Альмира Рай - Невеста горного лорда

Невеста горного лорда 3M, 186 с.   (скачать) - Альмира Рай


Глава 1

Я стояла смирно, как требовали обычаи. Стояла уже битый час, с нетерпением ожидая счастливого момента, когда жрецы все же закончат наряжать меня для этого страшного ритуала. Свадебного. Платье больше напоминало тюль, который зашивали прямо на мне. А нанесение ритуальных узоров на мои ноги, руки и спину требовало каменной выдержки, коей я отнюдь не славилась.

– Алира, замри, – приказал Атол и уколол меня шпилькой. Я стиснула зубы и напомнила себе, что совсем скоро покину эту проклятую гору. Нет, гора, конечно, священная, но жрецы за двадцать лет уже порядком достали своими нравоучениями и попытками слепить из меня идеальную жену. Получилось ли у них? Вот скоро и узнаем.

– Претендентов в этот раз всего шесть, – недовольно буркнул верховный жрец. Поглаживая длинную седую бороду, он ходил вокруг меня с задумчивым видом, напоминая привидение в своем белоснежном платье. А вот мое было насыщенного голубого цвета, даже глаза слезились. Зато все претенденты точно знали, что я невинна и чиста, как вода в Святой реке.

– А в прошлый сколько было? – полюбопытствовала я. Мне и шестерых мужчин было с головой. Ничегошеньки о них не зная, лишь только по лицу, взгляду и голосу я должна выбрать себе мужа. Нормально, да?

– Не меньше двадцати, – ответил Атол и снова меня кольнул. Самый противный жрец из всех. Он мне так и не простил, что я окрасила его бороду в синий. Ну что сказать… Мне было любопытно, правда ли сок сонной ягоды никогда не смывается. Правда!

– Алира! – пожурил верховный жрец. – Скромность и послушание – главные достоинства хорошей жены. Никогда этого не забывай. И не смей позорить имя великой богини Асиль.

Да, здесь все помешаны на букве «А». Жрецы считают, что она приносит удачу. А мне хотелось закатить глаза каждый раз, когда я это слышала. Вот взять даже меня. Я и удача – два взаимоотталкивающих понятия.

– Платье готово, – оповестил Атол и, наконец, отошел от меня. Арил и Аул отползли несколькими минутами позже, когда завершили ритуальную роспись на предплечьях.

– Пора, – торжественно произнес верховный, взял меня за руку и подвел к водопаду. Быстрым заклинанием превратил воду в зеркало.

Я выглядела глупо. Платье едва ли скрывало те участки тела, которые жрецы называли «запечатанными». А теперь что? Они вдруг распечатались? Белые рисунки на коже скорее напоминали нездоровую сыпь. Спасибо богине, что хоть волосы не тронули. Они спадали черным шелком почти до талии, хоть немножко прикрывая грудь.

– Обрати внимание на лорда Приморских земель, – шепнул верховный жрец. – Асвальд из древнего и состоятельного рода Атли и очень хорош собой. С ним ты не будешь знать бед.

Две «А» – идеальный муж по версии верховного жреца.

«Не закатить глаза, не закатить…»

– Хорошо, я обращу внимание. – Я натянуто улыбнулась. – Спасибо. За все.

Все же эти лысые бородачи в белых платьях с жуткими красными зрачками были моими приемными родителями, учителями и единственными друзьями. Но пришло время птенчику покинуть гнездо. Меня ждет муж, новый дом, скучная жизнь покорной и прилежной жены, а их – новая «дочь богини». Каждые двадцать лет такие рождаются. И каждый раз с новым даром. Какой у меня – узнаю, когда выйду замуж. Так жрецы сказали.

Нацепив на мою голову венок из голубых цветков, верховный опять взял меня за руку и повел в ритуальный зал. Сердце неистово заколотилось в ожидании грядущего события. Ведь сейчас решится моя судьба. От моего выбора зависит вся дальнейшая жизнь. Это… страшно.

– Дыши, – напомнил жрец и остановился в центре зала. Дальше я должна идти сама.

Мужчин в самом деле было шестеро. Все очень высокие, широкоплечие, смуглые… Кроме, пожалуй, одного – совсем бледного, но намного крупнее остальных. А еще на его щеке красовался вовсе не симпатичный шрам, что очень бросалось в глаза. Словом, они меня пугали. За все свои двадцать лет помимо жрецов я видела только двоих мужчин. Издалека.

Пришлось вспомнить все упражнения для возвращения самоконтроля, которым меня учили. Но сделать первый шаг навстречу неизведанному так и не удалось.

– Алира! – тихо шепнул верховный жрец с явным укором.

Да! Я смогу!

Выдохнула, посмотрела на первого. Красотой богиня его явно не наделила. Но я все же сделала шаг.

Еще один. И еще. Пока не оказалась на расстоянии вытянутой руки от мужчины. Теперь он должен назвать свое имя и род. По правилам ритуала претенденты имели право разговаривать, а я – нет!

Зато я могла прикасаться! А они – нет.

Правда, трогать первого мне не хотелось совсем.

– Лорд Маар из рода Свейн, дитя богини, – представился он. – Я ехал два дня и три ночи, чтобы увидеть прекрасный цветок Святой горы. И ты не разочаровала меня.

Его слащавые речи, как и голос, раздражали еще сильнее, чем мелкие глазенки, лысина и нос картошкой. И даже две «а» в имени не помогли лорду Свейну.

Он уже открыл рот, намереваясь сказать что-то еще, но я резко шагнула в сторону, становясь прямо напротив второго претендента.

За спиной послышался возмущенный вдох верховного жреца. А разве хорошо обманывать будущего мужа? Пускай сразу знает, что невеста попалась с дефектом – характер у нее есть!

– Орм из рода Тюрвинг, – представился второй. Голос приятный. Внешность довольно заурядная, но в целом меня все устраивало. До той самой секунды, пока он не продолжил говорить: – Лорд Западных лесных земель.

Ой, святая богиня! Только не лес!

Мой дар еще не раскрылся, но я уже знала наверняка, что от живности стоит держаться подальше. Когда мне исполнилось пять, к нам в горы поднялись местные жители и преподнесли в подарок поросенка. Обычай такой. Мне подарки каждый год полагаются, но именно в пять – обязательно домашняя зверюшка. Почему мне принесли поросенка – это уже другой вопрос. Я-то любому другу была рада. Свинку назвала Бо. Через два месяца Бо, которого я первые дни носила на руках, стал размером с меня. Через шесть – перерос верховного жреца. А через год Бо превратился во что-то настолько огромное и невразумительное, что местные жители даже придумали страшилку о горном монстре.

В общем, для Бо все весьма печально кончилось. Зато для меня только началось. С тех пор мне только свиней и дарили. А через год забирали пятьсот дор мяса. Даже праздник такой придумали. А мне так хотелось куклу! Или зачарованную музыкальную шкатулку. Эх… А что будет, когда дар откроется полностью? Нет-нет, в лесу мне жить точно нельзя.

Поджав губы, прошла мимо лорда Тюрвинга и приблизилась к третьему лорду. Мне по статусу и традициям только лорды и полагались.

– Мое имя Эйрик, прекрасная дева, – проговорил высокий черноглазый шатен. Все мужчины, как мужчины, а этот с серьгой в носу. Тьфу! Да еще и свисающей прямо до губы. Вот если бы она не покачивалась с каждым словом, я бы и фамилию дослушала. А так… Пошла к четвертому.

А вот четвертого выдавал костюм. Ярко-рыжая жилетка поверх голой кожи и красные шаровары – одежда варваров Песчаных дюн.

– Ивар из рода Рагнар, – представился он. И мне впервые захотелось потрогать мужчину. Не то что бы он мне понравился… Я еще не поняла. Но его очень темная, почти шоколадная кожа, зеленые глаза и пепельно-белые волосы длиной до самых колен все же вызывали восторг. Такая диковинка.

Я потянулась рукой к его предплечью, где виднелась зеленая татуировка змеи, и в последний момент застыла. Что-то во взгляде лорда заставило меня смутиться. Стало вдруг очень жарко, страшно, неуютно и вообще… «Уходи» – кричал внутренний голос. А я привыкла его слушать.

– Лорд Асвальд из рода Атли, – произнес пятый и продемонстрировал идеально ровные и слишком белые зубы. Тот самый «АА» лорд. Везучий, богатый, красивый. Ну, красивый, да. Смотришь в голубые глаза-океаны, и хочется в них утонуть. Интересно, какая магия у рода Атли? Боевая? Портальная? Стихийная? Да, вероятно стихийная. Думаю, ветреная. Вот и в голове у этого красавчика один ветер. По глазам видно.

Зато самомнения ему не отнимать. Окинув меня с ног до головы таким взглядом, будто собирался съесть, он дольше приличного задержался на области груди и прикусил губу.

– Да, жрецы говорили правду, – произнес он лениво и вместе с тем нахально. – В этот раз родилась действительно непревзойденная красавица. Под стать мне. Выбери меня, дитя богини, и я дам тебе то, о чем ты давно мечтаешь.

Надо же! Он и о моих мечтах все знает? Удивленно вздернула бровь и подошла к Асвальду ближе. Просто хотела убедиться, что веснушки на его носу настоящие, а не подрисованные. Еще лет десять назад местные жители подобной глупостью страдали – мода, видите ли, такая. Но нет, у этого все в самом деле было при себе. Кроме, пожалуй, чувства меры.

Воспользовавшись моментом, он протянул руку и провел пальцем по моему животу. Едва уловимо, совсем незаметно для глаз верховного жреца. Но я-то почувствовала!

– Я точно знаю, как доставить тебе удовольствие, – шепнул он, наклонившись ко мне до непристойности близко.

Справа, со стороны лорда номер шесть, послышался хриплый звук, больше похожий на рык. Мне лично хотелось издать что-то приблизительно такое же. Но нельзя. Зато трогать все еще можно.

Положила руку на щеку лорду Асвальду, слегка погладила по идеально выбритой коже, и когда тот высунул язык, чтобы лизнуть мою ладонь, не выдержала. Шлепнула. Хотелось бы мне, чтобы звук не был таким громким, но он еще и эхом по всему ритуальному залу разошелся. А зал, к слову, огромный, на половину горы.

Ох и не понравилось это хамоватому лорду. Глаза-океаны сощурились, по челюстям заходили желваки, а губы так сжались, будто бы их хозяин изо всех сил сдерживал ругательства. Думаю, верховный жрец тоже.

В целом я была довольна. И на этом пошла дальше. Теперь похожий на рык звук издал лорд Атли.

Последний претендент на мою невинность, дар и жизнь, как я сразу отметила, сильно выделялся. У меня сложилось впечатление, будто ему здесь вовсе не место. По сравнению с вычурным лордом Атли или даже варваром Песчаных дюн этот выглядел одичало. Просто поразительно, что он явился на свадебный ритуал в боевой одежде и с двухдневной щетиной. Как будто ему вообще плевать на традиции.

Приблизившись, я разглядела совсем свежую царапину на его предплечье. Массивные, к слову, у него ручищи. Проследила взглядом до самых пальцев и заметила, что на костяшках имелись засохшие ранки. Ну нет слов! Он будто бы вернулся с поля битвы и вдруг призадумался: «А не завести ли себе женушку? Да, так и сделаю! Где здесь у нас девушки на выданье?»

Святая богиня! Да он даже правил не знал. Я уже и его нечищеные ботинки успела рассмотреть, и гигантский размер стопы оценила, а он не проронил ни слова. Лишь когда я с немым вопросом посмотрела в глаза цвета тумана, он издал тихий звук. Такое странное короткое урчание, в одну секунду вызвавшее у меня странную реакцию. Почему-то вдруг пробрала дрожь едва ли не до самых костей.

– Вардар, – только и молвил он. Да так, что я не сразу поняла, это имя у него такое или же он просто рычит. Я думала о том, что голос его звучал так неестественно низко и сипло, что моя кожа опять покрылась пупырышками. И я даже никак не могла скрыть это теми лоскутками, которые едва меня прикрывали.

А меж тем тишина становилась все напряженней с каждой секундой. Лорд (надеюсь, он все же лорд, а не заблудший проходимец) Вардар не выдал больше ничего. Ни имени рода, ни места жительства, ни даже тех дивных звуков. Но зато он смотрел на меня. Не так, как все те мужчины, не пытаясь съесть взглядом мое тело. Он смотрел исключительно в глаза, а в его собственных читался вопрос и огромное сомнение. Вот тогда я и призадумалась, что, вероятно, жену он себе вовсе не хотел. Такое чувство, будто его силой заставили сюда явиться. Может быть, для массовки? Ведь не зря верховный жрец жаловался на маленькое число претендентов.

Нет, ну это уже слишком! Я дитя Асиль, одаренная, особенная, красивая, в конце концов. А он меня не хочет? Это вызов.

Преодолев небольшое расстояние между нами, я потянулась рукой к шраму на его щеке. Жуткий шрам, пугающий. Но что интересно, кожа была рассечена магическим оружием, отчего слегка поблескивала. Вардар не отрывал от меня глаз и тогда, когда я осторожно коснулась рубца. Только теперь он еще и не дышал.

Да, пальцы начало покалывать, что точно указывало на магический след. Что-то я об этом читала. Такой след на коже, да еще и с голубоватым оттенком, оставляет самое сильное оружие, сделанное из магических кристаллов, которые в нашем королевстве добывают в…

Ох! Мои глаза округлились от осознания, и я резко отпрянула от мужчины.

– Драконы? – вырвалось у меня.

– Алира! – прикрикнул верховный жрец. Он не должен был называть моего имени, как и я не должна была говорить, а лорд Атли – прикасаться ко мне. Так что в какой-то мере мы все уже нарушили традиции. И, пожалуй, только мне и одичалому лорду это и нравилось. Потому что его губы дрогнули в намеке на улыбку, а в глазах читалась насмешка.

Я обернулась к жрецу и послала ему виноватый взгляд.

– Простите, – тихо прошептала. Он в ответ зашипел.

Закатив глаза (не удержалась), я обернулась обратно к лордам и расправила плечи.

На вопрос мне так и не ответили. Но сомнений больше не было – Вардар имел дело с драконами. Возможно, имеет до сих пор. И, судя по его меховой накидке, плотной кольчуге и сапогам с высоким голенищем, живет где-то на севере. А на севере у нас как раз горный хребет, являющийся границей с драконами.

Эти жуткие крылатые чешуйчатые существа спят и видят, как поработят наше королевство. И чтобы я вот туда… В холодину, да еще и к жутким монстрам… Да ни за…

– Ты еще и умна, – подал голос стоящий рядом лорд Атли. И столько удивления было в этом заявлении, что я едва не запыхтела от возмущения.

А чем, по-твоему, должна заниматься девушка, живущая в святом храме двадцать лет? Ковырять на стенах зарубки, отмечая каждый день?

Вопрос я, конечно, вслух не задала, но умный бы и по взгляду понял. Лорд Атли не понял. На лицо он и не смотрел.

– Верно догадалась, – продолжил наглец. – Лорда Вардара сослали в самую одичалую местность Северных границ, где даже живность не водится. Кроме драконов, естественно. Эти существа легко переносят лютый мороз. А что насчет тебя, Алира?

Он еще и посмел назвать мое имя до того, как я сама его произнесла! Ну… А ведь я была обязана назвать его тому, кого выберу. Ну все!

– Я бы предпочла, чтобы лорд Вардар сам описал свой дом.

– Алира… – на этот раз уже без крика, а просто обреченно простонал верховный жрец.

Я и не взглянула на него, а перевела вопросительный взгляд на лорда номер шесть. И он правда собирался что-то сказать, но наглый лорд Атли опять встрял:

– Не думаю, что Вардар способен связать и два слова, чтобы хоть чем-то тебя заинтересовать. Он вообще не привык разговаривать, судя по всему. Не с кем ему в этих его горах.

Вардар сжал челюсти, а крылья его носа затрепетали. Видно было, мужчина из последних сил сдерживает ярость. Но все же сдержал. Вновь поймав мой взгляд, он уверенно заявил:

– Слушай лорда Атли, красавица. Он в почете у короля и живет в более подходящих краях для такой, как ты. Горы – не место для девиц.

А-а-ах! Вот так, да? Нет, ну точно все. Это вызов!

И хоть горный лорд отвел взгляд, смотря куда-то поверх моей головы, от меня не укрылось разочарование, промелькнувшее в его глазах. И такая знакомая мне тоска…

Я выдавила из себя улыбку, выдохнула, выпрямила пальцы, как только поняла, что они сжаты в кулаки, сцепила их в замок и развернулась к верховному жрецу.

– Я готова сделать выбор, – произнесла я тихо, скромно потупив взор, как меня учили.

– Тогда назови свое имя будущему мужу, – торжественно объявил он.

Я кивнула и вернулась к первому лорду. Нужно было прошествовать от самого начала и остановиться около избранника. После назвать ему имя и подарить поцелуй в знак вечной преданности.

Так я и поступила. Не удостоив первого и взглядом, прошла мимо второго, третьего, немного притормозила около четвертого. И все же волосы у него роскошные! Но это не вызов, это зависть. А вот возле лорда Атли я все же застыла. Правда, не для того, чтобы имя ему свое назвать. И уж точно не думала я в вечной преданности клясться этому напыщенному петуху. Но поиздеваться-то надо было! Ох, эту понимающую ухмылку и полный превосходства взгляд я заполню надолго. Жрецы учили, что гордыня и тщеславие – неуместные пороки. Нам, женам, значит, нельзя, а всяким лордам…

Премило ему улыбнулась, махнула ресницами для полноты эффекта и… Пошла дальше.

– Алира, – тихо шепнул лорд Атли. И столько непонимания и разочарования было в его голосе, что моя улыбка сама по себе расплылась до неприличной (по меркам жрецов).

Правда, стоило встать напротив лорда Вардара, и я пришла в себя. Его взгляд леденил душу. Вот уж кто должен прыгать от радости, что его выбрала одаренная, а он… Стоял и злился. Едва ли пар из ноздрей не выпускал, как какой-то дракон. Не для гор такая девица, как я. Это какая же? Бесполезная? Изнеженная? Глупая? Это мы еще посмотрим.

– Мое имя Алира. Я дочь великой богини света, тьмы и жизни Асиль. Рода не имею, и выбираю ваш, лорд Вардар из Северных границ.

Он сжал челюсти, а заодно и кулаки. По обычаю он не мог отказать. Ну, раз пришел, то уже не мог. А казалось, что прямо изо всех сил сдерживался, чтобы сейчас же не броситься подальше от Святой горы. Я чувствовала на себе насмешливый взгляд лорда Атли и даже могла представить себе его злорадный смех. Отомстила, называется. И кому, спрашивается, сделала хуже?

Так и не дождавшись хоть каких-либо признаков радости на лице уже почти мужа, я сделала шаг, оказавшись совсем близко к нему. И вот тут появилось препятствие. Без поцелуя моя клятва не будет действительной. А поцеловать мага, который на голову выше, без его участия весьма трудно. И лорд Вардар наклоняться не спешил. Думаю, он так бы и не сделал этого, но тут вездесущий лорд Атли выдал смешок, чем и подстегнул Вардара. Получалось, что мы оба связали себя узами священного брака назло лорду Атли. Ну вот! Есть же у нас хоть что-то общее!

Я всегда представляла себе первый поцелуй таким, как его описывали в фолиантах о брачном ритуале: «Сухие уста мужа коснутся мягких уст юной девы и на короткое мгновение застынут. А после…»

А после давно заученные фразы вылетели из головы, потому что я споткнулась на первом же слове. Губы Вардара ничуть не были сухими, а сам поцелуй длился отнюдь не короткое мгновение, а, казалось, целую жизнь. Мужчина склонился и притянул меня за талию огромными ладонями, буквально вжав в кольчугу. Контраст между теплом его рук и холодом металла немного отрезвлял. А ведь я и правда ощутила себя охмелевшей, когда мягкие губы сначала нежно коснулись моих и не отпрянули, как полагается, а лишь прижались сильнее. Как будто Вардар не брак закрепить хотел, а оставить на мне магическое клеймо с печатью своего рода. Только его неверным женам обычно на лоб ставили, а мне вот на губы. И я верная! Он только убедиться в этом еще не успел.

Когда новоиспеченный муж меня отпустил, я поняла, что задыхаюсь. Никто же не предупредил, что во время поцелуя дышать не выходит совсем.

– Властью, данной мне богиней Асиль, объявляю брак Вардара и Алиры священным и неприкосновенным, – отрепетированной речью заговорил верховный жрец. И только я уловила нотки неодобрения в каждом звуке. – Теперь же дитю богини полагается распечатать свой дар. Здесь, в священной горе, при свидетельстве жрецов Великой муж вскроет печать, чтобы оросить кровью жены ритуальный камень. И тогда великая Асиль узнает, что пришло время для рождения новой дочери.

Что я знала про этот ритуал? Немного. Только то, что сами жрецы и рассказали. Он кровавый, малоприятный, и его нужно провести обязательно в ритуальном зале на ритуальном камне, усланном ритуальной простыней (мысленно закатила глаза). На вопрос «Выживу ли я после этого?» жрецы обычно хихикали и уверяли, что выживу. Я же дочь богини, в конце концов. Хотя так называемую «маму» никогда и в глаза не видела. Нас, своих дочерей, она воспроизводит на свет нестандартным путем и, если честно, непонятно зачем.

Но не о смысле своего существования время думать, а о том, какие удивительные способности во мне откроются совсем скоро. Когда лорд Вардар все же вскроет эту страшно загадочную печать.

В древних фолиантах сказано, что богиня дарит каждой своей дочери пять даров. Всегда разные: иногда полезные, но чаще все же не очень. Ведь любой дар требует энергии, а откуда ее брать каждые двадцать лет? О делах божественных нам вообще ничего знать не положено. Зато я точно знала, что всего даров сорок три. И для каждого имеется своя руна, которая проявляется маленьким узором на предплечье. Я даже прямо сейчас глянула на свою руку, ожидая увидеть там хоть блеклые тени – до того мне не терпелось узнать, какими способностями обладаю. То, что свиньи от моих прикосновений растут, это я уже знала. Даже руну такую нашла. Азет называется. Но она все равно засветится на коже в нужное время. И вот…

– Время пришло! – произнесла я с нескрываемым восторгом. Поймала предупреждающий взгляд жреца и стыдливо опустила голову.

– Прошу вас, лорд Вардар, – пригласил тот и жестом указал на огромный ритуальный камень, больше похожий на кровать. Правда, меня всегда сгоняли, когда я туда ложилась.

Вардар не торопился идти. И я тяжко выдохнула. Ну что ему опять не так? Даже глянула на лорда Атли. Может, самовлюбленный петух и сейчас поможет? И чего, спрашивается, так ехидно ухмыляться?

– Я предпочту завершить ритуал в своем замке, – сказал муж, и я охнула. Посмотрела на этого дикаря, в ужасе округлив глаза. Хотя что с него взять, он же правил не знает.

– Нельзя! – прошептала я.

– Древние и священные традиции гласят… – начал было жрец, но мой одичалый муж перебил его грозным рыком. От такого звука даже я вздрогнула и отшатнулась. Вардар схватил меня за руку и начал идти. И совсем не в сторону ритуального камня.

– Значит, вам пора пересмотреть традиции, – выплюнул он так зло, что у верховного жреца впервые на моей памяти округлились глаза. Что уж говорить обо мне и моей отвисшей челюсти?

– Вардар! – дрожащим от ужаса голосом позвала я. – Но так ведь нельзя! Мой дар не будет распечатан, а если богиня не увидит полотно с моей кровью, то не поймет, что пришла пора рожать новую дочь. В ее измерении время ведь течет совсем по-другому. Это для нас двадцать лет. А для нее два года, не больше.

Он остановился только уже у выхода из пещеры. Развернулся, сильнее сжал ладонь и склонился, почти касаясь моего носа. Секунду всматривался в мои наверняка переполненные страхом глаза, а потом вдруг улыбнулся.

– Совсем наивная, – заявил он. – Они хотят, чтобы я лишил тебя невинности прямо там, при всех. При Атли.

Имя лорда он буквально выплюнул, после чего развернулся и потянул меня за собой. А я… Я даже сопротивляться не думала. А через мгновение уже и сама побежала. Мне вдруг открылась страшная-страшная правда. Я же всю жизнь с извращенцами жила!


Глава 2

Лорд Вардар так торопился сбежать от кричащих нам вслед жрецов, а я так погрязла в собственных мыслях, что едва не прозевала секретную пещеру, через которую можно быстро спуститься с горы.

– Стойте! – орал верховный жрец. – Я буду вынужден доложить его величеству.

Оглянулась – верховный бежит следом. Сразу за ним лорд Атли и еще трое жрецов.

– Сюда! – позвала я и свернула с горной тропы на маленькую развилку. На вид тупик, но за кустами моих любимых ягод есть крохотный вход. С сомнением осмотрела мужа, прикинула и кивнула. – Запихнем!

Теперь уж я сама потянула его за руку и указала на узкую щель.

– Что это? – спросил Вардар недоуменно.

Я вздохнула. Ну и сложно с ним.

– Секретный проход, – прошептала таинственно.

– Алира! – с укором произнес он. Именно с такой интонацией я всю жизнь свое имя и слышу. – Я не собираюсь скрываться. Ты моя жена, и я забираю тебя домой. Сама же напросилась.

Он собрался было снова вывести меня на главную тропу, но тут голос верховного жреца прозвучал совсем близко:

– Если ритуал не будет завершен в Святой горе, то я имею полное право отменить брак!

Да щас! Вардар только этого и ждет. А мне что же, возвращаться обратно к жрецам, слушать их нравоучения и по-новому проходить через этот ужас? Спасибо, нет!

Укусив мужа за большой палец (иначе бы не отпустил), я дернулась в сторону пещеры и проскользнула внутрь. Фактически я уже замужем и возвращаться к жрецам не обязана. А если так подумать, то и к мужу тоже. Свобода? Свобода!

– Алира! Чтоб тебя… Дракону в пасть!

Послышалось еще несколько смачных ругательств, а сразу после что-то грохнуло, и узкий проход в пещеру стал размером с ритуальный камень.

– О-о-о, – протянула я удивленно-восхищенно, не в силах отвести глаз от бирюзовой магии, плавными волнами обволакивающей стальной меч Вардара.

Сам он переступил упавший валун и протиснулся в пещеру. Моему мужу-великану пришлось наклонить голову, и все это ему страшно не нравилось.

– Ты что творишь? – проскрежетал он. Я ответить не могла – сама не знала. К тому же мое внимание привлекло белое пятно у входа в пещеру, коим было платье верховного жреца.

– Лорд Вардар! Вы не…

А он просто сделал шаг ко мне и стукнул рукоятью меча по стене. И проход тут же завалило, отрезая нас от компании жрецов и других претендентов.

– О-о-о!

– Слушай внимательно, Алира, – произнес Вардар грозно и сделал еще шаг, приближаясь ко мне вплотную. По логике я должна была уже давно убежать, а почему-то не могла. Магия его меча, как факел, освещала крохотную пещеру, и я пристально следила за каждым движением своего мужа. Он воткнул меч в землю, снял с себя меховую накидку и накинул ее мне на плечи. Я и не подумала, что вечерами в эту пору прохладно. А он подумал.

– Ты выбрала меня, прекрасно зная, что тебя ждет. Так будь добра теперь не усложнять мне жизнь. И себе тоже. – Он опять приблизил свое лицо к моему, будто бы так смысл слов доходил быстрее. А вот и нет! Я разглядывала его глаза, вместо того чтобы думать. – Не смей сбегать. Потому что у меня совершенно нет времени на твои поиски. Я должен быть дома не позднее, чем через три дня. Если не устраивает, ты слышала жреца.

Я покачала головой. Нет-нет. Раз уж от меня не отказываются, то меня очень даже все устраивает.

– Я буду вести себя хорошо, – честно пообещала. – И даже буду послушной. Все три дня!

Вардар удивленно вскинул брови и попытался выпрямиться, вот только не учел высоту пещеры и стукнулся головой. Стоит отдать ему должное, даже виду не подал. Хотя я сама поморщилась.

– А разве ты не должна быть послушной всегда?

Ты смотри! Кое-что он таки знает.

Пожала плечами.

– Я же дитя богини. Мы взбалмошные личности.

Обреченно вздохнув, Вардар поймал мою руку, вытащил меч и, выставив его перед собой, пошел по узкому проходу. Хорошо, что он не видел, какая улыбка расплылась на моем лице, а то точно бы передумал и оставил здесь.


***


Давненько я этим путем не ходила, года три точно. Да и когда мне ходить, если за каждым шагом следили извра… святые жрецы? Пару раз ночью я просыпалась от чьего-то шепота, будто кто-то звал меня. И, что удивительно, жрецы спали непривычно крепким сном. А вот я ощущала себя на удивление бодро и даже не боялась идти на зов. Он исходил как раз из этой пещеры. Но как бы я ни пыталась приблизиться, шепот все отдалялся, пока я не выходила к самой деревне, что у подножья горы.

И помнится мне, проход был очень узеньким, в некоторых местах я протискивалась с трудом. А теперь же просто приходилось переступать через камни, то и дело падающие перед ногами Вардара. Меч у него, к слову, что надо.

– Это огненная магия? – полюбопытствовала я.

– Да, – сухо ответил Вардар.

– А почему она такая синяя? Значит, смешана с чем-то еще?

– Угу.

– А меч, должно быть, из драконьей стали?

Вардар резко обернулся и удивился, почему это я такой высокой стала. А я на камень влезла и глазками похлопала. Он опустил взгляд на мои ноги и недовольно сцепил челюсти. А потом этот непостижимый варвар и вовсе меня удивил. Взял и вложил меч в мою ладонь. Моя рука, конечно, сразу полетела вниз, но Вард успел ее поймать и та-а-ак посмотрел, что я решила стараться лучше. Удержала, вопросительно глядя на мужа. Он развернулся ко мне спиной, присел и поднял руки. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, чего от меня хотят.

– Падай уже, – подтвердили мои догадки. И я упала прямо Вардару на спину, стараясь не задеть его мечом.

Одну руку он положил на мое бедро и подтянул на себя. А второй забрал меч и пошел. Только уже со мной.

– А это зачем? – наконец спросила я, набравшись смелости. И на всякий случай крепче обхватила его за шею.

– Ты без обуви, – пробормотал Вард и нехотя добавил: – Пальцы в кровь сбила.

Вытянула ноги и действительно обнаружила пару ранок. Мелочь! Я никогда не замечала царапин. К тому же они затягивались в течение суток. Но спорить с мужем, как и обещала, не стала. И опять же, хорошо, что он моего лица не видел.

Из пещеры мы вышли довольно скоро. В очень удачном месте, куда жрецам добираться еще полчаса как минимум. Вардар опустился на корточки, помог мне слезть, после осмотрелся. А когда увидел деревню, деловито кивнул и засвистел. Да так, что у меня уши заложило. Я закрыла их руками и интуитивно зажмурилась. Вот только пробежавшая под ногами вибрация заставила меня все же вернуться к миру.

А там… В мире… Дракон!

Настоящий черный дракон в десять раз больше Вардара. А черные драконы, они же совсем дикие. Их богиня даже речью не одарила, только хорошим нюхом, огненным дыханием и скверным характером. И последнее даже не дар.

В целом, моя реакция была ожидаемой. И нет, к ежегодным подаркам я так и не привыкла. Вот только поросята меня и не пугали. А при виде остальных животных я просто впадала в ступор. Представила себе это чудовище в десятикратном размере, и мир пошатнулся.

– Алира, – позвал Вардар так, будто бы я уже давно должна была взобраться на эту черную тварь. А тварь уже и крыло подставила в качестве лесенки. Что поразительно, на ее спине и сиденье весьма комфортного вида имелось. И даже небольшая походная сумка, прикрепленная кожаными ремнями.

Святая богиня! Мой муж приручил дикого дракона и ездит на нем как на лошади! Ну нормально?

– Я… Я… Не…

Слова не собирались складываться в предложения, пришлось помогать себе жестикуляцией. Расставила руки, показывая, како-о-ой он огромный.

– Не бойся, Алира. Это безопасно, – немного устало, но еще терпеливо произнес лорд-варвар.

– Но он… Гигантский! – выдавила я и расставила руки максимально широко.

– Да-да. Он большой, – согласился Вардар, смотря на меня, как на не очень-то умную личность. Такой я себя, по правде говоря, и ощущала.

– И станет еще больше!

– Нет, не станет. Дрон уже взрослый дракон. Он в самом рассвете сил, – заверил Вардар и начал тянуть меня к существу.

– Не надо! – честно попыталась предупредить. – Будет только хуже.

И вот тогда мой муж все же не выдержал.

Разжал пальцы, выпустил мою ладонь, сам взобрался по крылу на спину дракона и уселся в кресло, схватив поводья. И все так естественно и быстро, что я и моргнуть не успела.

– Пока на тебе нет печати моего рода, – произнес он с высоты дракона, глядя вовсе не на меня, а куда-то в небо, – ритуал считается незавершенным. И как сказал верховный жрец, наш брак все еще недействителен. Ты вольна вернуться в храм и выбрать себе более подходящего мужа.

Я, конечно, его позицию понимала. А вот он мою даже слушать отказывался. Сглотнула, глянула на верхушку горы – факелы этим вечером горели красным. Стоило все вспомнить, и меня передернуло. Посмотрела на дракона, и меня передернуло снова. А вот при взгляде на Вардара стало удивительно спокойно. Он тоже на меня посмотрел, всем видом давая понять, что ждет решения.

– Дракон вырастет еще больше, – честно призналась в самый последний раз.

– Нет, Алира, – медленно и упрямо проговорил Вардар. – Не вырастет.

Пожала плечами. Ну, я предупредила.

Сделав глубокий вдох, подошла к крылу и ступила ногой на гладкую чешуйчатую кожу. Поморщилась от гадких ощущений. Вообще-то я впервые прикасалась к дракону. Вообще-то я его и видела впервые. Вживую. Зато фолиантов про драконов у жрецов не меньше сорока. И я, естественно, все прочитала раз по десять. За двадцать-то лет.

– Он чувствует, что ты настроена враждебно, и нервничает, – раздалось недовольное заявление.

Взглядом высказала мужу все, что думала о нем и его драконе, и медленно поставила вторую ногу. Поморщилась опять.

Вардар издал полный разочарования стон, наклонился и протянул руку.

– Давай, Алира. У нас нет времени.

Да я только рада покончить с этим быстрее. Протянула руки и зажмурилась. А когда открыла глаза – чудо! Я уже верхом на драконе и лицом к своему одичалому мужу.

– Готова? – спросил он, сильнее сжав поводья. Я тоже сильнее сжала – его плечи. А на вопрос, конечно, ответила твердое «нет».

– Хорошо! – подытожил Вардар и опять как засвистит. Я поняла, что вот сейчас действительно нужно закрыть глаза.

Ощущение, будто все внутренности вдруг смяли в комок, а потом начали медленно вытягивать из тела, мне еще не доводилось испытывать. Что сказать, малоприятное ощущение.

– Тебе холодно? – шепнул на ухо Вардар.

Покачала головой.

– Значит, трясешься ты от страха?

– От него самого, – призналась я, так и не подняв век.

Немного помолчав, Вардар проговорил:

– У меня есть сонный порошок. От него потом немного голова болит, но хотя бы сутки для тебя пролетят незаметно.

И чего, спрашивается, он раньше молчал?

– Я дочь богини, у меня голова не болит. Давай.

– Хм. Никогда не болит? – спросил удивленно муж и подсунул мне под нос порошок.

– Никогда! – заверила я и сделала глубокий вдох.

– Это хорошо, – было последнее, что я услышала перед тем, как отключиться. И еще подумать успела, что в принципе у нас все хорошо, кроме того факта, что дракон таки вырастет. Но я ведь предупредила!


***


Ох, давно мне не снились кошмары. Видимо, пережитый стресс все же дал свои плоды. И опять животное. На этот раз огромный черный пес с острыми клыками. Я стояла посреди поля, завороженная видом невероятно высоких гор со снежными пиками. Так все хорошо начиналось… Я улыбалась, делая жадные вдохи свежего воздуха. А потом увидела это огромное черное чудище, несущееся ко мне со всех ног, и застыла в ужасе. Бежать не было смысла, пес приближался со скоростью света. И прежде, чем я успела сказать «мама», он прыгнул на меня и повалил с ног.

Мое сердце было готово выпрыгнуть из груди от мысли, что меня сейчас нагло сожрут. Меня! Дитя богини! Но пес по непонятной причине вместо этого меня лизнул. Словами не передать, как стало мерзко. А он лизнул опять. Облизал щеки, нос, даже лоб. А потом как заорет:

– Алира!

Я в ужасе вздрогнула.

– Чтоб тебя дракон унес! Просыпайся, взбалмошная личность!

Поняла, что уже точно не сплю, и медленно приоткрыла один глаз. Леденящий душу взгляд мужа пытался меня просверлить.

– Что. Ты. Сделала. С Дроном? – с трудом сдерживая ярость, спросил Вардар.

Я открыла второй глаз, быстро огляделась. А мы уже и не в небе вовсе. А в каком-то поле. Причем очень даже знакомом. Вот только гор нигде не наблюдалось.

– Он вырос! – проорал Вард мне в лицо, так и не дождавшись ответа.

– Я знаю! – пискнула я.

Нет, ну в самом деле.

Вардар с минуту буравил меня взглядом, потом резко отпрянул, встал, вытащил меч и со злости рубанул высокие стебли пшеницы. Я тоже встала и на всякий случай отошла. А потом услышала в небе жуткий рев и подняла голову.

– О-о-о!

Вард зарычал и рубанул еще. С таким успехом он половину поля пожнет. Я на самом-то деле и не ожидала, что за какие-то сутки будет такой эффект. Думала, ну вырастет немного левое ухо. Или один палец на когтистой лапе. Но чтобы хвост… И почти в два раза! А я молодец! Дар, выходит, усилился.

Вард воткнул меч в землю и стремительно подошел ко мне, нависнув грозной горой.

– Твоих рук дело? – спросил он. Виделось мне, что на этот вопрос имелся только один правильный ответ. И если я не угадаю… Покосилась на меч и рискнула.

– Я ведь спала!

Муж в ответ стиснул зубы и зарычал. Это у него вообще в привычку вошло. За моей спиной что-то грохнуло, и когда я обернулась, увидела несчастную тварь. Хвост дракона стал настолько огромным…

– Он не может летать! – проорал Вардар.

– Я же не знала, – попыталась оправдаться. – Обычно у свиней первым делом уши растут. Через неделю где-то копыта. Хвост вообще в последнюю очередь. А у некоторых он так мелкой завитушкой и оставался даже через год.

В общем, странно росли свиньи. Неравномерно. И каждый раз по-разному. То задние лапы больше остальных частей тела, то брюхо. Местным жителям, конечно, больше с брюхом нравилось. Но по заказу я делать не могла, как бы они не просили.

– Какие, дракону в пасть, свиньи?! – проорал Вардар и указал на своего питомца. – Ты умудрилась искалечить дракона в самом рассвете сил, пока спала, Алира! Я его десять лет приручал. А теперь…

Он опять рыкнула, схватил свой меч и продолжил косить.

– Теперь мы не успеем вернуться вовремя.

Закусив губу, я виновато потупила взор и ковырнула землю ногой. Нехорошо как-то получилось. Обещала же себя хорошо вести. Еще целых два дня оставалось.

– Я не хотела. Просто дар у меня такой.

– Дар?! – опять крикнул Вард так грозно, что я вздрогнула. – Это проклятие, а не дар! И почему ты меня сразу не предупредила?

Он поморщился, будто бы понял, что не то ляпнул, и быстро исправился:

– Про дар.

Ну что сказать? Если честно, я представила, что именно такая реакция и будет. Но одно дело, когда мы уже в сутках лету от Святой горы, и совсем другое, когда мы у самого ее подножья, а вниз спускаются жрецы со страстным желанием вернуть меня обратно в семью. В общем, струсила я. Но все равно ведь предупредила.

Так что сейчас, расправив плечи, смело посмотрела мужу в глаза.

– Я – одаренная богиней всего живого. При зачатии она вложила в мое тело пять благородных и дивных талантов. Иметь такую жену – большая честь для любого рода. И если у сего существа вырос хвост, то так было задумано матушкой Асиль.

Проговорив все не хуже верховного жреца, я уже тише добавила:

– К тому же, это только сейчас хвост. А потом и лапы вырастут. А если повезет, даже крылья. Через год точно станет ясно – сможет он летать или нет.

Вардар, внимательно меня слушавший, еще раз выругался и с громким лязгом вложил меч в ножны. Плотно сцепив челюсти, он шумно засопел, а потом быстрым шагом направился на север.

На меня даже не глянул, будто я ему и вовсе не нужна. Ну что за упрямый мужчина? Развела руками, вздохнула и поплелась следом. По дороге до Северных границ три больших селения. Одно, я думаю, мы пролетели. Значит, еще как минимум в двух можно нанять лошадь с повозкой. И чего так нервничать, спрашивается?


***


Я в который раз ойкнула и подпрыгнула. Все же идти по пшеничному полю босиком – то еще испытание. Жрецы частенько по раскаленным углям ходили, меня разок тоже заставили. Так вот, скажу я вам, по пшеничному полю ходить хуже!

Подняла ногу, рассмотрела стопу и поморщилась. Как старым царапинам зажить, если все время появляются новые? Вспомнив недобрым словом дракона, обернулась – черная тварь волочилась следом, озадаченно поглядывая на отросшую конечность.

И угораздило же его… Так и знала, что с этими драконами одни проблемы.

Махнула рукой, пошла дальше.

– А не разумнее пустить Дрона вперед? – осторожно начала я, подобравшись к мужу. Нет ответа. – Он бы тогда пшеницу своим хвостом приминал.

Вардар обернулся и та-а-ак посмотрел, что я быстренько поджала губы от греха подальше. Он сделал еще шаг, а потом резко остановился, я едва не врезалась лбом в его кольчугу.

Муж издал тяжкий вдох, постоял так еще пару секунд, будто бы тоже вспоминал упражнения для самоконтроля, а потом присел на корточки. И руки опять поднял.

– Падать? – на всякий случай уточнила.

– Ну не дракона же я жду, – огрызнулся он.

В самом деле. И мы пошли.

– Если так подумать, – опять начала я совсем тихо и скрестила ноги у мужа на животе. – Пускай летать он не умеет, но ходить же может. А так бы сесть ему на хвост и…

– Ты больше к нему не прикоснешься, Алира! – рявкнул Вард.

– Да подумаешь… – протянула я. Даже обидно стало. У меня дар! В мою честь во всем королевстве праздник плодородия именно в этот день отмечают. На следующий после моего дня рождения. А он…

Ничего. Совсем скоро еще четыре таланта откроются, посмотрим, кто тогда прибежит к Алире с заказами. Если я получу хотя бы одну высшую руну из пяти, Вард точно проникнется своим счастьем. Кто бы не хотел обладать силой предсказания? Вот летит к нам стая боевых драконов, а Алира уже знает! Или взять, к примеру, ментальную руну. Летит к нам все та же стая, а Алира им приказывает: «Возвращайтесь обратно!». И они возвращаются. Но еще лучше руна смерти. Стая уже долетела, а Алира взяла и превратила всех вражеских драконов в облако. Но это все Вардар бы оценил, а мне такое не по нраву. Я с детства о руне жизни мечтаю. Актионис. С ее помощью можно исцелять больных и даже возвращать им жизнь. Действительно полезная, на мой скромный взгляд, способность.

Жрецы говорили, что в последний раз Асиль дарила исцеление три сотни лет назад. Очень уж энергозатратный это талант. А богиня-матушка тратить свою энергию не любит.

– Я вижу город! – радостно вскрикнула я, как только разглядела очертания строений на горизонте.

– Я его уже давно вижу, – заворчал Вард. – Похоже, хорошим зрением богиня тебя не наградила.

– Нет, почему же…

– Зато других замечательных талантов у тебя предостаточно, – перебили меня.

– Ну, вообще-то их…

– Уродовать животных. Вить веревки. Играть на нервах. Портить чужие судьбы.

И поняла я, что меня в принципе не спрашивают. Просто кому-то очень надо выговориться.

– Да, портить судьбы – вообще уникальный дар!

На этом Вардар, слава Асиль, закончил выговариваться. Но и идти почему-то тоже перестал. Остановился, сгрузил меня на землю и обернулся. А потом свистнул дракону, и я тоже обернулась. Посмотреть.

Черная тварь издала рев, взмахнула крыльями, поднялась в небо… и тут же рухнула на землю. Я зыркнула на мужа – качает головой и устало трет глаза.

– Идем, Алира, – вымученно произнес он. – Скоро стемнеет. Нужно найти ночлег.

– А Дрон? – заботливо спросила я. Все же драконов в нашем королевстве не жалуют. И если черную тварь найдут, то точно заколют.

– Он приучен о себе заботиться сам, – пояснил Вард. – Поохотится, найдет укрытие и заночует. Утром нас нагонит.

После данных слов я еще раз, уже по-другому взглянула на мужа. А он молодец, что сказать. Я даже не смогла вспомнить ни единой пометки в многочисленных фолиантах, чтобы хоть кому-то удалось приручить дракона. А мой муж смог! Прямо гордость пробрала.

– Десять лет, говоришь?

Вардар тоже на меня как-то иначе посмотрел. Оценивающе. Почти так, как другие претенденты. Только вместо того, чтобы мою грудь глазами поедать, он плотнее прикрыл ее своей накидкой, в которой я буквально была обернута, как в большое одеяло.

– На тебя все двадцать уйдут, – заявил муж. Нет, ну нормально?


Глава 3

В город мы добрались с приходом темноты. В фолианте по истории Альторы сказано, что почти все города нашего прекрасного королевства открытого типа. Потому что маги добрые, отзывчивые и вообще положительные личности. А вот во вражеском государстве Берг, где обитают драконы, селения закрытого типа – окружены стенами, на воротах стоит стража, и проезд только по пропускам или приглашению. Так вот, ближе к границе с Бергом и в Альторе города закрытые. Как этот – славный Ромсворт. Но нам повезло! Во-первых, на воротах никакой стражи не наблюдалось. Во-вторых, на улицах было шумно, весело и многолюдно, на нас почти никто не обращал внимания. А меня вообще никто не видел, потому что за спиной у Варда при большом желании можно и дракона спрятать.

– У меня здесь друг трактирщик, – произнес он, когда мы свернули с главной улицы в узкий проулок. – Он не ждал меня, но думаю, какую-то комнату найдет. Угораздило же нас попасть на какой-то праздник. Хотя, если подумать, эти горожане всегда что-то празднуют. Им только повод дай.

– Ну ничего себе! – возмутилась я. – Очень даже важный у них по…

– Алира! – прикрикнул на меня Вардар и прижал к стене. Его палец оказался на уровне моего носа, а сам муж смотрел с укором. – Тебе не передать, как сильно я огорчен тем фактом, что ты изуродовала моего дракона. И пока я не поем, то очень тебе советую не спорить со мной, не донимать. И даже не разговаривать! Поняла?

А чего тут непонятного? Кивнула, скромно потупила взор, как и учили. Если так подумать, то я вообще очень сообразительная жена. И Вардар это понял.

Отпрянув, он взял меня за руку и повел за собой. Мы сделали всего десять шагов и оказались у входа в трактир.

– Ни с кем не разговаривай, не снимай накидку, – напутствовал муж, а после открыл дверь и втянул меня внутрь.

А там, внутри, тоже празднуют. Музыка играет, столы ломятся от изобилия мяса, народ шумит, веселится.

Все это для меня было ново и жутко интересно. Конечно, жрецы никогда не пускали меня к местным на гулянки. И всячески берегли от мужских взглядов. Свиней мне в гору всегда только женщины и дети приносили. А сейчас я будто попала в совершенно другой мир, где одни только особи мужского пола. Странное дело. Я-то их никогда не видела. А они меня сразу узнали. Причем узнали все и почти одновременно.

Стоило одному шепнуть «дитя богини», и остальные враз смолкли. Даже музыканты играть перестали. А все почему? Говорят, дочери богини излучают волшебное сияние, которое видно только грешникам. Судя по тому, что на меня смотрели все… А вот муж мой этого сияния видеть не должен был, ведь за него все грехи перед отбором жрецы отмаливали у Асиль. Грешники на Святую гору вообще подняться не могут.

Спустя мгновение в гробовой тишине раздался скрип половиц – это Вардар сделал шаг. Потом еще и еще.

Он направлялся к хозяину трактира медленно и осторожно, то и дело бросая косые взгляды на местных жителей. А они, нужно отдать им должное, отнеслись ко мне с должным почтением. Расправив плечи, я обвела всех взглядом и убедилась, что у каждого на лице немой восторг и восхищение. Один местный даже встал, но грозный лязг меча, который Вард слегка показал из ножен, спугнул бедного мага. Он упал на место так же резко, как и подорвался.

– Алира! – прикрикнул муж. Голосок у него, к слову, очень уж напоминает рокот дракона. Пришлось идти. И пока я шла, заметила, что местные теперь не на меня глазеют, а на моего муженька. Притом недоуменно. А многие даже неприветливо.

Вард так меч и не отпустил. Свободной рукой взял мою ладонь и подвел к трактирщику. Смешной полноватый маг с ярко-рыжими короткими завитушками. Настолько яркого красного оттенка я в жизни не встречала.

– Как понимаешь, нам лучше поесть в комнате, – произнес тихо Вардар.

Трактирщик не ответил. Он тоже выказывал должное уважение – смотрел на меня округлившимися глазами и даже не мигал. Правда, когда я потянулась рукой к его волосам, его зрачки сошлись на переносице. Я почти прикоснулась к смешным блестящим завитушкам, но муж перехватил мою руку, задвинул всю меня себе за спину и громче произнес:

– Тин! Соберись, друг!

– Святая Асиль, она выбрала тебя! – произнес трактирщик с таким восторженным неверием, будто бы увидел саму матушку.

– Спасибо, что напомнил, – проворчал Вард. – Комната, Тин. Нам очень нужна комната на эту ночь.

– У нас все забито. Праздник плодородия же. В ее честь, между прочим!

Вардар покосился на меня через плечо, а я скромно потупила взгляд. Между прочим, да!

– Нет, ну конечно, для таких гостей я место найду, – тут же исправился рыжий маг. – В мою комнату идите. А я уж где-нибудь заночую.

Я выглянула из-за плеча мужа и увидела, как трактирщик протягивает Вардару ключ. Правда, заметив меня, он опять застыл. Вырвав ключ из его руки, Вард сказал скупое «спасибо» и повел меня вглубь коридора, где имелось множество дверей.

– И ужин в комнату! – потребовал он, не оборачиваясь.

А я вот обернулась. Послала доброму трактирщику улыбку и благословенный воздушный поцелуй. Жрецы сказали, он приносит удачу. Но рыжик почему-то упал. Прямо там, на ровном месте.


***


Комната трактирщика оказалась ужасной. Нет, не так. Просто отвратительной! Во-первых, почему на окне решетки? Во-вторых, почему такой запах, будто бы кто-то помер, причем давно? В-третьих, где купальня? Как мыться-то? У нас в горе водопад из святой воды был. И горячий источник там же. А здесь я только маленький тазик заметила и кувшин с ликом Асиль. Бедная матушка, и в таком месте!

Пока я с ужасом осматривала убогую и, самое неприятное, грязную обстановку, Вардар прошествовал к кровати, сбросил сапоги, снял пояс с мечом и со стоном повалился на убогое ложе. Я искренне удивилась, что оно от такого приключения устояло.

– Не стой там, – устало проговорил он и приподнял голову, чтобы кивнуть на протертое до дыр кресло. – Присядь.

Обилие всего серо-грязно-коричневого ужасно угнетало. Я-то привыкла к полному отсутствию ненужных вещей. А если они и были, то только нежно-голубых, реже насыщенных бирюзовых или белых цветов. Так уж в Святой горе заведено. Даже бумагу фолиантов и то магически подкрашивали.

Приметив у ног мужа серое покрывало, я подошла, аккуратно его взяла и устелила кресло. Вот теперь можно и садиться. С тяжким вздохом развязала шнуровки накидки, позволила мягкому меху спуститься по моему телу к ногам, перешагнула все это добро и наконец расслабленно села. Неудобно. А вот если ногу на ногу положить, то лучше. Нет. Еще бы ноги поменять местами, тогда будет самое то. Да!

Удовлетворенно выдохнула и посмотрела на муженька.

Неужели! И он, наконец, должное почтение решил выказать? У меня даже брови сами собой поползли вверх. Но недолгим было счастье. Вардар насупился, откинулся на подушку и опять заворчал:

– Ненавижу это платье.

Между прочим, я тоже! Но ужин еще не принесли, так что говорить об этом я не стала.

Спустя пару минут в нашу комнату все же постучали. Вардар тут же подорвался, схватил меч и пошел открывать. На пороге стояла молоденькая пухленькая девушка, и тоже рыженькая. Видимо, сестра трактирщика. Милое создание. Благословила бы ее, но пока она держала поднос с едой для Вардара, решила не рисковать.

– Войди, – отдал грозный приказ лорд. Девушка даже вздрогнула. Она переводила пугливый взгляд с Варда на меня и вообще очень уважительно к нам относилась. А он орать…

Пришлось спасать рыжика. Послав ей улыбку, поманила к себе. Шея и щеки девушки покрылись красными пятнами, и она скромно потупила взгляд. Как я ее понимала.

– Дивного вечера, милорд, – пробормотала она и мышкой прошмыгнула мимо моего дикаря. – Лучшие блюда для вас.

Она поставила поднос на тумбу подле кровати и поклонилась, смотря исключительно в пол.

– Будь добра, принеси теплой воды и целительной мази для моей жены, – прозвучало вовсе не как просьба.

Милое создание перевело взгляд на мои ноги и охнуло.

– Конечно, милорд. Сию секунду!

Ее буквально ветром сдуло. А мое кресло вдруг начало двигаться с жутким грохотом – это Вард меня к самой кровати подтащил. Потом поставил между нами тумбу с подносом, а сам устроился напротив. Открыл железный колпак, вдохнул аромат жареного мяса, овощей и хлеба. Мне из всего представленного можно было есть только последнее.

– Приятного аппетита, – произнес муж и наколол на вилку кусок мяса. А я с обреченным видом взяла булку. Откусила кусочек, взгляд случайно скользнул по лику матери, и…

– Матушка! – вскрикнула я. Хорошо, что муж мясо уже в рот положил, даже проглотил, так что формально я и говорить могла.

– Что случилось? – спросил Вардар безмятежно и продолжил поглощать еду.

– Я же второй день богине не молилась.

Муж-варвар удивленно меня осмотрел.

– А ты каждый день молишься?

– Конечно! Жрецы говорят, что я…

– Ты видишь здесь хоть одного святого? – перебил меня новым вопросом совершенно непонятливый муж.

На всякий случай оглянулась назад и снова посмотрела на него. Покачала головой. А спустя мгновение опомнилась:

– Ну, только я.

Вардар даже немножко улыбнулся.

– Вот именно. Значит, пора тебе учиться жить по новым правилам. Я не молюсь каждый вечер Асиль.

Я в ужасе охнула. Но этот варвар и не думал меня щадить.

– Посты также не соблюдаю, – добавил он и, наколов на вилку мясо, протянул мне.

– Никогда? – уточнила я, а Вардар покачал головой.

– Но хоть лик Асиль в твоем замке есть?

Вместо ответа он просто взял и всунул мне мясо в рот. Что с него взять? Как есть дикарь.

Хотя, должна признаться, такого вкусного мяса я в жизни не ела. Мне его жрецы вообще редко предлагали. Пост ведь только мне соблюдать надобно, а они, по их же словам, и так в почете у богини.

Само собой вышло, что я незаметно съела больше Вардара. Очень вовремя вернулась рыженькая с ведром воды в одной руке и стопкой отпаренного белья во второй. Не поднимая головы, она поставила таз подле кресла, налила туда теплой воды и принялась менять постельное белье.

Опустив ноги в теплую воду, я наблюдала за ее действиями с большим интересом. Даже Вардар подозрительно притих.

Закончив с простынями, девушка достала из передника небольшую стеклянную баночку с прозрачной мазью и поставила ее на тумбу.

– Живительная мазь, милорд. Желаете, чтобы я ее нанесла?

– Нет, – тут же отрезал он. – Ты свободна.

И опять никакой благодарности за труды милой девушки.

– Стой! – произнесла я, когда она направилась к двери. Девица застыла и медленно обернулась, во все глаза глядя на меня. – Как тебя зовут?

Она что-то невнятно промямлила, кашлянула, потупила взор и громче произнесла:

– Дафна, священное дитя.

– Благослови тебя Асиль, Дафна, – произнесла я. Девушка, к слову, оказалась сильнее брата – не упала. А ведь мое благословение сродни заклинанию пожизненной удачи.

Рыжик пискнула, как мышка, подняла на меня все те же изумленные глаза и, заикаясь, произнесла:

– С-спасибо, священное дитя.

– Иди уже, – буркнул Вардар. Он подпер голову рукой и наблюдал за нами с отрешенной усталостью. Вообще, видно было, измотался муж мой. Я даже прищурилась, прикидывая, не удумал ли он от супружеского долга увильнуть. Печать-то сама не снимется.

Расправив плечи, вытащила ноги из воды. Не успела их обтереть, как Вардар все с тем же безмятежным видом протянул руку и поставил баночку с мазью передо мной.

– Спасибо, – поблагодарила я и быстро нанесла лекарство на ступни. Крупных царапин было всего две. А остальных я даже не чувствовала.

Покончив с исцелением, посмотрела на мужа, перевела взгляд на кровать. Это место, конечно, отнюдь не такое, каким я себе представляла, но хотя бы простыни чистые. В конце концов, в священном фолианте «О первой брачной ночи», который я зачитала до дыр, так и написано, что «место действия не имеет значения». И «главное, чтобы мужу было комфортно». А судя по всему, этому дикарю и в трактире комфортно, и на траве посреди поля, и даже верхом на драконе. Он у меня неприхотливый.

Встав, я сделала глубокий вдох и задала волнующий меня вопрос:

– Сейчас ты вскроешь мою печать?

Вардар заметно оживился. Он убрал руку, которой подпирал голову, и откинулся на спинку кровати с едва уловимой улыбкой на вовсе не сухих устах. К слову, странное чувство образовалось при воспоминании о нашем поцелуе, будто в мой живот поместили огненный шар, согревающий все внутри.

– Тебе пора прекратить так выражаться, – вдруг заявил Вардар. На мой вопросительный взгляд он добавил: – Пятый век на дворе. Уже никто так не говорит, Алира.

– А как говорят?

Брови Варда сошлись на переносице, будто бы он сам вдруг задался этим вопросом. А когда так и не нашел ответ, недовольно буркнул:

– Не сегодня точно. Твоя печать останется при тебе, пока мы не доберемся домой.

Вот так заявочка! Я же, считай, всю жизнь этого дня ждала. Думала, уже во время брачного ритуала узнаю свои дары. Вот только жрецы почему-то забыли упомянуть, что брачный ритуал и первая брачная ночь – одно и то же. Но теперь-то я знала и была готова. Судя по тому, что написано в фолианте, там работы на минуту, зато потом! Потом ведь мне такие возможности откроются! А он не понимал. Совсем.

Почесав затылок, я сняла раздражающий венок из цветов, бросила его на кресло и подошла к мужу. Присела на краешек кровати и положила руки себе на колени. Очень близко к его ручище.

– Вардар, – проговорила как можно ласковей. Хотя попробуй такое имя ласково произнести… – Разве тебе не хочется узнать, какими талантами меня наградила Асиль? А что, если я летать могу? Есть такая руна. Актис называется. Или, допустим, управлять временем. Это верховная руна Ажи. Или, к примеру…

– Расплавлять взглядом, – закончил вместо меня несносный муж.

– Что? Нет! Такого дара нет.

– Или превращать драконов в тараканов, – продолжил он совсем хмуро.

– Прекрати!

– Страшно предположить, что произойдет, если в тебе откроются сокрушительные таланты. Боюсь, я не выживу. А мне позарез нужно быть дома через два дня, Алира.

Он слегка приподнялся и приблизился ко мне, завораживая своими леденящими глазами.

– Я не хочу рисковать, – прошептал он и скользнул взглядом чуть ниже, на кружево ткани платья. – Мне хватит выдержки.

Тут уж я не выдержала, улыбнулась. Потому что… да! Это опять вызов.

– Не хватит, если я спою.

– Что? – непонимающе спросил Вардар и посмотрел на мои губы.

– Ты не устоишь, если я спою призывную песню. Так верховный сказал. У нас, дочерей богини, гипнотический голос.

Я несмело дотронулась до его руки и тут же ее отдернула, ощутив легкий укол. Словно его магия меня обожгла. А так бывает только тогда, когда магическая энергия переполнена, и ее необходимо выплеснуть. Наверное, впервые рассеянная я подумала о том, что, кроме имени, ничего толком за два дня не узнала о собственном муже.

– Какой магией ты владеешь? – спросила я.

– Ты видела мой меч, – нехотя ответил Вард.

– Огонь с примесью, я помню. Но в фолиантах ничего не сказано о синем огне. Я бы точно запомнила, потому что все фолианты Святой горы наизусть знаю. Жрецы сказали, что у меня в жизни две миссии: создать собственную библиотеку и… И…

А дальше я запнулась, потому что вторую миссию Вардару, наверное, лучше не знать. Всегда и во всем угождать своему супругу – вот что. Скажу сейчас, а он потом на шею сядет. Нет, спасибо!

– И? – требовательно спросил он.

А я не растерялась. Потому что в фолианте «Познай мир, пока мир не познал тебя» сказано, что лучший способ избежать нежелаемого разговора – отвлечь оппонента.

Вот и я встала, подняла руки над головой и повела бедрами.

– Ты что делаешь? – с явной угрозой спросила Вардар.

– А меня еще и танцевать учили, – похвасталась я. – Танец соблазнения для первой брачной ночи.

