Михаил Александрович Михеев - Выбор солдата (СИ)

Выбор солдата (СИ) 35K, 16 с.   (скачать) - Михаил Александрович Михеев


Михеев Михаил Александрович
Выбор солдата

Право на сомнения


Солдат Великой Империи Черных Лордов — уважаемый человек. И в этом нет ничего удивительного — ничтожная по сравнению с остальным населением Империи группа людей обеспечивает ее защиту. Армия и военно-космический флот оснащены по последнему слову техники. Восемь миллионов людей служат в них, а остальные сорок миллиардов им завидуют.

Флот Черных Лордов насчитывает пять тысяч кораблей — крейсеров, линкоров, авианосцев. Еще три тысячи судов законсервированы. Около двух тысяч крейсеров, в основном морально устаревших, но не потерявших от этого своей немалой мощи, не входит в основной состав флота и несет патрульную службу на базах в сопредельных пространствах. В случае нужды вся эта масса машин, предназначенных исключительно для умерщвления врагов наиболее эффективными способами и разрушения всего, что попадется на пути, может быть собрана в один мощный ударный кулак, способный смести любого противника. Впрочем, за всю историю Империи такое случалось лишь дважды. Мелкие стычки происходили частенько, но крупных войн почти не было. Редко кто испытывал судьбу, становясь на пути Великой Торгово-Милитаристической Империи.

Армия Черных Лордов оснащена с помощью достижений самых передовых технологий, разработанных в лабораториях Империи или купленных, захваченных или украденных у соседей. Передовые части — Звездный десант — идут на кораблях флота. Они первыми высаживаются на атакуемые планеты, захватывают плацдармы, осуществляют спецоперации. Они сражаются и на твердой поверхности и в космосе, при штурме орбитальных станций и астероидов, участвуют в абордажных схватках. Иногда даже трудно сказать — армия это еще или уже флот. На их вооружении боевые скафандры высшей защиты, позволяющие десантнику ходить и летать, защищающие его силовым полем, выдерживающим попадание пятнадцатидюймового неатомного снаряда, и собственной броней, сравнимой по прочности с броней тяжелого танка. Скафандр позволяет мускулам развивать усилие до восьми тонн и вооружен встроенными лазерной пушкой, скорострельной двадцатимиллиметровкой, двумя мелкокалиберными протонными излучателями и плазменной пушкой, способной расплавить танк с трехсот метров. Кроме таких скафандров, имеются также скафандры средней защиты — они легче и слабже защищены, зато несут более тяжелое вооружение и обеспечивают большую автономность. Все это чертовски дорого, но на своих солдатах Империя не экономит.

После Звездного десанта на планету высаживаются части Планетарного десанта. Эти части малость послабже подготовлены, примерно на уровне старинных ВДВ, и действуют только на планетах. Солдаты одеты в легкие скафандра, обеспечивающие противопулевую защиту, и имеют на вооружении огромную массу танков всех классов. Они, с одной стороны, слабже Звездного десанта и их оснащение намного дешевле, зато их намного больше — собственно, это основная масса армии — и они участвуют в сравнительно нетяжелых боевых действиях. К тому времени, как они вступают в бой, флот уже, как правило, проутюжил поверхность планеты, а Звездный десант сделал самую тяжелую и опасную часть работы — захватил и удержал плацдарм. Планетарный десант должен развить и закрепить успех, намотав на гусеницы всех, кто косо на них смотрит, и подготовить почву для Гарнизонных частей.

Гарнизонные части вооружены и подготовлены примерно на уровне Планетарного десанта, но у них своя специфика работы, которая накладывает отпечаток и на их оснащение. Задача Гарнизонных частей производить зачистку, подавлять последние очаги сопротивления, а главное, наглядно демонстрировать уродам, поднявшим свой народ на заведомо безнадежный конфликт с Черными Лордами (а зря — Империя никогда не стремится ущемлять чей-либо суверенитет. Она торгует — это выгоднее, чем война), что мощь Империи может быть в любой момент вновь обрушена на них, ибо Империя не прощает наглости. Именно в силу своей специфики Гарнизонные части вооружены наиболее легкой бронетехникой и имеют на вооружении множество полицейских средств, впрочем, используемых крайне редко. Девиз Черных Лордов: если в кустах что-то зашевелилось — сначала ударьте по этому из главного клибра, а потом сходите посмотрите, кого вы подстрелили.

Естественно, такие вооруженные силы требуют людей не только храбрых и сильных физически, но и умных, образованных, способных хорошо справляться с управлением сложнейшей техникой. Эпоха пушечного мяса прошла и Черные Лорды приняли это сразу и безоговорочно.

Сравнительно небольшие размеры армии позволяют проводить жесткий отбор кандидатов в солдаты, а конкурс всегда велик. Ставший солдатом получает колоссальное, по меркам гражданского населения, жалование. Офицеры и адмиралы всегда начинают путь с рядовых — попасть в офицерское училище можно, лишь отслужив не менее трех лет. Жалование лейтенантов превосходит доход любого предпринимателя средней руки, а уж жалование старших офицеров и, в особенности, генералов и адмиралов выше, чем у любого банкира. Подобный доход имеют лишь крупные ученые. Кроме того, есть еще одна приманка — любой, дослужившийся до контр-адмирала или генерал-майора, получает бессмертие — возможность омолаживать организм и продлять тем самым жизнь на неограниченное время. Первое омолаживание приводит организм к оптимальному для него возрасту и физическому состоянию и продляет жизнь в этом состоянии на двадцать — тридцать лет, второе — на вдвое больший срок, и так далее. Это же относится и к членам их семей. Гражданским получить доступ к этому великому открытию, сделанному Черными Лордами давным-давно, в каких-то далеких пространствах, стократ сложнее. Лишь крупные ученые или лица, получившие бессмертие в дар лично от Совета Черных Лордов, имеют право на него.

Бывает, что военнослужащие попадают в переделки. Неважно, взяли солдата в плен или арестовала местная полиция за хулиганство — в любом случае, чтобы вытащить его в ход будет пущено все, от подкупа и дипломатических ухищрений до военного флота и угрозы бомбардировки планеты. Угроза при нужде будет исполнена — бывали прецеденты — и Черные Лорды позаботились о том, чтобы эта информация стала всеобщим достоянием. Кодекс гласит: неважно, что и где совершил солдат, подсуден он при этом только суду Империи.

Однако в каждой бочке меда есть своя ложка дегтя. За огромное жалование и щедрые льготы военные платят кровью. Чаще это кровь врагов, но случается и так, что приходится отдавать и свою, иногда вместе с жизнью.

Случилось так, что возвращающаяся из учебного похода эскадра под командованием самого Главы Совета Черных Лордов, Великого Черного Лорда (Лорда Адмирала, Непобедимого, Великолепного, Всемогущего — недостающее вставить) приняла сигнал бедствия с одной из окраинных станций локального переноса. Эти станции служили для облегчения перехода между мирами, связи, в качестве складов, баз и прочее, и прочее, и прочее. Собственно, их и охраняли патрульные крейсера. Сейчас один такой крейсер орал на всю округу открытым текстом SOS и получить от него более вразумительный ответ не представлялось возможным из-за расстояния и помех. Но и оставлять дело на самотек было нельзя. Изменив курс, эскадра — десять легких и один линейный крейсеры и четыре линкора — двинулась на помощь.


Кают-компания флагманского корабля эскадры линейного крейсера "Орел" сдержанно гудела. Сейчас в ней собралось пятнадцать человек — капитаны четырнадцати кораблей эскадры и присоеденившегося к ней патрульного крейсера. Не хватало лишь Черного Лорда, который командовал одновременно и эскадрой, и "Орлом". В ожидании его офицеры обсуждали весьма важный и злободневный вопрос — что делать?

Вопрос, конечно, был актуален. Невесть откуда взявшийся военный флот в составе более чем двухсот кораблей разных классов двигался к планете. Все бы ничего, базу эвакуировать несложно, но планета с недавних пор находилась под протекторатом Империи, а это обязывало. Эскадра выдвинулась наперехват и передала пришельцам приказ остановиться либо изменить курс и покинуть контролируемую Империей область пространства. В ответ противник открыл огонь.

К сожалению, слишком поздно было что-либо предпринимать. Обычно, оказавшись в меньшинстве (а такое хоть и крайне редко, но слуалось), части имперского флота действовали по одной схеме — на большой скорости сближались на расстояние залпа, наносили удар и тут же отскакивали, не давая противнику перестроиться и полноценно ответить. В короткий срок вражеский флот удавалось предельно измотать и обескровить, после чего он либо сдавался сам, либо отступал. Все имперские корабли строились из рассчета использования подобной тактики — тяжело бронированные, хорошо вооруженные, с колоссальной скоростью. Это влетало в копеечку, но дело того стоило.

Сейчас такую тактику применить не представлялось возможным — пространство здесь было слишком загажено астероидами. Никакое силовое поле не спасет корабль, идущий на субсветовой скорости, от столкновения со скалой в тысячи тонн весом. Пара налетов — это все, что сумели сделать имперцы. Флот противника понес серьезные потери, но его преимущество состояло в том, что, атакуя планету, он в конце концов вынуждал имперскую эскадру либо отступить и отдать планету на милость победителя, либо грудью встать на ее защиту. Численное превосходство давало врагу и перевес, правда, всего пятикратный, в огневой мощи. В лобовом бою этого было вполне достаточно. Вражеский флот упорно шел вперед и пришло время принимать решение — драться или отступить. Третьего варианта не было.

Черный Лорд вошел в кают-компанию как всегда — внезапно, стремительным бесшумным шагом. "Господа офицеры" — рявкнул старший по званию, капитан первого ранга д'Рошель, и все вскочили, но Лорд Адмирал энергично отмахнулся и сел в свое любимое кресло во главе стола.

Кресло было знаменитое. Когда-то, если верить легенде, оно стояло в штурманской рубке самого первого "Орла" и Лорд Адмирал, тогда еще не бывший ни Лордом, ни Адмиралом, а бывший обычным вторым штурманом, сидел на нем во время вахты. Кресло чудом уцелело после гибели корабля и было поставлено на капитанском мостике второго "Орла", а потом и третьего. После долгих лет оно устарело и стало неудобным в бою — слишком тяжело было сидя в нем управлять маневрами целого флота, на нем ведь не было многочисленных экранов и хитрой электроники. Это было просто хорошее, удобное кресло с амортизаторами и в конце концов его переставили в кают-компанию, где оно и находилось с тех пор, став своеобразным талисманом Черного Лорда.

Черный Лорд несколько секунд сидел, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза. Сейчас он просто отдыхал. Потом он придвинулся ближе к столу и, положив на него тяжелые, обтянутые рукавами кителя руки, несколько секунд внимательно изучал ногти. Затем он усмехнулся и встал. Его фигуру нельзя было назвать богатырской — обычный высокий, худощавый, не очень мускулистый, но жилистый, чуть нескладный человек. Тем не менее сейчас от него веяло мощью, как от скалы. Он нависал над столом и над сидящими за ним офицерами, подавляя их своим авторитетом — авторитетом человека, никогда не знавшего поражений.

— Ну что, господа. Ситуацию все знают. Какие будут предложения? — Как всегда, Черный Лорд был краток.

Несколько секунд тянулось томительное молчание. Потом один из капитанов встал, тяжело вдохнул и сказал:

— Командир, надо отступать.

— Неприемлимо — отмахнулся адмирал. — Еще мнения?

— Отступать — сказал, поднимаясь, д'Рошель. — У нас нет другого выхода. Иначе — смерть.

— Все согласны? — спросил Черный Лорд.

Зал согласно загудел.

— Хорошо. Выстраиваемся в стандартный оборонительный порядок номер три. Расстояние от планеты — сорок единиц. Выслать дозор — я не слишком доверяю локаторам. Маскировка полная, внешние антенны убрать, оставить только систему дальнего обнаружения.

Кают-компания взорвалась. Все, вскочив на ноги, орали, что это — самоубийство, что надо отступить, что через сутки подойдет ударная эскадра Лорда Кэвина, в которой вчетверо больше судов и среди них аж целая дюжина линкоров, и тогда уже можно вернуться… Лорд Адмирал внешне остался спокоен, лишь кончики пальцев похолодели от волнения, но уж об этом знал он один.

— Молчать, — тихо и удивительно четко произнес он, вновь вставая из кресла. — Молчать, сволочи!

Офицеры замерли. Никто из них не видел еще Лорда Адмирала таким, однако почти все нутром почувствовали, что лучше сейчас подчиниться. Лишь один из капитанов, молодой, высокий грек не сообразил, что сейчас может произойти.

— Да пошел ты! Сам гробишься и нас подставляешь. Давно не воевал? Ну дак воюй с кем хочешь, а меня оставь в покое…

Договорить он не успел. Сухо щелкнул выстрел, и капитан рухнул. Во лбу его была маленькая круглая дырочка, почти не испачканная по краям кровью.

— Передайте на его крейсер — пусть старпом принимает командование — спокойно и буднично сказал Лорд Адмирал. — А теперь слушайте меня. Вы, кажется, забыли, за что нам платят? Те люди, которые живут внизу, платят налоги, на которые нас в мирное время кормят, учат, обеспечивают всем, что мы только пожелаем. Но взамен они рассчитывают, что в случае угрозы мы встанем и грудью заслоним их. И они вправе на это рассчитывать. Поэтому мы встанем между ними, и до планеты враг доберется только через наши трупы. Далее. Вы, кажется, забыли, что здесь — не пиратская эскадра. Приказы командира не обсуждаются. Получили приказ — выполняйте. Не захотели — трибунал. Со мной во главе. И если кто еще посмеет так себя вести я, клянусь, приговорю его к расстрелу на месте, как эту вот сволочь. И еще. Он сказал, что я давно не воевал. Это так. По настоящему я не воевал уже много лет. А вот никто из вас не воевал никогда. И не трясите своими нашивками и медальками. Когда избиваешь почти невооруженную армию или флот, каждый из кораблей которого разваливается от первого же попадания — это одно. Тем более, когда у вас во сто раз больше и кораблей, и танков. Бесконтактная война… Дерьмо! Настоящая война — это такая вот, когда внезапно, когда противник вам равен или сильнее. Тогда сразу и видно, кто солдат, а кто тля на палочке. Идите по местам, и если хоть один и вас побежит без приказа — клянусь, я его пристрелю. Наша задача — продержаться до подхода подкрепления, нанеся при этом противнику максимальный урон. Тогда, даже если мы погибнем, у сил планетарной обороны есть шанс дождаться Лорда Кэвина. А теперь идите. И помните…


Вражеский флот приближался. В боевой рубке "Орла" Черный Лорд спокойно рассматривал надвигающиеся корабли. Ему, профессионалу, их вид говорил о многом.

То, что лишь наиболее легкие корабли имели обтекаемые корпуса, говорило о непредназначенности тяжелых кораблей для боя в атмосфере. Нет сомнения, входить в нее большинство кораблей могло — иначе зачем тогда силовые поля? Но взлет-посадка это одно, а маневры и сражение в атмосфере — совсем другое.

Расположение артиллерии показывало на назначение кораблей — штурм планет и укрепленных баз. Тяжелые и не слишком быстро разворачиваемые орудия — не самое лучшее оружие для маневренного боя, зато ими можно легко подавлять малоподвижные батареи.

Маневры тяжелых кораблей были несколько скованными — значит, корабли оснащены импульсными двигателями. Это хорошо — гравитационные роторы имперских кораблей в бою обеспечат линкора большую скорость и лучшую маневренность, чем у эсминцев противника.

Таких мелочей были сотни. Возможно, что-то и укрылось даже от опытного взора старого флотоводца, но все, что он сумел рассмотреть, говорило об однрм — его корабли лучше. Даже слабейший крейсер его эскадры превосходил лучший из кораблей вражеского флота по всем статьям. Единственными козырями врага оставались его численность и совокупная огневая мощь. В таких условиях простейшим вариантом действий было растянуть вражеский строй и свести сражение к серии молниеносных поединков. Вариант почти беспроиграшный. Беда лишь в том, что противник, похоже, тоже прекрасно это понимал и разрывать строй никак не хотел, стремясь навязать правильный фронтальный бой. А вот это уже не устраивало Черного Лорда — здесь огневая мощь врага заметно перевешивала все преимущества имперских кораблей вместе взятые.

Черный Лорд выбрал другую тактику. Раз нельза разорвать строй, то надо его разрушить, превратить сражение в беспорядочную свалку, в которой трудно использовать численный перевес. Поэтому он и поставил свой флот на пути противника и окружил корабли маскировочными полями. Сейчас корабли практически невозможно было обнаружить — они не были видны ни в каком диапазоне, включая оптический. Даже гравитационные волны огибали поле защиты. Единственным вариантом было определить на гравитационных локаторах гравитационную-же яму — этот след было не скрыть. Однако для этого надо было по меньшей мере знать о возможности применения такого рода защиты. Что противник имеет такие свадения, Черный Лорд сомневался.

У каждого преимущества есть и свой недостаток. Здесь роль недостатка играло отсутствие у такой защиты обратной проицаемости. Как невозможно было проникнуть сквозь защиту, не проломив ее, так и невозможно было сквозь нее вести огонь и самим имперским кораблям. Даже радары здесь не действовали. Наблюдение за противником осуществляли с помощью выведенных за пределы поля антенн. Их размеры и масса были столь ничтожны, что обнаружить их было крайне сложно. На такой риск можно было пойти.

Лорд Адмирал поправил шлем. Универсальная система управления, позволяющая легким усилием воли управлять маневрами огромного корабля, шлем был опасной игрушкой. Каждое повреждение крейсера воспринималось капитаном, как физическая боль. При значительных повреждениях шлем мог и убить. Но в таком бою жизнь корабля зависит от четкости выполнения команд. Это важнее жизни одного человека. Если что, командование перехватит сидящий за пультом пилот. Жалко было лишь, что такая, еще экспериментальная, система управления была только на "Орле".

— Атака! — рявкнул Черный Лорд и тотчас же его корабли сбросили защитные поля, оказавшись в самом центре вражеского строя. Их огневая мощь позволяла расстреливать одновременно трех-четырех противников. Космический бой невероятно скоротечен — нескольких попаданий, даже смягченных частично силовым полем, обычно достаточно, чтобы развалить противника на части. Неудивительно, что строй вражеской эскадры мгновенно сломался. Будь у Черного Лорда его гвардейская эскадра, бой можно было бы считать уже выигранным. Противник дезориентирован, мечется, не может вести заградительный огонь, опасаясь задеть своих. Остается лишь вцепиться в него, не дать разорвать дистанцию и восстановить строй.

Здесь фокус не прошел. Беда в том, что при отключении маскировочного поля аппаратура корабля моментально разрегулируется. Для восстановления ее дееспособности уходит от пяти до семнадцати секунд. Это не страшно, когда твое превосходство перед противником неоспоримо, но когда он равен тебе пять секунд — слишком большая роскошь. Первый залп производится вручную, по наводке, осуществленной еще при включенном поле, а дальше, хочешь не хочешь, управляйся сам.

Из всей эскадры вцепиться в противника удалось лишь "Орлу" и патрульному крейсеру. Ничего удивительного в этом не было — "Орел" — флагман имперского флота, элита элиты, а патрульный корабль бултыхался на границе не первый год и экипаж его успел насмотреться всякого. Опыт пограничных схваток позволил его экипажу действовать вполне профессионально. На остальных кораблях три четверти экипажей составляли еще необстрелянные новобранцы, не успевшие прослужить и года, которых вывел на первые в их жизни учения сам главнокомандующий. Если бы не безвыходная ситуация, Черный Лорд никогда не взял бы их на операцию.

Противник, по-видимому, имел план действий на случай внезапной атаки. Его корабли разом сдали назад и в стороны, стремясь оторваться и восстановить строй. Два крейсера, ведущие бой в самой середине их флота, мешали им, но в корне изменить ситуацию не могли. Общей свалки не получилось. Лорд Адмирал подал сигнал отхода и за миг до того, как противник сумел открыть плотный огонь, эскадра окуталась маскировочным полем и отскочила. Однако Черному Лорду не понравилось, насколько прицельно враг вел огонь по скрытым полями кораблям. Скорость, с которой он раскусил маскировку и нашел способ ее нейтрализовать, наводила на серьезные размышления и, как минимум, внушала уважение.

Вторая стычка произошла очень быстро. На сей раз Лорд Адмирал не стал прятать свои корабли, предпочитая сохранить управляемость и координацию действий. Классический оборонительный строй — линкоры в центре, вокруг них конусом крейсера — ожидал атаки спокойно и молча. Однако, когда до огневого контакта оставалось лишь несколько секунд, вся эскадра внезапно пришла в движение. Бить, как одна рука, было первым и самым важным из того, чему учили в академиях военно-космического флота. Первый залп противника пропал даром, эскадра оказалась намного ближе, чем ожидал противник, и тут же ответный огонь смахнул его боевые порядки. Имперские корабли вломились во вражеский строй, как носороги, и принялись рвать его на части. Так волки вырезают стадо баранов прежде, чем опомнятся пастухи.

Однако противник был более чем серьезен. За первым строем находился второй, Черный Лорд знал о его существовании, но целей было очень много, они искажали сигналы радаров, и потому истинную мощь второй линии было не определить. Черный Лорд исходил в своих расчетах из худшего, однако даже он не ожидал такого числа кораблей. То ли противник получил подкрепление, то ли сумел как-то замаскировать свои суда и не дать их обнаружить.

Имперская эскадра попала под плотный огонь, но Черный Лорд не собирался сдаваться. В рукаве у него были еще козыри, которые он не замедлил пустить в ход. Из ангаров его кораблей вырвались драккары. Каждый крейсер нес не менее четырех таких машин — десантных, штурмовых, перехватчиков. На линкорах драккаров было по десятку. К сожалению, эскадра не имела авианосцев, но все равно, сотня машин с подвешенными к ним торпедами внесла свою немалую лепту в этот бой.

В отличие от имперцев противник, видимо, имел авианосцы. Огромная масса истребителей вылетела навстречу драккарам, но вторая линия противника уже сломалась. Эскадра Черного Лорда ударила в нее и смяла, навязывая свои правила игры. И вот тогда вступила в дело третья. не обнаруженая ранее группа вражеских кораблей.

Решив, видимо (и, надо сказать, правильно решив), что сбить по ошибке несколько своих кораблей неприятно, но менее опасно, чем позволить имперцам полностью сломать их строй, третья линия кораблей открыла плотный огонь и Черному Лорду пришлось отдать приказ отступить под угрозой непременного уничтожения. Пользуясь своим преимуществом в скорости и, расставив для прикрытия минные поля, в которые противник не периминул въехать со всей дури, имперская эскадра отступила к планете.

От могучей эскадры осталось немногое. Правда, потерян был лишь один линкор, зато осталось лишь три крейсера, включая шустрого патрульного, и "Орел", вырвавшийся из боя с минимальными повреждениями. Остальные корабли были все в дырках, их огневая мощь резко упала. Потеряны были почти все драккары. Устраивать новое сражение было безумием.

Черному Лорду пришлось строить оборонительную позицию. Четыре наиболее мощных корабля эскадры расположились вокруг планеты пирамидой — этот строй обеспечивал им возможность поддерживать друг друга огнем. Крейсера оставались на подхвате. С поверхности планеты поддержку обеспечивала зенитная артилелрия, однако не стоило возлагать на нее особых надежд.


Лорд Адмирал чувствовал себя неуютно. "Орел" был разведчиком, рейдером, перехватчиком и еще много чем, однако на роль орбитальной боевой станции годился мало — его стихией был маневренный бой, а здесь ему явно не хватало бронирования. Конечно, силовые поля обеспечивали недурную защиту, но рано или поздно они сдадут, и тогда на уязвимый корабль обрушится шквал огня. Конечно, уцелей четвертый линкор, "Орлу" не пришлось бы стоять на орбите, подобно мишени, однако все сложилось так, как сложилось — линейному крейсеру предстояло стать одним из четырех основных узлов планетарной обороны.

Весь экипаж по приказу Черного Лорда облачился в скафандры высшей защиты. Этот скафандр был облегченным вариантом десантного — оружие с него было снято, в корабле оно лишь цеплялось бы за переборки. Движения в таких костюмах были затруднены, зато защита от взрывов и осколков обеспечивалась вполне приличная, да и разгерметизации теперь можно было не бояться. Что же касается затруднений с пилотированием, то ничего страшного в этом уже не было — крейсер висел на стационарной орбите и должен был не перемещаться ни при каких обстоятельствах. Лишь при этом условии столь хлипкая оборона оставалась устойчивой.

Лорд Адмирал надевал скафандр последним. Влез он в него с некоторым трудом — скафандры были тяжелыми, поэтому без включенного энергопитания его трудно было двигать. Адмирал уже готов был закрывать скафандр, когда услышал позади тяжелые шаги.

— Виктор, — старпом служил с ним еще на первом "Орле" и мог иногда наедине позволить себе некоторую фамильярность. — Тебе надо уходить.

— Не понял, — Черный Лорд обернулся.

— Мы сумели отремонтировать один из драккаров. Суток пять автономии есть. Лорд Кэвин подойдет через семь часов, максимум через восемь. Продержишься, чесное слово.

— Хорошо. После меня ты — лучший пилот эскадры. А может, и лучший, чем я. Значит, берешь раненых и на драккаре подальше отсюда.

— Ты что, ошалел? Ты нужен стране. Без тебя все пойдет прахом.

— Думаешь?

— Знаю. Остальные лорды слабже, так, как ты командовать не смогут. Да и твоего авторитета у них нет. Это плохо кончится.

— Капитан первого ранга Васильев, выполняйте приказ, — тоном, не терпящим возражений, скомандовал Лорд Адмирал. И, с лязгом захлопнув скафандр, добавил уже тише: — если страна, которую я создал, держится только на мне, значит, ее создание было моей ошибкой.

Потом он долго стоял у огромного, в половину капитанского мостика, иллюминатора и то глядел вслед драккарам с тяжелоранеными, ловко проскочившим в брешь неплотной пока сферы, которую образовал вокруг планеты вражеский флот, то задумчиво рассматривал огромный шрам, уродовавший его левое запястье. Старпом сумел вывести три машины — один драккар с "Орла" и два с линкора, все, которые оставались на ходу. Через некоторое время противник закончил формировать строй и сфера его кораблей начала сжиматься. Лорд Адмирал обернулся к офицерам, молча ожидающим его, чуть заметно усмехнулся.

— Вон, идут, злобные Карлсоны. Только что пропеллеров не хватает, — он кивнул головой в сторону противника. — По местам. Надо продержаться.

И захлопнул забрало гермошлема.


Спецификой космического боя и счастьем для космонавтов является то, что в нем практически невозможно использовать ядерное оружие. То есть, конечно, вам никто не может запретить выпустить по противнику ядерную ракету, но вот дойдет ли она до цели — очень большой вопрос. На расстоянии, с которого выпускаются ракеты, их можно в два счета обнаружить и сбить. Что, в принципе, и происходит с завидной регулярностью. Конечно, ракетный крейсер может дать залп такой мощи, что со всеми ракетами зенитки одиночного корабля не справятся, однако с эскадрой этот номер уже не прйдет, а число ракет (а ракеты — они ведь не маленькие) весьма ограничено. К тому же, очень много времени отнимает перезарядка и второго залпа, скорее всего, уже не будет. Правда, можно выпускать ракеты с меньшей дистанции, это несколько улучшает его шансы, но тогда огромный корабль становится крайне уязвим, а результат по прежнему проблематичен.

Несколько иная ситуация со снарядами. Они намного меньше, могут выпускаться чаще и их тяжело отслеживать радаром из-за малых размеров и большой скорости. Однако те же размеры не позволяют управлять снарядами, они летят по строго заданной траектории и от них легко увернуться.

Конечно, снаряды и ракеты используются, но используют их, в основном, против планет и, как правило, без ядерных боеголовок — Черным Лордам не нужны мертвые миры.

Совсем другое дело торпеды и мины, однако они — оружие ближнего боя. Первые выпускаются со сравнительно малой дистанции и представляют собой неуправляемые ракеты бальшого калибра. Топливо торпеды выгорает почти мгновенно и разгоняет ее до субсветовой скорости. Выпущенная в упор, торпеда за счет скорости успевает проскочить зону зенитного огня и поразить корабль прежде, чем его капитан успеет увернуться. Однако при этом неминуемо погибнет и тот, кто эту торпеду выпустил — его накроет взрывом еще до того, как он развернется. Поэтому торпеды используются в основном неядерные и выпускают по нескольку штук в надеждежде, что двух-трех попаданий хватит, чтобы проломить силовое поле и подбить корабль.

Мины — штука неплохая, это те же торпеды, сброшенные в космос с выключенными двигателями и снабженные миниатюрными радарами. Любой корабль, проходящий мимо, получит запрос "свой-чужой" и, если не ответит, мина запустит двигатель и подорвет его. Беда в том, что они ненадежны и, если их выставлять около планет, то они, разладившись, мешают судоходству. В рельном-же бою их легко обнаруживают и уничтожают, поэтому они используются, в основном, как способ задержать противника, сломать его строй — и не более.

Именно поэтому в Империи используют, в основном, энергетическое оружие. Это лазеры обычные, ультрафиолетовые, ренгеновские и Бог знает какие еще, протонные излучатели, выпускающие пучки протонов, разогнанных до сверхсветовой скорости и способные пробить насквозь любую броню и другие, подобные им, системы. В ближнем бою и для штурма планет применяют гравитационные излучатели, способные сплющить любого противника, и деструктураторы — жуткое оружие с обратным гравитационному действием. Эти системы вызывают замену сил межмолекулярного притяжения на силы отталкивания, и после попадания противник разлетается в мельчайшую пыль. Однажды, правда, против Черных Лордов попробовали применить танки с мономолекулярной броней. Деструктураторы не смогли разрушить ее, однако уничтожили экипажи танков и все, что было внутри, оставив лишь пустые броневые коробки. К сожалению, и деструктураторы, и гравитационные излучатели не годятся для боя на дальней дистанции — их мощность падает обратно пропорционально квадрату расстояния.

Противник, видимо, прошел тот же путь. Их корабли были вооружены, в основном, орудиями, стреляющими высокотемпературной плазмой. Мощь этих орудий была несколько ниже, чем у имперских, однако разница была не принципиальной. К тому же сейчас на стороне пришельцев был колоссальный численный перевес.

Однако первые несколько минут остатки имперской эскадры держались достойно. Тут сказывалась и чуть большая дальнобойность артиллерии, и лучшие системы защиты. Потом противник подошел ближе и началась мясорубка. С самого начала имперские корабли сосредоточили огонь на наиболее мощных судах противника, не позволяя им приблизиться к планете и начать бомбардировку. Несколько эсминцев с эскортом из истребителей попытались проскочит и им это удалось, однако зенитная артиллерия, бьющая с поверхности, оказалась на высоте и атакующие рухнули вниз пылающими обломками. Вот тогда за эскадру, мешающую пройти тяжелым кораблям, взялись по-настоящему и начался ад.

Сначала взорвался один из линкоров. Плазменный заряд попал прямо в реактор и огромный корабль мгновенно превратился в облако металлической пыли. По команде Лорда Адмирала крейсера, бывшие пока в резерве, попытались заткнуть дыру. Один из них, тот самый патрульный, нашел свой конец почти сразу. Он столкнулся со вражеским кораблем. По непонятной прихоти судьбы оба не взовалисьаи не рессыпались на части, а сплющились, как жестяные и поплыли п орбите грудой металолома. Впрочем, скорость при стлкновении была невелика и у экипажа оставался шанс выжить.

Два других крейсера достигли цели и смогли заткнуть дыру, однако плотность огня резко упала. Потом подошли вражеские авианосцы и сотни штурмовиков обрушились на эскадру. Зенитные орудия встретили их плотным огнем, противник нес тяжелые потери, но упорно лез вперед. Под шумок подскочил вражеский крейсер и взял "Орла" на абордаж. С большим трудом экипажу корабля во главе с Черным Лордом удалось отстоять корабль.

Тем временем противник подошел буквально на пистолетный выстрел. К тому моменту артиллерия кораблей практически замолчала, лишь немногие уцелевшие зенитки продолжали отчаянно отстреливаться. Еще один крейсер развалился на куски, а потом его судьба постигла линкор.

Однако Черный Лорд не собирался сдаваться. Его корабль не зря имел характерный горбатый силуэт. В этом "горбе" было скрыто грозное оружие мертвой цивилизации, бывшей когда-то могучей и примитивной одновременно. Лучшие ученые Империи не сумели ни повторить, ни тем более превзойти некоторые образцы древней техники. Один из таких образцов, сверхмощный фотонный излучатель ближнего боя, нес "Орел". Как только противник вошел в зону действия излучателя, Черный лорд скомандовал "огонь!", и удар был страшен. Восемь кораблей противника разом превратились в клочья расплавленного металла.

А потом незапно все кончилось. Противник шарахнулся назад, не обращая более внимания ни на планету, ни на эскадру. В этом не было ничего удивительного — позади них открылись сразу три портала межпространственного перехода и из них начали вываливаться имперские корабли, не какие-нибудь учебные эскадры, а гвардия. Сразу три Черных Лорда подоспели на помощь другу и моментально устроили кровавую кашу. Противник сопротивлялся отчаянно, но был обречен. И удивительным было лишь то, что Черные Лорды подошли за целых четыре часа о того, как их ждали.

Когда бой закончился была радость победы, были хлопки по спине и поздравления. Лорд Кэвин хвастался, что сумел захватить вражеского адмирала. Внизу, на планете, госпитали были заполнены ранеными, а расстрельные команды принялись за ликвидацию допрошенных пленных (ничего личного, просто в следующий раз ваши соотечественники триста раз подумают, прежде чемзатевать войну). Было еще много чего, а Черный Лорд молча сидел в своей каюте, пил водку, рассматривал шрам на руке и вспоминал капитанов, сидевших перед ним в кают-компании тогда, перед боем, вспоминал тех, кто погиб и того, которого застрелил сам (а ведь его крейсер, вот ведь ирония судьбы, уцелел). Черный Лорд сидел и думал и, как всегда после боя, не мог понять, прав ли был, ведя людей на смерть и о том, зачем ему вообще все это надо…


© Copyright Михеев Михаил Александрович (miheev_ma@mail.ru)

Обновлено: 19/10/2009. 35k. Статистика.


Оглавление

  • Михеев Михаил Александрович Выбор солдата
  • X