказались решены, то ему тем более стало не до бесед на какие-либо темы.

Порт, в котором остановился торговый конвой, оказался неожиданно крупным. Всвоем родном мире Олег никогда не слышал про город Нордватер, но в этом Северероводье насчитывалось по меньшей мере пятьдесят тысяч жителей. Еще не мегаполис даже по местным меркам, но уже и не совсем захолустная деревня. Можно было не только взять на борт свежую пресную воду, но также закупить топлива, припасов или высадить на берег матросов без риска, что те сроют его до основания. Во всяком случае, если их не единой волной отпускать, а разными партиями. И потому командование конвоя решило было дать людям два дня отдыха, а само отправилось на званый ужин который в честь их появления решил дать местный мэр. Олег, как и другие капитаны, тоже получил приглашение побывать на этом мероприятии. И принял его. Кровников у него на этом континенте не было, а недоброжелатели из Росиии-матушки уж точно не могли случайно заслать своих людей в такую даль. К тому же следовало посмотреть на американцев этого мира и, возможно, присмотреться к потенциальным торговым партнеров.

Текущий груз «Котяры» наверняка было выгоднее продавать в Калифорнии, куда и направлялся торговый конвой, поскольку именно там находились крупные военные заводы и их хозяева, с которыми о совершении масштабной сделки договаривались на самом высоком уровне…Однако же, если бы в данном городе за части тел мгаических тварей дали хорошую цену, то могли бы получить желаемые ингредиенты следующей партией. И даже сделать подобные поставки более или менее регулярными. Склады «Буряного» были полны трофеями, полученными с сибирских монстров, а оскудения бескрайних лесов с их реликтовой флорой и фауной в ближайшем будущем ожидать точно не следовало. Возможно, совместными усилиями Россия и Китай еще смогли бы их вычистить лет за сто, да только кто же им даст заниматься уничтожением гнездовий монстров и не отвлекаться на остальной мир? Ну а слетать в столь ближнее зарубежье летучий корабль мог и в одиночку, избегая моря и двигаясь почти исключительно над сушей. Повышенный риск нарваться на неприятности в виде воздушных пиратов уравновешивался тем, что одно единственное судно никто специально выслеживать не станет. Плюс маленький дворец хозяина крохотного городишки в случае чего еще можно попробовать подвергнуть с высоты обарзцово-показательной-карательной бомбардировке, а вот с логовом влиятельного магната или штаб-квартирой крупной корпорации так не получится, если те решат вдруг кинуть иностранных поставщиков. У них своя маленькая частная армия найдется. Или не маленькая. Не располагая грубой силой в этом мире выжить и удержать место на вершине общества было даже сложнее, чем в родном измерении Олега. А ведь и там в бизнесе неизменно работало правило: «человек человеку волк».

-Так, со мной пойдет Святослав, – взвесив все за и против, решил чародей.

-Дык, а че сразу я то? – Возмутился бывший крестьянин, по всей видимости, уже собиравшийся провести ревизию лучших злачных мест этого города. Тем более, с его физической и магической силой бояться почти неизбежных при подобном турне драк стоило не ему, а тем, кто попробует помешать прирожденному магу-погоднику отдохнуть культурно. Или скорее не очень.

-А в приглашении про сопровождающих ничего не сказано, но выставлять вон с порога мага четвертого ранга общеизвестная дурная примета, грозящая как минимум серьезным ремонтом. Особенно если он при защитных артефактах вроде наших доспехов, которые и удар магистра сдержать могут, – хмыкнул Олег, натягивая на себя кирасу. Все равно торжественного фрака у него не было…Да и был бы – все равно пошел бы в броне и шлем напялил. На всякий случай. Впрочем, двустволку на званный ужин наверное лучше было не брать, но вот зачарованные топоры и револьвер он где-нибудь в гардеробе точно не оставит. Утащиткто-нибудь отнюдь не дешевое оружие – и кому потом претензии предъявлять? – Ты же хотел посмотреть на настоящую заграницу? Так вот она! Да еще не какая попало, а элитная, пусть и слегка провинциальная. А еще там поставят столы с халявной выпивкой и какую-нибудь закусь к ним положат обязательно.

-Но я ж, дык…– Святослав попытался подобрать слова, чтобы напомнить о своей главной проблеме, но так и не смог. – Дык…Ну вааабще дык!

-Ну и? У нас, по-моему, большая часть приглашенных тоже с английским не в ладах или, по крайней мере, знает язык исключительно на уровне твоя-моя-понимать. Как-то плоховато налажены у России торговые контакты с Америкой, а англичане, во-первых, с нами регулярно воюют, а во-вторых, когда не воюют сами в гости приплывают и чуть ли не лучше учителей грамматики, по-русски шпарят, лишь бы выгодную для них сделку заключить. – О данном положении дел, относящемся скорее к геополитике чем к экономике, Олег знал только с чужих слов, книг и газет, но судя по количеству независимых источников информация могла считаться более-менее достоверной. Дальний Восток был крайне слабо заселен и промышленно развит по меркам России, Аляска же являлась его аналогом для США, правда хорошо поднявшимся на золотодобыче. И потому политики, военные и дельцы обеих стран всегда думали друг о друге чуть ли не в последнюю очередь. Серьезной международной торговли вообще могло бы не быть, если бы не огромные сырьевые ресурсы одной сверхдержавы и пожирающей сырье дикими темпами высочайший промышленный потенциал другой.

-Ну, тады ладно…– Смирился с необходимостью идти на праздник Святослав. – А эта…Идти то нам куда? Мы ж, дык, дороги не знаем.

-Ничего, мимо дома местного главнюка такси вряд ли промахнется, – отмахнулся от данной проблемы Олег. – Сейчас я пойду каким-нибудь грузчикам крикну, чтобы сбегали экипаж вызвали, и карета нам будет подана прямо к подъезду, то есть тьфу ты, к трапу. Даже ноги пачкать не придется. А какая-нибудь погнутая обрезанная серебрушка, выданная им за труды, для нас давно уже не деньги.

-Да за такую, стал быть, малость и медяшки, дык, хватит! – Возмутился бывший крестьянин, уперев руки в бока.

-Местной бы хватило, но где я тебе вот прямо сейчас найду пункт обмена наших копеек на их центы? При воздушной гавани какой-нибудь валютный пункт наверняка есть, но искать некогда, да и закрыто там уже, наверное. А серебро оно даже в Африке серебро. – Короткий зимний день успел подойти к концу и на небе уже высыпали первые звезды. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь к гавани торговый конвой подошел уже сильно после обеда, а там еще сколько-то времени местные усиленно думали чего же ему делать с такими гостями, писало пригласительные письма и доставляло их до адресатов при помощи курьеров. – Бери посох да пойдем, а то уже итак наверняка опаздываем.

В роли такси выступила обычная закрытая повозка, не особо отличающаяся от тех, которыми управляли извозчики где-нибудь во Владивостоке. Разве только стекла в ней были довольно крупными и обеспечивали отличный обзор на округу, трясло поменьше, видимо благодаря хорошим амортизаторам, да держащийся за вожжи человек обладал черной кожей, курчавыми волосами, толстыми губами, явно ритуальными шрамами на щеках да толстенным ожерельем из цветных камешков на груди. Правда, поболтать с этим афроамериканцем не получилось – несмотря на позднее время, дорога была полна транспорта, всадников и пешеходов. И, похоже, про существование каких-либо правил дорожного движения в данном месте если и слышали краем уха, то сочли меры предотвращения аварий чьей-то дурной шуткой. Ну, в самом-то деле, зачем уступать кому-то дорогу? Ведь заставить чужой экипаж экстренно затормозить куда интереснее! И почему пешеходы должны переходить улицу в строго определенных местах? У них есть право выпрыгивать прямо под морды лошадей или неспешно шествовать вдоль центра проезжей части, не велик ведь труд объехать. Ну а королями здешних улиц определенно являлись сверкающие лакированным корпусом автомобили, уступающие лошадям и всадникампо частоте встреч минимум раз двадцать-тридцать, но прущие в нужном им направлении с неуклонностью танков. Тем более, подавляющее большинство машин действительно имело самую настоящую броню, а у некоторых и орудийные башенки присутствовали.

-Дык, откуда их тута столько?! – Задался вопросам Святослав, наблюдая за тем, как их возница и водитель соседнего экипажа, такой же чернокожий мужчина, разве только облаченный чуть иначе, громко лаются друг с другом и угрожающее помахивают кнутами. Поводом для ссоры же, кажется, являлось узость улицы, в которой двум каретам сразу в одном и тоже направлении с примерно одинаковой скоростью было ехать неудобно из-за риска оцарапать борт либо о фонарный столб, либо о соседнее транспортное средство. – Городок то вроде того…Не сильно, дык, крупный

На взгляд Олега город, в котором он очутился, ничего особенного из себя не представлял. Возможно, в основной части Америки и высились свевающие небоскребы, но до этого места технический прогресс и процветание добирались медленно. Здания имели максимум три этажа и строились преимущественно из дерева, главные улицы были вымощены камнем, по-видимому появившимся благодаря геомантам, но переулки между домов утопали в грязи и даже доски там лежали далеко не всегда. Обыватели за пределами порта носили преимущественно практичную и немаркую серую и коричневую одежду из грубой ткани, разве только сделана она была на манер пиджаков. Впрочем, вытертые шубы и пестрящие заплатками пальто тоже попадались. Погода была очень теплой благодаря океану, но все-таки зимней и когда с моря налетал холодный мокрый ветер, то непроизвольно хотелось скорее уйти с улицы или хотя бы закутаться поплотнею

-Откуда я знаю? Может, тут своими ногами в приличном обществе ходить не принято. – Олег оставался спокойным, поскольку плотность и хаотичность движения все-таки серьезно не дотягивала до московских дорог его родного мира. Да и пешеходов, обретших такое презрение к смерти, которому среднестатистический самурай мог только позавидовать, он навидался вполне достаточно. – Ты лучше направо посмотри, если завтра из порта не уйдем, надо будет в это место заскочить.

-В пивную, дык? В тот магазин с оружием, у которого перекрещенные револьверы на вывеске? В красный дом, где почти в каждом окне по бабе голой? – Святослав послушно развернулся направо, но раз за разом взгляд его проходил мимо главной достопримечательности, прочно завладевшей вниманием Олега.

-В банк! – Украшенное позолоченным значком доллара пятиэтажное белое здание было еще далековато от них, но зато оно имело самую крупную вывеску. Да вдобавок еще и светящуюся многочисленными электрическими лампочками. И читалась украшающая эту денежную цитадель надпись по-английски практически так же, как и по-русски. – Вот зуб даю, они там оказывают услуги посредников при совершении крупных сделок. Российские же так делают, а уж в неумении считать или отказе от возможных прибылей американских дельцов никто не обвинял. Узнаем официальные цены и обсудим возможность перечисления платежей из их конторы в наш императорский. Лучше уж потерять три-пять процентов от дохода, чем на войне шляться с кучей золота на борту.

-Я вот чё дык это…Не пойму. А на кой нам через всю Америку считай туда переться? – Святослав почесал затылок.– Нам пушки того, поближе нигде продать штоль не могли?

-Полагаю, могли. Но то ли там дешевле, то ли нам хотят спихнуть слегка устаревшее оружие, которое лежит на складах ради возможной мобилизации. Калифорния – один из южных штатов, от них уже до Империи Крови рукой подать. Там просто обязано иметься все необходимое, чтобы в случае масштабного наступления вампиров было чем клыкастикам зубы вышибить. – Олегу маршрут торгового конвоя тоже казался несколько странным. Ладно еще Аляска, которая действительно захолустье и от основной части страны Канадой отделено. Но ведь и мимо Вашингтона русские корабли буквально на расстоянии вытянутой руки пройдут, а столица просто обязана быть крупным транспортным и торговым узлом, куда поезда без проблем доставят любые необходимые товары. И не пришлось бы рисковать, приближаясь к территориям вампиров. Тех конечно сейчас вроде бы плотно зажали в джунглях их родной Южной Америки…Но ни один действительно крупный город нежити люди еще никогда не брали штурмом. И кровавые боги в прошлом не раз отбрасывали наступающие армии, лично появляясь на поле боя и обращая во прах всех кто не успеет убежать от последних атлантов.

-Аааа! – Когда карета проезжала мимо здания банка, Олега вдруг посетило острое чувство опасности, сверху раздался чей-то крик…А потом крышу экипажа проломило обрушившимся с высоты телом, закутанным в какие-то черные тряпки. Впрочем, внутри оно пробыло недолго и почти сразу же рвануло к ведущей наружу двери, несмотря на остающиеся следом за ним пятна крови. Но к сожалению это не было неудавшейся попыткой самоубийства, ведь следом за незваным гостем появились и пули, выпущенные ему вдогонку. Не слишком метко, но зато в очень большом количестве.

-Стоять! – Олег попытался схватить проломившего крышу кареты типа, подозрительно похожего на одного из японских шиноби, но тот словно просочился через его пальцы. Причем на очень большой скорости! Вот он есть и вот его нет, даже у двух опытных боевых магов не хватило реакции, чтобы схватить беглеца, выбившего собою одно из окон. Правда, при помощи телекинеза удалось напоследок сдернуть с него капюшон, но наградой стал лишь вид скрывающую почти всю голову черную тканевую маску с намалеванным поверх белым зубастым оскалом, да увязанные в пук такие же черные волосы. – Тьфу ты, блин! В укрытие! И не отстреливайся!

Стрельба с крыши здания не только не ослабела, но и усилилась. Боевому магу третьего ранга оставалось лишь последовать за убегающим шиноби выпрыгнув из стремительно превращающейся в решето кареты и порадоваться тому, что он не стал пренебрегать доспехами, отправляясь на званый ужин. Хозяин такси успел заполучить то ли пять, то ли шесть пуль и сейчас реанимировать его целитель бы не взялся. А как, когда у того половину головы разнесло?! Лошади еще бились в агонии, рвя постромки, однако же их участь тоже была предрешена. Разве только ждала животных скорее всего не могила, а колбасный завод.

-Дык, почему?! – Выбирающего из кареты Святослава сверху прикрыл зонтик из бешено вращающегося воздуха, где вязли пули. Принудительные и крайне интенсивные занятия под руководством репетиторов, которые за большие деньги старались подготовить бывшего крестьянина к сдаче экзаменов на новый ранг, существенно расширили арсенал чар, которыми мог пользоваться прирожденный маг-погодник.

– Кажется это – охрана банка, – столпившие на крыше банки люди были одеты в одинаковые синие рубашки и вооружены однотипными автоматическими винтовками. Олега они достать уже не могли, поскольку он скрылся за углом ближайшего здания став недосягаемым для прямого огня, а потому стрелки сосредоточили все свои усилия на Святославе. – Можешь их чем-нибудь ослепить?!

-Дык! – Улица потонула в грохоте, когда огромный разряд электричества ударил прямо с небес в верхушку посоха Святослава. Бывший крестьянин то ли с перепугу то ли от азарта не пожалел силы, а потому стекла домов вылетели на всей улице, а цветные пятна в единственном глазу замельтешили даже у Олега, который предварительно зажмурился.

Эй, вы, ублюдки! Хватит палить! А не то я на вас в суд подам!!! – Поскольку в наступившей после этого тишине орал Олег на английском языке, предварительно усилив свои легкие и голосовые связки при помощи целительной магии, то получилось громко, четко и доходчиво. Заполошная стрельба, во всяком случае, почти сразу прекратилась…Хотя возможно это просто потому, что у охранников банка патроны кончились? Но выскочившая из парадного входа данного заведения почти квадратная металлическая фигура трехметрового роста, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся гномьим пилотируемым големом, в дальнейшую драку не полезла и почти вежливо попросила никого не двигаться до прибытия полиции. Впрочем, капитаны торгового конвоя и местная городская верхушка успели все равно раньше. Как оказалось, такси почти успело доехать до резиденции местного мэра и собравшиеся там чародеи вместе с их охраной не могли не заметить пальбы и применения могущественного заклинания молнии. Впрочем, узнав что случилось не нападение на город, а по всей видимости лишь попытка ограбления банка и некомпетентность его служащих, стреляющих в кого попало, все эти люди быстренько вернулись к прерванному празднеству, продолжив то как ни в чем не бывало. И даже свежие трупы под окнами их не смутили. Как оказалось, случайные пули убили не только управляющего каретой негра, но также зацепили истекшего кровью мальчишку-газетчика и какую-то старушку, пытавшуюся клянчить подаяние напротив полного денег здания. Еще пару человек ранило рикошетом, но они по сравнению с погибшими отделались те легким испугом.

– И часто у вас такое бывает? – Мрачно осведомился Олег у оставшегося разбираться с делом лейтенанта, молодого улыбчивого блондина, возрастом едва ли не моложе его самого, что возглавлял группу из четырех полицейских. Ауру собеседника оценить было сложно, заменявшие тому мундир ало-серебрянные латы, покрытые многочисленными темными рунными узорами, словно размывала её. Но судя по тому как тот потел под весом своих доспехов и зеленел при случайном взгляде на трупы, на свою должность парень заступил недавно и был тем кем казался, а именно только-только выпустившимся из какого-то офицерского училища юнцом. На его фоне Олег и Святослав должны были являться настоящими ветеранами, неоднократно видевшими ужасы большой войны и выжившими на ней вопреки всему. Хотя бы потому, что они то были в шлемах когда собирались отдыхать, а вот американец тяжелой металлической шапкой пренебрег несмотря на не самую спокойную работу.

-Грабеж банков то? Регулярно! – Кажется, полицейский даже гордился таким своеобразным достижением своей страны. – В этот раз то еще все прошло, считай, тихо и мирно. Вор незаметно пробрался внутрь, вырубил по одному пяток охранников и стащил у них ключи, почти полез в хранилище к сейфам…А не вломился через стену на броневике, как это было в Монтане пару месяцев назад.

-Да я вообще-то спрашивал про то, как часто из автоматического оружия стреляют в кого попало. Эти банковские дуболомы, похоже, вообще не думали прежде чем огонь открывать, – поморщился Олег, разглядывая трупы прикрытые мешками из дерюги. Пророческий дар нашептывал ему, что за их смерть виновных накажут не слишком сильно. Негр, нищенка и находящийся с ними примерно на одной ступени социальной лестницы уличный мальчишка, который уже лет в двенадцать или тринадцать вынужден был зарабатывать деньги на жизнь. Охранников, которые проявили излишнее рвение при проявлении служебных обязанностей, за такое только как следует поругают. И если чародей не ошибается, то будет это делать тот самый гном в магическом доспехе-переростке, который является их начальником. А еще он лишит своих людей премии и оштрафует но не за то наличие случайных жертв, а за то что те так и не сумели подстрелить убегающего вора. – Кстати, могу я по вашим законам вызвать стрелков на дуэль за нападение на меня? Обещаю, убивать не буду и неисправимо калечить тоже. Просто сделаю очень больно…Несколько раз подряд…Каждому. Чтобы в следующий раз думали, прежде чем нажать на курок.

-У нас свободная страна! В ней наличие у кого-либо титула или магических способностей не дает ему повода нарушать закон, который разрешает дуэли лишь при обоюдном согласии обоих участников. И только если они не являются подписавшими контракт работниками, которые не имеют права нарушать его своей смертью, болезнью или увечьем, если иное не отражено в документах! – Вскинул подбородок лейтенант, мгновенно прекратив улыбаться. – И вообще, мистер, вы еще не доказали мне, что не являетесь сообщником преступника! Иначе с чего бы он приземлился именно на ту повозку, в которой вы ехали?! А еще нанесли урон собственности свободных американцев и грубо нарушили общественный порядок, использовав могущественные погодные чары без лицензии. Сдайте оружие!

-Умерьте тон, офицер, – посоветовал ему Олег. – И включите голову, меня еще пару часов назад в городе не было и о том, что наш конвой вообще сюда зайдет не знали даже его начальники. А в появлении молнии виновны охранники банка, которые без всякого повода начали по нам стрелять.

-Сдайте оружие! – Рука лейтенанта метнулась к поясу, на котором пластины лат раздались в сторону открывая скрытую рукоять какого-то оружия. – Или вы будете наказаны за сопротивление сотрудникам полиции!

-Сбавьте тон, офицер. Или я без всяких дуэлей набью вам морду, обстреляю из пушек своего корабля полицейский участок и улечу обратно в Россию… – Олег демонстративно сложил руки на груди, а рядом с ним в воздухе зависли его зачарованные топоры. Возможно, латы полицейского надежного защищали его от обычных пуль и попыток уголовников прирезать юнца первой попавшейся железякой, но древнее оружие должно было вскрыть его броню словно консервную банку. В крайнем случае за несколько ударов начнет вытягивать жизненную и магическую энергию прямо из ауры американца, несмотря на прочность доспехов. – Ах да, еще этот банк в таком случае разнесу и ограблю, чтобы у американской судебной системы появился реальный повод меня не любить. Ну а вас в таком случае, полагаю, распнут владельцы данного заведения, когда выяснят, кто виноват в их убытках.

-Тебя поджарят на электрическом стуле, – кажется, лейтенант был не на шутку удивлен тому, что ему посмели перечить. Машинально он оглянулся на своих подчиненных…И увидел, что те стоят как статуи, опасаясь слишком резко дернуться. Бывший крестьянин английского не знал, но по тону догадался, куда идет беседа. И стоило лишь показаться на свет оружию, как рядом с лицом каждого полицейского возникло по маленькой шаровой молнии. Шарики магического электричества были размером едва ли с орех, однако почему-то в их способности разнести человеку голову или по крайней мере спалить ему глаза никто не сомневался.

-А я ведь хотел по-хорошему! – Воспользовавшись тем, что американец отвлекся, Олег медленно подвел к его голове свои зачарованные топоры на скорости, которая не заставила бы активироваться стандартные защитные барьеры. А после лейтенант понял, что ему лучше дышать осторожно и через раз, а иначе он сам себе кадык отрежет.

-Черт с тобой, – прохрипел полицейский, свирепо вращая глазами, – убирайся прочь и чтобы к завтрашнему утру духа твоего в моем городе не было!

-Э, нет, малыш. Теперь ты со своими людьми проводишь меня до самой воздушной гавани. А то не верю я, что такой идиот как ты глупостей делать не будет, если его просто так отпустить, – усмехнулся Олег, который благодаря своему пророческому дару внезапно понял, как ему абсолютно без потерь выпутаться из этой ситуации. Просто прежде чем бросаться какими бы то ни было обвинениями в адрес залетных русских варваров, лейтенанту придется объяснить своему начальству, куда именно делись его казенные броня и оружие. Да еще за подчиненных щеголяющих голым торсом отдуваться. А после увлекательнейшего сеанса головомойки дорога перед ним будет только одна – на понижение. Раздувать же скандал из-за идиота, которому теперь ближайшие лет десять будут опасаться даже охрану сортира доверить, власти маленького американского городка не станут. Им и без того хватает проблем, а с кое-кем из развлекающихся сейчас в мэрии капитанов сегодня будут заключены выгодные сделки, потенциальный разрыв которых вынет из кармана местной верхушки слишком большие прибыли.



Глава 12

О том, как герой проигрывает чудовищу, проводит экскурс в геополитику и любуется на реки крови.

-Олег! Олег, просыпайся! — Чародея кто-то долго и упорно будил, однако сон никак не желал выпускать волшебника из своих цепких объятий. Тем более, под левой щекой его было что-то приятное, мягонькое и теплое, а воздух за пределами одеяла казался слишком холодным, чтобы покидать кровать как минимум до наступления весны. – Олег, почему у тебя в кровати голая женщина?!

-Доброслава…Отстань. — Вставать Олегу не хотелось. Накануне он усиленно пытался разобраться с зачарованием трофейных полицейских доспехов, владелец которых наверняка уже оказался разжалован в рядовые. Полночи сидел за имеющимися у него при себе справочниками по техномагии и магии рун, пытаясь найти сходные элементы. Трижды оказался стукнут электрическим разрядом, играющим роль защиты от несанкционированного пользователя. А под конец вообще чуть не лишился последнего глаза, когда в попытках вытащить из доспехов накопительную пластину случайно заставил её взорваться и тем превратил наверняка не самый дешевый артефакт в груду высокотехнологичного мусора. В общем, вчера волшебник успешно довел себя до такого состояния, что даже наутро болела голова, и ломило все тело. Вылезать из кровати не хотелось, и боевой маг третьего ранга был твердо намерен отстаивать свою лежачую позицию. В конце-концов, он здесь капитан или кто?! Имеет право поваляться в постели денек. Ну, или хотя бы пару часиков. Если враги не нападут.

– Ладно, перефразирую. — Многообещающим тоном протянула кащенитка-изгнанница, способная даже в человеческом обличье разорвать голыми руками обычную стальную кольчугу или перекусить острый клинок. Причем голос её, как внезапно осознал просыпающийся чародей, шел откуда-то справа. А ведь мягкое и теплое было у Олега слева. И он готов был поклясться чем угодно, что это женская грудь. – Почему у тебя в кровати еще одна голая женщина, без предварительного согласования со мной?!

-Что?! – Олег с кровати даже не вскочил. Он с неё взлетел. Без всякой помощи артефактов, метра на полтора вверх и совсем немного в сторону. Где-то на середине пути в руки ему прыгнули верные зачарованные топоры, перед мысленным взором чародея упорно маячила однажды встреченная им девушка-шиноби, причем не в обычной черной мешковатой униформе представителей данной касты, а одетая исключительно в две заколки для волос. На пол своей каюты боевой маг приземлился уже во всеоружии. Но по-прежнему без штанов. А после выругался, выпустил из ладоней рукоятки брякнувшегося вниз оружия и сплюнул, зверским образом нарушая установленные им же самим санитарные нормы.

-Купился! – Захихикала Доброслава, подгребая под себя освободившуюся подушку. Во рту у девушки торчало нечто вроде загубника, по всей видимости и ответственного за то, что голос кащенитки-изгнанницы раздавался совсем из другого места. — Не зря я вчера этот сувенир у какого-то полугнома стибрила. Вот как знала, что пригодится!

-Совести у тебя нет, чудовище, — сокрушенно пробурчал Олег, понимая, что этот раунд остался за кащениткой-изгнанницей и теперь у неё появился хороший повод подкалывать его как минимум ближайший месяц, вспоминая об удачном розыгрыше. Сонливость с волшебника безнадежно слетела, и ложиться обратно на кровать больше не имело никакого смысла. Ну, разве только если чтобы Доброславу за её выходку как следует наказать? – Издеваешься надо мной, как захочешь…Стоп, стибрила? И с каких пор в числе твоих увлечений находится воровство?

-Ну, стибрила — не совсем верное слово. Можно сказать, мы произвели взаимовыгодный обмен. -- Доброслава сплюнула артефакт и широко ухмыльнулась, полностью довольная собой. – Я не отгрызаю ему ту руку, которую нашла в своем кармане, он отдает мне кошелек, нож и всякие разные воровские штучки…Ассортимент последних, правда, оказался сильно так себе – эта штучка для управления голосом среди них самое интересное.

-Понятно, – зевнул Олег, почесывая шею. Наличие в портовом городе карманников было, в общем-то, закономерно. Чародей бы скорее удивился, если бы их там не было! Ну а учитывая количество техномагов в Америке, появление некоторых их артефактов даже у представителей мелкого криминала следовало ожидать. – Вот только есть один вопрос. Зачем в такую рань меня будить?! Лишний часик подождать никак нельзя было?

-Очнись, засоня, полдень на дворе! – Доброслава показала Олегу язык. А после провокационно потянулась как кошка, приподнимаясь на локтях и показывая из под одеяла краешек той груди, которая грела Олегу щеку меньше минуты назад.– Я успела встать, позавтракать, отстоять вахту за штурвалом и вернуться обратно, а ты еще дрыхнешь.

-А все равно делать нечего, если только опять та змеюка морская не нагрянет, – Олег снова зевнул и принялся неторопливо одеваться. Судя по нахмурившейся Доброславе, она рассчитывала на совсем другой вариант развития событий, однако планам кащенитки-изгнанницы не суждено было сбыться. Олег решил на неё обидеться…Как минимум до вечера. Он ведь уже морально оказался почти готов к тому, что придется возиться с единственной знакомой ему японкой, как-то пробравшейся на корабль и в его каюту. А она ведь, между прочим, представитель враждебного России в данный момент государства и к тому же профессиональный шпион! Ну, вот на кого еще чародей мог в такой момент подумать после того, как вчера мельком столкнулся с кем-то ниндзеподобным? Правда, пол неудавшегося грабителя банков так и остался под вопросом – черный цвет волос на звание особой приметы никак не тянул, как и прическа, а очертания тела надежно скрывала мешковатая одежда. – У нас ближайшие несколько дней должны быть очень-очень скучными, поскольку путь пролегает мимо побережья Канады. В этих краях врагов, способных угрожать торговому конвою, в принципе не бывает. Местных так мало, что нормальный военный флот они только в Атлантике держат, пиратам не хватает добычи чтобы расплодиться, и даже рейдеры вампиров сюда обычно не заглядывают, поскольку на данном побережье лосей и оленей водится в разы больше, чем так любимых ими в гастрономическом плане людей. А до прибрежных городов США и плыть ближе, и навар в разы больше.

Примерно то же самое, только чуть другими словами, он высказал и Святославу, который не обращая внимания на холодный ветер сидел на носу судна и коротал время, обрабатывая бревно, судя по всему обязанное в будущем стать запасным магическим посохом бывшего крестьянина. Ножом на свежей древесине аккуратно вырезалась руна размером в пять-шесть раз крупнее обычного стандарта, а потому терпеливо сносящая мелкие относительно её масштаба дефекты. Сделанный рисунок заполнялся кровью, которую маг-погодник цедил из собственных пальцев и щедро наполнял энергией до тех пор, пока мана и прана не пропитают вместе с алой жидкостью новый участок заготовки, подстраивая ту под ауру хозяина. По мнению Олега, работа была донельзя грубой, сравнимой с примитивным камланием каких-нибудь дикарских шаманов-самоучек… Он сам подобный посох смог бы использовать лишь как батарейку. Но его другу по вкусу оказались именно такие инструменты. Грубые, мощные и очень-очень надежные, которые не сломаются случайно и не перегорят от пропущенной через них мощи. Надо сказать, Святослав от долгой и кропотливой возни с создаваемым артефактом успел слегка подустать, а потому бестрепетно отложил в сторону заготовку, когда единственного на судне знатока аэромантии погнали отдыхать впрок и набираться сил на будущее. Бывший крестьянин, конечно, был парнем крайне выносливым, однако же все имело свои пределы. В том числе и силы чародея, который регулярно следил за окружающими небесами в поисках потенциальных неприятностей.

-Это, дык, почему в краях то здешних запустение то такое? – Удивлялся Святослав, медленно спускаясь по лестнице в трюм После яркого солнечного света глазам требовалось время, чтобы адаптироваться к полумраку нижних палуб. – Я канешна немного того…Не шибко грамотный…Но, стал быть, Канаду на карте видал. Здоровая, не как Россия, дык, но все одно больше какой-нибудь Испании раз в десять. Туточки много народу жить должно.

-Канада – бывшая колония Франции, которая до появления переселенцев из Европы принадлежала лишь немногочисленным племенам индейцев, регулярно прореживаемых залетными вампирами и по такому поводу решивших не переходить к оседлому образу жизни, чтобы их кровососам было труднее выследить. А без создания нормального земледелия и животноводства много народу не прокормишь. Туземцев тут конечно тоже прижали изрядно, но без тотального геноцида как на территории США. Хватило совести не использовать магически насланные эпидемии, не назначать твердую цену в серебре за каждый краснокожий скальп, включая женские и детские и даже не сгонять сдавшихся на милость победителя людей в концлагеря-резервации, где выжить было невозможно. – В отличии от родного мира Олега в данном измерении о судьбе коренных жителей Северной Америки писали в учебниках истории достаточно открыто. А почему нет, если с ними обходились примерно так же, как и со своими собратьями-европейцами, привыкшими к немыслимой жестокости еще тысячи лет назад азиатами или теми же турками-османами? Только вот застрявшие в каменном веке дикари вообще почти никак сопротивляться были не способны и оттого их не убивали и не грабили только ленивые, да тем кому слишком уж далеко путешествовать для этого пришлось бы. – И все, в общем-то, в Канаде было нормально. Можно даже сказать хорошо, если не брать во внимание пакостящих завоевателям индейцев, частью местных, частью выдавленных на север из США…Пока не пришло Новое Время с его Мировыми Войнами.

-Дык, они ж того…У нас были. – Спустившийся внутрь корабля Святослав неуверенно почесал затылок, мимоходом смахнув рукавом пыль с потолка, который случайно задел. – В смысле, по Европе в основном линии фронта, ну, туда-сюда каталась. Еще Азия чудок и в Африке чей-то колобродили, но тамошние негры, кажись, смену одних белых другими не всегда замечали.

-Ага, примерно так и было. Но одной из основных участниц первых трех глобальных конфликтов была Франция, собственно и ответственная за появление на карте мира Канады. Перед Первой Мировой Войной Париж по праву считался столицей сверхдержавы и даже на лавры мирового гегемона претендовать пытался. После Второй он еще оспаривал лидерство в Европе и его даже по старой памяти побаивались. Но Третья окончательно превратила некогда великую страну в руины. Тогда англичане с одной стороны и немцы с другой территорию своего давнего врага едва ли не под ноль зачистили.В конечном итоге уцелели только крупные города, где смогли удержать защиту от уничтожающих все без разбора ударов стратегической магии и не пустить внутрь охраняемого периметра ни вражеские войска, ни расплодившихся монстров. Да и там потерь более чем хватало. – Олегу про это как-то рассказывал Андре, у русских дворян вообще хватало тесных связей с французскими аристократами, и его бывший командир исключением отнюдь не являлся. Впрочем, это даже по имени понятно было. – Чтобы хоть как-то восстановиться, французы после наступления мира кинули клич в свои колонии и вообще все места, где к ним хорошо относились, обещая переселенцам земли, освобождение от налогов, доступ к магическим книгам исчезнувших родов, редкие артефакты и прочие преференции. В Париже не скупились, щедро растрачивая содержимое наполнявшихся веками сокровищниц в попытках вернуть былое могущество. В результате Канада едва не обезлюдела и чуть официально не вошла в состав США как еще один штат, столько народу из неё уплыло обратно в Старый Свет.

-Но самой Франции это, дык, не помогло, – не слишком уверенно предположил Святослав. – Я итъ не помню, шобы нам про неё в училище рассказывали. Стал быть, как противника её, дык, не рассматривали даже как это…Теоретически.

-Париж пока стоит, пусть даже он теперь скорее памятник былому могуществу и мигрантов там поровну с потомками коренных жителей. Но Англия или Австро-Венгрия его не разрушили, хотя им и явно хотелось бы. Значит, правительство Франции со своей задачей, а именно сохранением страны, справилось как минимум на оценку «удовлетворительно». – Неуверенно пожал плечами Олег. – Другое дело, что на более высокий бал их усилия все-таки не тянут. Территория мала, население невелико, экономика вроде бы до сих пор в упадке…Если бы не наличие пары успешно переживших три Мировые войны архимагов, то французы скатились бы на уровень банановой республики, которую шпыняют и грабят все кому не лень. В общем, выживать у них получается, но даже десятой части своей прежней мощи они пока не восстановили. И в ближайшем будущем расцвет им вряд ли светит.

-Эй, хватит тут заниматься геополитикой. Скажите лучше, что там у вас вчера с полицией было? – Выглянул из свой каюты Стефан. – Я из города вернулся только под утро, а часовой-китаец в английском ни бум-бум, смог лишь только рассказать, что вы тут у самого корабля с кем-то громко ругались и чуть не подрались. А еще принесли чей-то доспех, такой красивый, что хоть императора в него одевай.

-Дык, там все сложно, – вздохнул Святослав. – Банк местный того…Грабить хотели, а мы мимо, стал быть, ехали. Так нас за компанию охрана пристрелить попыталася и, ну, оказалась знацича довольно близка к успеху. А када все успокоилась помалеху и Олег хотел им морды набить, тада чей-то полиция бутозерить начала, ну мы её главного и того…Из амуниции, дык, вытрясли. Хотели еще и рядовых, но их Олег под конец пожалел али побрезговал.

-Возможно, мы слегка перегнули палку. Но знаешь, после того как ни в чем неповинных людей расстреливали в несколько стволов из автоматического оружия, настроение у меня как-то испортилось. И когда лейтенант полиции стал изо всех сил защищать этих убийц и вообще чуть ли не выставлять нас со Святославом крайними, я немного вспылил…А после отступать было уже поздно. – Сейчас бы Олег, пожалуй, действовал немного иначе. Заставил силы правопорядка проводить его до корабля и выпнул их под зад коленом. С одним отдельным офицером это бы, безусловно, ничего не изменило, но зато в других городах или тем более штатах, даже если бы узнали про данный случай, то только пожали плечами. Погибших со стороны слуг закона нет, раненных нет, а пострадавшую гордость нескольких неудачников к делу не пришьешь. Увы, прошлым вечером русский боевой маг стал гордым обладателем украденной у полицейского униформы и оружия. Серьезное преступление по законам любого развитого общества. Плюс корпоративная солидарность в среде сил правопорядка многое значит, следовательно, в случае каких-либо конфликтов знающие о происшествии копы или судьи будут априори настроены к Олегу враждебнее. Одна надежда – в Нордватере могут решить не раздувать скандал и не распространять информацию о конфликте, опасаясь, что злобный русский дикарь действительно вернется и пройдется из пушек по их полицейскому участку. Там же не знают, что он блефовал, пытаясь запугать нахального лейтенанта! – Я, блин, даже допускаю, что у тех полицейских могло иметься законное право задержать подданных другой державы…Но в данном случае нельзя было не заметить, что именно мы и другие жертвы обстрела – пострадавшая сторона. А если слуги закона вместо того, чтобы помогать людям занимаются черт знает чем и старательно закрывают глаза на некоторые преступления, то они просто бандиты в форме.

-Но, дык, разве закон не всегда лучше, чем того…Беззаконие? – Переспросил Святослав. – Ты же сам, кажись, чей-то подобное не рез говорил.

– Справедливые законы – действительно благо. Но достаточно лишь хорошенько посмотреть на мир, в котором мы живем, чтобы увидеть, что в нем нередко узаконивают произвол, – злобно ухмыльнулся Олег. – Сословное расслоение общества – это законно. Рабство – законно. Человеческие жертвоприношения – законны, если есть лицензия. Законны дуэли, где опытные бретеры убивают тех кто впервые взял в руки оружие. Законны вердикты суда, в котором помимо очевидных преступников наказывают и тех, кто просто пытался как-то выжить или затронул интересы властьимущих. Законны войны с геноцидом побежденных и законны налоги, выжимающие из людей все соки, пока те не сдохнут от каждодневного каторжного труда. Законность – гарантированный признак власти, а не справедливости!

-Дык, ладно-ладно, успокойся уже! – Замахал на него руками Святослав. – Чего ты, стал быть, так разошелся? От воспоминаний о вчерашнем, того-этого? Пааадумаешь, жандармов чутка обидели…Не пришибли ж! Даже не побили считай. Они итъ не детки малые и не бабы беспомощные, переживут, дык, как-нибудь.

-Да бесит меня все это! У кого есть хоть немного силы и власти, тот сразу устанавливает свои законы, по которым он может делать все чего ему в голову взбредет с теми кто слабее…И это считается нормальным! – Олегу было сложно объяснить обитателям этого мира, что же именно в их образе жизни его так выводит из себя. – А еще больше бесит, что я и сам потихоньку начинаю к этому привыкать и почти любую появившуюся проблему в первую очередь обдумываю как бы решить самым простым путем…Путем насилия.

-Все ясно, опять у тебя заскок на почве не то совести, не то милосердия, не то вообще самоедства, – качнул головой Стефан, который был в общем-то неплохим человеком, но некоторые идеи своего друга не разделял. К примеру, в больнице для бедных, которую Олег открыл в Китае, он хотел срок отработки для исцеленных измерять не неделями, а месяцами и годами. А уклонистов не отпускать с миром, а как минимум бить до тех пор, пока им опять к лекарю не понадобится. – И как доспех американский? Сможешь под меня переделать?

-Нет, боюсь после того как я в нем покопался, он годен только в переплавку. Рано мне еще пытаться снимать привязку к владельцу. Вроде бы везде перекрыл токи энергии, а при попытке начать разборку артефактная часть доспеха все равно сломалась. – С сожалением признал Олег, по гордости которого неудача нанесла довольно таки чувствительный удар. – Да и конструкция там для тебя, как мне кажется, не слишком удачная. Размер то подогнать можно было при помощи вставок, но эта броня сильно сковывает движения и явно затачивалась под противостояние с немертвыми и демонами в ближнем бою. Слишком она толстая и негибкая. В общем, в твой стиль боя не вписывается совершенно.

-Пожалуй, – несколько расстроено протянул Стефан, снаряжение которого было очень хорошими…Но все же обычными для русских боевых магов низших рангов. Военные специалисты делали их в большом количестве и достаточно качественно, чтобы обладатель подобного снаряжения мог не бояться отрикошетившей пули или вскользь пришедшегося удара, однако спасти от удара сильной боевой магии или близкого взрыва они не могли. А создаваемые защитными артефактами магические барьеры имели свойство быстро истощаться во время настоящего боя. – А начинка у него какая? Или это просто очень прочная стальная скорлупа?

– В левом наруче скрыт короткий широкий клинок в двадцать сантиметров, который настолько толстый, что более заслуживает названия штыря. Выдвигается с просто сумасшедшей силой, явно нужен для нанесения тяжелых ран во время рукопашной и чтобы смертельно удивлять тварей, пытающихся владельца доспеха подмять под себя. – Принялся перечислять Олег. – По центру груди атакующий артефакт вроде моего светового копья, но бьет строго по прямой и намного слабее. Я его, кстати, скрутил вполне успешно, только источник питания ему найти надо. Встроенная кобура способна сама заряжать убранный в неё пистолет хоть обычными пулями, хоть серебряными и вот это действительно тонкая работа отличнейшего механика…Но теперь она безнадежно сломанна. Защитный барьер стандартный, полусферический, заряжающийся от носителя в течении нескольких суток. Почти как нам в училище выдавали, только амулеты встроены прямо в латы и не надо возиться с тем, что отдельно цепляешь их на тело и все конечности. Искусственные мышцы есть, но маловато, лишь чтобы вес этой стальной скорлупы отчасти компенсировать.

-Пожалуй, действительно в мой стиль боя не вписывается, – чуть успокоился Стефан, а после напрягся. – Кому-нибудь из наших десятников отдадим. А что с амуниций было у местных жандармов, раз вы ей побрезговали?

-Форма – просто тряпки, даже без кольчужных вставок. Видимо в Нордватере достаточно спокойная обстановка, чтобы простые полицейские не носили броню…Или очень много желающих поступить на службу, а потому открывшиеся по причине смерти или инвалидности вакансии быстро заполняются новыми людьми. В общем, не стоило и возиться. – Пожал плечами Олег, умолчав о том, что в ткань были вшиты какие-то амулеты, да и значки определенно были зачарованы. – Оружием являлись револьверы вроде наших, но калибр смешной. Пять миллиметров всего. На человека хватит, но только если без брони или в чем-нибудь совсем поганом вроде стеганой куртки…А мертвеца или тварь какую-нибудь предполагалось фаршировать зачарованными пулями, которые им выдавали по паре штук и обязывали постоянно таскать с собой. Где мы такие дома найдем? Да еще в больших количествах?

– Ну, еще дубинки, стал быть, при них имелись. – Припомнил Святослав. – Но это добро нам, дык, куда? На дрова и то не годятся, потому как они, итъ, каучуковые.

-Да уж, с таким арсеналом бороться им только с людьми. Ну или какими-нибудь не простыми зверьми вроде волков, – даже несколько растерялся от услышанного Стефан, видимо слабо представлявший себе как можно жить без карманной артиллерии под рукой или на худой конец чего-нибудь тяжелого и острого. Впрочем, долго размышлять над этой проблемой ему не пришлось, поскольку воздух наполнился очень знакомым им всем шумом. – Эй, слышите? Пушечные выстрелы внизу!

-Дык, опять гадина знать морская, – Святослав ринулся обратно на верхнюю палубу. – Вот зуб даю…

Новое нападение морского змея оказалось на удивление бескровным для обеих сторон. Видимо нашедший на пути следования торгового конвоя место поглубже морской хищник затаился в какой-то впадине, а потом резко всплыл, заполз на палубу ближайшего корабля, прокатился по ней сминая все и вся, сломал мачту а после бухнулся в море и дал деру. Выстрелить в него успели буквально раз пятнадцать, а попали и того меньше. Но и особого ущерба монстр не нанес – около десятка раздавленных в лепешку неудачников и легкий имущественный ущерб стали, скорее, булавочным уколом, не дающим расслабиться, чем серьезной потерей.

-Походу, ошибся ты тогда, Стефан. – Олег проводил взглядом волны, разбегающиеся в разные стороны от того места, где проплывала тварь. – Не отстал от нас морской змей…Хотя теперь он похудел еще сильнее, это даже такому одноглазому профану как я вполне заметно.

-Тварь точно кто-то контролирует, и эти чары способны полностью подавить её инстинкты. Простой дрессировки тут недостаточно…Нужно заставить превозмочь собственные боль и слабость, ведь еще чуть-чуть и морской змей тупо сдохнет от истощения. – Решил потомственный сибирский охотник, чей отец был звероловом и сам умел проделывать нечто подобное с разными тварями. – Значит, управляющий монстром волшебник должен быть где-то не слишком далеко от нас, чтобы он мог направлять атаки чудовища. Это ж вам не корова какая-нибудь, которая и не сопротивляется почти, это считай что дракон. И какой дракон! Летучие по сравнению с ним так – мелочь пузатая. У такого и интеллект должен быть на весьма достойном уровне, и энергии больше чем во всех обитателях нашего корабля вместе взятых, и природное сопротивление магии будь здоров.

-Предположим, наш враг – магистр, ведь кому-то послабее этого гиганта будет не обуздать. – Олег попытался понять возможности противника. – На какой дистанции он должен находиться, чтобы управлять отчаянно жаждущим вырваться и уплыть со всех ласт куда-нибудь подальше в океан морским змеем как марионеткой?

– Километров пять, ну семь…В крайнем случае – десять, если он специализированными амулетами увешан как новогодняя елка! – Неуверенно предположил Стефан, который магов шестого ранга видел в основном издалека, либо же на страницах газет. – Чтобы надежно удерживать поводок на большем расстоянии надо быть архимагом, а архимаг-менталист не стал бы заморачиваться с контролем чудовища и просто заставил бы матросов в воду попрыгать, по одному лишив команды все корабли в зоне своей досягаемости.

-Дык, под водой тады вражина! Летучий корабль мы б давно заметили, лодку какую на волнах тоже. – Решительно стукнул недоделанным посохом о палубу Святослав. – Явно то ж японец…Или англичанин. Энти ж морские державы лучших же ж морских магов того…Имеют. Непотопляемых, потомственных и почитай шо вообще вододышащих от рождения, потому как в бабках без русалок, дык, точно не обошлось. И как всяческую живность океаническую себе на службу, стал быть, ставить кому знать как не им?

-Скорее всего – японец, – решил Олег, признав доводы своих друзей более чем логичными. – И ближе какому-нибудь их магистру, и за нами следом этот тип уже не одну неделю тащится. Англичанин бы давно сдался и плюнул, найдя себе дело поинтереснее, полегче, да поприбыльнее, а вот самураи ребята упертые. Особенно если враг не по собственной инициативе или из корыстных интересов решил нам нагадить, а делает все возможное и невозможное, чтобы не уронить свою честь исполняя поручение своего сюзерена, а то и самого императора.

-Дык, а шо такого сложного в том, чтобы жисть нам портить? – Не понял Святослав. – Енто вражина же итъ самолично и не дрался то ни единого разочка!

-Ну, сам по суди. Передвигается по морю хозяин морского змея, скорее всего, на спине своего питомца, откуда слезает незадолго до его атак, а потому лишних сил на движение не тратит. Но регулярно плескаться в холодном зимнем море по много часов нешуточная нагрузка даже для сильного гидроманта. – Принялся рассуждать Стефан. – Из еды лишь сухой паек и живая рыба, из выпивки – отфильтрованная от соли и мусора морская вода…Если нет артефакта со свернутым пространством, а они редкие. Но даже если есть – какой может быть комфорт посреди моря? Это же круглосуточная нагрузка! В лучшем случае, получается ночью выбраться на какой-нибудь пляж и там поспать пару часиков на твердой земле. Когда корабли не стоят в каком-нибудь порту, то двигаются они довольно быстро и наш преследователь запросто можно отстать слишком далеко. Морской змей, безусловно, очень резво плавает на коротких дистанциях, но любое живое существо проиграет в выносливости хорошо отлаженному двигателю.

Люди привыкли к том, что до нового нападения морского змея проходит несколько часов, если не дней, а потому на время расслабились даже несмотря на то, что в этот раз монстр не получил серьезных повреждений. А зря! Когда рептилия внезапно вынырнула из моря, несмотря на относительную близость берега на данном участке достаточно глубокого, дабы такой мог гигант двигаться скрытно если будет прижиматься ко дну, то это стало большим сюрпризом. Для некоторых – последним. Таранный удар своей башки разогнавшийся до скорости настоящей торпеды монстр направил туда, где ему однажды уже улыбалась удача. В бок одной из самоходных барж, метра на два ниже ватерлинии. А точнее в кое-как заделанную на скорую руку пробоину, оставленную им же самим в недавнем прошлом. Заплатка не выдержала и смялась с громким треском, слышимом на километры. Морда чудовища оказалась внутри судна, кое-как протиснувшись через проделанное отверстие, пусть даже ценой выдранной с мясом чешуи и рек крови, обильно покрасивших волны. И остальное тело явно намеревалось последовать за ней. Вот только морской змей все-таки являлся скорее драконом, чем родственником ползающих по земле гадов. Его туловище было не настолько гибким, как у них, а потому монстр не мог за пару секунд весь скрыться в недрах судна. Хотя нельзя сказать, что он не пытался.

-Огонь! – Не своим голосом заорал Олег, наблюдая за тем, как вспенивает волны исполинский хвост, пытаясь протолкнуть чудовище внутрь. Процесс шел медленно и со скрипом сминающегося металла, несмотря на исполняющую роль смазки кровь морско