– У нас не будет первой брачной ночи! – упрямо заявил Вардар. – То есть сегодня не будет.

Но я уже начала петь песню. Тоже, между прочим, для соблазнения. По этому делу тоже фолиант имеется. К слову, мой любимый, потому что там и рисунки есть – какие позы принимать нужно, чтобы мужу больше понравилось. Так что я опять повела бедрами, потом прогнула спину и начала раскачиваться. Это только в первом куплете песни такой медленный ритм, а потом как начнется!

– Алира! – прорычал грозно Вардар и даже вытянул руку. Точно для того, чтобы меня остановить. Но вот как раз после слов «Приди ко мне, поймай меня и никогда не отпускай» нужно было отступать назад. Танцевальный ход такой – будто бы я убегаю от мужа, а он меня должен догнать. Что поделать, если мужчинам нравится чувствовать себя охотниками? И я отшагнула.

А потом «Держи меня, люби меня и прямо к звездам поднимай», и началась моя любимая часть. Ритм движений моих бедер и грудной клетки совпадал с частыми ударами сердца. Слова стали быстрее, а мои движения смелее, резче.

– Ну все! – послышалось совсем удручающе. Может, и надо было послушаться, я ведь обещала, но остановиться уже совсем не могла. Была в этом танце особая магия, не дающая возможности отступить. Потому, когда Вардар с видом особой жестокости на лице встал, я вскочила на кровать. Там, кстати, танцевать было даже удобнее. И опять припев: «Приди ко мне…»

– Алира, дочь своей матери! – заорал муж и обошел ложе с другой стороны. А я снова отступила, но на последнем слове припева он меня все же сцапал. Схватил за талию, прижал к стене и навис грозной стеной, пока я пыталась отдышаться. А у меня еще последний куплет не спет. После него точно будет брачная ночь.

Облизнув пересохшие губы, я собралась продолжить, но Вардар быстро пресек все попытки его соблазнить. Он меня поцеловал! Ведь знает же, что во время поцелуя не то что петь нельзя, а даже дышать нормально. Сообразительный мне муж попался. Хоть и дикарь.

К слову, огненная магия у него точно очень сильной была. Потому что даже меня коснулась, разжигая пламя в груди, да и во всем теле. С каждым движением его губ мне казалось, будто я плавлюсь, словно лед в печи. С противным шипением. Даже ног больше не чувствовала. А на талии, куда он положил свои горячие ладони, возникло знакомое покалывание. Все это ощущалось слишком ярко, чтобы описать одним словом. Потому что нигде! Даже в запрещенном жрецами фолианте «Как выйти замуж за первого встречного и стать счастливой» ничего о подобном не писалось.

Когда Вардар отстранился от меня, даже немного отошел, ощущение пожара внутри все равно не прошло. Я делала жадные вдохи, с ужасом и страхом глядя в глаза напротив. Разве возможно противостоять существу с такой мощной магией?

– Так будет лучше, – произнес Вард и достал из кармана небольшую зеленую шкатулку. Лишь когда он быстрым движением открыл ее и поднес содержимое мне под нос, я поняла, что сейчас опять провалюсь в сон на целые сутки. И еще успела подумать, что минутой все же не обойдется. От этого варвара вообще невесть чего ожидать можно.


Глава 4

Мне опять снился ужасный черный пес. Все в точности повторились до того самого момента, когда он снес меня с ног, повалил на траву и начал облизывать. Но на этот раз я с визгом оттолкнула наглую морду и встала. Сколько ни звала на помощь Вардара, он так и не откликнулся. А пес все прыгал вокруг, обрывая подол моего платья длиннющими когтями. Лишь обернувшись, я увидела муженька, лежащего на… хвосте дракона. Ну нормально? Дрон очень даже осознанным взором посмотрел на меня и вдруг произнес: «Проснись, Алира».

В тот самый момент я ощутила толчок в грудь, отчего резко распахнула глаза. Сутки я действительно проспала, даже чуточку больше, ведь стояла глубокая ночь, но мы с Вардаром находились не в трактире, в открытом поле. И вот так, прямо посреди стеблей пшеницы, на огромной меховой накидке мой варвар решил заночевать. Он действительно спал, положив свою ручищу на мой живот и прижав к себе, как я всегда обнимала Бо. А еще грел. Точно грел, потому что было невероятно тепло, и становилось только жарче с каждой секундой.

Но это не он меня толкнул в грудь. Слегка приподняв голову, я заметила в десяти шагах от нас дракона. И хвост его действительно вырос еще больше, точно как в недавнем сне. Черная тварь спала еще крепче своего хозяина, распахнув огромную пасть и вывалив язык. Жуткое зрелище.

А больше ничего интересного я не узрела. Со всех сторон безграничное поле, только вдалеке виднелись горы, куда лежал наш путь. И все же… Неприятное чувство тревоги, пробудившее меня, не давало покоя.

Закусив губу, я положила голову обратно на руку мужа, которая служила мне подушкой, и посмотрела в небо. Сегодня оно было волшебным. Все три луны сходили на убыль, но все еще ярко светили и представляли собой невероятное зрелище. А сколько звезд! Вот зря я не молилась матушке. Может быть, от этого и моя тревога? Я вдруг ощутила себя совершенно паскудно. Одиноко и потерянно. Закрались жуткие мысли, что я совершенно бесполезное создание без какой-либо цели в жизни. И ведь никого нет рядом, чтобы опровергнуть эти глупые предположения. Хотя если подумать…

Слегка повернув голову, посмотрела на Вардара. Он казался другим во время сна. Мягче. Даже… красивее. Его шрама не было видно, леденящих глаз тоже. Зато стоило посмотреть на слегка приоткрытые губы, и я вмиг вспомнила, на чем мы остановились. Мне бы разозлиться на моего дикаря, проклятие ему какое-нибудь послать или просто пакость сделать. А не хотелось. Покопавшись в своих мыслях и желаниях, я пришла к неутешительному выводу, что все то, что произошло до сонного порошка, мне даже понравилось. И что такого, если я опять прикоснусь к нему? Слегка. Наверное, только так получится избавиться от внезапно возникшего чувства тревоги.

Я не одна. У меня есть мой варвар.

Подняв руку, положила ладонь на его щетину и, закрыв глаза, прижалась к мягким губам. Мне не хотелось его будить, но он все же проснулся. И отреагировал враждебно. Лязг меча заставил меня вздрогнуть и отпрянуть. Вардар резко распахнул глаза, схватил мою руку и перекатил меня на спину с такой скоростью, что закружилась голова.

– Что бы ни случилось, не пытайся лезть в драку, – проговорил он быстро и очень строго. Какая еще драка?

Даже не дождавшись ответа, Вард резко подорвался, а я кожей ощутила холод ночи. Крохотного мгновения хватило, чтобы понять, о какой драке речь. В поле, как оказалось, мы были не одни. Со всех сторон приближались маги с оголенными мечами. Именно оружие и подсказало, что настроены они отнюдь не дружелюбно. Покрутив головой, я насчитала одиннадцать незнакомцев. Один из них подобрался совсем близко к Дрону, и дракон, наконец, проснулся. С его ревом прозвучал и оглушающий свист Вардара. А после муж поднял огненный меч, освещая поле голубым свечением, и принял боевую стойку. Он один против целой дюжины.

Самое время молиться Асиль.

Чем необыкновенна огненная магия? Она взаимодействует с металлами. Вот почему меч Вардара был его неотъемлемой частью, его сильнейшим оружием. Легким касанием он мог не просто ранить противника, а при желании сжечь дотла. И маги это понимали, потому приближаться не торопились. Понимал и тот, кто их нанял. Очевидно, что у этих отчаянных должен быть действительно мощный стимул, чтобы так рисковать своими жизнями, – большие деньги.

Как те стервятники, они разделились и окружили Вардара с драконом. Притом дракону противников досталось меньше. Всего четверо. Но они подготовились именно для Дрона. У двоих были арбалеты, третий держал сетку, а четвертый уже нашептывал заклинания, значит, обладал активной магией. На Альторе всего пятьдесят семь родов относились к таким. Только им с кровью передавалась сильная родовая магия. Остальным же доставались бесполезные способности. Они потому и создавали общины, селения, города, чтобы держаться скопом. Тогда как знать предпочитала жить отдаленно в своих имениях.

Хорошо, что на всю группу активной магией владел только один. Он был главным противником Вардара. Как только управится с драконом, приступит к моему мужу. Ну уж нет! Я не позволю этому случиться.

– Я Алира, дочь богини Асиль. Именем своей матери приказываю остановиться! – проорала я на все поле. И все же добилась эффекта. Все мужчины и даже один дракон повернулись в мою сторону. Хорошо! Самое время для угроз. Расправив плечи, грозно (почти как муж) добавила: – Иначе вы и ваши семьи познают страшное го…

– Схватить девчонку! – крикнул кто-то. А затем еще кто-то взревел, и раздался лязг меча.

Честное слово, я до последнего не верила, что приближающийся маг в черном посмеет притронуться ко мне без разрешения. Меня трогать вообще нельзя – это во всем королевстве знают! А этот безумец не просто нарушил божественный закон, он еще и причинил мне боль. С такой силой сжал запястье и потянул на себя, что точно останется синяк. Но и этого наемнику было мало. Он вывернул мне руку, заставляя вскрикнуть и едва ли не опуститься на колени. Я! Дочь богини и на коленях перед каким-то… слов на него нет!

– Святая Асиль, я дочь твоя, Алира, призываю тебя в пшеничное поле близ Северных границ. Мне, моему супругу и его дракону требуется защита. Я знаю, матушка, как ты не любишь драконов, особенно черных…

– Заткнись! – заорал на меня головорез и схватил за шею. Сжал так сильно, что перед глазами появились белые пятна. А я все еще не верила, что он осмелился. Осознание, что меня сейчас действительно могут обидеть или даже убить, медленно подбиралось в паре со страхом. А что, если матушка не услышит меня? Что, если слишком занята? Не зря же она приходит в наш мир только раз в двадцать лет.

Когда хватка на шее немного ослабла, я сделала судорожный вдох и заорала что было сил:

– Вардар!

На мой рот тут же легла огромная мужская ладонь, и наемник опять вывернул мою руку, причиняя резкую боль. Но на этот раз он хотя бы развернул меня так, что я могла видеть своего варвара. Он двигался, как молния: резко и смертоносно. А вокруг него образовались огненные вьюны, поджигающие стебли пшеницы. Совсем скоро здесь все вспыхнет. И никто не мог ему помочь. Дрона уже обездвижили и закрепили сеткой. Бедная тварь вообще признаков жизни не подавала. От осознания полной беспомощности на глаза накатили слезы.

«Должен быть выход», – снова и снова мысленно повторяла я, с замершим сердцем следя за неравной битвой.

Вардар лишь мельком на меня взглянул, и его движения стали еще резче и яростней. И хоть выглядел он невообразимо мужественным и сильным, противников все равно было слишком много. Уже не десятеро, а только семеро, но нападали они скопом: стреляли с арбалета, ранили мечами прямо со спины, а самый сильный из них опять нашептывал проклятие. И в какой-то момент Вардар стал двигаться медленнее, будто кто-то удерживал его ноги, и он был вынужден стоять на месте, без возможности даже развернуться. Вот оно что. Тот маг – стихийник. С помощью магии земли можно управлять корнями, так он обездвижил дракона и Вардара. Он не выстоит. Мой муж погибнет.

«Асиль, умоляю! Помоги!»

Слеза покатилась по моей щеке и упала на пальцы наемника, которыми он закрывал мне рот. В тут же секунду раздалось шипение, а маг с криком отскочил от меня. Я и позабыла, что говорили жрецы о моих слезах. Они ведь ядовиты. Плакать мне доводилось лишь раз, когда забрали Бо, но тогда никто не пострадал. А сейчас… Головорез был в ярости.

– Ах ты, дрянная девчонка! – заорал он и замахнулся. Но его ладонь так и не дотронулась до моего лица, потому что сам он отлетел назад, примяв своим телом стебли пшеницы. А спустя мгновение его тело вспыхнуло едким синим пламенем. Присмотревшись, я увидела торчащую рукоять меча Вардара. Но тогда…

Охнув, обернулась и убедилась, что мой варвар остался без оружия. Безумец!

– Нет, – прошептала я, и слезы снова покатились по щекам.

Мне казалось, что я прямо здесь и сейчас умру, если ничего не сделаю. А что могла я без даров? Только одно! И как раньше не подумала?

Стерла слезы ладонью, сделала судорожный вдох и запела. Слова сочиняла на ходу, не заботясь о рифме. Я пела и призывала на помощь Асиль. Если долго звать, она обязательно услышит. А вот захочет ли помочь… Вардар нарушил правило, не захотел завершить ритуал в Святой горе, и, возможно, это разозлило матушку. Но все же я буду умолять ее до последнего вдоха, чтобы она пощадила моего варвара.

Я усилила голос, взяв верхние ноты, когда воздействие на разум максимальное. И трое наемников в самом деле, бросив оружие, пошли на мой зов. Воспользовавшись этим, Вардар убил одного, его же мечом.

– Алира! – зарычал он. – Прекрати это.

Я лишь покачала головой, продолжая петь и немного отходить, чтобы маги не достали меня раньше времени. Моей главной целью был маг земли, который удерживал ноги Вардара. Он тоже не устоит, я знала наверняка. Просто на него требовалось больше времени. Вот еще трое прекратили нападать на Варда и направились ко мне. Теперь пятеро наемников шли на зов, и я отказывалась даже предполагать, что они сделают, когда все же доберутся до меня.

– Алира, дракону в пасть!

На этот раз голос Вардара разнесся по всему полю. Я даже запнулась на секунду, что вовсе не способствовало приворожению мага земли. И чем дальше я отходила, тем больше усложнялась задача.

Самый первый маг, которому оставалось каких-то три шага до меня, уже протянул руку, и я взвыла имя матери так громко, как могла, едва не сорвав голос.

В ту же секунду в небе раздался раскатистый грохот, и яркая вспышка молнии на мгновение ослепила меня. Я зажмурилась и перестала петь. Лишь когда открыла глаза, осознала, что больше мне это и не требуется. Асиль! Она услышала меня.

Я с ужасом и одновременно восторгом смотрела, как одного за другим, словно копьем, поражает молния.

– Беги, Алира! – проорал Вардар и сам отскочил за секунду до того, как его бы прошиб ослепительный разряд.

– Эй! – крикнула я в небо. – В него не надо!

Прозвучал еще один раскат грома, после чего наступила оглушающая тишина. Вардар лежал где-то в стеблях пшеницы, его видно не было. Единственный выживший наемник тоже скрылся из виду. Только спина и хвост дракона виднелись над многочисленными островками огня.

Поле разгоралось все сильнее. А за густым дымом уже не было видно и лун.

– Вардар! – снова позвала я. Но отклика не услышала.

Покосилась назад и увидела его меч, воткнутый в грудь наемника. Поморщилась от отвращения. Нет уж, пускай сам его вытаскивает.

– Вар…

Не успела закончить, как мне опять закрыли рот. А это ведь мое единственное оружие. Не приходилось гадать, кто схватил меня за талию, поднял над землей и начал тащить подальше от огня. И вовсе не муж.

– Молчи ведьма.

Я дочь богини! А ведьмами только прокаженных магинь называют. Но все это, конечно, глупый наемник не услышал, ведь сдавил мое лицо так сильно, что мне даже дышать стало затруднительно. Я схватилась за его руку, пытаясь хотя бы убрать ее от носа, и ничегошеньки у меня не вышло. Перед глазами все поплыло, руки стали совсем вялыми. Отовсюду подбиралась чернота, будто только и ждала, когда я окончательно сдамся в ее власть. Глупо вот так сдаваться. Мне даже Асиль удалось вызвать. Один последний гадкий маг остался.

И он вдруг меня отпустил. Причем очень резко. Его руки тоже стали вялыми, а потом я спиной ощутила холод, потому что больше меня никто не удерживал. Отдышаться толком не удалось, чистый воздух заполнил дым. Но очертания фигуры своего мужа я узнаю, пожалуй, везде.

Вардар с огромным усилием вытащил свой меч из тела мага и, покачиваясь, сделал несколько шагов ко мне.

Возле моего носа опять оказался его палец. А сам Вард смотрел на меня действительно диким взглядом. Жутчайшее зрелище.

– Никогда, – выдохнул. – Больше!..

И упал.

Я тоже упала на корточки возле него, пытаясь разглядеть повреждения. Казалось, не было ни единого места на его теле, где бы наемники не оставили след.

– Прокляни их души, Асиль! – прокричала я в небо со злости. – И семьи тоже! До пятого колена, не раньше. А лучше до шестого! Выродки!

В подтверждение я услышала новый грохот грома. Лишь тогда удовлетворенно кивнула. Так им.

– Ладно, Вардар, отдохнули немного. Пора вставать, – проговорила я и погладила его по голове. Упрямец не отозвался. Нашел время для сна.

Я нервно осмотрелась и поняла, что мы почти окружены огнем. Оставался лишь узкий проход, ведущий к дракону. Святая Асиль, я и забыла про черную тварь, а ведь ее тоже спасать нужно.

– Матушка! – снова заорала я, в надежде получить ее помощь. Правда, тут же закашлялась. Нет, ждать благословления не было времени. И я поступила так, как поступила бы безумная личность – прикрыв рот ладонью, схватила меч Варда и бросилась к дракону.

– Не дай ему сгореть, Асиль! Мы больше не будем нарушать твоих законов. А я даже стану послушной женой. На все время. Только не дай ему сгореть, – шептала я, волоча меч по земле. Хорошо, что Вард выдохся, и меч не горел.

Добравшись до Дрона, я облегченно выдохнула. Дракон не пострадал. Только его конечности так плотно были зажаты корнями к земле, что он едва ли мог шевелиться. Я нечаянно ранила его, когда рубила корни острым лезвием, но Дрон отважно терпел, будто понимал, что я трачу последние силы только на то, чтобы поднять эту железку повыше.

В конце концов, свой хвост он освободил сам, хоть тот и был уже размером с остальную часть его тела.

– Хорошо, – просипела я и уселась верхом на этот самый хвост. – А теперь тащи конечность туда, в самый огонь.

Дрон жалобно взревел.

– Тащи, кому сказала! – настояла я грозно. – А то если Вардар мне печать все-таки не вскроет, то так и останешься с этим несуразным хвостом до конца своих дней.

И уже совсем тихо, но все еще грозно добавила:

– А я стану твоей хозяйкой. Потому что все его имущество после смерти ко мне перейдет. Оно тебе надо?

Дракон, будто понял каждое слово, с обреченным видом попятился назад, направляя хвост и меня заодно в узкий коридор уцелевшей пшеницы.

– Асиль! – закричала я. – Не гневайся на моего мужа, матушка. Он жуткий дикарь, но ни разу меня не обидел. Прошу, дай воды!

Даже ответа не услышала.

– Значит, все самой, да? – спросила я, все еще глядя в небо, пока его было видно. Но вскоре и оно исчезло. Облако дыма поглотило меня, Вардара и хвост дракона. Возможно, Асиль все же смиловалась и дала мне немного сил. Иначе не представляю, как объяснить, что мне удалось поднять тело Вардара и взвалить его дракону на хвост. Потом я и сама на него упала и, вяло похлопав ладонью, дала команду двигаться. Глупая тварь, по обыкновению, пыталась взлететь, но когда окончательно поняла, что не выйдет, начала ползти.

Лишь когда мы отползли достаточно далеко и смогли вдохнуть свежего воздуха, я снова увидела звездное небо и поднимающийся в него густой столб дыма.

– Асиль, – позвала вяло. – Пощади хотя бы местных, а! Им пшеница нужна.

Спустя мгновение полился дождь. И лишь в том месте, где требовалось потушить пожар. Ну нормально?

Я обиженно надулась, сложила руки на груди.

– Вези нас домой, Дрон, – устало отдала команду. – Здесь нас никто не любит.

И в подтверждение этих слов дождь полил и на нас. Ледяной, между прочим. Весьма бодрящий.

– Ну, прости! – заорала я матушке. – Я всю жизнь следовала правилам, выполняла все указания жрецов, прилежно училась и, в конце концов, надеялась на то, что ты будешь хоть сколечко благосклонна ко мне. Так что же ты тогда послала мне в мужья этого варвара? А сегодня едва не отобрала его у меня? Нет уж! Я теперь его не отдам!

Спрыгнув с хвоста, я вышла из-под зоны дождя и забрала валяющийся меч Вардара. Вернулась обратно под ливень, села на дракона и стукнула его рукоятью.

– Двигайся, черная тварь! – приказала я.

К слову, ледяной дождь сопровождал нас до самого рассвета. Знала я, чего хотела Асиль – моей благодарности и покорности. Но что поделать, если дочка ей попалась с изъяном? Характер у меня имеется.


Глава 5

Первые лучи солнца осветили на горизонте тот самый пограничный горный хребет, который давным-давно прозвали Драконьи горы. Когда-то давно Асиль создала драконов в помощь магам, как ездовых животных. Но ее возлюбленный, Катиол, повздорив с Асиль, решил устроить ей пакость, и наградил некоторых драконов интеллектом и даром речи. Окрас их шкуры тоже сменил на белый, чтобы они возвышали себя над другими. В общем, расистом был этот Катиол. Хорошо, что матушка разлюбила его еще три столетия назад, да сожгла в вечном огне.

Но драконы-то остались.

Они собрались в стаи и улетели на самый север за горный хребет, куда теплолюбивые маги никогда бы не стали переселяться. Казалось бы, все хорошо. Живите себе, твари белые и черные, летайте в своих горах и откладывайте яйца. Никто бы вас не трогал. Так нет же. Больно умным белым драконам захотелось власти, земель, непонятно зачем оружия, и еще непонятнее – золота и драгоценностей. А самое обидное, что самопровозглашенный король драконов придумал, что это маги должны служить им, тварям, и делать для них разные дивные дива. Ну нормально?

В общем, нелюбовь к драконам не только у магов в крови, а и у дочерей богини. Она, к слову, с драконами почему-то ничего не сделала. Может быть, не такая уж матушка всесильная? В конце концов, она всего лишь женщина. На Альторе полно воинов, которые могли бы свергнуть этих летучих тварей. Или приручить на худой конец.

Глянула на Вардара – спит сном младенца. Покосилась на Дрона – еле ползет, бедняга. Вздохнула, спрыгнула с хвоста, обогнала дракона и жестом указала стоять.

– Давай лапы поглажу, – предложила добрая я. – Может, хоть немного отрастут.

Солнце уже начало припекать, хотя я и не думала, что в горах может быть так жарко. Мое несчастное платье успело высохнуть, пока Дрон пил воду из какой-то лужи. Я не отходила от его передних лап, натирая их и приговаривая, чтобы росли быстрее. Вскоре тварь заметно оживилась и поползла вперед активнее, а я больше садиться на хвост не рисковала. Только порылась немного в сумке на спине дракона и нашла там кое-какие обрезки кожи, веревки и хлебную лепешку. Лепешку умяла, из обрезков сделала тапочки, да обмотала веревками. Не красота, но до замка дотерплю.

Жрецы всегда ругали меня, когда я делилась с ними своими догадками о будущей жизни. Говорили, что на все воля Асиль. И если буду я прилежной и покорной, то она точно наградит меня здоровым богатым мужем с прекрасным белым замком. Но последние лет шесть я только и слышала от стариков, что буду жить в развалинах с протекшей крышей и прогнившей мебелью. Вроде той, чтобы была в трактире.

Как бы не пытались они меня запугать, я все равно мечтала о прекрасном замке с белыми стенами, голубыми коврами и мебелью в цвет натурального дерева. О, а еще там непременно будут огромные окна и широкие балконы, откуда будет открываться потрясающий вид на…

– Это что это там такое? – нервно спросила я у твари, когда она подвела меня к подножью самой высокой горы. Сделав козырек ладонью, я задрала голову и с прищуром рассмотрела представленное строение. Матушка! Да его и строением назвать нельзя. – Это же… Это что, Дрон? Ты куда меня привел?

Черная тварь прекратила ползти и спрятала морду в заметно отросшую переднюю лапу. Опять все самой, да?

– Вардар! – крикнула я, осматривая все то же строение. Серые каменные стены с тремя высокими круглыми башнями без крыш. И мелкие узкие прорези, которые даже при большом желании окнами не назовешь. Балконы? О такой радости здесь вообще не слышали. Если бы я не увидела потрепанный выцветавший флаг королевства Альторы, ни за какие богатства не поверила бы, что это одна из резиденций знати.

– Вардар! Ты зачем на отбор пришел? – задала я давно волнующий меня вопрос. Оглянулась – спит.

И Дрон вовсе помогать не собирался. Взлететь он не мог. А заползти наверх по узкой извилистой тропе ему вряд ли удастся. Еще немного осмотревшись, пытаясь придумать план действий, я вдруг поймала себя на мысли, что все это уже видела. Чувствовала. Слышала.

Осторожно повернув голову, вскрикнула, увидев огромного черного пса, бегущего к нам по этой самой тропе. Не просто пса, а целого волкодава.

– Мамочка! – заорала я. – Вардар!

Только и успела, что отступить на шаг, да позвать мужа. А спустя мгновение пес свалил меня на землю и придавил лапами точно, как в ужасном кошмаре. Только сейчас все было намного реалистичней. Я на всякий случай сразу зажмурилась и закрыла лицо ладонями. И правильно сделала. Лицо не пострадало. Облизанными оказались только руки.

– Белый! – послышался вялый и хриплый ото сна голос Варда. Но не это поразило, а то, что волкодав, наконец, оторвалась от меня и, как тот конь, поскакала к Вардару.

Перекатившись и поднявшись, я с ужасом и недоумением смотрела, как мой муж улыбается волкодаву, гладит еще одну черную тварь по голове, чешет между ушами, и вообще вид у обоих такой влюбленно-обожательний, что прямо тошно.

Нет, это точно не нормально!

– Это он-то Белый? – спросила недовольная я.

Только голос подала, и Вардар та-а-ак посмотрел. Даже чудище мохнатое перестал почесывать. Схватился за рукоять меча, сполз с хвоста дракона, похлопал его ласково – и все это время не отрывая убийственный взгляд от меня – и вяло, но уверенно похромал в мою сторону.

Я даже поежилась и подумала отступить, но вовремя вспомнила, что все-таки его жена. И потом, в фолианте «Познай жизнь, пока жизнь не познала тебя» так и сказано, что лучший способ избежать обвинений – напасть с обвинениями первым.

– Это что, твой дом? – спросила я недовольно и ткнула пальцем куда-то за спину.

– Да, – тут же рявкнул муженек.

– Ты вообще знаешь, кто я? – спросила и тут же сама ответила: – Дочь богини! Она, между прочим, на тебя разгневана. Ты обряд не завершил, мои дары не активировал, нормальную защиту не обеспечил, а теперь еще и в эту развалину притащил? Меня? Ты с ума сошел?

Вардар остановился в крохотном шаге от меня, так и не прекратив буравить взглядом.

– Я тебя просил, – произнес он наконец. Так тяжело, будто очень старался не воспламениться. – Ни при каких обстоятельствах не лезть в драку.

– Но я же…

– А тебе, конечно, нужно обязательно все сделать по-своему. Ты же у меня всесильная.

Покачала головой и даже нашла весомый аргумент, но Вард опять процедил:

– И пела ты для других магов тоже, исключительно развлечения ради.

Вот тут я не выдержала и в шоке округлила глаза. Даже пальцем у виска покрутила.

– Совсем что ли? Я тебя защищала.

А он как взревет:

– Защищала? Ты меня отвлекала каждую секунду. А когда завыла про свою Асиль, я вообще едва мог вспомнить, как меня зовут, не то что отбивать атаку. Их было семеро, Алира. Все-то семеро. Но ты мне так усложнила задачу, что действительно без божественной помощи не обошлось.

Он взял мою руку и поднял ее вверх, рассматривая синяки и ссадины. А потом сцепил челюсти до хруста и опять та-а-ак посмотрел.

Но на меня это уже не действовало. Жрецы говорили, что когда все сделал правильно, то совесть и сомнения совсем не мучают. Вот прямо как у меня сейчас.

– Я хотела, как лучше. Они тебя ранили. Ты бы не справился. А я… – пришлось признаться, – Испугалась. Сильно. Это для тебя дело обыденное, ты же дикарь…

Потупила взор, как послушная жена, и ковырнула ножкой землю. Вардар все еще смотрел на меня, я чувствовала. Но уже не так враждебно.

Над ухом послышался тяжкий вздох.

– Белого хотя бы не трогай, – произнес он угрюмо и прошел мимо, слегка задев плечом. И опять в месте соприкосновения сильно кольнуло. А мне казалось, он свой огонь должен был выплеснуть в полной мере.

Подняла голову – на меня смотрят две твари. Одна черная, а вторая… ну, выходит, что белая. И, главное, обе слишком довольные. Непонятно только по какой причине радость, если у них такой дом. Скривила им рожицу, расправила плечи и пошла за мужем. Только сделала шаг, как земля содрогнулась. И оглушающий грохот, казалось, звучал отовсюду. Даже громче, чем ночью гневалась Асиль. Правда, очень скоро звук стал приглушенным, потому что мою голову накрыли руки Вардара.

– Дракону в пасть, – прошипел он, когда все стихло. – Не успел.


Когда я смогла рассмотреть, что же произошло, к моему разочарованию замок остался без изменений. А я-то понадеялась, что случится чудо, и развалины вдруг превратятся…

Даже додумать не успела, как от верхушки горы откололся кусок и упал прямо на крышу замка, образовав в ней огромную дыру. Вардар опять выругался. Впервые в жизни и мне очень сильно захотелось, даже глаза в небо подняла. Если это не происки Асиль, то я не ее дочь. И с этими мыслями еще несколько камней повалилось на замок, а оттуда тот час раздался колокольный звон.

– Видишь, что ты натворил! – запричитала я. – Разгневал Асиль, теперь пожинай плоды!

Вард будто и вовсе меня не слышал.

– Идем, Алира, – бросил он и свистнул. На этот раз ему на помощь прибежала белая тварь. Муж недоуменно посмотрел на пса, потом на дракона, видимо вспомнил, что с ним стало, и послал злой взгляд мне. Ну, если он ждал предложений…

– А давай твоим мечом новую пещеру вырежем? И там жить будем.

Он покачал головой и молча поковылял к горной тропе. Я видела, как тяжело ему давался каждый шаг, но все же этот упрямец торопился подняться к замку. А его верный пес, виляя хвостом, кружил вокруг, пытаясь помочь. Совершенно бесполезное животное. Другое дело жена!

Подбежала к Вардару, поднырнула под его руку и взяла примерно двадцатую долю веса его тела на себя. Ну, ладно, тридцатую. Он все равно сильно удивился.

– Что это было? – спросила я. – Только не говори, что еще больше драконов.

Вардар поморщился от боли и нехотя ответил:

– Драконы, кто же еще. От них все беды.

– Они захватили твой замок, пока тебя не было? – почти обрадовалась я. – Потому он такой страшненький, да?

Вардар опять поморщился и даже застонал. Бедный, совсем его искалечили. Вот если бы у меня была сила исцеления…

– Алира! Это не замок вовсе, а форт. Когда-то его возвели, чтобы стеречь границу с Бергом. Но драконы не нападали веками, потому строение забросили. Несколько десятилетий назад в местных пещерах обнаружили кристаллы, которые имеют необычное свойство. Они плохо воздействуют на драконов. Делают их слабыми.

Вардар споткнулся и только благодаря мне не упал. Мне! А не какому-нибудь волкодаву.

– Поэтому они и не могут перелететь через пограничный хребет, – догадалась я. – В фолианте о Драконьих горах сказано, что не могут, но объяснений нет. Правда, это очень древний фолиант, его давно пора сжечь.

– Как и половину тех, что ты читала, – прохрипел муж. – Тебя учили истории, а не реальной жизни. А реальность, наивная моя, совсем иная. Тебе на многое предстоит открыть глаза.

– Так я же не против, – радостно согласилась. – И начать можно со вскрытия печати.

Вардар издал уже знакомый рык.

– Начнем с предотвращения нового взрыва. Его вообще бы не произошло, если бы ты не свалилась на мою голову.

Из всего высказанного недовольства, я услышала только одно.

– Взрыв?

– Пещеры-хранилища с кристаллами должны были взорвать шпионы драконов. Если им удастся уничтожить гору, Алира, они нападут на Альтору. Король Берга уже собирает армию. Как видишь, у меня здесь хлопот хватает. Чего мне вовсе не нужно, так это новой проблемы в лице молодой, неопытной и страшно наивной жены.

И с этими словами он опять свистнул, после чего перед нами начали открываться огромные ворота форта. Я и возмутиться не успела, даже вопросов задать, потому что все померкло, стоило увидеть внутренний двор. Да там же целый поселок! Маги, магини, их дети, даже животные – все с криками и паникой на лицах орут, куда-то бегут…. Совершенный беспредел!

Правда, только Вардар сделал несколько шагов, все застыли, как вкопанные. И стояли бы, наверное, словно завороженные, если бы какой-то маг не выглянул из прорези северной башни и не заорал:

– Вардар, взрыв произошел в третьем хранилище. Но еще два можно спасти.

Потом, конечно, и он застыл. Но этих слов хватило, чтобы Вард принял решение.

– Квок, – крикнул он седому старику. – Отведи мою жену в южное крыло. Накорми и найди одежду.

Старик схватился за сердце, и вообще выглядел так, что вот-вот помрет.

– Квок! – прикрикнул на него Вардар, и тот сразу передумал. Участливо кивнув, бородач поклонился едва ли не до колен и подошел ко мне, что-то неразборчиво бормоча.

– Всем в укрытие! – проорал муж для остальных. Движение возобновилось, но намного медленнее. Народ то и дело косился в мою сторону и перешептывался. Точно, как когда ко мне приходили селяне с поросятами.

– А ты куда? – спросила я робко, не желая отпускать руку Вардара. Муж уже почти развернулся, но, сделав тяжелый вдох, вернулся ко мне и положил руки ладони на мое лицо. Зафиксировал, судя по всему, чтобы слушала внимательнее.

– Никуда не уходи. Ни к кому не прикасайся, – напутствовал он. – Я вернусь до заката.

Даже охнула. Так долго!

– Но ты ранен, – напомнила я. – Тебе нужна целительная мазь и…

Он и договорить не дал, а закрыл мне рот поцелуем. Основательно так, чтобы все его подданные увидели. Дикарь необразованный! Ведь порезы сами собой не затянутся.

Закрепив эффект строгим взглядом, мой варвар отступил и забрал с собой все тепло. Ложь все! Ни капелюшечки в этих горах не жарко.


***


Южное крыло старинного форта требовало капитального ремонта. В особенности та спальня, куда меня попытался заселить старик. Узкая прорезь в стене вместо окна, ветхая пыльная подстилка вместо кровати, дырявая лохань и один стул, одиноко стоящий у стены.

– Это покои Вардара? – уточнила я с большим сомнением.

– Нет, ваше святейшество, – пробормотал Квок, все время кланяясь. – Это гостевая подле спальни хозяина.

Строго на него взглянула. Ух, чего удумал!

– Веди меня туда. Я с мужем жить буду.

– А может до его возвращения в подвал? – предложил старик. Заманчиво, однако. – А то мало ли, еще одно хранилище подорвут, да скала треснет.

Подошла к Квоку, сложила руки на груди, терпеливо все объяснила:

– Я дочь богини. Она гневается немножко, но все же не станет подвергать мою жизнь опасности. Скала не упадет в то место, где буду я. А я буду рядом с Вардаром.

И в этот самый момент что-то грохнуло. Мы со стариком вскрикнули и отошли к стене. Теперь в крыше образовалась дыра размером с Белого, а на полу лежал огромный булыжник того же размера.

– Видишь! – воскликнула я. – Даже Асиль не желает, чтобы ее дочь жила в подобных условиях. Веди в хозяйскую спальню, кому говорят!

Квок опять выглядел так, будто вот-вот отойдет в мир иной. Махнула на него рукой и пошла искать сама. По соседству действительно располагалась комната. Вот только назвать ее хозяйской у меня язык не поворачивался. Ничем от предыдущей она почти не отличалась. Если только количеством мебели. Здесь стульев было целых два. А еще небольшой столик с большим беспорядком. И подстилка на вид оказалась больше и мягче.

– Чудненько! – подытожила я. – Квок? Неси ведро воды и тряпку.

– Зачем? – испуганно спросил старик, появившись в дверях.

На глупый вопрос отвечать не стала. Просто провела пальцем по столику и продемонстрировала слой пыли недоходчивому магу.

А он схватился за сердце.

– Дитя богини, и с тряпкой? – запричитал он. – Лучше я Икору подошлю. Она бы и раньше все прибрала, да лорд никого в свои покои не пускает. Он одиночество любит. Может вы все же… того… в подвал?

Ну что с ним поделать? И проклятие наслать жалко, и терпения никакого не хватает.

Покачала головой.

– Лучше еды принеси. Тряпку с ведром сама найду.

Он хотел возразить, я по глазам видела, но в последний момент передумал. Видимо, все же образумился. Старик испарился, а я решила осмотреть каждую комнату в южном крыле. Всего их было шесть. Две первые меня ничуть не впечатлили, зато в третьей оказалась библиотека. Я быстренько пробежалась взглядом по названиям фолиантов и обнаружила несколько новых, которых еще не читала. Впрочем, сама комната также требовала уборки и ремонта. Руки так и чесались начать немедленно.

Четвертое и пятое помещения пустовали. А вот шестое, самое последнее по коридору, меня заинтриговало. Половина комнаты являла собой пещеру в скале, тогда как вторая половина была достроена из камня. По желобу в скалистой стене стекала вода, наполняющая большой сосуд, очень похожий на купальню, как в Святой горе. Из сосуда тянулся еще один желоб, по нему вода попадала в прорезь стены. Одна неприятность – слишком низкая температура. Я опустила руку в емкость, и кожа тут же покрылась мурашками.

Горестно вздохнула.

– Чего не сделаешь ради мужа!

Нашла в коридоре ведро, наполнила его водой, ободрала подол своего ритаульного платья (его даже магией уже не спасти) и принялась за уборку. Уборкой я и в Святой горе занималась. Жрецы говорят, сие занятие помогает очистить разум от ненужных мыслей и снять стресс. А стресса у меня за последние дни прилично накопилось. К тому же, во время уборки я всегда молилась матушке. А сейчас мне очень надо было помолиться.

– Святая Асиль, – начала я, окунув тряпку в ледяную воду. – Матушка! Ты ведь знаешь, как я тебя люблю. Я все испытания готова вынести, только сделай милость, подари мне силу исцеления. Не представляю, какую долю ты для меня приготовила, но за дикаря я больше на тебя не злюсь. Ну, дикарь, так дикарь. Я смирилась. В конце концов, иногда он даже симпатичный. Когда спит. А когда не спит, то свершает великие дела в твою, между прочим, честь! Пошли же благословение на этот чудный форт и его обитателей. А еще на все Драконьи горы, хранилища и пещеры.

Я почти оттерла весь пол, только под столом осталось. И в тот самый момент, когда я туда залезла, в прорезь стены влетел вьюн из пыли и кусков грязи. Покружив по комнате, испачкав стены и полоток, он наконец опал огромной кучей на деревянные доски, которые еще секунду назад блестели.

– А-а-ах!

Ну, нормально?

Выпрямилась, бросила тряпку со злости и топнула ногой. Зря. Теперь вся пыль оказалась на мне.

– Да что же ты за мать такая? – вырвалось у меня. И хорошо, что только это. Нет, я уже и другое успела подумать, но все же вовремя меня отвлекли.

Дверь вдруг резко распахнулась, ударилась о стену, и в проеме показалась личность. Весьма неопределенная на первый взгляд. А на второй – ведьма. А я же ведьм никогда в лицо не встречала, только в фолиантах о них читала. Жутко интересно!

– Это ты новая жена Вардара? – спросила незнакомка и, не отрывая от меня цепкого взгляда, отпила черной жидкости из стеклянного пузыря. Ой, ну какая же она захватывающая!

– А что, была старая? – полюбопытствовала я и тоже принялась рассматривать ведьму.

Худощавая, стройная, с правильными чертами лица, даже можно сказать, красивая. Волосы длинные, почти как у меня, но совсем светлые, почти белые. Черные только у любимиц богини бывают или у ее дочерей. Вот и считается, что чем светлее волосы, тем неудачливей маг. Эту ведьму, похоже, за то сюда и сослали.

– Была одна. Пыталась. Но до свадьбы не дожила, – поведала она и вошла внутрь. А как подошла поближе задала новый вопрос:

– Ты откуда вообще взялась?

И голос у нее интересный. Непривычно низкий, с хрипотцой, но есть в этом что-то завораживающее. А еще глаза ярко-зеленые. Вот бы мне такие, а то черные… Скучно.

– Из Святой горы. Я Алира. Дочь богини.

Чего таить, ведьма мне сразу понравилась. Потому я протянула ей руку в знак благосклонности. Но к моему удивлению, она не коснулась меня. Лишь улыбнулась и отпила еще.

– Дочь богини, – произнесла недоверчиво. И снова ко мне присмотрелась. Ну, раз сияния не увидела сразу, то безгрешна. А иначе я никак не докажу, пока Вардар печать не вскроет. – В таком злачном месте? Ты сумасшедшая?

Покачала головой. Ведьма прищурилась:

– С дефектом?

– Нет, что ты. Я идеальна. Меня же сама Асиль создала.

И в подтверждение своих слов развела руками, демонстрируя фигуру. Жаль только, что грязное и порванное платье все портило.

– Еще скажи, что Вардара по доброй воле выбрала. Тебе же дали право выбора?

– Дали, конечно. Он мне сразу не понравился. Я ему тоже. Ну, и я подумала, что это добрый знак.

Ведьма фыркнула. А потом с хитрым прищуром меня осмотрела и даже расхохоталась. Смех у нее, к слову, раскатистый, заразительный. Я тоже посмеялась. А когда мы закончили, она все же коснулась моей руки.

– Я Икора.

– Ведьма? – спросила я шепотом.

Она наклонилась ближе, точно как Вардар любит делать, и ответила тоже шепотом:

– Ведьма!

А потом отпустила мою руку, прошествовала к столу и смешно уселась на стуле, закинув ноги на столешницу. Очень даже кстати, я как раз там не мыла еще.

Взявшись за тряпку, полезла под стол.

– А чем это ты занимаешься? – спросила меня Икора.

– Прибираюсь. Мужу приятно хочу сделать.

– Удачи! Я сто раз пыталась сделать ему приятно, и все бесполезно.

– Он упрямый, я заметила, – охотно согласилась. – А чем ты здесь занимаешься по обыкновению?

– То тем, то сем, – лениво ответила ведьма, попивая черную жидкость. – Зелье любовное вот никак не сварю. Одного последнего ингредиента не хватает. Цветка любви. Он в наших горах один раз на сотню лет растет. Я уже пять прождала, а его все нет. И не достать нигде, дракону в трещину.

Я хихикнула и посмотрела на Икору. Да она ругается похлеще Вардара!

– Хочешь, я помогу? – предложила новой приятельнице. – Вместе поищем.

– Правда? – с сомнением ответила она. И я улыбнулась.

– Конечно! Мне обычно везет в таких делах!

Икора прямо просияла. Бедной ведьме, видимо, никто и помощи не предлагал. А ведь зельеваренье – страшно сложная наука. Я сама десятки фолиантов прочитала, а так толком ничему и не научилась. А все потому, что практика нужна. Ну, ничего! Это я с такой подругой быстро наверстаю.


Глава 6

Время близилось к рассвету. Лучи уходящего солнца, прорвавшись сквозь тюль моего ритуального платья, отбрасывали кружевные узоры на идеально чистые стены, потолок и пол. Новые простыни пахли горной свежестью и сладковатым ароматом лаванды. В корыте тлели магические угли, от них исходило приятное тепло, но совсем не было дыма. Маленький столик ломился от горячих блюд, приготовленных на этих самых углях. И в целом я, облаченная в подаренное Икорой белоснежное платье, была очень довольна жизнью. А после того, как ведьма угостила меня черной жидкостью, и вовсе ощутила себя самой счастливой в этом мире. Ведь, если хорошенько подумать, все у меня прекрасно. Дом есть, муж есть. Твари разные есть. Подопечные тоже. Даже библиотека своя собственная, где я гору рукописей напишу.

– Все! Решено! – заявила я. – Буду сказки сочинять.

– Да что ты?! – протянула ведьма и захохотала.

– О приключениях разных. К примеру, как прелестная дева полюбила дикого варвара. А еще там драконы будут, горы, волшебные кристаллы…

– Биографию, в общем, – подытожила она и протянула мне пузырек. – Последнюю каплю тебе отдаю. Выпей до дна, загадай желание и разбей пузырек. Оно непременно сбудется.

– Правда? – недоверчиво спросила я.

Ведьма покачала головой.

– Только что сочинила. В предсказании я не сильна. У меня другой дар.

– Какой? – поинтересовалась я.

Икора развела руками.

– Не знаю пока.

Ну, точно же. Нераспечатанная она.

– Вот и я не знаю.

И мы обе вздохнули. Все же предложением Икоры я воспользовалась. И под ее насмешливым взглядом выпила все до последней капли и выбросила пузырек к углям, где он благополучно разбился. А желание? Загадала, чтобы вот сейчас – в сию же секунду – явился Вардар и снял, в конце концов, с меня божественную печать.

И он явился.

Я сначала не поверила, а потом вспомнила, что сам же обещал вернуться к закату. Бедный мой дикарь. Уставший, израненный, перепачканный сажей и пылью, голодный. И, конечно, злой. А еще этот несговорчивый старик за его спиной стоит и нагнетает.

– Я им говорил, милорд, просил, умолял. В подвал предлагал…

Вот не зря ведьма его сразу выгнала, как только он еду нам принес.

– Икора! – зарычал Вардар. – Ты опять меня ослушалась, ведьма?

Она послала мне виноватый взгляд, встала и, немного пошатываясь, побрела к хозяину.

– Простите, милорд, – пропела она. – Наказать не хотите?

И я охнула. Это кто же на наказание напрашиваться будет? А еще меня сумасшедшей обзывала.

– Если удары плетью тебя устроят, то могу, – процедил Вардар. – Ничего другого на ум не приходит.

Ведьма в ответ заливисто расхохоталась и, протиснувшись мимо, ушла.

– До завтра, Алира, – попрощалась напоследок.

– До завтра! – крикнула ей вслед. Правда, все веселье испарилось, когда я наткнулась на испепеляющий взгляд Вардара.

– Ужин? – предложила заботливо, встала и взяла в руки тарелку.

Он бегло осмотрел комнату, задержал свой строгий взгляд на моем наряде, рыкнул и ушел. В купальню – догадалась я. А у меня и там все для него готово. Поставив тарелку, схватила простыню и чистую одежду Вардара и побежала следом. Квока спровадила сразу же, только он вздумал за мужем шагать.

– Я сама! – шикнула на старика и жестом указала скрыться с моих глаз. В этот раз он даже спорить не стал.

Вардар вошел в купальню, но на пороге почему-то застыл, и в результате я едва не врезалась в его спину. Выглянула из-за плеча, осмотрелась – порядок! На полу вычищенные шкуры, чтоб ногам не холодно ступать, у стен расставлены и уже горят фиалковые свечи, освещая помещение и наполняя его приятным ароматом. А к самой купальне я притащила столик. Ну, как столик – ведро перевернутое и тканью накрытое. А на нем тоже свечи, целительная мазь и мыло, которое я все на тех же углях сварила по старинному рецепту жрецов. Хотела еще фрукты найти, но Икора сказала, что у них здесь с едой вообще худо. Они в мою честь последнюю свинью забили, а на закупку Вардар с только завтра отправится. Знала я, как положение спасти. Очень хорошо знала.

– Это ты все сделала? – спросил Вардар до неузнаваемости уставшим голосом. Совсем охрипшим.

– Я, конечно. Икора помогала.

– Для меня? – спросил он снова. Глупый вопрос, конечно. Но я знала, как ответить.

– Ну не для дракона же твоего!

Вардар обернулся и навис надо мной, как всегда, грозной горой. Только сейчас в его взгляде не было ни капли злости. Я вообще понять не могла, о чем он думал – таким его еще не видела. Осторожно положила ладонь на его грудь, толкнула внутрь купальни, закрыла за нами дверь.

– Я тебе только эту кольчугу снять помогу и сразу уйду, – пообещала и бросила чистую одежду с полотном на камень.

Вардар мне не особо помогал, если честно. В какой-то момент, пока кружила вокруг него, отстегивая ремешки, даже подумала, что он вздумал надо мной смеяться. По крайней мере, на улыбке я его-таки подловила.

– Как хранилища? – спросила я.

– Спасены, – охотно ответил он. С облегчением. А я и не сомневалась, лишь удовлетворенно кивнула. – Три магических взрывчатки ликвидировали сразу, а четвертая взорвалась в моих руках.

Я охнула и подняла его ладони. Порезы имелись, но уже не свежие, скорее, с ночной битвы.

– А как же ты…

– Я поглотил взрыв, – произнес Вардар обыденно, будто ничего выдающего не сделал.

Заметив мое изумление, вновь улыбнулся и кивком показал следовать за ним. Я как раз закончила с ремнями и стянула грязную кольчугу на пол. А Вардар на ходу снял и рубаху. Закусила губу, сдерживая нахлынувшие эмоции – обнаженного мужчину мне прежде не доводилось видеть, как и ведьму. Сосредоточилась на том, что он хотел мне показать, и подошла к купальне.

– Вода холодная, – виновато произнесла я. – Икора сказала, ты сам ее греешь.

На это Вард только хмыкнул и опустил руки в воду, а спустя мгновение в его ладонях образовался голубой огненный шар. На поверхности появились пузырьки. Я с восторгом смотрела на живой сгусток энергии – такой огромный, что только боги и могли бы его создать. Но его держал в руках мой муж. Который дракона приручил. И спас всю Альтору от нападения вражеского войска. И, кстати, симпатичный он не только, когда спит. Еще когда уставший. Я снова закусила губу и потянула руку к пузырькам воды, но Вард резко вытащил ладони и остановил меня жестом. К моему разочарованию огненный сгусток тоже исчез.

– Кипяток, – произнес он.

Потом просто дунул на пузырьки и послал мне одобрительный взгляд. А вот и нет! Никакого кипятка там не было. Только приятная телу вода.

– Ты очень сильный маг огня, – похвалила я. – Думаю, лорд Атли все врал. Тебя сюда не в качестве изгнанника отправили, а в качестве защитника. Только такой, как ты, сможешь дать отпор драконам. И спасти всю Альтору.

– Лорд Атли не врал, – упрямо заявил Вардар и, расшнуровав штаны, позволил им упасть к ногам.

Я понимала, что пялиться неприлично, но оторвать взгляд от нагого мужского тела не могла. Тем более мне безумно нравилось то, что я видела. Жутко интересно! Лишь когда Вардар ступил в воду и окунулся с головой, я смогла мыслить связно. Правда, когда он выплыл, вспомнить, о чем мы говорили, так и не удалось.

– Ты поможешь мне с царапинами, Алира? – спросил Вардар, не отрывая от меня взгляд леденящих глаз.

Вот что странно – глаза и правда словно осколки льда, но когда он смотрит, такое чувство, будто обжигает.

– Лед, – проговорила я, как только на ум пришла интригующая догадка. – В тебе две магии – огня и льда.

Но это невозможно! Две совершенно противоположные стихии. Тогда почему Вардар не опроверг это немыслимое заявление? Он молчаливо ждал ответа на свой вопрос. И я не стала больше медлить.

Расправив плечи, развязала шнуровку платья на груди, опустив белую ткань с плеч. А когда оно оказалось у ног, не стала подбирать и раскладывать на камне. Икора сказала, что подарит еще два. Белый – не ее цвет.

– Ритуальная роспись почти стерлась, – произнесла я, приблизившись к сосуду. Вардар молчал, но его магия не бездействовала – чем ближе я подходила, тем ощутимей становился жар внутри меня. – Я не смогу тебе помочь, если будешь обжигать, – предупредила строго.

Муж в ответ удивленно поднял брови, будто не понимал, о чем речь, но я ведь видела, как его взгляд блуждал по моему телу, оставляя за собой горячий «след».

– Я не колдую, Алира, – произнес муж совсем тихо. – Не хочу навредить тебе.

– Как видишь, на мне ни царапины, а вот на тебе живого места не осталось.

– Одно осталось, – заверил Вардар хрипло и загадочно. Если только голова.

Стараясь игнорировать маленькие «взрывы» в животе и груди, я взяла мазь и опустилась в воду к мужу. Купальня по размеру идеально подходила для двоих и была не слишком глубокой – мне вода доходила до груди, Вардару до живота. И когда я приблизилась, он вцепился руками в каменный борт с такой силой, что на руках проступили вены. Вот там, на предплечьях, кистях и ладонях было больше всего порезов. Я начала с левой руки, неторопливо втирая целительную мазь в мелкие и более глубокие раны, не пропуская ни одну. Оказалось, не только на вид его мышцы такие твердые.

– Ты что же, каменный? – в шутку спросила, подбираясь к плечам. На ключице и шее был очень глубокий порез, который этот дикарь просто замазал грязью.

– Судя по всему, да, – ответил Вард.

Я и не заметила, как близко оказалась к нему. Так, что теплое дыхание защекотало висок. Стоило поднять глаза, и я наткнулась взглядом на его губы. Что-то определенно было не так с этими губами, да и всем мужчиной. Ведь никто и ничто никогда прежде не вызывали во мне столь острого желания касаться. Мне в принципе прикосновения чужды, даже неприятны. Но только не с моим варваром.

Он мог трогать даже взглядом, как сейчас. Мне и это нравилось.

Я провела рукой по его ключице, переместилась к шее и не заметила, как пальцы начали жить собственной жизнью. Его щетина еще больше отросла, и это почему-то заставило меня улыбнуться. Как странно устроены мужчины. Как сильно они отличаются от женщин. И все же есть в этом своя особенная, притягательная магия.

Только так я и могла объяснить свое желание прижаться к мужу еще ближе. А когда сделала это, он шумно выдохнул и, точно копируя мой жест, осторожно провел пальцами по моей щеке. Я как завороженная следила за ледяными узорами в его глазах, пока он исследовал меня. Они менялись, и это было так же прекрасно, как подставлять лицо первому снегу и смотреть в небо, когда снежинки падают бесконечным потоком.

– Ты не должна быть здесь, – прошептал Вардар. И опять я разглядела тоску, как при нашем знакомстве. Он так погрузился в свои мысли, что не подумал ее скрыть.

– Но я здесь. Значит, такова воля богини.

Вардар хмыкнул и покачал головой.

– Я не ее любимчик. Она дразнит меня.

Я хотела понять его мысли так же сильно, как и получить свои дары.

– Как?

Закрыв глаза, муж произнес на выдохе:

– Тобой, Алира. Знаю, что-то произойдет, и она заберет тебя. Я просто жду, когда это произойдет.

И с этими словами его рука упала в воду. Мой упрямый варвар в самом деле с отрешенным видом ждал. Очень хотелось закатить глаза, но я не стала. Он был терпелив со мной, вот и я смогу объяснить.

– Матушка решает мою судьбу только до замужества, – поведала я страшную тайну. – А после не вмешивается, если не просить. А я просить не стану. Я хочу быть здесь.

Вардар открыл глаза, и его брови сошлись на переносице.

– Не хочешь, – упрямо заявил он. – Ты не знаешь, о чем говоришь.

Глупости! Он только и делал, что постоянно бросал мне вызовы. Я положила ладонь на его грудь, а он тут же накрыл ее своей и сжал, как будто я собиралась отстраниться. Вард мог говорить что угодно, но его руки тоже жили собственной жизнью.

– Хочу, – заверила я. – И если Асиль все же вмешается и заберет меня… Я вернусь.

Вардар мне не верил – видела по глазам. Но прежде, чем я успела поклясться именем матери, он прижался к моим губам в решительном поцелуе. Точно таком, как тогда, в самый первый раз. Будто он хотел оставить на мне свой след.

Дыхание сбилось, когда муж положил ладони на мою талию, неторопливо скользнул ниже, сжал мои бедра и поднял их, заставляя меня обнять его ногами. И все это время он не прерывал поцелуй, лишь разок дал сделать прерывистый вдох. Это безумие не могли остановить ни он, ни я. И совершенно не хотели.

– Ты колдуешь, – прошептала я с укором, чувствуя нарастание жара внизу живота.

– Нет, Алира. Это другое, – ответил Вардар. – Я не хочу причинять тебе боль. Но в первый раз все же…

– Мне не будет больно! – тут же заверила я. – Знаю, другим всегда больно. Но не мне! Я же дочь…

– Не напоминай, – приказал Вардар и снова поцеловал. То, с какой жадностью он это сделал, натолкнуло меня на страшную мысль.

– Но ты ведь не собираешься снять печать прямо здесь? – ужаснулась я и осмотрелась.

Только сейчас поняла, в каком положении мы оказались, как немыслимо близко друг к другу. Стоило Вардару приложить лишь немного усилий, и брачный ритуал будет завершен. За эту секунду я даже разочароваться успела, что все закончится слишком быстро. Но ведь есть правила, написанные великими и мудрыми жрецами сотни лет назад задолго до нашего с ним рождения. Ритуальный камень мы упустили, но белая простынь, платье и нужная поза – все еще оставались.

– Есть что-то, что я должен знать о твоих дарах? – спросил он, проигнорировав мой вопрос, а когда я покачала головой, с прищуром добавил: – Форт устоит?

Нет, он все же решил окончательно разгневать матушку.

– Нельзя! Ты обязан…

Договорить я так и не успела. Губы Вардара изогнулись в хитрой и понимающей улыбочке, и в ту же секунду он вжался в меня бедрами, выбивая из моей груди тихий стон. Одно движение, а я потеряла связь с реальностью. Боги! Я ведь перечитала гору запрещенных фолиантов. Все казалось таким простым, скучным и совершенно непривлекательным. Если бы кто сказал, предупредил, что слияние двух тел будет настолько… божественным.

Это ведь самая настоящая магия! Сила, что скрывалась во мне десятилетиями, наконец вырвалась наружу, наполняя собой каждую клеточку тела. И Вардар стал тем, кто выпустил ее, он сам стал ее частью. В какой-то момент показалось, что душа отделилась от тела, а после с легкой щекоткой вернулась обратно.

Я видела лишь его ледяные глаза и чувствовала всепоглощающее тепло, исходившее из самого сердца. Мне казалось, что та же сила, которую Вардар совсем недавно держал в своих руках, взорвется прямо внутри меня. Я схватилась за его плечи, прижимаясь еще ближе. Он должен был отпустить, я ведь знала правила. Но по какой-то неведомой причине не сделал этого.

Муж и сам держал меня так крепко, что кожа горела в местах, где впивались его пальцы. Горела я вся. С каждым его движением – все больше. Кажется, мы вместе нарушили десятки правил, но ни один из нас и не думал сожалеть.

Я могла поклясться, что огненная магия Вардара поселилась во мне и потекла по венам. Мы словно стали чем-то единым, неразделимым, оставаясь в разных телах. Теперь и мир воспринимался иначе: все чувства обострились, а ощущения усилились. И когда мне уже казалось, что я не выдержу, и огонь все же сожжет меня, в глазах разлился яркий бирюзовый свет. Божественный! Его я и ждала всю жизнь, ведь именно за ним скрывались мои дары.

– Алира?

Голос мужа звучал все тише, будто издалека. Я уплывала от него, точно зная, что вернусь. Мне просто нужно было немного времени. Совсем чуть-чуть.

– Дракону в пасть! Потуши это!

Это было последним, что я услышала. Еще подумать успела, что форт все же однажды рухнет. В конце концов, не стоять же ему вечно!

***

Очнулась уже в постели. Точно в постели, и точно в спальне. Потому что обстановка и запахи были очень уж знакомыми, правда, еды на столике больше не наблюдалось. Вардар? Он был рядом. Так крепко меня обнимал, что я и пошевелиться не могла. От этого, видимо, и проснулась. Непривычно, когда тебя вот так… Но приятно. В прорези стены была видна глубокая ночь: черное небо, яркие звезды…

– Матушка! – вскрикнула я, как только все вспомнила. Даже Вардар вздрогнул и сжал меня еще сильнее. Хорошо, что сразу отпустил, и просить не пришлось. Меня сейчас волновало только одно. – Дары!

Я села, повернулась к Вардару и гордо продемонстрировала ему предплечье. Он уже окончательно проснулся и тоже сел, устало потирая глаза.

– Я видел, – произнес он. Только вот что? Что он видеть мог, если положенные пять рун так и не появились? Я даже не сразу в это поверила. Покрутила руку, нервно потерла кожу и снова протянула Вардару, на этот раз под самый нос. – Что? Что ты видишь?

Он послал мне недовольный взгляд и буркнул:

– Пять кругов. В первом руна роста Азет.

И я заметила возле него фолиант священных рун Асиль – изучал, значит. А я его наизусть знаю.

– И все? – ужаснулась я, чувствуя, как к глазам от досады и разочарования подкатывают слезы. – Только одну видишь?

– Слава богине, только одну! – заорал он вдруг на меня. Я даже реветь передумала. – Знала бы ты, чего мне стоило с ней управиться. Она загорелась божественным светом, а он же все на своем пути испепеляет! Я чудом под этот смертоносный луч не попал. Зато половина стены в купальне попала. Ремонтировать теперь надо…

Чем больше он говорил, тем больше я успокаивалась.

– Все верно… – прошептала с облегчением, – сначала появляются кольца божественного света, а уже после выжигаются узоры всех пяти рун.

Я еще раз посмотрела на самую первую и любовно провела по ней пальцем. Руна роста у меня основная, ею я буду управлять постоянно, потому способности и проявились в раннем возрасте. А вот последующие будут доступны мне все реже. К примеру, вторым даром я смогу воспользоваться раз в неделю. Третьим – раз в две недели. Четвертым – раз в три. А пятой – только один раз на месяц. Но обычно они появляются все сразу – если следовать традициям и не гневить богиню. А мы ведь с первого поцелуя все делаем не так, вот и последствия.

Выдохнула, со всей серьезностью посмотрела на мужа.

– Вардар, родненький мой! Нам срочно нужно все повторить еще четыре раза.

Зыркнула в прорезь. Прикинула, кивнула.

– До рассвета управимся.

И переполненная энтузиазмом я попыталась поцеловать собственного мужа. Так увлекалась, что и не сразу заметила, что он смотрит на меня драконом, только пара из ушей не хватает. Но вот когда он рыкнул и с грозным видом потянул руку к моей шее, я застыла, и даже зажмурила один глаз – второй подглядывать оставила. Сжав пальцы в кулак, Вардар в который раз помянул дракона и резким движением отвернулся к стене.

– То есть нет? – уточнила, пораженная.

– Алира!

– Ладно-ладно!

Беспредел, если честно. Но что поделать? Он здесь главный, а я так… всего лишь недораспечатанная дочь богини.

Проснулась во второй раз уже с рассветом. Зажатая Вардаром точно так же, как и ночью. Закинув на меня руку и даже ногу, он размеренно сопел мне в шею. Без божественно силы сбежать нереально. Хотя…

– Вардар? – тихо позвала. – А сейчас уже можно?

В ответ неразборчивое бормотание, из чего я разобрала только «спи» и «проклятие мое». После чего муж меня отпустил и опять отвернулся к стене. Ну и ладно! У меня и так дел по горло: одеться, умыться, причесаться, поесть, руну новую испытать…


Глава 7

В замке-форте ранним утром было очень тихо. А еще холодно. Платье Вардар не додумался захватить, пришлось снова кутаться в его меховую накидку. Крадучись на цыпочках по коридору, я то и дело заглядывала в другие спальни, надеясь там кого-нибудь увидеть. Но нет, оказалось, что все южное крыло занимает один мой муж, и даже ночевать сюда никого не пускает.

Чем дальше я шла по коридору, тем холоднее становилось. Вошла в купальню и охнула. Ну, красота ведь! Неописуемая! Стены нет, зато какой вид открывается! Розовый рассвет, бесконечные поля и горы: от цветочных холмов до снежных пиков. Одно плохо – холодно. Я поежилась и только сейчас обратила внимание на груду камней, разбросанных по всей купальне. Правду говорил Вардар – божественный луч света уничтожил добрую часть каменной кладки как раз там, где раньше была узкая прорезь. Но, даже несмотря на беспорядок, стало намного уютнее. Осталось придумать, чем закрыть эту дыру, чтобы не дуло.

Свое платье я нашла там же, где оставила. И купальня, слава богине, уцелела. Я присела на бортик, окунула руку в холодную воду и невольно улыбнулась от нахлынувших воспоминаний. Я теперь мыться только с Вардаром смогу, а то кто же мне воду греть будет?

От одного лишь предвкушения в животе образовалось знакомое ощущение, как тогда, когда я летела на драконе, только приятное. Жаль, я мало что помнила с самой главной ночи моей жизни, и еще больше жаль, что Вардар такой несговорчивый. Ни объяснений из него не вытащить, ни практических занятий. Горестно вздохнула, умылась, надела смятое платье и накидку, сделала пару шагов и поняла, что самодельные тапки из кожаных обрезков я оставила в спальне. Но будить своего дикаря не решилась. Была у меня идея получше.

Если не считать высоких башен, в форте всего два этажа. Спальни находились, конечно, на втором, а на первом располагались хозяйственные помещения. А в пристойках держали и скот. Только сейчас все загоны пустовали: не было ни кур, ни индюков, ни коз, ни даже баранов – всех давно съели.

– …А последнюю свинью вчера забили, – отчиталась пожилая магиня, которую я нашла на кухне.

Она меня сразу узнала, поклонилась, представилась Мирой и предложила позавтракать. Я ждала, пока в огромном казане дойдет каша, а женщина рассказала мне больше, чем я смогла бы выведать у Вардара за целый год.

– Нам обычно Дрон на ужин какую-нибудь птицу приносит, но вчера его не видел никто, – сетовала Мира. – Днем схожу в поле, хоть пшеницы немного украду. Грех, конечно, но что поделать, госпожа. Нам – изгнанникам – приходится выживать страшной ценой.

– Изгнанникам? – удивилась я. – То есть это не ваш дом?

Мира тяжко вздохнула.

– Не наш, конечно! Кто бы в таком месте жить захотел? В горах, да еще и по соседству с драконами. Это все лорд. Спаситель наш. Добрая душа, благослови его Асиль. Его и самого король сюда отправил против воли. Дал в прислуги только Квока. А у того племянница ведьма.

– Икора?

– Она самая, – недовольно буркнула Мира. – Проблемная девица, я вам скажу, госпожа. На вашем месте я бы ее выжила. Она где ни появится – всюду от нее беды. Ее потому из города и выставили, а потом и из поселка, где она с бабкой жила. Только лорд Вардар у себя и приютил. А она же бедовая. Вот и притянула всех остальных. Стефан, вот, свинью у соседа украл, его за это к смертной казни приговорили, но он сбежал. А Кидора невеста прокляла, и он пупырышками весь покрылся, как болячками. Но оно не заразно, госпожа, вы не бойтесь. Не подфартило мальчику, так он отшельником стал. У всех своя история. Всем не повезло. И всех лорд Вардар приютил здесь. Бесплатно. Так, кое-какую работу выполняем на шахтах да по хозяйству… – Мира, наконец, поставила передо мной кашу и воскликнула: – Да еще и кормит за свой счет! Обещался сегодня в город на драконе слетать, продуктов и птицы закупить. А то помрем же с голоду в этих клятых горах… – Мира испуганно на меня глянула и в который раз поклонилась. – Простите, священное дитя. Я вам более не помешаю. Удаляюсь.

Я сидела уже с набитым ртом, и потому остановить ее не успела. Старуху – кладезь информации – как ветром сдуло. Каша, к слову, оказалась совершенно безвкусной: ни сахара, ни даже соли. И, конечно, без молока. Но казан я-таки умяла. Даже не заметила. Встала со стула и потопала на выход. Мне бы все же обувь раздобыть. Только открыла двери во внутренний дворик, а там толпа – десятка четыре магов, не меньше. Все жутко грязные, неопрятные и смотрят на меня огромными голодными глазами.

– Ой!

И все как один упали кланяться.

– Госпожа, вы поели уже? – шепотом спросила поджидавшая у двери Мира. – Я тогда всех остальных покормлю, да?

Обернулась, глянула на казан. Нет, ну она же не предупредила, что все и не мне! Не зря же жрецы меня к постам три раза в месяц склоняли и все время только и жаловались, что меня проще убить, чем прокормить.

Прикинула, осмотрела старушку, поманила пальцем.

– У нас еще пшено есть?

Мира прямо расцвела и всплеснула в ладоши.

– Ой, а вам понравилось, да? Приятно-то как! Дар у меня такой – готовлю умело. Меня потому поварихой и назначили. Даже сам лорд хвалил не раз.

– Это все замечательно, но пшено еще есть? – повторила вопрос и застыла в немом ожидании.

Теперь старуха и сама пустой казан за моей спиной разглядела. Ужаснулась, недоверчиво меня осмотрела и слабо кивнула.

– Еще немного неприкосновенного запаса осталось. На случай налета драконов.

– Используй! – приказала я и по стеночке протиснулась в сторону внутреннего дворика.

Обошла голодный народ и нырнула в двери северного крыла. Эта часть форта зеркально отображает южную, но в южном живем только мы с Вардаром, а в северном все остальные. В одной спальне я насчитала целых тринадцать подстилок, а в другой и того больше – пятнадцать. А вот последняя была закрыта, чем и привлекла мое внимание. В конце концов, я жена лорда или кто?

Постучала. А когда ответа не последовало, смело зашла.

– Икора! – радостно воскликнула. Ведьма здесь жила одна, спала на огромной подстилке, раскинув руки и ноги – эдакая звезда, и на мой голос никак не отреагировала. Если только храпеть громче стала.

Я бы, может, подошла да разбудила нежным толчком – надо же кому-то мне здесь все показать, но весь пол был усеян битыми осколками и черной жидкостью. Зато у самой двери я обнаружила меховые сапожки. Ну, так как я личность скромная, не требующая особого внимания, будить Икору все же не стала. Тихонечко одолжила сапоги и пошла искать дракона. У него сегодня важная миссия – нас с Вардаром в город везти, а он не в форме.

Черная тварь обнаружилась у подножья горы, где ее и оставили. Удивительно, но возле него спала и «белая» – псина устроилась возле огромной лапы дракона, положив на нее морду.

– Идиллия, – протянула я, чем и разбудила неблагодарных животных. – Прохлаждаемся? Дрон, а разве не ты должен был на ужин принести птицу? А ты?

Ткнула пальцем в Белого. Он пока спал, казался совершенно безобидным, да еще и на фоне дракона. Но стоило псу подняться и потянуться, я растеряла мысли и позабыла все слова.

– Ты, кажется, подрос? – неуверенно спросила. Белая тварь игриво завиляла огромным хвостом, гавкнула и подпрыгнула. А потом вот это все размером уже даже не с оленя, а с целого медведя полетело на меня. – Нет! Нет, нет, нет!

Закрыв глаза, я сделала единственное, что могла – выставила вперед руки и мысленно взмолилась, чтобы меня не сожрали на третий день замужества. А потом что-то защекотало мои коленки, и все же пришлось открыть глаза. Белая тварь испарилась неведомо куда. Зато черная вдруг вся скукожилась, вжала голову в тело, зашипела на меня и попятилась.

– Ты что, Белого сожрал? – спросила я и уперла руки в боки. – Вардар тебе за это спасибо не скажет. Ему, похоже, эта псина по душе.

Дрон зашипел на меня пуще прежнего, и за этим шипением я не сразу расслышала писк. Жестом приказала черной твари молчать и прислушалась. Действительно, писк исходил откуда-то снизу. И там же меня все еще что-то щекотало. Я думала, что трава под платье попала, а оказалось кое-что другое.

– Белый! – пораженно прошептала я, отскакивая от миниатюрной версии некогда огромного пса. Сейчас он был меньше Бо. Да что там, даже меньше новорожденного щеночка. Не любила я живность. Страх как не любила. Но эта так и просилась на ручки. Опустилась на колени, протянула ладошки, и мелочь тут же прибежала ко мне. Я засмеялась от щекотки, когда он начал облизывать мои ладони. А вот Дрону это все страшно не нравилось, он опять начал шипеть.

– Да тише ты! Радоваться должен. Или предпочитаешь, чтобы я на тебе тренировалась?

Дракон тут же перестал издавать страшные звуки, опустил голову на траву и прикрыл ее лапой, только черные глазища оставил подглядывать. Я посмотрела на Белого, перевела взгляд на свою руку с руной роста и выдохнула.

– Хорошо. Приступим! Белый, расти. О, работает! Нет-нет, держи свой язык при себе. Фу-у-у-у! Белый, убавься. О-о-о-о! Получилось! У меня все получилось! А теперь давай только хвост, как у Дрона. Ну, куда ты? Мне надо проверить.

– АЛИРА!

Где-то на горе в районе форта что-то грохнуло. По звуку – еще одна стена как минимум. Я даже испугаться успела, а потом вспомнила, что полезные свершения свершаю, и откликнулась.

– Здесь я! Внизу! – И махнула тварям: – Спрячьтесь! Вардар идет!

Вот если бы я такое услышала, сразу бы спряталась. Хоть в траву, хоть куда. А что глупые твари? Они к нему навстречу побежали. Причем, оба с большим трудом, ибо хвосты им все же очень мешали. Пришлось максимально уменьшать сразу двоих.

Вардар при полном параде и даже с мечом показался на тропе, каждым движением выражая раздражение и недовольство.

– Ты не бойся, милый, – сходу начала успокаивать, когда он почти подошел. – Богиня меня никуда не забрала. И я по своей воле от тебя не уйду. Никогда-никогда!

И премило улыбнулась, как учили жрецы.

– Ты покинула форт, – констатировал муж грозно. – Уже одно то, что ты вздумала босиком разгуливать по коридорам форта – несусветная глупость.

Босиком я вовсе не разгуливала, но перебивать мужа на этот раз не стала. К тому же мое внимание привлекло противное шипение над ухом. Звук отдалялся и звучал с высоты. Подняв голову, я присмотрелась и увидела Дрона. Он сейчас был размером с летучую мышку. Поразительно просто! Карманный дракон.

– Алира! Не время молиться богине, – прикрикнул Вардар и пощелкал пальцами перед моим лицом. Но сосредоточиться на суровом муже никак не удавалось. Теперь стало очень интересно, почему почти все жители форта притаились в кустах дикой ягоды? – Мне нужно обезопасить шахты и хранилища, связаться с его величеством и отчитаться о произошедшем, а еще слетать в город за провиантом, потому что кое-кто умял всю кашу. Есть еще что-то, что я должен знать?

Есть! Только что карманный дракон уселся Вардару на плечо. Да он и сам быстро ощутил неладное. Проследил за моим взглядом, навел фокус, а потом как подпрыгнет.

Я даже захохотала – так забавно это выглядело. И не я одна. Такой огромный, смелый и несокрушимый Вардар и…

– Это не я! – тут же принялась врать, когда поймала его взгляд. От такого и сама богиня замерзнет.

– Да что ты?!

Поковыряла ножкой землю, печально вздохнула.

– Ладно, я.

– Ни за что бы не догадался.

– Руна работает! – тут же обрадовала мужа.

Правда, радоваться он все же не спешил. Наверное, так бы и смотрел на меня драконом до самого вечера, если бы не Белый. А ему же тоже внимания хочется. Тоже похвастаться новыми способностями хозяину нужно.

Вардар долго и томительно опускал взгляд, пока не увидел псину у своих ног, потом глазами метнул в меня молнию. От такого взгляда я и сама подпрыгнула.

Устало потерев глаза, Вардар что-то пробормотал себе под нос – я даже прислушиваться боялась – и процедил:

– Что ты творишь, Алира?

– Божественное диво!

– Тебе мало было дракона? – заорал он на всю гору. – Ты теперь и за пса принялась? Чем тебе пес-то не угодил? У него превосходный нюх, он чужаков за сто ярдов чует…

Так он страшно орал, что я даже немного испугалась и заодно обиделась. Я ведь как лучше хотела. С этой моей способностью нам ведь драконы теперь лет триста не страшны, пока я жить буду. Всего-то потренироваться немного надо. Несправедливо. Страх как несправедливо.

Выставила руку, жестом заставляя Вардара умолкнуть. Ему, конечно, это не понравилось. Он удивленно вздернул брови, а за кустами послышались возмущенные вдохи и шепотки. Плевать, я уже сильно обиделась, и покорной женой больше быть не желаю.

– Прошу прощения, что испытала свой божественный дар на твоем псе. Более я его не потревожу. Никогда, – последнее было явной угрозой.

И прежде, чем Вардар успел ответить, я сконцентрировалась на желании вернуть Белому его привычную форму. Это сработало мгновенно и очень легко. Возможно, засчитался опыт со свиньями. Вот Белый совсем крохотный, едва достает до голенища сапога, а вот уже толкает Вардара передними лапами в плечи, валит мужа с ног и облизывает его недовольное лицо.

Наблюдавшие за нами жители форта опять охнули. На этот раз восторженно. А некоторые не раз помянули мою матушку. Я же на них и не глянула. От Вардара с его псиной тоже отвернулась. Обиделась я.

Подумаешь! В небе полно птиц, а в земле не счесть сколько червей. Я на них потренируюсь.

Краем глаза заметила, как Вардар оттолкнул подхалимистую тварь, встал, поправил меч и снова направился ко мне. Прежде чем он опять бы напал с упреками, я сконцентрировалась на мыслях о драконе. Это было нетрудно. Просто представила, как ставлю крохотного Дрона себе на ладонь и растягиваю его пальцами до нужного размера. Глазомер у меня, к слову, что надо. Хоть бери да к очередной божественной способности приписывай: к пению, танцам и глобальному везению. В общем, спустя мгновение прямо над моей головой под восторженные охи зрителей пролетел прежний Дрон. Еще немного, и задел бы хвостом, да муж вовремя закрыл собой, сжав в объятиях. Когда дракон, наконец, приземлился, с любопытством изучая свой хвост, Вардар снова заговорил. Спокойно и совсем обыденно, будто и не орал на все Драконьи горы минутой ранее:

– Ты не можешь играть с моими верными помощниками, когда тебе вздумается.

Из объятий так и не выпустил, видимо, чтобы все мои мысли разогнать. Не тут-то было.

– Я уже извинилась и дала обещание не повторять этого. Могу поклясться матушкой, – тихо огрызнулась.

– Не стоит, – бодро ответил Вардар. – Я хочу верить твоему слову.

Если он думал так загладить свою вину, то ничего у него не вышло. Даже когда прижался губами к моему виску и шепнул, что скоро вернется, мне тоже легче не стало. Даже напротив – ужасно тоскливо.

Вардар отошел, свистнул и подобрал в траве седло. Дракон охотно подставил спину. Все тихонечко наблюдали и ждали, когда лорд улетит. Больше всех ждала я. И заодно незаметно ковыряла ногой землю в поисках мелкой живности. Но виду, конечно, не подавала, в сторону мужа вовсе не глядела. Потому что мы, родственницы богини, отличаемся злопамятностью. Если раз нас обидеть, то искупить вину совершенно не…

– Хочешь со мной?

Застыла, удивленно взглянула на Вардара. У него брови опять на переносице сошлись, и в целом он выглядел страшно несчастно, но смотрел все же на меня, а не на Белого, как я поначалу подумала. Улыбнулась до ушей, подпрыгнула и даже немного взвизгнула.

– Хочу!

– А может, не надо? – зачем-то спросил Вардар. Но я уже взбиралась по крылу Дрона, мужу только руку оставалось подать. Я опять села к нему лицом, крепко прижавшись и зажмурившись.

– Вернемся к обеду! – крикнул он зрителям. А когда мы взлетели, услышала скулеж Белого, и Вард добавил: – Если кто тронет моего пса – спущу шкуру.

– Думаешь, они его съедят? – спросила я удивленно.

– Эти могут, – горестно вздохнул он. – Им терять уже нечего. Вот почему ты не должна бродить одна. Мало ли, кому что в голову стукнет.

Я не удержалась и рискнула посмотреть на Вардара. Вниз страшно, а на Вардара совсем нет. Ощущение полета было точно таким, каким я его помнила, но больше не было страха упасть. Меня, даже если очень постараться, от мужа не отодрать.

– Так зачем ты их приютил, если не доверяешь?

– У меня не было жены, – произнес Вардар и хмыкнул. – Не было проблем.

Я бы, может, даже что-то ответила, но вдруг снизу меня кто-то позвал:

– Алира! – По голосу – Икора. – Вардар! Стойте! Вернитесь!

Я вспомнила про сапоги, поморщилась и, погладив Варда по спине, прошептала:

– Не возвращайся.

– Не буду, – тоже шепнул он и положил руку на мою талию.

– Нет уж! Поводья держи. А тебя я и так не отпущу.

– Это я уже понял, – произнес он и сжал губы, будто боялся улыбнуться. На драконе, значит, нам летать не страшно, а жене хоть что-то приятное сказать…

Когда мы уже прилично отлетели, Вардар свистнул Дрону, и тот начал снижаться.

– Уже? – с надеждой спросила я.

Муж покачал головой.

– Хочу показать тебе здешние места. Не бойся посмотреть вниз, я не дам тебе упасть.

– А может, ты только этого и ждешь? – вырвалось у меня. – Нет жены – нет проблем! Так ведь?

Вардар, прищурившись, рассматривал меня недовольно, но и я пытливого взгляда не отводила. В этой игре мне равных нет. Я могла бы часами рассматривать дивные узоры его глаз.

– Я не… – он запнулся и выдохнул. – Дело не в тебе. Я просто не планировал обзаводиться семьей в ближайшие годы. Ты же видишь, где я вынужден жить, в каких условиях. Я не откажусь от своих слов, которые сказал в Святой горе. Это место не для тебя.

– Но если я тебе как кость в горле, то почему ты явился на ритуал? – возмутилась я и тише добавила: – Логическим мышлением матушка тебя явно обделила. Хорошо, что у меня с этим порядок.

– Что же ты тогда никак не сделаешь логическое заключение? – спросил Вардар и по-настоящему улыбнулся.

Слегка, но мне все равно очень понравилось. В самом деле! Это же ясно, как день. Если он не хотел жениться, значит…

– Тебя заставили? Кто?

Вард отвел взгляд и посерьезнел.

– Скажу, если посмотришь вниз.

– Ты шутишь? Решил шантажировать дочь богини?

Он небрежно пожал плечами, продолжая смотреть на землю. Но его рука легла на мое плечо, заставляя почувствовать себя максимально безопасно, как только можно верхом на драконе. Я сделала это – посмотрела вниз, вскрикнула и зажмурилась. Но потом любопытство все же взяло верх, и я вновь открыла глаза. Так и застыла в немом восторге, глядя на разноцветные лоскутки земли. Как будто кто-то их нарочно выкрасил в разные оттенки: желтые, зеленые, красные и фиолетовые. А чуть дальше, ближе к горизонту, виднелись синие круги разного размера.

– Это поля, – поведал Вардар. – Здесь горожане выращивают пшеницу, овощи, лаванду и лекарские травы. Чуть дальше фруктовые сады. Я запрещаю своим воровать, но они все равно здесь ошиваются, когда меня нет.

– А там что? – я указала на круги, к которым мы почти подлетели.

– Теплые озера. Любимое место Дрона, он здесь частенько охотится, ловит рыбу.

И в подтверждение этих слов дракон протяжно зарычал.

– Он голоден, – произнес Вардар и засвистел. – Придется немного задержаться.

Дракон в самом деле снижался, пока не задел лапами гладь воды, отчего то и дело летели брызги. Когда мы были так близко земле, страх полета испарился, а противное чувство в животе сменилось другим – божественно-приятным. На какое-то мгновение я даже представила себя птицей. И это было так же невероятно, как целовать Вардара.

Когда наши взгляды пересеклись, я могла бы поспорить, что он думал о том же. Его глаза горели жизнью, искрились весельем. Конечно, это длилось всего несколько секунд. Жрецы всегда говорили, что хорошего в жизни много не бывает. Вот и сейчас, только дракон приземлился, Вардар весь напрягся и застыл. Его дыхание стало тяжелым, как будто не дракон нас на себе тащил, а он.

Медленно меня отпустив, муж сипло и с явным недовольством проговорил:

– В городе купим тебе нормальное платье.

– А давай три? – тут же предложила. А когда Вардар сощурился, быстро объяснила: – Если одно запачкается, у меня будет сменное. А если ты сменное в порыве ярости вдруг разорвешь, то будет запасное.

Долго он думать не стал, сразу кивнул.

– Купим, сколько захочешь. Слезай.

– Но я пять хочу, – призналась и с надеждой посмотрела на мужа.

А он в ответ так рыкнул, что я мгновенно спрыгнула с дракона. Сразу за мной и Вардар. От меня не укрылось, как он поморщился, неудачно ступив на раненную ногу. Я ведь вчера до ног так и не добралась. Только руки и плечи немного подлечила, а про остальные порезы забыла. Да что там, я про все на свете позабыла.

Вардар издал очередной протяжный свист, и Дрон мгновенно поднялся в небо. Если бы не присела вовремя, получила бы по своей светлой и красивой голове. Ох и пакостная же эта черная тварь. Но проклятия слать вслед дракону не стала, все же он пользу кое-какую приносит.

– Он скоро вернется, – произнес Вардар и неожиданно для меня начал раздеваться. – Я обычно плаваю в озере, пока жду его.

Ход его мыслей мне определенно нравился. Вардар скинул на землю пояс с мечом и рубаху. А я – меховую накидку и сапоги. Заметив это, он окинул меня с ног до головы уже знакомым взглядом, как будто хотел съесть. Я даже демонстративно покрутилась и констатировала очевидное:

– Стен нет.

Вардар улыбнулся и покачал головой. Стоило ему сделать шаг ко мне, и я увидела за его спиной небольшое черное болотце.

– О! Это ведь лечебная грязь.

– Да что ты! – недоверчиво произнес он.

– Она самая. Я о ней в фолианте «Грязь на все случаи жизни» читала. Эта только на севере плодится и обычно около термальных источников. А раз озера теплые, то это должна быть та самая: черная и лечебная.

Я сама приблизилась к мужу, пристально его разглядывая в свете утреннего солнца. И самое приятное, что взгляду было за что зацепиться. Никогда бы не подумала, что сочту мужское тело красивым. А у Варда оно именно таким и было. К тому же целительная мазь сотворила чудо с его ранами на руках и плечах. А вот живот…

– Ой, а спина! – воскликнула я, когда обошла его по кругу.

– Все затянется, Алира, – произнес он и развернулся, поймав мою руку, когда я пыталась прикоснуться. Поймал и притянул к себе.

– Если ты думаешь, что таким образом сможешь отвлечь меня, то сильно ошибаешься. Я все помню, – прошептала я, уверенно глядя в горящие глаза. – Я точно задала тебе какой-то вопрос. И ты мне должен ответ.

Вардар улыбнулся уголками губ, но в глазах не было ни капельки веселья. Они словно в самую душу смотрели, выжигая там огненный след. Он поднял руку и осторожно коснулся моей щеки. Всего одно прикосновение, а меня прошибло до мурашек.

– Как так вышло, что в тебе сошлись огонь и лед? – задала я еще один волнующий вопрос. – Ни в одном фолианте не писалось о подобном сочетании.

– Я ошибка природы, – с долей насмешки ответил Вардар. – Полная противоположность тебя. – Его взгляд опустился на мои губы, и он обвел их пальцем. – Ты идеальна, – прошептал едва слышно.

Ну, это естественно! Я сама потянула завязку платья, и оно тут же упало к ногам. Удобное, к слову, платье. И чем оно мужу не угодило?

– Можешь говорить, что угодно. Но раз Асиль свела нас вместе, то ты был создан для меня. А я для тебя, – сказав это, я начала отступать, но Вард мою руку не отпустил, а сделал шаг. И еще один. И еще. – Меня всю жизнь готовили к тому, что я верой и правдой должна служить мужу – тебе, Вардар. Ублажать, поддерживать, заботиться. Нравится тебе это или нет. А посему…

Я наклонилась, зачерпнула горсть грязи с болота и припечатала черную липкую смесь прямо ему на живот. Увернуться он, конечно, не успел. И вообще подвоха от меня не ожидал. На его лице так и читалось удивление вперемешку с возмущением.

– Кстати, ты спрашивал, что еще стоит обо мне знать. Так вот, я немножко коварна.

И сказав это, я снова опустила руку в болото.

– Алира! Не смей!

В этот раз он наклонился, но я все равно попала. И как раз в нужное место.

– Она лечебная! – пообещала я и отступила, когда Вард со зверским видом начал подходить. Грязевое болото, конечно, было скользким. Я должна была предусмотреть, что, убегая, сама окажусь в нем.

– Так тебе и надо, – позлорадствовал муж, довольно сложив руки на груди.

– И что же, ты мне даже руки не подашь? – с видом мученицы спросила я, и протянула мужу лапки.

Правда ведь коварная. Зря он не поверил. Когда Вард героически попытался меня спасти, я с хохотом втянула его к себе. Справилась исключительно благодаря божественной силе, везенью и скользкому болоту.

– Алира, дракону в пасть! – грозно рыкнул Вард и попытался встать. – Ты ведешь себя, как избалованное дитя и совершенно не…

Дослушивать я не стала. Навалилась на мужа и впервые поцеловала первая. Я не надеялась, что он ответит, думала, разозлится еще больше. Но Вардар меня удивил. Запустив пальцы в мои волосы, он крепче меня сжал и продлил поцелуй, выбивая весь воздух из моей груди.

– Дети так не делают, – подметила я и потянула за шнуровку на его штанах. – И так тем более.

– У тебя все же дар, Алира, – произнес Вардар и притянул меня ближе. А после встал, вынося из болота. Хорошо, что я успела напоследок измазать его спину лечебной грязью. – Никто никогда не вызывал во мне столько эмоций одновременно. В одну секунду мне хочется придушить тебя, а в другую…

Он накрыл мои губы своими, чем и отвлек. Я поняла, что мы в воде, только когда Вардар разорвал поцелуй и окунул меня с головой. А когда мы всплыли, я невольно вскрикнула от резких ощущений – вода-то была холодной. Ледяной!

– Ты же сказал, что озера теплые! – заорала я, начиная дрожать.

– Они так называются, – с явной насмешкой ответил Вардар и понес меня к берегу. Правда, из воды мы так и не выбрались. Муж уложил меня на песчаное дно, оставив в воде по пояс, а сам навис сверху, бережно зафиксировав руку с божественными рунами. К слову, вода в какой-то момент действительно стала теплой. Или просто мне было жарко от прикосновений моего варвара.

– Стен нет, но ты все же очень одаренная, – с улыбкой прошептал он в мои губы. – При большом желании и горы уничтожишь.

– У меня нет такого желания, – честно призналась. – Зато есть другое.

Вардар это и сам знал. Как и то, что мне безумно хотелось открыть вторую руну. И прямо сейчас между нами не было никаких преград, ни единой причины сопротивляться желанию обладать друг другом. Удивительно, как все мысли враз занял один мужчина с потрясающей красоты глазами.


Глава 8

Я суетливо надела платье, сапоги, закуталась в накидку и села на камне. Несправедливо все.

– Алира, – начал было Вардар, но так и не нашел нужных слов.

– Ты точно внимательно смотрел? – в который раз спросила я. – Может, мне их видеть не дано? А ты меня разыгрываешь?

Муж уже надел рубашку и застегнул пояс. Горя моего он совсем не разделял. Смотрел и с трудом сдерживал улыбку.

– Нет, все верно. Второй руны нет. Только Азет.

Я опять насупилась. Вообще несправедливо.

– А может, ты плохо старался?

Улыбка тотчас сползла с его лица, и Вардар с лязгом вставил меч в ножны. А потом подошел ко мне и склонился к самому лицу.

– А не ты ли кричала на все Теплые озера так громко, что распугала рыбу?

И в подтверждение этого довода Вардар указал рукой на Дрона. Черная тварь прилетела к нам в самый неподходящий момент, но быстро все поняла и слиняла. Во второй раз вернулась с рыбиной в зубах.

– Он всего-то крохотную форель поймал.

– Да подумаешь, проблема! – возмутилась я и махнула рукой.

Рыбина стала размером с кабана, и Дрон от удивления выпустил ее из пасти. Правда, не прошло и секунды, как он довольно зарычал и начал прыгать вокруг добычи почти так же, как Белый. Только что хвостом не вилял. Ну, я подумала и увеличила рыбу еще. Перевела взгляд на Вардара. Он как раз открыл рот, точно собираясь меня ругать, но потом все же включил логику и передумал. Правда, от укора не сдержался.

– Он столько не съест.

– А мы остальное в городе продадим. Ты мне семь платьев за что покупать собираешься?

– Уже семь?

И вместо ответа я подсунула ему под самый нос руку. Вторая руна так и не появилась. Вардар издал обреченный вдох и достал из кармана на поясе крохотный кристалл размером с мой мизинец.

– Этот тот самый? – изумилась я, выхватив вещицу у него из рук. – Который делает драконов слабыми?

Кристалл на первый взгляд казался бесцветным, но когда я присмотрелась, обнаружила внутри радугу.

– Нет, это радужный кристалл, – объяснил Вард и аккуратно двумя пальцами забрал его обратно. – Он очень хрупкий. И редкий. Знахари варят с его помощью сильные целительные зелья и настойки. В городе есть один маг, который охотно выкупит его.

– Дорого? – с надеждой спросила я.

– На три платья хватит, – с улыбкой ответил муж.

И я опять показала ему руку.

– А ты не думала, что у тебя просто не будет больше рун? – осторожно спросил он.

И опять же – ни капли сочувствия. Я бы даже сказала – полное удовлетворение ситуацией и жизнью в целом. Ну нормально?

– Мне положено пять божественных даров, Вардар! Их всегда только пять. В истории не было исключений. А если матушка и гневается на меня немножко, то это твоя вина! – для пущей убедительности я ткнула пальцем в его грудь. – Ты не распечатал дары как следует.

Вардар посуровел, и даже брови его сошлись в одну линию. Нравилось мне за ними наблюдать. Особенно, когда он был так близко.

– Я бы ни за что не позволил другим мужчинам разглядывать свою жену.

Кивнула. Чего тут непонятного? Мой дикарь – собственник.

– Ну и ладно, – уже спокойнее ответила я. Даже улыбнулась. – В конце концов, ты сможешь практиковаться хоть каждый день. А если так подумать, то даже чаще.

Вардар перестал хмуриться, отпрянул и окинул меня задумчиво-настороженным взглядом. Будто ко мне какая-то гадость прилипла.

– Пожалуй, к знахарю стоит поторопиться.

Ничего толком не объяснив, он протянул мне руку, помог встать с камня и свистнул Дрону. А тот уже почти всю рыбину сожрал.

– Если он поймает на обратном пути еще одну, сможем прокормить весь форт, – пропела я и зыркнула на мужа. – Если ты позволишь, конечно.

Он помог мне влезть на дракона и лишь тогда без какой-либо радости произнес:

– Я подумаю.

На этот раз я глаза не закрывала, но и вниз не особо глядела. Зато на Вардара – с пребольшим удовольствием. Даже одну руку оторвала от него и нежно провела по шраму.

– Откуда он? – Вопрос меня интересовал с первой встречи. К слову, о вопросах. – И ты мне кое-что должен!

– Мне кажется, я тебе должен все на свете, – заворчал муж. – Ответы на все вопросы, четыре божественные способности и три платья. Я ничего не забыл?

– Обувь мне еще нужна, – начала загибать пальцы, – гребень для волос с длинными зубцами, кровать хочу нормальную. Можно туалетный столик с красивым зеркалом в антикварной раме.

– Боги! Алира! – воскликнул Вардар и снова запустил пальцы в мои волосы. Знал бы он, какое это блаженство! – Мы живем в военном форте. До нас там жили вояки и работники шахты, а сейчас изгнанники, прокаженные и сумасшедшие бездомные. Это не место для юных девушек или, еще хуже, младенцев! Еды нет, местность глухая, почва неплодородная. Заметь, дракон, чтобы летать в ближайший город, который не так и близко, у нас только один. И он – мой! Тебя он не послушается, если только ты не получишь дар животной речи. Я застрял здесь из-за того, что меня подставили. И женился только потому, что так король приказал.

Ух ты! Это было очень много слов. Правда, из всего меня особо впечатлило последнее.

– Король? Наш король? Альторы, что ли?

Вардар буркнул скупое «да». Но мне этого вместе с тем, что удалось вытянуть из него в прошлый раз, хватило с головой.

– Значит, тебя подставили, после чего его величество сослал тебя на границу с Берном оберегать хранилища и гору. А потом опять вызвали в столичную резиденцию, чтобы сообщить о шпионах и взрывчатках. Но по дороге домой король велел тебе заскочить на Святую гору и поучаствовать в ритуальном отборе мужей. Ну так, развлечения ради. А тебе раз – и повезло!

– Угу…

– Ты просто еще не представляешь, как сильно, – успокоила я. – А король у нас молодец – умен! Разве ты не понимаешь? – Вардар перестал буравить меня взглядом и вопросительно поднял брови. Ну вот, все ему объяснять, как маленькому. – Король и богиня в сговоре! Они свели нас! Чтобы спасти от напасти драконов, конечно. Гениальнейший план! И пусть все думают, что ты во временной ссылке… Кстати, а надолго тебя сюда отправили?

– На двенадцать лет, выдумщица.

– Дрона, как я понимаю, ты уже здесь нашел. Значит, десять лет прошло. Осталось два, верно? И что же это, целых два года без туалетного столика жить?

Вардар устало вздохнул.

– Алира, ты не понимаешь. Если за эти два года случится хоть один конфликт с драконами, срок мне продлят. А он случится. Потому что кое-кому очень не хочется, чтобы я возвращался в столицу.

– Кому и почему? – задала я закономерный вопрос.

Но Вардар, похоже, исчерпал всякое терпение – когда дело касалось разговоров, ему его не хватало. А мне вдруг стало любопытно: Лорд Атли может иметь к этому отношение? Они явно были знакомы до ритуала. И явно на дух не переваривали друг друга.

– Мы скоро приземляемся, – оборвал Вардар и ткнул пальцем куда-то вниз. – Дрон высадит нас у северных ворот. Близко ему подлетать нельзя.

Я кивнула и приготовилась к посадке. И ничего, что Вард не выложил мне все за один раз. Я понимала, что если его единожды подставили, а значит – предали, то рассказывать о себе все первому встречному он не станет. А тем более жене! А еще более – немножко коварной. Мне оставалось одно – насладиться покупками.

– Только давай сразу договоримся, – решила предупредить, как только мы спустились по крылу дракона. – Поросят покупать не будем. У меня с ними связана детская травма.

– С твоими потребностями денег все равно хватит только на пару кур.

– С моим даром, милый, нам пары кур хватит до конца наших дней, – пообещала я. – А если еще и петуха купишь, то никогда не пожалеешь о том, что выбрал меня.

– Но это ты меня выбрала, – напомнил Вардар.

– Ты нарвался! Станешь отрицать? – я послала ему игривый взгляд и опять добилась крохотной улыбки.

– Давай посмотрим, сколько удастся выручить, – предложил муж и плотнее сжал на мне края меховой накидки. А после взял за руку и повел к воротам города.

Селение под названием Грохун на вид казалось мрачным. Вот то, где праздник плодородия отмечали, мне нравилось куда больше. Но, как пояснил Вард, это было ближе, и платили за радужные кристаллы здесь больше. Охранникам стоило только глянуть на мужа, и ворота перед нами открылись. А вот за ними все было еще хуже, чем я могла себе представить. Я первым делом закрыла нос. Вторым – поблагодарила матушку за то, что утром послала мне сапоги. К слову, вот здесь грязь точно не была целебной. Зато ее было так много, что куда ни глянь – всюду она. На земле, на стенах ветхих домов, на окнах, на дверях, даже на проходящих мимо магах. И все как на подбор – мрачные личности. Не зря Вардар одной рукой мою ладонь сжимал, а вторую на рукояти меча держал. Я сразу отметила, что меня откровенно не признали. Никто не падал в ноги, не молился матушке. Имя одного бога я все же услышала, вот только проклятого.

– Здесь все неверующие, что ли? – шепнула я Вардару.

– В деньги они верят, не сомневайся, – загадочно ответил он и, слава богине, свернул в переулок. Темный и мрачный, зато пустой.

– Мне здесь не нравится, – поделилась ощущениями. – Как будто опасность поджидает за каждым углом.

– Я давно знаю Карола. У него безопасно, – заверил Вардар. Но все же…

Он подошел к выкрашенной в зеленый цвет двери черного дома и постучал три раза. На двери открылось окошко, в котором показался огромный зеленый глаз.

– А, Вардар! – произнес мужской голос, после чего дверца сразу открылась. На пороге показался совершенно безобидный на вид старик, чем-то напоминавший верховного жреца. – Кто это с тобой?

– Жена, – скупо ответил муж и слегка поклонился в знак приветствия.

Я кланяться не стала – мне по статусу не положено. Пусть даже старик меня и не признал. Уже заходя внутрь его лачуги, вспомнила важную информацию из священного фолианта, отчего захотелось стукнуть себя по лбу. Я же не невинна больше. А значит, сияние исчезло. Фактически я больше ничем не отличалась от обычной магини. Если не считать даров.

– Красавица, – произнес очевидное старик, как только хорошенько меня рассмотрел. Ему бы белое платье – и вылитый верховный. А так он во всем черном был, а еще сутулился страшно. – Не заслуживаешь ты ее, Вардар. Не для тебя такая красота.

У меня от данного заявления брови поползли к волосам. Ну нормально? Глянула на Вардара, а он даже отрицать не стал. Поразительно, но злым он не выглядел. Только хмыкнул и достал из кармана радужный кристалл.

– Пришлось ее украсть, – соврал он старику.

А когда мой взгляд заметил, еще и подмигнул. Муж шутить изволит! Надо же.

Пока старик изучал кристалл, меня увлекла обстановка. В полумраке маленькой комнаты и не сразу разглядишь любопытные вещицы, разноцветные баночки, флаконы и пузырьки. Этого добра в доме знахаря хватало. А еще у него пахло травами и зловоньями. Не сказать, что приятно, но однозначно лучше, чем снаружи.

– Хороший товар ты мне в этот раз принес, – произнес старик, лениво растягивая слова, да еще и противно причмокивая. Я тут же поймала себя на мысли, что жизнь с моим прекрасным дикарем – сказка по сравнению с обществом жрецом. Но сегодня я о них вспоминала чаще, чем хотелось бы. А все противный старик. Ох, и не нравилось мне здесь. – Сотку дам, – наконец, выдвинул свое предложение знахарь.

А я, пока они не видели, закатила глаза. Сейчас начнутся торги. Вардару удалось поднять стоимость до ста двадцати лир, и на этом, как я надеялась, он собирался закругляться. Вот только у самой двери он меня остановил и притянул к себе.

– И еще заколоченное зелье, – объявил муженек, чем окончательно меня смутил. Меня! Дитя… А впрочем, уже неважно.

– Ты кого это заколачивать собрался? – шепнула я ему, а знахарю, конечно, улыбнулась. – Мне такое не надо. У меня все иначе работает.

– Идет! – прикрикнул старик, нагло меня перебив. – Везет вам сегодня. Я как раз свежую порцию приготовил, да бутылей мало осталось. Сейчас и выпьете.

И он достал маленький казанок прямо из печи. А потом зачерпнул розоватую жидкость черпаком и поманил Вардара пальцем.

– Ты первый. А ты, красавица, не бойся. Травы что надо. Высшего сорта. От болей разных спасают, да от нежелательных плодов любви.

У меня глаза на лоб полезли, когда Вардар буквально подбежал, чтобы побыстрее отпить эту розовую гадость. Ну, дикарь же необразованный! Как есть дикарь!

– Вардар! – воскликнула я, но мужа этим не остановила.

Он отпил зелья, поморщился и требовательно уставился на меня. Мол, давай, пей и ты эту дрянь! И больше всего в этой ситуации злило даже не то, что он меня не спросил, я бы, может, и согласилась, потому что иметь дите от такого психа – та еще радость. А вот то, что он так охотно побежал, будто мысль завести со мной ребенка пугала его больше стаи драконов… вот это да. Это действительно раздражало.

– И не подумаю, – заявила я сурово, сложив руки на груди.

Старик охнул, даже черпак из рук выронил. Наверное, ему за всю жизнь не доводилось встречать таких наглых и непокорных жен. И мне даже капельку стыдно стало. Но обида все же победила.

– Алира! – прорычал Вардар. Я набрала в грудь побольше воздуха и приготовилась к худшему. Вот сейчас он меня точно придушит. Я так и видела, как краснеет от злости его лицо, а глаза наполняются едким голубым светом. Ого! А такого еще не было! – Беги, – прохрипел он и сжал свое горло.

Вот тогда я и поняла, что случилось неладное. Вардар схватился за меч, но даже вытащить его не смог, а осел на пол, застыв каменной статуей. Я словно оцепенела, не в состоянии выдавить из себя даже писк. Только метнула взгляд на старика. Знала уже, что увижу коварную ухмылку и полный злобы взгляд. Знала, но должна была убедиться, что это его рук дело. Его лихой умысел.

– А теперь ты, красавица, – только и молвил старик и раскрыл ладонь. На сухих морщинистых пальцах была горсть черного порошка. Мне казалось, я успела броситься в сторону, когда он сдул все на меня. Я ведь даже до Вардара доползла. И за меч его взялась. Но все же… комната погрузилась во тьму.

***

– Али-и-ира-а-а!

Кто-то настойчиво звал меня, вытаскивая из пучины холода и мрака.

«Алира, проснись» – кто-то другой без остановки шептал прямо в моей голове.

Всем нужна бедная Алира, и никто не спросит, что нужно ей.

– Вард?

В горле пересохло, отчего голос прозвучал совсем невнятно и хрипло.

– О нет, сладкая моя девочка. Этого дикаря здесь нет. Ты о нем и не вспомнишь, когда с тобой буду я.

Знал бы кто, каких усилий мне стоило разлепить тяжелые веки. Просто открыть глаза и посмотреть в лицо тому, кто меня звал. Я, к моему огромнейшему сожалению и даже ужасу, уже и так догадалась. «АА» лорд собственной персоной. Асвальд Атли.

На его довольной роже я свой взгляд долго задерживать не стала. Куда больше интересовала обстановка. В надежде хоть что-то понять, я подняла голову и обнаружила себя в невероятном месте. О таком только в фолиантах читала. Огромная постель с белым балдахином из кружев, роскошная мебель с элементами золота, а еще балкон. Даже целая терраса с окнами от пола до потолка и с видом на пляж. Красота, роскошь, свет и… рожа Атли, склонившаяся надо мной.

– Почему я здесь? – прошептала сердито.

– О, сладкая моя, ты совсем не можешь говорить, – участливо произнес Атли и протянул мне бокал с янтарной жидкостью. Ага! Вот так сразу взяла и залпом все выпила.

Взяв бокал в руки, я понюхала, определила вино. Причем, из гвиренского винограда, что значит, очень стойкое. Меня когда-то селяне таким угостили, я им облила платья троим жрецам. Специально, конечно, но сказала, что случайно. Мне было десять, в конце концов. Зачем мне вино? Даже сейчас, в двадцать, я все еще не понимала, а посему…

– Ой, простите, лорд. Я случайно, – хрипло произнесла и отшвырнула пустой бокал.

Лорд Атли медленно опустил взгляд на свою белоснежную сорочку, на которой красивым узором расплывалось красное пятно, и улыбнулся. Странный тип.

– Ничего, – заверил он елейным голосом.

А после и вовсе избавился от испорченной вещи. Если бы он еще и отодвинулся подальше. Хотя бы на расстояние вытянутой руки. Но нет, он был так близко, что становилось дурно от его сладковато-медового запаха. Я даже поморщилась, но и это его не проняло.

Сглотнув ком в горле, собралась с силами и села в постели. Каким же было мое удивление, когда я ничегошеньки на себе не обнаружила под шелковым покрывалом. Нет, ну нормально? Гневно глянула на Атли – улыбается едва ли не до ушей.

– Какого дракона? – впервые в жизни выругалась я. Ну, ругательство так себе, конечно. Но весь спектр своего негодования я точно показала. У придурочного лорда даже глаза слегка округлились. – Куда я попала? Где мой муж? И что вы делаете в моей постели?

Я махнула на него рукой, прогоняя, как назойливую мошку, но он перехватил мою ладошку и положил ее себе на голую грудь. Так и хотелось с визгом отдернуть. Ну фу же! Фу-фу!

– Посмотри на меня, Алира, – потребовал Атли слащаво. Вардар никогда не позволял себе такой пошлости по отношению ко мне. – Успокойся. Ты в полной безопасности. В моей летней резиденции, в моей, – на этом слове он сделал акцент, – постели.

Я снова поморщилась. Звучало ужасно. Пахло еще хуже. Но вид красивый, к нему не придраться.

– А Вардар? – спросила я, чтоб уж окончательно оценить ситуацию.

– Сумасбродный дикарь тебя больше не побеспокоит. Не стоит и вспоминать о нем. Те ужасные дни, что ты провела с ним, в прошлом.

Атли поднял руку и потянулся ко мне. Но прежде, чем он успел меня коснуться, я ее шлепнула и снова послала лорду гневный взгляд.

– Это все кто придумал? Кто у нас такой умный, что забыл спросить мнение дитя самой богини Асиль?

Лорд Атли насмешливо фыркнул, а после и вовсе театрально расхохотался.

– Алира, брось это. Жрецы говорили, что ты немного строптива и горда. Но не пора ли взглянуть правде в глаза? Как верно подметила, ты – дочь самой богини. Разве не о такой жизни ты мечтала?

Он, наконец, отодвинулся от меня, встал и с разведенными руками прошествовал по комнате. Туалетный столик и правда был красивый. И зеркало в антикварной раме точно как я себе представляла. А еще диван из голубой ткани и того же цвета ковер у камина из белого мрамора. Все точно, как я люблю. С радостью бы жила в таком месте.

– И я могу тебе ее подарить, – заверил Атли. Совсем, бедняга, размечтался. – Со мной ты будешь утопать в роскоши и не знать бед. Все, чего только пожелаешь, Алира.

О! А вот с этого и нужно было начинать.

– Три запеченных утки, пожалуйста, – распорядилась я. – Фаршированные яблоками.

Лорд Атли так противненько улыбнулся, будто ему открылась какая-то страшная тайна, но он ни с кем ею не поделится. А после он отвесил мне насмешливый поклон и проговорил:

– Как пожелает моя леди.

– Я не ваша леди, – я плотнее обмоталась простыней, готовясь к трапезе. – А жена лорда Вардара. Я его выбрала. И от своего выбора, конечно же, не откажусь. Хотя если вас так беспокоит моя судьба и условия проживания, так и быть, окажу вам такую честь и приму в дар эту славную резиденцию. Будем изредка прилетать сюда с мужем на его драконе.

И премило улыбнулась. А вот Атли, напротив, перестал. Его губы сжались в тонкую линию, и синие глаза подозрительно сощурились.

– Ты, видимо, не поняла, Алира. Вардара уже нет. Он не придет за тобой. Ты останешься здесь. Со мной. Потому что на это воля самой Асиль.

Пока этот дурень матушку не вспомнил, меня ситуация даже забавляла. О Вардаре – бред. Это я сразу поняла. Конечно, он прилетит за мной. Но чтобы вот так нагло самое обыкновенно похищение выдавать за волю богини… Это уже слишком! Я впервые за долгие годы вспомнила, как это – пребывать в ярости. Меня в последний раз так трясло от злости, только когда Бо забрали. Вот сейчас примерно так же. Только вместо хрюшки – муж.

– Это вы, лорд Атли, явно ничего не поняли, – медленно проговорила я, закипая все больше с каждым словом. – Куда вам с вашей магией? Ветреной. Стихия, небось, уже все извилины продула и выдула. Асиль? – На последнем слове я не выдержала и заорала. Это его заявление лишило меня всякого терпения. – Вы смеете прикрывать свои гнусные поступки именем богини? Поразительная наглость. Вардар никогда бы не опустился до подобного. Он честный, справедливый и настоящий. А вы, – даже встала и ткнула в него пальцем, – недоразумение небес!

И чтоб уже совсем выпустить пар, я схватила со столика вазочку и запустила ее в ошарашенного лорда Атли. Увернуться он успел. А вот когда выпрямился, в его глазах не было ни капли насмешки. Или изумления. Или обиды. Теперь и его глаза полыхали неприкрытой злобой. К тому же они становились все ярче и ярче, пока не засветились, как огни в ночи.

– Я хотел по-хорошему, – прошептал он едва слышно и расставил руки. Его волосы встрепал ветер, и тут же двери террасы с грохотом открылись, ударившись о стены. Даже стекла разбились. Вот теперь и я ощутила силу ветра. – Но знаешь…

Лорд Атли резко выставил руки вперед, посылая в меня ветряной сгусток. Его сила была настолько мощной, что меня оторвало от пола и откинуло на постель.

– Так будет даже интересное, – проговорил подлец, навалившись на меня.

Даже не успела оттолкнуть его, он тут же зафиксировал мои руки, причиняя боль. Я была настолько поражена его грубым обращением и переполненным ненавистью взглядом, что опять на мгновение потеряла дар речи. Этот так называемый лорд действовал еще жестче, чем наемный убийца, прижавший меня к земле в поле.

– Ладно, тот не знал, – прошептала, наконец, я, из последних сил борясь с отвращением, когда он прижался губами к моей шее. – Но вы же знаете, кто я. Асиль никогда не простит того, кто посмеет осквернить ее дочь. Считайте, что вы уже прокляты.

Оторвавшись от шеи, Атли сжал пальцами мое лицо, заставляя смотреть на него.

– Ты больше не под ее опекой. Как только печать срывается, связь с богиней считается прерванной. А я, сладкая, не привык себе ни в чем отказывать.

И дрянной лорд отпустил мои руки. Но только для того, чтобы взяться за завязки своих штанов. Это стало последней каплей. Злость достигла своего апогея, и я почувствовала, будто она вскипела внутри меня. Буквально потекла по венам, как раскаленная лава. Яркий свет вдруг затмил собой весь мир, но я все еще была в сознании. Жгучая боль в правом предплечье, где божественная магия выжигала свой узор, удерживала меня.


Глава 9

Вардар

Старый урод! Десять лет! Десять лет доставлял ему самые редкие кристаллы, а он посмел меня отравить! Совсем потерял рассудок.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – послышался голос знахаря. Где-то в десяти шагах от меня. – Планируешь мою смерть.

Не угадал. До этого я еще не дошел. Было кое-что, что тревожило меня сильнее мести.

– Где Алира? – мне с трудом удалось заговорить.

Горло до сих пор жгло от яда. Что уж говорить о теле – его я практически не чувствовал. Полное онемение ног и рук, даже веки мне удалось открыть с огромным трудом. А когда я сделал это, понял, что нахожусь в клетке. Вот теперь очень захотелось спланировать месть. Сыро, темно и тихо – подвал его дома, куда мне доводилось спускаться пару раз. В этой клетке до меня побывало немало диких животных, с которых лживый предатель собирал ингредиенты для своих зелий. Зверей после отпускал, возможно, и у меня есть шанс. Ключ старик всегда вешал на двери, но достать его я пока не мог. Для начала было бы неплохо сесть, а после ощутить магию в ладонях.

– Мне пришлось сковать твою свободу, – произнес знахарь, проигнорировав вопрос. – Только так ты меня выслушаешь и сделаешь правильные выводы.

– Где Алира? – повторил по слогам и сжал кулак. Слишком слабо, дракону в пасть. – Говори!

– Они приказали убить тебя. Я мог бы, Вардар, ты же знаешь. Смертельных ядов у меня предостаточно. – Это я уже понял. Но данный факт ничуть не уменьшал моей ярости, чтоб его сожрал лихой зверь. – А я сохранил тебе жизнь. И пока ты не дашь кровную клятву, что не тронешь меня, я тебя из этой клетки не выпущу.

На этот раз мне удалось перевернуться на бок и разглядеть старика в полутьме. Он сидел у стены, опираясь на трость. Совсем немощный, но смерти, по моему мнению, все равно заслуживал.

– Я и не подумаю дать тебе клятву, пока не ответишь, где моя жена, – заявил я. – А там посмотрим.

Знахарь хмыкнул и покачал головой.

– Вардар, это же твой шанс. Разве не понимаешь? Ее забрали. Ну и дракон с ней! Разве не об этом ты просил у богов, как только она выбрала тебя?

А вот теперь мой мозг окончательно проснулся. Откуда старому знахарю из глухого Грохуна знать о ритуале, а тем более о моих мыслях? Собрав остатки сил, все же сел и оперся о прутья клетки. Старик всегда был сообразительным, потому меч забрал. Но я и без него расплавлю металл. Вопрос лишь в том, как много времени потребуется, и есть ли у меня это время.

– Это Атли, – догадался я.

Стоило только вспомнить, как он смотрел на нее, какие комментарии себе позволял и даже посмел коснуться, как в груди разжегся огонь. Моя воинственная магия, придававшая сил, всегда рождалась в сердце. А уж после обжигавшим потоком текла по рукам, каждый раз причиняя боль. Но сразу за ней просыпался и лед. Центр этой магии находился в голове. Перед глазами на мгновение появилась белая пелена, но она быстро сошла, давая возможность видеть и мыслить ясно. Я даже успел отметить про себя, что за последние десять лет огонь ни разу не обжигал так сильно, что хотелось выть от боли. Сейчас даже охлаждающая сила не могла сдержать ее.

– Вардар! – резкий отклик знахаря заставил сфокусироваться. – Они бы убили меня, пойми. А потом убили бы и тебя. Я сохранил тебе жизнь. И это твой шанс начать все заново. Отомстить.

– О, я отомщу, – пообещал и сжал горячими ладонями прутья. – Но у тебя есть шанс выжить. Если скажешь, куда они увезли Алиру, я не стану убивать тебя сегодня. У меня просто не будет на это времени. У тебя его тоже немного. Три секунды.

– Сначала дай клятву, Вардар.

– И что тогда? Ты меня выпустишь?

Лед больше не выдерживал напора. А все из-за образов Алиры, которые то и дело лезли в голову и доводили до точки кипения. Она ведь… Совершенно… Беззащитна!

С протяжным ревом я вырвал раскаленные прутья и выпал из клетки на холодный каменный пол. Только тогда мне удалось вернуть контроль разума над эмоциями. Ненадолго, правда. Три секунды прошли, и мое терпение вот-вот грозило лопнуть. А если это произойдет, от этой лачуги и пепла не останется.

Знахарь это знал. Потому, когда я поднялся на ноги, выдал всю информацию на одном дыхании.

– За девчонкой пришли наемники. Трое. Они увезли ее в летнее поместье твоего отца.

Мгновенно обрушившаяся ледяная лавина буквально не дала мне вскипеть изнутри. Тяжело дыша, я смотрел на старика, пытаясь уловить намек на ложь, рассмотреть фальшь… Но его глаза не лгали.

– Ты слишком много знаешь, – произнес я, как приговор.

– Мне нечего терять, – проговорил он сухо и опустил голову. – К тому же недолго мне осталось. Болен я. Хотел лишь с сыном проститься. – Если он подумал, что это остановит меня… – И ты прав. За этим стоит Атли.

– Дракону в хвост, – выпалил я и, как мог, быстро направился к лестнице. Атли… Эта тварь не станет терять ни секунды. А я уж тем более. Уже на лестнице бросил: – Меч?

– В печи, – с тяжким вздохом ответил старик. Ну, естественно. Где же еще держать оружие мага огня?

– Кипеть тебе в вулкане, – прошипел я, когда вытаскивал меч из углей.

Лед отступил, давая мне возможность напитаться энергией тепла. Угли в печи погасли, зато я почувствовал прилив необходимых сейчас сил. Меч все это время тоже собирал огонь и теперь был готов вернуть его врагам. Засунув его в ножны, я стрелой вылетел из дома знахаря. А на центральной улице Грохуна свистнул Дрону. Он сразу распознал сигнал бедствия и дал ответный клич.

– Дракон! – закричал страж у ворот и приготовил арбалет.

Но стоило мне показать меч, маг опустил оружие и облегченно выдохнул. В Северных горах все знали, что никогда нельзя осквернять, а тем более воровать то, что принадлежит лорду Вардару Агриму. Если, конечно, жизнь дорога.

Дрон поймал меня налету, как только я пересек ворота. Захватил лапами, после чего я уже сам забрался ему на спину и направил на юг. Пожалуй, только этой твари и можно доверять. Мой преданный друг чувствовал и знал меня, как никто. И даже к Алире поначалу он отнесся точно так же, как и я. С надеждой, что эта ходячая катастрофа все же передумает и вернется в святой храм к лживым бездельникам. Надо иметь талант, чтобы убедить весь народ и даже короля, что от них есть хоть какой-то толк. На деле же оказалось, что старые сводники просто промывают мозг девушкам на протяжении двадцати лет, превращая их в податливые игрушки. Не знаю, как получилось, что Алира сломала систему, но по какой-то причине я рад этому. Она не слушает меня. Дико злит, да… Постоянно попадает в неприятности и делает пакости, даже когда не осознает этого. Но мне, дракону в пасть, не хватает духу наказать ее. Только подумаю об этом, а в голову лезут совершенно иные мысли. Как будто это создание богини было послано мне лишь с единой целью – отвлекать. Затмить собой все важное, заставить потерять рассудок, чувство меры и бдительность. Святые боги, и в какой же момент я стал проигрывать в этой битве?

Дрон издал жалобный рев, и только тогда я заметил, что огонь вышел испод контроля. Я буквально обжигал своего дракона. Вот оно! Мне нельзя терять рассудок из-за какой-то… Божественной ведьмы. Невинной искусительницы. Как только найду, запру ее в форте и не выпущу до тех пор, пока король не позволит мне вернуться домой. В конце концов, это его вдруг посетила гениальная мысль, что мне необходима жена. Он должен был понимать, что в таком случае я захочу обеспечить семью безопасностью. Осталось только вернуть Атли туда, откуда он вылез – дракону в трещину.

Дрон летел так быстро, как мог, пока я пытался привести мысли в порядок и усмирить слишком сильные эмоции. Казалось, я мысленно все разложил по полочкам, представил всевозможные способы быстрого отмщения и медленной мести, которую можно растягивать годами. Лед не давал потерять грань разумного. Но стоило на миг представить, что мой заклятый враг берет силой мою жену… От нового рева Дрона птицы сорвались с деревьев, окружив нас густым облаком. Посмотрев вниз, увидел знакомый лес и холмы. Поместье совсем близко.

Спустя несколько минут я заметил очертания дворца на горизонте. За ним только черная гладь океана.

– Мы почти на месте, – произнес я скорее для себя, чем для Дрона, и погладил его по шее, немного успокаивая.

Уже подлетая, я сощурился, пытаясь присмотреться к крыше. Что-то было не так. Я плохо помнил расположение комнат дворца, ведь приезжал сюда только раз в юном возрасте, но дыры, напоминавшей колодец, прямо по центру замка точно не было.

Дрон сделал круг и наметил место для посадки на большой террасе второго этажа. Одна проблема – там уже кто-то был и усложнял процесс приземления. Присмотрелся – Алира. Разлегшись на широкой софе рядом со столиком, заваленным объедками, моя женушка с улыбкой и полным удовлетворением жизнью обсасывала последнюю косточку. И выглядела, стоить отметить, как богиня. Значит, пока я медленно, но верно сходил с ума, она здесь развлекалась? Замечательно!

Я с рыком спрыгнул с Дрона и свистнул ему, чтобы нашел другое место. Алира мое появление заметила сразу. Обернулась и улыбнулась до ушей сытой и обезоруживающей улыбкой. Но сейчас даже это не в состоянии спасти ее от моего гнева.

– Какого дракона, Алира? – заорал я, шагая к ней.

Она тоже встала, отбросила косточку к горе других и поправила на себе юбку красивого платья.

– Ну, наконец-то! – воскликнула она и с недовольством сложила руки на груди. Признаться, тон ее голоса и явная претензия в позе застали меня врасплох. – Не прошло и полдня, да, Вардар? Представь себе, я даже на секундочку допустила мысль, что ты за мной вообще не прилетишь. Абсурд, знаю! – Она махнула рукой и начала толкать бедром софу к краю перил. – Ладно, где там твоя тварь? Зови ее. Я страх как хочу домой.

На ее последних словах я так и застыл. Правда?

– Ты же…

И даже молвить нечего. Зато сорвать с нее эту шмотку очень захотелось. Прямо до зуда в ладонях. Я уже собирался сказать, чтобы оставила софу на месте, как мое внимание привлек тихий стон. Напрягшись, я достал меч, а Алира обреченно вздохнула и опустила плечи.

– Я же про Атли забыла, – виновато прошептала она и поманила меня пальцем. А сама пошла к дверям, ведущим в главную спальню замка. Я только и успел поймать ее за руку да задвинуть себе за спину.

– Что он с тобой сделал? – прошипел я и сжал покрепче меч, готовясь к атаке.

– Да так… Пошалил немного. Но он свою ошибку уже понял. Верно, лорд?

Последнее она произнесла громче, явно не для моих ушей.

– Дракон меня сожри, – вырвалось, когда я все же вошел в спальню.

В ближнем углу, всего в каких-то пяти шагах от нас сидел паук размером с Дрона. Огромный, черный мохнатый паук с такими клыками, что мой меч казался тонкой иголочкой по сравнению с ними. И где-то там у его лапы, пытаясь слиться со стеной, сидел лорд Атли. Бледнее смерти, с мольбой о пощаде в глазах. Он никогда не отличался мужеством, но этот его вид, пожалуй, станет моим любимым до самой смерти. Лучшего способа унизить его я и представить не мог.

– Хорошо, Миранда, можешь отпустить его, – деловито произнесла Алира и повисла на моей руке.

Я машинально обнял ее, все еще пытаясь задвинуть себе за спину. Лишь когда паучиха отползла в другой угол и попыталась взобраться на стену, до меня дошла страшная истина – моя жена увеличила паучиху, назвала ее Мирандой и приказала стеречь подонка. И как реагировать, когда хочется закатиться неистовым смехом и в то же время зарычать от безысходности? Святые боги, во что я влип? Меня только и хватило, чтобы указать рукой на Атли и послать вопросительный взгляд Алире.

Ковырнув пол ножкой, она принялась пояснять:

– Ну, я, видимо, разнервничалась, и от этого появилась новая руна. А руны, они же такие… Неоднозначные. Обычно один-два дара полезные, а остальные так себе. Вот и я получила такой себе. – Она печально вздохнула и закатила рукав. Действительно, во втором круге светилась новая руна. – Архас позволяет общаться с насекомыми, пауками и всякой мелочью. Я вот с птицами в саду пробовала – ничего. С котом под балконом – тоже ничего. Зато муравьи мне охотно рассказали, где в замке сахар хранится. А еще на матку свою нажаловались, она, видите ли… – Оборвавшись на полуслове, Алира покачала головой и с обреченным видом пошла на террасу. – О, туалетный столик прихвати, – бросила она мне через плечо. – И на кровати еще платья. Все возьми!

Глянул на кровать – гора шмотья. Перевел взгляд на Атли – все еще сидит, но смотрит уже со знакомым презрением. Вот тогда до меня дошла вторая страшная истина, каким образом у Алиры открылась вторая руна.

– Ну, все, – процедил я, чувствуя, как от чистой ярости огонь готовится взорваться, словно вулкан. – Попрощайся с Мирандой, Атли.

– О чем ты говоришь, Вардар? – спросил он настороженно и поднялся на ноги.

Меча при нем не было. Но мне впервые в жизни было плевать на правила и благородство. Он ведь не думал о них, когда послал наемников по мою голову. Самому бы силенок не хватило. А теперь у меня и доказательства есть, нужно лишь знахаря приволочь к королю. Вот только Атли до суда может не дожить. Воткнув меч в стену возле головы этого гадкого червя, я впечатал кулак в его надменную морду. Не передать словами, какое облегчение. Атли издал жалобный стон, схватился за нос и упал обратно на пол.

– Вставай! – прошипел я. – Вставай и дерись со мной.

– Вардар! – позвала Алира со смесью беспокойства и недовольства. И чем эта особа опять недовольна? Обернулся к жене, давая ей последний шанс скрыться с моих глаз, но разве она понимает намеки? Вместо того чтобы бежать как можно дальше, она начала подходить. А потом и вовсе встала передо мной, закрыв собой Атли. – Ты с ума сошел?

– Да! – огрызнулся я, ни секунды не раздумывая.

– Оно и видно. Ну разве можно бить негодяя с титулом? Да еще и любимца короля? Ты хочешь проблем? Давай просто оставим его на перевоспитание Миранде! – Наклонившись ближе, Алира поведала по секрету: – Он пауков боится, потому всех ее родичей сразу тапком. А у нее обида затаилась. Так что мы с ней сделку заключили: я ее увеличиваю, она его сжирает. – Атли взвыл. – Но позже, когда мы с тобой уже дома будем.

И, заговорщицки подмигнув, моя неугомонная попыталась прошмыгнуть мимо. Я поймал ее за руку и рассмотрел побагровевшие следы от пальцев на ее запястьях. Яростный рык непроизвольно вырвался из груди.

– То есть он тебя… руной наградил, а я должен вот так просто его отпустить?

Метнул взгляд на только что поднявшегося Атли и не удержался. Опять занес кулак, на этот раз ему под дых. Алира схватила меня за руку и снова выросла перед глазами.

– Он? Меня? Милый, руна появилась только благодаря матушке и ее праведному гневу. – Она с видом строгой учительницы повернулась к Атли, грозно выставив указательный палец. – Я же говорила, что Асиль вам злых умыслов с рук не спустит. И вот!

– Боги, ты же не можешь быть настолько глупой, – зло зашипел слизняк. – Богине нет никакого дела до ее так называемых дочерей. Вы всего лишь побочный продукт развязной жизни этой химеры. А ты и вовсе бракованная, раз у тебя только две руны.

Алира охнула, а потом дернулась в сторону труса. На этот раз я придержал ее. Нечего ей марать руки о всяких уродов.

– Ах ты… Безбожник! – выкрикнула она, все порываясь его задеть хоть ногой. – Чтоб тебя паук сожрал!

– За это его величество казнит вас двоих, – смело выкрикнул Атли. – И к твоему сведению, дитя богини, жрецы расторгли ваш брак. А Вардару скоро придет приказ от короля отпустить пленницу.

Алира издала очередной возмущенный возглас, а я подумал и перестал ее держать. Сам мечтал размазать гада по стене. Даже меч из стены вытащил, но так и не занес его, ведь жена снова преградила путь.

– Как придет, так и уйдет, – закричала она лорду в лицо. А потом все же взяла себя в руки, расправила плечи и с гордостью проговорила: – С уведомлением лично от меня, что я по собственной воле и в здравом уме выбрала себе мужа и отказываться от него не намереваюсь. Священный брак непоколебим. И даже жрецы его не вправе отменить.

Она развернулась и пошла прочь.

– Вправе, если их подопечная не получила все дары, – бросил ей вдогонку лорд и с опаской покосился на меня.

А меня, признаться, отпустило. На душе вдруг стало спокойно, а ситуация даже начала забавлять. Особенно вид моего врага. Никогда мне еще не доводилось видеть его истинного – слабого и никчемного. Не оборачиваясь, Алира ответила сухо, но уверенно:

– К тому моменту, как придет приказ короля, будут все.

С этими словами она вышла на террасу и попыталась засвистеть. Не вышло, и она выругалась. Я сжал губы, потому что смешок так и просился. Прежде чем уйти, послал Атли прощальный взгляд. Хотел запомнить его таким, чтобы позже радовать свое самолюбие. Мне не нужно было говорить, что с показаниями знахаря я растопчу его. Он и так знал.

– Если выживешь… – Я метнул взгляд на паучиху. Бедной так и не удалось влезть на стену, зато она удобно устроилась на кровати в гнезде из платьев. – Впрочем, не думаю.

Я позвал Дрона и пошел к Алире. Сложив руки на груди, она мрачно смотрела на океан, погрузившись в свои мысли. Похоже, слова Атли ее задели так сильно, что она и не вспомнила о вещах. Я бы все равно не стал брать ничего, что принадлежит врагу. Обняв ее со спины, невольно вдохнул сладкий аромат и поймал себя на мысли, что не могу надышаться.

– Забери меня отсюда, – прошептала она.

Дракону в пасть, именно этого я и хотел больше всего на свете.


Глава 10

Алира

Ну и придурок этот Атли. Это ж надо такое ляпнуть. Бракованная… Побочный эффект… А химера или нет – этого он точно знать не может. Только в самых древних фолиантах Асиль описывают как женщину с головой кошки, оленьими рогами и со змеей вместо хвоста. И эта змея всех ее возлюбленных еще вечно кусает. А то, что возлюбленных у матушки много, так это вообще не его драконье дело. В конце концов, она вечность живет, может себе позволить. В относительно свежих фолиантах и вовсе черным по белому написано, что нормальная она. Самая обыкновенная, если не считать, что божественно красивая.

Побочный эффект… Это он ошибка небес. Не я.

Вардар всего на миг убрал руку с моей спины, чтобы перехватить поводья, а меня сразу пробрала дрожь. Время давно перевалило за обед, да и от юга мы прилично отдалились. Там было тепло, красиво в том дворце. Я о подобном всю жизнь мечтала. И о столике с зеркалом. Эх…

Вард свистнул и крепче меня прижал к своей груди. Я даже носом в его шею уткнулась. А когда еще и глаза закрыла, почувствовала что-то такое неуловимое, неопределенное, но очень приятное. Вот оно! Дом. Мой дикарь пах уютом, очагом и мягкой постелью с помятыми простынями. Лишь ощутив толчок, поняла, что мы приземлились. А когда осмотрелась, увидела симпатичную цветочную поляну и узкую речушку с небольшим водопадом неподалеку.

– Это же синие алиры, – произнесла, как только Вардар помог мне спуститься. – Красивые цветы, но проклятые. Того, кто выпьет отвар из них, ждет тотальное невезение до конца его дней. Меня назвали в их честь.

Вардар смотрел на меня странно: с недовольством и упреком. Дрон тоже. Вообще охамела тварь.

– Ну что? – спросила я у них и развела руками.

– Он не касался тебя? – спросил Вардар грозно. Но прозвучало больше, как утверждение. То есть, в принципе, мне и отвечать не обязательно. Пожала плечами и сняла сапожки. Хотелось походить босиком. – Алира!

Вардар сделал шаг, но я вовремя его остановила.

– Осторожно! – крикнула и выставила вперед руку. – Там муравейник! Я слышу их вопли.

Сцепив челюсти и переступив небольшую горку, Вард сделал шаг, но мне опять пришлось его предостеречь:

– А там жуки! Они это… занимаются… дело у них, в общем, не мешай!

– Ты издеваешься? – Опять мой ответ вовсе не требовался. – Что же мне теперь шагу нельзя ступить, чтобы к тебе подойти?

– Спасибо матушке, этот дар работает только один день в неделю, – устало пояснила я и, сцепив руки в замок, опустила голову. Не дар, а насмешка богини.

– Ты не ответила, – на удивление мягко произнес Вардар и все же подошел так близко, что меня окутало теплом, будто кто-то накинул мне на плечи покрывало. А затем он еще и ладонь положил на мою щеку, заставляя на него посмотреть. – Он обидел тебя?

Краем глаза заметила, что Дрон крался к воде. Но Вард, казалось, ничего не замечал. Только на меня смотрел.

– Он хотел. Но не вышло.

Глаза мужа сощурились, крылья носа раздулись, а по скулам заходили желваки. Но прикосновения все еще оставались нежными. Так намного лучше, чем у Атли: улыбка до ушей и руки, оставляющие синяки.

– Что он сделал? – настойчиво спросил муж. Мне только было непонятно, чего он этим добивался. Разве не лучше забыть обо всем и довериться Миранде?

– Ничего такого, – прошептала я нехотя, а потом вспомнила, что гадкий лорд таки меня целовал. Против моей воли, конечно, но факт. Мне даже думать об этом было мерзко, не то что говорить родному мужу. Я отвернулась и уставилась на реку. Дрон уже был на том берегу, прыгал в траве вместо того, чтобы рыбачить. – А давай искупаемся? – предложила я в надежде, что хоть так смою с себя противные ощущения.

– Скоро стемнеет, – не согласился муж. – Дрон поймает рыбу, и летим домой. Но я хочу знать, Алира. Все.

Вард притиснулся к моей спине и наклонился к уху. Вот теперь я окончательно согрелась.

– Он касался тебя здесь? – хрипло прошептал муж, и его рука поползла по моему животу. Вместе с этим нахлынул жар и то особое чувство, которое возникало, лишь когда Вардар был так близко. Сглотнув ком в горле, я закрыла глаза и покачала головой. – А здесь?

Его рука оказалась выше, и большая ладонь легла на грудь. Теперь и дышать стало трудно, а голос сбился до хрипотцы.

– Нет.

– Хорошо, – шепнул Вардар и провел губами по моему виску. – Тогда где?

– Ты еще поищи, – предложила я и наклонила голову, давая доступ к шее, куда опускались его губы.

– Здесь? – спросил он и слегка прикусил бьющуюся жилку. Пожалуй, я могла бы воспламениться, если он продолжит в том же духе. Но, даже понимая это, мне ничуть не хотелось останавливать мужа. – Ответь мне, Алира.

И вновь требовательная просьба, даже приказ. Но поздно! Я уже не в состоянии мыслить здраво.

– Не знаю, Вардар, – со стоном произнесла. – Я вообще не припомню никого, кроме тебя.

Он так и застыл с руками на моем теле и губами на шее. А потом слегка повернул, чтобы я могла увидеть его лицо. Оно было на удивление расслабленным, даже веки наполовину прикрыты.

– Очень хороший ответ, Алира, – прошептал он с легкой улыбкой. И когда я опустила взгляд на его губы, он меня поцеловал. Совсем не так, как всегда. Иначе. Мягче, ласковей, слаще. Словно не целовал вовсе, а испивал, как самое вкусное вино. Я и сама ощутила себя жидкостью, готовой расплыться у его ног.

– Нельзя так со мной, – шепнула я вяло, когда он закончил. И чуть не упала, когда отпустил. Даже не сразу поняла, что произошло, и почему так холодно.

– И все же ему что-то от тебя было нужно, – задумчиво произнес Вард и с видом мыслителя начал наматывать вокруг меня круги. Даже щетину свою потирал по-мыслительски. – Не стал бы он всем рисковать.

– Не знаю, – буркнула я и обняла саму себя, раз больше некому.

– А жрецы? – продолжил Вардар. Совсем бессовестный.

«Хочешь, мы ему под штанину залезем и укусим за одно место? – послышался тихий писк где-то снизу. А-а, жуки! Свое дело уже закончили и за нами наблюдать удумали. – Больше не станет, но чесаться точно будет».

Я себе это представила, подавила смешок и махнула на них, чтоб отстали.

– Алира! – позвал Вардар. – Жрецы могли знать, какие дары тебе предначертаны?

– Нет, – сходу ответила я, а потом призадумалась и добавила: – Если только первый. Они ведь видели, что рядом со мной все животные растут. Они же мне и сказали, что это действие Азет.

– Угу, – выдал Вардар и обошел меня еще разок. – Атли определенно хотел что-то большее. Что же в тебе такого?

В самом деле!

– Бракованная я, – огрызнулась и вовсе отвернулась от мужа.

Пошла к проклятым цветам. Соберу букет и подарю ему. Не собрала. Не дошла. Меня поймали и прижали обратно к теплому телу.

– Ты не можешь быть бракованной, – твердо заявил Вардар. Даже грозно, чтобы я устрашилась. И правда проняло. – Если моему слову веришь, то отбрось эту глупую мысль. В конце концов, я проверял! Без единого изъяна, Алира.

Никто никогда не говорил мне слов приятней. Я не могла сдержать улыбку, она сама расползлась на половину лица.

– Но у меня же характер есть, – скромно призналась, потупив от стыда взгляд.

Вард хмыкнул и больше ничего не сказал. Только свистнул Дрону и кивнул на мои сапоги. Я все поняла без слов, обулась, влезла на дракона и уселась на мужа. Рыбу тварь таки поймала. Даже две. Одну в зубах держала, вторую в лапах.

– А если живность подохнет? – ужаснулась я. – Дохлятину Азет не выращивает. Для этого другая руна есть.

– Не подохнет, – заверил Вард и подал сигнал взлета.

Прошло около получаса, когда на горизонте показались знакомые горы. А с другой стороны был виден город со злосчастным знахарем. Свысока селение казалось совсем маленьким, будто можно было уместить его на ладони.

– Я же совсем забыла спросить, что с тем стариком. Ты… Убил его, да? Поджарил или заморозил?

Вардар сначала фыркнул, а после нахмурился и покачал головой.

– Он мне еще живым нужен.

– А как ты все же нашел меня? Знахарь сказал?

– Он самый.

Тогда получалось, что Вардар этого старика как свидетеля удерживать будет. На случай если Атли все же выживет и пойдет королю жаловаться. Мерзкий он тип. Король тоже хорош. Как можно такого гаденыша держать в любимчиках? На слово ему верить? А Вардара – самого ответственного в мире мага – обвинить в похищении?! Это уже слишком!

– Как скоро может прийти приказ короля? – спросила я.

– Он обычно со мной по шару связывается, – нехотя ответил муж, – но если я его случайно разобью, то придется слать посыльного. От столицы сюда пять дней езды.

– Мало, – печально выдохнула. У меня вторая руна только на третий день открылась. И то! Какие испытания пришлось вынести – я таких больше не хочу. – Что же мы скажем посыльному, когда он прискачет?

– То же, что ты сказала Атли, – заявил Вард. – Что все руны на месте.

От мысли, что он не хочет меня отпускать, захотелось обнять его крепче. Так я и сделала. И губы Вардара опять оказались на моей шее.

– А если не будут? Ты же меня не отдашь им, правда? Я не хочу обратно.

– Будут.

– За пять дней? – усомнилась я.

– За пять? Маловероятно, – беззаботно ответил Вард. – Но посуди сама. Посыльный сильно устанет с дороги, а мы ведь гостеприимные, предложим ему отдохнуть. Возможно, он задержится у нас на денек-другой. Дальше я напишу ответ и отошлю поверенного обратно скакать в столицу. Еще пять дней. К тому же, если король моему ответу не поверит, ему ничего не останется, как прибыть в форт лично. И тогда прибавь еще пять. А то и все семь, ведь его величество, путешествуя, непременно пожелает навестить по пути друзей и неисчисляемую родню, раскиданную по всей Альторе.

И все сказано с таким спокойствием и невозмутимостью, что я… Я… Кажется, я точно влюбилась!

Жрецы всегда говорили, что любовь это страшное психическое отклонение. Влюбленный маг сравни околдованному, проклятому. У него появляется жуткая неизлечимая зависимость от партнера. А зависимость – это слабость и вообще неуместное чувство. Но вот что странно: мне, как дочери богини, любовная зависимость была простительна. А как преданной жене и вовсе полагалась. Верховный так и говорил, что мой супруг не должен проявлять слабость и любить меня. У него даже могу быть другие связи – ничего предосудительного в этом нет. Другое дело я, верная спутница жизни. Поклоняться мужу, ублажать его, заботиться – моя святая обязанность. Только его и до конца своих дней. А если он раньше помрет, то мне обратно к жрецам возвращаться, чтоб они мне нового мужа нашли.

Казалось бы, четкая и давно выработанная система. Ни одна из моих сестер никогда не нарушала правил, и все были довольны. Или делали вид, что были. Но почему же тогда меня прямо грызет изнутри злость от мысли, что у Вардара будут другие связи? Что плохого в том, чтобы у него была такая же зависимость, как у меня? Почему он не может меня любить? В чем слабость-то?

Глянула на мужа – строгий, сильный, страшненький. Мой! Никому не отдам. Даже стиснула его так, что он хрипло икнул. И как бы ему намекнуть, что меня запросто можно любить? И желательно только меня одну.

– Тебе будет хоть сколечко плохо, если меня все же заберут? – решила начать с проверочного вопроса.

Оставалось каких-то несколько минут до приземления. Дрон уже подлетел к форту и описал первый круг. У Вардара брови сошлись на переносице.

– Что за вопрос?

– Обыкновенный. Быстро отвечай – да или нет?

Муж выдохнул и потянул поводья, чтобы дракон начал снижаться.

– Будет, – буркнул он, будто я его чем-то обидела.

– Сильно или немножко?

Прям очень интересно стало.

– Алира, к чему ты клонишь? – недовольно спросил Вардар.

Он, видать, читал фолиант «Сто один вариант безопасных ответов на вопросы жены». Вариант первый я очень хорошо запомнила – отвечать вопросом на вопрос. В общем-то, дальше мне этот фолиант читать не дали. Сказали, что он у них случайно завалялся, а мне другой вручили: «Сто один вид массажа стоп уставшему мужу».

– Я клоню к тому, что заботиться обо мне и быть ко мне привязанным не так и плохо. Ведь я собираюсь отвечать тебе тем же. – Я проникновенно посмотрела Варду в глаза и, вложив как можно больше смысла в слова и взгляд, добавила: – До конца своих дней.

А он? С подозрением прищурился и опять вариант первый:

– Ты что, угрожаешь мне? – Даже обидно стало. Махнула на него рукой, насупилась и принялась ждать, когда меня, наконец, доставят домой. – Алира?

А я тоже могу вопросом на вопрос.

– Что?

Вардар дождался, пока дракон коснется земли, и все же ответил нормально:

– Конечно, я забочусь о тебе. Ты ведь моя жена.

– Правда? – спросила я и с надеждой посмотрела в серо-голубые глаза. Кажется, он совсем не врал.

– Что ты моя жена?

Вот опять! Заметив намек на улыбку на лице мужа, я возмущенно охнула и шлепнула его по плечу. Дикарь!

Даже без его помощи сползла с дракона и выхватила рыбину у того из пасти. Подумала, и еще и черную тварь шлепнула, чтоб не смотрел на меня драконом. Совсем охамели все.

– Хозяин вернулся! – крикнул кто-то с башни, и ветхие ворота форта со скрипом начали открываться. Я вошла во внутренний дворик первой и сразу попала под обстрел десятков голодных глаз.

– Дитя богини! – разнесся восторженный гул. Мне даже чуточку полегчало. Но стоило войти Вардару, и радостные шепотки превратились в удивленные, а после и недовольные.

– А где еда? – выкрикнул кто-то из толпы.

Ну нормально?

– И так каждый раз? – спросила я у мужа.

Он устало вздохнул и вышел вперед, закрывая меня собой.

– Сегодня выдался нелегкий день. Но Дрон поймал несколько рыбин.

– Всего несколько? – выкрикнул кто-то еще.

Вот тогда моему терпению пришел конец. Точно охамели. И точно все. Вардар только посмотрел в сторону ляпнувшего глупость, а народ тут же притих и расступился. Подкравшись к мужу сзади, поскребла его по спине и попросила:

– А можно мне со вступительным словом к ним обратиться?

Вардар весь напрягся, даже дыхание затаил, пока думал, но добро все же дал.

– Попробуй, только не…

– Грешники! Дебоширы, прокаженные, ведьмы и просто лентяи!.. – начала я и тут же была перебита обреченным стоном Вардара.

Может ему и не понравилось, а вот публику точно заинтриговало. А мне же того и надо. Набрав полную грудь воздуха, я шагнула вперед, но Вардар тут же со мной поравнялся, отчего народ снова отступил. Умом они понимали, что с таким сильным магом им не тягаться даже скопом, а от голода все равно тупели. Но я-то уж знала, что нужно толпе. Вера!

– Мое имя – Алира, я – дочь богини Асиль, – продолжила я и обвела всех взглядом. – Одаренная божественной силой, неповторимая и уникальная, ваша хозяйка! – Выдержала паузу и убедилась, что все заинтригованы еще больше. – Возможно, вы думаете, что жизнь несправедлива. Что судьба была к вам слишком жестока? – Кивают. – Да? А знаете ли вы, что богиня-матушка мудра? Ей там, с высоты, виднее. Асиль не отвернулась от вас, не бросила в лихой час. Она привела вас сюда, в это место, не просто так. Ведь каждому уготована своя роль. Особая ми…

– Белый! – перебил меня вскрик откуда-то сверху. А после в прорезе стены второго этажа показалась Икора и радостно улыбнулась. – О, вы живыми вернулись!

Белая тварь выскочила из двери и полетела почему-то ко мне. Почему? Почему, матушка, этому псу обязательно каждый раз облизывать меня с ног до головы?

– Место! – прикрикнул Вард, и волкодав послушно сел между нами.

Вот только хвост его работал как завороженная метелка, поднимая облако пыли. Брезгливо поморщившись, я поманила Икору.

– Я как раз говорила, что у всех вас особая миссия, – выдержала паузу и дождалась, когда ведьма присоединиться к остальным. Она, к слову, измученной не выглядела. А на фоне оборванцев и вовсе выделялась красотой и интеллектом. Ведьма же! – Вы были посланы вашему лорду в помощь так же, как и я. И вместе мы спасем всю Альтору от нашествия драконов!

Я расправила плечи и гордо задрала нос, как всегда делал верховный жрец в конце своей речи. После этого обычно народ падал в ноги, молился Асиль и благодарил ее за то, что послала им таких мудрых и праведных жрецов. И что тогда я сделала не так? Почему никого у моих ног нет? Псина не в счет. Вардар опять тяжело вздохнул и тихо предложил:

– Если это все, отдай им рыбу, и пойдем.

Ну как все, если я только начала?

– А сейчас мы все помолимся богине, – заявила я и краем глаза заметила, что Вард качает головой. Народ, что удивительно, тоже предложение не впечатлило. Особенно Икору. Та вовсе сморщилась и насупилась. Ничего! Привыкнут. – Ну же! Чем сильнее будет ваша вера, тем больше добра и благословления пошлет нам богиня. Я начну! – Закрыв глаза и подняв лицо к небу, я стиснула в руках рыбину, которая вяленько, но еще брыкалась, и обратилась к матушке. – Святая Асиль! Спасибо тебе за этот полный испытаний и приключений день!..

– Угу, – послышалось рядом.

– …Благодаря тебе мы с мужем узнали много нового. И если на то твоя воля, чтобы я жила не в прекрасном замке с красивым видом на море, а в грязном форте с отбросами общества, то я смирилась. Честное слово! Знаю, что это лишь урок, который научит меня чему-то важному. Как и всех остальных. Так будь же милостива к нам, священная богиня, и пошли благословение на этот форт. Особенно на кухню. Слава Асиль!

Никто меня не поддержал. Тяжелая публика, однако. Устало вздохнув, зло зыркнула на голодный народ, и только тогда все хором заголосили: «Слава Асиль!» Лишь Икора промолчала. А на мой молчаливый вопрос угрюмо ответила:

– Я же ведьма. Не положено.

Ничего! И она привыкнет. Бросив рыбу на землю, я сотворила чудо: увеличила живность до размера Белого. Тут уж самые неверующие охнули. А я подумала и увеличила рыбу до размера акулы.

– Видите! – воскликнула я, перебивая восторженные охи. – Вот что ваша вера сотворила.

– Чего ты пытаешься добиться? – спросил Вардар хмуро, пока никто не слышал.

Ответила я не словом, а делом. Махнув рукой, вернула рыбу в прежнее состояние. И восторг на лицах магов обратился уже знакомым разочарованием и непониманием.

– Вера! – воскликнула я, вновь привлекая на себя внимание. – Только вера в богиню, в ее дочь и в мужа дочери вернет вас на путь истинный. А кто посмеет усомниться или предать своих хозяев, того ждет кара небесная. Теперь давайте же послушаем молитву нашего верховного.

Я послала мужу подбадривающую улыбку и уставилась просящим взглядом.

– Зачем это? – буркнул он.

– Молись и все! – настояла я.

Безмолвно выказав мне недовольство, он все же покорился.

– Святая Асиль, – проговорил он так, будто его палками до этого день били. А то и два. – Благодарю тебя за то, что послала на мою голову свою дочь. Не представляю, чему меня научит это испытание, но я как минимум в конце своего пути надеюсь войти в историю, как маг с самой крепкой нервной системой. Слава Асиль!

– Слава Асиль! – на этот раз охотно и очень даже синхронно повторил народ. Да еще и на всякий случай три раза.

Я же не могла оторвать влюбленного взгляда от мужа. Ну какой же он у меня все-таки замечательный!

– Да будет пир! – воскликнула предовольная жизнью я и махнула рукой на рыбину. А что она? Лежит там же, и никакой реакции на мою божественную силу. От страшной догадки я охнула и прикрыла рот рукой. Подохла! На глазах у всех взяла и подставила меня. Хотя конечно, если рассуждать логически, то вины рыбки в этом безобразии нет. Глянула на Вардара, неодобрительно покачала головой. – И все-таки не надо было гневить матушку. Доигрался?

Вопрос был риторическим, потому дожидаться ответа я не стала. К тому же по взгляду мужа нетрудно было догадаться, что извинений я от него не дождусь. Хорошо, что у нас еще одна рыба есть. И если на то будет воля Асиль, Дрон ее не сожрет раньше времени. А если все же сожрет…

– Кстати, а вы давно постились? – спросила я у народа. Они переводили голодный взгляд с дохлой рыбы на меня, и пока что ничего не понимали, но некоторые уже начинали догадываться. Решив не испытывать их терпение, я пошла за ворота. А там черная тварь свернулась калачиком, зажала лапами рыбку и приготовилась ее грызть. Я чудом успела создать мыслеобраз и взмахнуть рукой. Спустя секунду Дрон раздраженно зарычал и аккуратно вытащил зубы из монстра размером в два раза больше его самого. И вот когда действительно к месту отойти в мир иной, рыба вдруг начала борьбу за жизнь. Сначала вздрогнул ее хвост, потом голова. А спустя мгновение уже все рыбина подпрыгивала, будто на раскаленной сковороде. А учитывая ее новые размеры, возникла серьезная угроза схождения лавины и обвала всего западного крыла форта.

Я оказалась в затруднительном положении. Без рыбы съедят Белого. Или Дрона. Может быть, даже Вардара. И что еще хуже – народ потеряет веру в божественную силу. Потому уменьшить монстра я никак не могла. Оставалось только одно.

– Милый! – позвала я. Он уже и сам вышел за ворота, а за ним и наши подданные. – Будь добр, продемонстрируй грешникам, что будет с каждым, кто нарушит наши планы.

И я скосила взгляд на рыбину, которая уже подобралась к краю склона. Что ему стоило помочь, когда всю основную работу я уже выполнила? Кто бы отказался от месячного запаса рыбы? Но моему упрямцу мужу, казалось, было невозможно угодить.

– Достаточно, Алира, – произнес он строго и развернулся к толпе. – Идем.

Они все расступились, образовав широкий коридор для хозяина. Я даже охнула и руками развела, возмущенная его безразличием. Нет, маги, конечно, и сами могли бы разобраться с едой. Но с помощью они ценили бы и уважали нас больше. Придется поговорить с мужем об этом наедине.

– Что же! – объявила я голодному народу. – Не забудьте, что за еду вам стоит благодарить богиню.

– Слава Асиль! – выкрикнул кто-то из толпы.

И в этот самый момент в небе разразился гром, и за мгновение до того, как рыба бы скатилась со скалы, ее поджарила молния. Если это не чудо, то я не дочь богини! Подняв голову, улыбнулась небу и мысленно поблагодарила.

– Алира! – напомнил о себе Вардар.

Он уже был во внутреннем дворике, держал для меня двери, ведущие на второй этаж нашего крыла. И когда я проскользнула мимо, он та-а-а-ак посмотрел, что сомнений не было: предстоит серьезный разговор. Я первая вошла в нашу спальню и поежилась от холода. Ни меховых шкур на каменном полу, ни нормальной мебели или милых вещиц, что хотя бы грели душу и радовали глаз. Каменные стены по сравнению с роскошным замком Атли казались мне гробом.

– Ответь, чего ты добиваешься, Алира? – прозвучал грозный голос Вардара, после чего за ним грохнула дверь.

Он сделал два шага и преодолел расстояние между нами. Ему и касаться меня не нужно было, я и так ясно ощутила его рядом. От него веяло теплом, в которое так и хотелось укутаться.

– Ну как же? – Неужели он сам не понимал? – Твои маги должны не только бояться, но любить и почитать своего…

– Они не мои маги! – почти заорал Вардар. Раздражение так и сочилось из него. Резко отпрянув от меня, начал наматывать шаги по комнате. Он так делал и раньше, когда нервничал. – Ты разве не видишь? Сама же назвала их грешниками и прокаженными.

– Тогда почему они здесь? – задала я вполне резонный вопрос. – Если они так тебе неприятны, зачем ты их впустил в свой дом?

– Потому что это не мой дом! – на этот раз Вардар точно заорал. Но после выдохнул и тише добавил: – Этот форт – не мой дом. Мой дом в центральных землях. Большая усадьба с садом, озером и лесом. В часе езды город, цивилизация. А это, – он развел руки, гневно глядя на стены, – моя тюрьма. Мне плевать на всех этих магов. На их жизни и судьбы. С каждым у меня предельно четкий договор: я даю пристанище, кров над головой, они работают на шахтах и безукоризненно выполняют мои приказы. Дрон делится своей добычей, когда у него есть желание. На этом все, Алира! – Он подошел ко мне и опять выставил палец на уровне моего носа. – Я запрещаю тебе баловать их, преподносить еду на блюдечке с золотой каемочкой и кормить всей этой религиозной чушью.

Вот тут я охнула. Кажется, мой дикарь вконец разошелся.

– Да как ты смеешь! – впервые я подняла голос на родного мужа. – Маги во все времена задолго до твоего рождения поклонялись богам, и будут поклоняться еще века после нашей с тобой смерти. Ты – капля в океане божественной силы, и не имеешь права говорить, что вера – религиозная чушь. Я! Я живой пример существования богов. Стою перед тобой. Возьми и потрогай, если все еще не веришь.

Я схватила его руку и положила на себя без задней мысли. Какие могут быть мысли, когда во мне кипит ярость? Пусть он не верит в этих грешников, в то, что их еще можно наставить на путь истинный; даже в себя самого. Но в Асиль! Как можно не верить в матушку и ее могущество?

– В Святом фолианте написано, что богиня милостива, справедлива и сострадательна ко всем праведникам. Она страшна в своем гневе, но и умеет прощать. А ты…

Я так увлеклась, что не сразу заметила, что Вардар уже стоял вплотную, одну руку положил на мою талию, а вторую на грудь. И если быть честной, то ее туда положила я. То есть злиться бесполезно. Фактически невозможно, когда он так близко и смотрит своим обжигающим взглядом.

– Я? – предложил продолжить. И ведь понял уже, что я все мысли растеряла. Осталась только одна…

– Ты неправ!

Он улыбнулся так, как еще никогда не видел. По-настоящему, и даже в глазах заплясало веселье. Но я даже не смогла насладиться этим видом, ведь Вардар меня поцеловал, заставляя с головой окунуться в сладкие ощущения, отсекающие весь реальный мир.

– А теперь? – спросил он, и каким-то чудом мое платье оказалось у наших ног.

– Теперь тем более! – возмутилась я. – Потому что теперь ты мне напомнил о том злосчастном зелье, которое так охотно выпил у знахаря. И я зла вдвойне.

Вардар, крепко меня сжимая, не дал и шагу сделать от себя. Он поглаживал пальцами мои скулы и смотрел в самую душу. Но когда понял, что я решительно стою на своем, тихо произнес:

– Всего два года, Алира. А может, и раньше. Если выполню задание короля раньше, то потребую возвращения домой. Ты верно сказала, что являешься доказательством божественной силы. И такой цветок, как ты, заслуживает лучшей жизни. В лучшем месте. Я дам тебе это. Прошу лишь немного времени.

Звучало хорошо. Особенно, когда Вардар не рычал, а смотрел с лаской и желанием. Одного я только никак не могла понять.

– Зачем ждать? Ведь все это, все, что только захочешь, можно создать прямо здесь. Сейчас. Со мной.

– В горах? – недовольно буркнул Вардар. Ненадолго его хватило! – На границе с драконами? Где в любой момент может произойти взрыв?

– В любой момент в любом месте и молния может ударить, – парировала я и махнула рукой на стену. И опять без задней мысли. А стена взяла и взорвалась. Точнее, раздался страшный грохот, и каменные глыбы посыпались в стороны. Хорошо, что у Вардара реакция отменная, и он тут же оттянул меня к двери и закрыл собой. – Вот это матушка разошлась, – прошептала я, когда клубы пыли осели. А в стене оказалась дыра точно размером с шикарные двери на террасу в замке Атли. И я радостно воскликнула: – Это точно знак!

Вардар зло зарычал, отпустил меня и вышел в коридор.

– Слава Асиль! – шепнула я и побежала за мужем. – Вардар! Ну, послушай! Все замечательно сложилось. Тебя сюда направил король, чтобы вся Альтора была в безопасности. Ты выполняешь серьезную миссию, и даже Асиль тебя поддерживает, хоть ты и гневишь ее постоянно. Но она ведь послала тебе меня! Считай, свое лучшее орудие против драконов. Вот взять хотя бы мою первую руну. Я же их до размера муравьев смогу уменьшить в любой момент!

Вард так и застыл по центру коридора, и я в который раз едва не врезалась в него. Обойдя его, поймала строгий взгляд и робко проговорила:

– А что если мне предначертано остаток жизни провести здесь, в этих горах, охраняя их от врагов? Разве ты оставишь меня одну? Разве не захочешь сделать это место лучше? И магов, которые здесь живут? Ведь если очень хорошо подумать, – я облизнула губы и положила руки мужу на грудь. Он тяжело дышал, и его взгляд начал блуждать по моему телу. – Вместе мы сможем все. Огонь и лед самые сильные и сложные стихии. Мои дары… Нужно лишь несколько десятков верных подданных, и мы горы свернем!

– Этого нам как раз не нужно, – предостерег Вард. А после на секундочку закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Когда посмотрел снова, я улыбнулась ему, а он издал этот свой урчащий звук и, подняв меня на руки, понес в соседнюю спальню.

– Ты можешь попросить свою мать больше не рушить мой форт?

– Могу! Если дашь мне в подчинение двадцать магов и полную свободу действий, – выдвинула свое условие и помогла мужу избавиться от рубахи. А когда он подумал возразить – по глазам увидела, закрыла ему рот поцелуем. Очень даже действенный метод. А о нем, между прочим, ни слова в умных фолиантах.

– Пять магов, – сдавленно дыша, произнес Вард, и уложил меня на постель. – Самых слабых и немощных.

Притворно вздохнула.

– Ладно. На десятерых сойдемся.

– Али…

– И Икору тоже возьму!

Вардар прищурился, но я уже знала, что словесную битву он проиграл. Ведь у меня в руках был главный козырь!


Глава 11

Вот что божественная сила творит! Осмотрелась по сторонам, порадовалась чистоте и уюту внутреннего дворика и втянула свежий воздух. Правда, тут же поморщилась и закашлялась. Нет, с этим еще нужно поработать.

– Икора! – крикнула ведьме и поманила к себе.

Недовольно скривившись, она отлипла от казанка и поплелась ко мне.

– Чего изволите, миледи? – издевательски спросила она, отвесив мне насмешливый поклон.

Я послала ей строгий взгляд и сложила руки на груди.

– От твоего варева опять разнесся дурной запах на весь форт, – упрекнула я. – А мы же договорились, что зелья будут производиться в северной башне. Она самая отдаленная, и ветер уносит запах в сторону драконов. Так им и надо!

– Да, но Тон по твоему же приказу снес туда весь мусор, – заявила эта упрямая особа. – И мне там больше нет места.

– Мусор? – ужаснулась я. – В башню нашего прекрасного форта? Тон!

Нет, все же рано я радовалась. Ох, как рано. Сутулый мальчуган пятнадцати лет от роду подбежал ко мне и пал в ноги. Родители отказались от него, когда его одолела страшная хворь: его всего скрючило, кожу покрыл густой волосяной покров, и, видать, мозгу тоже досталось. Местные прозвали его Волчонком. В целом парень был безобидным, но и пользы от него было совсем мало. Обычно он отвечал за мусор и навоз. Вот почему до моего приезда форт был загажен абсолютно весь. Устало вздохнула, жестом указала парню подняться и ласково улыбнулась.

– Осмотрись вокруг, Тон. – Он выполнил просьбу и покрутил голову по сторонам, оценив новый лик внутреннего дворика. – Разве это не замечательно?

Каменные стены очищены от глины и плесени, с земли убрана солома и мелкий сор, колодезь в центре двора починен, не скрипит и нормально функционирует. А жители раз и навсегда отучены кидать туда всякую гадость после того, как Асиль наслала на наш форт пятиминутный дождь из червяков. Я им так и сказала, что это дурной знак. Богиня опять гневается, и если они не хотят повторения, то должны придерживаться порядка.

И вот! Прошло каких-то три дня, а форт не узнать за одним единственным исключением: еды как не было, так и не появилось. Загоны пустые. Хранилище и морозильня в подвале – уже тоже. Морозильня, кстати, мое уникальное изобретение. Все равно в подвале, что под кухней, было темно и страшно. А вот когда я туда загнала Вардара и заставила покрыть стены коркой льда, сразу уютней стало. Там мы остаток рыбы держали аж до вчера. А вчера мне вдруг очень есть захотелось…

И, как назло, утром Вардар улетел на драконе в город по какому-то важному делу. Меня брать отказался наотрез. Но я и так знала, что он собирался к знахарю. Проверить, не убили ли его еще. А может, даже и сюда привезти. Как бы там ни было, я оставалась за главную и точно помнила, что не давала указаний тащить весь мусор в ведьмину башню.

– Это наш дом, Тон, – произнесла я с гордостью, – наша крепость. Только от наших действий зависит, каким он будет. Понимаешь? Весь сор и грязь должны быть за пределами строения. Найди пустую пещеру в горах. Туда и выноси все ненужное.

Паренек участливо кивнул, несколько раз упомянул матушку и откланялся. А я осмотрела пустые загоны, печально вздохнула и метнула взгляд на ведьму. Она что-то нашептывала, всунув нос почти в самое варево. Так любопытно сразу стало.

– А что это будет? – спросила я заговорщицки.

Икора прервалась, послала мне строгий взгляд и буркнула:

– Если повезет, то средство против моли. Гадость, всю одежду искусала.

– А если нет? – усомнилась я, поморщив нос от премерзкого запашка. Хотя, если подумать, от него не то что моль, а целый дракон пропадет.

– То мне все же понадобится новая одежда, – с обреченным вздохом ответила Икора и понуро опустила плечи.

– Я, к слову, думала об этом, – начала осторожно. И ведьма заметно оживилась. – Денег нам брать неоткуда. Ну не просить же вечно у Вардара. Я даже и не знаю, сколько у него денег…

– Говорят, что много, – задумчиво сказала Икора и пожала плечами. – Когда-то было. Но раз король его в ссылку отправил, то все должен был забрать. Так что да, деньги нам нужны. – Она наклонилась ко мне и зашептала: – Ты тоже подумала об ограблении?

Я в ужасе округлила глаза и подняла глаза в небо.

– Ты что! Это ж грех! Нам матушка не то что червяков, а змей ядовитых тогда нашлет. Даже думать забудь. – И Икора опять загрустила. – Зачем нам красть? Воры разрушают. А честные верующие с благословенной помощью создают! – воскликнула я. – Сама посуди! Вблизи два селения, а жители там месяцами ждут приезжих торговцев, в надежде купить или выменять полезную вещицу. От мелочи до редкого изделия. Стоит нам только научить магов любому производству, и мы сможем продавать свои товары местным. А то и возить их на дальние расстояния.

Ведьма нахмурилась и поджала губы.

– И что же нам производить? И, самое главное, из чего?

Я осмотрелась по сторонам, и мой взгляд остановился на старой трухлой лавке. Опасная лавка – только сядь, и тут же развалится. Но для красоты я просила ее оставить. А без нее во внутреннем дворике совсем пусто.

– Вот что! У нас мебели нет совсем. Никакой. Лавки и стол на кухне не в счет. Они вообще из подручных материалов сделаны. Я точно видела, что вместо ножек кости драконов.

Икора кивнула.

– Вардар сделал давно, как только первый дракон удумал на наш форт напасть. – Я послала ведьме красноречивый взгляд. – Ну, допустим! – согласилась она. – Инструменты сделаем или даже купим на последние гроши, магов обучим, хоть и придется нелегко, да и отходов много будет в первое время. Но самое главное – материал! Лес за полем, его и не видно. Как мы бревна таскать будем? Вардар точно Дрона не даст впрягать.

На что практичная я улыбнулась и таинственно поведала:

– Асиль поможет. Главное – верить!

А план уже созрел сам собой.

– Итак, у нас есть четыре дня на подготовку, – прикинула я и кивнула на толстенный черный фолиант подле ведьмы. – Пергамент есть? Записывай! Топоры, пилки, ножи, полировальные щетки. А еще гвозди самые разные, нити… Ты записываешь?

– Угу, – отмахнулась Икора, а я продолжила загибать пальцы.

– О! А тебе личное задание: изготовить средство для покрытия уже готовой мебели. Чтоб блестело, защищало от влаги, вредителей и желательно разных цветов.

– Я тебе что, стол заказов? – возмутилась она. – У меня такого зелья в фолианте нет.

– Ты же ведьма, – поведала я по секрету. – Изобрети! Асиль тебе в помощь. Каждый раз вместо своих прокленов лучше бы молитву шептала.

У тебя есть четыре дня, чтобы достать все необходимое. А я соберу народ.

Икора издала возмущенный вздох мне вслед, но я знала, что, помимо Вардара, в этом месте только на нее и можно положиться. Остальные доверия не внушали. А некоторые, откровенно говоря, вызывали слезы. Вот как магиня с темным прошлым и одним глазом, которой Вард поручил стирку. Тильда потеряла семью в страшном пожаре, после чего замкнулась в себе и отказалась жить в городе. Она долго скиталась в горах, пока не наткнулась на форт. Попросилась переночевать на ночь, да так и осталась. А все почему? Нет ничего более постоянного, чем то, что считается временным! И жить надо сегодня и сейчас. Ведь с этими драконами и завтра может не наступить.

– Чтоб тебя дракон сожрал, глупая ты неумеха! – послышался сиплый старческий голос из двери прачки, которая располагалась сразу за кухней.

Я вошла в здание форта и пошла на голоса.

– Простите, господин Квок, – пробормотала несчастная Тильда, а после послышался звонкий шлепок, и я прибавила шагу.

Открыв дверь, быстро оценила ситуацию. Старый слуга Вардара с перекошенным от злости лицом стоял над магиней, а она держала руку на щеке и вжимала голову в плечи.

– Миледи, – тут же притворно мило поздоровался Квок. Этот старик мне с первого дня не понравился. Возможно, все дело в том, что мне в принципе старики не нравятся. Есть в них что-то зловещее. А может быть, божественная сила подсказывала, что Квок нам с Вардаром не друг. Беда только, что муж об этом ничего слушать не хотел. Позавчера строго сказал, чтобы я оставила старика в покое, ведь он верой и правдой служил ему больше десяти лет. Я, конечно, повиновалась и смирилась – не хотелось родного мужа расстраивать, но сейчас о смирении не могло быть и речи.

– Ты посмел поднять руку на священное дитя богини? – с ужасом произнесла я.

– Н-нет, что вы, – заикаясь, ответил Квок, – она совсем не священна. Проклята она.

– Все женщины – создания Асиль, – отрезала я, – и созданы они по ее подобию. По крайней мере, в современных фолиантах именно так и сказано. Считай, что ты саму богиню ударил.

Стоит отдать должное, его вера в Асиль была сильна, так что после этих слов Квок схватился за сердце и отошел от бедной магини.

– Н-но она черное с белым стирала, – попытался оправдаться он.

– У вас давно нет белых вещей! – заорала я. – Все и так серое! Одно последнее белое платье у Икоры завалялось, так его прямо на мне разорвали. И кстати, – я подошла к старику ближе и с прищуром заявила: – Того, кто это сделал, сожрал огромный паук!

Скосив взгляд на Тильду, Квок упал на колени и принялся молить богиню о прощении.

А я глянула на магиню и поймала ее полный благодарности и восхищения взгляд.

– Спасибо, священное дитя, – робко прошептала она. – Все дело в том, что лохань у нас одна. И чистящего отвара осталось только на одну стирку. А вы же приказали все простыни в форте перестирать. Трижды!

Да… Не подумала я. И чего, спрашивается, Икора прохлаждается, когда нам отвар чистящий нужен?

– Вот что, – распорядилась я. – Стирай пока все вместе, а я тебе красителя достану.

Метнула строгий взгляд на старика – молится и ничего вокруг не замечает. Махнула на него рукой и пошла к воротам. Вардар хоть строго настрого и запретил за пределы форта выходить, но всего в каких-то десяти шагах от нас рослы очень нужные мне сонные ягоды, которые давали синий ничем не смываемый сок. Они в горах растут как сорняк. Вот и поручу Квоку их толочь и сок выжимать. Прихватив с собой корзинку, я попросила стража пропустить и неодобрительно покачала головой, когда он без лишних слов открыл ворота. Хоть бы воспротивился немного для приличия.

– Стражу сменить, – бубнила я себе под нос, размахивая дырявой корзинкой. – Ведьму подкупить, чистящего зелья выманить. А Квока… Его по-быстренькому замучить до прилета мужа, а то потом нельзя будет. О! А вот и ягодки.

Ягоды сочными не были. Я даже не запачкалась, когда срывала их. Но так увлеклась и погрузилась в свои мысли, что не сразу услышала шорох крыльев. А он точно был. Обернулась, осмотрелась – никого. Вверху форт, внизу обрыв. Вернулась к кустам, а там Вардар.

Я даже вздрогнула и вскрикнула.

– Ты зачем так подкрадываешься?

– Ты зачем здесь? – парировал он, смотря на меня с явным неодобрением.

И все равно он все красивее и красивее с каждым днем! Даже на вопрос не сразу ответила – так хотелось его рассматривать.

– Со стиркой помогаю, – отчиталась я. – Слушай, а давай форту название придумаем?

– Зачем? – не понял Вардар. – Он секретный, ему название не положено. Просто форт у северной границы.

– Нет, ну так неинтересно. А так бы был Синий форт. Или Форт отшельников. Поэтично. И вся Альтора бы знала, где лучшую мебель производят и самые красивые кристаллы продают.

Вардар свел брови на переносице, метнул взгляд в мою корзинку и, такое чувство, что сразу все понял. Но это ему опять не понравилось.

– Алира, – начал он осторожно и подошел ко мне, как будто хищник подкрадывался к жертве. – У нас не производят мебель. И кристаллы мы не продаем.

– Это пока!

– Алира! – прикрикнул Вардар, а потом просто закрыл глаза рукой и нервно улыбнулся. – Боги, ты меня убиваешь!

Я даже охнула. Подбежала к мужу и прижала ухо к его сердцу. Врет он все. Я ему жизнь налаживаю, а он не ценит ничуть. Но это ничего! Оценит! У него выбора другого просто не будет. Удары сердца Варда становились тише и ровнее. А когда он положил руку на мою талию, обняв в ответ, я поняла, что можно приставать с вопросами.

– Как дела в городе?

– Не очень, – нехотя ответил муж.

– Кур не было?

– Куры были. Двух привез, как ты и просила.

– И петуха?

– Его тоже. И три мешка зерна. Вот только зерно съедают сами маги. Курам обычно достается только скорлупа от их же яиц.

Я глянула на Варда и поморщила нос.

– Это потому что у них нормальной еды не было, милый.

– А теперь, можно подумать, появится, – заворчал он и нахмурил брови. Но руки его были, как всегда, нежными и ласковыми.

Улыбнулась и потерлась рукой о его шершавую ладонь. Она пахла зельями, и я опять поморщилась.

– У знахаря был? – с прищуром спросила.

Вардар поджал губы и коротко кивнул.

– И как он?

– Мертв, – ответил муж сухо и без лишних слов направился в форт.

Я чувствовала, что он все еще был раздражен и, скорее всего, именно этим фактом. Он хотел держать старика в качестве свидетеля против Атли. Я побежала следом, сжимая корзинку.

– Слушай, но ведь Атли, скорее всего, уже никогда не встанет у тебя на пути…

– Встанет, – оборвал Вард и свистнул страже, чтобы открывал. – Он не просто выжил, а убил и расчленил твою паучиху одной левой, как он заявил королю. – Я послала мужу недоверчивый взгляд, на что он фыркнул. – Вот именно!

– Погоди, – остановила я. – Когда ты говорил с королем? Ты же при мне разбил связной шар.

– Сегодня в городе услышал. Трактирщики – лучшие информаторы. А лорд Атли растрезвонил по всей Альторе, как отважно поборол гигантского паука, приведенного мной. То есть, по его словам, я таким бесчестным способом хотел отобрать его жизнь. А также совершил страшное деяние – украл у него невесту.

Вард ткнул пальцем в мой нос, а я попыталась в шутку его покусать. Муж оказался проворней.

– Но я не могу быть его невестой, – с притворным ужасом объявила я. – Я же уже твоя жена!

– Ну, теперь придется доказывать это всему королевству. Знать и народ верят в версию отважного лорда Атли, – не скрывая брезгливости, заворчал Вард. – А король, как я и думал, послал к нам поверенного.

Мы вошли во внутренний дворик, и я, затаив дыхание, с любопытством уставилась на мужа. Новости о гадком Атли не так интриговали, как реакция любимого. Еще утром здесь было грязнее, чем в самом неряшливом свинарнике, а теперь Вардар осматривался по сторонам с явным подозрением и неверием. Скосил взгляд на меня – а я что? Я юбочку отряхиваю, корзинкой помахиваю.

– Это все опять ты? – спросил муж осторожно.

– Нет. Это все пять самых хиленьких и больных магов, которых ты мне выделил. И Икора, конечно.

Мы вместе посмотрели на ведьму, которая зажимала нос, наполняя колбу с вонючим зельем. Заметив Вардара, она убрала руку и тут же расплылась в улыбке, но сразу закашлялась.

– Средство против моли, – пояснила я. – Она чудо! Совсем скоро из проклятой ведьмы станет бытовой, и цены ей не будет.

Вардар даже улыбнулся. Скупо, как всегда, но мило.

– Главное чудо здесь вовсе не она, – загадочно поведал муж, а после махнул рукой на деревянный ящик и два мешка зерна, оставленных около колодца, и с хитрым прищуром шепнул: – Свою часть сделки я выполнил. Когда собираешься отдавать долг?

Я почувствовала уже знакомые мурашки по коже и сыто улыбнулась.

– Сразу после ужина.

Жрецы всегда учили, что договор – святое дело. Раз дал слово, обязательно его выполняй, иначе Асиль будет в гневе. А еще они всегда говорили, что нельзя свершать важные деяния на голодный желудок. А мою часть сделки по-другому и не назовешь. Что может быть важнее, чем любить собственного мужа?

Он быстро чмокнул меня в висок, пригладил волосы и твердой походкой направился в сторону большой железной двери – через нее жители форта попадали прямо в паутину горных шахт и хранилищ.

– Вардар! – позвала я и неосознанно потерла грудь. Внутри вдруг возникло неприятное тянущее ощущение. – Не ходи туда.

Знаю, просьба звучала глупо. Особенно, если учесть, что Вардар, когда не был со мной, пропадал в этих тоннелях. И только вчера маги закончили вырубку очередного. Конечно, он должен был проверить, как обстоят дела с драконьими кристаллами в новой пещере, но мне совсем не хотелось его пускать.

– Я быстро вернусь, – пообещал он и кивнул на ящик с птицей. – Тебе есть, чем заняться.

Он скрылся за дверью, а я еще раз потерла грудь и глянула на Икору – чувствовала ее взгляд на себе.

– Ты действительно любишь его? – спросила она вдруг удивленно и, одновременно, насмешливо. Последнее меня не волновало – ведьмы всегда общались в подобной манере, но удивляться-то чему?

– Как его можно не любить? – пожала плечами. – Он же идеальный муж! – Икора, видно, соглашаться со мной не спешила. Комично округлив глаза, она пробубнила себе что-то под нос и продолжила наполнять колбу. – И вовсе я не чокнутая! – заверила я и позвала старую повариху, чтоб принимала у курицы роды.

Я точно знала, что с помощью Азет можно растить у зверей потомство. Осталась самая малость: научиться это делать, не увеличивая при этом бедную курицу до размера дракона.

Прошло часа два, не меньше. По ощущениям и вовсе целый день. Но своего я добилась. Курицы почти не пострадали, у одной только крылья непривычно маленькие, что даже лучше – точно не улетит. А у второй глазища остались, как у страуса. Сама виновата. Кто ее просил так тужиться?

– Десяток! – гордо заявила кухарка, любовно поглаживая яйца.

Я поморщилась, вручила тружениц прокаженному магу, который у нас за живность отвечал, и призвала Азет, надеясь, что за сегодня в последний раз – от частого использования этой руны мои пальцы начало неприятно покалывать. И я жаждала быстрее избавиться от этого чувства, наконец нормально поесть и закрыться с мужем в спальне до самого рассвета. А все потому, что я нашла у него удивительный фолиант с таинственным названием «Страстные ночи». Фолиант – что большая редкость – с картинками. Интереснейшее издание. И, конечно, мне не терпелось изучить его от корки до корки. Тем более Вардар заверил, что это своего рода учебник, а я ведь всегда открыта для всего нового!

– Ладно, – объявила я окружившим меня помощникам. – Сейчас давайте еще разок помолимся Асиль за этот форт и за меня. Я точно заслужила.

Народ участливо кивнул и упал подле меня на колени. Даже Икора сложила руки в молитве. Хотя бы вид сделала. А еще старик Квок подтянулся. И руки у него были синие-синие. Я даже улыбнулась – всегда радостно, когда справедливость торжествует.

– Простыни развесил? – спросила я.

– Да, святое дитя.

– Синие?

– Очень.

– Хорошо! Мой любимый цвет.

Удовлетворенно вдохнув относительно свежий воздух, я закрыла глаза и сосредоточилась на силе роста. Рядом бормотали молитвы маги, и мои пальцы начало опять неприятно покалывать. Но я все же представила, как из яиц вылупляются цыплята.

Когда послышался слабый треск, и кто-то охнул, я устало открыла глаза. Два цыпленка из десяти вылупились.

– Слава Асиль! – восторженно воскликнули маги, и даже Икора выглядела довольно-удивленной.

– Слава матушке! – повторила я и приложила последнее усилие – увеличила цыплят до размера кабанов. Все же нас много, а морозильню надо чем-то наполнять. – Они ваши!

И под восторженные взгляды я встала и направилась в то единственное место, где мне хотелось быть – к Вардару.

В шахтах мне прежде бывать не доводилось, но я о них, конечно, читала. Мне казалось, что ничем от обыкновенных горных пещер, в которых я прожила всю жизнь, они не отличались. За исключением большого количества тоннелей с рельсами. Но шахта Вардара меня приятно поразила.

Первая пещера была большой и светлой за счет радужных кристаллов, которые свисали с потолка, словно огромная хрустальная люстра. Уже только этот вид вызывал восхищение. И, что поразительно, ведь никто из жителей форта не подумал украсть, отколоть кусочек, продать или выменять на еду и другие блага.

Стоило мне об этом подумать, и из тени показался Белый. Я даже вскрикнула от неожиданности и схватилась за сердце. Все потому, что взгляд у пса был такой серьезно-строгий, точно как у Вардара. Тут даже при большой нужде расхочется воровать.

– Так ты охраняешь кристаллы, да? – догадалась я. Пес тут же завилял хвостом и понесся ко мне. В последнюю секунду уменьшила его настолько, что он с трудом доставал до моих колен. – Ну все, хватит. Белый, сидеть!

Пес в последний раз лизнул мою ногу и умостил попу на пол. Я искренне не понимала, отчего у твари возникла такая сильная симпатия к моей персоне. Особенно, если учесть, что взаимной она не была. Хотя, должна признаться, миниатюрным он выглядел мило.

– Белый! Веди меня к Вардару!

Белая тварь воровато посмотрела на вход, после снова на меня и завиляла хвостом активнее.

– Сейчас все равно никто посторонний не войдет. Все приготовлением ужина занимаются. Тебе сегодня много косточек достанется.

Облизнувшись, пес гавкнул и сорвался с места. Он все время оборачивался и крутился вокруг своей оси, проверяя, иду ли я следом. Из первой пещеры вели шесть тоннелей, и Белый повел меня в левый крайний. Здесь было довольно темно, лишь изредка в стенах встречались тусклые световые кристаллы. Я даже очертания пса не всегда улавливала. Но вскоре услышала голоса. Там точно было несколько мужчин и Вардар. Муж звучал взволновано, отчего мое сердце бросилось вскачь.

– Хорн, держи, мать твоя дракон!

– Больше нет сил, – прокряхтел ему кто-то в ответ. – Сейчас завалит.

Я прибавила шагу, а потом и вовсе побежала. Голоса звучали очень близко, но казалось, будто клятому тоннелю нет конца. Раздался чей-то стон, а после жуткий грохот, отчего я охнула. