Джейн Астрадени - Шакренионская дилогия [СИ]

Шакренионская дилогия [СИ] 116K, 13 с.   (скачать) - Джейн Астрадени

Джейн Астрадени
ШАКРЕНИОНСКАЯ ДИЛОГИЯ

Part 1.

Валентина впервые прилетела на Шакренион. Она давно мечтала попасть сюда, но как-то всё не удавалось — учёба, работа, заботы… И вот, наконец, её мечта сбылась! Она здесь… Правда, не в качестве туристки, а как эколог — в составе целой делегации учёных и медиков триумвирата. Привели их сюда весьма печальные обстоятельства, грозившие обернуться трагедией.

Эколого-биологическая катастрофа!

Грибо-леса Шакрениона массово увядали, иссыхали, умирали и заживо разлагались… Как будто их поразила не одна болезнь, а сразу несколько и все разной этиологии. Веи не размножались. Соответственно, шакрены забили тревогу и созвали экологический консилиум. Но беда никогда не приходит одна… Накануне, вей тоже поразил недуг. Что его вызвало — умирающие леса или воздух Шакрениона, отравленный ядом грибо-древесного разложения?.. Пока что не выяснили. Выживших и незаражённых чарим-вей вывезли с планеты и поместили на карантин в ближайшей шакренской колонии. Но грибо-леса там не росли, поскольку на других планетах не приживались.

Цефейскому отражению грозило полное вымирание!

Пока учёные в колонии решали проблему вей — искали лекарство и средства восстановления популяции, экологи изобретали способы оздоровления шак-начи и взращивания новых устойчивых к эко-заболеванию лесов. И уже обнародовали первые успехи и открытия… Например, установили, что городские деревья не пострадали.

Валентина как раз изучала этот феномен в составе земной группы и сама лично обнаружила в клетках древесной коры некий иммуно-комплекс, противостоящий эко-вирусу, поразившему дикие леса. Теперь на его основе учёные разрабатывали экологическое снадобье. Поэтому Валентину и командировали на Шакренион, чтобы работать над этим дальше совместно с шакренскими учёными…

Однако помимо всего прочего, самрай-шак требовалось размножаться. Чего бы ни происходило. Цефейский мир погрузился в антиспериумный кошмар, угрожающий разверзнуться в будущем огромной демографической бездной…

В связи с этим, на базе цефейско-земного соглашения учредили биологическую программу. Валентина случайно с ней ознакомилась на заседании по вопросам деторождения, когда проходила расширенную подготовку с инструктажем перед отправкой. Ей стало любопытно, но не более того. В программе она участвовать не собиралась. Всё-таки мысли эколога концентрировались на грибо-лесах и грибо-цветочках — так в шутку земные биологи окрестили чарим-вей.

К тому же, Валентина была брюнеткой… Сотрудница-лаборантка, раздававшая листовки и проспекты, призывающие женщин поучаствовать в программе, объяснила, что предпочтение отдано блондинкам, рыжеволосым, шатенкам и ранее уже рожавшим.

— А почему черноволосым нельзя? — поинтересовалась Валентина, пробегая глазами условия и преимущества контракта.

— У шакренов предубеждение насчёт таких, — ответила лаборантка, пожав плечами. — Не знаю отчего, но нас предупредили. Вроде бы это как-то связано с древней историей и суевериями…

— Вот как… — задумчиво произнесла Валя.

— Но, если хотите, — девушка вспомнила, что её обязанность зазывать в программу, а не отталкивать волонтёров, — то обратитесь к джамрану, они не откажут, и генетически измените цвет волос.

— Нет-нет! — испугалась Валентина, машинально схватившись за голову. — Меня устраивает и мой.

— Как хотите, — вздохнула лаборантка и отправилась по рядам, вручая листовки всем подряд, и женщинам, и мужчинам…

«А им-то зачем? — удивилась Валя. — Хотя, у них есть знакомые, сёстры и дочери».

Через две недели она уже летела на Шакренион вместе с земной экспедицией, и оказалась единственной женщиной среди избранных учёных. Случайно ли, нет, но это её не напрягало… Ровно до того момента, как в горном космопорту их встретили представители Дар-Шакренар. Трое самых отборных самрай-шак. Высокие, пригожие, синеглазые… Не люди, и даже не мужчины, а человекообразные псевдодвуполые насекомые с ярко выраженными характеристиками самцов…

Валентина сразу ощутила неловкость из-за мимолётных, но красноречиво брошенных на неё взглядов. От смущения натянула на голову медицинскую панаму, предусмотрительно захваченную из корабельного медотсека.

После коротких приветствий, земляне и шакрены загрузились во флайнеры… Слава богу, разные! И отправились в биолого-экологический центр, где их ожидало великое множество интересных открытий, событий и сюрпризов. И первый из них — глава корпорации «ЭЗиШ» при Обители — «Экологическое здоровье шак-начи» Даэримин из гнезда Яростайла… Так он представился им с изысканной шакренской улыбкой.

Статный и ослепительно красивый самрай-шак!

Увидев его, Валентина так и застыла на месте. Коллеги, шедшие позади, натыкались на неё, запинались и ругались, а потрясенная девушка не могла пошевелиться. Напрасно она убеждала себя, что шакрен не человек и не мужчина, а всего лишь насекомое… Всего лишь?! Да то, что она видела здесь, никак не вязалось с тем, что она знала там — у себя на Земле…

Заминка и последующее оживление среди инопланетян насторожили Даэримина. И шакрен живо определил причину. Ярко-голубые глаза выхватили из группы землян единственную женщину. Валентина смутилась и попыталась отвернуться, но аквамариновый взгляд держал прочно и не отпускал. При этом красавец самрай-шак излучал что-то… Что-то доселе землянке неведомое. Валентину остро потянуло к нему, помимо её воли… Она стряхнула оцепенение и шагнула вперёд. Но внезапно сам Даэримин смутился, отвёл взгляд и отступил, широким жестом приглашая учёных в оранжерею-полигон.

— Добро пожаловать!

«Приятный у него голос», — вдруг подумала Валя.

— Консилиум состоится завтра, когда прибудут все делегаты триумвирата, а сегодня я проведу для вас экскурсию и покажу наши достижения на пути преодоления экологической катастрофы…

Валентина следовала за ним словно во сне… Среди толпы, но как бы отдельно, сама по себе… А взгляд раскрасавца самрай-шак то и дело останавливался и задерживался на землянке, когда тот оборачивался… Якобы случайно… И в ясных прозрачных небесно-голубых глазах даже и не проскальзывало никакого предубеждения или враждебности. Там сквозил неприкрытый интерес.

«Как так? — рассуждала Валя. — Я же брюнетка».

Сначала их повели в питомник, где выращивали саженцы здоровых грибо-деревьев на очищенных учасках шак-начи. Потом в лабораторию…. Там шакренские исследователи и продемонстрировали землянам уникальное изобретение, созданное на основе совмещённых нейротехнологий шакренов и геномодификаций джамрану. Делегатов подвели к голо-завесе, и глава корпорации предварил показ речью:

— Как вы знаете, мы долго сомневались и первоначально выбрали в качестве природных инкубаторов женщин линдри. Однако после многочисленных испытаний установили, что по биохимическому балансу и анатомо-физиологическому строению нам гораздо ближе земляне, хотя и не так адаптивны, как линдри. Землянки — идеально подходят, как по диапазону ферментных реакций, так и для вынашивания детёнышей самрай-шак, но отсутствие яйцевода существенно затрудняло процедуру зачатия или делало её весьма, м-м-м, экзотической…

Даэримин будто невзначай глянул на Валентину, сверкнул аквамариновыми брызгами и тут же переключился на остальных учёных. Оставив девушку в полном замешательстве.

— Мы нашли выход. Теперь очередь за добровольцами.

Ассистент убрал голо-завесу, и взорам изумлённых землян предстал очень простой с виду аппарат, состоящий из двух перламутровых вертикальных пластин, параллельно отстоящих одна от другой приблизительно на метр.

— Органопроектор, — пояснил Даэримин. — Посредством проникающего излучения транслирует микро-частицы, формирующие внутри женского организма искусственный функциональный орган.

— То есть? — переспросил один из земных учёных. — Создаёт функциональные связи? Как в коре головного мозга между анатомо-физиологическими центрами, обособленными с рождения.

— Верная аналогия, — с улыбкой кивнул шакрен. — Схожий принцип. Физически этого органа как бы и не существует. Он состоит из подвижных проводников-агентов. Эти микро-частицы рассеиваются в клетках и дремлют в структурах ДНК, до поры до времени. Но едва через поцелуй в ротовую полость женщины попадают яйца — будущие зародыши самрай-шак…

Тут Валентина сглотнула и облизала резко пересохшие губы, представив себе поцелуй… Даэримина?!

— … Как проводники активизируются, образуя изолированный путь — подвижное временное соединение гортани с репродуктивным мешочком и доставляют туда яйца, безопасно минуя пищевод, желудок и прочие органы. Затем частицы снова рассеиваются, до следующего раза…

Валино лицо горело, лоб покрывался испариной…

— И женщина при этом не испытывает дискомфорта? — поинтересовался коллега Валентины, беспокойно косясь на неё.

— Ни малейшего, — заверил всех шакрен. — Никаких неприятных ощущений. К тому же, ферменты самрай-шак…

Даэримин выразительно посмотрел на девушку.

— … Подавляют все ощущения, кроме приятных…

Мимолётная улыбка соблазнительно изогнула красивые губы шакрена, а через секунду он вновь посерьёзнел.

— Сейчас вы увидите процесс внедрения… — Даэримин огляделся по сторонам, словно высматривал кого-то. — Это совершенно безвредно, быстро и безболезненно. Первая земная женщина, учёный и доброволец из программы…

Валю охватило странное чувство похожее на ревность.

Ассистент принял сообщение на коммуникаторе, нахмурился и покачал головой.

— Что такое? — взволнованно спросил Даэримин. — Где Наташа?

— Сегодня её не будет, — ответил ассистент. — Приболела внезапно.

— Тогда отложим до следующего раза, — самрай-шак озадачился, а земляне — экологи и медики разочарованно переглянулись.

Валентина снова поймала завораживающий аквамариновый взгляд, и словно что-то толкнуло в спину. Она шагнула вперёд. Как единственная и очень любознательная женщина.

— А мне можно? — несмело попросила, еле дыша и почти не слыша себя. — Попробовать…

— Вы уверены? — Даэримин смотрел на неё долгим изучающим взглядом с явными проблесками… Азарта?

Валя кивнула.

— Да… я… тоже учёная, — она вздохнула. — Что я должна делать?

— Становитесь сюда, — мигом оживился ассистент, указывая на пространство между пластинами.

Даэримин тотчас перехватил инициативу, и сам подал женщине руку, помогая занять нужную позицию.

— Вот так… Стойте здесь, замирать не обязательно, просто расслабьтесь…

Как она могла расслабиться и успокоиться, если его присутствие вызывало у неё противоестественный трепет, а от прикосновений всё внутри переворачивалось?! Пальцы Валентины дрожали, колени подгибались… Даэримин ободряюще сжал ей ладонь и улыбнулся.

— Не бойтесь.

И нехотя выпустил руку землянки.

Теперь Валентина тряслась совершенно одна меж двух таких «страшных» пластинок и запоздало жалела о своём опрометчивом поступке…

— Включаю, — предупредил ассистент. — Не напрягайтесь.

Валя стояла ни жива, ни мертва, когда из переднего органопроектора вырвался сноп радужных лучей и пронзил её насквозь. Она дёрнулась от неожиданности, но ничего сверхъестественного или болезненного не почувствовала. Вернее, совсем ничего. Это длилось всего несколько секунд, и внезапно прекратилось. Земляне разом выдохнули.

— Уже всё? — несмело уточнила Валентина, переводя дух вслед за коллегами.

— Всё, — улыбнулся ей Даэримин. — Видите, это не страшно. Взгляните сюда.

Он развернул перед девушкой воздушный экран, и она увидела запись со стороны. Разноцветные потоки света соединили пластины, пройдя сквозь Валино тело — туда и обратно…

— Прошу задавать вопросы, — глава корпорации повернулся к учёным, те разом загалдели, выйдя из ступора, и после непродолжительной дискуссии всех пригласили на обед. Уже за столом Даэримин объявил, что землян распределили по Гнёздам, где им предстояло жить до тех пор, пока эколого-биологические проблемы Шакрениона не разрешаться.

— Там вам будет комфортнее и надёжней, чем в гостинице. В домах Гнёзд есть всё необходимое, а вы отныне находитесь на полном обеспечении Дар-Шакренара, — с доброй улыбкой рассказывал Даэримин, пока учёные наслаждались традиционной шакренской ветчиной в медовом соусе и прочими яствами. — Работать станете здесь — в исследовательском центре корпорации. — Каждому выделят персональный транспорт и кабинет…

После обеда землян по очереди развезли по Домам, и осталась одна Валентина. Она растерянно стояла посреди транспортной площадки, и недоумённо озиралась, когда к ней приблизился один из прежних сопровождающих и вручил тактильный кодер от индивидуального флайнера вместе с кристаллом маршрутизатора и гибким браслетом.

— Флайнер доставит вас к новому месту жительства. Введите указанный номер и вставьте этот кристалл в браслет… Давайте-ка помогу.

— Куда доставит? — на всякий случай уточнила Валя, пока шакрен защёлкивал устройство у неё на запястье. — Где я буду жить?

— Отныне в Гнезде Яростайла, — бесстрастно ответил сопровождающий, и сам закрепил кристалл в особой выемке. — Вызывайте…

«Интересно…»… — размышляла Валентина, прикладывая к маршрутизатору большой палец и с восторгом наблюдая, как над площадкой зависает «пучеглазый» флайнер, смахивающий на стрекозу.

Part 2.

«Как здесь красиво!» — восхищалась Валя, опершись ладонями на перила балкона и любуясь отрогами гор в сверкании водопадов.

В другой стороне раскинулась золотисто-палевая степь Шакрениона, и небо вдали на горизонте подёрнулось бежевой мгой… Вечерело. И шакренское светило «окуналось в закатную реку на противоположном краю шак-начи»[1]. Отсюда Валентина наблюдала лишь последние отблески солнца и закатные тени…

«Значит, завтра я встречу тут восход».

Девушку поселили на втором этаже дома Яростайлов в шикарных многокомнатных апартаментах с огромными светлыми окнами. И приняли её радушно. К прибытию «земной чаримиче» помещения украсили цветами, а на обширных балконах-террасах они росли сами по себе — в вазонах и кадках; вились, заплетая фасад до самой крыши, и расползаясь по стенам.

Валентина понежилась с дороги в роскошной ванне, более похожей на бассейн. Шакрены чрезвычайно ценили удобства и гигиену. Валя облачилась в уютную домашнюю одежду, натянула бархатные тапочки и побродила немного по комнатам, эстетически наслаждаясь убранством и комфортом. В отличие от сугубо аскетических предпочтений джамрану, шакренионцы на обстановку не скупились. Им нравились диваны, горы подушек, изящные чайные столики, вычурные бюро и стеллажи… Украшенные салфетками с орнаментами изысканной вышивки, шкатулками с аппликацией и мозаикой… В центре апартаментов Валентина нашла спальню с кроватью, но для чего нужна большая часть мебели так и не поняла.

Одно лишь её смущало.

— «Эти комнаты предназначены для чарим-вей, — пояснил тавимишари Даэримина, провожая девушку сюда. — До сих пор пустовали».

«До сих пор? — подумала Валентина. — Но я — не вея…».

Она уже полчаса стояла на балконе, а тот выходил в сад, цветущим облаком окруживший дом.

Стремительно темнело. На деревцах и в беседках зажглись фонари. В комнатах автоматически вспыхнули лампы. Девушка подставила лицо лёгкому ветерку, налетевшему с гор, и зажмурилась, наслаждаясь его прохладными прикосновениями к разгорячённым щекам. А когда сгустились сумерки, и в небе зажглись первые звёзды, Валентина услышала сзади шорох и резко обернулась. Сердце испуганно забилось, как птичка в клетке… Мягко переступая лапами, по перилам балкона гулял великолепный чёрный зверь с аквамариновыми глазами… Пантера! Или скорее пантер.

Валя вовремя сообразила, что это ндарим.

Зверь пружинисто спрыгнул, урча приблизился и ласково потёрся о колени девушки… Нежно так потёрся, но сильно, будто живой. Валентина устояла и даже погладила его в ответ, и почесала за ушами, удивляясь, какой он реальный на ощупь.

Ндарим лениво отстранился и грациозно покинул балкон, фыркая и посекундно оглядываясь.

«Зовёт меня!» — догадалась Валентина и отправилась следом.

Пантер-ндарим вывел её в коридор, оттуда на лестницу, к выходу и… В ночной сад, трепещущий ветками в блеске разноцветных фонариков…

Там он исчез, а Валя двинулась дальше одна, по дорожке, усыпанной белыми камушками. Озираясь по сторонам, и силясь разглядеть что-то за фруктовыми деревьями, девушка предвкушала сказку в этом волшебном саду… Белая тропка доставила Валентину прямо к беседке увитой цветущими лианами, где её ждал Даэримин и заставленный плетёнками и чашами с угощениями стол. Разные фрукты, мороженое, орехи, цветы в искристом засахаренном сиропе и медовый напиток в графине, судя по цвету…

— Кажется, ты ещё не ужинала, — с улыбкой произнёс шакрен, протягивая ей полный бокал.

— Спасибо, — Валя приняла его и пригубила душистый сладковатый нектар с лёгкой кислинкой.

Мощные флюиды тепло исходили от хозяина дома. Валентина их кожей чувствовала, и на этот раз гораздо интенсивнее. До щекотки на кончиках пальцев… Мерцающий взгляд самрай-шак, устремлённый на девушку с Земли, преисполнился обещанием неги… Она до боли захотела коснуться Даэримина и робко притронулась к его ладони. Между ними промелькнула трескучая искра, и отчаянно закружилась голова. Валя отдёрнула руку, но шакрен сам обнял девушку и предложил, чувственно дотрагиваясь губами до её плеча:

— Потанцуем?

— У меня чёрные волосы, — вырвалось у неё.

«Вот зачем я так сказала и почему?»

— Это тут при чём? — он рассмеялся. — Глупые предрассудки. Мне… нравятся твои волосы, такие гладкие… — шакрен с упоением пропустил шелковистые пряди сквозь пальцы и увлёк Валентину обратно на дорожку, в зачарованном свете ночных фонарей. — Я не могу больше ждать…

В эфирном сиянии кружили тучи мотыльков… А Валя и Даэримин танцевали среди деревьев… Шакрен напевал девушке на ушко пленительные словечки, перемежая звуки речи с тихим стрекотанием, которого Валентина не понимала, но при этом млела и уплывала в нирвану. Пока… Внезапно не вспомнила, что она — эколог, учёная и прилетела сюда улучшать экологию, оздоровлять планету и уж никак не затевать репродуктивные игры с представителями псевдодвуполого вида насекомых…


— Ох!

Валюшу припечатало осознанием:

«У него же… Спериум! Рилис! Как и когда он умудрился меня охмурить и опутать своей паутиной страсти?»

Перепугавшись не на шутку, девушка оттолкнула шакрена и нырнула под защитную сень деревьев. Выскочила на другую тропинку и устремилась в теневую часть сада, подальше от света, беседки и неприлично красивого человекообразного насекомого…

Даэримин не погнался за ней. Он просто стоял и загадочно улыбался… Самрай-шак знал, что далеко ей не убежать — рилис уже не отпустит, и радовался, что не нужно теперь принимать антиспериумные таблетки…

«Кажись, оторвалась», — подумала Валя, лихорадочно озираясь по сторонам… Шакрена вроде нигде не видно.

Ветерок стих, и сад увяз в сонном дурмане собственных ароматов… Тут девушка с ужасом обнаружила, что заблудилась!

«В трёх „яблонях“?!»

Впрочем, сад был настолько обширен, что тёмная громада дома, утопающая в плетущейся зелени, вырисовывалась где-то далеко. Валентина попыталась определить с какой стороны расположена восходная терраса… Увы, не удалось. А даже если вернуться и обойти дом кругом… То, как добраться до вейских апартаментов?.. Шакренские дома-гнёзда состояли из множества закоулков, лестниц, галерей и переходов… Это вам не улей какой-нибудь. Этот лабиринт запутанней паутины… Да и самрай-шак наверняка подстерегал её неподалёку на подступах к Гнезду.

Валя на время укрылась в густых цветущих зарослях. Она сидела, затаившись под кустом, на травке и мысленно ругала себя на чём свет стоит, за то, что поддалась шакренскому обаянию и добровольно заделалась инкубатором.

Но как она могла знать, что он на грани и у него… Тонкие стебельки меж тем начинали колоть девушку сквозь одежду… Надо всё-таки выбираться. Что если он ушёл в дом?..

Валентина осторожно выглянула из кустов и… Даэримин возник перед ней бесшумно, ни одна ветка не дрогнула и не хрустнула… Пылкий охотник на вей! Нечеловечески привлекательное насекомое, озабоченное продолжением рода, хоть и цивилизованное. Он быстро разыскал её. Поскольку изучил каждый уголок сада, кустик и цветок, как линии на руке, а разбушевавшийся зов — рилис увлекал его в правильном направлении. Да и среднее веко-визор никогда не подводило.

— Я… — начала Валя, но аквамариновые глаза так сияли во мгле, ярче перламутровых чешуек на скулах шакрена.

— Не надо… — прошептала она.

Самрай-шак не дал ей договорить, подхватил на руки и вынес на свет… Там она увидела, что его налобные узоры потемнели…

«Куда он несёт меня?» — девушка чувствовала себя пойманной в сеть.

Вскоре шакрен остановился, но из рук Валентину не выпустил. Однако девушка сумела осмотреться. В этой части сада она ещё не была. Здесь прямо под открытым небом, среди цветов и под воздушным полупрозрачным навесом стояла широкая и удобная… Кровать? Кровать в саду…

«Как романтично», — безмятежно подумала Валентина.

Рилис неумолимо овладевал ею… Даэримина зов и подавно захватил. Шакрен хотел лишь одного. Самрай-шак искусно пленил свою чарим-вей, и без разговоров уложив её на садовое ложе, поцеловал…. С этого самого момента весь мир для них остановился. Остались только желанные губы, дыхание со вкусом спелой ежевики и беспрерывно накатывающие волны блаженства…

— Валь-а…

— Даэ…

Шесть восхитительных часов! И бесподобно вкусный завтрак в постель… Они ведь так проголодались после длительного и страстного поцелуя. Три превосходных дня и ночи!.. И к жвибу консилиум! Его отложили на две недели, ради такого волнующего эксперимента…. И ещё пять незабываемых суток или более ста часов! В объятиях самрай-шак…

— Даэ!

— Валь-а!

Даэримин покрыл её всю поцелуями и ферментами. Валентина не ощущала усталости и отзывалась вздохами наслаждения на каждое движение шакрена внутри неё. Пронзительными толчками и плавными вращениями доводя её до экстаза, он погружал земную женщину в пучину неведомого ранее удовольствия, заставляя кричать и выгибаться от сладостных пульсаций. Самрай-шак замирал, изливался с протяжным стрекотанием, и Валя будто растворялась под восторженным аквамариновым взглядом… В мгновения передышек он приникал к ней губами, и она льнула к нему всей своей распалённой кожей, вбирая восхитительный запах и вкус его феромонов… Он снова наполнял её собой. И снова! И снова… Новые чувства нахлынули прибоем, делаясь всё острее и ярче, пока не достигли апогея, забурлили, и мир взорвался…

— Валь-аааа!..

— Даэ… Даэ… Даээээ!..


Треть оборота спустя…


— Ты с ума сошла, Валька!

— Уймись, Костик! Я в своём уме.

— В твоём-то положении, — скептически хмыкнул её сотрудник — лаборант.

С некоторых пор Константин места себе не находил, как узнал…

— Не могу успокоиться, когда… Ну, подумай, Валюша, он даже не человек. Насекомое! Он не разговаривает, а… Стрекочет!

— И что с того? — Валя пожала плечами. — Очень мило стрекочет.

Она уже два месяца учила язык Шакрениона и обожала, заглушив переводчик, слушать ласковое стрекотание и щёлканье возлюбленного перед сном….

Валюша сладко вздохнула.

Как бы не задохнуться от счастья?!

— И вот где ты сейчас!? — обиделся Костик. — Я ей — стрижено, а она…

— Кстати, ему всё во мне нравится.

— Ещё бы не нравилось!.. Да пойми, ты… Он тебя заманил, сцапал и оплодотворил… Хищное насекомое!.. Охотник, агрессор… Озабоченное…

— Неправда! — таких несправедливых эпитетов в адрес любимого Валя не стерпела. — Озабочен Даэ лишь раз в году… Но зато как! Озабочен…

Валентина мечтательно улыбнулась.

— А какой у него ндарим…

Приятные мысли о предстоящем вечере затмили всё вокруг. Валя думала о том, как будет играть с великолепной нейронной проекцией своего жениха… Она без опаски укладывалась на пантера, утопая в мягкой и тёплой псевдошерсти, а ндарим поглаживал девушку хвостом….

— А этот их рилис! — не унимался Костик. — Жуткая пакость… Мы с ребятами как-то запечатлели и проверили сканографом. Бррр… — его аж передёрнуло. — Светящиеся нити — целая сеть, напоминают паутину. Тянутся от шакрена и опутывают ничего не подозревающую вею.

— Так уж и не подозревающую? — Валюша фыркнула. — Глупый ты человек, Костя! Учёный, но глупый. Ты же парень и тебе не понять. А это так прекрасно… Завораживает…

— Нет, Валька, ты всё-таки ненормальная. Другие девушки просто подписали контракт и….

— Я — не другие девушки! — отрезала Валя. — Никакого контракта мне не нужно. Я люблю Даэ!

«Пип!» — раздался долгожданный сигнал. Это пришёл ответ из центра галактического переселения на её запрос. Валентина с бьющимся сердцем выхватила из прорези транс-гегера пластиковую карточку… Минуту смотрела, осмысливала и не верила своему счастью…

Она таки получила вид на жительство! Отныне гражданка Шакрениона…

— Ну? — ревниво поинтересовался Костик. — Что там?

— Что-что? Замуж выхожу!

— Ты ещё и замуж за него собралась?! За-за-за… Таракана!?

— Сам ты, таракан! И жук навозный… А Даэ, Даэ… Он мой махаон!

Последнее прозвучало как «мой герой»… Костик чуть не поперхнулся от негодования и закашлялся.

— Дыши глубже, — снисходительно посоветовала Валя, подскакивая на месте, и с резвостью необычной для её состояния вылетела за дверь, оставив Константина кашлять и недоумевать.

Ликующе размахивая карточкой, девушка выбежала из здания и бросилась на шею изнывающему от нетерпения Даэримину. Незадолго до этого, он вырвался из флайнера прямо на ходу, едва завидев Валю в окнах первого этажа, и встретил свою чарим-вей у крыльца, перехватив возле статуи какого-то великого самрай-шак.

— Валь-а? Как всё…

— Даэ! Теперь я никуда от тебя не улечу и буду всегда с тобой.

Шакрен улыбнулся, хотел было обнять её, но вдруг засомневался и сдержал порыв.

— Ты хорошо подумала?

— Да!

— Я не человек, а…

— И ты туда же! — Валюша на миг закатила глаза, потом взяла в ладони лицо возлюбленного и вновь утонула в аквамариновой радуге. — Вроде бы не землянин, а туда же. Мы же это с тобой обговорили…

— Я — самрай-шак!

— Конечно, милый. Знаю. И горжусь! А я — женщина и всё для себя решила. Даэ… Я хочу вместе с тобой растить наших мальчишек.

— Они не мальчишки… Сари-шак.

— Для меня — мальчишки, — рассмеялась Валя. — Малыши. И наши дети.

— Но… спериум у меня лишь раз в оборот, — расстроенно напомнил шакрен.

— Я в курсе, — она кивнула, — и это мой выбор. А ещё знаю, что твоё качество намного превосходит любое количество. Это меня вполне устраивает.

«В самом деле, год — не десять лет! Живут ведь как-то жёны астронавтов дальнего космоплавания».

— Верно, — Даэримин расплылся в улыбке, самодовольно поглядывая на округлившийся животик веи-землянки. Налобные узоры шакрена посветлели, и он наконец-то уверенно обнял будущую, как это ни странно звучало для Шакрениона, жену… Главе корпорации действительно было чем гордиться.

Тройня сари-шак за один спериум!

Далеко не всякому самрай-шак такое дано, особенно с первого раза.

— И ничто не помешает мне целовать тебя, когда захочу, — весело добавила Валентина, как бы в подтверждение чмокая любимого шакрена в щёку. — Много раз!

«И ещё много-много-много-много раз! С моей красою чаримиче», — скромно продолжил про себя Даэримин.


Примечания


1

«Окуналось в закатную реку на противоположном краю шак-начи» — шакренский речевой оборот.

(обратно)

Оглавление

X