Екатерина Флат - Невеста на одну ночь [СИ]

Невеста на одну ночь [СИ] 801K, 169 с.   (скачать) - Екатерина Флат

Екатерина Флат
НЕВЕСТА НА ОДНУ НОЧЬ


Пролог

— Амелина Андоваль… Что еще за Амелина Андоваль? — Дейн оторвал взгляд от свитка со списком приглашенных и вопросительно посмотрел на брата.

— Ты ее не знаешь, — Эрион продолжал внимательно перебирать донесения священнослужителей. Так, это с Восточного магического источника, это с Подгорного… Везде одно и то же!

— Что это за аристократка на выданье, которую я вдруг до сих пор не знаю? — Дейн с сомнением покосился на список, задумчиво произнес: — Андоваль… Андоваль… Да я даже про такой знатный род не слышал! Тут или какая-то путаница, или я чего-то не понимаю… Эрион, ты вообще меня слушаешь?

— Неизвестная девушка — это единственное, что сейчас тебя волнует? — Эрион чуть раздраженно поморщился, бросив на стол последнее донесение. — Снова докладывают о неуклонном магическом выгорании источников. Пятый год подряд, ситуация только ухудшается.

— И что? — Дейн скептически изогнул бровь. — Я в курсе вообще-то. И наш отец в курсе. И еще толпа верховных магов вместе с придворными первосвященниками. Ну выгорание и выгорание, на наш век, наших детей и внуков еще точно магии хватит… — и с важным видом кивнул. — Ну да, конечно, ты же у нас наследный принц, тебе положено из-за всего этого заморачиваться.

— Вот ты зря иронизируешь, — злости на брата не было, Эрион уже давно привык к его безответственности. — Нужно искать причину и ее устранять.

Дейн страдальчески закатил глаза.

— Эрион, да тут любая может быть причина! Может, просто время уже пришло. Или звезды так сложились. Или человечество богам надоело, и они решили оставить нас без магии. Толку от причины, если изменить ситуацию ни ты, ни я не в состоянии? Так что давай вернемся к вопросам поинтереснее. И что это за неведомая Амелина, про которую ты знаешь, а я нет? — хитро брату подмигнул. — Это что, какая-то твоя тайная пассия, которую ты скрывал ото всех несколько лет?

Прекрасно понимая, что Дейн не отстанет, Эрион все же пояснил:

— Я и сам о ней узнал лишь недавно. Помнишь, тот случай в прошлом месяце с хаотичным порталом, едва не разорвавшем ткань пространства?

— Это когда кое-кого, любящего все перепроверять самостоятельно, чуть не прибило, мотыляя по всему Дагринару? — он выразительно посмотрел на принца. — А я говорил! Но когда ты вообще меня слушал… Ладно, не суть. Так причем тут эта девица?

— Она мне жизнь спасла. Когда я все же смог перебороть магию портала и остановить перемещения, меня выбросило среди леса. И, скажем так, не в лучшем состоянии.

— Не в лучшем — это насколько? — тут же полюбопытствовал Дейн.

— Если бы не эта Амелина, я бы тут с тобой не разговаривал. Портал же полностью опустошил мой магический резерв, и чтобы прервать цепь перемещений, мне пришлось черпать магию из жизненных сил. Так что среди леса я оказался уже на грани смерти и почти без сознания. А тут вдруг она, — Эрион невольно улыбнулся. — Мало того, что сразу жизненной силой поделилась, так еще и к себе доставила.

— Как? — усомнился Дейн. — У меня, конечно, богатое воображение, но, извини, все равно сложно представить, как юная девица тащит тебя через лес.

— Простейшая левитация, — пояснил принц как само собой разумеющееся. — Корявая и неумелая, но лучше, чем ничего. Так мы добрались до дома Амелины, уже к вечеру я восстановился и смог создать переход сюда.

— Ну ладно, понятно. Получается, эта девица из какого-то дремучего захолустья, потому я о ней и не слышал… Но симпатичная хоть?

— Без понятия, — Эрион снова вернулся к изучению донесений.

— То есть как? — оторопел Дейн.

— Да она была одета в какую-то бесформенную хламиду, на голове наверчено невесть что, и вдобавок вся в саже.

— И такое чудище лесное ты приглашаешь во дворец? Ты там при падении головой не сильно приложился, а? Слушай, я понимаю, ты у нас весь из себя такой благородный аж до одури, но тащить сюда неведомо кого — тоже не вариант. Или она из настолько богатого рода, что прямо завиднейшая из невест?

— Точно нет. У них особняк в ужасном состоянии, да и семейка у Амелины та еще, — Эрион поморщился от одного воспоминания.

— Ну так и дал бы этой девице денег и все на этом! — Дейн даже свиток отложил, встал с кресла и подошел к брату. — Эрион, я все понимаю, ты ее должник, но ты не пробовал взглянуть на ситуацию с другой стороны? Ну вот приедет эта Амелина во дворец. Она, как я понимаю, из захолустья, живет в бедности и выглядит кошмарно. Тебе самому не кажется, что это жестоко? Даже не по отношению к аристократии Дагринара, у которой будет культурный шок, а к самой девушке? Каково ей придется тут? Соберутся все знатные красавицы, которые чуть ли не в золоте купаются. И она на контрасте с ними…

— Я все учел, — задумчиво отозвался Эрион, убирая донесения в ящик стола. Все равно сейчас их толком не изучить, Дейн не отстанет. — Она будет на полном обеспечении, королевский экипаж за ней уже отправлен. Да и приглашение явиться во дворец вот-вот будет получено. Причем, там в приказной форме, отказаться она не сможет.

— А ты думаешь, она бы отказалась? — усомнился Дейн.

— Вполне. Насколько я успел узнать, характер у нее далеко не идеальный. Она не глупа, образована, но при этом слишком своенравна в некоторых высказываниях.

— Это в каких? — тут же заинтересовался принц.

— Например, она заявила, что наш наследный принц наверняка не слишком умен и не видит дальше своего носа, — усмехнулся Эрион.

— О, чую, мы с ней найдем общий язык, раз наши взгляды так сходятся, — хохотнул Дейн, брату подмигнув. — Но, погоди, так она, получается, и не знала, кто ты?

— Нет, я не представлялся. Зато вот так о себе наслушался. Но я не думаю, что она позволит себе во дворце какую-нибудь выходку. А вот насчет остальных девушек… — Эрион на миг задумался. — Тут ты прав, ее высокомерием заклюют. Значит так, записывай Амелину в претендентки.

— То есть, по твоему мнению, как предполагаемую невесту наследного принца, эту бунтарку из захолустья заклюют меньше? Братец, где логика?

— Открыто уж точно ничего ей высказать не посмеют. Мне, главное, ввести ее в высший свет и выдать в этом сезоне замуж. Для нее это единственный способ выбраться из того болота, в котором она живет. Она спасла жизнь мне, я фактически спасу жизнь ей. И мы в расчете.

— Ну все, ты меня окончательно этой девицей заинтриговал. Точнее, своей тридцать первой претенденткой. Да ладно тебе хмурится, меня вон тоже в этом году жениться заставляют, но я же ничего, смирился с неизбежным злом. Посмотрим еще на эту Амелину… Да и раз она в магии разбирается, то и потенциал у нее неплохой?

Эрион ответил не сразу. Вот не хотелось вообще упоминать об этом, но ведь все равно вполне может выясниться уже во дворце. Лучше уж предупредить заранее.

— Она из магов Заката, Дейн.

Его брат аж воздухом подавился, закашлялся.

— Магов Заката?! Они еще, что ли, существуют? Эрион, ты в своем уме? А отец об этом знает?

— Да, я говорил с ним вчера. Ну точнее, поставил перед фактом. Но он воспринял это более-менее терпимо. В конце концов все конфликты были слишком давно. Наоборот, для нас это своего рода демонстрация лояльности даже к таким магам.

— Короче, ты опять удачно выкрутился, — хмыкнул Дейн. — А о том, как эта девчонка с магией Заката будет проходить магические испытания для твоих избранниц, ты не подумал?

— До этих испытаний еще открытие сезона свадеб, балы и прочая трата времени, — Эрион поморщился. О том, что ему самому предстоит быть в центре всего этого, даже лишний раз вспоминать не хотелось. — Так что еще до начала проверок магии я намерен выбрать Амелине жениха. После чего она будет считаться невестой другого, так что ни в каких испытаниях ей участвовать не придется.

— Маг Заката… — Дейн с усмешкой покачал головой. — Думаю, это будет весьма забавно и основательно оживит обстановку. Но я все же надеюсь, что девчонка хоть немного симпатична, а то лично мое любопытство уже целиком и полностью на ее стороне.

— Насчет нее только женитьба, Дейн, — хмуро предупредил брата Эрион. — Никаких любовных похождений.

— Ты ее должник или все-таки нянька? — фыркнул принц. — Да ладно, расслабься, интерес у меня вполне невинный. И станет еще невиннее, если девица страшна, как демоны лавы.

— Ну вот приедет сюда и посмотришь, — Эрион встал из-за стола и направился к выходу из кабинета.

— А тебе самому разве не интересно, какая она?

— Не особо. Да и какая мне разница? Амелина — маг Заката, так что будь она хоть писанной красавицей, все равно как настоящая невеста меня не интересует.

— Да ты у нас, Твое Высочество, сноб, — Дейн с демонстративным укором покачал головой.

— Я у нас наследник престола Дагринара, — парировал Эрион. — А раз уж тебя так Амелина заинтересовался, то ты и будешь отвечать за тайный подбор кандидатов в ее возможные мужья. Буду ждать от тебя имена претендентов.

— То есть я теперь тоже записан в няньки буйной девицы из захолустья с дрянной магией, — драматично подытожил Дейн. — Я всегда говорил, что ты — тиран. Из чувства мелкой мстительности желаю, чтобы и жена тебе досталась под стать.

Эрион скривился, как от внезапной зубной боли.

— Не напоминай уже, а.

— Это я еще не напоминаю. Напоминать я начну, когда весь этот цветник сюда съедется. Да и подумаешь, тридцать претенденток! У маменьки в списке сначала шестьдесят восемь было, если мне память не изменяет, но бессердечный ты больше половины вычеркнул. Ну ничего, я на твоей свадьбе позлорадствую.

— Взаимно, — усмехнулся Эрион, открывая дверь кабинета. — Ладно, я к Веймастеру.

— Ну да, ну да, ты же всего раз пятьдесят с ним разговаривал насчет выгорания магических источников… — Дейн снова развернул внушительный список приглашенных — Амелина Андоваль… Амелина Андоваль… Ну посмотрим, какая ты…

* * *

— Господин! — распахнув дверь, вбежал в библиотеку, — Простите, но у меня срочное известие!

— Что такое? — стоящий у стеллажа с книгами чуть нахмурился, но отчитывать подчиненного не стал. — Чем ты так взбудоражен?

Понизив голос, тот сообщил:

— Маг Заката, господин. Во дворце будет маг Заката. Это девушка, откуда-то издалека, ее сюда доставят по приказу принца Эриона как одну из претенденток в его невесты. Король в курсе и принц Дейн тоже.

— Хм… Маг Заката, говоришь? Что ж, чудесно, просто чудесно… — его господин предвкушающе улыбнулся.

— Простите, но что же в этом чудесного?

— Ну как, это же настоящая удача. В свете последних бунтов прямо подарок судьбы. Маг Заката у всех на виду… Мы используем эту девчонку, чтобы всем доказать, насколько опасна и неприемлема такая магия. В дальнейшем никто не посмеет больше ставить это под сомнение.

— Но как же сама девушка, господин?

— Что поделать, жизнь несправедлива, — тот с равнодушием пожал плечами. — Эту девчонку ждет участь ущербного ничтожества, которое унизят и осмеют на глазах всего высшего света. Ей просто не повезло родится с такой магией. Ну а нам повезло, что мы провернем это в нашу пользу… Значит так. Узнай, кто она и откуда, жду всю родословную. И обязательно выясни, какое отношение она имеет к принцу Эриону.

— А если у принца на нее свои планы? Ведь не зря она в списке претенденток.

Его господин презрительно фыркнул.

— Какие у него могут быть планы на девчонку с магией Заката? В лучшем случае поразвлекается с ней с неделю и все. Он нам точно не помешает. И никто не помешает… Слава богам, с магией Заката будет покончено раз и навсегда.


Глава первая

Амелина.


— Амелина! — визгливый голос резанул по ушам. — Немедленно иди сюда!

Вот после такого тона матери идти в отцовский кабинет хотелось меньше всего. Что там случилось? Они узнали о моих занятиях магией? Опять какой-то богатый хлыщ сватается? Однозначно на подходе скандал. Впрочем, не привыкать.

Стараясь выглядеть невозмутимой, я толкнула дверь и вошла в кабинет. Когда-то роскошный, теперь он походил лишь на выцветшую тень себя прошлого. Книг на стеллажах мало, да и те все уже ветхие. Сами стеллажи местами потрескались. Гобелены на стенах поблекли, и кое-где зияют прорехи, а уж гирлянды пыльной паутины на потолке совсем не добавляют уюта. И лишь массивный стол, как несдающийся ветеран, выглядит незыблемо.

Сидящий за столом отец, с весьма озадаченным видом и так и эдак вертел какой-то документ в руках, словно все надеясь увидеть там что-то незамеченное. А мама вышагивала туда-сюда по ковру, нервно обмахиваясь конвертом с неизвестным мне золоченным вензелем.

— Амелина, хорошо, что пришла, — пробормотал отец, не поднимая взгляда.

Ага, как тут не прийти, когда так орут. Мама и раньше не отличалась добротой и заботой, а сейчас, казалось, вообще взглядом меня прожжет.

— Вот только посмей! — зашипела на меня она.

— Только посметь что? — мне даже любопытно стало.

— Только посмей отказаться!

— Так тут и нельзя отказываться, — робко вставил отец.

Я перевела взгляд на него. Да что происходит?

— А о чем вообще речь?

— Видишь ли, Амелина, — он будто сам не верил тому, что говорил, — сегодня доставили вот это письмо… Точнее, приказ… Он из королевского дворца, от имени самого наследного принца Эриона. Я не знаю, как так, да и почему… В общем, тебе приказано явиться туда. Но не просто так, а как бы сказать… Ну ты же слышала наверняка про королевский сезон свадеб… Раз в год священный храм поднимается на поверхность, и на несколько дней он открыт для людей. Там совершаются уникальные свадебные церемонии, доступные лишь самым знатным. Это немного не так, как с обычными браками, там особые узы создаются, я и сам точно не знаю… А в этом году принц женится. Но не на какой-то одной, там несколько претенденток, он выбирать будет… В общем…

— Ты поедешь во дворец и выйдешь замуж за принца! — рявкнула мать.

Чего? Я не ослышалась?

— Нет-нет, — тут же неуверенно уточнил отец, — я же говорю, Амелина будет лишь как одна из претенденток, из которых Его Высочество выберет себе жену. То есть далеко не факт, что выберет он именно Амелину. Она, конечно, красива, но наверняка в высшем свете много красавиц. Да и…

Но мама снова перебила:

— И слышать не хочу! Поедет и станет женой принца! Ну а если нет, — лютый взгляд на меня не сулил ничего хорошего, — то пусть и домой не возвращается!

— Дорогая, но зачем же так категорично, — робко вступился отец, сам чуть вжавшись в спинку кресла, в котором сидел. — Во время сезона свадеб во дворец съезжается много аристократов, и у Амелины вполне есть шансы стать женой кого-то другого, необязательно принца.

Ага, а мое мнение никого и не интересует.

— А если я вообще не хочу замуж? — хмуро возразила я.

— Нам все равно, чего ты хочешь, а чего нет! — тут же отрезала мама.

— Амелина, это ведь не приглашение, а однозначный приказ, — отец со вздохом перевел взгляд на документ в своих руках, — тут отказываться нельзя. За тобой уже завтра прибудет королевский экипаж. Не поедешь сама, повезут силком.

— Поедет как миленькая! Только посмей нас опозорить, гадкая девчонка!

Я даже отвечать ничего не стала. С матерью вообще нет смысла разговаривать, она слышит только себя. Ну а отец никогда ей не возразит. Я резко развернулась и вышла из кабинета. И лишь оказавшись в коридоре, я лихорадочно вздохнула. До сих пор не верится в услышанное! Меня вызывают в королевский дворец… Меня, девушку из разорившегося рода, которая ни разу не бывала не то, что в столице, а вообще за пределами нашего городка. Меня, обладающую магией Заката, уже почти не существующей в мире… Но с чего вдруг? Должна же быть какая-то причина!

Есть только один человек, который может это прояснить. И надеюсь, подсказать способ мне выкрутиться из этой ситуации…

Башня располагалась посреди сада. Впрочем, садом эти заросли можно было назвать с большой натяжкой, садовника у нас никогда не было, так что никто и не ухаживал. Бабушка рассказывала, что когда-то здесь росли редкие цветы и лекарственные растения, но теперь от них остались одни воспоминания. Да, как и от всей прежней роскошной жизни, которую я уже не застала.

В отличии от обветшавшего особняка башня выглядела более-менее. Наверное, сказывался остаточный запас магии, и именно это защищало от разрушения. Привычно толкнув дверь, я быстро взобралась по винтовой лестнице на самый верх. Здесь были все две комнаты: жилая и под самой крышей — старая мастерская.

— О, Амелина, ты сегодня рано, — сидящая в кресле у единственного окна бабушка первой заметила меня, отложила кружево. Она частенько плела его, даже не на продажу, а просто, по ее словам, чтобы навык не забыть. Но со стороны походило на некий транс, словно она банально пытается так отрешится и от окружающего мира, и от всех мыслей.

И все с тех пор, как умер дедушка. Уже два года прошло, а мне до сих пор было тяжело сюда заходить из-за нахлынывающих воспоминаний. Сложно смириться с потерей человека, который был настолько дорог.

— Ты такая хмурая, что-то случилось? — бабушка не сводила с меня внимательного взгляда.

Я присела в старое кресло напротив нее.

— Представляешь, сегодня пришел королевский приказ. Я должна явиться во дворец на отбор невест для наследного принца, — вот самой все еще казалось невероятным то, что говорила.

А бабушка будто бы даже не удивилась. Лишь черты лица словно заострились от сдерживаемых эмоций. Она редко делилась переживаниями. Не из-за скрытности, а, как она сама говорила, мне и без этого хватает проблем.

— Что ж… Довольно неожиданно, конечно, но объяснения найти можно. Еще до передела власти наш род был одним из самых знатных. И, видимо, претенденток для принца подбирают именно по знатности.

— А ничего, что у меня проклятая магия? — тут же возразила я. — Или, думаешь, там никто не в курсе? Вот как у дедушки магический резерв полностью опустошили, так были в курсе, а сейчас вдруг взяли и забыли об особенности нашего рода?

На лицо бабушки набежала тень. Все-таки тема была больная.

— Амелина, это было больше сорока лет назад. Да и сама посуди, девушку с магией Заката никто бы во дворец не пригласил. Так что ты должна скрывать ото всех свою силу. Пусть уж лучше считают, что у тебя и вовсе нет никакой магии.

— Бабушка, погоди, — оторопела я, — вообще-то я надеялась, что ты подскажешь, как мне избежать этой поездки.

— Ты обязана отправиться во дворец, — ее голос дрогнул. — Видимо, боги смилостивились над нашим родом, раз даровали такой шанс. Амелина, для тебя это уникальная возможность. Я не о замужестве, конечно, это ты сама уже решишь в свое время. А сейчас речь о том, что ты можешь восстановить честь нашего рода.

— Как? — такого услышать я совсем не ожидала…

— Истина в том, что магия Заката не так уж и ужасна. Тебе ли самой это не знать. Но при смене власти стояшим у верхушки нужны были веские причины для свержения прежней династии. Тогда-то и верховную в то время магию очернили, насаждая вместо нее безликую универсальную. Правда, говорят, что сам королевский род владеет какой-то вообще другой, но конкретно я не знаю. То есть суть в том, что маги Заката стали изгоями совершенно несправедливо. Таких больше и не рождается почти. Не удивлюсь, что ты, возможно, единственная в этом поколении. А у всех старше опустошают магический резерв. Полностью и окончательно. Так что ты от всех скрывай, что именно у тебя за сила. По-прежнему никто не должен об этом знать.

— Хорошо, это понятно, но что там с честью рода?

Бабушка понизила голос до шепота. Вряд ли нас тут кто мог подслушать, скорее, просто инстинктивно.

— Твой дедушка еще юношей ведь был учеником одного высокопоставленного придворного мага. Получается, во время смены власти он и сам был в королевском дворце. И совершенно случайно ему удалось узнать о некоем договорном документе у заговорщиков. И речь шла как раз о переделе магии. Ему удалось выкрасть этот документ до того, как его бы уничтожили. Из дворца вынести никак не получилось бы, так что пришлось спрятать где-то там. Твой дедушка часто говорил, что это неопровержимое доказательство лживого очернения магии Заката. И что будь у него возможность снова попасть во дворец, правда бы восторжествовала…

От волнения я даже на месте усидеть не смогла. Резво встав с кресла, теперь ходила по комнате.

— А где именно спрятан этот документ?

— Этого я, к сожалению, не знаю… Твой дедушка даже мне не рассказывал. Говорил, что это слишком опасное знание, и в случае чего, и я могу пострадать. Но, видимо, так никто и не узнал, кто именно похитил документ, потому что преследования не было. Хотя твой дедушка до самой смерти опасался, что за ним вот-вот явятся.

— А дворец, я так понимаю, большой… — я помрачнела. — И где именно искать, неизвестно…

— Шансов мало, — бабушка вздохнула, — но мне кажется, сами боги потворствуют этому. Ведь не зря вдруг ни с того, ни с сего именно ты получила приглашение участвовать в отборе. Хотя… Мне кажется, это как-то связано с тем молодым человеком, которого ты спасла не так давно. Судя по манерам и привычке держаться, он явно не из простолюдинов. Да и пусть на одежде не было никаких отличительных знаков, но сама ткань явно очень дорогая. Вдруг он был из дворца и именно так о тебе узнали?

— Да ну, нет, — мне стало неловко от одного воспоминания о том незнакомце. Все-таки предстала я перед ним далеко не в самом лучшем виде…

А ведь вполне может быть, что он и вправду из аристократов, и тоже будет во дворце. Но узнает ли меня при встрече? Сомневаюсь. Да и те его слова напоследок я все равно не восприняла всерьез. И все же, хорошо было бы снова его увидеть…

Но я постаралась отвлечься от навязчивого образа сероглазого незнакомца, тут же произнесла:

— Раз документ спрятан где угодно, то, получается, и я должна задержаться во дворце до тех пор, пока не найду… А если его уже кто-то нашел и уничтожил?

— Исключено, — бабушка покачала головой. — Твой дедушка говорил, что запечатал тайник своей магией, так что и найти может лишь маг Заката. А таких во дворец даже близко не допускают. Понимаю, Амелина, задача не из легких, но давай взглянем на это с другой стороны.

Она подошла ко мне и, тепло улыбнувшись, взяла за руки:

— Девочка моя, это ведь еще и твой шанс вырваться отсюда. Возможность встретить достойного мужчину и обрести с ним счастье. Здесь у тебя нет никакого будущего, ты же сама понимаешь. Уж замысел твоих родителей «продать замуж кому подороже» я будущим точно не считаю. А так ты сама распорядишься своей судьбой. Отбор невест для принца — это ведь, насколько я знаю, просто часть сезона свадеб. Не знаю, слышала ты или нет, но раз в год но сколько-то дней появляется древнейший храм с чуть ли не божественной силой.

— Отец упоминал об этом, — я кивнула.

— Так вот, именно к этому приурочен сезон свадеб. Во дворец съезжается весь высший свет, проводятся балы и тому подобное, чтобы все желающие могли найти себе пару. А для особ королевской крови традиционно устраиваются отборы. Даже если принц определил себе невесту заранее, все равно по традиции шанс должен быть и у других. Конечно, будет просто замечательно, если ты сможешь найти спрятанный твоим дедом документ. Но все же, Амелина, если вдруг дело гиблое, лучше сосредоточься на собственном счастье.

— Мое счастье в том, чтобы восстановить справедливость, — хмуро возразила я. — Дедушка всегда говорил о чести нашего рода, он учил меня, что это самое главное. И идеальное будущее — это такое, в котором мне не придется скрывать, кто я есть. Ни мне, ни другим магам Заката, если таковые еще существуют где-то. Уж поверь, никакие свадьбы меня уж точно не интересуют.

— Ты еще очень юна, дитя мое, и, к сожалению, наивна, — бабушка покачала головой. — Но я не сомневаюсь, уже во дворце ты все окончательно для себя решишь. Только будь готова к пристальному вниманию. Ты наверняка заинтересуешь мужчин и этим вызовешь зависть женщин.

— Я постараюсь быть как можно незаметней, — спешно заверила я.

— Такую девушку сложно не заметить, — с улыбкой, бабушка поправила мне выбившуюся светлую прядь. — Но я не сомневаюсь, ты будешь благоразумной и не натворишь никаких глупостей. Тем более этикету твоя мать тебя обучила.

Я поморщилась при одном воспоминании об этом.

— Мне кажется, она меня учила только из-за того, что эти занятия я терпеть не могла.

— Боюсь, так и есть, — бабушка сокрушенно вздохнула. — твоя мама — сложный человек. И как бы сказать…

— Не просто меня не любит, а даже ненавидит, — закончила за нее я. — Причем, сколько себя помню. Только понять не могу, чем я так ей не угодила.

— Видишь ли, Вирда же из знатного рода. А твой отец в свое время пошел на обман. Выдавал себя за другого, вскружил ей голову своим обаянием и привлекательной внешностью. И в итоге подбил на побег из дома и тайную свадьбу. Только после этого твоя мама узнала, что ее новоиспеченный супруг из рода Андоваль, пусть сам без магии Заката, но потомок таких магов. Причем, далеко не богатый. Из-за этого она как-то враз его разлюбила и хотела расторгнуть брак. По закону это возможно, если союз не грозит последствиями. Но оказалось, что Вирда уже ждет ребенка, и потому она так и осталась женой твоего отца… Мне горько это говорить, но, боюсь, тебя, ни в чем не повинное дитя, она с самого рождения воспринимала как наказание, лишившее ее свободы. Но тут уж ничего не поделаешь, твою мать не изменить.

— Я никогда не слышала об этом, — совсем тошно стало. — Родители не упоминали, как они познакомились, как вообще решили создать семью. Даже когда я расспрашивала, отец уходил от ответа, а мама обязательно срывалась на меня из-за какого-то пустяка.

— Твой отец вдоволь уже поплатился за свой обман. Все эти восемнадцать лет Вирда ему жизни не дает, он сам уже при ней лишний раз что-то сказать боится. Но постарайся не печалиться из-за своих родителей. Для тебя они в этом лишь пример того, как не должно быть. Когда тебе предстоит отправляться во дворец?

— Папа говорил, что королевский экипаж прибудет уже завтра.

— Давай я помогу тебе собрать вещи, — бабушка взяла со спинки кресла шаль, накинула на плечи, но подойдя к лестнице, спохватилась: — Может, тебе что-нибудь и отсюда захватить нужно?

Я покачала головой.

— Все дедушкины книги по магии я знаю чуть ли не наизусть, а ценные травяные экстракты и приготовленные зелья у меня хранятся в тайнике у леса. Обязательно с собой возьму. Пусть магию во дворце применять нельзя, но вдруг как-то выкручиваться придется. Хоть зелья выручат. Надеюсь…

Пока я даже близко не представляла, что там меня ждет… Казалось, я не во дворец на увеселительный сезон свадеб собираюсь, а как воин готовлюсь к великому сражению. А уж отбор невест для принца… Да этот принц — он же потомок тех, из-за кого мой род постигло изгнание! Его же прадед возглавлял тот государственный переворот! Нет, я понимаю, что нельзя обвинять людей в грехах их предков. Но раз принц не делает ничего, чтобы исправить ситуацию, то и сам он такой же.

А ведь при этом мне как-то придется задержаться во дворце на время поисков… Так что нельзя показывать принцу, как я его презираю, и участвовать в этом треклятом отборе как какая-нибудь влюбленная дурочка.

Ну ничего, на месте разберемся.

Не покидало отчетливое предчувствие, что эта поездка во дворец изменит всю мою жизнь.


Глава вторая

Эрион.


С балкона открывался вид на главную дворцовую площадь с подъездной аллеей и обрамляющим ее парком с фонтанами. В этот утренний час царила тишина, и хотелось насладиться ею подольше. Особенно учитывая, что тишина явно ненадолго. Сегодня ожидался основной наплыв гостей, хотя особо ретивые нагрянули уже вчера вечером. И бойкие мамаши, намеренные в этом сезоне выдать своих дочерей замуж настолько рьяно, что один их взгляд сулил пытки любому не желающему жениться. И скучающие отцы, которых интересовала не вся эта возня со свадьбами, а традиционный турнир в видор. Небось еще каждый прихватил с собой свою счастливую колоду карт.

И вся эта публика застрянет во дворце на целый месяц… Впрочем, все-таки есть шансы не только выжить, но даже при этом особо не свихнуться. Или как там предлагал вчера Дейн? «А давай мы притворимся мертвенькими, и нас хотя бы временно оставят в покое»?

Эрион облокотился на резные перила, вглядываясь вдаль. При желании магическим зрением вполне можно было увидеть Вестсеммский источник, самый крупный в Дагринаре. Но туда в любом случае придется на днях поехать, и…

Внимание привлек появившийся на подъездной аллее экипаж. Неужели кто-то прибывает в такую рань? Обычно из близлежащих земель подтягивались ближе к вечеру. Экипаж остановился, кучер спрыгнул с козел и услужливо открыл дверцу. Первой, натужно опираясь на зонт как на трость, выбралась леди Мейда, одна из дуэний. И по совместительству чуть ли не главная сплетница во дворце. Сейчас ее оплывшее лицо аж багровело от неких не самых радужных эмоций — это прекрасно было видно даже отсюда.

Следом за Мейдой экипаж покинула некая девушка. Судя по скромному мешковатому платью, кто-то из прислуги. Но с чего тогда прибыла в королевском экипаже? Да и держится ровно, с достоинством… Увы, нелепая разлапистая шляпа скрывала лицо незнакомки, так что даже магическое зрение ситуацию не прояснило. Но кто это вообще? Неужели та Амелина, из рода магов Заката? Теоретически других вариантов не имелось, судя по нелепой одежде, но при этом прибытии в королевском экипаже. Да и по времени совпадало.

Любопытство пересилило. Стоило Эриону чуть шевельнуть пальцами, как легкий порыв ветра в один миг сорвал с незнакомки шляпу. Взметнулись высвободившиеся светлые волосы, рассыпаясь локонами по плечам обладательницы. Девушка попыталась удержать головной убор, но куда уж там. Досада на миг мелькнула на ее лице и даже смутная тревога. Хотя вряд ли она могла почувствовать, что сейчас под пристальным вниманием магического зрения.

А ведь надо же… При той первой и единственной встрече Эрион и не подумал, что под жутким нарядом может скрываться такая… Конечно, при дворе хватало красавиц на любой вкус и цвет, но в этой Амелине было что-то… Что-то неуловимое… На фоне белоснежной кожи фиалковые глаза казались просто бездонными… Изящные гармоничные черты лица… С чуть пухлых губ явно сейчас сорвалась какая-то дерзость…

Эрион нахмурился, качнул головой. Словно на какое-то время выпадал из реальности. А багровеющая Мейда, между тем, распалялась все больше. Похоже, отчитывала девушку. Амелина в ответ ничего не сказала, но судя по выражению ее миловидного лица едва сдержалась, чтобы не отобрать зонт и не треснуть им дуэнье по голове. Принц усмехнулся. Характер у девчонки явно еще тот…

— Эрион! — раздалось возмущенное позади.

Ну вот. Недолгим было спокойствие.

Принц обернулся. Вышедшая на широкий балкон королева Анния сверкала гневным взглядом.

— Эрион! Почему это я всегда обо всем узнаю последней?!

— Обо всем — это конкретно о чем?

— О том, что мой старший сын и наследник престола окончательно сошел с ума! Твой отец мне все рассказал! Притащить во дворец простолюдинку с магией Заката! Да как до такого вообще можно было додуматься?! Тебе, что, совершенно не жаль свою старую больную мать?!

О, раз в ход пошла «старая больная», то матушка уж точно в крайнем возмущении…

— Она не простолюдинка, ее род раньше был одним из самых знатных, — спокойно парировал Эрион. — Это во-первых. А во-вторых, давно пора оставить все предрассудки в прошлом. Довольно глупо судить о человеке по тому, какая у него магия, согласись.

— Конечно, соглашусь. Если только речь не о магии Заката! Скандал! Непоправимый скандал! — королева схватилась за голову, но при этом весьма аккуратно, чтобы не помять прическу. — Нет, Эрион, это уже выше моих сил! Сколько уже можно! Насчет всех твоих любовных похождений я всегда молчала! Я молчала, даже когда ты в прошлом году разорвал помолвку с Равенной!

— Ты уверена, что тот скандал можно описать словом «молчала»? — хмыкнул принц.

— Да! Учитывая, что я тогда тебе не высказала и малой толики того, что думала, а ограничилась лишь парой фраз! — обиженно возразила она.

Ну да, сначала пара фраз. Потом день нескончаемых обвинений. Неделя игнорирования. Месяц скорбного чуть ли не предсмертного вида. А после — постоянные напоминания о «роковой ошибке непутевого сына».

— Нет, ты мне объясни! — королева даже ногой топнула. — Что за вздор ты задумал?! Если эта отщепенка — одна из твоих любовниц, то нечего ее так открыто тащить во дворец, да еще и в число претенденток включать! Я никогда не позволю, чтобы ты женился на недостойной, бесчестной, да просто…просто… — ей от возмущения, похоже, слов не хватало, — просто отвратительной!

— Ты ее еще даже не видела, — раздражение не заставило себя ждать.

— А я и видеть ее не желаю! Даже близко чтобы ко дворцу не подходила! Ты что, желаешь свести в могилу свою больную старую мать?! Нет, ну за что боги наказали меня такими сыновьями… — закатив глаза, она опустилась на рядом стоящую кушетку и теперь обмахивалась веером.

— Значит так, — Эрион говорил тоном не терпящим возражений, терпение у принца все-таки кончилось, — давай договоримся прямо сейчас, чтобы не было никаких недоразумений. Я пригласил Амелину во дворец, и она останется здесь ровно на столько, на сколько решу исключительно я. Это раз. Она в числе претенденток в мои невесты, но, естественно, это лишь для вида. Это два. Никому не распространяйся о том, какая у нее магия. И уж тем более не вздумай как-либо девушке вредить. Чем сильнее ты будешь пытаться ее выжить отсюда, тем больше публичного внимания я ей уделю. Не хочешь этого? Так не трогай ее. Это три. Вопросы есть?

Его мать обиженно поджала губы.

— Есть. Как из моего милого ребенка выросло такое неблагодарное бесчувственное чудовище, совершенно не ценящее, не уважающее родную мать?.. — она демонстративно всхлипнула, но все же тут же деловито спросила в лоб: — Что нужно сделать, чтобы избавиться…кхм…чтобы эта девушка покинула наш дворец как можно скорее?

— Найди ей достойного мужа из числа аристократов. Повторю, достойного, а не абы кого! В твоих же интересах взять Амелину под свою опеку и все устроить.

Королева недовольно поморщилась.

— То есть я нахожу этой оборванке мужа, они женятся и все, вопрос решен? Что ж, хорошо. Хотя я уж точно от этой идеи не в восторге. Но взамен и ты мне кое-что пообещай. В этом сезоне ты точно выберешь себе невесту и женишься! Причем такую невесту, которая устроит и меня, и все каноны традиций и этикета!

— Думаю, моя невеста должна в первую очередь устраивать только меня, — с усмешкой возразил Эрион, серьезно добавил: — Я и так уже говорил, что женюсь, на этот счет не беспокойся.

— Что ж, чудесно, — королева встала с кушетки, поправила подол роскошного платья. — Ну когда там приезжает эта проклятая?

— Не проклятая, а Амелина Андоваль. Уже приехала. Я отправлял за ней экипаж с одной из дуэний.

— И кто ездил? — она вмиг нахмурилась. — Надеюсь, не Мейда?

— Она самая.

— Ай, мне теперь еще и сплетни пресекать! — королева недовольно глянула насына. — Ох, за что мне все это… — с несчастным видом помассировала виски. — Ну что ж, пойду знакомиться с этой твоей злосчастной девицей. Гарантирую, я ей на первом же балу найду мужа и выпровожу отсюда.

Не дожидаясь ответа сына, она вышла. Но при этом что-то продолжая ворчать себе под нос.

Эрион с улыбкой покачал головой. Мда, все будет презабавно, учитывая чрезмерное рвение матушки… Зато она уж точно быстро справится с задачей. Может, и вправду на первом же балу.

Хм, бал… Интересно, будет взглянуть на Амелину в нормальном виде. Как бы еще не пришлось отгонять от девушки особо ретивых. Впрочем, может, вблизи она совсем и не производит такого впечатления, как показалось магическим зрением.


Амелина.


Это была самая долгая поездка в моей жизни… И даже не потому, что я раньше никуда не выезжала. Просто мне досталась такая сопровождающая, с которой каждая минута казалась нескончаемой пыткой.

Эта дама пышных форм и с голосом гробовщика назвалась леди Мейдой, королевской дуэнье. И сначала вообще приняла меня за служанку, а как узнала, что именно я и есть Амелина Андоваль, протянула «Мда-а…» с такой интонацией… Вот уж не думала, что одним этим словом можно оскорбить до глубины души.

Госпожа Мейда даже не скрывала своего сомнения, что тут явно произошла какая-то ошибка, ведь с чего это вдруг во дворец пригласили недостойную. Сначала она орала на кучера, что он привез не туда. Потом дотошно изучала королевский приказ. И только после этого скрипя зубами, выдала:

— Ладно, на месте разберемся.

Провожало меня все семейство. Хотя мама, скорее, лишь для того, чтобы убедиться в моем отъезде. Отец мямлил что-то несуразное, а бабушка все прижимала платочек к глазам, скрывая слезы.

Если честно, уезжать было страшно. Пусть дома порой приходилось несладко, но все-таки это был мой дом. Моя семья… А впереди ждала неизвестность. И не просто неизвестность: а важная миссия фактически в стане врага. Я боялась. Банально боялась, что не справлюсь. Но в то же время четко для себя решила ни за что не сдаваться.

Еще накануне вечером я пришла на могилу к дедушке. Принесла букет луговых цветов и тихо поклялась… Я сделаю все, что в моих силах, чтобы восстановить честь рода. Дедушка всегда твердил мне о справедливости. Говорил, что однажды боги смилуются, и справедливость непременно восторжествует. Что ж, это время, похоже, пришло.


Но пока выпало сущее мучение — поездка во дворец с этой госпожой Мейдой. На мой ответ, что я вообще-то знаю правила этикета, дуэнья лишь презрительно фыркнула и всю дорогу без умолку читала нотации. В основном на столь бесящую меня тему «Мужчины — хозяева жизни, а женщины созданы им в услужение и для продолжения рода».

Нет, я, конечно, и так знала это расхожее мнение, но оно мне казалось сущим бредом. Да и примера перед глазами не было. Мама всегда помыкала отцом, а дедушка с бабушкой жили душа в душу. Но, боюсь, во дворце все могло быть иначе…

— Никогда не заговаривай первой, жди разрешения. Всегда мило улыбайся, и уж тем более не смей в разговоре перечить, спорить или высказывать мнение отличное от мужского, — все талдычила королевская дуэнья. — Лишь с теми мужчинами, кто сословно ниже, эти правила можно нарушать. Впрочем, — очередной красноречивый взгляд на меня, — тебя это не касается.

Ну да, по ее мнению, сословно ниже меня только последние бродяги.

Стоит ли говорить, в каком дурном настроении я была уже к концу поездки? Мы провели в дороге почти сутки, несколько раз останавливаясь в постоялых дворах. И госпожа Мейда заглохла только ночью. Ну как заглохла: ее нотации сменились храпом. А с утра потом снова одно и то же… Нет, я старалась не спорить, большей частью отмалчивалась. Просто из-за того, что этой даме явно ничего все равно не докажешь. Оставалось лишь ждать, когда же прибудем на место…

И потому я искренне обрадовалась, завидев королевский дворец! Справедливости ради, он впечатлял. Настолько белоснежный, что он словно бы мерцал в лучах солнца. Огромный, с множеством башен, но при этом настолько изящный и гармоничный — хотелось любоваться и любоваться. И как-то в тот момент не думалось, что это логово злодеев, совершивших когда-то переворот. Наоборот, дворец вызывал искреннее восхищение.

Наш экипаж остановился у парадного входа. Госпожа Мейда выбралась первой, пыхтя так натужно, словно она сама весь путь бежала вперед лошадей. Я вышла следом за ней, огляделась.

Наконец-то на месте! Надеюсь, теперь хоть отделаюсь от этой неприятной дамы. Вот только почему-то такое странное ощущение чужого внимания… Явственное… Да еще невесть откуда налетевший ветер шляпку сорвал! Ну и не страшно, она все равно никогда мне не нравилась.

— Ну что встала? — буркнула дуэнья. — Дворец разглядываешь? То-то, это тебе не тот убогий сарай, в котором ты жила!

Я все-таки не сдержалась:

— Вам не кажется, что вы ведете себя неподобающе с возможной невестой наследного принца? Может, стоит выбирать выражения?

Госпожа Мейда побагровела еще сильнее.

— Тоже мне невеста принца! Да тут явно какая-то ошибка, и ты вылетишь отсюда сегодня же! Я немедленно все выясню! И не отставай!

Очень хотелось послать ее куда подальше, но я промолчала. Главное, попасть во дворец…

Я пошла следом за пыхтящей дуэньей к высоким золоченным дверям парадного входа.

Госпожа Мейда отвела меня в комнату. Причем, путь занял минут пятнадцать, не меньше, и это, как я поняла, мы прошли только часть восточного крыла дворца. Да при таком размахе, всей жизни не хватит тут что-то найти! Но я все же старалась не падать духом.

Дуэнья продолжала бурчать, но я ее не слушала, смотрела по сторонам. Мраморные полы, колонны, золотая лепнина на потолке, через каждые два-три шага картины в тяжелых рамах… И главное, витражи… Начиная с огромного в холле и заканчивая небольшими, заменяющими часть окон. Может, конечно, только в этой части дворца так было, но, несомненно, впечатляло. Я и так прекрасно понимала, абы где короли жить не станут, но все же заранее не могла представить, что тут будет настолько роскошно.

По словам дуэньи, все восточное крыло отводилось для гостей, и тут отдельный этаж — для невест принца. Правда, по пути, кроме слуг, нам никого не попалось. Видимо, нормальные аристократы в это утреннее время пока спали.

Отведенная мне спальня оказалась чудесной. Просторная, в нежно-зеленых тонах, светлая и уютная. Над большой кроватью красовался массивный балдахин, под одежду отводился даже не шкаф, а целая гардеробная. А рядом дверь вела в отдельную ванную комнату. Пара кресел и столик с вазой цветов завершали интерьер.

— Только ничего тут не трогай! Вдруг еще сломаешь или замараешь! — добрая дуэнья зыркнула на меня напоследок и собралась выходить: — Я сейчас все выясню насчет этой ошибки, из-за которой мне пришлось столько тащиться в глухомань и абы кого еще сюда вести!

Но она даже взяться за ручку не успела, как дверь вдруг открылась сама собой. Честно, злая я бы не расстроилась, если бы госпожа Мейда при этом получила по носу.

Без стука и предупреждения в спальню вошла дама. Хотя нет, «вошла» это не то — дама словно бы вплыла, сразу все вокруг заполняя тяжелым ароматом духов и аурой ледяного презрения. А уж то, каким взглядом, она смерила меня… Я тут же поняла, что госпожа Мейда — это еще вполне себе неплохая кампания.

— Ваше Величество, — подобострастно пролебезила дуэнья, поклонившись.

Я на миг растерялась, но памятуя правила, сделала реверанс.

— Вы только не гневайтесь, — продолжала бормотать госпожа Мейда с приторной улыбкой, — тут, видимо, произошла какая-то ошибка, а я, естественно, не причем, я сразу поняла, что эту нахалку нужно отсюда выставить и как раз собиралась…

Недовольно поморщившись, королева жестом заставила ее замолчать, прошла мимо дуэньи в мою сторону. Смотреть прямо в глаза королевским особам не полагалась, но я не стала отводить взгляда. Казалось, это прямо поединок какой-то. Так сказать, игра в гляделки, кто первым сдастся. И если я старалась сохранять внешнее спокойствие, то королева даже не скрывала вида, что с радостью бы меня за шкирку выкинула прямо в окно.

— Что ж, — она первой нарушила тишину, и таким тоном, словно каждое сказанное мне слово — это просто величайшая милость, — как я полагаю, ты и есть Амелина Андоваль. Должна сказать, я удивлена. Неприятно удивлена. Я, конечно, ожидала худшего, но не до такой же степени.

— Вот-вот! — поспешила поддакнуть дуэнья. — Мне ее выпроводить самой или стражу позвать? Я могу и то, и то. Вы же знаете, Ваше Величество, я вообще…

— Да помолчи ты хоть немного, — раздраженно перебила королева, снова перевела взгляд на меня, даже обошла кругом, придирчивая рассматривая. — Полагаю, нормальной одежды у тебя нет. И, скорее всего, ты даже не представляешь, что это такое… — обернулась к дуэнье. — Мейда, давай за Велией, пусть подберет ей что-нибудь из готовой одежды и снимет мерки для бального платья. Завтра уже открытие сезона! А ты, — недовольно покосилась на меня, — из комнаты вообще не высовывайся. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из гостей тебя заметил. Понятно?

Понятно, многоуважаемая королева, что дуэнья явно не одна тут такая гостеприимная и необременная хорошим воспитанием. Непонятно только, с чего вдруг меня вообще сюда пригласили, если этим так недовольны?

Но я не стала ничего этого озвучивать. Спокойно ответила:

— Понятно, Ваше Величество.

Напоследок смерив меня очередным презрительным взглядом, королева направилась к выходу из комнаты, госпожа Мейда за ней. Я успела услышать лишь брошенное напоследок Ее Величеством:

— И пусть Велия потом зайдет ко мне, я дам кое-какие уточнения насчет одежды для этой…претендентки.

И что-то прозвучало это очень нехорошо… Обе дамы вышли, я тут же глубоко вдохнула. Ну правда, в спальне словно враз стало легче дышать. И пусть напрягало, что и королева меня заранее за что-то очень невзлюбила, я все равно решила, что буду решать проблемы по мере их поступления.

Почти тут же молчаливый лакей принес мой сундук с вещами и откланялся. Заперев дверь, я бережно досталась со дна ларец с порошками и зельями. Жаль, нельзя было применять магию, пришлось прятать по-обычному — в гардеробной, в маленький ящик на самом верху. Надеюсь, никто не будет в моих вещах рыться…

Очень хотелось принять поскорее с дороги ванну, но вскоре пришла неприветливого вида женщина в платье, похожем на униформу, представилась Велией и ловко меня измерила длинной лентой. Обмолвилась лишь, что сегодня вечером мне принесут одежду и в том числе платье для завтрашнего бала. И откланялась.

Я снова заперла дверь и направилась в ванную комнату. Но на полпути резко замерла от внезапного ощущения. Магия… Где-то здесь, недалеко… Магия как и у меня! И явно на территории дворца! Может, потому дедушка и не оставил никаких записей, зная, что нужный маг вот так почувствует, где тайник? Вот прямо гора с плеч! Дело за малым, просто ориентироваться на эту магию! Все просто!

Но почему-то интуиция подсказывала, что совсем просто уж точно не будет….

Из окна моей спальни открывался прекрасный вид на парк. Среди яркой зелени виднелись тут и там беседки, фонтаны с искусными статуями, к тому же в послеобеденное время хватало и прогуливающихся аристократов.

Принесшая мне обед служанка, весьма охотно объяснила, как с этого этажа выйти в парк, чем я и собиралась воспользоваться. В конце концов, я тут не пленница, чтобы взаперти сидеть, да и вряд ли королева за мной шпионит, так что и не узнает, что я ее повеление нарушила.

Мне просто не терпелось исследовать тут хоть немного. Ведь чем раньше я достигну своей цели, тем раньше смогу уехать отсюда. А сидя на одном месте, я уж точно так ничего и не разузнаю.

К счастью, и подходящее платье у меня имелось. Одно-единственное, которое вполне можно было назвать «великосветским». Правда, я его терпеть не могла, и все потому, что мне полагалась его надевать, когда приезжал очередной жаждущий жениться. Родители рассчитывали получить за брак денег побольше, потому и старались представить меня в лучшем свете. О магии же моей никто из посторонних не знал, так что нас просто считали разорившимся родом.

Но зато сегодня это платье уж точно пришлось кстати. Мало ли, когда, вечером, мне другие принесут, а время терять совсем не хотелось. Так что переодевшись и поправив уложенные в пучок волосы, я поспешила в дворцовый парк. К сожалению, больше того отголоска внешней магии не чувствовала, но надеялась, что это непременно повторится.


Из окна я видела, что в парке хватало и прогуливающихся в одиночку девушек, так что бельмом на глазу я не стала. Неспешно шла по вымощенной дорожке, делая вид, что просто наслаждаюсь пейзажем. А на самом деле прислушивалась к собственным ощущениям. Ну же, ну, должно же снова почувствоваться…

Вот только мысли немилосердно разбегались. Просто дома я мало что видела, а теперь передо мной словно бы открывался новый мир, такой удивительный, красивый на вид… Хотелось просто любоваться и ни о чем не думать… Но я постаралась взять себя в руки. Так, нужно дойти до северной окраины парка, из окна именно там я видела похожее на ритуальное строение… Мысль оборвалась.

Я так и замерла на месте. Может, показалось? Лишь бы показалось!.. Проклятье! Это все-таки она! Ниенна Вентивер…

Ниенна, эффектная брюнетка, считающаяся одной из главных красавиц Индзора, невдалеке от меня у череды розовых кустов о чем-то весьма увлеченно беседовала с другими двумя девушками. Вот уж не ожидала ее тут увидеть… Хотя чему удивляться? Ее отец — индзорский правитель, фактический самый знатный человек в нашем городе. Вполне логично его дочери оказаться и на сезоне свадеб во дворце.

Вообще мы с ней пересеклись лишь однажды. Два года назад, как раз после смерти дедушки, я наивно попыталась поступить в индзорский университет магии. В надежде на столь важное образование, на новые знания и, главное, на возможность отвлечься от свалившегося горя…

Я планировала проучиться хотя бы год, когда изучается лишь теория, и никто бы так и не узнал о моей истинной магии. Я прошла все вступительные экзамены, тоже как раз таки теоретические, с наивысшим результатом, и лишь в итоге узнала, что обучение-то здесь только платное.

И вот тут как раз подвернулась Ниенна… В университете царили очень строгие порядки, так что даже авторитет ее отца не помог. Она должна была точно так же наравне со всеми сдавать экзамены.

До прямого общения со мной дочь правителя не снизошла, лишь стояла в стороне и презрительно поглядывала, когда поверенный ее родителя уговаривал меня им помочь. Сделка была предельно проста: под прикрытием магической иллюзии я просто-напросто сдаю экзамены за Ниенну, за что получаю достаточно денег, чтобы заплатить за обучение.

И пусть моя честность сначала хотела возмутиться, но разум возразил, что нельзя упускать единственный шанс, пусть и такой. Что же в итоге? Ниенна была зачислена в университет с отличным результатом. А мне было сказано, что если я хоть кому-либо проболтаюсь, то враз сгорит мой дом вместе со всеми обитателями. Вот и вся расплата за сделку с собственной совестью. Неприятный, унизительный, но весьма однозначный вывод: кто знатен и богат, тот всегда и «прав».

Дедушка сказал мне как-то, что жажда мести — это как каждый день самому пить яд, наивно надеясь, что от этого умрет другой. И пусть эмоции унять было слишком сложно, но тот случай с Ниенной я постаралась просто забыть, раз ничего все равно сделать не могу.

Но теперь я очень надеялась, что она уж точно меня не помнит. Конечно, дворец огромный и нет гарантий, что мы с ней вообще пересечемся, но мало ли… На том же балу… Пусть Ниенна не знает о моей магии, зато знает о бедности и упадке моего рода. И если начнутся нападки по этому поводу, я уж точно молчать не стану. Это два года назад я молча пережила обиду, но не теперь.

Стараясь не попасться беседующим на глаза, я повернула на ближайшем разветвлении парковой дорожки и спешно пошла прочь. Лишь минут через десять сбавила шаг. К тому же впереди показалась уютная обрамленная клумбами беседка с ажурными стенами.

Внутри удобный полукруглый диванчик украшали расшитые подушки, и блаженная тень создавала прохладу. Я села у самого выхода, откинувшись на мягкую спинку сидения, и устало прикрыла глаза. Ну что такое, еще даже дня тут не провела, а хочется уже бежать со всех ног. И почему мне пока попадаются сплошь негативные дамы? Дуэнья, королева, теперь еще и Ниенна эта… Нет, конечно, я сюда приехала не подруг заводить, но справедливости ради может хоть кто-то милый и добрый встретиться?

Послышались шаги, я тут же открыла глаза. По гравийной дорожке сюда неспешно шел молодой мужчина, светловолосый, весьма симпатичный, и явно из аристократов, судя по одежде. Я сначала инстинктивно хотела скрыться в глубине беседки, но он заметил меня раньше. На миг остановился и тут же направился ко мне.

— Согласитесь, милая леди, это настоящее преступление! — он улыбнулся так обаятельно, что сразу захотелось улыбнуться ему в ответ.

— Что именно? — я все же напряглась. Паранойя — такая паранойя…

— То, что одна юная красавица скучает в одиночестве, — взяв меня за руку, галантно коснулся губами тыльной стороны ладони. — Я просто обязан исправить столь вопиющую несправедливость. Вы же не против, если я составлю вам компанию?

— Я была бы только рада, — я улыбнулась, просто не вспомнив, как именно по этикету полагается вежливо отказывать, — но уже собираюсь возвращаться во дворец.

Он или не понял намек, или просто сделал вид.

— Тогда я вас и провожу. Но позвольте узнать ваше имя. Провожать прекрасных незнакомок — это, конечно, безмерно романтично, но я предпочитаю все же знакомиться, — не переставая улыбаться, он не сводил с меня внимательного изучающего взгляда.

— Амелина, — представилась я.

— Амелина? — он вскинул брови, словно чему-то изумившись, вдруг усмехнулся. — Позвольте предположу: из рода Андоваль?

Я тут же нахмурилась.

— Да, верно. Но откуда вы знаете?

— У меня внезапно проснулся дар ясновиденья, — он чуть хитро мне подмигнул. — Ну а еще я видел список приглашенных, и девушка по имени Амелина там только одна.

Я не удержалась от улыбки, все же этот незнакомец прямо источал хорошее настроение.

— Даже удивительно, милорд, что среди стольких людей имя не повторилось. Прямо таки чудо.

— Да мне вообще кажется, что чудо — это просто ваше второе имя, — он даже засмеялся. — Позвольте и я представлюсь. Можете звать меня Дейном.

— Просто Дейн? — усомнилась я. — Без титулов? — вряд ли же любой рядовой аристократ имеет доступ к списку приглашенных.

— Для вас без титулов. Да и не люблю я их, сразу чувствую себя таким важным…как старец на склоне лет. Ну как вам во дворце, Амелина? — спросил, когда уже мы пошли по гравийной дорожке прочь от беседки. — Впечатляет?

— Да, здесь мило.

— Мило? — хохотнул Дейн. — Нет, определенно вы нравитесь мне все больше! Королевский дворец Дагринара считается самым роскошным и уникальным вообще по эту сторону Астайского океана, а вы говорите просто «мило»!

— Вас это возмущает? — на всякий случай уточнила я.

— Меня это умиляет! А конкретно — ваша честность. Знаете, приятно встретить человека, который не пытается ничего скрывать.

Ага, знал бы он, сколько всего я скрываю… И истинную цель приезда сюда… И свою магию… И то, насколько мне заранее неприятен наследный принц, хотя претендентку для него мне еще нужно изображать…

— Ну а как насчет завтрашнего бала, леди Амелина? Уж открытие сезона вы наверняка ждете с нетерпением?

— Я немного волнуюсь, — я не стала уточнять про свои ассоциации с воином перед первым сражением. — Просто никого же здесь не знаю.

— Вы уже знаете меня, а это самое важное. Ну почти, — Дейн вдруг демонстративно посерьезнел. — Амелина, но вы ведь понимаете, что провожаю я вас не просто так? Исключительно в корыстных целях! Услуга взамен за услугу. Так что теперь вы просто обязаны мне пообещать ваш первый танец на завтрашнем балу.

— Договорились, — я с улыбкой кивнула.

— Вот и чудесно! Поверьте, все просто умрут от зависти!

— Прямо таки все? — я не удержалась от смеха.

— Конечно! Все поголовно! Девушки будут завидовать вам, мужчины — мне. В общем, там уж точно будет весело.

Дейн хотел добавить что-то еще, но тут как раз подошел один из лакеев. С почтением поклонился и что-то тихо лорду сказал. Тот на миг досадливо поморщился, кивнул в ответ. Со вздохом сказал мне:

— Прошу меня простить, леди Амелина, но я просто вынужден сейчас вас покинуть.

— Ничего страшного, я сама доберусь, — даже жалко стало, все-таки Дейн мне очень понравился своими открытостью и жизнелюбием.

— Тогда до завтрашнего бала, буду ждать с нетерпением, — улыбнувшись мне напоследок, он спешно ушел вместе с лакеем.

Я проводила их взглядом, задумчиво посмотрела по сторонам. Вот куда теперь идти? Продолжать исследовать парк? Или все-таки вернуться во дворец?

Впереди мелькнула знакомая фигура. Госпожа Мейда, чуть ли не по-воровски оглядываясь, метнулась за живую изгородь. Куда это дуэнья так крадется? Меня она явно не заметила, а я не удержалась от любопытства последовать за ней. Просто если эта неприятная дама так скрывается, но наверняка задумала какую-нибудь пакость.

Целью дуэньи оказалась одна из беседок, причем там явно уже кто-то был, но на расстоянии разглядеть не получалось. Прячась за кустарником и в одном месте чуть не порвав подол об ветки, я подобралась поближе и затаилась.

Собеседником госпожи Мейды оказался некий мужчина с довольно неприятным, чуть свистящим голосом.

— Так я же никогда не прочь заработать, — самодовольно говорил он, с нажимом уточнил: — Хорошо заработать. Ну и за что мне сулят такую сумму, и кто именно?

— Некто очень высокопоставленный, чье имя тебе точно знать не следует, — осадила его дуэнья. — А дело совсем простое. Тебе попросту нужно жениться.

— Жениться? — он расхохотался. — Да ты в своем уме? Или там такой денежный мешок, что на всю жизнь хватит?

— Деньги тебе только за женитьбу! Увезешь потом девчонку отсюда и хоть со скалы сбрасывай, никого это волновать не будет. Но самое главное, свадьба и как можно скорее. Значит так, завтра, прямо на балу, на глазах у всех, ты должен девчонку скомпрометировать. Да так, что, кроме женитьбы, иного варианта и не останется. Справишься?

— Ты во мне сомневаешься? — послышался неприятный смешок. — Да я без проблем! Деньги когда?

— Половина после бала, вторая половина после свадьбы. Уж извини, но нужны гарантии. Сейчас никаких имен, уже завтра на балу я тебе укажу твою цель.

Стало противно аж до дрожи. И пусть не прозвучало, о какой именно девушке речь, что-то закрались вполне логичные подозрения. И если это и вправду готовится для меня… Но кто настолько меня ненавидит? И за что? Да и что теперь делать? Сказаться больной и не идти на бал? Нельзя… Я обязана присутствовать… Но как же тогда избежать подготовленной ловушки? Вообще к себе никого из кавалеров даже близко не подпускать?


Глава третья

В комнату вернулась я вся на нервах. Ладно бы у меня был хоть какой-то опыт всей этой светской жизни, но сейчас я банально не представляла, чего ждать. Как именно можно девушку на балу скомпрометировать? Поцеловать при всех? Сказать про нее что-то эдакое? Как-то опозорить?

Вот знала бы заранее, что конкретно против меня планируют! Но, увы, заговорщики это не обсуждали. Они почти сразу разошлись, я лишь успела посмотреть на того типа со спины. Высокий худощавый шатен с сального вида волосами до плеч — ну хоть какой-то ориентир, от кого держаться на балу подальше…

Я устало упала на кровать, раскинув руки. Вздохнула. Как же хочется чуда! И чтобы дедушкин тайник враз нашелся. И чтобы…тот сероглазый незнакомец все же тоже был во дворце… Вот бы снова встретились… Просто та, наша первая встреча, оставляла желать лучшего.

Мысли сами собой вернулись к тому памятному дню…


Все с самого утра складывалось удачно. Мне удалось незаметно улизнуть из дома, и я очень надеялась, что никто меня и не хватится. Бабушка-то знала, куда я пошла и зачем, а остальным знать не следовало. Именно сегодня был самый удачный день для сбора ристусса, важного ингредиента основных зелий. И упустить такую возможность я никак не могла.

Но в лес я пошла, как и всегда в последнее время, предварительно замаскировавшись. Просто после того случая, как наткнулась на шайку парней и еле от них сбежала, я действовала осторожнее. Уж пусть лучше меня принимают за лесную ведьму, старую и жуткую, чем нападают с бесчестными намерениями.

Заросли ристусса, насколько я знала, были лишь на одной небольшой полянке посреди леса. Погода стояла отличная, до места я добралась без проблем. И уже даже собрала почти половину корзины тонких побегов, как вдруг враз ощутила нечто странное.

Словно бы в один миг окружающий воздух забурлил от некой силы, потяжелел, даже вязким встал. Моя магия сразу обеспокоенно отозвалась, норовя выплеснуться, но я ее сдержала. Ведь против кого или чего обороняться, если и конкретной угрозы не вижу?

Загрохотало так, что даже уши заложило! Небо надо мной будто потрескалось, и в резкой вспышке вдруг возник человеческий силуэт. Кто-то падал просто с огромной высоты!

Я даже сообразить ничего не успела, как неизвестного мощными потоками окутала его собственная магия, но все равно удар при падении получился знатным. Обрамляющие поляну деревья заскрежетали, меня снесло в сторону, а сама поляна превратилась в безжизненный клочок земли.

Откашлявшись, я поднялась на ноги, очень осторожно подошла поближе. Поднятое облако улеглось, открывая вид. Хм, мужчина… Молодой… Может, лет двадцати семи… Без сознания, вроде жив… Темные волосы, правильные черты лица, волевой подбородок… Вот даже сейчас, в таком состоянии, он выглядел, словно не с неба свалился, а просто прилег тут отдохнуть и вовсе он не при смерти.

Благо, мой созерцательный ступор занял лишь доли секунды. Я подбежала к неизвестному, опустилась рядом с ним на колени. Так, дыхание угадывается, но слабо. Мощные потоки магии расходятся во все стороны! Да он умирает! Прямо сейчас жизненные силы покидают его!

Дедушка учил меня магии с самого моего детства, я многое знала, но не думала, что что-то особо сложное пригодится. Вот только сейчас было некогда сомневаться и раздумывать.

Ауры наших магий слились. Пусть разные, не сочетаемые, но моя сила перетекала к нему, сама собой превращаясь в жизненную энергию. Голова нещадно закружилась, но на грани сознания из-за возникшей связи я отчетливо чувствовала незнакомца. Милостивые боги, неужели такая магия вообще бывает?! Меня аж потряхивало от ощущения словно бы безграничной чужой мощи. Я как-то наивно всегда считала себя выдающейся и одаренной, но по сравнению с ним — даже «пустышка» это еще очень громко сказано.

Я остановила переход магии на той грани, когда и у самой немного сил осталось, и он при этом протянул бы еще хоть немного. Нужно доставить его в дедушкину башню! Бабушка разбирается в целительстве, она точно поможет! Но вот как его туда дотащить?

Незнакомец был высок, широкоплеч и крепкого телосложения. Да даже если я попытаюсь его волоком тащить, то выдохнусь уже шагов через десять! Так, ты же маг! Думай, как маг!

Левитация всегда мне давалась плохо. Дедушка говорил, что просто наша магия к ней не приспособлена, но хоть как-нибудь освоить все равно нужно. И сейчас вот пригодилось. Боюсь, это была самая неприглядная левитация за всю историю существования этого приема…

Левитация далась с большим трудом, все-таки магию я основательно потратила, а восстанавливалась она медленно. И так же медленно проходил наш путь. Пусть идти предстояло не очень далеко, но лес как-то не особо был приспособлен для левитации в нем бессознательных мужчин. Постоянно приходилось следить, чтобы и без того едва живой незнакомец, не врезался в дерево.

Почти полтора часа занял весь путь. Честно, под конец мне казалось, что я и сама сейчас упаду — все силы уходили на поддержание левитации. И когда лес остался позади, а впереди посреди неухоженного сада уже виднелась такая родная башня, захотелось радостно воскликнуть! Но сил на это не было.

— Ох, Амелина! Это что же! Это как же! — заохала бабушка, выбежав на крыльцо. Видимо, заметила нас из окна. — Давай я помогу!

Ее поток магии оранжевым мерцанием окутал мужчину, создавая портал. Один миг, и он перенесся. Наверняка прямиком на кушетку в жилой комнате башни.

— Амелина, ты сама-то дойдешь? — бабушка поспешила вверх по лестнице, но напоследок обеспокоенно обернулась.

— Да запросто, — еле произнесла я, даже выдавила улыбку.

Ничего-ничего, после такого пути преодолеть сколько-то там ступеней — это такая ерунда!

«Ерунда» заняла у меня минут десять, не меньше. Причем были моменты, когда я хотела так и остаться на очередной ступеньке и не двигаться, пока силы не восстановятся. Что меня все же гнало вперед? Любопытство.

Просто я еще не видела таких, как этот незнакомец. Пусть одет он был вроде бы просто, без каких-либо украшений и знаков отличия. Но вот сама источаемая им магическая мощь… Я даже не думала, что столь могущественные маги бывают! И вдобавок настолько симпатичные…

Когда я добралась таки в жилую комнату, бабушка уже вовсю занималась делом. В нос сразу ударил запах горелых луговых трав, под потолком стелился тягучий фиолетовый дым, а лежащий на кушетке мужчина был окутан мерцающей магией как в кокон.

— Ну как он? Будет жить? — тихо спросила я, прислоняясь к дверному косяку и переводя дыхание.

— Будет, куда он денется, — бабушка весьма энергично толкла в ступке серую периодически вспыхивающую искрами смесь. — Сильный такой… Но почти всю жизненную энергию исчерпал. Это ты восстанавливала?

— Я, — я кивнула.

— Плохо.

— Почему плохо? — я даже растерялась.

— Вышло у тебя плохо. В том смысле, что по неумелости ты столько своей силы с его магией смешала, что только чудом сама рядом помирать не собралась, — проворчала бабушка, но все же по-доброму.

— Я первый раз ведь, не могла заранее знать, как лучше. Все-таки теория это одно. Ну ничего, в следующий раз…

— В какой еще следующий раз? — сердито глянула на меня бабушка. — Ох, Амелина… — она покачала головой. — Как же я хочу, чтобы ты жила тихой спокойной счастливой жизнью, и не думала ни о каких «следующих разах»…

Я даже отвечать ничего не стала. Мы с ней обе знали, что в будущем ничего такого не предвидится. Все равно рано или поздно родители добьются своего, выдадут меня замуж за какого-нибудь толстосума… Оставалось только сбежать из дома до этого, но пока возможности не было. Ведь куда бежать? На что жить? Хотя кое-какие планы и имелись, но все равно я пока медлила. Ведь как же я бабушку оставлю?

— Так, все, — она развеяла над бессознательным мужчиной порошок из ступки. — Теперь останется ему только укрепляющее зелье дать. Сбегаешь в погреб?

— Да, конечно, — я повернулась было к лестнице, но бабушка меня тут же остановила.

— Погоди, в таком состоянии ты до вечера добираться будешь. Я сама схожу. А ты пока посиди-отдохни.

— А если он очнется? — опасливо уточнила я.

— Пока не должен. Да и тебе переодеться бы, а то перепугаешь его таким своим видом до полусмерти, — бабушка с улыбкой покачала головой.

— Мне кажется, он не пугливый… — задумчиво отозвалась я.

Но она уже меня не слушала, скрылась на лестнице.

Я подошла поближе к кушетке. Пододвинув стул, села и внимательно смотрела на незнакомца. Бледность отступила, теперь он уж точно выглядел как просто спящий. Интересно, как его зовут… Откуда он… Какой у него голос… Красивая ли улыбка…

Сама не могла понять, почему так тянуло любоваться и строить мечтательные предположения. Естественно, других мужчин я видела и не мало. И в Индзоре, в окрестностях которого, располагался наш дом, периодически бывала, когда мы зелья продавали. Да и к нам сколько раз приезжали из того же Индзора желающие на мне жениться. Я видела и старых, и молодых, и симпатичных, и жутковатых.

Но вот лежащий сейчас на кушетке передо мною казался почему-то особенным… Может, просто из-за мощи своей магии вызывал у меня такой ненормальный интерес? Я пока все понять не могла. Да и что за невнятное робкое смущение? Одновременно желание уйти подальше и при этом все же подольше на него смотреть…

Размышления враз оборвались. У меня даже дыхание перехватило! Незнакомец открыл глаза.


Пока еще чуть мутный взгляд серых глаз замер на мне. В них не было испуга — скорее, недоумение. А я от нахлынувшего волнения даже не знала, что сказать. Как же жаль, что сил не было банально сбегать привести себя в порядок! Сижу тут как чудище лесное…

Приподнявшись на локтях, незнакомец оглядел комнату. Прозвучало вполне логичное:

— Где я? — у него оказался очень приятный голос, бархатистый, глубокий, чуть с хрипотцой.

— В окрестностях Индзора, милорд, — я тут же на всякий случай уточнила: — Королевство Дагринар.

Кивнув словно в знак признательности за ответ, он снова откинулся на подушку, прикрыл глаза. Может, еще настолько был слаб. А, может, настолько жутко было на меня смотреть.

Мне многое хотелось спросить. Кто он, откуда. Что вообще такое с ним произошло. Но я молчала. Почему-то стало страшно. Он казался мне частью какой-то совершенно другой, новой жизни, и если я хоть что-то узнаю о ней, то моя теперешняя станет еще безрадостнее. Это как слышать зов куда-то, но не знать, куда идти, и не иметь возможности это сделать…

— Первый раз практиковала левитацию?

От неожиданно прозвучавшего вопроса я даже вздрогнула.

— А вы откуда знаете? — нахмурилась я. — Были же без сознания.

— Магия всегда оставляет след, а я сейчас в твоей как в паутине, — он усмехнулся, но беззлобно.

Меня аж холодный пот прошиб. А что, если этот настолько могущественный маг сумеет распознать, какая именно у меня магия?! Да если кто высокопоставленный узнает, меня же ждет принудительное опустошение магического резерва! Как было и с моим дедушкой в свое время, и со всеми магами Заката, которых смогли найти…

— Как твое имя?

Насторожившись еще больше, я ушла в глухую оборону:

— Извините, но вы сейчас чуть ли не при смерти, и при этом единственное, что вас волнует — это имя незнакомой девушки?

Он улыбнулся, словно обезоруживая меня этой улыбкой.

— Должен же я знать, кому именно благодарен за спасение.

— Вы, скорее, благодарны моей бабушке, — я тоже улыбнулась, — это ее дар травницы вас чуть ли не с того света вытащил. Она сейчас еще укрепляющее зелье принесет, ваши силы восстановятся.

— И все же, кто ты? — он по-прежнему не сводил с меня внимательного взгляда, будто пытался рассмотреть, кто именно скрывается за моим маскарадом.

Я не стала скрывать.

— Мое имя Амелина, я из рода Андоваль. А вы… Вы издалека? — так и не рискнула спросить об имени. Не будет у незнакомца имени, быстрее забуду эту встречу.

— Нет, я тоже из Дагринара.

— И наверняка вы из числа королевских верховных магов? — моя настороженность снова всколыхнулась.

— Ну почти, — он не спешил о себе рассказывать.

— «Ну почти» — это из дворца или нет? — все-таки не удержалась я. Очень важно было узнать, не служит ли он королю. Ведь вполне может доложить о моей магии, если вдруг распознал ее…

— Ты с таким подозрением спрашиваешь, словно королевский дворец — это чуть ли не врата в бездну демонов, — насмешливо то ли спросил, то ли констатировал он, по-прежнему не сводя с меня взгляда. — А ты ведь наверняка там даже ни разу не бывала.

— Не бывала, но это не мешает иметь свое мнение и о самом дворце, и об его обитателях, — возразила я.

— А что не так с обитателями? — на вид он оставался серьезным, но в серых глазах плясали смешинки. — Как по мне, наследный принц там уж точно очень даже неплох.

— Смотря для кого, — хмуро ответила я. — Может, для вас и не плох. А как на мой взгляд, он явно не слишком умен и не видит дальше собственного носа.

Не знаю, что он нашел в моих словах смешного, но даже засмеялся.

— Чем же принц тебе вдруг не удружил?

— Тем, что хороший дальновидный правитель не только учитывает ошибки прошлого, но и старается их исправить на благо всех.

Я не сомневалась, что он сейчас попросит уточнить, что я имею в виду. Но он лишь по-прежнему не сводил с меня проницательного взгляда. Вдруг резко сменил тему.

— Ты все же спасла мне жизнь, я у тебя в долгу. Чего бы ты хотела?

— Любое желание? — я не удержалась от смешка.

— Любое в рамках человеческих возможностей, — а он оставался совершенно серьезен, явно не шутил. Может, так сильно головой при падении приложился, вот сейчас и несет всякий бред?

Добавил:

— Подумай, Амелина. Вот если бы была возможность исполнить любое твое желание, чего бы ты захотела?

Чтобы дедушка был жив… Чтобы мама все же любила меня, обняла бы хоть раз… Чтобы магов Заката не преследовали и относились как к равным… Но это все из разряда невозможного.

Да я банально хочу, чтобы моя жизнь изменилась! Я хочу большего, чем скорый побег из дома и работа прислугой в какой-нибудь зельеварной лавке! Большего, чем принудительный брак с каким-нибудь неприятным типом! Я хочу, чтобы дедушкины слова были не впустую… Чтобы не зря он мной всегда гордился и говорил, что меня ждет выдающееся будущее… Я хочу, чтобы у меня был реальный шанс на это будущее…

В порыве нахлынувших эмоций, я не стала отмалчиваться. Тихо произнесла:

— Если бы и вправду вдруг можно было исполнить любое мое желание… Я бы попросила изменить мою жизнь к лучшему.

Я не стала подробно пояснять, что именно я сама этим «лучшим» считаю. Все равно разговор впустую, да и нечего откровенничать перед незнакомым человеком. Но и он расспрашивать не стал.

— Что ж, я учту, — просто кивнул.

Хотел добавить что-то еще, но как раз на лестнице послышались шаги, в комнату поднялась моя бабушка.

— Ох, очнулись уже! — она чуть запыхалась, так спешила. — Вот и замечательно! Я как раз вам укрепляющее зелье принесла. Нужно как можно скорее силы восстановить, чтобы ваша собственная магия к исцелению присоединилась.

— Благодарю, — незнакомец принял из ее рук флакон с зельем.

— Амелина, ты бы лучше поспешила отсюда, — хоть бабушка и сказала мне тихо, но он наверняка слышал.

— А что такое? — не поняла я.

— Твоя мать, оказывается, тоже видела, как вы сюда попали, и вот-вот примчится.

Нет, ну что за невезение! Я вскочила так резко, что даже голова закружилась, пришлось ухватиться за спинку стула. И это явно не осталось незамеченным наблюдающим за мной незнакомцем.

Но я все же постаралась говорить бодро:

— Что ж, желаю вам скорейшего выздоровления и благополучного возвращения туда…туда, куда вам надо, — я попятилась к двери. — Прощайте, милорд.

— Я все же думаю, мы не прощаемся.

И так хотелось задержаться, просто смотреть на эту теплую искреннюю улыбку… Но я взяла себя в руки, поспешила прочь, насколько вообще силы позволяли.

Я едва успела разминуться с мамой в саду. Причем, она была не одна, за ней следом как послушный лакей семенил папа. Надеюсь, не наговорят там никаких грубостей… Хотя этот незнакомый маг явно может за себя постоять.


Придя в свою комнату, я первым делом принялась приводить себя в порядок. Пусть одолевала слабость, но так хотелось поскорее вернуться в башню, что я и не думала об отдыхе. Умывшись, уложив волосы в простой пучок и переодевшись в чистое платье, я все высматривала в окно, когда же родители пойдут обратно. Сидела у окна, выходящего в сад, и все ждала …

Мой организм оказался хитрее меня. Я и сама не поняла, как от слабости так и уснула у окна. А когда уже открыла глаза, опускался вечер. Нет, ну надо же! Резко вскочив, я поспешила прочь из дома. Благо, силы восстановились. Наверняка родители уже из башни ушли, и теперь я могу спокойно с сероглазым незнакомцем продолжить разговор. Столько всего спрошу! И про необычную магию, и про то, что с ним произошло, и, главное, имя… Мне все же очень хочется узнать его имя…

Я радостно взлетела по ступенькам винтовой лестницы и замерла на пороге комнаты. Его не было…

— А… — вопрос так и замер на губах, оставшись непроизнесенным.

Раскладывающая мешочки с сушенным травами на стеллаже, бабушка оглянулась.

— А, Амелина, это ты… А он вот только недавно ушел. Ну как ушел — создал прямо здесь портал и переместился куда-то.

Я медленно прошла в комнату, опустилась на ту самую кушетку, просто смотрела в пол. Даже не досада, нет… Сложно описать… Как будто ты только набрался смелости все же коснуться новой жизни; узнать, какой вообще она может быть где-то там далеко — а тут все, шанс уже потерян.

— Расстроилась? — бабушка, видимо, внимательно за мной наблюдала.

— Я просто хотела с ним еще поговорить, — рассеянно ответила я. — Ведь когда бы еще представилась возможность пообщаться с таким сильным магом… А мама что? Скандал тут устроила? Мол, чего тащите в дом всяких проходимцев?

— Да нет, она была весьма любезна, сразу смекнула, что к чему, — бабушка мрачно усмехнулась.

— Она, что, стребовала с него денег? — мне аж нехорошо стало от мелькнувшей догадки.

— Напрямую нет. Лишь намеками про бесценность спасения жизни и тому подобное. Увы, она своей выгоды не упустит.

— Я же не ради денег его спасала! А просто так!

— Думаю, он и так это понял, — сев рядом со мной, бабушка ободряюще обняла за плечи. — Да и он мигом родителей твоих приструнил. Вроде бы предельно вежливо, но ему даже слово поперек сказать боялись. У него прямо будто талант приказы раздавать.

— И мама отстала?

— Отстала. Ушла радостно. Он отдал драгоценные запонки со своей рубашки, так как денег с собой не было. Я не успела толком разглядеть, но там эти запонки уж точно с настоящими сапфирами! В общем, такая вот плата за спасение. Но как мне показалось, он просто хотел от твоих родителей поскорее отделаться. После их ухода, уснул сразу, зелье так подействовало, что во сне лучше силы восстанавливались. А недавно вот проснулся и сразу собрался уходить. Портал создал так быстро, словно это дело вообще плевое. И все.


— Он хоть говорил, как его зовут? — с надеждой спросила я.

— Нет, так и не представился, — бабушка покачала головой. — Но знаешь, мне он показался достойным человеком. Поблагодарил меня искренне. А да, — вдруг спохватилась она, — я же спросила, может, что тебе передать. Ну просто не честно это, ты ему жизнь спасла, а денег за те запонки тебе уж точно не перепадет. А он ответил мне так странно, что у вас с ним все уже оговорено. Это он что имел в виду?

— Да я глупость ляпнула, что хотела бы изменить свою жизнь к лучшему. Он сказал, что учтет. Но это все несерьезно, конечно, было.

— Странно как-то, — бабушка пожала плечами. — Хотя учитывая примерную стоимость тех запонок, отблагодарил он итак с лихвой. Жаль только, что не тебя.


К слову, я и вправду тех денег и не увидела. Но хоть какая-то польза была: мама радостно укатила почти на три недели в Видейн — городок у моря, куда обычно ездили на отдых зажиточные индзорцы. И это время в доме царили тишина и благодать. И лишь папа вздыхал, что лучше бы долги за поместье выплатили, но куда уж там.

И ведь через пару дней после той нашей встречи с незнакомцем, к бабушке вдруг приехали из Индзора владельцы крупных зельеварных лавок договариваться о покупке у нее и готовых зелий, и травяных экстрактов. С чего вдруг? Мы списали на внезапную удачу. И теперь хоть появился дополнительный доход. Все-таки бабушка была выдающейся травницей и мастерским зельеваром, да и меня многому научила. Вместе и дело спорилось. Такими темпами через несколько лет, может, и на собственную маленькую зельеварную лавочку скопили бы, но тут этот приказ явиться мне на сезон свадеб…


И сейчас, сидя в своей комнате, в королевском дворце, вспоминая ту встречу, я все же робко надеялась, что, может, и вправду виделись не в последний раз. Я сама не понимала, почему меня это так зацепило. Может, просто потому, что было выдающимся событием в череде одинаковых дней? А, может, тот сероглазый незнакомец показался мне идеалом? Не в смысле идеалом мужчины, пусть и был очень хорош собой. А идеалом возможной жизни. Выдающийся маг, ни от кого не зависящий — ведь силен, ни в чем не нуждающийся — ведь богат… Я бы тоже именно так хотела…

Я все же отогнала навязчивые мысли. В конце концов, я в королевском дворце, и у меня и вправду есть реальный шанс все изменить. Оправдать магов Заката, тем самым получить возможность и самой многого добиться, больше не таясь.

В дверь постучали, обрывая мои размышления. Я тут же встала с кровати. Наверняка это мне одежду принесли и заодно бальное платье на завтра.


После моего разрешения войти в комнату заглянула служанка — веснушчатая девушка, чуть старше меня, с буйной копной рыжих волос. Она весьма аккуратно держала сложенную несколько раз ткань невзрачного серого цвета. И почему-то смотрела на меня то ли виновато, то ли с жалостью.

— Госпожа, я вам платье принесла. Ну от портних. Вот, — сделала пару шагов и замерла, словно не рискуя подходить ближе. Но явно не меня боялась, а, скорее, платье показывать.

— Спасибо большое. Это все? — я-то думала, что платьев будет несколько. Но, может, просто пока подобрать не успели. Вдруг нужного размера из готовой одежды нет, а шить — это не так быстро.

— Все, — служанка кивнула. — И это… Это бальное платье, — и будто пытаясь оправдаться, мол, я тут не причем, добавила: — Это госпожа Велия, старшая портниха, так сказала.

Бальное? Я как-то иначе их себе представляла. Ну ладно цвет, не очень, но вдруг фасон все компенсирует, и наверняка какая-нибудь красивая отделка есть.

Из гардероба мы прикатили фигурную вешалку на колесиках. Служанка аккуратно надела на нее платье, исподтишка взглянула на меня.

— Бальное платье?.. — с сомнением уточнила я.

— Мне так сказали, госпожа. И несколько раз повторили.

Мда. Теперь понятно, что королева имела в виду своими словами, что даст уточнения портнихам по поводу одежды для меня…

Нет, платье было замечательным. Вот совершенно идеально подходящим. Чтобы замаскироваться у стены какого-нибудь старого барака, совершенно сливаясь с фоном. Ну или, как вариант, в таком наряде вполне можно на маскараде получить главный приз в номинации «Уныние старой девы».

Мало того, что цвет был «мышиный», так еще и местами ткань потертая. Может, платье шили из какой-нибудь старой занавеси в подвале? Да и фасон как-то мало подходил для бала. Высокий воротник прямо под горло; длинные рукава, причем одно заметно короче другого; ну и отсутствие вытачек, из-за чего больше походило на бесформенный балахон.

Я не удержалась от нервного смешка. Королева бы определилась уже, что ли. Вроде как намерена подстроить, чтобы меня на балу скомпрометировали. Но при этом по ее указу мне достается такой наряд, в котором ни одна здравомыслящая девушка не рискнула бы в высший свет выйти. Где логика? Хотя, может, Ее Величество считает, что я так жажду замуж за ее сыночка, что побегу на бал хоть в мешке из-под сена?

— Госпожа, вы не расстраивайтесь, — вдруг нарушила воцарившееся молчание служанка, — ведь… — явно хотела как-то приободрить, найти что-то в этом положительное, но так и не нашла. Пробормотала: — Мне очень жаль, что так получилось. Может, какая-то ошибка? Сегодня личные служанки обсуждали, в каких роскошных нарядах завтра будут их госпожи. Так что…

Другие «госпожи» все с собой привезли. Да и даже если бы и нет, не сомневаюсь, им бы и тут предоставили платья по высшему разряду.

Ладно, некогда унывать. Нужно что-то делать. Если меня не будет на первом балу, то это однозначно не пойдет на пользу в дальнейшей борьбе за принца. И пусть он мне сто лет не нужен, но это мой шанс задержаться здесь. Так что за дело.

— Можно пойти к портнихам и устроить там скандал, — между тем предлагала служанка. — Потребовать, чтобы нормальное платье подобрали. Или…

— Ты не могла бы принести мне нитки и иголку, если тебя не затруднит? — попросила я.

Она рассеянно заморгала.

— Э-э…конечно…не затруднит…

Похоже, я как-то не так выразилась. Наверное, нормальные аристократки только приказывают.

— Принеси, пожалуйста, как можно скорее. Буду очень признательна.

Наградив меня взглядом полным сомнения в здравомыслии, она медленно кивнула. Вышла из спальни, прикрыв за собой дверь. А я, не теряя зря времени, достала из ящика стола ножницы и из своих вещей мелок. Угольные мелки у меня всегда были с собой, я любила рисовать, бабушка даже говорила, что у меня талант. Но, впрочем, она насчет перечисления талантов никогда не скупилась. Видимо, раз внучка любимая, то во всем самая лучшая.

Шить я умела. Банально потому, что приходилось самой чинить свою одежду. Да и одно время бабушка пыталась даже научить плести кружево, но на это у меня не хватало терпения. Эх, вот сейчас бы как раз бабушкино кружево пригодилось… Но его нет, зато в тайном сундучке есть кое-что другое…

Пыльца гафесса была одним из самых распространенных ингредиентов магических зелий. Она обладала одним-единственным важным тут свойством — попросту увеличивала срок действия остальных составляющих. Но кроме того, имелась у нее одна особенность — стойкое мерцание. Потому приходилось всегда добавлять ее в перчатках. Но сейчас это свойство было как нельзя кстати. И пусть жалко тратить гафесс на платье, но ничего иного я не придумала.


Когда вернулась служанка, я уже с изнаночной стороны платья наметила тонким мелком новые швы.

— Госпожа, а это вам зачем? — но девушка не спешила мне отдавать свою ношу. Смотрела на меня с таким подозрением, будто бы с горя я точно планировала совершить ритуальное самоубийство этими нитками и иголкой.

— Платье немного исправлю, — честно ответила я.

— Да? — оторопела она. — То есть…в смысле…перешьете?..

— Вроде того, — я не удержалась от улыбки, наблюдая за ней.

С явным сомнением служанка все-таки отдала мне коробочку с швейными принадлежностями и поспешила уйти. Может, не терпелось посплетничать о странной мне.


Она вернулась через несколько часов, принеся мне ужин. Я к тому моменту мучилась с верхом платья. Сначала же хотела сделать другой вырез, а то воротник был узким как удавка. Но теперь склонялась к тому, чтобы вообще оставить платье без рукавов и какого-либо ворота.

— Вы шьете, — констатировала служанка с таким видом, словно застукала меня на месте страшного преступления.

— Скорее, пытаюсь это делать, — задумчиво отозвалась я.

— Я думала, вы несерьезно сказали… Но почему вы сами? Где же ваша личная служанка?

— У меня такой нет.

Девушка окончательно растерялась.

— Как нет? У всех же аристократок есть… Какая-то вы…не такая, как другие…

— Сочту за комплимент, — усмехнулась я.

— А можно я…ну помогу?

Судя по выражению ее лица, тут даже больше не желание помочь было, а жгучее любопытство, чем дело закончится.

— Буду признательна, — я все же не стала отказываться.


Девушку звали Минна, она оказалась довольно непосредственной и очень болтливой. Но при этом старательно выполняла, что я говорила. Попутно не замолкая.

— Ой, столько суеты с этим сезоном невест! Но жуть как интересно! Я же во дворце первый год, еще ни разу на сезоне не бывала, но все говорят, что прямо грандиозно, но при этом работы невпроворот! Столько народу во дворец съезжается, да еще и со своими слугами! А уж в этом году принц Эрион себе невесту выберет! Это вообще событие века! Представляете, — она хихикнула, — он даже свою любовницу из дворца пока отослал. Ага, думает, наверное, что будущая жена не узнает. Но мы-то, слуги, все знаем!

— А что, раньше любовница принца жила прямо во дворце? — изумилась я.

— Ну да. То одна, то другая. Да за то только время, что я здесь, их три штуки сменились! Вот будет веселье, когда принц женится! За господами же так забавно наблюдать! Представляете, жена принца будет делать вид, будто не знает о любовницах. Любовницы будут делать вид, словно наличие жены им побоку. И всех все устраивает!

— Особенно принца, — он мне итак раньше не нравился, а теперь еще больше. Ему же предоставят несколько невест на выбор! Неужели нельзя среди них найти ту, которая могла бы стать единственной?.. Мда, бабушка бы сейчас наверняка вздохнула и сказала, что я ужасно наивная…


Минна периодически отлучалась по своим делам, но потом возвращалась снова. С платьем мы закончили уже за полночь, а уж одна бы я еще долго возилась. Получилось, конечно, намного лучше, чем было, но все равно на бальное, по моим представлениям, не тянуло.

— Я могу сбегать к портнихам и незаметно утащить какие-нибудь ленты или даже кружево, — вдруг предложила Минна, когда мы с ней вместе придирчиво рассматривали получившийся результат.

— Спасибо, но не стоит.

Меня еще могут потом прилюдно в воровстве обвинить, да и самой Минне может перепасть. Пусть лучше уж остается таким простым. Облегающий лиф, без ворота и рукавов, и пышная юбка. Обрезков ткани не хватило бы даже на оборки. Ну да ладно.

Пожелав мне доброй ночи, Минна ушла. И только тогда я принялась натирать ткань пыльцой гафеса. Пришлось пожертвовать своими единственными перчатки, но лучше так, чем завтра с блестящими руками ходить. А впрочем… В общем, в итоге к платью у меня прибавились и длинные перчатки в тон.

Из мышино-серого цвет сменился на благородный жемчужный. Я даже сама не ожидала, что на вид получится настолько…дорого. Ткань не блестела, а чуть мерцала, совсем ненавязчиво. Но при этом любые бы украшения показались тут перебором. Простой фасон и при этом волшебный цвет — идеально.

И пусть я засыпала усталая, но все же довольная. Поскорее бы завтра увидеть выражения лиц дуэньи и королевы. Хотя, возможно, то, что кажется таким красивым мне, остальные сочтут слишком простым и безвкусным — кто знает. Но платье — это дело десятое. На бал я теперь хоть как попаду, осталось только избежать ловушки…

Вот так завершился мой первый день во дворце, с весьма разносторонними итогами.

Из минусов: гадкая дуэнья, неприязнь королевы, грозящий позор на балу.

Из плюсов: почувствовала здесь магию; познакомилась с милым Дейном, а еще и с Минной, доброй и отзывчивой; ну и в шитье потренировалась заодно. Не так уж все и плохо.

А завтра «первое сражение». Бал… Ну ничего, справлюсь. Должна справиться. О ловушке я знаю, а других сюрпризов, надеюсь, не предвидится.


Глава четвертая

Дома я привыкла вставать рано, но тут почему-то проспала до полудня. То ли вчера перенервничала, то ли заранее набиралась сил перед грядущим. Может, и дальше бы спала, но Минна принесла мне обед.

— Ой, ну вот, — обрадовалась она, ставя поднос на столик, — долго спите! Хоть в чем-то правильная аристократка!

Сонная я лишь улыбнулась. Как ни странно, настроение было отличное и даже боевое. Умывшись и переодевшись, я заплела волосы и принялась за обед. Моя паранойя, конечно, в который раз вякнула, что тут вполне могут и подсыпать мне в еду какую-нибудь гадость. Но я столько возилась с бабушкиными зельями, что могла уже на один запах распознать большинство ингредиентов. И вроде бы тут меня травить пока никто не собирался.

— Красота какая! — восторженно ахала Минна, рассматривая бальное платье. — Вы как его так потрясающе доделали? Я никогда такого не видела! Цвет просто изумительнейший! Ой, а чего я тут узнала, — спохватилась она и заговорщически мне сообщила: — В общем, моя подружка у портних прислуживает, ну и сегодня из любопытства я ее тихонечко расспросила, вдруг что знает. Ведь где это видано, так с вами обошлись! А она мне такое по секрету выдала! Она сама слышала, как старшая портниха Велия разговаривала с госпожой Мейдой вчера. Так вот, оказывается, по приказу королевы вам должны были сшить всего одно платье.

Ну да, а зачем мне еще? На балу же опозорят и отсюда вытурят.

— А вот какое именно платье, — продолжала Минна, — это уже дуэнья распорядилась! Чтобы поневзрачнее, косое-кривое и из ткани поплоше! Представляете! Эта госпожа Мейда такая гадкая, спасу нет! Всем тут кровь портит! Я-то думала, только слугам жить не дает, так еще, оказывается, и господам! Ну ничего-ничего, однажды уж точно получит по заслугам. Я бы на вашем месте, госпожа, такой бы скандал устроила! Им бы мало не показалось!

— Боюсь, от устроенного скандала в итоге все равно хуже было бы только мне, — я покачала головой.

Главное, что ситуацию удалось исправить. А в дальнейшем, я надеялась, вопрос с одеждой как-нибудь решится. В присланном мне приглашении-приказе среди условий упоминалось и «полное обеспечение всем необходимым». Но где гарантия, что так и будет?.. В любом случае, сначала надо пережить бал, а потом посмотрим.

— Вы извините, что тороплю, — вдруг сбила меня с мыслей Минна, — но через десять минут вам же на общее собрание.

— Это какое? — озадачилась я.

— Ну как, госпожа, сегодня же не только открытие сезона свадеб, но и, само собой, начинается отбор невест для принца Эриона. Старшая дуэнья, госпожа Элисса, как раз собирает всех претенденток в общей гостиной, уточнит условия и еще что-то. Точно я и сама не знаю, от других служанок слышала. Всех тут еще вечером предупредили, ну а вы, видимо, остались не в курсе потому, что докладывают личные служанки, а у вас такой нет. В общем, через десять минут вам на собрание.

У меня это враз аппетит отбило. Пусть жаркое с грибами было изумительным на вкус, но теперь бы уже кусок в горло не полез. Собрание претенденток. Фактически соперниц. Наверняка для принца отобрали лучших из лучших. И с ними мне предстоит как-то соревноваться, чтобы продержаться здесь…


Общая гостиная располагалась тут же на этаже. Я пришла одной из первых, так что весьма удачно заняла место на дальнем диванчике, чтобы не быть совсем уж на виду. Сидящая рядом со мной миловидная блондинка явно нервничала, все мяла кружевной платок в руках.

— Как думаете, госпожа Элисса очень строгая? — шепотом спросила у меня она.

— Надеюсь, что нет, — так же тихо ответила я. Мне после госпожи Мейды никакая дуэнья не страшна. Хотя кто знает…

Девушки приходили в гостиную одна за другой. Не знаю, все ли претендентки уже собрались, но я насчитала двадцать девять. Красавиц, одна лучше другой. Кто-то держался особняком и надменно, кто-то вовсю общался с сидящими рядом.

Двери снова открылись, и у меня даже ком в горле встал. Ниенна Вентивер… Неужели она тоже участвует в отборе? Я так надеялась, что мы с ней вообще не пересечемся!

Ну а теперь остается надеяться, что она меня не помнит. Виделись же всего дважды: когда со мной поверенный ее отца договаривался насчет обмана на вступительных экзаменах и когда после мне угрожали сжечь дом вместе со всей моей семьей. Оба раза сама Ниенна стояла в стороне, лишь презрительно на меня поглядывая. Может, уже и не помнит сто лет. А если и вдруг вспомнит, то ничего не скажет? Вряд ли… Боюсь, не упустит возможности придать огласки, что я из разорившегося рода и тому подобное.

Следом за Ниенной в гостиную вошла высокая худощавая женщина, с такой неестественно прямо осанкой, словно она палку проглотила. Заостренные черты лица и тяжелый взгляд совсем не способствовали хорошему впечатлению.

Все враз затихли, дама прошла на середину комнаты. Внимательно оглядела присутствующих, ненадолго замирая взглядом на каждой.

— Итак, мое имя Элисса Парим, я — старшая королевская дуэнья. Мне подчиняются все остальные и вам тоже предстоит беспрекословно слушаться. Если вы, конечно, не хотите сразу же вылететь, — она неприятно усмехнулась. — Женитьба принца Эриона — великое событие. И, естественно, были отобраны лучшие из лучших. Каждая кандидатура изучалась отдельно, мы знаем о вас все, в том числе все неудачи и промахи. К примеру, — ее взгляд словно невзначай скользнул по Ниенне, — кое-кто даже не смог год проучиться в магическом университете. Или, — она покосилась на сидящую рядом со мной девушку, — не может похвастаться идеальной родословной.

Ниенна хоть и изменилась в лице, но быстро взяла себя в руки. А вот моя соседка даже сдавленно ахнула и тихонько захлюпала носом.

Дуэнья же продолжала:

— Я могу привести еще больше примеров, но, думаю, каждая из вас и так прекрасно знает о своих недостатках.

Судя по перепуганным лицам девушек, сейчас каждая из них и вправду мысленно припоминала все то, за что могла считаться неидеальной. А вот я наоборот: ничего идеального предположить не могла. Если только то, что до государственного переворота мой род был одним из самых знатных. Но, сомневаюсь, что это считается. И причина пригласить на отбор — для меня до сих пор загадка века.

— Но в ваших же интересах показать себя исключительно с лучшей стороны, — говорила дуэнья. — Итак. Как вы все знаете, сезон свадеб длится ровно месяц. После чего в воплотившемся сурептском храме проводятся торжественные церемонии. То есть, у вас лишь месяц на то, чтобы заинтересовать Его Высочество. Все дни распланированы, накануне вам всегда будет сообщаться о предстоящем. К тому же намечены и определенные испытания, в том числе и магические. Пусть сезон свадеб носит увеселительный характер, но для участвующих в отборе все серьезно как никогда.

Выдержав паузу, она снова нас внимательно оглядела и продолжила:

— Итак, важное правило. В отличии от приехавших на сезон остальных девушек на выданье, вы не можете строить отношения с другими кавалерами, пока вы участвуете в отборе. Сами понимаете, со временем будете выбывать одна за другой. Тогда и флиртуйте с кем хотите. И еще, важно! Кому когда выбыть решает исключительно сам принц! И в любой момент! Не обязательно даже по итогам испытаний! То есть, если у него будет вдруг плохое настроение, и банально, к примеру, цвет вашего платья покажется раздражающим, вы покинете число претенденток.

Надо же, какой милый принц — невесту по цвету платья выбирать. И пусть дуэнья явно утрировала, но все равно образ этого Эриона у меня сложился еще хуже, чем был.

— Сегодня же вам предстоит первое испытание! Не думайте, что бал в честь открытия сезона — это просто бал. Для всех — да, но для вас — это важнейший шанс первого впечатления! Даже если кто-то уже был представлен принцу Эриону ранее, но теперь вы будете оцениваться еще и на фоне остальных претенденток. В остальном же все в ваших руках, — впервые за все время она улыбнулась, но не слишком-то искренне. — И сейчас в этой комнате сидит будущая жена принца Эриона, а в последствии и королева Дагринара. Я прекрасно знаю, что найдутся среди вас те, кто станет строить козни остальным. Так помните, ваша соперница вполне может в итоге оказаться у власти, и как бы тогда вам ваши пакости не аукнулись стократно. Что ж, всем все понятно? Вопросы есть?

Судя по царящей гробовой тишине, вопросов либо не было, либо не рисковали озвучивать.

— Тогда свободны. Расходитесь и готовьтесь к предстоящему балу. Учтите, принц там появится не сразу, но и до его появления вы должны держаться безупречно. Завтра по итогам мы снова проведем собрание здесь же, о времени вам сообщат дополнительно.

Госпожа Элисса ушла, а следом и девушки начали покидать гостиную. Кто-то поодиночке, кто-то кучками, взволнованно шепчась. Я подождала, пока большинство уйдет, чтобы ни с кем лишний раз не сталкиваться. И сама собралась идти. А вот моя нервная соседка так и сидела, будто боясь шелохнуться.

— С вами все в порядке? — на всякий случай уточнила я. — Может, вас проводить?

В ответ она лишь медленно, словно в трансе, покачала головой.

Ну ладно. Мало ли, сколько странных людей бывает. Я поспешила к себе в комнату. До бала оставалось около четырех часов…


Эрион.


— Знаешь, вот если бы этикет создавал я, я бы точно сделал его поинтересней, — Дейн от скуки уже начал философствовать.

Оба принца расположились на потайном балконе, откуда открывался вид на весь бальный зал. Уже вовсю играл оркестр, сверкала магическими огнями массивная люстра, а внизу народ все прибывал. Церемониймейстер почти без остановки громогласно называл титулы и имена входящих в зал аристократов.

— Мне страшно представить, каким бы был этикет твоего авторства, — усмехнулся Эрион. Взгляд принца бесцельно блуждал по залу, ни на ком не задерживаясь. Бред какой-то… Торчать здесь, ждать положенный момент — пустая трата времени…

— Ну а что, — хохотнул Дейн, — это было бы весьма занятно! Может, когда станешь королем, обсудим этот вопрос детально? Я даже готов самолично по пунктам весь новый этикет сам сочинить.

Оркестр в зале враз затих, собравшиеся расступились, и церемониймейстер торжественно объявил:

— Его Величество король Дагринара Гетард Третий! Ее Величество королева Анния!

Король и королева прошествовали в зал. Мужчины кланялись, дамы делали реверанс. Правящая чета заняла свои места на постаменте, где высились два трона. И Гетард начал традиционную приветственную речь.

— Как думаешь, это надолго? — Дейн совсем приуныл.

— Отец два дня самолично эту речь сочинял, так что запасись терпением.

— Нет, ну а ты что такой спокойный? Ты вообще должен больше всех сгорать от нетерпения! Только после этой дурацкой речи будет объявлено о твоей скорой свадьбе и тогда только претендентки в зале появятся.

— Я в курсе вообще-то, — Эрион и бровью не повел.

— Знаешь, такое впечатление, будто мне это куда интереснее, чем тебе, — буркнул Дейн. — Да ты же половину упомянутых в списке точно не видел даже ни разу!

— Насмотрюсь еще за целый месяц. Ты, кстати, почему еще до сих пор не в зале?

— Да я же еще как раз по пути матушку встретил, а она такая вся радостная, преисполнена энтузиазмом… Прямо мне заявила, что уже присмотрела для меня пару кандидатур в невесты. Ты же ее знаешь, она теперь не отстанет. О! — вдруг спохватился он. — Забыл рассказать! Я же с той Амелиной познакомился!

— Когда это ты успел? — Эрион нахмурился.

— Да вчера в дворцовом парке случайно встретил. Я, правда, сначала и не знал, что это она. Но беру все свои возражения обратно, правильно ты ее во дворец определил. Такой милашке нельзя в глуши прозябать. Кстати, пойду-ка я и вправду спущусь в зал. Надо же успеть Амелину раньше остальных перехватить.

Дейн спешно вышел, прикрыв за собой дверь. Как раз и король закончил свою речь объявлением о свадьбе наследного принца. Торжественно грянули трубы, двери зала вновь распахнулись, и одна за другой начали входить девушки. Церемониймейстер объявлял каждую, но лишь имя, без упоминания рода. По традиции так полагалось, мол, все претендентки изначально равны.

Эрион наблюдал за входящими без особого интереса. Красавицы в роскошных платьях улыбались, шли грациозно — придраться не к чему. Вот только в глазах уже рябило. Словно бы каждая расстаралась выглядеть лучше всех, непременно соперниц затмить великолепием своего наряда.

Три десятка претенденток на выбор… Но в жизни принца не было недостатка в красивых девушках, так что ни одна из объявленных сейчас не впечатлила. Эрион лишь отметил пятерых, попросту не в его вкусе, которых можно вычеркнуть из списка сегодня же. Ну а с остальными дальше будет ясно.

Принц собрался уже и сам идти в зал, как тут объявили еще одну претендентку.

— Леди Амелина!

Надо же, уже из головы вылетело, что она тоже в числе возможных невест. Лишь любопытство заставило задержаться и посмотреть на нее сейчас. Магическое зрение враз усилилось, приближая настолько, словно бы расстояние было всего в пару шагов.

Хм… Не такая, как остальные претендентки… Простое на вид платье из изумительно мерцающей ткани — не соперничает с красотой обладательницы, а наоборот лишь подчеркивает, оттеняет ее. Никаких украшений, но при этом рассыпанные по плечам и спине золотистые локоны выглядят роскошнее, чем любые драгоценности. Точеная фигура, белоснежная кожа… Сложно отвести взгляд…

И в отличии от других претенденток Амелина не улыбается. Совершенно спокойна на вид. Держится уверено, даже с превосходством, но и без тени высокомерия. Вот если бы не знал, ни за что бы не подумал, что она росла вдали от высшего света. Надо же, а ведь при первой встрече и мысли не было, что обнаружил настоящее сокровище…

Вновь зазвучавший громкий голос отца отвлек Эриона, вернул с небес на землю. Оркестр вновь грянул музыкой — официальная часть бала закончилась. Пришла пора и самому принцу спуститься туда. Ну да, все же ждут «представления», будут следить, на кого из претенденток наследник престола обратит внимание, пригласит на танец, удостоит беседой.

Хотелось подойти исключительно к Амелине. Но выделять девушку сейчас точно не стоило, пусть останется как бы незамеченной. Тогда потом проще будет вычеркнуть ее из числа претенденток, когда найдется подходящий кандидат в мужья.

Эрион уже собрался покинуть балкон, как магический взгляд в последний момент снова остановился на Амелине. Боится… Она чего-то боится? Мелькнувший в ее фиалковых глазах страх был настолько явственный, что уж точно не почудилось. Но чего она тут может бояться?

Девушка спешно шла вглубь зала, словно пытаясь смешаться с толпой, оказаться подальше от кого-то. Эрион проследил взглядом и тут же засек лорда Шиана. Его, что, до сих пор во дворец пускают? С такой-то репутацией? И ведь этот тип, похоже, следует за Амелиной… Нет уж, чтобы вообще поблизости не было!

Незаметными нитями магия устремилась вниз, опутывая спешащего лорда и замедляя его. Тот ошалело повертел головой по сторонам, явно не понимая, что происходит. Да только и сказать ничего не мог.

Ничего, постоит так, подождет.

Эрион выглянул в коридор, отрывисто скомандовал караулящему стражнику:

— Ведан, бегом в бальный зал. Незаметно без лишнего шума выводите лорда Шиана, пусть посидит у вас под охраной, я потом с ним сам поговорю.

— Слушаюсь, Ваше Высочество! — стражник кинулся бегом по коридору.

Принц не стал больше медлить, пошел следом. И так уже задержался, ведь по этикету должен был появиться сразу после представления избранниц королю с королевой. Но этикет Эриона сейчас мало интересовал.

Нужно обязательно поговорить с Амелиной. Но не на балу, естественно, да и вообще лучше без свидетелей. Объяснить ей свои намерения. Быть может, у нее уже на примете есть какой-нибудь достойный аристократ. Организовать им свадьбу и распрощаться. Как можно скорее.


Амелина.


Нет, вселенская справедливость определенно существует… Не знаю, какое такое чудо произошло, то того преследующего меня сального типа увели невесть откуда взявшиеся стражники. Даже захотелось догнать и у гада напоследок полюбопытствовать, как именно он компрометировать собирался, а то я все терялась в догадках. Ну да ладно, одной проблемой меньше.

Я даже расслабилась немного, а то и так с того момента, как вошла в бальный зал, едва дышала от волнения. Но теперь уже можно успокоиться. Тем более и с внешним видом конфуза не случилось, я постоянно ловила на себе заинтересованные мужские взгляды и придирчивые женские. А одна особо ретивая дама даже попыталась якобы незаметно мое платье пощупать — видимо, так ткань заинтересовала. Нет уж, извините, секретный секрет. Мало ли чем, моя миссия во дворце закончится. И если провалом, то в будущем можно, к примеру, и швейную лавку открыть, продавать уникальную ткань. Мда… Какая-то странная у меня вера в победу, если я постоянно на всякий случай продумываю планы для благополучного отступления…

Ни к одной из претенденток никто не подходил. Девушки либо общались между собой, либо, как я, бродили по залу. Наверное, так полагалось, пока не появится принц. Ну да, вдруг ему какая-нибудь приглянется, а она уже в это время с другим танцует.

Церемониймейстер кого-то громогласно объявил, но я умудрилась прослушать. Но вроде бы все же не наследного принца, а то бы те претендентки, которых я сейчас видела, как-то точно отреагировали бы.

— Леди Амелина, наконец-то я вас нашел, — вскоре рядом со мной возник улыбающийся Дейн. — Вы сегодня настолько восхитительны, что, боюсь, мне пора уже звать целителя, так сердце замирает, — взяв меня за руку, галантно коснулся губами тыльной стороны ладони.

— Благодарю, лорд Дейн, — вежливо улыбнувшись, я тут же руку высвободила.

Но он и без пояснений сразу догадался, что именно не так.

— О, милая леди, вы совершенно напрасно переживаете. Конечно, по правилам претенденткам нельзя уделять внимание, пока первым не сделает выбор принц, но вам уж точно нечего опасаться. Вас он не выберет.

— Вы знаете, как успокоить девушку, — не удержалась я.

Дейн на миг растерянно заморгал, но тут же приглушенно засмеялся.

— Простите, я и не подумал, как двояко это прозвучит. Я совсем не то имел в виду. Точнее, не в том контексте, который вам почудился.

А ведь на нас уже очень многие смотрели… И остальные претендентки, и окружающие аристократы косились, да и сама королева, казалось, готова взглядом меня пожечь. Я и раньше-то ей не нравилась, а теперь, видимо, за нарушение правила так вообще.

А Дейн продолжал пояснять:

— Леди Амелина, поверьте, вы прекрасней любой девушки в этом зале, — понизил голос до заговорщического шепота. — Но, между нами говоря, весь этот отбор лишь для отвода глаз, ведь с невестой Эрион определился заранее, она так же для вида в числе претенденток. И в итоге он выберет именно ее. Увы, там настолько пылкая любовь, что у остальных девушек шансов нет. Надеюсь, я не очень вас расстроил?

— Нет, что вы, — лично мне было вообще все равно, на ком принц женится. Даже если этот отбор весь подставной, других участниц уж точно для вида не сразу выгонят, и мне всего лишь нужно продержаться подольше.

— Вот и замечательно! Так что ждем появления принца, он пригласит кого-нибудь из претенденток на танец. И тогда уже можно будет и остальным танцевать. Вы ведь помните, что мне обещали?

— Само собой, лорд Дейн, — я кивнула. — С удовольствием с вами потанцую.

Все-таки он мне нравился. Не как мужчина, хоть и был довольно симпатичен, а просто сам по себе. Казалось, человек настолько жизнелюбивый и добродушный, что рядом с ним любое настроение улучшится.

Дейн хотел что-то ответить, но тут торжественно зазвучал громкий голос церемониймейстера:

— Верховный правитель Итресских земель, Высший магистр Сурептского Ордена, Его королевское Высочество наследный принц Дагринара Эрион!

Так, момент истины… Да и весьма показательно, что принца объявили даже торжественнее, чем самих короля с королевой. Видимо, скоро планируется передача власти и…

Мысль оборвалась. И, кажется, оборвалось и сердце, вмиг рухнув в бездну. Просто собравшиеся с поклонами расступились, и я увидела входящего.

Вот не зря я надеялась… Он и вправду оказался во дворце… И при первой встрече, несмотря на обстоятельства выглядел величественно, но сейчас куда больше… Черный камзол с золотистой вышивкой и брюки в тон идеально подчеркивали крепкую фигуру, белоснежная рубашка оттеняла тронутую легким загаром кожу. Сероглазый незнакомец улыбался и, казалось, что девушки мимо которых он проходил готовы чуть ли не в обморок падать уже ради одной только его улыбки…

Какое все-таки везение! Нужно будет обязательно подойти к нему, вдруг сам меня не заметит. А если и заметит, то все равно ведь не узнает. Зато хоть имя его спрошу, а то… Так. Стоп. Церемониймейстер ведь объявил принца. А где сам принц? Еще не появился? Или я засмотрелась и не заметила?

Проклятье… Только не это…

Я едва сдержалась, чтобы не застонать в голос. Силы небесные, он и есть наследный принц Эрион…

— Леди Амелина, вы в порядке? — оказывается, лорд Дейн все это время внимательно за мной наблюдал.

— Д-да… Все хорошо, — я никак не могла отвезти взгляд от Эриона.

Принц жестом дал сигнал оркестру, снова грянула музыка. Бал продолжался…

— Точно все хорошо? Что-то вы уж очень побледнели, — Дейн вдруг усмехнулся. — Нет, я, конечно, привык, что на моего брата девушки ненормально реагируют, но я все же думал, что вы нервами покрепче.

Брата? О, ну отлично, слов нет. Еще одно открытие года. Мне прямо везет на принцев. Одному жизнь спасла, со вторым общаюсь запросто— и все это понятия не имея, кто передо мной. Это уже прямо традиция.

Но я постаралась не показать своих эмоций. Наверняка Дейна смешило мое незнание, а сам даже не счел нужным представиться. Как и его брат в свое время. Тоже мне, нашли себе забаву. Это же какой наивной дурочкой я выглядела в их глазах…

— Все совершенно нормально, Ваше Высочество, — я вежливо улыбнулась, стараясь сохранять спокойный вид. Боюсь, все время во дворце это теперь будет моей привычной маской.

— Что ж, тогда позвольте вас пригласить, — Дейн подал мне руку. — Эрион уже выбрал одну из претенденток для первого танца, так что теперь можно танцевать и всем остальным.

Я в ответ лишь кивнула. Эрион и вправду уже вел за руку счастливо улыбающуюся блондинку, я ее сегодня на собрании в гостиной видела. Может, эта девушка и есть тайная невеста принца? Впрочем, все равно.

В неравной борьбе загадочный образ сероглазого незнакомца был свергнут с пьедестала, и принц Эрион пал в моих глазах еще ниже, чем раньше. Причастен ли он к тому, что я здесь? И если да, то какие цели преследует? Вот ничего хорошего, в голову не приходило. Но, может, просто так совпало? Хотя вряд ли… В любом случае здесь держать надо было ухо востро…

Мы с Дейном присоединились к плавно кружащимся парам. Благо, танцевать я умела. Все-таки бабушка с дедушкой были из знатных родов, даже в свое время познакомились именно во дворце во время бала. Они и научили меня танцевать. Так что хоть сейчас не грозило опростоволоситься.

Дейн не переставал улыбаться, все расписывал, насколько я сегодня прекрасна. Я хоть и мило улыбалась в ответ, но слушала в пол уха. Отчетливо чувствовала чей-то взгляд, вовсе не неприятный, просто уж очень пристальный… И кому настолько приспичило так на меня смотреть?


Как ни крути, балы — определенно дело не плохое, хоть и утомительное. Я уже потеряла счет времени и немного устала. Нет, танцевать и беседовать было вовсе не обременительно, я устала исключительно от внутреннего напряжения. Ведь каждое мгновение нужно следить, чтобы не сказать что-то не то, во всем соблюдать этикет… Да и все-таки коробило нещадно раскрытие личности сероглазого незнакомца, никак не могла успокоиться.

Но я не показывала вида, будто что-то меня тяготит. Дейн почти не отходил, да и кроме него то и дело объявлялись вполне галантные молодые аристократы, жаждущие познакомиться или пригласить на танец. И если честно, было очень приятно, хоть и непривычно, что я в центре внимания. Я за всю свою жизнь не слышала столько комплиментов, сколько за один этот вечер.

Но, конечно, я ни на мгновение не теряла бдительности. Пару раз засекла рыскающую госпожу Мейду, да и старшая дуэнья госпожа Элисса надзирателем следила за всеми. Я уже не говорю про королеву Аннию, у которой периодически было такое выражение лица, словно она вот-вот снимет туфлю и запустит ею мне в голову. Видимо, за то, что Дейн так активно интерес проявляет.

А вот на Эриона я не смотрела. Совсем. Абсолютно. Даже закрывала глаза, если вдруг натыкалась взглядом. Но, к слову, и принц ко мне не подошел. Может, уже всем претенденткам уделил внимание, лишь меня проигнорировав. Не удивлюсь, если завтра объявят, что я выбываю…

Мы как раз танцевали с Дейном, он мне по секрету рассказывал о скорой поездке к магическому источнику, когда меня в один миг словно оглушило. До этого дремлющая моя магия резко всколыхнулась — ее словно бы извне тянуло что-то! Некая сторонняя превосходящая сила пыталась управлять моей и воплотить ее! Здесь и сейчас, на виду у всех! Да как такое вообще возможно?!

От навалившейся слабости я пошатнулась, Дейн придержал меня за талию.

— Амелина, вы в порядке? — его голос донесся через нарастающий шум в ушах.

— Здесь все же душно, и я немного устала, — слова дались с большим трудом, все силы уходили на сдерживание магии. — Прошу меня извинить, но я лучше вернусь в свою комнату.

Дейн нахмурился.

— Я вас провожу.

— Ну что вы, Ваше Высочество, не стоит, — я кое-как улыбнулась, очень стараясь не показывать слабости. — Благодарю за прекрасный вечер.

— Я буду с нетерпением ждать нашей новой встречи, Амелина.

Ничего ответить я уже не могла. Лишь кивнув принцу, я поспешила прочь из зала. Дико сложно было идти спокойно, скрывать, насколько мне плохо. Да сейчас словно клещами саму мою душу вытягивали!

А магия рвалась… Ее принуждали воплотиться даже против моей воли… Лишь неимоверными усилиями удавалось это перебарывать.


Как добралась до комнаты, я даже не запомнила. Едва закрыв за собой дверь, чуть не упала на колени. Задыхалась. Казалось, моя собственная магия меня убьет, если я по-прежнему буду ее сдерживать!

Нет, нужно еще немного потерпеть… Совсем чуть-чуть…

Кое-как я добралась до гардеробной. Доставая потайной сундучок, не удержала его в слабеющих руках, уронила на пол. Благо, пушистый ковер смягчил удар, хотя и склянки с зельями пугающе звякнули.

Дрожащими пальцами я откинула крышку. Все цело, не разбилось… Нужное зелье нашлось быстро. Правда, я едва не опрокинула бутылек, пока открывала. Перед глазами уже все плыло, магия словно бы сжигала меня изнутри…

Первый глоток зелья показался ледяным, второй уже потеплее. Я не рискнула пить больше, ведь вдруг такой кошмар не последний раз, а новое защитное зелье приготовить банально не из чего.

Стало легче, но ненамного. Нужно же время, чтобы подействовало. Пусть такое зелье сводило на нет все магические эффекты, но лучше я на время останусь без магии, чем дам ей тут воплотиться.

Выхватив из сундучка еще и маленький холщовый мешочек с экстрактом пилеммы, я вернулась в спальню. Голова нещадно кружилась, приходилось держаться за стену, чтобы не упасть. А уж зажечь свечу огнивом стало чуть ли не непосильной задачей! Конечно, можно было это сделать и магией, но малейшее проявление спровоцировало бы целую лавину.

Едва фитиль загорелся, я посыпала огонек экстрактом из мешочка, буквально щепоткой. Взвился голубой дым и тут же рассыпался множеством искорок. Мерцая, они падали на пол по всей комнате и исчезали. Но я и так чувствовала защитную магию. Теперь сюда та неведомая сила не пробьется.

Все же зелье действовало, становилось легче. Свою магию я уже почти не чувствовала, одолевали лишь неприятное опустошение и слабость. Я опустилась на край кровати, обхватив голову руками.

Да что это вообще такое было?! Кто-то пытался спровоцировать мою магию выплеснуться прямо на балу! Всей мощью и неконтролируемо! Так ведь и окружающие пострадать могли!

Выходит, некто здесь знает о моей магии… И намеревался вот так перед всеми эту тайну раскрыть… Но кто? И зачем?

В дверь символически постучали. Я перепугано вздрогнула. Вдруг это неведомый гад заявился лично, раз на расстоянии добиться своего не получилось?!

Не дожидаяся моего ответа, дверь отворилась. В спальню вошла госпожа Элисса.

— Ты покинула бал раньше всех, — старшая дуэнья смотрела на меня так, словно принесла приказ о моей немедленной казни. — Не полагается покидать бал раньше королевский особ. Это грубое нарушение этикета.

Да я лучше этикет нарушу, чем своей магией кого-либо покалечу.

— Мне стало очень дурно, я была вынуждена уйти.

— Я вижу, — она смотрела на меня очень внимательно. — К тебе сейчас же будет отправлена целительница.

Нет-нет, целительница может распознать действие защитного зелья. И как я потом объясню, зачем мне оно понадобилось?

— Благодарю, госпожа Элисса, но не стоит. Это просто от духоты и волнения.

— Что ж, если передумаешь, в коридоре всегда караулят, целительницу быстро позовут. Я сейчас уже уйду, и можешь отдыхать. Но сначала необходимо решить несколько вопросов, — она не сводила с меня донельзя внимательного взгляда.

— Я вас слушаю, — еще больше насторожилась я. А как хотелось сейчас просто упасть на кровать и уснуть мертвым сном…

— Не буду скрывать, Амелина, ты вызываешь нешуточное беспокойство. Ты — единственная, кого изначально вообще не было в списке претенденток. Ты — единственная, кого принц Эрион самолично приказал добавить в число участниц. Никто о тебе раньше не слышал, что наводит на определенные подозрения. Я уже навела справки, так что знаю о не самом богатом положении твоего рода и отдаленности от дворца. Буду откровенна, я совершенно не понимаю, что ты здесь делаешь.

Она замолчала, явно ожидая моей реакции. Я едва сдержалась от честного: «Знаете, а я тоже совершенно не знаю, что здесь делаю». Впрочем, куда больше хотелось сказать «Извините, но я уже спать. Можете и дальше говорить, все равно мне мешать не будете».

Так и не дождавшись от меня никакого ответа, старшая дуэнья продолжила:

— Но то, что принц Эрион пожелал именно тебя видеть на отборе, уже о многом говорит. К тому же я внимательно наблюдала за тобой сегодня. Пусть ты вольно-невольно вызываешь чересчур много ненужного внимания, но в остальном ведешь себя безукоризненно. И уж нарядом ты точно всех превзошла, — она впервые улыбнулась, и эта улыбка тут же сделала черты ее лица чуть мягче, но лишь на миг. — Теперь по существу. Я уже в курсе, что у тебя нет личной служанки. Ты можешь выбрать любую во дворце, или же я назначу тебе сама. По приказу принца тебя обязаны обеспечить абсолютно всем необходимым, так что с этим проблем не будет. В том числе и касательно гардероба. Я уже была у портних, знаю о приказе королевы насчет всего одного платья. Но воля принца Эриона куда весомее, так что завтра тебе уже предоставят новые наряды. Вопросы?

Да. Есть один. Можно я буду звать вас доброй феей?

Или по логике доброй феей мне нужно звать Эриона?

Увы, началось побочное действие зелья, мысли путались, вплоть до полного бреда.

Стараясь сохранять себя в сознании, я лишь покачала головой.

— Что ж, тогда отдыхай. Завтра утром на собрании будем подводить итоги сегодняшнего бала, не проспи, — старшая дуэнья направилась к выходу из комнаты, но обернулась уже у двери. — И просто добрый совет. Не распространяйся, что ты здесь по воле самого принца. Остальные претендентки могут счесть тебя слишком сильной соперницей и начать строить козни, чего не надо ни тебе, ни нам.

— Так а что такого необычного в воле принца? — слова уже дались с трудом, я едва справлялась с накатывающей дремотой.

— Все претендентки были подобраны не просто так. Изучалась родословная, магический потенциал, благосостояние, семейное окружение и, конечно, репутация каждой девушки. Так составили список лучших из лучших. Принц Эрион ознакомился с ним и вычеркнул половину, как точно его не устраивающих. И при этом добавил тебя. Только тебя. Никакую другую. Согласись, это о многом говорит.

Ага, кому говорит? Если только ей и принцу? Лично я уже ничего не соображала.

Старшая дуэнья ушла. У меня не было сил даже переодеться, так в бальном платье и упала на кровать. И уже сквозь дремоту мелькнула очевидная догадка…

Я же спасла Эриона своей магией, наши силы тогда сплелись.

Столь могущественный маг мог запросто распознать, что у меня за сила.

Именно по его воле я вдруг попадаю во дворец.

Добавляем сюда скорую передачу власти от короля и произошедшее сегодня на балу…

Вывод однозначный.

Именно Эрион пытался спровоцировать выплеск моей магии. Это вполне осуществимо через остатки той связи, что возникла, когда я его спасла. Смысл так поступать? Такой же, как и у его прадеда во время государственного переворота. Демонстрация опасности для всех магии Заката.

Моя магия сама собой на балу на всех нападает, благородный и непогрешимый будущий король всех спасает. Придворные льют слезы умиления, стражники яро аплодируют, претендентки падают в обморок от восторга. Меня отправляют или на магическое опустошение или сразу на казнь, а Эрион укрепляет свой неопровержимый авторитет и очередное доказательство правильности нынешней власти. Так-то.

Правда, я уже не поняла, бред ли это на волне зелья или все же нет. Слишком логичным все казалось… Но обдумать толком все равно не успела, сознание провалилось в блаженную темноту.


Эрион.


Она сбежала. Совершенно ни с того, ни сего. Пусть со стороны ее уход из бального зала и не выглядел побегом, но Эрион весь вечер наблюдал за Амелиной очень внимательно. Сомнений не оставалось, с ней что-то произошло.

— Сказала, что здесь душно. Ну и что она очень устала, — Дейн лишь пожал плечами.

— От твоего общества?

— Ха-ха, Эрион, очень смешно, — младший принц ловко ухватил бокал вина с подноса мимо проходящего лакея. — Чем вообще ты недоволен? Или в тебе вдруг проснулось занудство и ты жаждешь читать мне нотации насчет Амелины? Так для этого у нас матушка есть, не отбирай у нее это святое право. Я уже даже предвкушаю, какой скандал она мне устроит, — Дейн фыркнул, залпом выпил вино. — Ладно, братец, пойду сыграю пару партеек, как раз компания намечается интересная. Уже делаем ставки, кто первым заметит, как именно сегодня Итасс будет жульничать. Присоединиться не желаешь?

— В другой раз, нужно еще пару важных дел уладить и с отцом сейчас перемолвиться, — Эрион проследил взглядом за магистром Лагрином. Глава придворных магов, похоже, уже собрался покидать бал. И все бы ничего, но магистр уж точно сегодня тоже наблюдал за Амелиной. Принц не раз это заметил за вечер.

— Ну как хочешь, — Дейн пожал плечами. — Надумаешь, присоединяйся.


Настроение было напрочь испорчено. Подозрения оказались не впустую, магистр Лагрин и вправду знал о магии Амелины. Отец запросто признался, что рассказал ему еще позавчера. Просто отлично! Может, вообще разослать глашатаев по всему королевству с этой новостью? Чего мелочиться?

То-то магистр так за Амелиной и следил. Может, она заметила это, напугалась и потому вдруг ушла из зала? В любом случае, тянуть нечего, необходимо поговорить с ней прямо сейчас. Все объяснить, успокоить… Хотя от чего успокаивать? Вмиг всколыхнулось раздражение. На балу она выглядела вполне довольной жизнью, прямо купалась в мужском внимании, а Дейн так вообще почти от нее не отходил.

Но Эрион постарался унять невнятные эмоции. Да, все немного идет не так, как планировалось, но ничего ведь из ряда вон. К тому же претендентки очень даже ничего. На первый взгляд уже троих можно выделить, но нужно еще к остальным приглядеться получше.

С такими вот размышлениями принц добрался до жилого этажа, где поселили всех участниц отбора. Окутанный магической иллюзией, чтобы остаться незамеченным и не вызвать сплетен и кривотолков, Эрион быстро нашел нужную дверь. Легонько постучал, но ответа не последовало.

Осторожно отворил, заглянул в комнату. Здесь догорала всего одна свеча, но вполне хватало освещения от окна, все-таки ночь выдалась светлой. Стараясь не шуметь, Эрион вошел в спальню, прикрыл за собой дверь.

Амелина крепко спала, прямо в бальном платье. Локоны разметались по подушке, пушистые ресницы девушки чуть вздрагивали — наверное, ей что-то снилось сейчас. Не стоит ее будить, поговорить можно и завтра. Но почему-то и уходить не хотелось…

Вот что же в ней так цепляет? Она красива, но красавиц полно, а для отбора уж точно собрали лучших из лучших. Они как изысканные розы в королевской оранжерее. А Амелина, скорее, как уникальный невиданный ранее цветок, растущий высоко в горах на самом обрыве, куда ни один смертный не доберется. Кажется, почему-то особенной…

Кожа такая белоснежная… Интересно, насколько нежна при прикосновении?.. Покроется ли взволнованными мурашками, если ласково провести пальцами по обнаженным плечам, обжечь легким поцелуем шею… Какие наощупь ее золотистые волосы?.. Мягки ли ее губы, податливы ли…

Эрион с трудом заставил себя отвести взгляд, даже головой тряхнул, отошел на пару шагов.

Так, это еще что? Только сейчас, отвлекшись от созерцания Амелины, он ощутил защитную магию. Рассеянной аурой по всей комнате. Откуда вообще? И зачем?

Благо, после того слияния магий при спасении еще оставалась пусть едва уловимая, но связь. Очень слабо, но Эрион все же смог почувствовать: Амелина пыталась тут унять свою магию, едва не случился сильнейший выплеск. И, похоже, прямо на балу… Потому она и убежала.

Но неужели магия Заката и вправду настолько разрушительна? Вдруг присутствие Амелины во дворце всех подвергает нешуточной опасности? Увы, через связь не удавалось распознать свойства проклятой магии. Так что все может быть…

И пусть спящая девушка выглядела хрупкой и беззащитной, но вполне могла невольно своей магией многим навредить. Нет, поскорее устроить ее будущее и отправить из дворца. Впрочем, это проблемой не станет, вон как на балу вокруг нее кавалеры вились. А как только будет объявлено, что она исключена из числа претенденток, то вообще отбоя не будет. Вполне можно завтра же ее вычеркнуть. Нет, лучше послезавтра. Впрочем, и через неделю можно, просто заранее удостоверившись в безопасности ее магии. А завтра поговорить с Амелиной наедине и сразу же решить этот вопрос.

Напоследок все же еще раз взглянув на спящую девушку, Эрион вышел из комнаты, тихо прикрыл за собой дверь. Что ж, пора бы допросить этого мерзавца Шиана, почему это он Амелину преследовал. Учитывая, как она сразу напугалась, дело точно не чисто.

Королева Анния делала вид, что уже буквально при смерти из-за приступа мигрени, но Эрион давно уже раскусил все ее притворства.

— Да, я знаю, ты пришел меня добить, — вялым голосом констатировала она, полулежа на кушетке в гостиной королевских покоев. — Как-будто мало мне было Дейна… Вы с ним сговорились, я так понимаю? Ну да, конечно, вам же совсем не жаль свою больную старую мать… — и чуть ли не предсмертный вздох.

Но после допроса Шиана Эрион был настолько раздражен, что это представление лишь еще больше разозлило.

— Ты и вправду считала, что я не узнаю?

Королева насторожилась.

— Про что именно?

— Про твои козни в адрес Амелины!

Она недовольно поморщилась, словно не замечая настрой сына.

— Я всего лишь выполняла твою просьбу о скором замужестве этой плебейки. Только и всего.

— И кроме мерзавца Шиана кандидатур не нашлось? — ледяным тоном поинтересовался Эрион.

— А я тут при чем, — королева Анния недовольно фыркнула, — это все Мейда. Не стоило мне доверять такое дело ей. Но я же не знала, что она воспримет столь буквально мое желание организовать девчонке гарантированного жениха сразу на первом балу. Я понятия не имела, кого именно она ей подберет. Ну ничего, я поговорю с этой растяпой Мейдой и…

— Не поговоришь. Во дворце она больше не появится. Как и Шиан.

— Но ничего же не произошло! — она даже возмутилась.

— На их счастье. Иначе бы простым изгнанием уж точно не отделались. Значит так, — Эрион в упор смотрел на королеву, — больше никаких интриг в адрес Амелины.

— Иначе что, и собственную мать из дворца выставишь? — с вызовом парировала она, хотя и не выдержала тяжелого взгляда, отвела глаза. — Из-за какой-то безродной девчонки с проклятой магией?

— Ну зачем же выгонять, — принц мило ей улыбнулся, — ты же тогда не сможешь лицезреть наше с ней счастье.

— Это в каком смысле? — она вмиг насторожилась. — Ты что это задумал? Ты не можешь жениться на такой! Эрион, даже не смей! Да я эту Амелину десятой дорогой обходить буду, вообще о ее существовании не вспомню, только выбрось эту ужасную мысль из головы!

Эрион направился к выходу из гостиной и лишь на пороге, даже не оборачиваясь, бросил:

— Я предупредил. И в последний раз.

И вышел в коридор, закрыв за собой дверь.

Увы, он слишком хорошо знал свою мать: без таких представлений не обойтись. Она сейчас сама себе дальше в порыве паники всего напридумывает, накрутит еще больше и гарантировано не рискнет в дальнейшем строить козни Амелине. А ведь не заметь он сегодня вовремя этого Шиана и не прими меры, все бы могло закончится для девушки испорченной репутацией и скоропостижным браком с таким мерзавцем.

Гнев мало того, что не унимался, так еще и нарастал. И мысли же не было, что Амелине может во дворце угрожать опасность. Хотел как лучше, называется… А теперь придется самому контролировать и это. Завтра же нужно переговорить со старшей дуэньей, и при первой же возможности закрепить магическую связь, пока еще частично сохраняющуюся после того спасения.


В собственных покоях Эрион застал Дейна. Тот весьма вольготно развалился в кресле в гостиной и цедил вино из высокого бокала.

— Ты что тут делаешь?

— Как что? Тебя жду! Мне же больше некому пожаловаться на нашу матушку, кроме тебя. А ты чего такой хмурый?

— Лучше не спрашивай, — взяв второй бокал, Эрион наполнил его вином из стоящей на столике у дивана бутылки.

— И не буду, — Дейн фыркнул. — А то я смотрю, ты что-то совсем не в духе, а с тобой таким лучше лишний раз не связываться. Да сейчас я уже уйду, допью только, — он лениво сделал глоток. — Так вот, мне же матушка после бала скандал закатила, как я и предсказывал. Ну из-за Амелины. Сначала обвиняла, что это ты меня подговорил, и вообще мы с тобой пытаемся «старую больную женщину» с этого света сжить. Чего она так на Амелину взъелась?

— Ты же знаешь мать, — Эрион раздраженно поморщился, — для нее все должно быть безупречно. К этому сезону свадеб она еще за полгода готовиться начала, все предвкушала и планировала, чтобы все было идеально. И тут вдруг Амелина. И не знатная, и маг Заката к тому же, которых наша матушка прямо ненавидит. Но я не сомневаюсь, теперь она уймется и оставит девушку в покое.

— О, еще бы и меня заодно, — усмехнулся Дейн. — Кстати, я ведь почти все уже устроил. Помнишь, ты говорил о подборе кандидатов для Амелины? Так вот, я нашел просто идеально подходящего.

— И кто же он? — почему-то раздражение всколыхнулось еще больше.

— Я, естественно, — принц довольно улыбнулся. — И я сейчас совершенно серьезно. Ну а что? Она красива, хорошо воспитана, умеет поддержать беседу и, что самое главное, — весомо указал на брата пустым бокалом, — ценит мое чувство юмора! Я так смотрел на нее сегодня, смотрел… И не насмотрелся. Раз уж мне все равно к концу месяца жениться нужно, то хоть какую-то придется выбирать. И что-то я сомневаюсь, что подвернется интереснее Амелины.

— А как же ее происхождение и магия? — тут же возразил Эрион.

— А мне-то что? Я не наследный, у меня все не так строго, — Дейн пожал плечами. — Тем более все равно наследование магии идет исключительно по мужской линии, так что сила Амелины к нашим детям не перейдет. Матушка, конечно, из-за моего выбора вообще истерику устроит, но, я уверен, зато отец отнесется с пониманием. Как и ты.

Отставив бокал на столик, Дейн встал с кресла, лениво потянулся.

— Я еще немного прощупаю, конечно, почву, но уверен, только сильнее утвержусь в своем решении. Так что, братец, считай, проблема решена. Теперь можешь быть спокоен и вообще об Амелине лишний раз не вспоминать. Да и тем более ты для нее, как выяснилось, совсем не интересен. Она тебя даже не узнала, представляешь?

— Да? — усомнился Эрион.

— Ну. Я сам удивился. Даже не сдержался, напомнил ей, что она тебе жизнь спасла. А она так изумилась, засмеялась, мол, уже и забыла ту встречу давным-давно. Эх, короткая девичья память… Ладно, я спать. Ты бы тоже не засиживался, что ли. А то смотрю, у тебя такое настроение, как бы кого не прибил ненароком.

Зевнув, Дейн покинул гостиную. Эрион молча осушил свой бокал, снова наполнил вином. Опустившись в кресло, вытянул ноги на стоящий рядом столик. Откинувшись на спинку, устало прикрыл глаза. Перед внутренним взором все рисовалась спящая Амелина…

А ведь надо было думать о возможной угрозе ее магии, о выборе собственной невесты, об опустошении магических источников, в конце концов, и еще прорве важных дел, ждущих его решения! А не о том, что завтра он уж точно получит ее поцелуй…

И пусть это просто самый легкий способ установить магическую связь, столь нужную для контроля над возможно буйной магией Заката. Это необходимость. А после лучше и вправду держаться от Амелины подальше. Для ее же блага.


Глава пятая

Амелина.


Сон мне приснился довольно странный. Словно бы с неба пролился водопад разноцветного света, рассеивая искры по всей земле. И из каждой такой искры сначала вытянулся крохотный слабый росток, но прямо на глазах набирал силы, пока не превратился в высоченное дерево. Целый лес таких деревьев… И воцарилась глубокая ночь, абсолютная тишина.

А я стояла у кромки этого леса и не могла даже с места сдвинуться. Вроде бы и страшно не было, но в то же время казалось, что видеть происходящее смертному человеку — чуть ли не величайшее кощунство.

Между деревьев забрезжил золотисто-алый свет. Словно бы где-то там, с той стороны леса садилось солнце, и как-то его лучи пронизывали все насквозь. И в этих лучах появился темный силуэт. Огромный лев неспешно шел в мою сторону, величественный, и настолько ослепительно белый, что хотелось зажмуриться.

Лев остановился буквально в паре шагов, смотрел на меня не мигая. Да он словно бы растворял меня своим угольно-черным взглядом!..


Я резко открыла глаза и села на кровати, спросонья еще не понимая, где я и что происходит, настолько явственным было приснившееся. Видимо, вчера перенервничала, вот теперь странные кошмары и мучают…

В комнате уже было совсем светло. Надеюсь, хоть собрание у старшей дуэньи я не проспала? Благо, хоть силы восстановились, но свою магию я все равно не чувствовала. Зелье должно блокировать любые магические эффекты на несколько дней, в зависимости от их мощи. Так что тут я точно не могла предугадать, когда его действие кончится.

Но кое-что я ощутила почти сразу… Кто-то задействовал магическую связь, пока я спала! По крайне мере, пытался! Но кто?.. Хотя тут и гадать не надо. Моя магия сливалась лишь с магией Эриона, больше ни с кем связи и в помине не было. То есть именно он что-то пытался через нее сделать.

Ну а что, логично. Не получилось же подставить меня с магией на балу, он удивился, ведь про зелье знать не мог, вот и решил снова ночью попытаться. Гад. Хорошо, хоть связь крайне слабая, скоро должна совсем исчезнуть.

И что теперь делать? Вариант «изображать влюбленную дурочку, стараясь удержаться на отборе» уже был под вопросом. Если только делать вид, будто я не в курсе тайных козней принца. Но если на одной попытке он не остановится? Еще какую-нибудь пакость устроит и в скором времени? Нужно как можно скорее начинать поиски тайника! Только с чего бы начать…

— Госпожа, доброе утро! — едва постучав, Минна вошла в комнату, неся поднос с завтраком. — Скоро собрание в общей гостиной! Ой, а вы чего так и спали? Вчера не переоделись даже после бала? Так устали? А это все потому, что у вас личной служанки нету! Она бы вам точно помогла!

— Сегодня мне должны кого-то назначить. Может, у тебя есть подходящая кандидатура на примете? — с улыбкой намекнула я. — Ты же всех во дворце знаешь?

— Всех, конечно. Посмотрю, кто бы из местных служанок, вам подошел, — с очень важным видом ответила она, ставя поднос на столик. — Кому потом доложить? Вам или старшей дуэнье?

— Лучше ей, — я кивнула, и так заранее зная, кого именно Минна предложит.


Уже когда я завтракала, одна из портних принесла пару платьев. Теоретически повседневных, но выглядели они просто изумительно.

— Кто это портних, интересно, покусал, что они так расщедрились? — я не удержалась от смешка, едва за ней закрылась дверь.

— Так госпожа Элисса и покусала, — прыснула Минна, сразу убирая платья в гардеробную. Как и обычно, служанка не спешила уходить. — Кстати, чуть не забыла вам рассказать! Вы представляете, оказывается госпожу Мейду уволили! Вообще за что-то выставили из дворца! Допакостилась! А еще сегодня многие дамы во дворце своих служанок озадачили, чтобы те стребовали у портних платья из такой же ткани, как у вас вчера было! То-то портнихи удивились! Представляете, если они не знают, что вы платье-то свое переделали, то и наляпают дамам нарядов из той жути! Вот это будет умора! Ой, госпожа, вам бы уже собираться надо, а то опоздаете.

Опаздывать уж точно не хотелось. Так что я быстро доела блинчики с ягодами, переоделась в одно из новых платьев, заплела волосы и поспешила в общую гостиную.

На этот раз я пришла одной из последних. Но то ли случайно, то ли так полагалось, все сидели там же, так что и мне опять досталось место на дальнем диванчике рядом со странной нервной девушкой. И все бы ничего, но Ниенна тоже уже присутствовала и проводила меня таким взглядом… В общем, наивное «вряд ли она вообще меня помнит» приказало долго жить.

Старшая дуэнья не заставила себя ждать. Тут же все затихли. И пусть сплошь высокородные аристократки, но каждая сейчас понимала, что тут это большой роли не играет. Так что оставалось засунуть высокомерие подальше и слушаться.

— Доброе утро, девушки! — госпожа Элисса окинула взглядом собравшихся. — Итак, вчера у нас прошло важное событие — открытие сезона свадеб, и у каждой из вас был шанс на балу заинтересовать собой принца. Ну что? Какие у кого успехи?

— Принц Эрион пригласил меня на танец, — первой высказалась Ниенна самодовольно. — И сделал комплимент, что я хорошо танцую…

Она и договорить не успела, как ее перебила другая:

— А меня тоже вчера принц Эрион пригласил!

— И со мной танцевал!

— И со мной тоже!

В общем, как оказалось, вчера почти всех принц одарил своим вниманием. Ну кроме меня, моей нервной соседки и еще трех девиц.

— Зато меня принц пригласил раньше всех! Так то! — Ниенна явно пыталась взять лидерство. — И если бы не правила, то, не сомневаюсь, и дальше бы танцевал только со мной.

— Не советую додумывать за самого принца, — скептически возразила дуэнья. — Тем более принц уделил внимание почти всем.

— А те, кому вообще не уделил, — Ниенна с усмешкой глянула наменя, — решили качество поменять на количество!

Она засмеялась, и ее смех тут же поддержали. Одни явно поняли, что она имела в виду вчерашний интерес ко мне на балу; а другие, похоже, не догнали смысл, но не стали показывать. Вот им всем делать было больше нечего, кроме как за остальными следить?

— Это все успехи? — госпожа Элисса совершенно невозмутимо дождалась, когда девушки замолкнут. — Что ж, теперь я скажу. Его Высочество не всегда настрого придерживается светских правил, так что вывод из вчерашнего не слишком радужный. И какой же? Выходит, ни одна из вас не заинтересовала принца Эриона настолько, чтобы он пригласил ее на танец повторно. Да, это не катастрофа, лишь первый бал, время себя показать еще есть. Но! — она выдержала паузу, медленно окидывая взглядом притихших девушек. — Свои выводы после вчерашнего вечера сделал и сам принц. Итак… Трое из вас покинут отбор в ближайшее же время. Вероятно, даже сегодня.

Чуть ли не половина собравшихся испуганно ахнули.

А дуэнья продолжала:

— Имен пока не знаю даже я, было сказано лишь о количестве. Принц Эрион сейчас занят на государственном совете, и отвлекать его по пустякам не стоит. Да, вы не ослышались, это пустяки. Не советую выбывшим воспринимать такое как катастрофу. Все равно ведь вы вправе оставаться во дворце как и остальные участницы сезона свадеб. Отбор — это лишь часть сезона. И сейчас здесь полным-полном молодых аристократов, намеренных жениться. Знакомьтесь, общайтесь… Так что все в ваших руках. Всем все понятно? Вопросы?

Никто ничего не сказал. Судя по выражениям лиц, большинство сейчас вовсю переживало, как бы не оказаться одной из трех несчастных, от которых принц уже отказался.

— Что ж, раз вопросов нет, то переходим к планам на день. Сегодня не намечается ничего грандиозного, но зато у вас есть время подготовиться к завтрашнему дню. Завтра предстоит традиционный смотр талантов. Но никакой при этом магии. Да и не думаю, что для кого-либо возникнут трудности. Ведь любая аристократка умеет играть на музыкальных инструментах, или петь, или еще как-то проявлять свою тягу к искусству.

Теперь уже девушки оживились. Ну да, их стихия. Вот только я ничего такого не умела.

— Но это все завтра, а сегодня вы предоставлены самим себе. Пусть саму территорию дворца участницам отбора покидать запрещено, но здесь ваше перемещение не ограничено. Можете гулять в парке, бывать в общих гостиных, общаться со всеми, но все строго в рамках правил. Всем ясно? — дуэнья снова всех оглядела. Я думала, сейчас уже скомандует расходится, но нет.

— И напоследок еще кое-что. Видимо, именно по итогам вчерашнего бала принц Эрион кое о чем распорядился. Итак, одной из вас предоставлена честь провести сегодняшний вечер с Его Высочеством.

Кажется, собравшиеся даже дышать перестали…

— Ужин пройдет наедине, в гостиной, относящейся к покоям самого принца. Но, естественно, все в рамках приличий. О конкретном времени будет сообщено дополнительно.

Вот госпожа Элисса явно нарочно оставила это известие на последний момент. Бедные девушки чуть за сердце не хватались. Все косились друг на друга, кто же эта счастливица… И только Ниенна лучилась самодовольством, явно уверенная, что это она и есть.

Дуэнья уж точно не без удовольствия выдержала паузу и, наконец, объявила, внезапно повернувшись ко мне:

— Леди Амелина. Сегодня вечером принц Эрион ждет вас к себе.


Ну все, мне конец. Судя по взглядам некоторых, до вечера я гарантированно не доживу.

А если и доживу, то уже сам Эрион в итоге прибьет. Наверняка же этот ужин наедине ему понадобился, чтобы и дальше мою магию провоцировать, раз вчера не получилось.

Госпожа Элисса сказала всем расходиться, я тут же покинула гостиную одной из первых. Правда, мне столько взглядов сверлило спину… Нет, ну разве нельзя было про этот вечер как-то мне одной сказать? Наверняка же дуэнья понимала, какая у остальных будет реакция! Или на отборах так и положено при всех объявлять? Но, может, я зря опасаюсь, и пакостить мне все же никто не собирается. Всего-то второй день сезона, еще целый месяц у всех впереди, чтобы принца очаровывать.

Но я не рискнула никуда уходить, вернулась в свою комнату, хотя изначально планировала после собрания дальше парк исследовать. Я все ждала, когда снова почувствую магию Заката извне. Тем более сейчас, когда собственная приглушилась, я бы внешнюю ощутила намного острее.


Ближе к обеду примчалась Минна. Я к тому моменту как раз закончила перебирать содержимое своего потайного сундучка с зельями и ингредиентами для них. Теоретически вполне можно было приготовить еще одно защитное, на всякий случай. Не совсем такое, слабее, но все лучше, чем ничего…

— Госпожа, у меня для вас прекрасная новость! — на радостях Минна даже забыла постучать. Я едва успела убрать сундучок на место.

— И что за новость? — полюбопытствовала я. Что принц Эрион слег с неизлечимыми приступами угрызения совести? Вот это и вправду было бы прекрасно…

— У вас теперь есть личная служанка! И надо же, так совпало, что это… Я! Но если честно, — она замялась, — не совсем совпало… По правде говоря, я сама напросилась. Просто личные служанки всегда так важничают, они выше нас, и мне тоже всегда хотелось такой стать. А вы мне и нравитесь, к тому же. Вы не такая, как остальные дамы во дворце. Вот я и ухватилась за эту возможность, попросила старшую дуэнью… Но вы же не будете, надеюсь, против?

Я не удержалась от улыбки. Вот как же хорошо, когда хоть кто-то говорит все честно.

— Минна, да это же отлично! — я все же не стала уточнять, что сама очень на это надеялась и не зря утром намекнула. — Лучше тебя уж точно не найти!

— Фуф, я так рада, что вы не злитесь! — она с облегчением выдохнула, но тут же категорично заявила: — Зато теперь я в полном праве вам волосы укладывать! А то ходите постоянно с одним и тем же пучком, а так великосветским дамам не полагается!

Ой, ну все, я нажила себе тирана.

— А в остальном, жду ваших распоряжений, госпожа! — Минна прямо сияла. — Какие у вас на сегодня планы?

— Вечером намечается ужин с принцем, — я помрачнела от одной мысли об этом.

— Ой… Правда? — с придыханием переспросила она. — Вот это да!.. Но почему тогда вы так расстроены! О, все-все, сама поняла! У вас просто нет подходящего платья! Но вы не волнуйтесь, я сейчас же к портнихам. Они все равно как раз для вас наряды шьют, вот пусть насчет платья для вечера поторопятся!

Даже не дожидаясь моего ответа, она так и умчалась. Вот же энтузиазм у человека… Но зато с Минной я точно не пропаду. Бойкая такая, все тут знает и…

Дверь снова открылась, и без стука. Я сначала подумала, что это Минна вернулась что-то уточнить, но увы.

Ниенна вплыла в комнату с видом королевы, которую угораздило проходить мимо свалки. Презрительно морщась, она огляделась, но фальшивая улыбка не заставила себя ждать. Вот только к чему эта демонстрация презрения? Я не сомневалась, комнаты тут у всех девушек одинаково роскошные.

Но и Ниенна явно же заявилась не для того, что интерьер изучать.

— А ты тут неплохо устроилась… Миленько так, — неспешно прошлась по моей спальне, демонстративно осматриваясь. — Хотя для безродной оборванки даже комната местной самой последней прислуги почудилась бы шикарной.

Она замолчала, похоже, выжидая мою реакцию. И пусть с языка уже был готов сорваться не менее милый ответ, я сдержалась. Ниенна нарочно меня провоцирует. Зачем-то ей это нужно. И уж точно не стоит идти у нее на поводу.

Она продолжила все так же с фальшиво вежливой задумчивостью, словно просто размышляла вслух:

— Какая ирония судьбы, верно? Вот уж не думала, что вообще когда-либо тебя еще увижу. Мы же птицы разного полета, мягко говоря. Твое место — гнить в захолустье, мое — здесь, во дворце. А сейчас все не совсем правильно, понимаешь? А так не должно быть. Ведь любое несовершенство…

— А нельзя без этих пространственных вступлений? — мое терпение кончилось. — Если пришла только яд сцедить, то уж займись этим в коридоре.

— Я пришла тебя предупредить, — высокомерие зашкаливало вкупе с недовольством. Видимо, по ее плану, она сначала хотела доконать меня своими оскорблениями, а потом уже переходить к делу.

— Дай угадаю, — я усмехнулась, — кое-кому вдруг некомфортно стало, что не ее принц жаждет видеть. Но ты не переживай, Ниенна, вы же вчера целый один раз танцевали! Это такое выдающееся и уникальное проявление внимания! Таким могут похвастаться только почти все остальные участницы!

— Я знаю, кто ты такая. И знаю, почему твои предки стали отщепенцами. Но, видимо, больше никто во дворце этого не знает, раз ты здесь в привилегированном положении. Мне хоть и интересно, как ты вообще могла сюда попасть, но наверняка каким-нибудь подлым колдовством, низменными уловками или вообще через постель. Значит так, — устремленный на меня взгляд так и сиял злым торжеством, — не порть жизнь мне и тогда я не стану портить жизнь тебе. Я никому не расскажу о тебе правды, но у меня свои условия. Не знаю, с чего вдруг Эрион захотел видеть именно тебя, тут явно какая-то ошибка. И сегодня, да и вообще никогда, к принцу ты не пойдешь. Предлог уж придумай сама. Притворись больной или еще что, мне без разницы, как ты будешь выкручиваться. Хочешь, чтобы я сохранила твою тайну? Держись подальше от моего будущего мужа.

Ого, а сам принц в курсе такого счастья? Почему-то не верилось мне, что Ниенна и есть та уже заранее определенная невеста. И пусть в первое мгновение инстинктивно пробрал холодом липкий страх, что кто-то про мою магию узнает, но я постаралась отрешиться.

Да, я боюсь разоблачения и сама ужасно не хочу даже близко к принцу подходить, и уж тем более оставаться с ним наедине. Но если хоть раз пойду на поводу у этой гадины, то дальше она уж точно не отстанет, будет только хуже.

— Извини за скептицизм, но тебе с Эрионом уж точно мало что светит. Насколько я знаю, среди участниц отбора есть его реальная невеста. Это во-первых. Ну а во-вторых, неужели ты думаешь, что во дворце сплошь идиоты? Естественно, тут и без тебя, такой умной, знают, кто я. Если ты вдруг не в курсе, всех девушек досконально проверяли и абы кого приглашать не стали бы. И не раз говорилось, что на отборе все равны. Видишь, как забавно получается? — я мило улыбнулась. — Тебя поставили в один ряд со мной, такой вот недостойной.

— Все ты врешь, не может быть тут заранее определенной невесты! — о, я явно задела больную тему. Наверняка Ниенна в мыслях уже вовсю примеряла корону, уверенная в своей победе, и тут вдруг такое.

— Мне сказали именно так. И не абы кто, а человек, приближенный к принцу, — я хоть и не хотела это разбалтывать, но зато Ниенна теперь переключится на вычисление этой невесты и от меня отстанет. — Да, и по поводу твоих угроз. Можешь хоть прямо сейчас идти и каждому встречному про меня рассказывать. Но вот чисто логически хоть раз подумай для разнообразия. В королевской семье знают, кто я, но об этом не распространяются по важным для них причинам. И чего ты добьешься своей болтовней? Мне навредишь? Нет. Ты этим только вызовешь недовольство у вышестоящих, они-то это разглашать не хотят. Вот и просчитай, какие после такого будут у тебя шансы не только на отборе, но и вообще во время сезона свадеб.

Ниенна смотрела на меня так, словно вот-вот собиралась придушить. Ну да, обидно, когда ну очень хочется сделать милую сердцу гадость, а нельзя, ибо сам в итоге получишь еще больше.

Но, видимо, все было не так уж безнадежно, ее мысли завертелись в нужном направлении.

— Что еще ты про эту тайную невесту знаешь? Имя? Род? Примерная внешность? Да хоть что-то!

— Я знаю лишь, что принц влюблен в нее до беспамятства. Так что хоть как в итоге выберет ее, — и осторожно как бы между прочим добавила: — Ну если, конечно, в процессе отбора вдруг какая-нибудь другая не завладеет его сердцем.

О, ну все, боевой настрой Ниенны вернулся целиком и полностью. Вот и пусть теперь займется вычислением истинной невесты и от меня отстанет.

Тут как раз в дверь постучали, вернулась Минна, неся на подносе обед. Ниенна тут же ушла, вся в задумчивости, уже наверняка и выбросила из головы, зачем ко мне приходила.


Я все же не стала отсиживаться в комнате, почти весь день провела в парке, в надежде, что хоть где-то почувствую зов магии. Но нет, все впустую. Тем более погода выдалась дождливая, я немного продрогла. Но зато и больше желающих прогуливаться не нашлось, никто мне так и не попался, кроме несчастных садовников, ровняющих кустарники.

К вечеру я уже вернулась в комнату, приняла ванну, отогреваясь. И как раз одна из портних принесла мне новое платье. Нечто среднее между повседневным и бальным: насыщенно бордовое, с золотистой вышивкой, открытыми плечами; да и декольте хоть и было в пределах нормы, но лично мне хотелось бы позакрытее. А вот Минна пришла в полнейший восторг:

— Да Его Высочество как только вас увидит, вот прямо сразу захочет жениться! Ну точнее не совсем жениться, немного другое, но для этого другого уж точно придется сначала жениться!

Вот обрадовала, слов нет. Хотя мне тут опасаться нужно провокации моей магии, а не возможного соблазнения.

Я для себя уже решила, что буду изображать восторженную дурочку, которая понятия не имеет о кознях принца и его намерении окончательно зачернить магов Заката. Уж точно не стоит показывать, что я знаю правду. А то тогда мне сразу конец.

Минна заплела мне лишь несколько прядей, оставив остальные локоны распущенными. И то это я настояла, чтобы хоть немного плечи прикрыть.

— Как же чудесно! — все ахала Минна. — Если в бальном платье вы были ну просто как роскошная королева! То сейчас — будто сама Богиня Ночи, спустившаяся в мир смертных! Хотя нет, — она задумалась, — у нее же вроде черные волосы… Ну ничего, думаю, суть вы поняли. Ой, ну как бы я хотела посмотреть на выражение лица принца Эриона, когда он вас увидит! Кстати, если вдруг у него станет плохо с сердцем, целителей можно вызвать через стражу. Ну вдруг вы не знаете.

— Хорошо, учту, — я едва сдержала смешок. Просто так и представила, как Эрион хватается за сердце, а гадкая я все раздумываю: сразу звать целителей или дать принцу еще подумать над своим поведением…

Подробно объяснив мне, как именно добраться до покоев принца, Минна ушла. Мне и самой скоро нужно было идти, и с каждой минутой я нервничала все сильнее. Понятное дело, что это ловушка. И можно, конечно, сказаться больной и остаться в комнате, но Эрион вполне может назначить на завтра или послезавтра — в общем все равно шансов избежать столкновения у меня нет. Ну ничего. Моя магия сейчас настолько приглушена, что ни на какую провокацию не среагирует.

Больше тянуть было нельзя. Собравшись духом, я направилась к двери уже даже коснулась ручки…

Меня как оглушило. Настолько отчетливым было ощущение магии Заката где-то вовне! Вот словно бы резко натянулась куда-то путеводная нить! Это сигнал тайника! Без сомнений!

Я заколебалась лишь на миг. Не могу я упустить такую возможность! Мало ли, когда в следующий раз получится эту магию ощутить, раз уж в ее появлении никакой закономерности вроде нет. Ну а принц… Скажу завтра дуэнье, что вдруг плохо себя почувствовала, только и всего.

И сосредоточившись на ощущении внешней магии, я поспешила на ее зов.


Эрион.


Она просто не явилась.

Да если бы с ней что-то случилось, ему бы обязательно об этом доложили. Так что выходит, она банально проигнорировала его приказ. Нет уж, всему есть предел!

Эрион и так весь день был донельзя раздражен. На совете архимагов магистр Лагрин вдруг поднял тему магии Заката и вероятности, что источники истощаются как раз таки из-за присутствия еще этой магии в нашем мире. И с чего, спрашивается, Лагрин завел этот разговор? Уж не потому ли, что сразу раскусил Амелину?

И вот, получается, что тут стараешься прикрыть ее, обеспечить ее будущее, а она даже не удосуживается явиться!

Даже понимая, что на пике не самых лучших эмоций, вести разговоры не стоит, Эрион все равно не стал откладывать в долгий ящик. Сейчас же добраться до своевольной девчонки и, посмотрим, как она попытается оправдаться, что приказ нарушила!

И так раздражение зашкаливало, так еще и на лестнице навстречу попался Дейн. Брат прямо лучился отличным настроением, даже что-то насвистывал.

— О, ты куда такой злой? Слушай, Эрион, ты уже второй день не в настроении, что-то на тебя сезон свадеб плохо влияет. Бери пример с меня и наслаждайся жизнью! О, да, и кстати, чего до завтра откладывать, — спохватился он. — Слушай, ты же все равно завтра уже будешь вычеркивать кого-то из претенденток, вот и Амелину заодно вычеркни. Я на ее счет уже окончательно определился. Между прочим, — с довольной улыбкой поделился он, — мы с ней сегодня отлично провели время. В парке как раз никого не было, никто лишний раз глаза не мозолил и нам не мешал. И ты знаешь, она уже влюблена в меня, просто без сомнений.

— Надо же, как быстро, — скептически парировал Эрион, внешне оставаясь совершенно спокойным.

— Ну что поделать, раз я такой неотразимый, — хмыкнул Дейн. — И, кстати, — словно не удержавшись, откровенничал он, — целовать ее — одно удовольствие, так что я уж точно с выбором не прогадал. Не сомневаюсь, в дальнейшем меня на этот счет ждут весьма и весьма приятные открытия… — улыбнулся каким-то своим мыслям. — В общем, можешь уже порадоваться за собственного брата, обретшего счастье твоими стараниями. Ну и завтра же Амелину исключить не забудь, чтобы я уже полноправно объявил ее своей невестой.

— Завтра видно будет, — Эрион едва сдержал эмоции, уж слишком злость сейчас зашкаливала.

Он прошел мимо брата, больше ничего не сказав.

— Так а все же, ты куда? — окликнул егоДейн. — И чего раздраженный такой?.. Ну да, ну да, мы как всегда заняты, времени на родного брата у нас нет…

Но Эрион и не слушал. Пытался утихомирить свой гнев, чтобы не получилось Амелине как раз попасть под горячую руку. Но тщетно. Слова брата взбесили еще больше. Пока Амелина — претендентка в его невесты, ни о ком другом и речи идти не могло! А тут она весь день с Дейном развлекалась! Это не просто нарушение правил отбора, но и банально неуважение к самому Эриону. И чего тогда удивляться, что она его приказ явиться к нему в покои сегодня в наглую проигнорировала?

Для ее же блага, лучше Амелине быть в своей комнате. Все равно найдет, где бы то ни было. Но чем дольше придется искать, тем лишь сильнее разозлится…


Амелина.


Из дворца удалось выбрать без проблем, вот только сильно спешить не получалось. Если по пути попадались слуги или патрулирующие стражники, приходилось замедлять шаг, делая вид, что просто куда-то чинно иду по своим делам.

Меня не останавливали, вопросов не задавали. Даже караулящая на выходе из дворца стража лишь услужливо предупредила, что в парке не освещено, потому туда лучше не забредать.

И вправду магические огни в высоких фигурных фонарях горели лишь здесь, а в самом парке царила темнота. Хорошо, хоть небо немного разъяснило, и выплывшее из-за туч светило делало ночь все же не такой непроглядной. Возвращаться в любом случае будет проще — в окнах дворца горел свет, да и сами стены чуточку мерцали. С таким ориентиром уж точно не заблудишься.

Но о возвращении я пока и не думала, всеми силами сосредоточилась на ощущении внешней магии. Оно то усиливалось, то ослабевало. Видимо, в зависимости от того, в правильном ли направлении я шла.

Вот только полностью отрешиться от всех остальных мыслей не получалось. Я уже основательно продрогла, все-таки мое платье уж точно не предназначалось для ночных прогулок, да и после дневного дождя все еще царила сырость. К тому же ориентироваться удавалось с трудом. Понятно, конечно, что нормальные аристократы по ночам в парках не прогуливаются, потому тут фонарей и нет. Но только и мне туго приходилось. Будь у меня магия, я бы хоть несколько световых сполохов зажгла. Но нет, порой, когда набегали тучи, приходилось идти чуть ли не наощупь.

Но я себя приободряла, что вполне может быть, сегодня моя миссия и завершится. Ощущение магии настолько явственное, что я уж точно смогу найти тайник. И сразу прочь отсюда! Уже подальше от дворца в спокойствии обдумаю, что с найденным доказательством делать, как именно его обнародовать. Но тут и бабушка подскажет обязательно. Наверняка ведь у дедушки был конкретный план. И я вот-вот его осуществлю…

Увы, в парке я плохо ориентировалась. И следуя сигналу, приходилось идти напрямик, не зная пути в обход. Из-за этого несколько раз чуть не споткнулась и только чудом еще не порвала платье об острые ветки кустов. Зато знатно оцарапала руку, ссадина болела и немного кровила, но я старалась не обращать внимания. Некогда мне возвращаться во дворец. Не могу я упустить такой удачный момент.

Не знаю, сколько я тут блуждала, но вдруг впереди за кустарником показалось то, на мой взгляд, ритуальное сооружение, что я еще в первый день из окна своей комнаты приметила. Я спешно подошла ближе, но как выяснилось, это был просто вычурный арочный проход с чередой колонн по краям и широкими ступенями. Здесь разливалось мерцание — кажется, отголоски магии переходов. Может, раньше имелся портал, а, может, и до сих пор как-то его использовали.

Следуя зову магии, я прошла под аркой. Дворцовый парк остался позади, а дальше будто бы царила просто кромешная тьма. Пришлось стоять на ступенях, ждать, когда же луна снова выйдет из-за туч.

Я была так сосредоточена на внешней магии, что даже не сразу распознала уже знакомое чувство — попытку задействования связи. Да что это Эриону все неймется! Не пришла к нему, так решил опять на расстоянии провоцировать? Ну-ну, удачи. Пусть старается, раз заняться больше нечем, все равно приглушенную силу никак не вызовет. Поскорее бы уже та возникшая связь окончательно исчезла! Вот и спасай после этого незнакомцев…

Наконец, луна показалась из-за туч. Оказывается, с этой стороны арки простирался пустырь. Справа темной границей высился лес, а остальных краев видно не было. Вот только здесь тоже парили сполохи, вмиг замерцавшие в лунном свете. Но их магию я не распознала… Как так-то? Теоретически я все проявления угадывала сразу, а эта какая-то необычная, не встречала ее ни разу…

Но и магический сигнал шел именно откуда-то со стороны этого странного пустыря. Хоть и, мягко говоря, боязно было идти туда, но я все же постаралась перебороть страх. Я должна справиться. И наверняка тут бояться вообще нечего. Пусть я без магии, но это же все еще территория дворца, не водятся здесь дикие звери или какие-нибудь разбойники… Вот только, учитывая неизвестность царящей на пустыре магии, тут может водиться и кое-что похуже… Судорожно вздохнув и собравшись решимостью, я все же пошла вперед.

Серебрящаяся в лунном свете трава здесь доходила по щиколотку, мои тонкие туфли давно промокли, как и подол платья. Я несколько раз оглядывалась, громаду дворца все еще было видно, и это хоть немного успокаивало. Окружающие сполохи замирали, словно наблюдая за мной. Присутствие некой превосходящей силы чуть ли не оглушало, и, если честно, меня уже едва не потряхивало от страха. Это явно не простое место… Как бы не священное даже… И вот так вот бродить тут обычным смертным уж точно не положено…

Ощущение магического зова достигло своего пика! Я тут же замерла на месте, оглядываясь. Но ничего же нет! Вокруг один поросший травой пустырь! Или тайник в земле? Надо копать? Вот знала бы, хоть лопату с собой взяла!

Так, это место надо как-то пометить… Колышком каким или еще чем. Ведь вдруг магический зов снова пропадет, пока я вернусь сюда с лопатой. Которую еще где-то взять надо… Одолжить у садовников? Но под каким предлогом? Ай, без разницы! Главное, что я нашла место тайника и…

Честно, на нервах я бы с перепугу и от неожиданности вскрикнула, но аж горло сдавило. В мерцании сполохов отчетливо был виден приближающийся силуэт.

В таком странном месте я бы не удивилась и сошествию богов на землю, но все оказалось гораздо хуже. Принц Эрион собственной персоной и явно в не самом лучшем расположении духа…

Я даже инстинктивно на шаг назад отступила. Интересно, он меня разыскал, чтобы до моей магии добраться, или просто на месте придушить? Что-то я больше склонялась ко второму варианту — исходящий от него гнев ощущался чуть ли не физически.

И ведь рядом с принцем я враз почувствовала себя мелкой и беззащитной. И не потому, что он был меня выше и, естественно, физически намного сильнее. Вот прямо как давило ощущением его мощи, даже не столько магической. Казалось, передо мной просто всесильный мужчина. Очень опасный и, скорее всего, безжалостный…

— Ваше Высочество, — как назло вместо уверенного спокойного голоса получился невнятный лепет, — какая неожиданная встреча…

— И вправду неожиданная, учитывая, что тебя уведомили о моем приказе, — от его ледяного тона аж мурашки пробрали.

— Так я к вам и шла. Просто заблудилась. От волнения.

О, силы небесные… Надо же было такое ляпнуть! Вот прямо первое место на конкурсе идиотских ответов!

— Я так и подумал, — судя по мрачной усмешке Эриона, он тоже оценил мою гениальность, — что ты настолько плохо ориентируешься во дворце, раз вдруг оказалась здесь. Ну ничего, самолично устрою тебе экскурсию в мои покои.

Я нервно сглотнула. Похоже, наивно было ждать, что все закончится проводами в мою комнату. Учитывая явное желание принца меня придушить, он просто почему-то решил сделать это не здесь, а в собственной спальне.

— Может, перенесем на другой раз? — все же рискнула я. — Мне показалось, что вы…как бы сказать…немного не в настроении.

— Ну что ты, настроение у меня как раз самое подходящее, — прозвучало настолько нейтрально, что я не смогла уловить подтекст. — И хватит уже тянуть время, вперед, — красноречиво указал мне в сторону дворца.

Похоже, отделаться не получится… С самым кротким и послушным видом, я пошла обратно. Все же, как не вовремя он объявился! Я ведь толком не запомнила нужное место! И как потом буду искать тут тайник без магического зова, кстати, уже пропавшего? Надеяться, что вдруг повторится? Но где гарантия, что это произойдет в ближайшее время, а не лет через сто?

— А что это вообще за пустырь? — ответ я получить не надеялась, но мало ли…

Эрион не оправдал моих ожиданий, все же снизошел до пояснения:

— Так перемещается сурептский храм. Движется к месту своего воплощения.

— То есть сейчас храм как бы здесь? — оторопела я.

— Да, но нематериальный.

Это что же получается? Магический зов шел из храма? Тайник, значит, там? Ну все. Теперь точно конец…

Конечно, с дедушкиной стороны все лучше не придумаешь! Где еще спрятать столь важный документ, кроме как в исчезающем храме? Но справедливости ради, и я бы в такой ситуации тоже бы сочла это место самым надежным и безопасным. Надо будет потом по времени уточнить, но, и так уже понятно, что государственный переворот тогда совпал с очередным воплощением храма. Чем дедушка и воспользовался.

Только мне-то теперь что делать?!

— А храм скоро воплотится? — с досадой уточнила я.

— В конце сезона свадеб. А что это тебя так заинтересовало? — оказывается, Эрион внимательно за мной наблюдал.

— Ну как, просто любопытно… — я запоздало постаралась скрыть эмоции. — Легендарный сурептский храм… Будет очень интересно там побывать.

— Побываешь, когда замуж будешь выходить.

— А до этого никак? — насторожилась я. — Просто полюбоваться?

— Теперь в храм можно попасть лишь на собственную свадебную церемонию и никак иначе.

Потрясающе. Просто потрясающе. То есть для того, чтобы добраться до тайника, я должна выйти замуж? Это в мои планы уж точно не входило… И как тут быть? Фиктивный брак? Договориться с кем-нибудь о временном супружестве? Или вообще, чтобы без свадьбы обойтись: просто попасть в храм, якобы собираясь жениться, но так церемонию и не пройти. Вот это выход! В общем, мне надо стать невестой только на один день. Ну или одну ночь, если свадьбы ночью устраивают. Осталось только найти того, с кем удастся тайно договориться…

Я так погрузилась в свои мысли, что чуть не споткнулась о ступеньку арочного входа в парк. Эрион сразу придержал меня за локоть, прикосновение аж обожгло.

— Надеюсь, ты настолько задумалась о собственном неподобающем поведении? — насмешливо поинтересовался принц, но пронизывающий меня взгляд оставался очень серьезным.

— Да вы правы, мое поведение оставляет желать лучшего, — я старалась на него не смотреть, так просто проще было притворяться. — И я, конечно, ужасно сожалею, но прекрасно понимаю, что вот-вот буду вычеркнута из списка претенденток… Кстати, а когда именно?

Просто ведь участие в отборе запрещало отношения с другими, а мне уже заранее надо искать фиктивного жениха!

Не знаю почему, но мой вполне логичный вопрос вдруг вызвал у Эриона еще большее раздражение.

— Я сам решу, когда и кто покинет отбор. И до тех пор уж будь любезна следовать всем правилам. Чтобы такого как сегодня, больше не повторилось. Если я что-то приказал, исполняешь быстро и беспрекословно.

Ого, как ему корона голову передавила. И как вообще он при первой встрече показался мне таким милым? Кстати, он об этой встрече до сих пор ни слова не сказал! Но, может, планирует поговорить об этом в своих покоях? Вот только учитывая, как Эрион зол, беседа вряд ли будет приятной…


Глава шестая

Вот как было бы идеально: добрались до дворца, молча поужинали, молча разошлись в разные стороны… Ага, как же. Еще на стадии «добраться до дворца» не обошлось без происшествий.

Эрион первым заметил крадущуюся тень. Резко остановил меня и утянул в сторону с дорожки. Жутко хотелось поинтересоваться, чего это он предпочитает затаиться, а не рявкнуть по-королевски, мол, какого демона, ночью в парке абы кто шатается. Но, естественно, я ничего не сказала.

Высокий кустарник надежно скрывал нас, но при этом прекрасно было видно, как мимо прокрался ссутулившийся некто, периодически воровато оглядываясь. Направлялся он явно в сторону того арочного прохода, откуда и мы пришли.

Эрион дождался, пока неведомый тип скроется из вида, и только тогда совершенно спокойно сказал:

— Идем.

Я даже оторопела.

— Так а ты ничего не сделаешь? Вдруг это какой-то злоумышленник? — и все же не удержалась. — Или для наследных принцев в норме по кустам отсиживаться, пока вокруг неизвестно что творится?

Ай, язык мой — враг мой! Ну вот почему-то с Эрионом уж очень тяжело было себя контролировать.

— Я уже знаю, кто это был и куда направлялся. И если я предпочел остаться в стороне, значит так надо, — естественно, принца моя дерзость не обрадовала. — А некоторым стоило бы задуматься о том, что они говорят и кому.

Ну да, принцев нельзя критиковать. Особенно наследных. Особенно таких и без того разгневанных.

— Хорошо, Ваше Высочество, я задумаюсь и впредь буду молчать, — как можно вежливее ответила я. — Так вас устроит?

— Вполне, — он вдруг улыбнулся. — Все равно надолго тебя не хватит.

— Вы меня совершенно не знаете, — возразила я чуть запоздало, просто его улыбка враз сбила весь боевой настрой.

— Я прекрасно разбираюсь в девушках.

Даже обидно стало.

— Сомневаюсь, что всех можно равнять под одну гребенку. Я — не все.

— Да, я уже понял, — усмехнулся Эрион. — Идем. А то мы до этого разнесчастного ужина все никак добраться не можем. Такими темпами поздний ужин превратится в ранний завтрак.

— Так а вдруг это знак судьбы? — тут же ухватилась я. — Сами боги намекают, что это плохая идея?

— Амелина, ты все равно не отвертишься, даже не старайся.

Он впервые назвал меня по имени… И как-то это так прозвучало… По-особенному, что ли… Я даже немного растерялась из-за странной собственной реакции. Но постаралась этого не показать.

— Но зачем вообще вам это нужно? — я, конечно, не надеялась, что он сейчас враз выдаст все свои злодейские планы, но и удержаться от вопроса я не смогла.

— Затем, что я так хочу. И кое-кто собирался, между прочим, думать о своем поведении и молчать хотя бы какое-то время.

Нет, и с чего он опять начал раздражаться? Вот как будто злило, что я не жажду его общества и даже не скрываю этого. Какая ему, в конце концов, разница? Или просто самолюбие задевает, что все остальные готовы бежать по первому зову, а я нет?


Остаток пути через парк прошел без злоключений. Эрион держал меня за руку. Может, опасался, что я вдруг сбегу? Просто вполне логичное «чтобы не дать упасть, если я вдруг в темноте споткнусь» не вписывалось в образ хитрого злоумышленника.

И почему-то ужасно не хотелось думать об Эрионе плохо… Да, все факты говорили против него. И голос разума вовсю вопил, что принц тащит меня в ловушку. Но почему-то при этом так волнительно приятно было чувствовать тепло его ладони… И как-то по надежному даже… Будто бы исходящая от него сила безмолвно обещала защитить от всего, от любой опасности…

Но я понимала, что нельзя верить этой иллюзии. И пока у меня нет доказательств обратного, именно Эрион — подозреваемый номер один. Тем более интуиция прямо подсказывала, что этот вечер наедине ему нужен наверняка для какой-то конкретной цели. Но вот какой? Пока оставалось лишь теряться в догадках. И в не самых хороших.


Во дворец мы попали через черный вход, да и то Эрион заранее прикрыл нас магической иллюзией. Я шепотом тут же спросила:

— А к чему такие меры?

— К тому, что твоей репутации уж точно не пойдет на пользу, если нас кто-то сейчас увидит.

— Ага, а ужин наедине в ваших покоях — это для моей репутации самое то? — и снова я не смогла помолчать.

— Это вписывается в рамки отбора. А возвращение среди ночи вдвоем из парка — нет. Тебе нужны лишние сплетни?

— Нет, конечно. Но все равно какая-то странная логика, согласитесь?

— Чего ты так боишься? — Эрион недовольно нахмурился. — Ничего в этом такого предрассудительного нет. Сегодня ты выбрана на вечер, завтра другая, послезавтра третья. Банально часть отбора.

О, у него уже расписание составлено? И прямо великая честь, что мне первой выпало? Ну да, и моя магия здесь, конечно, совершенно не причем.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Я не стала ничего отвечать, опасаясь, что не удержусь от ехидства. Так что до покоев Эриона мы добрались в молчании. Он был совершенно невозмутим, но мне упорно чудилось за этой маской все то же раздражение. А еще задумчивость. Вот как бы так вывести его начистую воду… Все его намерения касательно меня и моей магии узнать! Только уж вряд ли он станет откровенничать…


Эрион.


Раздражение лишь усиливалось. Мало того, что эту своенравную девчонку занесло невесть куда, так она еще и вела себя так, как будто он ее чуть ли не на казнь тащить собрался! Спрашивается, кто в этой ситуации должен быть недоволен? Но такое впечатление, что вместо осознания вины Амелина вовсю продумывала как бы от навязанного вечера отделаться. М-да. Впервые Эриону попалась такая девушка, которая с чего-то от него бегает.

Вдобавок еще эта встреча в парке… А ведь принц был уверен, что вопрос уже решен, больше такого не повторится, но нет… Теперь еще и с этим разбираться…

В общем, в свои покои Эрион вернулся еще в худшем расположении духа, чем до этого их покинул.

— Проходи, — пропустил Амелину первой.

У нее на миг было такое выражение лица, словно он заставляет ее идти в берлогу разъяренного чудовища. Но с чего вдруг? Учитывая, как она дерзит и своевольничает, уж точно не боится. Но, без сомнений, почему-то крайне насторожена. И что-то Эриону подсказывало, откровенно об этом рассказывать Амелина не собирается.

Она робко прошла в гостиную, хмуро оглядываясь. Но как будто не роскошным интерьером любовалась, а заранее отмечала возможные пути для отступления. Или, того хуже, чем тут, если что, можно обороняться.

Истальд, личный лакей принца, караулил у дверей.

— Ваше Высочество, что прикажете? Подавать ужин?

— Если для меня, то не надо, спасибо, — тут же встрепенулась Амелина. — Аппетита нет. Если можно, только чай.

Понятно. Надеется сбежать побыстрее. Ну пусть и дальше надеется.

— Принеси чай, — Эрион кивнул Истальду.

Лакей поклонился и спешно покинул гостиную.

В воцарившейся тишине Амелина якобы с величайшим интересом рассматривала пейзаж на стене. Казалось, она готова вот так часа три любоваться, лишь бы принца словно не замечать. И как при таком настрое ее поцеловать?

Нет, конечно, можно было поцеловать и силой, но Эриона такой вариант не прельщал вообще. Ладно, не проблема. Нужно просто чтобы она перестала ершиться, расслабилась, и дело само пойдет.

Только для начала неплохо самому бы успокоиться.

Вот и получалось, что Амелина смотрела на картину, Эрион — на Амелину. Но ему и говорить пока ничего не хотелось. Взгляд сам собой неспешно скользил по девушке, в который раз отмечая, какая она все же…противоречивая… С одной стороны, настороженная, напряженная, просто как загнанный в ловушку зверек, спешно придумывающий, как защищаться от хищника. Но с другой…восхитительна… Чуть растрепавшиеся волосы сразу наводили ассоциации с пробуждением после бурной ночи… Облегающий лиф платья прекрасно подчеркивал тонкий стан и соблазнительные изгибы… Подойти бы сейчас к ней, взять за плечи, развернуть лицом к себе и…

Эрион резко оборвал череду столь манящих образов. Даже думать об этом не стоит. Амелина и так шарахается от него, как от порождения бездны, нечего ее еще больше пугать. Тем более Дейн же уверял, что у них уже чуть ли не любовь до последнего вздоха. Как же все не кстати…

Принц лишь слегка шевельнул пальцами, да и постарался сделать поток магии незаметным. Подол платья и туфли Амелины враз высохли. Вот плохо, что раньше не обратил внимания, она же наверняка замерзла еще в парке. И надо же, другая бы на ее месте уж точно из этого трагедию бы сделала, а она все молчит.

Амелина все же нехотя обернулась.

— Благодарю.

— Не за что. Надо было тебе еще в парке сказать, что промокла и замерзла.

— Зачем? — явно искренне не поняла она. Вот прямо слышалось сокрытое «А вам-то какое до этого дело?». Да что же она так негативно настроена?

— Затем, что я бы сразу исправил, — терпеливо ответил Эрион. — Тем более, — улыбнулся, — я ведь все еще твой должник.

Похоже, Амелина едва сдержала нервную усмешку.

— Не думала, что вы вообще помните о той встрече.

— Почему же? Потому что раньше не поднимал этот вопрос? Так раньше у нас и не было возможности нормально поговорить наедине. Зато сейчас наверстаем. Ты еще не устала стоять? Присаживайся, — Эрион сел в кресло, сам указал ей на стоящее напротив.

Амелина не стала возражать, села, чуть нервно расправив подол. И при этом покосившись на разделяющий их кресла низкий столик, как на единственную защитную баррикаду. С чего она так боится? Может, это как-то связано с тем ее чуть не случившимся выплеском магии на балу? Надо обязательно ее разговорить…

Так, а это что? Эрион резко нахмурился. Только сейчас заметил, почему Амелина с чего-то правую руку якобы невзначай все левой прикрывает. Внушительная ссадина алела на белоснежной коже. Видимо, девушка еще в парке как-то поранилась.

И вроде бы ссадина и ссадина — не смертельно уж точно. Эрион и сам не понял своей реакции. Но уже один вид раны на ее коже подействовал на него просто как гром среди ясного неба. Словно так вообще не должно быть. Никаких даже мелочных ссадин, царапин — ничего такого, что причиняло бы Амелине хоть малейшую боль.

Может, так сказался столь откровенный испуг девушки, что хотелось ее защитить? Разобраться пока не получалось, уж очень мешали эмоции. Обычно легко управляемые, но почему-то совершенно необъяснимые рядом с ней.

Встав, Эрион тут же подошел к Амелине. Она еще больше напряглась, чуть ли не вжалась в спинку кресла.

— Ваше Высочество?

— Я всего лишь уберу твою ссадину, только и всего. Что ты так меня боишься? — всколыхнувшееся раздражение пыталось компенсировать все другие эмоции, не получающие выхода.

— Я не боюсь. Я не понимаю, зачем вы это делаете, — Амелина нахмурилась.

— Что непонятного в желании помочь другому человеку? Или, на твой взгляд, у принцев все не как у людей?

— Вроде того, — она не стала вдаваться в подробности, но в ее фиалковых глазах по-прежнему читалась крайняя настороженность.

Эрион взял ее за руку. Еще в парке при прикосновении отметил, насколько нежна ее кожа, и сейчас точно так же не хотелось разжимать пальцы. Но исцеление пустяковой ссадины — дело быстрое.

— Вы будете воздействовать на меня своей магией? — вдруг сбила с мыслей Амелина.

— Естественно. Исцелять одним лишь взглядом или силой мысли я не умею, — усмехнулся Эрион. — Слушай, при первой нашей встрече ты как-то не испугалась смешать львиную долю своей магии с моей, а сейчас боишься даже малейшего соприкосновения наших сил. С чего вдруг?

— С того, что мне это не нравится, — она словно бы только сильнее утвердилась в неких своих подозрениях. — Благодарю, конечно, за заботу, но это просто ссадина, сама заживет. Если же вам это настолько претит, то целителя вызовите. Или давайте я просто уйду, и тогда вам не придется лицезреть такое несовершенство.

Точно. Она почему-то боится его магии.

И боится до такой степени, что воспринимает чуть ли не врагом народа. Но из-за чего? Может, то спасение его жизни отняло у Амелины столько сил, что теперь она инстинктивно опасается вообще даже ничтожного соприкосновения их магий?

— Амелина, послушай, тебе ничего не грозит. Просто расслабься и закрой глаза.

Она и не подумала послушаться. Продолжала смотреть как на врага. Ну ничего, сейчас разберемся. Исцеление — заодно прекрасная возможность прочувствовать ее магию. И, кстати! Так ведь можно восстановить разрушающуюся связь! Как и в случае с поцелуем, тот же самый контакт. Пусть не телесный, но магический. Да и поцеловать Амелину сейчас будет проблематично, учитывая ее настрой. Хотя…все же такой вариант куда привлекательнее…

Эрион просто держал ее за руку. Прямо от его пальцев неспешной переливающей волной заскользил магический поток, окутывая легкой дымкой. Принц не стал упускать возможность: сквозь их незримую связь сейчас прекрасно можно было прочувствовать магию Амелины. Девушка тут же почему-то инстинктивно дернулась в сторону, на миг даже паника в глазах мелькнула. А ее магия так и не отозвалась. Чем-то настолько заглушена, что даже не отреагировала. И ведь получается, пока она не пробудится, связь вообще не восстановить.

Но Эриона куда больше сейчас волновало другое.

— Почему ты так меня боишься?

Пусть ссадина уже пропала, но он не стал отпускать руку Амелины.

— Вы пытаетесь воздействовать на мою магию, — ее голос отчего-то даже дрогнул. — Будьте любезны так больше не делать.

— Тебе это настолько неприятно? — мрачно смотрел на нее Эрион, все еще теряясь в догадках.

— Именно так. Поэтому прошу не повторять.

Как-то и в голову не приходило, что это ей и вправду может быть неприятно… Но все же магия — это очень личное, и пустить хотя бы даже частично чужую силу — многое значит. Может, потому Амелина и так негативно к нему настроена, что та возникшая между ними связь уж очень ее терзала все это время?

В дверь постучали, после разрешения войти появился Истальд с подносом.

Эрион отпустил руку девушки, вернулся в кресло. Лакей прошел к столику, поставил две чашки и золоченное блюдо с пирожными и засахаренными фруктами. Наполнил чашки чаем из высокого чайничка.

— Какие еще указания, Ваше Высочество?

— Никаких, Истальд. На сегодня все, — Эрион кивнул.

Поклонившись, лакей тут же вышел.

И снова воцарилась тишина. Амелина держала свою чашку двумя руками, словно бы грела ладони. Но, скорее, просто так пыталась успокоиться. А Эрион по-прежнему за ней пристально наблюдал.

Похоже, непросто будет расположить ее к себе… Хм, а нужно ли? Свой долг ей он вот-вот вернет. Главная мечта любой девушки — удачно выйти замуж, это давно и всем известно. А учитывая слова Дейна, этот вопрос скоро решится. И все прекрасно. Как Эрион и планировал. Она спасла жизнь ему, он устроил счастливую жизнь ей. Но почему же сейчас так неприятно скребет на душе?..

— Амелина, — Эрион первым нарушил тишину, — у меня к тебе одно весьма интересное предложение.

— Какое? — она подняла на него чуть рассеянный взгляд. Похоже, о чем-то и сама в это время крепко задумалась.

— Откровенность в обмен на откровенность. Ты честно скажешь, что думаешь обо мне. А я… Я честно отвечу на какой-нибудь один твой вопрос.

Она заколебалась, но лишь на миг. В ее удивительных глазах читался чуть ли не ответный вызов. Она даже умудрялась смотреть на него свысока! Вот же характер у девчонки! Эрион усмехнулся.

— Я так понимаю, ты согласна.

— Да, согласна. Кто первый?


Амелина.


— Давай ты, — Эрион расслабленно сидел в кресле, смотрел на меня так снисходительно, словно ему заранее было все равно, что я скажу. — Прямо и честно то, что ты обо мне думаешь.

Ох, сколько всего захотелось озвучить! У меня и так все это время нервы были на пределе, ведь почти подтвердились худшие догадки. Он нашел даже малейший предлог, чтобы все-таки попытаться на мою магию воздействовать! Угу, как же, благородное исцеление. Хорошо, хоть после зелья моя сила в спящем состоянии, а то бы Эрион вполне осуществил задуманное.

Но даже сейчас, убедившись в своих подозрениях, я все равно до конца цеплялась за слабую надежду… Вдруг все не так… Да, он почему-то упорно пытается добраться до моей магии любыми предлогами… Но, может, этому есть вполне невинное объяснение?.. Ага, это просто принц такой любознательный попался, только и всего. Ну-ну.

— Амелина? — голос Эриона отвлек меня от мрачных размышлений. Видимо, молчание затягивалось.

И вот что сказать? Естественно, нужно честно, как и договаривались. Да и я все же не сомневалась, что он тоже не солжет. И как при этом выдать правду, но не раскрыть, что я догадываюсь о его явно не самых лучших планах на мой счет?

— Что я о вас думаю? Честно? — я встретилась с ним взглядом.

— Да, именно так. Говори откровенно.

Ну сам напросился.

— Знаете, умирающим вы мне куда больше нравились.

Я едва сдержалась, чтобы не ляпнуть еще и тем самым выдать свои догадки.

А Эрион в первый миг даже растерялся, но его растерянность тут же сменилась смехом. Похоже, такое услышать он уж точно не ожидал.

— И чем же я в тот момент был лучше?

— Молчали, не приказывали. Да и вообще я не знала, кто вы такой.

— А что, если бы знала, то и спасать бы не стала? — прозвучало как бы между прочим, но хоть Эрион и улыбался, устремленный на меня взгляд резко посерьезнел.

— Почему же, стала бы.

Я как-то раньше не задумывалась об этом. Конечно, не прошла бы мимо умирающего в лесу. Но знай я заранее, что это наследный принц Дагринара, то, по крайней мере, сразу бы отнеслась к нему с настороженностью. Без этих наивно восторженных глупостей вроде «Ах, а какая у этого сероглазого незнакомца улыбка…».

— Что ж, Амелина, благодарю за честность. Твой вопрос.

Так, что бы именно спросить… Вопросов вертелось уйма, но принц же обещал ответить лишь на один. И вот какой бы выбрать? Самый важный, самый насущный. Чтобы сейчас окончательно поставить точку в своих подозрениях: либо услышать веское оправдание, либо полностью увериться в подлых планах Эриона…

— Ваше Высочество… — начала я.

— Ты можешь называть меня по имени, — мягко перебил он.

— Мне сложно называть вас по имени, зная, кто вы.

Если честно, мне просто казалось, что его статус для меня как постоянное одергивание и приведение в чувство. Что уж скрывать, Эрион очень меня волновал. И в плохом смысле: из-за своих возможных замыслов. Но и в хорошем тоже. Теперь уже дело было даже не в первой нашей встрече. Просто вот сегодня он рядом, даже порой держал меня за руку, и я чуть ли не физически ощущала исходящую от него силу. И так хотелось спрятаться в этой силе, чтобы он отгородил меня от всего мира… Почувствовать тепло его объятий… Наверняка же это очень приятно…

Вот потому и приходилось себя постоянно одергивать, что этот мужественный красивый молодой мужчина — как никак наследный принц. Уже не первый год участвующий в управлении государством, но при этом совершенно не меняющий ничего касательно магов Заката. Да даже если и забыть про всю эту магию! Он — будущий король Дагринара! А я ведь даже аристократкой в полном праве считаться не могу. Да, род древний, но что осталось от его знатности? Мы не ровня. И потому это мое участие в отборе однозначно имеет скрытый смысл. Нужно лишь узнать какой.

— Мой вопрос, Ваше Высочество. Я прекрасно понимаю, что вы приказали явиться мне на отбор совсем не по той причине, которую этот самый отбор подразумевает. Без сомнений, это просто прикрытие некоего другого мотива. И я хочу знать, — собравшись решимостью, я твердо произнесла: — Ваша цель — это моя магия? Из-за нее я здесь?

Эрион резко помрачнел. Похоже, совсем не ждал этого вопроса. И судя по хмурому взгляду, совершенно не рвался откровенничать на этот счет.

А я даже дыхание затаила. Чувствовала, не солжет… И либо сейчас подтвердит мои подозрения, либо будет полностью оправдан…

— Да, Амелина. Ты здесь из-за своей магии.

Спокойный голос, но как будто сами слова тяжелые… Звучат, как приговор…

Я отвела взгляд. Словно ушат ледяной воды на меня вылился. Нет, ну как же наивно и глупо было надеяться, что все мои нехорошие догадки не подтвердятся. Сейчас он сам прямо сказал! Моя магия… Ему нужна моя магия…

— Только один вопрос можно? — все же уточнила я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Думаю, на сегодня откровенности достаточно, — у принца, похоже, снова испортилось настроение.

В дверь быстро постучали и, не дожидаясь приглашения, в гостиную вошел Дейн.

— Эрион, слушай… — принц резко замер, увидев нас.

А я аж просияла. Вот прямо мое спасение! Нет, ну вот как у бесхитростного, доброжелательного Дейна может быть настолько не похожий на него, замышляющий подлости, брат?

— О, у вас тут милая беседа, — полюбопытствовал младший принц, переводя взгляд с него на меня и обратно.

А вот Эрион, похоже, брату не обрадовался. Да и наблюдал при этом почему-то за моей реакцией.

Но зато я своей радости не скрывала.

— Мы говорили о магии. Но уже очень поздно. Полагаю, мне пора.

Вот просто язык у меня не повернулся попросить разрешения! А ведь по этикету хоть как должна была озвучить положенное «Ваше Высочество, позволите ли вы мне идти?».

Но Эрион не стал придираться.

— Доброй ночи, леди Амелина.

Ого, при брате вдруг вспомнил, что просто по имени обращаться ко мне все же не положено?

— Доброй ночи, Ваше Высочество, — я тут же направилась к двери.

— Леди Амелина, я вас провожу, — с улыбкой вызвался Дейн.

— Ты же что-то спросить у меня хотел, — напомнил Эрион. И мне снова почудилось нарастающее раздражение.

— Спросить у тебя я и завтра могу, а вот леди Амелину нужно проводить прямо сейчас, — Дейн взял меня за руку и коснулся губами тыльной стороны ладони. — Леди, вы сегодня просто восхитительны! С каждой новой встречей поражаете меня все больше.

— Благодарю, — приятно было, конечно, слышать, но в то же время чувствовала себя ужасно неловко. Может, всему виной пристальный взгляд Эриона?

— Прошу вас, — Дейн услужливо открыл мне двери гостиной.

Я вышла первой, подавив желание оглянуться. И, честно говоря, сейчас бы предпочла добираться до своей комнаты одна, но как-то невежливо было отказываться. Ведь по сути Дейн своим появлением спас меня от общества Эриона.


По пути Дейн вскользь спросил, о чем мы с Эрионом говорили. Но я повторила, что о магии. Принц больше расспрашивать не стал, интересовался моим планами на завтра и тем, каким именно художественным талантом я намерена всех удивлять.

— Пусть это традиционный конкурс для королевского отбора и, как на мой взгляд, самый неинтересный. Но я уверен, что вы, леди Амелина, завтра непременно всех затмите.

Только чем? Петь я не умела, ни к одному музыкальному инструменту даже близко не подходила… Впрочем, это далеко не главная моя проблема.

У поворота на нужный этаж мы с Дейном пожелали друг другу доброй ночи и разошлись. Ну наконец-то побуду в одиночестве и спокойствии! О стольком ведь нужно подумать! И о подтвердившихся догадках насчет планов Эриона, и об обнаружении точного места тайника, и о том, как осуществлять замысел с фиктивных женихом, и…

Мысль оборвалась. Я замерла на пороге своей комнаты. Что за клочки?..

Да это же моя одежда… Вернее то, что от нее осталось. То тут, то там валялись обрывки ткани. И тех платьев, что я с собой привезла, и тех, что мне успели здесь сшить.

Нашлось и бальное, так старательно мною переделанное. Но о том, что это именно оно, я поняла лишь по характерному запаху подожженной пыльцы гафесса… Да, от моего платья осталась лишь кучка пепла на кровати. Мило украшенная вонзенным в середину кривым кинжалом.

От пробравшего ужаса даже дурно стало. А вдруг устроивший это еще здесь? Прячется в гардеробной, ванной или банально за широкими портьерами? Я тут же попятилась назад в коридор, позвала караулящих у входа на этаж стражников.

Обозрев царящий в моей комнате ужас, один умчался куда-то докладывать. Второй остался со мной. Хоть и предупредил, что лучше ничего не трогать, но я все же осторожно проверила: мой тайный сундучок с зельями нашелся на месте и его явно злоумышленник даже не обнаружил. Но все равно, как же жутко…

Через несколько минут появился начальник караула — суровый усатый мужчина в доспехе, а вместе с ним и госпожа Элисса. Старшая дуэнья, похоже, пока даже спать не ложилась. Но такое впечатление, что и не удивилась произошедшему. Совершенно спокойно заявила:

— Тебе нечего бояться, Амелина. Виновного, а точнее, виновную найдут быстро.

— Вы думаете, это кто-то с отбора? — тихо спросила я.

— Без сомнений. Ты зря недооцениваешь претенденток. Многие из них готовы чуть ли не убить ради желанного замужества. И тут борьба не только за место на престоле, но и, как мне точно известно, хватает и повально влюбленных в Его Высочество. Но, повторяю, тебе нечего опасаться. Здесь явно орудовали, не особо заботясь о сокрытии следов. Виновную вмиг отыщут. Господин Брит?

— Вы можете идти, — кивнул начальник караула. — Магический след тут будет четкий, сразу определим.

— Амелина, пойдем, проведешь эту ночь в других покоях, — госпожа Элисса взяла меня за руку.

— Погодите, можно я захвачу из своей комнаты кое-что? Ну из своих вещей.

— Конечно, — дуэнья не стала препятствовать.

Я тут же достала сундучок. И хотя госпожа Элисса на него вопросительно покосилась, но расспрашивать не стала.

— Пойдем. Тебе нужно успокоиться и выспаться перед завтрашним важным конкурсом.

Так говорит, будто произошедшее в моей комнате — сущий пустяк и вообще в норме вещей! Просто слов нет!

— Вот знаете, о конкурсе я сейчас думаю меньше всего, — не удержалась я.

— И зря, — она и бровью не повела. — Да, случившееся малоприятно, но и ты пойми, что не на увеселительное мероприятие попала. Многие претендентки так и росли с навязчивой мыслью выйти замуж за наследного принца. Многие ради этого готовы идти по головам. Но это не значит, что остальные должны падать духом. Платья тебе новые быстро предоставят, виновница понесет наказание и ее пример будет показательным предупреждением для остальных. Так что еще десять раз подумают, прежде чем как-либо вредить. Но на всякий случай надо еще магические запоры на все комнаты добавить.

Угу, а заранее это сделать, конечно, никто не подумал.

— Скажите, а если проиграть завтра, то я ведь сразу же покину отбор? — я постаралась успокоиться, сменить ход мыслей. — Стану просто участницей сезона свадеб?

— Кто и когда покинет отбор, решает исключительно самолично принц Эрион, — госпожа Элисса покачала головой. — Так что я ответить точно на этот вопрос никак не могу. Многие конкурсы — просто как развлечение. Серьезно воспринимаются лишь магические состязания. Но, думаю, как и любой мужчина, Его Высочество будет выбирать не только из логических соображений, но и ориентируясь на свои симпатии или антипатии.

То есть, пока Эрион не оставит затею с моей магией, с отбора не отпустит? Но с другой стороны, что мешает ему делать то же самое, будь я просто во дворце, но не претенденткой?

Что-то уж слишком много всего на сегодня… Голова уже гудела… А ведь Эриону наверняка доложат о произошедшем. Интересно, как он отреагирует?..


Глава седьмая

Остаток ночи я не сомкнула глаз. Пусть мою временную спальню теперь охраняли, но все равно было очень не по себе. Да и хватало о чем подумать. Все-таки день выдался уж очень насыщенный на события, и предстояло решить, что делать дальше. Постараться вылететь с отбора, чтобы найти фиктивного жениха? Но раз это зависит исключительно от Эриона, но он может держать меня до последнего…

Утром госпожа Элисса обрадовала, что я могу возвращаться к себе, виновница найдена, бояться нечего.

— Девушка с отбора? — уточнила я.

— Да. Вилема Прадиалс.

Как будто мне это что-то сказало…

— А что с ней будет?

— Это уже принц решит, когда вернется. Он уехал еще вчера, так что пока не знает о произошедшем.

Получается, сразу после нашего разговора и уехал? Интересно, куда?

А дуэнья продолжала:

— Виновница уже содержится под стражей. И, как выяснилось, совершенно неуравновешенная особа. А ведь казалась полностью адекватной и здравомыслящей…. Видимо, сорвалась из-за предупреждения о трех выбывающих, ну и тут еще твой ужин с принцем наедине… Потому она и решила тебя так запугать. Но я этот вопрос еще на общем собрании подниму.

— Чтобы еще кого-нибудь спровоцировать? — скептически смотрела на нее я.

— Как раз наоборот. Чтобы те, кто уже планирует возможные пакости соперницам, десять раз подумали и поостереглись. И, кстати, собрание уже скоро. Возвращайся в свою комнату, приводи себя в порядок и не опаздывай. Одно новое платье тебе уж точно принесли. А вообще молодец, — неожиданно похвалила госпожа Элисса, — хорошо держишься, без истерик. Пока.

Вот это «пока» особенно обрадовало.


В моей комнате уже царил полнейший порядок. Взволнованная Минна, видимо, расстаралась. Она и ждала меня вместе с уже остывающим завтраком.

— Госпожа, ужас какой! Какого страху вы натерпелись! Как вы себя чувствуете? Все в порядке?

— Да, все хорошо, — рассеянно ответила я, без аппетита покосившись на завтрак на столе. — Спать только хочется, но скоро на собрание претенденток идти. А потом еще и конкурс сегодня во сколько-то… В общем, день обещает быть насыщенным…

Видимо, новость о произошедшем просочилась заранее — все претендентки в гостиной были настороженные и хмурые. Я словила на себе множество взглядов, но постаралась не обращать внимания. Прошла и села на свое место. Моей соседки пока не было, зато старшая дуэнья не заставила себя ждать. Причем, пришла с двумя почтенными дамами весьма строгого вида, похожих, как сестры.

— Для начала позвольте представить, — начала госпожа Элисса. — Это госпожа Арда и госпожа Лейма. Одни из лучших дуэний, они будут курировать вашу подготовку к сегодняшнему конкурсу. Сам конкурс состоится уже вечером, ввиду отсутствия во дворце Его Высочества.

А если Эрион и к вечеру не вернется? Будем проводить без него или на завтра перенесем?

— Но к вопросу конкурса вернемся потом, а пока поговорим об одном весьма пренеприятном событии, произошедшем вчера поздно вечером, — старшая дуэнья уже традиционно пристально оглядела притихших девушек. — Как вы наверняка уже все знаете, одну из вас пытались запугать. Пусть способом весьма банальным, но суть от этого не меняется. Виновница сейчас под стражей, а для всех остальных это предупреждение на будущее.

Она повысила голос и говорила так, словно хотела вдолбить эти слова в голову каждой:

— Никакие ваши козни в адрес соперниц не останутся безнаказанными. Уясните это и помните каждое мгновение. Или вы соревнуетесь друг с другом честно, или вылетаете с отбора. И, кстати, если вы заметили, четырех из вас уже здесь нет. Троих вычеркнул из списка сам принц еще вчера, а четвертая, — госпожа Элисса кивнула на место рядом со мной, — теперь под стражей.

Погодите… Так виновница — это та странная нервная девушка, что все рядом со мной сидела?.. Но она казалась такой безобидной… Похоже, я совершенно ничего не понимаю в людях.

— С этого дня охрана на вашем этаже будет усилена, на комнаты добавлены магические запоры. Запомните, только честная борьба, никаких попыток навредить. Всем ясно?

Девушки нестройно кивнули.

А дуэнья, как ни в чем ни бывало, уже сменила тему:

— А теперь вернемся к сегодняшнему конкурсу. Каждой из вас, как уже говорилось, предстоит показать какой-либо художественный талант. И кроме самого принца Эриона, оценивать будет весьма почтенное жюри, возглавляемое Ее Величеством королевой Аннией.

О, ну я однозначно тогда первый претендент на вылет.

— О точном времени и месте проведения конкурса вам сообщат дополнительно. Вопросы? — она выждала, но никто ничего не спросил. — Ну раз нет, то подходите по очереди к госпоже Арде или госпоже Лейме, предупредите, как именно собираетесь выступать. Это необходимо, чтобы для вас все подготовили.

Я до последнего не знала, что я-то скажу. Но краем уха уловила, что кто-то из девушек собирается рисовать, и ухватилась за эту идею. Пусть я специально нигде не училась, но вроде бы получалось вполне недурно. По крайней мере, бабушка всегда хвалила и даже уговаривала меня писать портреты на заказ. Да и любимые угольные мелки ведь были со мной, я как раз одним их них на бальном платье новые линии при переделке чертила. Сомневаюсь, конечно, что дотяну до уровня с детства обучаемых аристократок, но это все же лучше, чем ничего.

И все-таки куда уехал Эрион? Уж очень хотелось узнать его реакцию на произошедшее. Если таковая вообще будет. Для него наверняка все это сущие мелочи, не стоящие внимания.

В комнату возвращаться не хотелось. Несмотря на одолевающую сонливость, рой мыслей в голове не умолкал. Вот никогда бы я на ту девушку не подумала… Видимо, совершенно ничего в людях не понимаю… Но остальные претендентки уж точно впечатлились, вряд ли кто кому станет вредить. По крайней мере, в ближайшее время. Да и моя магия оставалась спящей — провокаций можно не бояться. В общем, вроде пока никакой опасности не грозило.

Чтобы немного отвлечься, я решила прогуляться в парке. А точнее, дойти до того арочного прохода и уже в дневном свете взглянуть на странный пустырь. Я, конечно, и раньше не раз слышала про сурептский храм, появляющийся в мире смертных раз в год на несколько дней. Но вот чтобы он при этом еще и незримо перемещался…

Погода стояла чудесная. По дорожкам парка прогуливались в основном одни девушки, но и молодых людей хватало. Некоторые со мной здоровались, желали приятного дня, я, естественно, отвечала взаимностью. Казалось, окружающий мир прямо излучает сегодня благожелательность, и мое напряжение начало понемногу спадать.

Все ведь не так уж и плохо, правда? Да, против меня строят козни и сам принц намерен использовать мою магию. Да, мне необходимо как-то найти себе фиктивного жениха, чтобы попасть в храм и добраться до тайника. Пусть все это непросто, но ведь не невозможно.

Настроение настолько улучшилось, что для полного счастья сейчас не хватало только выспаться, ну и чтобы это новое платье было не таким тесным в лифе. Видимо, портнихи уж очень торопились его доделать к утру, вот так и получилось. Но я старалась не обращать внимания на такие мелочи.

Возле арочного прохода тоже хватало прогуливающихся. Но почему-то никто не поднимался по ступеням, не проходил смотреть, что же там дальше. Но, может, давно посмотрели или попросту неинтересно?

Я не стала выходить на пустырь, остановилась под самой аркой. По ту сторону шел снег… Казалось, граница леса немного сместилась, ну или сам пустырь и вправду передвигался. Но меня даже не так поразила внезапно воцарившаяся там зима, как другое.

В том моем странном сне с лучами закатного солнца, пронизывающими древний лес, похоже, именно этот лес я и видела. И именно из него выходил тот величественный белоснежный лев. Вот что бы это значило? А ведь, без сомнений, во дворце есть библиотека! И наверняка с весьма редкими древними книгами! Как же я раньше не подумала туда заглянуть!

— Не все это видят.

От прозвучавшего позади меня мужского голоса, я вздрогнула, тут же обернулась. В паре шагов от меня стоял пожилой мужчина, абсолютно седой и с таким невозмутимым выражением лица, словно бы никогда никаких эмоций не испытывал. Судя по характерной мантии, передо мной был придворный маг. Кажется, я его на балу видела.

— Не все видят что? — осторожно уточнила я.

— Это место, — он кивнул в сторону пустыря. — Для большинства здесь нет никакого прохода — просто стена.

— Разве такое возможно? — усомнилась я.

— Все «возможно» и «невозможно» определяется степенью божественной искры в нас. Магической силы, — маг сдержанно улыбнулся. — Кому-то дано видеть больше других, а кому-то нет.

Чуть помолчав, словно погрузившись в мысли, он все же продолжил:

— Конечно, когда великий храм воплотится, его увидят все. И достойные, и недостойные. А сейчас он лишь на пути в наш мир. Он всегда в пути… Простите, леди Амелина, я не представился. Магистр Лагрин. Я возглавляю придворных магов.

— Приятно познакомиться, магистр, — я хоть и сразу насторожилась, но постаралась это скрыть. Все-таки я привыкла опасаться других магов, ведь вдруг кто мою силу распознает, и ждет меня тогда магическое опустошение…

— И я очень рад знакомству, — магистр кивнул. — Тем более именно я отвечаю за магические состязания среди претенденток, и лично вы интересуете меня больше всего.

Ну все… Моя паранойя забила нешуточную тревогу.

— И почему же? — я старательно сохраняла видимость спокойствия.

— Вполне логичное любопытство, — магистр снова улыбнулся, и эта сдержанная улыбка была точной копией предыдущей. — Я наблюдаю за всеми участницами отбора, так что знаю, кто и что из себя в магическом плане представляет. А с вашим потенциалом, превосходящим силу любой другой претендентки, заранее ждешь чего-то выдающегося.

Так, похоже, про тип моей магии он все же не знает…

Но меня удивило другое:

— Вы хотите сказать, что у меня самый большой потенциал среди участниц отбора?

— Я хочу сказать, что не только среди участниц отбора, но и среди очень многих весьма почтенных магов. Если конкретней, на данный момент во дворце по магическому потенциалу превосходит вас только один человек. Его Высочество принц Эрион. Но речь только о степени силы. Боюсь, в умении обращаться с магией вы проигрываете даже ученикам придворных магов.

Вот вроде бы прозвучало беззлобно, просто как констатация факта, но меня все же задело. Больная тема, что скажешь. Если бы я тогда все же попала в магический университет, многого бы смогла на этом поприще добиться… Ну или нет. Об этом остается лишь только гадать.

Я все же сменила тему:

— Скажите, но если храм все время перемещается, то и не всегда этот пустырь тут виден? Только сейчас, когда храм уже близок?

— Если территориально, то сейчас храм где-то в районе Верданского нагорья, — магистр Лагрин задумчиво почесал подбородок. — Да, именно там… Но здесь его перемещение видно всегда. Это не просто арка, это портал — древний, как и сам храм.

То есть вчера, пройдя под аркой, я оказалась за многие дни пути отсюда? Но ведь я тогда оглядывалась и видела позади дворец! Как такое возможно? Очень хотелось спросить, но вряд ли стоило упоминать о том, что я была на пустыре. Судя по реакции вчера Эриона, это чуть ли не святотатство. Хотя, может, он просто был зол.

— Леди Амелина! — окликнул знакомый голос.

К нам спешно приближался Дейн. Похоже, принц был чем-то сильно обеспокоен.

— Доброе утро, Ваше Высочество, — с достоинством кивнул магистр, предпочел тут же уйти. — Что ж, позвольте, я вас оставлю.

Он продолжил прогулку и вскоре скрылся из виду.

— Ваше Высочество, что-то случилось? — опасливо уточнила я.

— Еще как случилось, — взволнованный Дейн вдруг взял меня за руки. — Амелина, мне доложили о произошедшем ночью. Это же просто в голове не укладывается! А если бы ты пришла раньше, когда эта ненормальная еще была в твоей комнате? Даже подумать страшно! — на эмоциях он даже на «ты» перешел, чуть сильнее сжал мои ладони. — Куда вообще Эрион смотрит?! Да вас должны охранять как величайшее сокровище королевства! Чтобы даже ни один волосок с головы не упал! А тут такое! Нет уж, это недопустимо! Я сам с братом поговорю, когда он вернется! Хотя он может вообще только через несколько дней объявиться, за ним такое водится.

— Важные государственные дела? — предположила я.

— Я бы перечислил эти «важные государственные дела» по именам, — Дейн хмыкнул, — но о всех и сам не знаю. Как и о том, у какой именно из «важных дел» сейчас Эрион.

Как же неприятно стало… Нет, я, конечно, понимала, что принц уж точно не страдает от нехватки женского внимания и наверняка им вовсю пользуется. Но чтобы вот так уехать из дворца неизвестно насколько, когда тут проходит отбор претенденток для него же — как-то это не очень красиво. Хотя было бы куда некрасивее, если бы все эти любовницы Эриона так и оставались здесь.

— Но, Амелина… — продолжал Дейн, по-прежнему держа меня за руки. — Кстати, ничего, что я буду звать вас просто по имени? И я настаиваю, чтобы и вы обращались ко мне без всех этих «Ваше Высочество».

— Как-то это неправильно, — неуверенно ответила я.

— Наша жизнь, к сожалению или к счастью, и состоит из одних неправильностей, — принц улыбнулся, но тут же посерьезнел: — Амелина, я хотел сказать, чтобы вы ничего не боялись. Я уже сам принял меры, а то решения Эриона можно еще долго дожидаться. Охрана будет усилена. Амелина, поверьте, — он вдруг понизил голос словно бы на эмоциях, не сводил с меня взгляда, — я лично позабочусь, чтобы вам ничего не грозило.

— Благодарю, я очень вам признательна, — так и хотелось добавить, что хоть один принц тут нормальный.

Он все же отпустил мои ладони, словно спохватившись, что это уже неприлично.

— В качестве благодарности можете позволить мне составить вам компанию, — улыбка Дейна била все рекорды обаяния. — Надеюсь, вы никуда не спешите? А то, как мне доложили, все претендентки усиленно готовятся к сегодняшнему конкурсу.

— Нет, не спешу, — улыбнулась я. Мне ведь и готовиться не надо. Как объяснила госпожа Лейма, те девушки, что выбрали живопись, не должны ничего делать заранее. Уже на самом конкурсе возможность будет, пока остальные выступают.

— Вот и замечательно! У меня как раз тоже выдалось свободное время, и я намерен его потратить исключительно на вас, — Дейн подал мне руку, пока я спускалась по ступенькам от арочного прохода. — Вы уже видел главный фонтан в центре парка? Вот наверняка нет! Нужно срочно это исправить!

Нет, вот бы все мужчины были такие милые, галантные и доброжелательные! И хотя у меня вовсю скребся червячок настороженности, но хотелось верить, что Дейн просто сам по себе такой. Ну а если нет, то ведь он просто может испытывать ко мне симпатию, и это все объясняет.

В любом случае, мне сейчас не хотелось строить никакие подозрения. Просто расслабиться, наслаждаться солнечным днем и хорошей компанией. Все равно же уже скоро начнется конкурс.

Если Эрион еще к тому моменту объявится.


Эрион.


С края обрыва открывался прекрасный вид. Море золотилось в лучах полуденного солнца, и на этом фоне корабли казались невзрачными пятнами, нарушающими прекрасную гармонию.

Его Величество Гетард Третий стоял рядом с сыном и молчаливо смотрел вперед. Несмотря на природную красоту и мужественность короля, седины совсем не добавляли его образу благородства. Гетард сейчас выглядел усталым и совершенно отрешенным от всего. Вне дворца можно… Тем более стража ждет в отдалении, а перед сыном нет смысла притворяться.

Эрион прекрасно знал это. Но сегодня отец как никогда казался ему бесконечно уставшим. И словно бы внезапно постаревшим лет на пять как минимум. Неудивительно…

— Знаешь, Эрион, я первым делом собирался спросить, что же такое случилось, о чем ты хочешь поговорить в безлюдном месте, — задумчиво произнес король, по-прежнему не сводя взгляда с морского пейзажа. — Но почему-то теперь даже спрашивать ничего не хочется.

— Я знаю о происходящем, отец, — тихо произнес принц. — Я видел вчера ночью в парке.

Гетард на миг изменился в лице, но в целом оставался спокойным.

— Это неизбежно, ты же знаешь. Но тебе нечего опасаться. Пока. Так что лучше даже не думай об этом. Ни ты, ни я ничего не сможем изменить.

Эрион нахмурился, но ничего не сказал. Не раз он уже слышал эти слова. Вот только они его не устраивали. Пусть до того, как проклятье рода перейдет к нему, было лет десять в запасе, но это мало утешало.

— Но почему именно сейчас обострилось? Из-за близости храма? Или просто ты раньше скрывал?

— Нет, — король помрачнел еще больше. — Вчера было впервые за последние два года. И я сам не знаю, с чем связано… Но не вижу смысла говорить об этом. С проклятьем нужно смириться, понимаешь? — он пристально смотрел на сына. — Цена за корону всегда велика, нравится нам это или нет. Я лишь очень надеюсь и каждодневно прошу богов, чтобы твой черед платить настал все же не так скоро… — Гетард устало потер глаза, словно ему уже больно было смотреть на мир. — Но давай не будем об этом. Ты уже видел новое место для строительства гильдии?

Вот как ни в чем ни бывало. Отец всегда просто менял тему, вместо того, чтобы хоть как-то обсудить. Пусть Эрион и сам изучил проклятье от и до, знал о его неизбежности, но, быть может, конкретно сейчас королю можно было хоть как-то помочь?.. Но сам Гетард предпочитал закрыться ото всех. Да что уж тут говорить, если никто больше и не знал. Ни королева, ни Дейн, и уж тем более никто из посторонних. Страшная тайна королевского рода должна была так и оставаться тайной. И тяжелой ношей. Ношей, которую отец нес в одиночку, и даже сейчас не захотел говорить об этом.

Но Эрион не стал настаивать, подавил эмоции.

— Да, я был там перед тем, как сюда на встречу с тобой приехать. Кинтал все распинался, как замечательно разместить гильдию сразу за главной площадью.

— А ты что? Одобрил, я надеюсь?

— Конечно, одобрил. Чтобы Кинтал поискал себе место работы где-нибудь за границами Дагринара. И желательно в стане каких-нибудь тайных врагов, чтобы там все так удачно развалить, — Эрион усмехнулся и серьезно пояснил: — С той стороны площади жилые дома. А гильдию вполне можно разместить и на северной окраине Истлера. Тем более магические потоки там тоже сходятся.

— Что ж, хорошо, тебе в этом виднее, — король возражать не стал. — Тогда сейчас сразу к Астарду, а потом во дворец. Нужно же на конкурсе твоих невест присутствовать. Ты, кстати, приглядел уже кого-нибудь из претенденток?

— Пока нет. Не до этого было.

— Но ты особо не тяни, бери пример с брата, — Гетард улыбнулся. — Дейн вчера мне заявил, что уже определился с невестой совершенно точно. Но не стал пока говорить, о ком именно речь. Вроде как ему еще необходимо что-то уладить.

Эрион поморщился. Что уж скажешь, Дейн зря времени не теряет. Да и Амелина сама на него вешаться готова, вон как обрадовалась, когда он внезапно заявился. Но всколыхнувшееся раздражение сразу улеглось из-за мелькнувшей мысли. А ведь Амелина наверняка никогда не видела моря… Нужно обязательно ее привезти на пристань. Но как-нибудь тайно, чтобы ненужные сплетни не поползли. Наверняка она придет в восторг… Фиалковые глаза засияют и…

— Каким мыслям ты так улыбаешься, если не секрет? — оказывается, отец внимательно за ним наблюдал, сам улыбнулся. — Может, все же какая-нибудь из претенденток тебе уже понравилась? Хм… Кстати, ты ведь не ночевал сегодня во дворце, как мне доложили.

— Мне кажется, я уже достаточно взрослый, чтобы не отчитываться на эту тему, — парировал Эрион.

— Не о том речь. Просто все же не стоит хотя бы во время отбора уделять внимание другим…интересам. Дай шанс будущей невесте. Вдруг она станет для тебя той самой единственной. Ну вот что ты на меня так скептически смотришь? Я, к примеру, в вашу с Дейном маму влюбился чуть ли не с первого взгляда. Хотя нет, — Гетард усмехнулся, — с первого взгляда я, скорее, собирался объявить ее умалишенной и приказать даже близко во дворец не пускать. Но потом уже понял, что это попросту судьба.


— Но не настолько судьба, чтобы не рассказать ей правду о себе? — Эрион все же не стал молчать, настолько его беспокоила эта скрытность отца. — Уж о проклятье мама имеет право знать.

— Когда ты окажешься на моем месте, сам поймешь.

— Это когда проклятье ко мне перейдет?

— Нет. Это когда у тебя в жизни появится настолько дорогой человек, что ты захочешь уберечь его от всех бед, — король отвел усталый взгляд, но тут же довольно сурово отрезал: — И хватит об этом, время и так поджимает. Нужно еще к Астарду успеть до конкурса во дворце.

— Конкурс без меня не начнут, — возразил Эрион. — Да и лично я вообще бы его отменил.

— Ты хочешь, чтобы твоя мама тебе за это высказывала? — отец с усмешкой покачал головой. — Тут уж лучше пару часов вытерпеть, чем потом полгода укоры выслушивать.

Они направились к оставленной чуть вдалеке у дороги карете и ждущим стражникам, с которыми прибыл король.

— Так а ты снова без охраны? — только сейчас спохватился Гетард.

— Мне проще в одиночку верхом, чем таскать за собой целый отряд и трястись в карете. Если же ты переживаешь, что кто-то заметит, где я бываю, то я ведь все равно создаю магическую иллюзию. Никто посторонний меня не узнает.

— Это вопрос не только статуса, но и твоей же безопасности, Эрион.

— Ты считаешь, я не в состоянии за себя постоять? — скептически возразил принц.

— Ты можешь быть самым могущественным магом в Дагринаре, но ты все равно не всесилен, — отец хмуро покачал головой. — И заранее не узнаешь, когда высшие захотят проверить, насколько ты смертен. Все же подумай об этом.


Во дворец вернулись уже после полудня. И если король ехал в карете, то Эрион предпочел и обратный путь проделать верхом. Конечно, отец, по-своему, прав, наследному принцу всегда полагалось сопровождение. Но зачастую в одиночку было куда проще.

И так совпало, что когда Эрион уже добрался до дворцовой площади, как раз со стороны парка появились Дейн и Амелина. Парочка о чем-то оживленно общалась, уж очень были увлечены друг другом. Но у Эриона это вызвало лишь очередной приступ злости. И раньше раздражало, но теперь, когда он начал понимать причины своей реакции, уж тем более. Прояснившееся сегодня ночью принца совсем не радовало…

— О, Эрион, ты уже вернулся! — Дейн заметил брата, явно пребывал в отличном настроении.

А вот Амелина… Что за укор в ее глазах? Да и приветствие прозвучало довольно холодно:

— Добрый день, Ваше Высочество.

— Добрый день, леди Амелина, — естественно, Эрион не показал и тени своих эмоций.

Девушка прошла мимо, скрылась за высокими дверьми парадного входа. Словно ни на мгновение дольше не захотела рядом находиться.

— Ты что так долго? — полюбопытствовал Дейн, хитро подмигнул: — Чересчур увлекся?

— Нужно было место для строительства гильдии выбрать, и с отцом к Астарту заезжали, новые чертежи проверить.

— Угу, среди ночи, — хмыкнул брат. — Да ладно, не хочешь, не рассказывай. Тут все равно все спокойно, никаких проблем. Так, всякие мелочи были, но я их уладил, все равно ничего серьезного, даже не стоит твоего внимания. Да и раз ты вернулся, наконец, вот-вот скоро конкурс начнут. Надеюсь, ты морально к этому готов? Лично я заранее в тихом ужасе, зато матушка счастливая и воодушевленная. Ну ничего, буду смотреть на одну Амелину, и тогда есть шанс, что я все же переживу песнопения и музицирование остальных. Вроде как все уже готово, только тебя и ждали.

— Пусть через час-полтора начинают, не раньше, — Эрион все же остался спокойным, не подал вида.

— О, замечательно! Я хоть успею пообедать! Не на голодный же желудок страдать, — с весьма довольным видом Дейн поспешил во дворец.

Эрион проводил брата взглядом. Подозрения лишь окрепли. Принц направился прямиком к себе, по пути приказав одному из встреченных лакеев:

— Старшую дуэнью ко мне в кабинет. Безотлагательно.


— Мы бы сообщили вам сразу же, Ваше Высочество, но ввиду вашего отсутствия принц Дейн распорядился о необходимых дополнительных мерах защиты, — госпожа Элисса закончила свой рассказ о произошедшем. — Очень надеемся, что подобного больше не повторится.

Как же не вовремя он уехал… Понятно теперь, почему Амелина смотрела с таким укором. По сути, он приказал ей явиться во дворец, уверенный в ее безопасности, а в итоге такое.

— Как Амелина? — Эрион стоял у окна, скрестив руки на груди. Внешне совершенно невозмутимый.

— Напугалась, конечно. К счастью, повезло, что она вернулась в комнату поздно и уже не застала там злоумышленницу. Но все равно впечатлений девушке хватило. Какие-нибудь еще будут приказания, Ваше Высочество? Когда объявлять начало конкурса? Ее Величество королева Анния настаивает, чтобы как можно скорее.

— Давайте через час, не раньше.

Сначала еще нужно с Дейном разобраться.


Младшего принца удалось застать в его покоях. Он как раз закончил обедать и вальяжно сидел в кресле, вытянув ноги на стоящий рядом столик и допивая вино из высокого бокала.

— Эрион? — даже удивился брату. — Ты успел по мне соскучиться или что-то случилось?

— Разговор есть, — Эрион выразительно посмотрел на убирающих со стола лакеев. Те чуть ли не молниеносно собрали посуду и покинули гостиную.

— И что за разговор? — полюбопытствовал Дейн, когда они остались с братом наедине. — По какому поводу?

— По поводу того, какую игру ты ведешь, — Эрион не сводил с него взгляда, чтобы не упустить ни единой эмоции.

Но Дейн лишь чуть приподнял бровь, хмыкнул. Без сомнений, сразу понял, о чем речь.

— А что не так? Это у нас семейное, в конце концов, — покрутил пальцами бокал вина, вдумчиво рассматривая содержимое, словно видел там ответ. — Отец играет в великие тайны главного страдальца. Мама в важную даму, от которой хоть что-то да зависит. Ну а ты… — поднял глаза на Эриона. — Тебе самому не кажется, что ты слишком много на себя берешь? Мне вот очень даже так кажется. И чисто из братской любви я, так и быть, попросту взял часть твоих забот на себя. Только и всего.

— Мои заботы — исключительно мое дело. А вот твоя ложь наводит на определенные выводы, — холодно парировал Эрион. — Что ты задумал?

Дейн страдальчески закатил глаза.

— Слушай, я в эти ваши великие судьбоносные и тому подобные хитросплетения даже близко лезть не собираюсь. Но все же не стоит держать меня за идиота, который вообще не понимает, что творится. Я тоже, знаешь ли, вполне в состоянии выяснять и делать правильные выводы. Но если тебя это утешит, мои выводы остаются исключительно при мне. Хотя даже хорошо, что ты сам начал этот разговор, — он залпом допил вино, оставил бокал на стол. — Решим это раз и навсегда.

— Решим что? — Эрион выжидающе смотрел на брата. Тот не сказал ничего такого конкретного, так что вполне мог попросту блефовать.

Дейн вздохнул, словно бы с безграничным терпением выдал:

— Ладно, объясняю. Значит так, я тут чисто из любопытства выяснил, что тот сбой портала был…вот как бы помягче сказать…не особо-то и случайный. И совершенно неслучайно тебя перемещало в разные земли Дагринара. То, что ты при этом едва не погиб, другой вопрос. Полагаю, банальная погрешность в твоих расчетах, которые тоже порой могут быть не совсем идеальные. И, знаешь, какая любопытная деталь, — он демонстративно изумился. — Оказывается, у хаотичного портала был вполне конкретный ориентир. И ты этого ориентира очень даже в итоге достиг. Да, уже на грани жизни и смерти, но, я так понимаю, цель того стоила. Мне продолжать? Или давай уже сразу к выводам, что зря время терять.

— И какие же у тебя выводы? — Эрион оставался совершенно невозмутимым, пусть слова брата и были неожиданными. Это уж точно недопустимый просчет: все это время не воспринимать Дейна всерьез и не допускать возможности, что он догадается о том, чего больше ни одна живая душа не знает.

— Вот за это я тебя и люблю! — хмыкнул Дейн, даже зааплодировал. — Скала непробиваемая! Вокруг тебя весь мир будет рушится, а ты лишь скептически бровь изогнешь! Хотя, что-то в последнее время эта твоя невозмутимость стала почему-то сдавать… Но да ладно, речь не об этом.

Резко посерьезнев, он тихо произнес:

— Эрион, я знаю, зачем тебе Амелина. Прекрасно знаю, что благородное намерение удачно выдать ее замуж, это далеко не главная твоя цель. Знаю, но молчу об этом и, естественно, буду дальше молчать. Я не мешаю тебе. Но и ты, будь добр, не мешать мне.

— А тебе самому она зачем? — Эрион не сводил с брата тяжелого взгляда.

— Вот только не надо меня подозревать сейчас во всем подряд, — недовольно поморщился Дейн. — Если ты у нас любитель всех этих сложных интриг, то не стоит от всех подряд подобного ждать. Амелина мне нравится, понятно? Банально нравится. Я хоть как должен жениться в этом сезоне. Всех собравшихся во дворце девиц на выданье я либо уже знаю, либо уже на днях познакомился. И знаешь, что? Амелина — единственная, с кем мне не скучно. Она не глупа, остроумна, у нас во многом совпадают взгляды. Да она сама по себе мне интересна! Я уже не говорю о том, насколько она красива. Я выбрал ее для себя. Вот и не мешай мне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- И чем же это я тебе вдруг мешаю? — усмехнулся Эрион.

— Эрион, ну вот не надо, а… — Дейн снова мучительно закатил глаза. — Ты что думаешь, я совсем дурень безголовый? И не вижу, как ты на Амелину смотришь? Да и то чудо, что ты до сих пор не закинул ее наплечо и к себе не утащил! У тебя вон целый цветник претенденток, сколько-то любовниц, я уж не говорю о том, что чуть ли не каждая вторая девушка в королевстве готова на твоей шее повиснуть. Но Амелина моя, понятно. Так что на нее даже не рассчитывай. Жениться на ней ты все равно не вправе, а для развлечений у тебя и так с лихвой хватает.

— Что вообще за бред? — Эрион едва сдержал рвущееся раздражение. — Естественно, я бы ее не тронул. Она может мне нравиться, но это не значит, что я бы непременно ее соблазнил.

— Вот! — тут же обличительно перебил Дейн. — Ты и сам признаешь, что онатебе нравится!

— И что? Это никак не влияет на те решения, которые я принимаю. Ты бы мог и раньше высказать эти свои опасения, а не врать мне направо и налево. Если у вас с Амелиной все взаимно, то в чем проблема? Она будет участницей отбора, пока мне это необходимо. А потом, пожалуйста, объявляйте о своих симпатиях, ждите появления храма и проходите свадебную церемонию. Но давай уж больше без этого вранья.

— Ладно, может, в чем-то я и был не прав, — Дейн поднял руки в знак капитуляции, улыбнулся. — Но и ты давай уж тоже долго ее на отборе не держи. Хотя, ну да, долго и не получится, только до магических испытаний… Ну так что, Эрион, мир? — протянул брату руку.

— Мир, — Эрион ее пожал.

Вот только доверия к Дейну больше не было. Брат тайно разведывал его планы, лгал… Эрион давно привык к тому, что даже малейшее сомнение в человеке для наследного принца может в итоге обернуться большой ошибкой. И теперь стало еще на одного человека меньше в числе тех, кому можно доверять…

Да и если Дейн смог выяснить, зачем именно понадобилась Амелина, то где гарантия, что это не может разузнать кто-то другой? Высшие силы, как же все усложнялось…


Глава восьмая

Амелина.


Дейн настолько милый, что это даже кажется странным… Ну или просто моя паранойя опять взялась за свое. Я ведь всегда считала, что аристократы, а уж тем более представители королевского рода, высокомерные снобы. Но принц общался со мной как с равной, и хотелось верить, что все же без злого умысла. В отличии от его брата.

Эрион объявился, как раз когда мы с Дейном из парка возвращались. Наследный принц как всегда был невозмутим, и ему, похоже, было все равно, что среди претенденток всякие пакости творятся. Хотя наивно, видимо, с моей стороны было ждать что-то вроде «Леди Амелина, вы в порядке? Обещаю, я не допущу, чтобы подобное повторилось». Мда, размечталась.

А на нашем этаже уже вовсю суетились дуэньи. Сновали из комнаты в комнату, обеспокоенно напоминая, что конкурс совсем скоро начнется. Едва завидев меня, госпожа Арда тут же подошла:

— Леди Амелина, наконец-то вас нашла. Поспешите в свою комнату, времени на сборы немного. Новое платье вам уже должны были принести. О, и кстати! — спохватилась она. — Можете не беспокоиться, Вилема Прадиалс покинула дворец вместе с родителями и больше здесь не появится. Сами понимаете, порча гардероба — не столь тяжкое преступление для более сурового наказания, но запрет на посещение дворца и вдобавок пятно на репутации — этого с лихвой хватит.

— То есть она просто уехала и все? — задумчиво уточнила я. Ну не давали покоя сомнения…

— Да, уехала. И как раньше не заметили, что она настолько неуравновешенная? — дуэнья покачала головой. — Даже вот во время отъезда все пыталась окружающих уверять, что она не виновата, что словно не в себе была. Все твердила, будто это ее некая сила заставила! Лорд и леди Прадиалс тоже с жаром утверждали, что их дочь — просто безобиднейшее создание. Но это понятно, родители всегда оправдывать будут. Так, ладно, не стоит терять зря время, ступайте в свою комнату.


В моей спальне на фигурной вешалке и вправду красовалось новое платье. Пороскошнее этого, но все же до вечернего и уж тем более бального не дотягивало. Как раз и Минна появилась, принесла мне обед. А заодно все сплетни.

— Ох, госпожа, я от личных служанок остальных претенденток слышала, что все леди к конкурсу готовились заранее, еще до отбора. Видимо, знали, что такое задание точно будет. И каждая из них в чем-то, но совершенна. Кто-то изумительно поет, кто-то виртуозно играет на каком-нибудь музыкальном инструменте… Но вы ведь тоже готовились, правда? — она смотрела на меня с такой надеждой, будто от моего ответа зависела судьба человечества. Возможно, у личных служанок было вроде своего рода соревнования: чья госпожа будет лучшей.

— Не особо. Но я и не боюсь проиграть.

А точнее, очень даже не прочь. Раз уж я все равно в полном праве остаться на сезоне. Мне Дейн сегодня это раз десять словно бы невзначай повторил.


Для художественного конкурса в парке отвели уютный уголок: для зрителей уже были расставлены удобные кресла, несколько музыкантов терпеливо ждали в стороне, чтобы аккомпанировать желающим петь. По-прежнему царила чудесная погода, и витающий от цветочных клуб аромат кружил голову.

Зрителей набралось множество. Всем, конечно, кресел не хватило, но кто-то устроился и на фигурных скамьях, кто-то так и остался стоять. Для претенденток тоже были отведены места чуть в стороне. Там мы и ждали, пока появятся главные действующие лица.

Как говорила дуэнья, королева сама выбрала, кто вместе с ней будет судить конкурс. Пусть последнее слово оставалось за Эрионом, но, видимо, его матушка не сомневалась, что он с ее мнением согласится. Кроме королевской семьи присутствовал и магистр Лагрин, и еще несколько архимагов, судя по мантиям. Хоть всех и объявляли, но у меня уже царила каша в голове от обилия имен, родов и титулов.

Сам Эрион появился последним. Хоть бы изобразил заинтересованность! Но нет, принц традиционно являл образец равнодушия. Вот он вообще человек? Эмоции у него есть? Вряд ли. Хотя нет, злость его я видела. Значит, все же он не совсем безнадежен.

Кроме меня, рисовать собрались еще пять девушек. Если остальные выступали по очереди, то у нас было время до конца конкурса. Нас рассадили на небольшом расстоянии друг от друга. То ли, чтобы не мешались. То ли, чтобы не подглядывали. Я отказалась от мольберта и красок, так что мне просто вручили небольшой холст на твердой подложке. А угольные мелки я принесла с собой.

Конкурс начался.

Первой выступала милейшего вида блондинка с трудно выговариваемым именем. Она взялась играть на арфе и, вот честно, я так заслушалась переливами мелодии, что чуть не забыла о собственном занятии.

Так, что именно рисовать? Исподтишка взглянула на остальных: у них процесс уже шел вовсю. Такими темпами я могу вообще не успеть до конца конкурса! Но вместо холста взгляд скользнул дальше, остановился на принце. Эрион вроде бы и слушал музыку, но выражение лица у него было настолько отсутствующее… Вот о чем, интересно, он сейчас думает? Планирует какие-нибудь козни или ему банально смертельно скучно?

Я взяла заостренный мелок. Легко, будто играючи, он заскользил по холсту, оставляя след. Штрих за штрихом… Я так увлеклась, что даже не обратила внимания, кто именно выступал дальше, хотя пела девушка просто чудесно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Но я сейчас словно была не здесь. Будто все мысли и эмоции невидимой нитью вились с острия мелка. Я рисовала, не задумываясь. Рисовала то, что хотела увидеть в реальной жизни. Все же, какая у него чудесная улыбка… Она отражается в его серых глазах задорными легкими смешинками… Правильные черты лица… Чуть спутанные темные волосы — как тогда, когда он только очнулся после спасения… Эрион смотрел на меня с холста.

Последний штрих, и радость творения вмиг сменилась осознанием. Вот просто как ушат ледяной воды! Зачем я нарисовала именно его? Словно какая-то влюбленная дурочка, право слово! Нет, это уж точно нельзя показывать. Но я не смогла себя заставить полностью заштриховать холст, чтобы скрыть рисунок. Просто отсоединила его. Хотела сначала аккуратно сложить, но на эмоциях просто скомкала. Вот только не изображенное хотелось скомкать, а собственные непрошенные эмоции в адрес принца. Но я постаралась успокоиться, тихо попросила у караулящей неподалеку дуэньи новый холст. Времени оставалось все меньше…

Выступала как раз Ниенна. Она играла на фортепьяно эмоционально, с чувством, музыка гремела и казалась чуть ли не сошедшей с небес. Вот правильно бабушка всегда говорила, что не бывает абсолютно плохих людей. И пожалуйста: и в Ниенне нашлось хоть что-то хорошее.

Я снова начала рисовать. Но на этот раз вполне осознанно, без эмоций. Просто под такую впечатляющую музыку этот образ напрашивался сам собой.

Угольно-черные деревья древнего леса вышли жутковатыми, пронизывающие их лучи закатного солнца это только подчеркивали. И на их фоне легчайшими штрихами идущий лев казался едва осязаемым. Я старалась передать его неизмеримое величие, исходящее мерцание, но все было недостаточным. Может, куда более талантливый художник и смог бы изобразить этот образ в должной мере, но у меня получилось лишь слабое подобие.

Но все равно я в это время словно отрешилась от мира. Уже даже не слышала музыку и голоса. Я рисовала и пыталась понять, прочувствовать, почему же этот образ настолько притягивает. Слишком невозможный для реальности, но при этом слишком реальный для простого сна…

Все выступления завершились. И как это я так потеряла счет времени? Теперь авторитетным судьям оставалось лишь изучить творения художниц, а уже после выносить общий вердикт. Мой рисунок тоже поместили на отдельный мольберт, и нужно было стоять рядом. Как это все ужасно неловко… Но я старалась не показать вида. В конце концов, мне и не надо здесь бороться за победу, я буду только рада покинуть отбор и заняться поисками фиктивного жениха.

Я едва сдержала смешок. Оказывается, остальные тоже рисовали портрет принца! Кошмар какой, я чуть не оказалась такой же. Но у них Эрион был изображен куда лучше. Таким как в жизни: совершенно никаких эмоций. Он и сейчас, переходя от одного своего портрета к другому, не особо реагировал. Зато королева Анния одобрительно улыбалась, король Гетард что-нибудь говорил в знак похвалы, архимаги даже обсуждали, мол, как похож. Дейн даже умудрился пошутить на тему «лучше, чем в жизни».

Наконец, они добрались и до меня. У королевы было такое выражение лица, словно ей пытаются подсунуть ведро гнилых яблок. Она даже останавливаться не стала, прошла мимо. Эрион просто мне кивнул, не задерживаясь. Зато Дейн восхитился по поводу оригинальности и неизбитости. Но куда больше меня волновало, что король на миг даже в лице изменился.

— Скажите, леди Амелина, — магистр Лагрин подошел ближе, словно чисто из вежливости полюбопытствовал, — что именно вас вдохновило на такой рисунок? Игра воображения, я полагаю?

— Так а разве это похоже на реальность? — в свою очередь осторожно задала наводящий вопрос я.

— Кто знает… — Лагрин сдержанно улыбнулся.

Наконец-то меня миновали, я даже вздохнула с облегчением. Ну все, сейчас объявят, что я выбываю, и можно вовсю переходить к куда более важным делам.

Но мое имя не прозвучало… Честно, я ушам своим не поверила, как так-то? Довольно сухо королева собственной персоной назвала имена двух девушек, которые вроде как сфальшивили во время пения. Но тут же добавила, что было решено не обращать внимания на такие мелочи. Получается, по итогам конкурса не выбыл никто.


Только когда сразу после госпожа Элисса собрала нас в общей гостиной, ее первыми словами было:

— Рано радуетесь, — и дальше пояснила: — Повезло, что для самого принца Эриона художественные таланты не имеют большого значения, потому он и принял такое решение. А вот изначально королева Анния планировала исключить девятерых из вас! Есть повод задуматься, не так ли? И не спешите расслабляться, это еще не все на сегодня. После ужина у нас будет еще одно собрание, которое почтит вниманием сам принц Эрион. С какой целью? Не знаю даже я. Но, полагаю, причина уж точно не пустяковая. И тот факт, что никто из вас не покинул отбор сегодня, еще не значит, что этого не случится завтра.

Послышались нестройные вопросы:

— А что будет завтра?

— Еще один конкурс?

— Неужели уже начнутся магические испытания?

Но старшая дуэнья ограничилась лишь:

— Вам будет объявлено, когда нужно.


Эрион.


Пора бы уже вспомнить, что самому невесту выбирать нужно. Наверняка среди претенденток найдется такая, что внезапная болезнь под названием «Амелина» быстро пройдет. А то это уже настораживает ни на шутку.

Что вообще происходит? Ее навязчивый образ словно вообще не покидает мысли. И даже вчера, у Миллиры… И ведь не в Миллире дело. Эрион прекрасно понимал, что мог поехать точно так же к любой другой, но каждая, буквально недавно весьма соблазнительная, теперь бы не вызвала абсолютно никакого интереса. А все потому, что Амелина перед глазами. Только ее хочется видеть, только к ней прикасаться, только ею обладать…

И пора бы уже что-то делать с этим абсурдным безумием. Отец прав, надо сконцентрироваться на претендентках. Наверняка найдется среди них достойная. Дело ведь не только в том, что Амелину уже приглядел Дейн. А в том, что она достойна большего, чем участь любовницы. Но сам Эрион этого большего дать ей никогда не сможет…

Участницы выступали по очереди, и принц старался сосредоточиться на каждой. Красивые ведь девушки. Видно, что каждая очень старается понравиться. И понравиться именно ему. Но пока ни одна не заинтересовала. Может, просто надо поближе пообщаться и получше узнать каждую?

Против воли взгляд сам собой то и дело останавливался на Амелине. Она сидела чуть в стороне возле розовых кустов в тени раскидистого дерева. Редкие солнечные лучи проникали сквозь пушистую крону, и в их свете волосы Амелины казались расплавленным золотом.

Она что-то рисовала. Настолько увлеченно, что, похоже, вообще отрешилась от всего окружающего мира. Искренняя мечтательная улыбка не сходила с ее лица, словно Амелина смотрела не на холст, а на собственное внезапно воплотившееся счастье.

Любопытство оказалось сильнее доводов разума, что вообще лучше лишний раз на нее внимания не обращать. По мысленному приказу магическое зрение враз усилилось, приближая и минуя преграды.

Такого Эрион все же не ожидал… Нет, он не сомневался, что остальные участницы уж точно рисуют его портрет. Но Амелина? И ведь чудесно рисует… Скорее всего, нигде этому не училась, но будто бы в каждый штрих столько эмоций вложено. Быть может, Амелина не настолько уж влюблена в Дейна и все же рассчитывает на отборе победить, вот и старается?

Но она тут же вдруг в лице изменилась. Даже покраснела, словно бы ее застали на месте преступления. Порывисто отделила рисунок, на миг замерла, словно борясь с собой, но тут же нещадно скомкала. Хм. И что это сейчас было?

Спрятав неугодный рисунок в потайной карман платья, Амелина попросила новый холст. Но Эрион даже смотреть не стал, что именно, по ее мнению, достойно запечатления больше, чем сам принц. Может, даже Дейна нарисует, что вполне вероятно.

Остаток конкурса Эрион целенаправленно не обращал на Амелину внимания, постарался сосредоточиться на остальных, даже отметил для себя несколько наиболее привлекательных. Надо с ними наедине пообщаться…

И лишь уже в конце, когда смотрели работы художниц, он все-таки взглянул на новый рисунок Амелины. Пусть изумился, но вида не подал. Откуда она вообще может знать о итилланском льве? Она уж точно не обучалась ни в одном магическом университете, да и это такая степень знаний, что и в университетах не проходят. Это тайное знание. Доступное очень немногим. Как бы теперь магистр Лагрин не насторожился еще больше…


Видеть никого не хотелось. Тем более как раз доставили отчеты с границ Дагринара, с чем уж точно надо было безотлагательно разобраться. Эрион засел в своем кабинете, но и десяти минут не прошло, как вдруг в дверь постучали.

— Я же сказал, меня не беспокоить!

Но вместо ответа дверь открылась, впуская незваного посетителя.

— Да кто ж тебя беспокоит? Я просто мимо проходил и дай, думаю, взгляну, живой ли ты тут вообще.

Рей! Ну наконец-то!

— А я уж думал, ты не приедешь! И как это Раина тебя отпустила? — при виде друга Эрион сразу поднялся с кресла, направился к нему. Они радостно пожали руки.

— Она и не отпустила, — Рей сокрушенно вздохнул. — Она приехала со мной.

Тут же в кабинет вошла и сама Раина, премилая брюнетка, и судя по округлившемуся животу, до появления наследника в роду Вердан оставалось совсем немного.

— Леди Раина, очень рад видеть, — кивнул Эрион.

— Ваше Высочество, — несмотря на положение, она все же присела в реверансе. — Мы были счастливы получить приглашение на сезон.

— Ага, как же. Да я еле ее уговорил поехать! — тут же сдал супругу Рей. — Ну ты же сам понимаешь, разве я мог пропустить такое событие века, как твоя женитьба! Мне и так бедному пришлось целый год страдать из-за несправедливости жизни, не спать ночами, переживать, что я-то женился, а ты вовсю холостяцкой жизнью продолжаешь наслаждаться, — но тут же под хмурым взглядом жены засмеялся: — Да шучу я, шучу. Ну так что, — потер ладони, — я предлагаю прекрасной половине нашей компании отдохнуть после дороги в покоях. Ну а остальным, вроде меня и Эриона, пока перемолвиться парой словечек. Дорогая, ты же не против? — и преобаятельнейший взгляд на супругу.

Раина явно была только за. Рей пошел проводить ее, потом должен был вернуться. Вот только как бы Эрион ни был рад приезду лучшего друга, но решил все равно быть осторожным. Что толку он Дейна считал надежным, а в итоге брат, как выяснилось, вовсю за его спиной вел свою игру. Похоже, вообще никому доверять нельзя. И даже себе.


Амелина.


Что-то не так…

Нехорошие предчувствия начали накатывать ближе к вечеру, только вот предчувствия ли? Казалось, сама моя замершая магия бьется в своих оковах, словно в клетке. Беспокойно, мучительно, и будто бы пытаясь меня о чем-то предупредить. Даже физически это ощущалось. То вдруг охватывала слабость, то сердце начинало бешено колотиться, то вообще дыхание враз замирало на мгновения. Да что же такое-то?!

Теоретически зелье ведь еще действовало и потому принц бы никак не смог мою магию провоцировать. А вдруг это даже с Эрионом не связано? Вдруг все из-за того льва? Мало ли, что он за существо. А я вот так в наглую его запечатлела и вызвала гнев богов. Вот правда, уже какие только бредовые версии в голову не лезли.

Но ничего не происходило. Эти странные приступы ни усиливались, ни ослабевали — держались в одной поре. Я решила даже на всякий случай сходить к целителям, но сейчас уже не успевала, вечернее собрание должно было начаться вот-вот.


Ого, у нас собрание претенденток или неофициальный бал? Девушки выглядели просто роскошно. Наверняка сразу после конкурса начали еще больше прихорашиваться. А, ну да… Сегодня же Эрион самолично зачем-то явится, вот они и стараются.

Я села на свое обычное место. В который раз мелькнула дотошная мысль об уехавшей якобы злоумышленнице. Я, конечно, понимала, что у меня мало жизненного опыта и потому я не особо разбираюсь в людях. Но сейчас упорно скреблись сомнения. А что, если она и вправду не виновата? Что, если ею кто-то манипулировал? Но тогда, выходит, что этот кто-то по-прежнему здесь.

Принца ждали, затаив дыхание. И когда он появился, дружно встали и не менее дружно присели в реверансе. Госпожа Элисса суровым надзирателем стояла у дверей, а Эрион сел в пустующее кресло в центре гостиной. Эмоции хотя бы для разнообразия? Ни единой. Ох, не завидую я той несчастной, на которой он в итоге все-таки женится…

— Добрый вечер, милые леди. Не буду ходить вокруг да около, сразу перейдем к делу, — даже улыбки не удостоил, говорил равнодушно. — Раз вы все здесь, то, полагаю, каждая из вас хотела бы стать моей женой. И будущая принцесса, а после и королева всего Дагринара, получается, сейчас в этой комнате, — он обвел всех неспешным взглядом, но при этом не задерживаясь ни на одной. — Итак, вас осталось двадцать семь. Двадцать семь красивых девушек из знатных родов, хорошо воспитанных, образованных и талантливых. Вскоре я, конечно, поближе познакомлюсь с каждой из вас.

Эрион выдержал паузу, словно отвлекшись на какие-то внезапные мысли. И взгляд почему-то на это время замер на мне, но принц тут же отвел его.

— Кто-то из претенденток был представлен мне еще до отбора. Кого-то я впервые увидел только теперь. Суть в том, что, как человека, я ни одну из вас не знаю. Как и вы не знаете меня. Но кое-что я хочу вам рассказать о себе прямо сейчас. Поверьте, весьма полезная информация для тех, кто метит в мои невесты.

Бедные девушки аж дыхание затаили. Многие смотрели на принца с таким предвкушением, словно он вот-вот предоставит им беспроигрышный вариант по завоеванию его сердца. Да и у некоторых прямо на лице было написано такое обожание… Похоже, права была госпожа Элисса, когда говорила о повально влюбленных.

Эрион откинулся на спинку кресла и холодно произнес:

— Я ненавижу интриги. И терпеть не могу тех, кто улыбается в лицо, а за спиной готов строить козни. Одна из вас уже поплатилась за это. Есть еще желающие? Даже малейшая попытка навредить соперницам и, гарантирую, свой шанс вы потеряете. Я никогда не выберу для себя ту, которая готова идти по головам, лицемерить и пакостить. Это понятно, я надеюсь?

Несколько девушек даже глаза опустили. Остальным явно было очень неловко. И лишь Ниенна никак не отреагировала, сидела с непогрешимым видом будущей королевы.

— И чтобы не заканчивать на неприятной ноте, напоминаю, что скоро начну поближе знакомиться с каждой из вас. Доброй ночи, леди, — Эрион встал и направился к выходу из гостиной.

Девушки снова дружно подскочили и присели в реверансе.

И только когда принц ушел, слово взяла госпожа Элисса:

— Сами понимаете, если Его Высочество пришел сказать это лично, то вопрос крайне серьезный. Только честная игра, не забывайте. Любые козни вам же и аукнутся. А пока расходитесь по комнатам.

Я снова выходила последней. Из-за вновь накатившей слабости даже голова немного закружилась. Нет, я в таком состоянии и до целителей могу не дойти. Как назло, и ушли уже все из гостиной… Ничего, сейчас доберусь до своей комнаты и попрошу Минну позвать ко мне целительницу.

До комнаты-то я дошла, но Минны там не оказалось. Скорее всего, она понесла посуду после ужина. Это ненадолго, наверняка скоро вернется.


Эрион.


Связь истончилась. Уже была почти неощутима. Но сейчас, в гостиной, отчетливым всплеском просквозило ощущение магии Амелины. Пусть лишь на миг, но уж точно не показалось. Да и сама Амелина была почему-то бледнее, чем обычно, но в то же время вроде бы в порядке. Сидела еще с таким отсутствующим видом, словно ей вообще неинтересно, что тут принц, да еще и что-то говорит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Но уже на лестнице, покинув жилой этаж претенденток, Эрион резко остановился. Снова то же ощущение! Нет, с магией Амелины явно что-то происходит и оставлять это на самотек уж точно нельзя.

Рядом как раз никого не было, принц мгновенно создал иллюзорную завесу, чтобы никто посторонний его даже не увидел, и поспешил обратно. Прямиком в комнату Амелины.

Магический запор не стал преградой, дверь удалось отворить быстро.

— Ваше Высочество? — для Амелины его иллюзия будто бы и не была помехой. — Что вы тут делаете?

— Что с тобой происходит? — Эрион закрыл дверь. — Ты в порядке?

— В полном, — тут же заявила она, но, словно бы сдавшись, тихо добавила: — Голова немного кружится. Я хотела попросить служанку позвать целительницу на всякий случай.

Нет, целители тут явно не помогут… Эрион решительно подошел ближе, взял Амелину за руку. Девушка хоть в первое мгновение и шарахнулась в сторону, но, видимо, была так слаба, что чуть не упала. И тут же как потоком обдало ощущением ее магии. Мощнейший всплеск! Как тогда на балу! И вот-вот воплотится! Нет уж, хватит тянуть! Она либо невольно кого-то покалечит, либо самой себе навредит!

Некогда было раздумывать. Счет шел на секунды. Портал создался мгновенно в полушаге от них. Амелина даже воспротивиться не успела, Эрион увлек ее за собой.

— Ваши покои? — возмущенно выдала она. — Зачем вы меня сюда притащили?

— Затем, что это единственное место во дворце, не пропускающее вовне никакую магию, — Эрион тут же закрыл портал.

Надо бы успокоить Амелину, объяснить, что ничего плохого он не задумал, просто нельзя, чтобы кто-то ее магию засек. А то в глазах девушки такой ужас — уж точно успела его заподозрить во всех возможных злодейских намерениях. Но времени слишком мало. Даже на любое лишнее слово.

Медлить было нельзя. Эрион перехватил Амелину за талию, не замечая сопротивления. Собственная магия уже вовсю бушевала, реагируя на нарастающую вовне. В запасе лишь мгновение, не больше!

Поцелуй не ощутился. Вообще. Даже соприкосновение губ осталось за гранью физического восприятия. Нарастающая магия норовила заглушить сознание, но Эрион поборол ее власть, сосредоточился на главном.

Да, в прошлый раз связь между ними создалась самопроизвольно. Амелина отдала тогда столько своей жизненной силы через магию, наверняка даже не подумала о возможных последствиях. Но сейчас Эрион все контролировал.

Его упорядоченная, полностью подвластная мощь смешалась с хаосом магии Амелины. Не чтобы перебороть. Не чтобы загасить. И не чтобы подчинить. А чтобы стать словно бы чуточку частью друг друга: не слиться воедино, но протянуть прочную нить между обладателями.

Проклятье, он и не думал, что ее магия настолько сильна! Только сейчас в полной мере ощутил всю затаенную мощь. Хаотичную и бушующую, но Эрион не сомневался, что все равно покорит. Каким бы ни был безмерным всплеск, все равно он не превосходит силу самого принца.

Буря и вправду затихала… Магия Амелины успокаивалась, подстраивалась под возникшую связь, примиряясь с ней. Только сейчас Эрион прервал неощутимый поцелуй. Затуманенный взгляд бледной как полотно Амелины тут же угас, глаза закрылись сами собой. Голова запрокинулась, с губ сорвался легкий выдох, девушка враз обмякла в его руках, откинувшись назад.

Но Эрион крепко держал Амелину, не дал упасть. Взяв на руки, понес в соседнюю комнату. Вот только сам едва сохранял сознание, настолько его оглушил выплеск магии, да и создание связи отняло уйму сил. Но зато теперь она полностью восстановлена и укреплена…

Открыв ногой дверь, принц занес Амелину в спальню, осторожно опустил на кровать. На то, чтобы создать портал и вернуть девушку в ее комнату, банально не осталось сил. Перед глазами уже плыло.

Эрион приглушенно выругался. Это же насколько мощной должна быть у нее магия, что так его вымотала?! Никогда такого не было!

Благо, последних крох магии хватило, чтобы полностью запечатать покои. Теперь сюда уж точно никто не войдет. Ни одна живая душа не должна узнать, что Амелина останется здесь, иначе ее репутации точно конец.

Принц едва успел добраться до кровати. Даже не лег — скорее, рухнул на подушки. Глаза закрывались сами собой, и взгляд лишь на миг успел замереть на лице лежащей рядом Амелины. Все еще бледная, и будто бы не без сознания, а просто спит… Хотелось протянуть руку, осторожно убрать золотистую прядь с щеки, ласково скользнуть пальцами по коже… А ведь поцелуй не удалось почувствовать ни на миг, даже досадно как-то…

Мысль оборвалась, сознание провалилось в темноту.


Глава девятая

Амелина.


Я затерялась в темноте. Погрязла в ней, как в трясине, неумолимо затягивающей все глубже и глубже в свои тенета. И ничего вокруг! Абсолютная темнота! Даже понимая, что я сейчас попросту без сознания, все равно никак не могла прийти в себя.

Но что же случилось? Цепочка событий восстанавливалась с трудом. Вот, собрание в общей гостиной… Я вернулась в комнату, мне стало еще хуже… Вдруг вошел Эрион, затащил меня в портал, и мы оказались в его покоях! Принц сказал, что только так никто вовне не почувствует магию, и… Дальше пустота. Во всех смыслах. И в воспоминаниях, и по ощущению. Да от меня словно бы одна оболочка осталась! Ведь магия… Где моя магия?!

От приступа паники трясина тьмы начала затягивать меня еще глубже. Но я никак не могла успокоиться. Получалось, Эрион все-таки добился своего?! Он вызвал всплеск моей магии, на этот раз удачно, и отобрал ее? Или же после всплеска выставил меня виноватой в злодейских замыслах и последовало магическое опустошение? А я все это время оставалась без сознания?

Мне нужно прийти в себя! Как можно скорее! В физическом мире сейчас вообще может происходить все, что угодно! Но как же выбраться…

Мягко и ласково меня окутало невесть откуда взявшееся мерцание, очень яркое на контрасте с окружающей тьмой. Я даже зажмурилась, настолько больно было на него смотреть. А когда открыла глаза, все вокруг переменилось. Я даже не сразу поняла, что попросту пришла в себя.

Эрион. Совсем близко. Ни единой эмоции на лице, и лишь в серых глазах отражается то мерцание, что вернуло меня из тьмы… Устремленный на меня взгляд пристален, внимателен, будто пытается прочесть мои мысли, как открытую книгу…

Мы что…на одной кровати? Я бы тут же вскочила, но сил не было даже оторвать голову от подушки. Чувствовала себя полностью вымотанной и по-прежнему опустошенной. Паника нарастала все сильнее.

— Что ты со мной сделал?.. — слова дались с большим трудом.

— Всего лишь восстановил магическую связь между нами, — он словно бы взвешивал каждое слово.

— «Всего лишь»? — ахнула я. — Но зачем?

— Затем, что сама ты свою магию контролировать не в состоянии. Так что теперь ее контролировать буду я, — прозвучало как само собой разумеющееся.

Да Эрион как будто о сущих пустяках говорил! Он будет контролировать мою магию… Фактически контролировать неотъемлемую часть моей собственной души… И это, по его мнению, нормально и допустимо?!

Я закрыла глаза, чтобы хоть как-то удержать наворачивающиеся злые слезы. От собственной беспомощности и беззащитности хотелось просто волком выть. Чувствовала себя окончательно и бесповоротно загнанной в ловушку.

— Амелина, — голос Эриона прозвучал сейчас иначе. Мягче? Или показалось?

Но я не открыла глаза. Пусть в остальном я не могла пока пошевелиться, но слишком тошно сейчас было смотреть на принца.

— Амелина, послушай, — он говорил с расстановкой, словно мысленно сам себя одергивал от чего-то, — я не желаю тебе зла. Я был вынужден так поступить, пойми. Когда ты поделилась со мной своей жизненной силой, создала ведь магическую связь между нами. Ее слабые отголоски сохранялись все это время, и только так я смог почувствовать, что с тобой происходит.

И ведь казалось, что Эрион говорит совершенно искренне. Но к чему он ведет?

— Амелина, я понимаю, ты не виновата, что наделена этой проклятой магией. И уж тем более не виновата, что не в силах ее контролировать. Это ведь уже второй раз, когда чуть было не случился мощный выброс. Ты наверняка догадываешься, какие были бы последствия. И я сейчас говорю не только о вреде для окружающих, но и о тебе самой. Никто не должен узнать о твоей магии. По крайней мере, пока.

Я все-таки не выдержала.

— Но ты ведь именно потому и приказал мне явиться на этот отбор! Чтобы окончательно очернить магов Заката и тем самым укрепить свою собственную власть перед наследованием престола!

Эрион даже в лице изменился. Не такой уж непробиваемой оказалась его невозмутимость.

— Амелина, что вообще за бред? У меня такого даже близко в мыслях не было! Ты спасла мне жизнь, и в благодарность я решил устроить тебе безоблачное будущее. Отбор просто стал очень удобным предлогом, чтобы во время сезона свадеб найти тебе здесь достойного жениха и удачно выдать замуж. Только и всего.

Я ушам своим не поверила. И ведь чувствовала, что он уж точно сейчас не лжет. Все мои подозрения рушились как карточный домик.

— Ты это сейчас серьезно?..

— Абсолютно. Но знаешь, — принц мрачно усмехнулся, — мне уж очень интересно, с чего это вдруг ты успела обвинить меня во всех возможных злодеяниях.

— Мне сложно думать хорошо о потомке тех, кто подверг гонениям и опустошению магов Заката, — тихо ответила я. — Пусть не ты все это начал, но ты сейчас у власти и ничего не делаешь, чтобы исправить эту ситуацию. Так чем же ты лучше своих предков?

Мой дедушка тяжело болел, сколько я его помнила. Магическое опустошение отняло у него не только магию, но и часть души. Он был очень слаб, постоянно мучился, но так старался всегда скрыть это от меня, чтобы не пугать лишний раз… Он улыбался, но я видела по его глазам, что ломает изнутри нестерпимая боль… Я видела, как украдкой плачет бабушка, как без устали готовит сложнейшие зелья, чтобы хоть немного облегчить его участь…

А ведь мой дедушка был далеко не единственным магом Заката в Дагринаре. Сотни мужчин и женщин, да даже детей, постигла та же участь. Мне-то самой досталась магия лишь потому, что бабушка с дедушкой поженились еще до тех скорбных событий, и мой отец еще успел унаследовать даже не саму силу, а предрасположенность к ней. И уже в полной мере магия Заката воплотилась во мне. Возможно, единственной в моем поколении. Последней.

— Амелина, я не говорю, что я лучше или хуже, — Эрион не сводил с меня хмурого взгляда. — То, какой я, вообще не имеет никакого значения в данной ситуации. Ты здесь для того, чтобы удачно выйти замуж и только. Именно это должно занимать твои мысли, а не поиски виноватых и придумывание подозрений. После свадьбы уедешь в имение мужа, будешь там растить детей и жить в довольствии. И хватит уже забивать голову тем, что совершенно тебя не касается.

Я все же не смогла промолчать.

— Все уже за меня решил. Истинный король. Браво. Зааплодировала бы, да пошевелиться не могу.

— Такое впечатление, что ты чем-то недовольна, — Эрион начал раздражаться.

— Почему же? — я мило ему улыбнулась. — Я очень даже рада, что ты определил мою дальнейшую судьбу, даже не поинтересовавшись, чего я-то хочу. Выдернул меня во дворец, в это змеиное логово, где и другие претендентки прибить хотят, и какой-то гад намою магию воздействует, и…

— Что? — резко перебил он. — На магию воздействует?

— А вот представь себе. Это твое «ты не в состоянии контролировать» попало мимо цели. Как-то я раньше жила и прекрасно свою силу контролировала. А тут уже второй раз кто-то всплеск моей магии провоцирует!

— Так ты поэтому подумала на меня? — вмиг догадался он.

— Конечно, — я не стала отрицать. — Такое ведь можно было бы сделать лишь через магическую связь.

— Или если маг могущественный, — Эрион помрачнел еще больше, даже глаза стали темнее, словно бы в душе бушевала нешуточная злость.

На несколько минут повисла тишина.

Все это было как-то нереально… Ветерок из чуть приоткрытого окна едва заметно колышет легкую ткань балдахина. Эрион настолько близко ко мне, что мы едва не соприкасаемся. И ведь в отличии от меня, он явно вполне себе может двигаться. Но почему-то дальше не отстраняется. Хотя размеры огромной кровати очень даже позволяют.

И с одной стороны это ужасно неловко! Но с другой, почему-то волнующе… Да и, если честно, словно камень с души упал. Все же Эрион не намерен использовать меня в гнусных целях… Но что же получается, тогда, при откровенном разговоре, он солгал, что я здесь из-за моей магии?..

— Значит так, — Эрион сбил меня с мысли, — с неведомым магом я разберусь сам. Тем более теперь через связь между нами я не дам твоей магии вот так вот хаотично воплотиться, этого можешь не опасаться. Дальше. О произошедшем, сама понимаешь, никому ни слова. Все только между нами.

— Как долго ты намерен продержать меня на отборе?

— Не долго. Ровно столько, сколько будет достаточно для того, чтобы показать тебя завидной партией для других. Но в это время ты не должна заводить никаких отношений, соблюдай правила отбора.

Эрион что-то не договаривал… Я ощутила это настолько явственно… Но что? Чувствовала ведь, что и вправду не желает мне зла. Но что тогда утаил?

Он взял меня за руку, уже от одного прикосновения враз мурашки по коже побежали. А следом мягким теплом хлынула жизненная сила… Эрион делился со мной своей!

Я тут же резко села на кровати, хотела встать, но он придержал меня за руку.

— Не спеши, силы не так много. Вчерашнее вымотало нас обоих, теперь весь день будешь восстанавливаться. Я сейчас создам портал в твою комнату, никто не должен знать, что ты провела ночь у меня.

— Я уж точно никому не скажу, — тут же ответила я.

Его губы тронула мягкая усмешка.

— Ты говоришь об этом таким тоном, словно о каком-то позоре. А ведь любая другая на твоем месте была бы счастлива от такой возможности.

— Ну вот следующий раз с любой другой и экспериментируйте, — парировала я.

— Снова на «вы»? Наедине можешь на «ты» обращаться, я позволяю.

— Я все же надеюсь, что наедине мы с вами больше не останемся, — и снова я не смогла промолчать.

— Кто знает… — Эрион улыбнулся.

А у меня даже сердце екнуло. Все же его улыбка… Когда такая, искренняя… Да что вообще за помешательство?! Я тут же отвела взгляд.

Больше мы не разговаривали. Принц создал портал в мою комнату, я тут же ушла. К счастью, в спальне Минны не оказалось, а то объясняй еще, откуда я… К тому же, судя по освещению, время уже подбиралось к полудню. Так, нужно умыться, переодеться, привести себя в порядок и…

В дверь постучали, но даже не стали дожидаться моего ответа. Вошла госпожа Элисса и с таким каменным выражением лица…

Ну все, мне конец.


— Амелина.

— Добрый день, госпожа Элисса, — я попыталась выдавить из себя улыбку и выглядеть как ни в чем ни бывало.

— Вот именно, что день. А где ты провела ночь, будь любезна пояснить? Или ты надеялась, что мы не узнаем? Твоя служанка еще рано утром доложила мне. Испугалась, бедная, что с ее госпожой что-то снова случилось. А эта госпожа, как я смотрю, очень даже живая и невредимая. Только недавно проснулась где-то, не так ли?

Что придумать, что же придумать…

— Мне просто не спалось, и я всю ночь гуляла в парке. Я знаю, что такое недопустимо, и обещаю, что больше не повторится.

— В парке? — старшая дуэнья скептически изогнула брови. — Значит, правду говорить ты не намерена? Что ж, твое право. К тому же, как известно, тот невиновен, чья вина не доказана.

— То есть я вне подозрений? — с робкой надеждой уточнила я.

— То есть ты грубо нарушила правила, — госпожа Элисса будто чеканила слова. — Ты подвергла сомнению собственную репутацию. Пусть это, естественно, останется строжайшей тайной, но и просто так с рук тебе не сойдет.

Она смотрела на меня в упор, словно хотела испепелить взглядом.

— Ты будешь наказана, Амелина.


Эрион.


— А если двойня? — уже почти час в кабинете все сокрушался Рей. — Или даже тройня? В моем роду такое частенько бывало! И что тогда делать?

— Радоваться, — улыбающийся Эрион пожал плечами.

— Я не уверен, что морально готов настолько радоваться, — его друг вздохнул, откинулся на спинку кресла, словно враз обессилев. — Отцовство — это все-таки задачка посложнее. Как раз такая переделка, в которой я еще не бывал… Морально готовлюсь, конечно, что поделать. Но даже Раина относится спокойнее, чем я! Говорит, я слишком много суечусь, зря волнуюсь и нагнетаю! — судя по чересчур эмоциональной жестикуляции Рея, его жена уж точно не преувеличивала.

— Так, может, Раина права? И все будет не так страшно, как тебе заранее кажется? — Эриона хоть и забавляла такая реакция обычно очень спокойного друга, но он сохранял серьезный вид.

— Вот когда ты сам окажешься в подобной ситуации, тогда и посмотрим, что скажешь, — тут же назидательно парировал Рей. — Фуф, ну хоть с тобой поделился, легче стало… Ну так что, — хлопнув, потер ладони, — перейдем уже к делу? Я же прекрасно понимаю, что ты срочно прислал за мной не для того, чтобы на сезоне развлекаться. Значит, смею полагать, твой план оказался весьма успешен?

— Пока еще рано судить. Но ты прав, Рей, твоя помощь мне уж точно не помешает. Сам понимаешь, по пустякам я не стал бы тебя тревожить в столь важный период твоей жизни. Но все-таки другого такого распознающего мне во всем Дагринаре не найти, — Эрион улыбнулся.

— Это в смысле: такого, которому можно доверять? — усмехнулся Рей.

— И в этом смысле тоже, — принц не стал отрицать. — Ну так что?

— Ты же знаешь, я в любой сумасбродной затее с тобой. Что конкретно от меня требуется?

— Необходимо, чтобы ты с абсолютной точностью рассчитал нужный день для поездки к Вестсеммскому источнику. Нельзя пропустить этот пик его силы.

— Погоди, погоди… — перебил Рей, неверяще смотря на друга. — Так ты что…умудрился каким-то чудом разыскать подходящего мага?

— Именно так, — совершенно невозмутимо подтвердил принц.

— С ума сойти… ты меня прямо восхищаешь! Вот только не знаю, чем больше: целеустремленностью или сумасбродством… То есть идем на риск и будь, что будет, я так понимаю?

— Хуже уж точно не будет, — Эрион в этом не сомневался. — Так ты справишься?

— Конечно, без проблем, — Рей с готовностью кивнул. — До завтра досконально все магические потоки просчитаю, узнаем, когда этот, так сказать, судьбоносный день. Если уже его ушами не прохлопали.

— Нет, это вряд ли. Но лучше выяснить наверняка.

— Считай, уже сделано. Значит, ты по этому такой?

— Какой такой? — не понял Эрион.

— Да сам на себя не похож. Я как приехал, сразу заметил. Задумчивый постоянно, то вдруг ни с того, ни с сего улыбаешься каким-то мыслям… Вот не знай я тебя так хорошо, решил бы, что тебе вскружила голову неотразимая красотка, — Рей хитро подмигнул. — Как, кстати, твой отбор проходит? Определился уже с будущей королевой Дагринара?

— Да не до этого пока было, — Эрион раздраженно поморщился. — Отбор вообще не кстати, отвлекает только. Через полчаса как раз очередной смотр претенденток предстоит.

— Эх, завидую тебе… Пусть я и смирился давно со своей женатой участью, но посмотреть лишний раз на красоток…ммм… — он мечтательно вздохнул. — Да и тебе полезно отвлечься от своих бесконечных забот. Видимо, совсем ты уже на этом помешался, раз вечно с отсутствующим видом ходишь. Девушки, друг мой, дело ответственное! И не терпит, чтобы отвлекались на что-то другое. Поверь опыту того, кто уже год как женат, и при этом не только выжил, но и сохранил ясность рассудка!

— Спасибо, Рей, учту, — Эрион усмехнулся. — Но если ты сейчас добавишь что-то вроде «слушай свое сердце, оно подскажет…», то я уж точно вызову для тебя целителя.

— Я еще не до такой степени погряз в семейной жизни, чтобы так говорить, — Рей засмеялся. — Хотя толку я тут лезу со своими высокопарными советами? Это же ты. Ты и жену себе будешь выбирать хладнокровным рассудком и по точному расчету. Ну да, невеста наследного принца, будущая королева Дагринара — абы кого не возьмешь… Да только я в прошлом сезоне свадеб тоже такой важный ходил, мол, для продолжения рода Вердан найду идеальнейшую, да просто безукоризненную! И вдруг с Раиной познакомился… Ну и, да ты сам наверняка помнишь, как последний рассудок потерял, — с улыбкой покачал головой. — Я бы посоветовал и тебе не зарекаться. Да только ты же у нас в первую очередь до мозга костей наследный принц. И только потом уже человек с какими-либо чувствами и желаниями.

— И разве это плохо? — Эрион скептически смотрел на друга.

— Ну почему же. Очень хорошо. Для Дагринара. А вот для тебя… Тут только ты сам знаешь.


Разговор с Реем хоть и отвлек, но в то же время и обеспокоил. Ну ладно, лучший ведь друг, столько вместе пережили, вот и вполне мог заметить, что с Эрионом что-то не так. Но это «не так» уже порядком злило самого принца. Надо избавляться. Окончательно и бесследно. Сегодня же познакомиться со всеми претендентками и сосредоточить внимание на них.

А ведь весь день перед внутренним взором то и дело мелькали утренние образы… Эрион проснулся первым, Амелина еще спала, причем положив голову ему на плечо. Да и сам он, оказывается, держал ее в объятиях. И как же все-таки странно, банальное пробуждение вместе ощущалось чуть ли не как священное таинство. Нечто такое, что врезается в память навсегда, обостряет все ощущения разом…

Спящая Амелина так доверчиво льнула к нему. Тепло ее тела покалывало кожу даже сквозь одежду, волновало, но вызывая не только желание, а еще словно бы безграничную нежность.

Просто бережно держать в объятиях, смотреть на нее спящую, вдыхать запах ее волос… Такое утро казалось чуть лине даром богов….

И это Эриона не устраивало. Абсолютно.

Можно контролировать симпатию. Можно контролировать даже страсть. Да любые чувства! Но Амелина лишала его контроля во всем! Сама о том не подозревая, рушила его непробиваемость так запросто, чуть ли не одним только взмахом ресниц. И это беспокоило. Нет, это просто злило неимоверно! И не имело права на существование.

Эрион весь день сегодня гнал из мыслей навязчивые образы. Но без толку. И мало было собственных ненормальных чувств, так еще и необходимо найти, какой мерзавец знает про магию Амелины и пытается провоцировать всплески. Но теперь, при наличии связи, принц сразу засечет очередную попытку. А заодно и злоумышленника.


Насчет смотра претенденток Эрион еще вчера предупредил старшую дуэнью. Смысл был прост: каждой девушке давалось несколько минут на то, чтобы рассказать принцу о себе и попытаться его заинтересовать. Эрион рассчитывал, что сегодня он уже выберет одну для совместного ужина. А заодно определится, кто будет следующей на очереди.

Девушек собрали возле одной из гостиных в западном крыле дворца. При появлении принца претендентки как по команде присели в реверансе, и уже было понятно, что большая часть из них, похоже, собралась заинтересовывать исключительно размером декольте.

— Ваше Высочество, добрый день, — у дверей толклась одна из дуэний, госпожа Лейма, — девушек запускать по одной, в порядке очереди?

— Да, все как я и сказал, — Эрион уже взялся заручку двери, чтобы войти в гостиную, но тут же замер, так и не найдя взглядом: — А где леди Амелина?

Дуэнья замялась:

— Леди Амелина не будет присутствовать.

— Почему это? — вмиг беспокойство разрослось как снежный ком. — Что с ней? Она плохо себя чувствует?

— Нет-нет, все в порядке, — дуэнье явно было очень неловко, она отвела взгляд. — Просто леди…сама…отказалась от участия в сегодняшнем смотре.

Что?.. Отказалась?! У Эриона на скулах заиграли желваки. Через магическую связь он чувствовал, что с Амелиной все в порядке. И она попросту в очередной раз проигнорировала его приказ?! Все же сегодня решили, обо всем договорились! Но нет! Опять она решила свой характер показать! Демоны бездны побери, эта девчонка просто с ума его сведет!

— Ваше Высочество? — с ожиданием смотрела на него госпожа Лейма.

И пусть первым порывом было сразу к Амелине, но Эрион все же одернул себя. Нет. Контроль и только контроль. Естественно, ее своеволие он так не оставит, но сейчас у него другая цель.

— Да, можете приглашать по одной, — Эрион толкнул дверь и вошел в гостиную.

Ну все, внимание исключительно на претенденток. И никаких посторонних мыслей.


Амелина.


— Спасибо! — просияла я, но тут же, спохватившись, приняла весьма скорбный вид. — Спасибо за вашу справедливость. Полностью с вами согласна, госпожа Элисса, я заслужила столь суровое наказание.

— Хорошо, что ты это понимаешь, — старшая дуэнья хоть и смотрела на меня с подозрением, но высказывать по этому поводу не стала.

Ну да, любая другая претендентка, если бы лишилась такой исключительной возможности личного общения с принцем, наверняка бы впала в отчаяние. Но я вообще даже близко Эриона видеть не хотела. Утреннего хватило с лихвой.

А госпожа Элисса продолжала:

— Естественно, все это останется между нами. Думаю, ты и сама понимаешь, что я не стану принцу докладывать о произошедшем. Тот факт, что одна из претенденток неизвестно где и с кем ночами пропадает, явно говорит не в ее пользу. Так что я тебя прикрою, но это первый и единственный раз, понятно?

Я тут же кивнула.

— Кроме того, я взяла магическую клятву с твоей служанки, она тоже никому не расскажет. Что же касается тебя, ты не только пропустишь сегодняшнее общение с принцем, но и весь день проведешь за чтением свода правил этикета для юных девушек.

А вот это уже жестоко и бесчеловечно…

— И не вздумай схитрить, Амелина. Вечером я лично опрошу тебя по правилам этого свода. Посмотрим, как ты все усвоила. Вопросы?

— А принцу вы что насчет моего отсутствия скажете? — полюбопытствовала я. — Просто вдруг он заметит. Маловероятно, конечно, но кто знает.

— Я передам дуэньям, что ты сама отказалась. Истинную причину я, естественно, озвучивать никому не собираюсь. А ты не теряй зря времени. Приводи себя в порядок и вперед в библиотеку за сводом.

Едва госпожа Элисса вышла из моей комнаты, как появилась Минна. С таким виноватым выражением лица, словно совершила величайшее преступление против человечества.

— Госпожа, простите меня пожалуйста, — пролепетала она, смотря в пол. — Поверьте, я не хотела ничего плохого. Просто после того случая с разгромом в вашей комнате, я испугалась, что с вами что-то произошло, раз вы даже у себя в спальне не ночевали. Вот и побежала сразу же к госпоже Элиссе.

— Ничего страшного, — я ей ободряюще улыбнулась. — Да и, надеюсь, такого больше не повторится.

Теоретически я больше и не должна никуда ночами пропадать. Поиски дедушкиного тайника приостановлены до появления храма. А подбором фиктивного жениха буду, естественно, исключительно днем заниматься.


Переодевшись и позавтракав, я подождала, пока Минна уложит мне волосы, и поспешила в библиотеку. Служанка хоть и вызвалась меня проводить, но я попросила просто мне описать, куда именно идти. И как же все удачно сегодня складывалось! И освободилась от встречи с Эрионом, пусть и краткой, но все равно нежеланной. И к тому же, наконец, в библиотеку попаду! Все-таки тот лев из видения все не давал мне покоя. Обязательно нужно прояснить этот вопрос.

Библиотека располагалась в противоположном крыле дворца и попасть туда можно было через внутреннюю оранжерею, находящуюся в самом центре гигантского здания. Я там еще ни разу не бывала и с удовольствием бы задержалась, ведь, по словам Минны, там выращивались не только редчайшие цветы, но и не менее редкие магические травы.

Оранжерея, конечно, по размерам куда уступала дворцовому парку. Но и тут хватало дорожек для прогулок и стояли резные скамьи — похожие на произведения искусства. И вот на одной такой, рядом с кустами фиолетово-черных роз, расположились королева Анния и неизвестная мне темноволосая девушка в платье широкого кроя. Она то и дело касалась выступающего живота, даже чуть поглаживала — скорее, интуитивно, чем осознанно, ведь была увлечена беседой с Ее Величеством.

И я, конечно, предпочла бы не просто пройти мимо, но и вообще десятой дорогой, лишь бы королеве на глаза не попадаться. Но тут девушка вдруг достала небольшой пузырек из прозрачного стекла. Так, явно зелье. Зеленое с фиолетовыми вкраплениями… И я как раз была достаточно недалеко, уловила:

— Так меня мигрень в последнее время замучила, — жаловалась брюнетка. — Но вот посоветовали это зелье, как самое действенное. Надеюсь, хоть оно поможет.

Она откупорила пузырек.

Ну не смогла я так и пройти мимо!

— Подождите! Не пейте! — я поспешила к ней.

Меня заметили только сейчас. И если девушка просто изумилась, то королева чуть не прибила взглядом.

— Простите, что? — растерянно смотрела на меня брюнетка.

— Не пейте это зелье, — спешно пояснила я. — Судя по цвету, это зелье Гепраниума с явным добавлением финограсса. Позволите? — попросила я.

По-прежнему в полной растерянности она протянула мне пузырек. Я тут же понюхала. В травянистом аромате сразу улавливались все знакомые нюансы.

— Здесь и вправду финограсс. И в предельной концентрации. Вам такое уж точно нельзя, — я снова закупорила пузырек.

— Что. Вы. Себе. Позволяете. — Ее Величество так чеканила слова, словно каждым из них хотела меня к земле припечатать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Так, спокойно, только спокойно, это все-таки королева…

— Я очень хорошо разбираюсь в зельях и в их составляющих, Ваше Величество. И финограсс очень опасен для девушек в положении. Последствия…могут быть весьма безрадостными, — я все-таки не стала говорить конкретно, чтобы и без того напугавшуюся девушку не пугать еще больше. — Вы ведь еще не принимали это зелье, я надеюсь?

— Нет… Мне его перед отъездом только приготовили, причем самолично один из самых лучших наших лекарей, но я пока даже не пробовала… Но неужели все так, как вы говорите? — она перевела настороженный взгляд с меня на королеву и обратно.

— Естественно, она понятия не имеет, что несет, — Ее Величество, похоже, уже внутренне клокотала. — Раина, милая, даже слушать не стоит. Уж точно любой лекарь знает лучше, чем эта…эта… — ох, как ей явно хотелось высказаться! — девушка.

Вот только «девушка» прозвучало таким тоном, как величайшее из оскорблений. Наш яростный диалог взглядов был недолгим. И я прекрасно понимала, что королева пойдет на принцип. Но в то же время почему другие должны страдать из-за чужих стереотипов? Тем более еще неродившийся малыш.

— Я точно знаю, что говорю, и могу ответить за свои слова хоть перед судом богов, — резко ответила я. — Можете не верить мне, ваше право, — я перевела взгляд на недоуменно наблюдающую за нами девушку, попросила: — Очень вам советую, не рискуйте. Спросите хотя бы сначала у придворных целителей насчет этого зелья.

— Мы сейчас именно так и сделаем, — Ее Величество победоносно улыбнулась. — И если вдруг это ложь, то…

— Да что угодно! — у меня уже кончилось терпение. — Если я ошиблась насчет этого зелья, то можете хоть прямо сегодня отстранить меня от отбора!

— Вот и чудесно! Некомпетентность в магии — довольно серьезная причина, тут уж точно ничто не поможет, — королева прямо упивалась своей уверенностью в победу.

— Простите, а что тут вообще сейчас происходит? — темноволосая девушка смотрела на нас с полнейшим непониманием. Ну да, человеку со стороны явно сложно понять причин нашей явной неприязни.

— Раина, милая, пойдем, — Ее Величество подхватила свою собеседницу под локоть, — прямиком к целителям. Решим этот вопрос сразу же.

Они спешно пошли прочь, я даже не стала их взглядом провожать. Конечно, королева вполне может и подговорить целителей, я даже не удивлюсь этому. Но и мне терять нечего. Участие в отборе — это явно не то, чем я дорожу.

С этими мыслями я покинула оранжерею. Меня ждала королевская библиотека. Самая обширная и древняя во всем Дагринаре.


Все, я хочу остаться здесь жить….

Библиотека ошеломляла своим размахом. Наверняка тут была задействована пространственная магия, потому что на первый взгляд казалось, будто в этом зале еще один дворец может поместиться! Стеллажи этажами опоясывали стены, перемежались лесенками. И так до самого высокого свода. Это же сколько тут книг… Немыслимое количество…

Прямо напротив входа на стене располагался впечатляющей величины витраж, изображающий всех главенствующих богов и Дня, и Ночи. Причем, с таким количеством деталей в окружении, что я даже надеялась найти и того белого льва. Но, увы, так и не нашла.

Как ни странно, здесь царила суета. Довольно бодрого вида старичок с острой смешно топорщащейся бородкой раздавал указания бегающим туда-сюда юношам в темно-зеленой форме. Так, наверное, это главный библиотекарь, а они — младшие.

Но зато посетителей, кроме меня, тут вроде не было. По крайней мере, за чередой столов и возле стеллажей никого не наблюдалось.

— Добрый день, — я подошла к старичку.

Он чуть прищурился; наверное, плохо видел.

— Добрый день, юная леди! — радушно улыбнулся. — Чем можем помочь?

— Мне очень нужна одна книга. Вернее две, — я вспомнила еще про «наказание». — Первая: свод правил этикета для юных девушек. А вторая… Я даже не знаю, как точно сформулировать… В общем, я бы хотела почитать про мифических существ.

— О, у нас есть чудеснейший бестиарий с иллюстрациями и полным перечислением всех магических сущностей НадБездного мира! — обрадовал меня библиотекарь. — А свод правил — вообще идеальный выбор для чтения юной леди! — кивнул одному из юношей: — Будь любезен, принеси.

Тот тут же поспешил к стеллажам.

— Благодарю, господин… — я вопросительно посмотрела на библиотекаря.

— Фаринар, — подсказал старичок, чуть поклонился как в знак приветствия. — Всегда рад помочь желающим приобщиться к великим знаниям! Вы пока располагайтесь, книги сейчас принесут.

Я устроилась в удобном кресле в углу зала. Дневного света вполне хватало, но, если что, как раз рядом располагался светильник с магическим кристаллом. Книги мне принесли быстро. И если бестиарий выглядел основательно потрепанным, то книги по этикету явно никто лишний раз не касался. Ну и я не спешила.

Вообще я очень любила читать. Перечитала все книги, имеющиеся в доме, вплоть до бабушкиных довольно занудных зельеварных справочников. И сейчас мне казалось, что я чуть ли не в сказку попала: столько книг вокруг! Вот если бы не необходимость искать фиктивного жениха, я бы лучше все время до появления храма в этой библиотеке провела.

Бестиарий оказался довольно увесистым. Вдобавок меня предупредили, что книга старая, редкая, необходимо обращаться крайне бережно. Так что страницы я перелистывала очень аккуратно.

Несмотря на древность иллюстрации не выцвели, да и начертанное вполне легко читалось. Ужасно хотелось рассмотреть все поближе, прочитать про всех магических существ. Существующих и вымерших, реальных и, возможно, выдуманных… Да я и половины изображенных в этой книге не знала, только сейчас впервые увидела! В который раз даже тошно стало. Сколько знаний проходит мимо меня…

Нужного льва я нашла почти уже в конце книги. Даже не знаю, сколько уже прошло времени, ведь листала я по одной странице и аккуратно, а потому неспешно. Но зато хоть и нужное не пропустила.

На иллюстрации изображался белый мерцающий лев, идущий через темный лес. Закатные лучи просвечивали сквозь него, подчеркивая эфемерность существа. Заголовок гласил:

«Итилланский лев».

Дальше было написано совсем немного:

«Итилланский лев впервые упоминается в сказании о Становлении Ночи. По преданию он появился в священном Итиллане из последнего солнечного луча именно в образе белоснежного мерцающего льва, и никому неведома его истинная ипостась.

Итилланский лев издревле считается вестником богов. Как одно из самых могущественных существ в Итиллане, именно он стал неусыпным хранителем границы Дня и Ночи. Обретая пик своей силы на закате, он непобедим даже для самых низменных порождений Бездны.»

И все. Ни слова больше.

Ну что ж, из хорошего: этот лев все же не плод моего воображения. А из плохого: в принципе то же, что и хорошего. Все-таки малость не по себе было от одного того факта, что мне во сне явился вестник богов. Явно же не просто так мимо проходил. И это никак не могло быть игрой моего воображения, ведь раньше я об этом льве вообще знать не знала.

— Я смотрю, интересуетесь древними легендами? — прозвучал прямо надо мной голос.

От неожиданности я чуть бестиарий не выронила.

Магистр Лагнир стоял прямо у моего кресла и явно прекрасно видел, о чем именно я читаю. Как оно вообще подкрался настолько незаметно? Или я просто так увлеклась книгой?

— Магистр Лагнир, — я спешно отложила бестиарий, взяла свод правил этикета, — добрый день.

— Добрый, — он вежливо улыбнулся, но взгляд оставался пристальным. — А я, кстати, как раз вас и ищу. Я посылал за вами, но, видимо, вас так и не нашли. И вот как удачно мы встретились здесь.

Я похолодела.

— Зачем вы за мной посылали?

— Очень хочу побеседовать на одну весьма интересную и мне, и вам тему. Но все же лучше нам продолжить этот разговор не здесь. Вы ведь ни разу, как я полагаю, не бывали в башне придворных магов? С удовольствием вам там все покажу.

— И все же, о чем именно пойдет разговор? — не унималась я.

— Леди Амелина, вам совершенно нечего опасаться. Это всего лишь часть отбора. Как глава королевских магов я обязан побеседовать со всеми претендентками.

И вот как тут поступить? Отказаться будет слишком подозрительно! Да и вроде как права не имею, раз это часть отбора… Но, может, и совершенно зря опасаюсь.

— С удовольствием с вами побеседую, — я была сама любезность. — Но ведь можно и здесь, правда? Не обязательно для этого идти куда-то.

— Что ж, можно и здесь, — даже если магистр не пришел в восторг от этой идеи, то вида все равно не подал. Придвинул чуть ближе стоящее напротив кресло и сел. Пальцами шевельнул едва заметно, но я сразу ощутила легкой волной магический поток. Все-таки с того момента, как моя сила восстановилась, с ней вернулось и обостренное восприятие. И сейчас я даже распознала, что именно магистр применил. Заклятие тишины. Никто из посторонних наш разговор услышать не сможет, даже если рядом стоять будет. И к чему такая секретность?

Но я не подала вида, будто заметила эти меры. С выжидающей улыбкой смотрела на магистра.

— Думаю, леди Амелина, вы прекрасно знаете, что магический потенциал претендентки — одно из ключевых, если не главных, требований на отборе, — начал Лагнир, удобно расположившись в кресле. — Сами испытания начнутся чуть позже, но уже сейчас я заранее проверяю знания участниц.

— Но вы ведь самолично до этого констатировали, что я уступаю даже самому последнему из магических учеников, — тут же напомнила я. До сих пор это коробило.

— Лишь предположил, — магистр пожал плечами. — Но сейчас, повторюсь, я оцениваю не потенциал и умения, а именно знания. Я в курсе, что вы нигде не обучались, так что вопросы будут совсем не сложные. Итак, леди Амелина, расскажите мне про виды магии.

Хм, странный вопрос. Про это наверняка любой ребенок знает.

— В теории существует три вида магии. Чистая магия Дня, чистая магии Ночи и универсальная магия. Первые две хоть и упоминаются в летописях, но по факту среди людей такие маги не рождаются. Универсальная же магия — и есть та сила, которой владеют все. Но у большинства она в настолько ничтожном количестве, что магами они считаться не могут.

Вот вроде бы и все, но магистр смотрел на меня весьма выразительно, мол, продолжай. Только что продолжать-то?

Ладно, теперь уже без фактов, одни домыслы.

— Если верить слухам, то королевская династия Дагринара владеет неким особым видом магии. Но это, конечно, под большим вопросом.

Я замолчала. Выждав с полминуты, Лагрин уточнил:

— И это все?

— Все, — подтвердила я.

— Ну как же, леди Амелина, вы забыли об еще одном виде магии.

А вот это уже похоже на провокацию… Не зря я чувствовала подвох.

— Расскажите-ка мне о магии Заката, — выжидающе смотрел на меня магистр.

Ну-ну, как будто просто так спросил! Да наверняка он прекрасно уже распознал мою магию!

Но я постаралась сохранять абсолютно спокойный вид.

— Я не стала упоминать магию Заката банально потому, что таких магов практически не осталось, — пояснила я. — По преданию, эта разновидность произошла от смещения сил Дня и Ночи, воплотив в себе качества той и другой магии. Долгие годы она считалась самой могущественной, и обладающие ею маги правили королевствами НадБездного мира. Ну а потом все изменилось.

— И почему же все изменилось?

Нет, он точно меня провоцирует! А вот и не дождется!

— Изменилось все потому, что магию Заката сочли опасной. Якобы истощающей магические источники настолько, что универсальная сила начала вырождаться. Кроме того, было заявлено, что именно магией Заката обладают сущности Бездны, изначально она чужда людям, и ее использование провоцирует неумолимое угасание человеческой расы как таковой.

— И что же, леди Амелина, вы согласны с этим? — чуть наклонив голову на бок, внимательно смотрел на меня магистр.

— Полагаю, одни боги ведают истину, — мило улыбнулась в ответ я.

Лагрин чуть недовольно поморщился. Нет, а чего он ждал? Что я сейчас начну вопить о тотальной несправедливости, подстроенной смене власти и требовать немедленной казни нынешних правителей?

— И о чем же столь секретная беседа? — одновременно с прозвучавшим голосом Эриона разлетелось в пыль заклятье магистра.

Нет, ну понятно, я принца заранее не заметила, спиной же к дверям сижу. Только почему не заметил Лагрин? Во все глаза смотрел на меня, чтобы подловить?

Но магистр, конечно, был сама невозмутимость.

— Мы всего лишь беседовали с леди Амелиной о магии, Ваше Высочество, — с улыбкой пояснил он. — А заклятье тишины я создал исключительно для того, чтобы разговором не мешать библиотекарям.

Ну а злая я не удержалась, сдала его:

— Магистр проводил проверку моих магических знаний, как на отборе положено.

Эрион взглянул на Лагрина. И даже не знаю, чего во взгляде принца было больше: удивления или все же подозрения. Дайте угадаю. Древняя традиция проверять знания претенденток была придумана Лагрином только сегодня.

Магистр кашлянул, спешно встал с кресла.

— Кхм, да, на днях было принято решение, что теорию магии тоже не помешает у участниц отбора проверять. Леди Амелина стала, так сказать, первопроходцем. С остальными тоже будут проведены беседы в ближайшее время. А теперь, прошу меня извинить, мне пора. С вашего позволения, Ваше Высочество.

— Идите, — хоть Эрион и разрешил, но таким убийственным тоном, что на месте магистра я бы схватила мантию в охапку и удрала, сверкая пятками.

— Ну и? — принц перевел взгляд на меня.

— Что и? — я не отвела глаза, смотрела на него с ответным вызовом. — Вы тоже намерены проверять мои магические знания?

— Амелина, ты прекрасно понимаешь, о чем я, — похоже, у Эриона опять был приступ необъяснимого раздражения. И чего он такой нервный? Пожизненно или в честь скорой свадьбы? — Ты снова проигнорировала мой приказ. Или опять будешь врать, что вдруг заблудилась?

Язык мой — враг мой… Я не сдержалась, уж очень коробило такое отношение, как к дрессированной собаке.

— Ну почему же, нет. Я просто распорядилась этим временем разумнее. Смысл мне приходить беседовать с вами, если только сегодня с утра разговаривали. И я нашла себе занятие поинтереснее.

— И какое же? — кажется, у кого-то уже кончалось терпение…

— Вот, — я продемонстрировала ему книгу по этикету. — Зачитываюсь сводом правил для юных девушек.

— То есть это, — Эрион кивнул на книгу, — предпочтительнее разговора со мной?

— И намного познавательнее, — я улыбнулась ему с самым невинным видом. — Вы, конечно, еще утром поставили в известность, что всю мою судьбу самолично решили и распланировали. Но хоть право самостоятельно выбирать книги для чтения вы мне оставите? Или это вопиюще противоречит вашим жизненным ориентирам?

У него на скулах заиграли желваки. Но ответил Эрион вполне спокойно:

— Я знаю, Амелина, ты нарочно пытаешься меня разозлить. Но, во-первых, это глупо. А, во-вторых, чревато последствиями. Так что либо следи за своей недопустимой дерзостью, либо будь готова пожинать ее плоды.

— Это какие? Выставите меня с отбора? — тут же с надеждой уточнила я.

Эрион перевел дыхание, видимо, собираясь всем своим терпением.

— Так вот значит, чего ты этой своей дерзостью пытаешься добиться. Я же сказал, что отбор ты покинешь только тогда, когда я сочту нужным, — но вдруг его серые глаза нехорошо блеснули. — И, кстати, ты мне подала отличную идею.

— Это какую? — я вмиг насторожилась.

— Узнаешь. И очень скоро, — многообещающе усмехнулся Эрион, не сводя с меня взгляда.


Чего-то узнавать мне не хотелось от слова совсем… Что бы он ни задумал, это явно вряд ли мне понравится…

— Пойдем, — взяв меня за локоть, он повел к выходу из библиотеки.

— Куда? — мигом насторожилась я, вцепившись в сборник правил как в единственное оружие самообороны.

— Доведу тебя до твоей комнаты, чтобы ты уж точно опять никуда по дороге не делась.

Но выйти из библиотеки мы не успели, двери открылись, впуская госпожу Элиссу. Надо отдать ей должное, при виде меня с принцем, старшая дуэнья даже в лице не изменилась.

— Ваше Высочество, добрый день.

Ну а Эрион, видимо, уж очень жаждал крови, поинтересовался:

— Добрый, леди Элисса. И почему же в этот добрый день ваша подопечная не там, где должна быть?

Я сделала дуэнье страшные глаза, но она, похоже, не поняла моего намека. Сдала нас с потрохами:

— Ваше Высочество, я могу все объяснить. Дело в том, что леди Амелина поступила немного опрометчиво. Речь о ее ночной прогулке в парке, но, естественно, в одиночестве. Конечно, подобное неприемлемо и, как и полагается по правилам, леди понесла соответствующее наказание: отстранение от важного события отбора.

— Как мило, — мрачно усмехнулся Эрион, убийственно глянув на меня, — мне леди Амелина об этом ни слова не сказала. Как и вы не сказали ранее о ее наказании. Получается, по факту, вы покрывали ее, а она сейчас покрывала вас. И все это за моей спиной.

Нет, ну вот же гад! Прекрасно знает, что я вообще-то ночью с ним была! Или его разозлило, что я про наказание не обмолвилась? Но я и вправду дуэнью подставлять не хотела, ведь она же в свою очередь скрыла ото всех мою «оплошность».

— Ваше Высочество, признаю свою ошибку, я просто не хотела отвлекать вас по пустякам, — госпожа Элисса все еще держалась спокойно. — И леди Амелина в свою очередь, без сомнений, сожалеет о собственном проступке. И чтобы такого не повторилось, она весь день провела в библиотеке, повторяя правила поведения для юных девушек, а особо важные заучивая дословно. Для закрепления результата я как раз сейчас и пришла ее опросить.

— Отличнейшая идея, — Эрион улыбнулся, но так, что мне сразу захотелось спрятаться, да только он по-прежнему крепко держал меня за локоть. — Правила поведения — это как раз то, чего леди Амелине просто жизненно не хватает. Благодарю за ваши старания, леди Элисса, но я буду вынужден сам проконтролировать, как ваша подопечная усвоила столь важные знания.

— В каком смысле? — тут же опасливо уточнила я.

— В таком, леди Амелина, — принц наградил меня снисходительным взглядом, — что сегодня вечером я жду вас у себя. Внимательно послушаю, насколько хорошо вы усвоили правила этикета для юных девушек.

Я чуть зубами не заскрипела. Вот ему заняться больше нечем?! Да он попросту издевается! Хотя нет, очевидно, это банально мелкая месть за мою дерзость.

— То есть, Ваше Высочество, — осторожно уточнила госпожа Элисса, — на сегодняшний вечер вы выбираете именно леди Амелину? Просто госпожа Лейма мне доложила, что после сегодняшнего общения вы отобрали несколько претенденток в порядке очереди…

— Ничего, ради столь важного дела, очередь подвинется. Значит, все всё поняли? Леди Элисса, сегодня после ужина вашу подопечную ко мне для беседы. Леди Амелина, у вас еще есть время вдоволь насладиться чтением столь увлекательного свода правил и заодно подумать над своим поведением.

И все-таки он издевается… Хотя кто мне виноват? Сама сорвалась, вступила с ним в перепалку. Да лучше вообще в его присутствии молчать, чем потом вот так вляпываться!

— Как прикажете, Ваше Высочество, — госпожа Элисса тут же кивнула. — Вы позволите мне проводить леди Амелину в ее покои?

Эрион с сомнением посмотрел на меня, но все же согласился:

— Отведите.

Видимо, счел, что старшая дуэнья — довольно надежное сопровождение, от которого я не сбегу.


Мы с госпожой Элиссой уже шли через оранжерею, когда дуэнья вдруг первой нарушила молчание:

— У тебя хорошие шансы.

— На что? — я не удержалась от нервного смешка. — Сойти тут с ума?

Но она спокойно пояснила:

— Амелина, я почти десять лет служу во дворце. И за все это время впервые увидела, чтобы принц Эрион злился. Точнее: вообще проявил хоть какие-то эмоции. Это, знаешь ли, многое значит.

Как по мне, разозлить Эриона — довольно сомнительное счастье.

— А ведь между прочим, — продолжала она, — как мне доложили, Его Высочество почти два часа общался сегодня с остальными претендентками, каждой уделив время. И даже выбрал некоторых из них, с кем бы хотел в первую очередь познакомиться поближе. Но, — выразительно глянула на меня, — тут вдруг ты чем-то его разозлила и все, вмиг полетела эта очередь. Так и напрашиваются определенные выводы.

Угу, о неадекватности принца.

Впрочем, тут и гадать нечего. Видимо, раньше попросту Эриону никто не перечил, вот он и воспринимает меня как некую недопустимую мировую ошибку, которую необходимо как можно быстрее исправить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Поскорее бы мне уже выбыть из отбора и вообще больше с принцем не пересекаться…


Глава десятая

Эрион.


— Ваше Высочество? — если магистр Лагрин визиту принца и удивился, то виду не подал. Отложив свиток, встал из-за стола и выжидающе смотрел на Эриона.

— Объяснения, магистр. И не говорите, что не понимаете, о чем я, — внешне принц оставался абсолютно спокойным. Когда рядом не было Амелины, сдерживать любые эмоции не составляло труда.

Лагрин вздохнул, но увиливать не стал.

— Что ж, Ваше Высочество, я знал, что этот разговор состоялся бы рано или поздно. И даже лучше, что рано… Его Величество заранее мне рассказал о магии леди Амелины. Да даже если бы и не рассказал, исходящую от этой девушки силу уж очень сложно не заметить. И вы, как никто другой, должны понимать, насколько опасно ее пребывание здесь. Но, естественно, я не вмешиваюсь ни в чьи решения, просто выполняю свой долг, слежу, чтобы не произошло ничего катастрофичного.

— Амелина совершенно не опасна, — холодно возразил Эрион. — Тем более я сам контролирую ее магию от и до. Так что будьте любезны оставить девушку в покое.

— Ваше Высочество, я ни в коем случае не возражаю. Но я ведь и прекрасно понимаю, что эта юная леди здесь не просто так и, без сомнений, ее проклятая магия нужна вам для какой-то цели. Так, быть может, я смогу в этом помочь? Все-таки я в свое время достаточно изучил магию Заката и…

— Магистр, — Эрион даже не дал ему договорить, — просто оставьте ее в покое и все. Никаких этих внезапных «проверок».

— Простите мои опасения, но как вы тогда представляете магические состязания среди претенденток? — все же возразил Лагрин. — Леди Амелина сразу раскроет себя.

— Она не будет в этом участвовать. Покинет отбор раньше. Так что ее магия останется втайне. Надеюсь, это понятно?

Магистр выдержал тяжелый взгляд принц, не отвел глаза.

— Само собой, Ваше Высочество, я распространяться об этом ни в коем случае не стану. Но все же прошу вас учитывать, что магия Заката — это не шутки. С огнем играете.

— Я знаю, что делаю, и у меня все под контролем, — парировал Эрион. — И прошу больше в это не лезть. Так что тема закрыта. Теперь к делу, мне необходимо, чтобы вы провели один ритуал.

— Как прикажете, Ваше Высочество, — Лагрин кивнул. — Я вас внимательно слушаю.


Нет. Однозначно нельзя сказать, что провоцировал всплески магии Амелины именно Лагрин… Теоретически он мог, все-таки уровень магистра это позволяет. Но в то же время, сейчас во дворце с десяток магов такого уровня. Конечно, в идеале нужна еще одна попытка воздействия, и тогда бы сразу удалось засечь…

Стук в дверь кабинета прервал размышления принца.

— Входите.

Вошедший Рей был мрачен как туча.

— Я не один.

— А с кем же?

— С целой свитой плохих новостей… — друг устало опустился в кресло. — Слушай, у тебя тут есть что-нибудь выпить? Желательно покрепче. Хотя нет, не надо, все равно не поможет.

— Так а что случилось? — Эрион сел в кресло напротив, не сводя настороженного взгляда с Рея.

— Вот с чего бы начать… Давай с меньшего из зол. Ты в курсе вообще, что Калеб приезжает?

На эмоциях треснув ладонями по подлокотникам кресла, принц выругался.

— Какого демона, ему тут понадобилось?!

— Это ты у меня спрашиваешь? — скептически хмыкнул Рей. — Спроси у своей матушки, которая ему приглашение на сезон отправила. Штук десять вроде как. Это мне Раина рассказала. Королева сегодня поделилась с ней радостью, что такой важный гость все же почтит своим вниманием.

Ну да. Действительно. Мало же было проблем, так теперь еще и этот… Как же все не вовремя… Эрион устало потер глаза.

— Какие шансы провернуть все до его приезда?

— Ничтожные, Эрион. Пик силы магического источника наступит не раньше, чем через неделю. Если еще и не позже, я пока не закончил с расчетами. А Калеб, как я понял, приедет уже на днях. Точнее надо у Ее Величества узнавать.

— Узнаю, — при друге Эрион даже не пытался сдерживать раздражение. — Непременно узнаю. Уж очень мне интересно, с чего вдруг она его пригласила.

— А что тут удивительного? — Рей пожал плечами. — Родственники как-никак. Ну а то, что ты с ним, мягко говоря, не в ладах… Пустяки, видимо. Ты сможешь мага Заката прикрыть?

— Сделаю все возможное. Калеб уж точно не должен узнать, — Эрион едва подавил порыв прямо сейчас идти к Амелине. — Надеюсь, это все плохие новости?

— Да я только начал, да еще и с более-менее терпимого, — мрачно отозвался Рей. — Я вообще сегодня чуть не поседел.

— Что-то случилось с Раиной? — тут же догадался Эрион, прекрасно зная друга.

— Как раз таки, к счастью, не случилось… — тот порывисто вздохнул. — Она же в последнее время все головной болью маялась. И перед нашим отъездом во дворец один из лекарей дал ей лечебное зелье. Она сегодня выпить собиралась, но мимо какая-то девушка проходила, вовремя ее остановила, предупредила об опасности… Ваш придворный целитель при виде этого зелья прямо сказал, что даже от половины дозы… — Рей перевел дыхание. — В общем, мы вполне могли остаться без нашего малыша… На этот раз крупно повезло, нужно бы найти ту девушку, поблагодарить ее, спасла ведь фактически. Жаль, Раина имя у нее не спросила… Эрион, это все точно неслучайно.

— Такие же мысли, — мрачно отозвался принц. Не усидев на месте, встал и прошелся по кабинету.

А Рей продолжал рассуждать:

— Получается, кто-то очень даже в курсе твоих планов. Видимо, это зелье подсунули Раине с тем расчетом, что она примет его еще дома, случится непоправимое и, естественно, я не поеду во дворец. А значит в итоге и ты не будешь знать точного времени пика силы источника, из-за чего шансы на успех заметно снижаются…

— Рей, я пойму, если вы сегодня же уедите. Выходит, неизвестный мерзавец точно во дворце, и подвергать опасности твоих жену и ребенка явно не стоит.

— Я хотел отправить Раину домой, но она наотрез отказалась. Говорит, что даже если я решу сейчас возвращаться, она все равно здесь останется. Она как упрется, ее же не переспоришь, а теперь так тем более, — Рей покачал головой. — Ну ничего, я столько защитных заклятий создал, сколько, наверное, и на королевской сокровищнице нет, — усмехнулся и тут же резко посерьезнел. — Эрион, надо искать гада. Это явно кто-то из приближенных, раз смог разузнать о твоих планах. Вплоть до того, для чего именно я здесь.

— У меня есть одна кандидатура, — так не хотелось это озвучивать, но и промолчать уже нельзя, чужие жизни в опасности.

— И кто же? — Рей приподнялся в кресле, словно уже собираясь рвануть прибивать мерзавца.

Эрион помрачнел еще больше. Произнес:

— Дейн.

— Дейн? — оторопел друг. — Ты это сейчас серьезно вообще?..

— Я очень надеюсь, что ошибаюсь, Рей. Но, как выяснилось, Дейн разузнавал о моих планах и о многом догадывался. Вполне может быть, что он в курсе вообще всего.

— У меня все равно это просто в голове не укладывается, — не согласился Рей. — Да Дейн же абсолютно далекий от всего этого, беззаботный весельчак, у которого на уме одни развлечения!

— И я так думал. Да только очень ошибался. Не настолько Дейн прост, как кажется.

— Так а что гадать? — Рей решительно встал. — Давай сразу к нему и все выясним!


Выяснить не удалось. Дейна никто не видел еще со вчерашнего дня. Его лакей утверждал: принц был чем-то встревожен после конкурса претенденток, сказал, что надо отлучиться по важному делу, и что может задержаться. И вот с тех пор не возвращался не только в свои покои, но и во дворце его вроде бы никто не видел. Вполне вероятно, что Дейн сейчас в городе или еще где. Но все это только усиливало подозрения…

И на фоне происходящего все больше крепло безотчетное желание спрятать Амелину. Увезти ее куда-нибудь подальше отсюда, чтобы уж точно была в безопасности! Сейчас она в самом центре паутины, и наверняка уже со всех сторон подбираются пауки… И ведь, получается, Эрион самолично нашел для них эту жертву. Сам того не желая, подверг нешуточной опасности. Хотел как лучше для Дагринара, да и для самой Амелины, а в итоге… Тут не на нее нужно злиться, а на себя самого.

И принимать меры.


Амелина.


— Минна, ты не могла бы для меня кое-что выяснить, пожалуйста? — попросила я.

Она как раз заканчивала развешивать в гардеробе мои новые платья. Кстати, и портнихи расстарались на славу, да и, видимо, кто-то расщедрился: у меня теперь не только одежды хватало, но и к каждому платью шли свои туфельки, зачастую еще перчатки или шляпки. Но больше всего мне понравился костюм для верховой езды. Дома своего экипажа у нас не имелось, зато была пара лошадей. И добираться в Индзор приходилось именно верхом, так я волей-неволей и научилась. А теперь очень хотелось куда-нибудь съездить, да и стены дворца уже угнетали…

— Да, конечно, госпожа, что именно нужно выяснить? — с готовностью спросила Минна.

— Мне бы узнать, что сказали целители насчет одного зелья. Просто я сегодня в оранжерее встретила девушку и отговорила ее опасное зелье принимать. Она должна была уточнить у целителей. Вот мне и интересно, чем дело закончилось.

Если честно, меня прямо совесть заедала. Надо было это зелье сразу попросту вылить! Мало ли, королева пойдет на принцип, моим словам вообще не поверит и ту девушку отговорит. Конечно, вылей я зелье — это было бы вопиющее нарушение этикета, со стороны выглядело бы вообще по-хамски. Но тут ведь на кону жизнь ребенка! И теперь это терзало меня нещадно.

Минна ненадолго задумалась.

— Хорошо, попытаюсь разузнать, у меня как раз среди целительниц хорошая знакомая есть. Только давайте я вам сначала прическу для вечера переделаю, да и то платье, которое вы выбрали, с тугим корсетом, сами никак не наденете. Кстати! — спохватилась она. — Я слышала сегодня, как госпожа Ниенна хвалилась другим, что принц Эрион выбрал ее первой для совместного ужина. И что же получается, вы втроем будете?

О да, это было бы весьма забавно.

— Его Высочество вроде как очередность переиграл, — мне заранее страшно было представить реакцию на это Ниенны…

— Вот, сразу видно, кто уже у него в фаворитках! — Минна выглядела такой довольной, словно речь шла о ней самой. — И чего тогда дальше этот отбор разводить? Исключительно, чтобы план выполнить?

— Какой план? — не поняла я.

— Так королева Анния же заранее составила план всех мероприятий. Я подробно, конечно, не знаю, но вроде как там весь сезон свадеб чуть ли не по дням расписан. Не только этапы отбора, но и общие развлечения. Говорят, еще несколько балов будет, в том числе и маскарад. Какие-то турниры и обязательно поездки куда-то. В общем скучать тут точно не придется! Ой, — Минна даже руками всплеснула, — а еще что говорят! Я сегодня слышала, что Его Высочество пропал!

— Как пропал? — у меня даже дыхание замерло. — Мы же вот только сегодня с Эрионом разговаривали!

— Как вы сразу за принца испугались, — хихикнула Минна, выразительно на меня глянув. — Да я про другого говорю, про принца Дейна. Исчез он куда-то, ищут вот теперь.

А я ведь про Дейна уже и думать забыла… Даже неудобно как-то, совсем из головы вылетел. Но я все же искренне надеялась, что с ним все в порядке.

— Так, госпожа, вам скоро уже пора идти, — Минна опять мигом переключила тему, — пора собираться.


Эрион.


— Вот что же ты впутался, брат?..

Просто мрачная мысль вслух. Самая цензурная из всех, что сейчас крутились в голове.

В просторной комнате целителей пахло травами, сами целители вовсю суетились. А Эрион сидел у кровати, на которой сейчас лежал в беспамятстве Дейн. Никаких ран или увечий. Физически он вообще не пострадал. Но магически сразу удалось засечь вмешательство… Зачистка сознания. Небольшая, но основательная. Вычеркнуты из памяти пара месяцев, не больше, но целиком, от и до.

Эрион не слушал, как уже вовсю ругалась на целителей мать, как громко расспрашивал в коридоре стражников отец. В мыслях вертелись версии, одна хлеще другой. Кто бы ни вел сейчас против них игру, он явно опережает на шаг вперед…

И Дейн, без сомнений, узнал слишком многое, потому с ним так и поступили. Причем, мастерски, не оставив ни единого следа примененной магии. Так что вычислить злоумышленника крайне проблематично. Да и нашли принца по ту сторону арочного перехода, на пустыре странствующего храма. А ведь туда вообще мало кто может попасть! И то чудо, что сам король и нашел Дейна, смог слабый отголосок его магии почувствовать.

Эрион встал и вышел из комнаты. Кроме всех теорий, в голове отчетливо крутилась одна весьма циничная мысль: все равно в произошедшем есть свою плюс. С этой зачисткой памяти теперь Дейн не знает об Амелине. А если повезло, то и о планах самого Эриона. Но тут смотря когда брат все это выяснять начал.

— Ну что там? — Рей ждал на лестнице.

— Жить будет, завтра уже придет в себя, — хмуро ответил Эрион. — Сознание зачищено, но, благо, хоть убивать не стали.

— Страшно представить, сколько вообще может быть подельников, — Рей нервно барабанил пальцами по перилам лестницы.

— Явно не один кто-то орудует, если и до тебя с Раиной заранее дотянулись с этим зельем. Ну а Дейн, видимо, уже стал им не нужен, вот его и вывели из игры.

— Вопрос лишь в том, что на кону этой игры?

— Или кто… — об ответе на этот вопрос Эрион прекрасно догадывался. — Но теперь хоть Дейн не станет нам мешать, да и сам будет в безопасности, не влезая во все это. Ну а с остальным будем разбираться. Уже столько деталей этой мозаики накопилось, что более-менее картина вырисовывается… Ладно, Рей, я к себе. Хоть вечер проведу в спокойствии.

Хотя единственное спокойствие рядом с Амелиной — это лишь уверенность в том, что пока вместе, с ней уж точно ничего плохого не случится. В остальном же просто как на вулкане… И даже однозначно не скажешь, кто же больший вулкан. Она, слишком своенравная и дерзкая, или же сам Эрион, с чересчур обостренными эмоциями в ее адрес.

Точно Эрион знал лишь одно: он просто хочет провести этот вечер с ней. Лишь с ней одной. Дейн нашелся, про источник Рей скоро выяснит, и завтра уже можно попытаться собрать эту мозаику воедино. Но не сегодня.

Сегодня никаких больше проблем. Только Амелина. Впрочем, она как раз таки и главная его проблема…


Амелина.


Как ни странно, в покои к Эриону я шла в хорошем настроении. Вздумалось принцу проверять мои знания этикета? Так пожалуйста. Мама несколько лет мне их в голову вдалбливала по доброте душевной. И хотя я чисто из вежливости бегло просмотрела взятый в библиотеке свод правил, все равно ничего особо нового там не увидела.

К тому же я надеялась, что наконец-то решу с Эрионом вопрос моего выбывания из отбора. Все-таки поиски фиктивного жениха уже стоят ребром, а будучи участницей отбора, я лишний раз даже ни с кем познакомиться не могу.

А вот Эрион хорошим настроением похвастаться не мог… Но, может, это он из-за Дейна? Минна успела мне рассказать очередную новость, что младшего принца нашли без сознания, и он сейчас у целителей.

— Добрый вечер, Ваше Высочество, — я присела в реверансе. Решила же, что буду сегодня вообще сама вежливость. Лишь бы только удалось договориться, чтобы Эрион поскорее меня исключил из числа претенденток…

— Добрый вечер, Амелина, — принц смотрел на меня весьма скептически. Похоже, за моим благовоспитанным поведением и вежливой улыбкой ему чудился основательный подвох. — Как я вижу, заучивание правил этикета не прошло для тебя бесследно.

— Как говорят мудрецы, исправиться никогда не поздно, — все так же мило ответила я.

Эрион сделал мне приглашающий жест, я прошла в гостиную, присела в кресло.

— И? — полюбопытствовал принц, он почему-то так и остался стоять.

— Что «и», Ваше Высочество? — не поняла я.

— И чего же ты хочешь?

— Прошу покорнейше простить меня, но я немного не понимаю, о чем вы. Это ведь вы сами пожелали меня сегодня видеть, и я выполнила ваш приказ.

— Амелина, давай пропустим стадию «Да я на самом деле такая вся правильная», — чуть насмешливо смотрел на меня Эрион. — Ты же не просто так притворяешься. Вот и говори сразу, чего именно ты намерена этим добиться.

Нет, ну что вообще ему надо? Такая, как есть, я его не устраиваю — ведь дерзкая и несдержанная! Вежливая и милая тоже не устраиваю — якобы это слишком подозрительно! Он бы уже определился, что ли.

— Ваше Высочество, вы пожелали самолично проверить мои познания этикета. И вот я здесь. И решительно не понимаю, на что именно вы намекаете.

— Ладно, — в глазах Эриона уже плясали смешинки; похоже, принца происходящее забавляло, — если ты так хочешь, я сделаю вид, что тебе поверю.

Вот ведь странно, у него явно отчего-то улучшалось настроение… Непонятный он какой-то…

— Я готова отвечать на ваши вопросы касательно этикета.

Интересно, а сам он хоть все правила наизусть знает? Хотя ему, как принцу, наверняка это чуть ли не с младенчества положено…

— Что ж, давай начнем. Назови мне самое достойное стремление для каждой благовоспитанной девушки.

— Да, конечно… — я запнулась, все же не выдержала. — Ваше Высочество, а вы так и будете стоять?

Просто Эрион и так был меня выше, а когда еще я сидела, то вообще чувствовала себя по сравнению с ним, сильным и мужественным, мелкой беспомощной букашкой. И не то, чтобы от этого было неуютно, но почему-то очень волнительно. Ужасно сбивало с мыслей.

— А что? — Эрион усмехнулся. — Стоять запрещено правилами этикета? Или ты обо мне заботишься, вдруг я устал за день? Или опасаешься, что я готов вот-вот сбежать, лишь бы не выслушивать про нормы поведения в твоем исполнении?

Я не удержалась от улыбки:

— Знаете, а мне все эти варианты нравятся, так что выбирайте любой.

Эрион даже засмеялся. Нет, определенно, от его мрачности не осталось и следа. Все же смилостивился, опустился в кресло напротив меня.

— Ну так что, Амелина? К чему должна стремиться в жизни любая достойная девушка?

— Сначала удачное замужество, а после поддержание семейного счастья, в том числе воспитание детей, — тут же ответила я.

— Что ж, вопрос посложнее… А как следует поступать, если во время разговора с мужчиной, ты вдруг не согласна с его точкой зрения? — смотрел на меня с откровенным вызовом.

— Осознать, что если моя точка зрения не совпадает с мужской, значит, я ошибаюсь, — я мило улыбнулась ему в ответ.

Эрион с усмешкой покачал головой.

— Ну хорошо, Амелина, тогда такой вопрос. Как следует реагировать на приказы королевских особ, в частности наследного принца?

— Выполнять беспрекословно, естественно.

— Хм, надо же… Какое внезапное у тебя озарение… — он демонстративно изумился. — У меня остался только один вопрос… Кто ты такая и куда дела настоящую Амелину?

Я едва сдержала смех, как можно серьезней ответила:

— Ваше Высочество, почему вас это так удивляет? Да, я признаю, что во многом вела себя неправильно. Но теперь, думаю, неподобающее поведение в прошлом. Я полагала, что вы именно к этому и стремились.

— К чему? — Эрион скептически изогнул брови. — Чтобы ты сейчас вот так притворялась и снова лгала? Значит так. Предлагаю забыть весь этот наш разговор, вернуться назад в тот момент, когда ты только переступила порог моей гостиной. Говори прямо, что именно ты хочешь, ведь явно же притворилась ради чего-то. Не могу обещать, что исполню. Но все же я снова твой должник.

— Это почему? — я даже растерялась.

А Эрион очень серьезно пояснил:

— Ты сегодня очень помогла дорогому для меня человеку. Лучшему другу. Спасла от гибели его пока еще не родившегося сына.

— Так та девушка все же не выпила зелье? — у меня даже от сердца отлегло.

— Нет, и Раина безмерно тебе благодарна, очень хочет с тобой поговорить. Правда, пока даже не знает, кто ты.

— Так а вы как узнали, что помогла именно я?

— Амелина, так тут все очевидно. Кто еще мог в наглую подойти к незнакомой аристократке и такое заявить? Кто еще при этом хорошо разбирается в зельеварении? Кого еще настолько терпеть не может моя мать, что потом даже сделала вид, будто не знает, кто ты вообще такая? Кроме того, Раина описала твою внешность, а другой такой девушки с золотистыми волосами, фиалковыми глазами, грацией принцессы и прямолинейностью воина, я не знаю.

Эрион улыбался, не сводил с меня взгляда. И эта его искренняя улыбка, эти его слова, да еще и как будто сказанные с таким неподдельным теплом… Кажется, у меня даже смущенный румянец на щеках выступил.

— Я очень рада, что все обошлось, — я отвела взгляд, старалась сохранять спокойный вид, не показать, что почему-то хочется таять, как снег от весеннего солнца. — И слава богам, что я в то время оказалась поблизости. Но я ведь помогла просто так, правда, никто ничего мне за это не должен.

— Ну должен или нет, а я все равно хочу кое-что тебе подарить, — Эрион встал с кресла, подошел ко мне и подал руку.

Я не стала игнорировать, вложила свою ладонь в его, невольно вздрогнула от уже одного этого прикосновения. Такое волнующее тепло…

Я тоже встала с кресла. На мой вопросительный взгляд принц пояснил:

— Не бойся, подарок тебе понравится, я уверен.

Вот надо было именно сейчас поднять вопрос об отборе! Идеальная же возможность! Вот пусть в качестве благодарности вычеркнет меня из числа претенденток!

Но у меня язык не повернулся. Вот что за напасть? Когда не надо, не могу промолчать, а когда надо, и слова не выдавлю. И так ведь только рядом с Эрионом! Странно он как-то на меня влияет…

В одно мгновение принц создал портал прямо здесь, в гостиной. Нет, я никогда к такому не привыкну. Порталы — это же сложнейшая магия! А он в который раз воплощает вот так вот запросто.

— Пойдем? — вопросительно смотрел на меня Эрион.

— Вы спрашиваете моего мнения? — даже показалось, что ослышалась.

— Я не всегда приказываю, — он чуть хитро улыбнулся, — надо же иногда исключительно для разнообразия и просто спрашивать. Так что, Амелина, сбежим ненадолго из дворца?

— С превеликим удовольствием, — меня уже во всю терзало радостное любопытство.

Нет, ну вот может же Эрион быть милым! Так почему он не постоянно такой?.. А вдруг он, как и я сегодня с этим этикетом, тоже притворяется ради чего-то? Но как же хочется просто расслабиться, не искать нигде подвох и не думать о плохом…

По-прежнему держа меня за руку, Эрион первым шагнул в сияющий портал. Я последовала за ним.


Эрион.


С погодой повезло. Хотя, похоже, Амелину бы и шторм не расстроил. Она стояла у самой кромки воды, зябко обняв себя за плечи. Смотрела на темную гладь, и со стороны казалось, что будто бы даже не дышит. И ведь до сих пор ни слова не сказала.

Эрион ждал любой реакции. Начиная от восторга и заканчивая откровенным разочарование, но Амелина не отреагировала вообще никак. Лишь замерла на миг, едва они оказались здесь, и тут же пошла вперед, к самому морю. Уже минут пять просто стояла, даже ни разу не оглянулась. Словно бы ей вообще было все равно, здесь еще Эрион или сразу ушел.

Но принц был готов к хоть какому раскладу. В кармане камзола в бархатной коробочке ждало своего часа ожерелье с сапфирами. Подарок, который обрадует абсолютно любую. Пусть далеко не равноценная благодарность за спасение жизни сына Рея и Раины, но хоть какая-то.

Прошло еще минут пять. Эриону уже надоело ждать, пока Амелина, наконец, вспомнит о его существовании. Может, нарочно игнорирует? С ее характером это было бы не удивительно.

Принц подошел ближе. Произнес как бы между прочим:

— Ты ведь никогда раньше не видела море?

Амелина даже вздрогнула. Это что?.. У нее слезы на глазах?..

— Да, никогда, — она старалась говорить непринужденно, даже улыбнулась.

А Эрион даже не нашел в себе сил ответить. Почему-то уже от одного вида ее слез дыхание перехватило. Принц едва подавил порыв тут же обнять, утешить. Но что вообще ее так расстроило? Она ждала чего-то невиданного от одного упоминания подарка, а теперь решила, что так ничего и не получит, потому слезы на глаза навернулись? Эрион тут же скользнул рукой в карман камзола за заветной коробочкой с ожерельем.

— Мне дедушка рассказывал о море, — вдруг продолжила Амелина, по-прежнему не сводя взгляда с раскинувшегося в ночи простора. — Он говорил, что море — как обманчивая, но в то же время совершенная стихия. Дедушка обещал, что однажды мы с ним обязательно приедем полюбоваться на побережье. Но вот не сложилось… И я вот сейчас смотрю и… — ее голос дрогнул. — Оно и вправду прекрасно… Даже нет, не так, это не просто красота, это красота силы! Воплощенные могущество и опасность, но при этом так восхитительно и притягательно, вот просто в точности как… — она порывисто посмотрела на принца, но тут же резко замолчала. Вмиг отвела взгляд, словно ей было ужасно стыдно за что-то чуть не озвученное.

А ведь Эрион был уверен, что прекрасно понимает девушек. Абсолютно любых. Но Амелина в который раз загоняла его в тупик. Так расстроилась из-за воспоминаний о своем дедушке? Но в чем бы ни была причина ее такой внезапной эмоциональности, он постарался говорить мягко:

— Я надеялся, что тебе здесь понравится.

— Мне нравится, правда, — спешно ответила Амелина, по-прежнему избегая встречи взглядом. — Просто я… Я ведь уже и не думала о том, что увижу море. Раньше я ни разу не уезжала дальше Индзора. И даже оказавшись во дворце и зная о близости порта, как-то и в голову не приходило, что побываю здесь.

— На самом деле, в числе прочих увеселений во время сезона свадеб традиционно есть морская прогулка на королевском корабле. Но мне все же подумалось, что для первого знакомства с морем лучше так.

— Так и вправду лучше, — Амелина все же посмотрела на него, — спасибо.

Такая искренняя благодарность… Казалось, подари он ей всю королевскую сокровищницу, она и то не была бы так благодарна. Ожерелье все же подождет несколько минут. Сейчас оно стало бы уж точно неуместным.

— А что это за место? — тут же продолжила Амелина, словно пытаясь отвлечься от каких-то мыслей. — Мы же сейчас далеко от причала, кораблей ведь не видно.

— Да, в этой части побережья мало кто бывает. Но мне здесь нравится, всегда тихо, спокойно. Идеально, чтобы побыть наедине со своими мыслями.

— Вы часто здесь бываете?

— Амелина, давай на «ты», — Эрион поморщился, все-таки «вы» каждый раз еще больше подчеркивало барьер между ними. — На «ты» всегда, когда мы наедине, а не только тогда, когда ты очень на меня разозлишься.

— Обычно это каждый раз совпадает, — она улыбнулась, даже глаза словно бы сияли внутренним умиротворением. — Сегодня просто исключение из правил.

— Ну если это на тебя так благостно повторение этикета подействовало, то придется постоянно этим озадачивать.

— Это жестоко и бесчеловечно! Вот не зря я всегда считала, что вы…ну то есть ты, тиран и деспот! — Амелина засмеялась, поднявшийся ветерок чуть взметнул ее золотистые локоны и снова рассыпал по обнаженным плечам.

Проклятье, как же себя контролировать… Как не притянуть сейчас к себе, не сорвать поцелуй с ее губ…

Эрион даже на шаг назад отошел. Что вообще за безумие? Чем дальше, тем сложнее себя сдерживать!

Но все же постарался не показать виду. Усмехнулся:

— Не поверишь, но ты первая, кто сказал мне это прямо в лицо.

— На случай, если ты уже планируешь казнить меня за это, едва во дворец вернемся, учти, — она демонстративно пригрозила, — я буду все отрицать и говорить, что тебе послышалось, — но тут же с внезапной нерешительностью уточнила: — Но мы ведь не будем возвращаться прямо сейчас? Побудем еще здесь?

— Тебе не нравится во дворце? — Эрион не сводил с нее взгляда. Вот даже банально смотреть на Амелину приятно… Как меняются эмоции на ее лице, а удивительные глаза словно бы вообще лгать не способны…

— Не то, чтобы мне во дворце не нравится… Просто там тесно и душно. Не в смысле пространства, а по ощущению. Постоянные рамки этикета, все за всеми наблюдают и сплетничают. А уж сборище претенденток на отборе — это вообще… — Амелина запнулась, тут же исправилась: — Нет, ты не подумай, среди них, без сомнений, полно очень достойных девушек. Я говорю лишь чисто о моих впечатлениях. Я одна там такая…

— Особенная? — вырвалось само собой.

— Дикая, — Амелина улыбнулась, но взгляд оставался серьезным. — Ты же и сам прекрасно понимаешь, что мне там не место.

— А где твое место? — даже напряжение накатило, настолько важным казалось, что именно она ответит.

— Я не знаю, — просто пожала плечами. — Пока нигде. Не нашла еще.

Похоже, домой она уж точно возвращаться не рвется. Ну да, родители у нее производили не самое лучшее впечатление: тираничная расчетливая мать, совершенно бесхарактерный отец. Только ее бабушка показалась достойным человеком.

— Где ты училась зельеварению? — Эрион все же сменил тему. — Ведь, насколько я знаю, в университет ты не поступала.

— Меня бабушка учила. Она — прирожденный зельевар, — теплая улыбка Амелины сразу выдавала все искренние чувства, — очень талантливая и замечательная. Я еще совсем маленькой была, а она уже всегда брала меня с собой собирать травы и даже готовить с ней экстракты и концентраты для будущих зелий. Мне тогда казалось это все таким сложным, и ужасно хотелось хоть бы чуточку быть такой, как бабушка… Но для идеального зельевара у меня все же способностей нет. Не все же можно взять знаниями и выработанными навыками. Даже зелья надо чувствовать… Я вот так не могу. У моей магии нет какого-либо конкретного направления. Я надеялась, что в университете получится определить, к чему именно есть способности. Но в университет я, к сожалению, так и не поступила…

Похоже, это очень ее терзало.

— Если все еще хочешь, я улажу этот вопрос. Может, конечно, когда выйдешь замуж, тебе совсем будет не до этого, но, если что, мое предложение останется в силе.

— Благодарю, буду иметь в виду, — Амелина с улыбкой кивнула, но сразу чувствовалось, что она никогда об этом не попросит. И не потому, что передумала учиться. Похоже, просто просить не хочет. Никого и ни о чем. Ну да, с этой упрямицы станется, она вполне может надеяться, что и сама всего добьется.

Она отчего-то враз растеряла свой радостный настрой. Что теперь-то не так? Какие вообще мысли у нее в голове крутятся, раз так настроение скачет?

Словно собравшись решимостью, Амелина вдруг произнесла:

— Эрион, я очень благодарна, что ты дал мне возможность поучаствовать в сезоне свадеб. И понимаю, что отбор был единственным веским поводом. Но ведь я уже здесь, можно и исключить меня из числа претенденток. Время идет, а мне необходимо еще достойного супруга себе найти. Но пока я — претендентка, я как в клетке, ни шагу в сторону.

Да. Логично. Абсолютно логично. И вполне совпадает с его желанием устроить Амелине благополучное будущее. К тому же для исполнения основного плана ей вовсе необязательно оставаться участницей отбора. Но почему-то коробило от одной мысли, чтобы отпустить… Разум уже никаких оправданий этому придумать не мог, все было слишком очевидно.

Пришлось Эриону признать самому себе, что он просто не хочет ее упускать. Но при этом сам он ничего ей дать не может. А участь любовницы — это явно не то, о чем Амелина мечтает. Да ведь и она достойна большего.

Вот и получалось безумное противоречие. Желание присвоить себе. И одновременно желание от самого себя спасти. Но пока ни одно не одолело другое.

— Амелина, извини, я сейчас совсем не хочу говорить об отборе, — Эрион предпочел закрыть тему. — Давай позже.

— Насколько позже? — она смотрела на него хмуро, даже настороженно.

— Как получится. Да и тебе не о чем беспокоиться, не нужно самой никого искать. Я сам лично подберу для тебя достойного кандидата, — так и хотелось добавить: «Если, конечно, его при этом не придушу».

— То есть мое мнение при это не учитывается? — она резко подняла голову, глаза едва молнии не метали.

И вот как ей так удается? Держится чуть ли не как прирожденная королева, с гордостью, достоинством. Только вряд ли сама это за собой замечает.

— Амелина, не сердись, — Эрион все же постарался смягчить назревающий конфликт. — Просто сама ты все же очень неопытна в делах высшего света. И к тому же наверняка совершенно не разбираешься в людях. Времени и вправду слишком мало, чтобы ты самостоятельно выбрала достойного себе в спутники жизни. Вот и доверь этот выбор другим.

— Ну да, выбирают другие, а жить потом с этим человеком мне. Чудесно. Просто чудесно, — она отвернулась, скрестила руки на груди.

— Вполне логичный и обоснованный подход, — парировал принц.

— Так поэтому, извини за откровенность, ты не выбрал себе жену сам сразу? Говорят, даже не ты список претенденток составлял, — в ее голосе слышался откровенный вызов. — Настолько все равно, на ком жениться? Хотя, погоди, отбор — это ведь просто прикрытие! У тебя ведь и так уже избранница есть! Но все равно ужасно нечестно по отношению к остальным. Ладно мне плевать, но ведь другие девушки искренне надеются, что у них вполне есть шансы.

— У меня уже есть избранница? — даже любопытно стало. — А почему я сам об этом не в курсе?

— Мне Дейн сразу об этом сказал, — заявила Амелина обличительно.

Мило. И сколько еще братец ей наговорить успел?

— Но я все же полагаю, что мне самому на этот счет виднее, согласись. Избранницы у меня нет. И ты не права, мне не все равно, на ком жениться. Нужна лучшая. Достойная стать в будущем королевой Дагринара. Достойная подарить мне наследника. И для отбора собрали самых подходящих под эти требования девушек.

Амелина ничего не ответила, так и не смотрела на него. Словно темная гладь моря и усыпанное звездами небо были куда интереснее. Между тем, становилось все холоднее, но во дворец все равно не хотелось возвращаться.

Тоже ничего не говоря, Эрион подошел к Амелине, снял свой камзол и осторожно накинул ей на плечи. Не удивился, если бы тут же скинула, еще и что-то горделиво высказав. Но нет, она лишь кивнула. Видимо, настолько замерзла, что и возражать не стала.

То упрямая, то покладистая. То колючая, то доверчивая. Такая своенравная и в то же время совершенно беззащитная. Настолько противоречивая, но при этом гармоничная… Это словно какое-то наказание богов! Безумное желание обладать ею, укротить, но при этом не сломав. И одновременно понимание, что он разрушит ее жизнь, если пойдет на поводу своих желаний.

Можно было бы закрыть глаза на ее положение и все прочее. Можно было бы даже оправдать перед всеми ее магию. Можно было бы дать Амелине шанс пройти отбор до конца и, возможно, победить. Но факт в том, что их магии не совместимы. Свадебная церемония просто не состоится, ведь основана как раз на этом. То, что уже создалась связь, совершенно ничего не значит. Для заключения брака слияние магии совершенно другое.

И тут вердикт один: девушке с магией Заката никогда не стать женой наследного принца…

— Эрион, можно личный вопрос? — тихий голос Амелины прервал его мрачные размышления.

— Можно. Но не обещаю, что отвечу.


— О чем ты сейчас думаешь?.. Просто мне порой очень хочется это узнать. Понимаю, не мое, конечно, дело, но все же?

Эрион сначала, конечно, хотел уклониться от ответа или даже солгать что-нибудь, но почему-то так не хотелось лишний раз ее обманывать. Сказал честно:

— Конкретно сейчас я думаю о том, что если все так пойдет и дальше, я могу совершить непростительную ошибку.

— Но ведь все люди время от времени ошибаются. Или принцы в этом особенные? — она улыбнулась, чуть наклонив голову на бок.

— Некоторые ошибки чересчур дорого обходятся. И не только для того, кто ошибся, — настроение неуклонно портилось. — А когда от твоего решения зависят судьбы множества людей, права на ошибку вообще нет, — Эрион не смог отвести от нее взгляда, тихо добавил: — Так же, когда речь и о судьбе всего одного человека.

Амелина словно бы что-то почувствовала или заподозрила скрытый подтекст, на миг даже в лице изменилась. Но если и испугалась, все равно постаралась своего страха не показать.

— Я бы не смогла так жить. Ну как ты. Да и как любой правитель. Это же такая ответственность и при этом постоянные рамки и неукоснительные правила. Тебе никогда не хотелось быть кем-нибудь другим?

— Нет. Я там, где я должен быть, и я тот, кем я должен быть. Меня абсолютно все устраивает.

Точнее, устраивало. До того момента, как в жизни появилось это золотоволосое искушение и лишает его контроля над собой. И с каждым мгновением все тяжелее… Конечно, Эрион не стал бы накидываться на Амелину в порыве дикой страсти. Он бы действовал не спеша, чтобы лишний раз не спугнуть; постепенно приучал бы к себе, добиваясь взаимности. Принц не сомневался, что соблазнить ее вообще не составило бы большого труда. Держать дистанцию, самому не подаваться этому искушению — вот это куда труднее.

— Наверное, уже пора возвращаться, — Амелина явно не хотела уходить, но что-то понукало ее это сделать.

— Да, холодает. Но все равно до конца сезона еще будет морская прогулка на корабле, так что ты тут еще побываешь.

Она в ответ лишь чуть рассеянно кивнула. Словно ей вообще было все равно. Первой пошла к умиротворенно сияющему позади них порталу, ведущему обратно в покои принца. Но Эрион придержал ее за руку.

Нужно положить этому конец. Амелина так манит его лишь потому, что кажется особенной, не такой как остальные. Но ведь это иллюзия. И пока ее не развеять, собственные фантазии будут сводить с ума, лишь усиливая тягу.

— Эрион? — Амелина вопросительно смотрела на него, наверняка наивно не догадываясь, что он задумал.

— Мне нужно кое-что проверить.

— И что же?

Отвечать он не стал. Взяв за талию, осторожно привлек Амелину к себе. Она испуганно дернулась, но Эрион все же мягко удержал. Тихо успокаивающе произнес:

— Я не сделаю ничего такого, чего ты не захочешь.

По-прежнему держа ее одной рукой за талию, пальцами второй ласково провел по щеке, очертил контур губ. Как ни странно, Амелина не стала вырываться, замерла, словно бы прислушиваясь к собственным ощущениям. Приподняв за подбородок ее лицо, Эрион смотрел прямо в наполненные испугом фиалковые глаза. Нет, Дейн однозначно солгал, не было у них с Амелиной ни одного поцелуя. Для нее явно все впервые.

— Я не хочу, чтобы ты меня боялась, — принц даже собственный голос не узнал, настолько глухо прозвучал. В душе разрасталась невиданная доселе нежность, желание сберечь это чистое светлое создание в его руках. Но как сберечь от себя самого?

— Я не боюсь. Правда, — ее испуг разбавился странной решимостью. Чуть робко она дотронулась до щеки Эриона. Он тут же перехватил ее ладонь, ласково коснулся губами тонких прохладных пальцев. Амелина вздрогнула, словно обжегшись от этого прикосновения, но все равно не отстранилась.

— Теперь моя очередь спросить, — Эрион не отводил взгляда. — О чем же ты сейчас думаешь?

— Примерно о том же, — порывисто ответила Амелина. — О непростительных ошибках. И о том, что порой необходимо ошибиться, чтобы извлечь для себя урок и больше никогда так не поступать, даже не думать об этом.

Эрион не удержался от мрачной усмешки. Похоже, их мысли целиком и полностью сходятся в одном — в желании разочароваться друг в друге. Но если у него есть на это веские причины, то зачем это Амелине? Неужели за ее непрестанной колючей дерзостью прячется точно такое же влечение? Впрочем, неудивительно. Эрион привык к этому, девушки всегда были легкой победой. И Амелина уж точно не исключение, осталось лишь окончательно убедиться в ее посредственности. Одного-единственного поцелуя вполне предостаточно, чтобы осознать: она по факту ничем не отличается от любой другой. И это уж точно убьет ненормально обостренный интерес к ней на корню.

Но сейчас он нарочно тянул, наслаждался предвкушением. Амелина, такая трепетная и манящая, в его объятиях, в его власти, она тиха и покорна — как же пьянило это ощущение близости…

А она вдруг резко привстала на цыпочках, держась за плечи Эриона, и быстро коснулась губами его губ. На миг в глазах Амелины мелькнуло откровенное разочарование и даже недоумение.

Прозвучавшее следом облегченно радостное «Фуф» окончательно принца добило.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Это что сейчас было? — скептически уточнил он.

— Поцелуй, — Амелина прямо сияла, словно груз с души упал.

Эрион едва сдержал смех.

— Правда?

— Ну да. Это было довольно мило и, к счастью, вполне оправдало мои надежды. Так что все отлично, можем возвращаться и… — она запнулась. — Эрион, ты почему на меня так странно смотришь?

Разум вместе с совестью требовали сейчас же отпустить ее, даже не думать о продолжении. Оборвать все в один миг, забыть о своем безумном плане проверить ощущения. Эриону так хотелось разочароваться в ней, а в итоге этим якобы поцелуем она радостно разочаровалась в нем. И это…бесило. Неимоверно бесило! Злость примешалась к и без того едва контролируемому желанию.

— Эрион?

— Ты немного ошиблась, — одной рукой прижимая ее к себе еще сильнее, второй зарылся в волосы, окончательно лишая возможности отстраниться.

— В чем?.. — голос Амелины сам собой сбился на шепот.

Но Эрион уже не стал отвечать.

Его губы завладели ее в пылком обжигающем поцелуе. Разум окончательно отступил, вместе с доводами, что не стоит спешить, Амелина может испугаться такого напора. Она затрепетала в его руках, но даже не попыталась воспротивиться. Явно сама того не осознавая, прильнула к нему, чем сводила с ума еще больше. Пусть неопытная и неумелая, но такая восхитительная, манящая…

Эрион в исступлении прижимал Амелину к себе, ощущая тепло ее тела даже через одежду. Продолжал настойчиво и порывисто ее целовать, совершенно себя не контролируя, стремясь насытиться этим одним-единственным поцелуем. Но пламя внутри словно бы только сильнее разгоралось, дурманя ощущениями еще больше. Ни с одной другой так не было… Ни одна другая так не опьяняла…

Чуть дрожащая Амелина держалась за него с таким отчаянием, словно вот-вот была готова упасть в самую бездну. Но Эриону казалось, что они уже давно падают. Словно бы этот безумный поцелуй в первый же миг сорвал лавину, которую не остановить. Пути назад нет, не будет уже ничего как прежде. Сколько бы ни было в дальнейшем девушек, прекрасных и соблазнительных, ни одна не подарит подобных ощущений.

Осознание этого вмиг отрезвило Эриона. Порывисто на миг сжав талию Амелины, он все же очень неохотно отстранился. Не мог отвести взгляда от чуть бледного лица девушки. Ее затуманенные фиалковые глаза прояснились целым сонмом одновременных эмоций: потрясение, страх, неверие… Эрион и сам не мог поверить той безграничной нежности, предвкушающей страсти, тому обжигающему наслаждению, что Амелина в нем пробудила. Одним-единственным поцелуем…

И в то же время вернувшийся разум твердил одну-единственную мысль: «Да что же ты творишь?!». Проклятье, как можно было настолько потерять самообладание?! Хватит. Нужно покончить с этим.

Переборов себя, Эрион разжал объятия, отстранился от Амелины. Выработанная годами привычка держать лицо не дала сбоя. Холодно и отчужденно он произнес:

— Надеюсь, ты понимаешь, что это абсолютно ничего не значит. Будь любезна не строить наивных иллюзий.

У Амелины словно бы на миг дыхание перехватило, но она гордо подняла голову, ответила в тон:

— Само собой, Ваше Высочество. Но, если позволите, я бы предпочла вернуться к себе, уже довольно прохладно.

В ответ он лишь кивнул.

Больше ничего не говоря, Амелина прошла мимо и скрылась в мерцающем портале. Воцарившая вокруг тишина казалась звенящей. Ни звуки ночи, ни шелест волн не могли пробиться сейчас до восприятия принца.

Наклонившись, Эрион поднял свой камзол. Видимо, тот упал с плеч Амелины во время поцелуя. Принц достал холодное наощупь ожерелье. Драгоценные камни приглушенно мерцали в лунном свете.

Идиот… Да надо было просто вручить ей это ожерелье и все на этом! И с чего он был так уверен, что поцелуй в Амелине разочарует? Хотелось самого себя убедить, что на самом деле нет в ней ничего особенного? Что с ней так же, как с любой другой? Ну вот, пожалуйста, проверил опытным путем! Мало того, что самого себя не смог контролировать, но и заставил ее расплачиваться за его же ошибку: в итоге намерено Амелине причинил боль. Страшно представить, насколько ее задели и даже унизили его холодные слова…

Но все к лучшему. Теперь Амелина уж точно постарается держаться от него подальше. Осталось только самому как-то справиться с этим наваждением.


Естественно, в его покоях, куда вел портал, Амелины уже не было. Наверняка она сразу же ушла. Но остаться наедине со своими мыслями принцу не дали, примчавшийся лакей с поклоном сказал:

— Ваше Высочество, вы приказывали сразу вам доложить, ваш брат пришел в себя.

Эрион не стал откладывал разговор до утра, тут тянуть нельзя.

Дейн пока еще был в одной из комнат у целителей. Вполне бодрый и явно отлично себя чувствующий, но малость растерянный от собственного состояния.

— Ты как? — спросил Эрион, сев на стул у кровати.

— Как? Брат, да у меня как будто дыра в голове, куда половина содержимого сознания вылетела! — усмехнулся Дейн. — Это кто же мне так удружил?

— Мы рассчитывали, что ты сам и расскажешь.

— Я бы с удовольствием, но вообще полнейший провал, — младший принц развел руками. — Последнее, что я помню, это как мы с тобой ездили на скачки в Анхеме. И я был немало удивлен, узнав, что это вообще-то не вчера было.

Эрион чувствовал, что Дейн не врет. Но ведь вполне вероятно, что спутаться с неведомыми заговорщиками он мог и до этого.

— Надеюсь, я ничего не успел натворить за это время? — опасливо продолжал он. — А то, мне как сказали, что сезон свадеб уже начался, так я аж за сердце схватился.

— Не волнуйся, никому предложение руки и сердца ты сделать не успел, — улыбнулся Эрион, прекрасно зная, чего именно брат опасается.

— О, отлично! — радостно выдохнув, Дейн откинулся на подушку. — А то я все с опасениями ждал, что вот-вот заявится неведомая невеста. Ну а в целом как дела?

— Все спокойно, ты ничего не пропустил. Да и сезон только набирает обороты, еще успеешь наверстать.

— Вот и отлично! — принц предвкушающе потер руки. — А то я вот прямо чувствую острую нехватку общения с красотками. Ну и неплохо все же выяснить, кто мне так с памятью удружил.

— Не волнуйся, выясним, — Эрион встал. — Я уже пойду, меня и то к тебе пускать не хотели.

— Ничего, завтра я уже отсюда вырвусь, — Дейн ни на миг не терял своего жизнелюбия.

Эрион вышел в коридор, и как раз в это время со стороны лестницы показалась его мать. Видимо, ей тоже доложили, что Дейн очнулся, вот она и поспешила к нему.

— Эрион, ну как Дейн? В порядке? — обеспокоенно спросила она.

— Да, все хорошо, но целители просили его не тревожить. Завтра уже вернется в свои покои.

— Ох, от сердца отлегло, — королева выдохнула. — Тем более завтра такой важный день, Дейн обязательно должен присутствовать!

— И чем же этот день важный? — план мероприятий сезона Эрион смотрел один раз и мельком, так что точно не знал, что же дальше ожидается.

— Ну как, завтра прибывает очень почетный гость. Наверняка тебе об этом уже доложили. И только не надо бурчать по этому поводу, — сердито предупредила королева. Конечно, лучшая защита — это нападение.

— Это по какому? Что пригласила сюда Калеба Даварийского, совершенно не поинтересовавшись моим мнением? — несмотря на закипевшее раздражение, Эрион все же говорил спокойно.

— Эрион, вот что ты прямо как твой отец? Правитель должен быть дальновидным! И уж точно не ставить свои личные приязни и неприязни выше государственных дел. Так что уж постарайся завтра выразить Калебу должное отношение. Я надеюсь, он пробудет у нас хотя бы до конца сезона, и это отличный шанс для окончательного мирного соглашения с Даварийским королевством. И непременно не забудь извиниться за тот случай, когда ты Калеба чуть не убил!

Королева пошла прочь так спешно, словно боялась услышать хоть единое возражение. Эрион любил мать, но как же злило это вечное желание во все вмешаться, хоть где-то показать свою власть. И приглашением Калеба сюда она уж точно перегнула палку. Да, дело государственное, тут нельзя действовать на эмоциях. И открыто вышвырнуть заклятого врага прочь точно не получится. Три года прошло, но Эрион не тешил себя иллюзией, будто вражда в прошлом. Как бы теперь не начался ее новый, куда более опасный виток.


Принц уже возвращался в свои покои, когда навстречу попался один из придворных магов.

— Ваше Высочество, я от магистра Лагрина, — поклонившись, сообщил он. — Мой господин просил вам сообщить, что для завтрашнего ритуала все готово. Будут еще какие-нибудь указания или уточнения?

Точно, еще ведь ритуал… Первым порывом было все отменить. Нужно наоборот завтра же освободить Амелину от участия в отборе. Только вот… Эрион едва не выругался вслух. Тут же будет Калеб! И если этот мерзавец как-то прознает об Амелине… Нет. Нельзя сейчас ее отпускать. Только так она будет в безопасности.

— Передайте магистру, что ничего не отменяется. Раз все уже готово, пусть проводит ритуал утром, не тянет до вечера. И чтобы мне сразу же доложили, как все пройдет.

— Как прикажете, Ваше Высочество, — еще раз поклонившись, придворный маг поспешил уйти.


Глава одиннадцатая

Амелина.


— Госпожа, с вами точно все в порядке? — уже в третий раз спросила Минна, обеспокоенно на меня смотря.

Она ждала в комнате, чтобы помочь мне снять корсетное платье, с таким бы я сама не справилась.

— Да, все нормально, — апатично отозвалась я.

— Просто на вас аж лица нет, — она принялась ловко расшнуровывать корсет. — Я даже испугалась, что госпожа Ниенна что учудила.

— А она тут при чем? — не поняла я.

— Да ее служанка говорит, та такую истерику устроила, все, что было в комнате бьющегося, перебила. Видимо, так расстроилась, что свидание с принцем перенесено.

Тоже мне, нашла из-за чего переживать.

— Ну перенесено — не отменено, — я пожала плечами.

— Так госпожа Ниенна же всем успела разболтать, что принц ее первой выбрал, сегодня она с ним вечер проведет, и тут вдруг такое. На ее счет уже и остальные хихикают. Вот вроде бы все — великосветские леди, а ведут себя порой как сплетницы-простолюдинки. Ну все, госпожа, готово.

— Спасибо, Минна, дальше я сама, — кивнула я. — Можешь идти.

— Но с вами точно все в порядке? — уже на полпути к двери все же еще раз уточнила она. — Может, мне остаться покараулить на всякий случай?

— Не волнуйся, не случится ничего, на входе магический запор, никто посторонний сюда не войдет, — я постаралась улыбнуться. — Доброй ночи.

— Доброй ночи, госпожа, — Минна ушла.

Я все так же бездумно переоделась в ночную сорочку. Подошла к зеркалу за расческой, но так и замерла при виде своего отражения. Казалось, я вижу на лице незримое клеймо позора. Поцелуй Эриона все еще горел на губах, прикосновения принца все еще чувствовались на коже, словно прожгли тогда через одежду. И по-прежнему не хватало дыхания, сердце бешено колотилось. Я никогда раньше не думала, что так вообще может быть; и представить себе не могла, что бывают такие ощущения — этот поцелуй словно бы открыл для меня совершенно новый мир… Головокружительного блаженства… И леденящего унижения.

Странно, но злости не было. По крайней мере, на Эриона. Злилась я исключительно на себя. За то, что так потеряла голову, растаяла в его объятиях. И пусть сейчас я не понимала причин, но в тот момент это казалось настолько естественным, единственно правильным… И упорно скреблось неверие. Что с такой нежностью, такой страстью целовавший меня Эрион, в следующий же миг так жестоко спустил с небес на землю. Но это лишний раз подтверждало одно — двуличие и лицемерие принца.

Самое страшное, я прекрасно понимала, что этот первый поцелуй запомнится на всю жизнь. И именно горечью и окончательным разочарованием…

Стараясь все же лишний раз ни о чем не думать, я собралась ложиться спать. Внезапно поползший по комнате голубоватый туман в первый миг напугал, но я тут же сообразила, что происходит. Но радость сразу сменилась тоскливым «Только не сейчас». Просто я пока слишком подавлена, это будет очень заметно. А рассказывать о причинах совсем не хочется.

Я едва успела добраться до кровати, как сознание окончательно затуманилось. Но не прошло и пары мгновений, как окружающий мир прояснился. Я оказалась в жилой комнате дедушкиной башни. Прекрасно понимала, что по факту я сейчас сплю. Да и бабушка спит. Просто вот так вот во сне — единственный способ связаться друг с другом.

— Амелина, наконец-то, — бабушка порывисто меня обняла.

Прижавшись к ней, ощущая привычное тепло и знакомый запах луговых трав, я едва подавила порыв разреветься. Вот вроде бы всего несколько дней не виделись, а мне казалось, что прошла уже целая вечность.

— Надеюсь, я тебе там не помешала?

— Нет-нет, что ты, — заверила я, — я как раз собиралась ложиться спать.

— Ну-ка, дай я на тебя посмотрю, — отстранившись и держа меня за плечи, радостно улыбающаяся бабушка вгляделась в мое лицо. Но тут же забеспокоилась: — Амелина, ты в порядке? Ты же чуть не плачешь!

— Я просто очень соскучилась, — я все же улыбнулась.

Как же хотелось выговориться! Все-все рассказать! Но она ведь все равно ничем не сможет помочь, будет только переживать за меня беспрестанно.

— Ох, я тоже, милая. Как ты уехала, так у меня сердце не на месте! Все думаю, как ты там, все ли хорошо…

— Все хорошо, не волнуйся, — спешно заверила я. — Я нашла дедушкин тайник. Ну как нашла… В общем, знаю, где именно он находится. В блуждающем храме, который только раз в год воплощается. Это как раз в конце сезона свадеб и произойдет. Но беда в том, что теперь туда можно попасть лишь на собственную церемонию и никак иначе. Так что мне остается лишь найти себе фиктивного жениха, тогда я добуду спрятанный документ, восстановлю справедливость и все будет хорошо.

— Амелина, — выразительно смотрела на меня бабушка. Казалось, ее взгляд проникает во все мои мысли. Да и как что-то скрыть от человека, который знает тебя лучше, чем кто-либо другой?

Я беспомощно вздохнула.

— Бабушка, поверь, я со всем справлюсь. Просто не хочу тебя тревожить всякими…мелочами.

— Девочка моя, нельзя все так, — она покачала головой. — Тяжелые мысли разъедают душу изнутри подобно яду. И вдруг я все же смогу тебе хоть чем-то помочь?

— Боюсь, не сможешь, — тихо возразила я.

— Даже тем, что просто выслушаю?

Я все же не выдержала. Слишком тяжело было все в себе держать, да и очень нужен был взгляд со стороны. Прямо как в детстве, я сидела на ковре, положив голову бабушке на колени, она ласково гладила меня во волосам, внимательно слушала, не разу не перебив. А я все говорила и говорила, никак не могла успокоиться.

И только закончив рассказ, почувствовала себя как опустошенная. В глазах щипало, словно бы обида и горечь только сильнее обострились.

Не меньше минуты царила тишина, пока бабушка вдруг не произнесла:

— Ты так ни разу не назвала его по имени. Почему?

— Чтобы он оставался наследным принцем в моем восприятии, — тихо ответила я. — Я не хочу, чтобы в моих мыслях он даже близко воспринимался иначе.

— Ты не хочешь пускать его в свои мысли, да только, похоже, пустила в свое сердце, — бабушка продолжала гладить меня по волосам. — Бедное мое дитя… Я очень этого боялась. Все-таки ты так юна и неопытна, ты совсем не знаешь жизни и людей. Тем более столько витала в облаках после спасения того незнакомца. Неудивительно, что при новой встрече так все и получилось… Хорошо, что ты понимаешь всю пагубность этих чувств. Я верю, ты сильная, сможешь перебороть их, но все же очень жаль, что твоей первой любовью оказался совершенно неподходящий для этого молодой человек.

— Я вовсе его не люблю, — нахмурившись, возразила я. — Просто, ты права, сыграли свою роль впечатления при первой встрече. Знай я еще тогда, что он— принц, все бы сложилось иначе. Но теперь уж точно все кончено. Я раскусила, что он за человек, и больше никогда не поддамся иллюзиям на его счет.

— Вот ты правильно сказала, Амелина, он — принц. Он воспитывался как принц, и это уж точно отложило отпечаток на его личность. Но еще при той встрече я прекрасно видела, что он вовсе не дурной человек. Волевой, справедливый, при этом расчетливый и скрытный, но все же не дурной. И уже одно то, что он задумал твое участие в отборе, чтобы помочь устроиться в жизни, о многом говорит. Ты не суди о самом способе. Мнение, будто замужество — заветная мечта любой девушки, повсеместно распространено. Да и я, что уж скрывать, была бы очень счастлива, если бы ты вышла замуж за достойного мужчину. Может, как раз сейчас боги подают тебе знак? Может, тебе не фиктивного жениха искать нужно, а настоящего? Раз уж судьба в лице принца дала тебе такой прекрасный шанс выбраться из прежней жизни, то стоит им воспользоваться.

— Единственное, что я хочу, это восстановить справедливость и оправдать магов Заката, — не согласилась я. — И замужество в эти планы вообще не входит.

При одной мысли об этом только тошно становилось. Чтобы кто-то меня так целовал, как Эрион? Нет уж, спасибо. Я не хочу, чтобы вообще ко мне прикасались. Одного этого поцелуя на всю жизнь хватило.

— Все-таки до конца сезона свадеб предостаточно времени. Я буду надеяться, что ты еще встретишь достойного мужчину.

— Давай не будем спорить, — встав с ковра, я села рядом на кушетку. — Лучше расскажи, как у вас тут дела.

Бабушка отвела взгляд, но ответила довольно бодро:

— Да вот, вещи потихоньку собираю. Помнишь господина Вираса, ну у него еще сеть зельеварных лавок в Индзоре? Так вот, берет меня на работу. Сразу там в лавке и комнату мне выделят, так что все замечательно.

— Погоди-погоди, — я резко нахмурилась. — А как же мечта о своей лавке? Бабушка, что вообще происходит?

Она тяжело вздохнула. Не стала скрывать:

— Ох, Амелина… Твой отец в надежде выплатить долги за поместье так проигрался, что… Теперь все, нужно искать новый дом. Твои родители поедут в Лерфаст, ну а я вот в Индзор перебираюсь. Дали нам пару недель, чтобы покинуть поместье. Но ты не волнуйся, твои вещи я с собой захвачу, ничего не пропадет.

Как же так… У меня просто в голове не укладывалось… Дом, где я выросла… Дедушкина башня… Наш старый сад…

— Но неужели ничего нельзя сделать? — мой голос дрогнул.

— Амелина, — бабушка взяла меня за руку, успокаивающе улыбнулась, — не беспокойся об этом. У тебя сейчас есть заботы куда важнее. Да и жизнь так устроена, что порой приходится многое потерять, чтобы обрести что-то большее. Может, как раз сейчас такой случай. Давай будем все же надеяться на лучшее.

По комнате уже полз голубоватый туман, действие зелья объединения сознаний подходило к концу. Я даже ничего ответить бабушке не успела. Окружающий мир на миг смазался, и я снова оказалась в своей комнате во дворце.


Мне некуда возвращаться.

Эта мысль билась в голове полночи, да и потом, когда я все же заснула, мучили кошмары. Опустевший дом с разбитыми окнами, гуляющий сквозняк между покосившейся никому не нужной старой мебели взметает хлопья пыли… Разрушенная башня, лишь над развалинами кружатся обрывки страниц дедушкиных книг, а на земле сплошь осколки от сосудов для зелий и втоптанные в грязь лоскуты сотканных бабушкой кружев…

А я смотрю на все это, прохожу знакомой тропой неухоженного сада, а вокруг мертвая тишина… И только голос дедушки в моей голове повторяет раз за разом: «Я так верил в тебя… Так надеялся… Но ты не сделала абсолютно ничего…».

И по старой дороге от покосившихся ворот прочь бредет моя бабушка. Она зябко кутается в прохудившуюся шаль, еле переступает дрожащими ногами по колдобинам. Я зову ее, бегу за ней, но словно бы расстояние между нами увеличивается с каждым мгновением. Споткнувшись, падаю в пыль и встать уже не могу. Меня просто засыпает падающий пепел от истлевающего дома…

Я проснулась в холодном поту. Еще даже не рассвело, в спальне царил полумрак. Но хотелось прямо сейчас вскочить и куда-то бежать, что-то делать! Паническое «Я должна спасти свое поместье!» билось в голове оглушающе.

Но постепенно разум перебарывал эту панику. Видимо, понимая, что все равно ничего сделать не получится, банально пытался успокоить. Да, все это очень плохо и неприятно, но ведь жизнь на этом не кончается. Дела у моей семьи и так шли плачевно, так что такой исход был весьма предсказуем. Родители уедут в Лерфаст, там у мамы родственники, не дадут пропасть. А бабушка, как зельевар, просто на вес золота, с нее в Индзоре пылинки сдувать будут.

Да и я в итоге попросту уеду к ней, тоже буду работать в какой-нибудь лавке. Авось, постепенно и вправду сможем на свою накопить. Надо жить будущим, раз иначе никак. Я не представляла, сколько может стоить наше поместье, но при этом прекрасно понимала, что нужную сумму мне уж точно негде взять.

Кое-как успокоившись, я хотела снова лечь спать, все-таки до утра еще время было, но тут вдруг в мою комнату постучали.

Вошла госпожа Элисса, как всегда собранная и невозмутимая. Она вообще спит хоть когда-нибудь?

— Амелина, вставай, совсем скоро начнется ритуал.

— Какой еще ритуал? — я мигом насторожилась.

— Это всего лишь часть отбора, просто формальность, не волнуйся. У тебя десять минут на сборы, поспеши, — старшая дуэнья вышла. По-видимому, будить остальных.

Я быстро умылась, переоделась и уложила волосы в аккуратный пучок. Потом все равно Минна прическу переделает. Но я-то ладно, а вот остальные девушки выглядели не самым лучшим образом. Подъем в такую рань уж точно не относился к их излюбленным занятиям. Сонные, вялые — но ни одной настороженной. Я тут одна переживаю из-за какого-то невнятного ритуала?

Впрочем, Ниенна тоже отличалась. Она, похоже, даже спать не ложилась. Легкая синева под глазами придавала ее и без того угрюмому сейчас лицу мрачный вид. А уж каким взглядом девушка на меня посмотрела… Не удивлюсь, если в мыслях она надеется, что грядущий ритуал — жертвоприношение, и я там — первая кандидатура.

— Итак, леди, — громогласно объявила собравшимся госпожа Элисса, — Сейчас мы все вместе пойдем в башню придворных магов. Грядущий ритуал — это часть отбора, никому он, естественно, не навредит. Как раз наоборот — все на вашу пользу. Много времени не займет, так что вы совсем скоро вернетесь в свои комнаты. Вопросы есть?

— Госпожа Элисса, а, правда, что скоро приезжает Калеб Даварийский? — тут же подала голос стоящая впереди миловидная шатенка.

— Вообще-то я имела в виду вопросы насчет ритуала, — выразительно глянула на нее дуэнья, но все же ответила: — Да, это правда. И насколько мне известно, приезжает он уже сегодня.

— А кто такой этот Калеб? — я просто подумала вслух, но стоящая рядом со мной веснушчатая девушка, видимо, решила, что я к ней обращаюсь:

— Второй принц Даварийского королевства.

— Второй — это в смысле не наследный? Вроде нашего принца Дейна?

— Ну да, — она кивнула и тут же шепотом добавила: — Даже странно, что его пригласили на сезон. Если верить слухам, принц Эрион очень принца Калеба недолюбливает за что-то.

О, неудивительно. По-моему, так относиться к людям — любимое дело Эриона. Но зато теперь принц будет занят своим недругом и оставит меня в покое. Хотя с чего я взяла, что он вообще еще хоть раз вспомнит о моем существовании? Вчерашний вечер уж точно все расставил на свои места.

Между тем, госпожа Элисса скомандовала выдвигаться. Она первой направилась к ведущей с жилого этажа лестнице, девушки за ней. Я не стала спешить, лучше идти последней. Посмотрю-ка я сначала, что за ритуал там такой, а потом уже решу: участвовать в нем или нет.

Но кроме меня задержалась и Ниенна. В воздухе сразу запахло жаренным.

— Я бы на твоем месте не радовалась раньше времени, — выдала она, сверкнув гневным взглядом.

Простите, а я, что, похожа на радостную?

Ниенна тут же продолжала:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Удача, знаешь ли, переменчивая штука. Сегодня ты с принцем, а завтра, к примеру, — она на миг демонстративно задумалась, — вдруг очень далеко от дворца и не в самой лучше ситуации.

— Ты мне угрожаешь? — даже любопытно стало.

— Вовсе нет, — Ниенна лишь мило улыбнулась. — Просто напоминаю о том, насколько повороты судьбы могут быть непредсказуемыми. Ты уж подумай об этом.

Она пошла вслед за остальными с видом непогрешимой победительницы. А ведь явно же не просто так сейчас говорила… С нее станется и пакость устроить. Причем, так незаметно, чтобы и самой вне подозрений остаться. Я тяжело вздохнула. Вот только жаждущей расправы Ниенны мне сейчас не хватало для полного счастья.

Видимо, здесь использовалась пространственная магия — ничем иным такой размах объяснить не получалось. Широкие коридоры и внушительные залы попросту не уместились бы во внешне столь небольшой башне. Вот бы побродить тут, посмотреть, что как…

Но сейчас все мои мысли занимал грядущий ритуал. Госпожа Элисса привела нас к закрытым дверям зала. Девушки входили туда по одной, минут через пять выходили. И причем такие радостные, словно им там бесплатно наследных принцев раздавали.

Я по-прежнему не спешила, предпочла оставаться последней. Из зала не доносилось никаких звуков, не прорывалось мерцаний — вообще ничего не выдавало то, что происходило за его закрытыми дверьми. Выходящие девушки сразу спешили уйти, расспросить их не удавалось. А старшая дуэнья на все вопросы огранивалась лишь одним:

— Скоро сама все узнаешь.

Единственное, что мне удалось выяснить, ритуал изначально не был запланирован, Эрион распорядился о нем буквально вчера. Интересно, с чего вдруг?


Ждать своей очереди пришлось долго. Наконец, пришла и моя пора заходить в зал. Первым делом я намеревалась расспросить того, кто бы там ни находился, в чем вообще смысл намеченного ритуала. Вот узнаю и тогда только решу, соглашаться на это или нет.

Но в зале никого не было. Да самого зала не было! Просто провал в темноту! Меня тут же как водоворотом подхватил поток мерцающих частиц, поднял вверх и закружил. Я хотела позвать кого-нибудь, спросить, что вообще тут происходит. Но не могла произнести ни слова. Пусть страха, как ни странно, не было, но ужасно напрягало, что я совершенно не понимаю происходящего!

Эта внешняя магия со мной никак не контактировала, не пыталась вообще воздействовать на мою. Частицы вокруг все ускорялись, словно сплетая кокон из света, полностью закрывающий меня от всего внешнего мира. Сияние стало настолько нестерпимым, что я закрыла глаза. А когда в следующий миг открыла, оказалось, что я стою на полу посреди просторного зала… Придворные маги деловито убирают с постаментов по углам мерцающие кристаллы, да и сам магистр Лагрин здесь, отдает распоряжения лакею… И все? Ритуал закончен?

— Извините, что вообще тут происходит? — я нарушила царящую вокруг идиллию.

Магистр все же снизошел обратить на меня внимание.

— Ритуал завершен, леди Амелина, вы можете идти.

Нет уж. Никуда я не пойду без объяснений.

— А что это вообще был за ритуал, можно узнать? — с досадой спросила я.

Лагрин явно намеревался как-нибудь от меня отмахнуться, но, видимо, догадался, что я все равно не отстану. Снизошел:

— Его Высочество повелел слегка усилить официальность отбора.

— То есть? — нахмурилась я.

— То есть участницы теперь тут не просто так, а еще и с определенным магическим вовлечением.

Нет, ну а нельзя сразу по-человечески объяснить?!

— Вы можете конкретно сказать, что это значит?

Магистр демонстративно закатил глаза. Видимо, остальные девушки так к нему с расспросами не приставали.

— Это значит, леди Амелина, что участие в отборе — это теперь не просто формальность. С этого момента каждая из претенденток вовлечена своей магией.

Я аж похолодела.

— То есть что-то вроде магической привязи? Без права покинуть отбор по своей воле?

— Ну можно и так сказать, — Лагрин пожал плечами, — хотя смысл совсем не в этом. Подобное необходимо для самих претенденток как гарантия, что все равны, отбор будет проходить честно. К тому же ритуал добавил определенную степень безопасности. Все для вашего же блага. И, кстати, — как бы между прочим добавил он, — я бы на вашем месте не тратил зря время на глупые вопросы, а поспешил бы в библиотеку.

— А что, там для таких вопросов самое место? — не удержалась я, уж очень сейчас злость кипела. Не на магистра, конечно, но все же.

— Там самое место для подготовки к следующему испытанию, — милостиво пояснил Лагрин. — Но не просто следующему испытанию отбора, а первому из магических.

Ой-ой… Вот это я влипла…

Словно прочитав мои мысли, магистр добавил:

— Оно будет сугубо теоретическое. Каждая из претенденток должна будет ответить на ряд вопросов. И далеко не самых простых. Так что советую заглянуть в библиотеку. Конечно, это вряд ли поможет объять необъятное, ну а вдруг, — снисходительно улыбнувшись напоследок, он отвернулся, вновь обратился с какими-то указаниями к лакею. Ну понятно, разговор окончен.

Да и я не стала задерживаться. Поспешила покинуть зал. Как ни удивительно, госпожа Элисса не ушла, так и ждала снаружи.

— Нечасто увидишь у благовоспитанной леди столь свирепое выражение лица, — философски констатировала она при виде меня.

— Ну а по вашему мнению, это нормально? — даже голос задрожал от бушующей злости. — Принудительно привязать к отбору? А если я вдруг сейчас вот на лестнице встречу любовь всей своей жизни? Все равно отбор не покинуть, пока принц не разрешит?

— Отбор и раньше нельзя было покинуть, не вызвав этим никому не нужного скандала, — возразила дуэнья. — Пусть я не совсем понимаю, зачем принцу понадобилось подкреплять это еще и магически, но я уверена, что причины явно крайне веские. Его Высочество никогда ничего не делает просто так.

У меня в голове крутилась единственная причина «Это он мне назло!». В памяти сразу всплывали его слова: «Так вот значит, чего ты этой своей дерзостью пытаешься добиться. Я же сказал, что отбор ты покинешь только тогда, когда я сочту нужным. И, кстати, ты мне подала отличную идею».

Но все же пришлось признать, что госпожа Элисса права. Эрион обо мне уже и забыл десять раз. И уж точно не стал бы исключительно из-за меня заморачиваться такими мерами.

— Как лично я знаю, — продолжала дуэнья, — это одна из мер безопасности, главный смысл именно такой. Ну а магическая привязь к отбору — просто побочный эффект. Да и сейчас у тебя есть заботы поважнее. Мне пока не сообщили точно сегодня или завтра, но претенденток ждет испытание на знание теории магии. Очень советую подготовиться.

Ну да, магистр же тогда ляпнул Эриону в библиотеке, что теперь положено знания у участниц отбора проверять. Вот, видимо, и решил подтвердить собственные слова на деле.

— А если я это испытание не пройду, то, получается, вылечу с отбора? — тут же с надеждой уточнила я.

— Окончательное решение принимает сам принц. И если он очень хочет, чтобы ты осталась, то ты и останешься, даже если провалишь испытание. Причем, что-то мне подсказывает, — госпожа Элисса посмотрела на меня с явным намеком, — что раз Его Высочество до сих пор уделял тебе больше всего внимания, то ты уж точно лидируешь среди остальных. Вот и сама подумай. Вдруг ты останешься в любом случае, но каким же позором будет, если при этом на испытании покажешь себя полной невеждой.

Нет, ну вот как бы точно узнать, что у Эриона на уме? Подойти к нему и прямо спросить? Ну нет, после вчерашнего унижения я лучше под землю провалюсь, чем лишний раз к нему приближусь! Он не раз говорил, что на отборе я пробуду ровно столько, сколько ему нужно. И если это время еще не истекло, то даже не пройди я испытание, все равно останусь. А уж позориться при этом совсем не хотелось… Что же делать? Как тут не прогадать?..


Эрион.


— Я смотрю, ты уже вовсю сегодняшнюю теплую встречу репетируешь? — голос Рея отвлек, Эрион едва не пропустил удар. Тут же подал знак стражникам, что они могут идти.

С поклоном те удались, а Рей спустился с балкона по лестнице на арену. Эрион убрал меч обратно на стойку с оружием. Несмотря на целый час интенсивной тренировки усталости не было. И, к сожалению, непрошенная дурь из головы никуда не выветрилась.

— Так бедных стражников гонял, что мне даже страшно за их жизнь стало. Это ты именно из-за приезда Калеба злой такой? — полюбопытствовал Рей.

— И из-за этого тоже, — обманывать друга Эрион не хотел, но признаваться, что все его мысли занимает одна своенравная девчонка, хотелось еще меньше.

— Хоть бы меня позвал, а то толку тебе от стражи, уровень не тот, — Рей для вида поворчал, но тут же посерьезнел: — Я все утро тебя ищу. Выяснил я нужный день, когда сила источника достигнет своего пика. Ну и заодно досконально просчитал, сколько еще нужно магии… В общем, Эрион, тут такое дело… Похоже, этому твоему магу придется всю свою силу отдать.

Принц в сердцах выругался.

— Это точно? Ты уверен?

— Скажем так, девять шансов из десяти, что останется найденный тобой маг вообще без магии. Ну а иначе воздействие будет недостаточным, и толку тогда?

Эрион устало потер переносицу. Такого расклада он уж точно не ожидал… Амелина явно дорожит своей магией и не захочет ее лишаться. Оставить в неведении? Подло. Рассказать честно и оставить выбор за ней? Катастрофично. А впрочем… Вполне можно эту потерю компенсировать чем-нибудь другим… Ни одна девушка, уж тем более выросшая в таких условиях, не откажется от роскошной жизни. Да и толку ей от проклятой магии, которой и пользоваться толком нельзя? Амелина хоть и очень импульсивна, но все же не глупа, должна понять, что богатство за ее магию — очень даже неплохой обмен.

— Думаю, отъем магии — это все же не проблема, — ответил Эрион. — Сколько у нас времени до пика силы источника?

— Ровно две недели. Достаточно?

— Вполне.

Этого хватит, чтобы решить все текущие проблемы. Включая поиск злоумышленников. Принц не сомневался, что и всплески магии Амелины, и покушение на Дейна — дело рук одних и тех же заговорщиков.

— Ну тогда дело за малым. Как-то постараться, чтобы Калеб не сунул в это дело свой не в меру любопытный нос. Ты уж извини, Эрион, но я в упор не понимаю, зачем твоя мама этого гада пригласила.

Эрион досадливо поморщился.

— Как выяснилось, это они с отцом совместно решили. Якобы старший Даварийский принц крайне слаб здоровье, и в случае чего наследником станет Калеб. А учитывая нашу старую вражду, вполне может дойти и до военного конфликта между королевствами. Так что родители рассудили, что налаживать мир необходимо прямо сейчас. Заранее.

— Ну ты знаешь, — задумчиво протянул Рей, — вполне в характере этого гада и войну развязать.

— В том и дело, — хмуро согласился Эрион. — Да только простой народ не должен страдать из-за того, что два принца друг друга не жалуют. Тут родители правы. Я, конечно, не собираюсь перед Калебом расшаркиваться, но и выставить его вон не могу.

— Даже не помню, сколько раз я это уже говорил, но я очень тебе не завидую, не слишком-то весело быть наследным принцем, — Рей покачал головой.

Эрион не сдержал мрачной усмешки.

— Знаешь, иногда я и сам себе не завидую.


Эрион прекрасно догадывался, что наверняка Амелина дотошно выпытала у магистра о сути ритуала. О том же, что все прошло идеально, принц узнал через магическую связь с девушкой — банально почувствовал возникшие изменения.

И, конечно, он понимал, как негативно Амелина с ее жаждой покинуть отбор, такое воспримет. Но сейчас дело было куда важнее. Нужно все же посвятить ее в основной замысел. Даже если не сразу, то хотя бы постепенно. Ну или… Сложно было самому себе признаться, что он просто очень хочет ее увидеть.

Да только Амелина, похоже, его желания не разделяла. Едва Эрион вошел в ее комнату, встретила таким лютым взглядом, словно в мыслях уже вовсю его смерть представляла.

— Доброе утро, Амелина, — принц держался нейтрально и даже чуточку холодно. Это же просто проклятье какое-то: стоило ее увидеть, как сразу мысли спутались, прямо как у юнца восторженного! Когда же уже это наваждение пройдет?!

— Доброе утро, Ваше Высочество, — ответила она таким тоном, словно страшнейшее из проклятий озвучила. — Вы что-то хотели? Или просто мимо проходили и заблудились?

Так, дерзит, уж точно куда в большем гневе, чем Эрион представлял… Ладно, сам виноват.

— Я хотел с тобой поговорить кое о чем. Речь о твоей магии.

— А что? — Амелина скептически изогнула брови. — Утренний ритуал как-то не так прошел, и я оказалась не на такой магической цепи, как остальные?

— Я понимаю, ты вправе сейчас на меня злиться. Особенно за вчерашнее. Но ритуал был проведен исключительно в целях безопасности.

У Амелины аж щеки вспыхнули. И явно не от смущения… Зря, похоже, про вчерашнее упомянул. Наверняка она еще из-за этого не в духе. Хотя «не в духе» — слишком мягко сказано, учитывая ее гордость.

— Я не сомневаюсь, Ваше Высочество, что вы всегда действуете исключительно во благо, — у нее даже голос зазвенел. — И с ритуалом этим. И с самим моим участием в отборе, которым вы так мило меня отблагодарили за спасение жизни. И с созданием магической связи между нами заодно. Знаете, у меня уже стойкое впечатление, что вы просто-напросто люто ненавидите магов Заката и на мне срываетесь, как на единственной такой в зоне досягаемости.

— Я не ненавижу магов Заката, Амелина. Но и твоя уверенность в несправедливом отношении к тебе подобным уж точно ошибочная.

— С чего вдруг? — Амелина явно с большим трудом сохраняла внешнее спокойствие. — Вот вы кому-нибудь другому, пожалуйста, говорите эти выдумки насчет вредоносности магии Заката. Лично я уж точно куда лучше вас знаю, что у меня за магия.

— То есть ты считаешь, что все заблуждаются, а одна ты права? — Эрион снисходительно улыбнулся. — И абсолютно уверена, будто все гонения на твою магию — выдумки на пустом месте?

— Именно так, — она скрестила руки на груди, смотрела на него с таким вызовом, словно жаждала прямо сейчас сразиться ни на жизнь, а на смерть.

И как же хотелось просто схватить ее в охапку и целовать до тех пор, пока она не сдастся на милость победителя…

Эрион с трудом отрешился от столь заманчивых мыслей.

— Что ж, Амелина, тогда у меня для тебя есть предложение.

— Это какое? — она так насторожилась, словно заранее ждала от него лишь плохого.

— Я дам тебе шанс доказать обратное. Оправдать твою магию. Перед всеми. И если ты сможешь это сделать, то я в свою очередь королевским указом прекращу все гонения на магов Заката.

Кажется, Амелина даже дышать перестала. В ее фиалковых глазах плескались одновременно неверие и робкая надежда. Надо же… Эрион и не думал, что для нее это так важно…

— А если… А если я не справлюсь? — прошептала она, не сводя с него взгляда.

— Сама подумай. Если ты перед всем высшим обществом не только откроешь, что ты за маг, но при этом и твоя магия проявится в своей разрушительной ипостаси, тут исход может быть только один.

— Магическое опустошение? — Амелина вздрогнула, как от удара. Видимо, эта тема была для нее больной.

— Не совсем, — Эрион старался говорить мягко, чтобы хоть немного унять ее ужас. — Сейчас немного другие…методы. Да, ты лишишься магии, но это никак не повлияет на твое моральное и физическое состояние.

Выход казался идеальным. Раз все равно придется магию Амелины отдать источнику, то пусть для нее это все же будет не насильно. Как собственный выбор.

— Так что решай, Амелина. Шанс оправдать магию Заката, но в случае неудачи лишение ее. Может, не отвечать сейчас, я тебя не тороплю, и…

— Я согласна.

Всего два слова, но сказаны так… Эриону и до этого было не особо весело, что придется ее магию отнять, а теперь так подавно. Похоже, это вообще самое драгоценное для Амелины. И она готова этим рискнуть… Но, проклятье, и иначе нельзя! Второго шанса попросту не будет! Магию Заката хоть как надо отдать источнику!

— Что ж, — Эрион все же сохранил невозмутимость, — значит, договорились. Но учти тогда, что тебе придется как-то оставаться на отборе хотя бы до первого практического испытания по магии. И если до этого ты все же не вылетишь, то вполне можешь попытаться всем доказать безопасность воплощения твоей магии. Не волнуйся, всю ответственность я возьму на себя, так что никто тебя преступницей не сочтет. И в случае неудачи в том числе.

Амелина не стала ничего говорить, лишь кивнула. Но глаза выдавали все ее чувства. Она боится… Очень боится… Отчаянно хочет верить, что обязательно справится! Но при этом панически боится потерять то, что считает самым важным…

Уже второй раз рядом с ней Эрион почувствовал себя жестоким бессердечным чудовищем. И оправдания, что так нужно для всеобщего блага, и ее в том числе, мало помогали. Но ведь не найти другого мага Заката с таким потенциалом! Его попросту не существует! Амелина и в этом уникальна…

Эрион еще с детства не раз слышал, что правитель не имеет права на эмоции, ведь они влекут за собой ошибки. Не имеет права на чувства, ведь они делают слабым и уязвимым. Правитель сделает все ради благополучия своего королевства. Даже если придется чем-то пожертвовать…

— Ваше Высочество, у меня к вам все же будет одна просьба, — вдруг произнесла она. — Вы тоже судите, пожалуйста, честно. Без учета всего того, что между нами было, — смутившись, тут же пояснила: — Я имею в виду, что вы наверняка просто мне благодарны за спасение жизни, потому и терпите…некоторые несовершенства моего характера.

— Уверяю, ты для меня всего лишь одна из претенденток. Такая же, как остальные. Я никак тебя не выделяю, ни в хорошем, ни в плохом смысле.

Самому бы еще в это поверить…


— Замечательно, — даже если это Амелину и задело, вида она не показала. — А теперь, если позволите, я пойду. Мне нужно в библиотеку.

— Я уже ухожу, так что можешь идти, — Эрион первым вышел из комнаты.

В коридоре встретилось несколько девушек из претенденток, но на их радостные приветствия он лишь кивнул. Вот казалось бы, нашел идеальный выход… Амелина сама увидит, сколь опасна ее магия. Так ей будет проще расстаться со своей силой. Тем более вдобавок обеспечено безбедное будущее, тут даже замуж отдавать ее абы за кого необязательно. И все ведь хорошо! Самый лучший вариант и цели добиться, и Амелину при этом не мучить. Но почему же тогда так скребет на душе?..


Видимо, у богов сегодня Эрион был в немилости. Матушка организовала званный обед, куда пригласила самых знатных гостей. И, естественно, присутствовала вся королевская семья. Все бы ничего, но именно в это время прибыл Калеб…

При виде входящего в трапезный зал недруга Эрион едва удержал маску невозмутимости. Только сейчас в полной мере осознал, как непросто теперь будет… Сам же Калеб прямо лучился доброжелательностью, сразу стал центром внимания за столом. Ну да, от нехватки красноречия этот тип никогда не страдал.

Дейн, который был в курсе прежнего конфликта, вопросительно взглянул на брата, но Эрион лишь едва заметно покачал головой. Видимо, младшего принца забыли предупредить о приезде столь важного гостя.

В завершение обеда подали десерты и исключительное алтийское вино. Собравшиеся не спешили расходиться, да и не полагалось уходить раньше короля с королевой. Кто-то перебрался на уютные диванчики, кто-то остался за столом. Эриона тоже хотели вовлечь в беседу, но он, захватив бокал вина, вышел на балкон.

Погода испортилась. Небо затянули тучи, грозясь к вечеру разразиться дождем. Но магический купол надежно закрывал от непогоды оранжерею, на которую как раз открывался вид с балкона. Прекрасно просматривались и прогуливающиеся там сейчас. Эрион даже засек двух девушек из числа претенденток, спешащих куда-то. Наверняка в библиотеку, повторять магическую теорию.

А ведь и Амелина сейчас там… Сидит в одном из кресел, с увлечением читает какой-нибудь старинный фолиант, в фиалковых глазах не утихает решимость… Восхитительная упрямица так хочет всем доказать свою правоту, а, по сути, сама даже не догадывается, что на самом деле представляет из себя ее магия… Ничего, скоро это закончится.

Выходящая на балкон дверь снова открылась. Эрион не сомневался, что это Дейн, мучаемый любопытством, кто именно в этом дворце настолько сошел с ума, чтобы Калеба Даварийского пригласить. Но нет. Это был сам Калеб.

Как ни в чем ни бывало, он подошел к перилам, потягивая вино из высокого бокала.

— Смотри, Эрион, как в старые добрые времена, — улыбнулся.

— Что именно? — принц бросил на него косой взгляд.

— Я, ты, и ключевые события наших жизней. Это уже становится милой традицией, согласись? Хотя сейчас, конечно, все иначе. Глупая вражда в прошлом, мы оба с тобой на пороге наследования могущественных королевств. Дождались, так сказать, своего судьбоносного часа.

Эрион даже отвечать не стал. Там внизу, в оранжерее, он заметил Амелину. Ее и на расстоянии нельзя было спутать ни с одной другой девушкой. Крепко держа внушительных размеров книгу, она неспешно шла по мощеной дорожке.

— …и в честь этого, — продолжал, тем временем, свою речь Калеб, — у меня тост.

Он держал бокал так, что сквозь прозрачное вино прекрасно просматривалась оранжерея…и идущая по тропинке золотоволосая девушка.

— Я предлагаю выпить за одну старую непреложную истину, — он не сводил взгляда со своего бокала.

— Это какую? — нехорошие предчувствие пробрали так, что захотелось попросту прямо сейчас скинуть Калеба с этого балкона. И как бы потом не пожалеть, что сейчас этого и не сделал…

Но тот даже не смотрел на Эриона. Со спокойной улыбкой произнес словно в никуда:

— Победитель получает все.

Тут же залпом опустошив свой бокал, Калеб ушел обратно в зал. Но последняя фраза словно все еще звучала в воздухе.

Амелины внизу уже не было видно, стало совсем пасмурно, словно мир хотел спрятаться под пеленой туч от грядущего.

— Победитель получает все… — губы Эриона тронула мрачная усмешка. — Посмотрим, Калеб. Это мы еще посмотрим.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • X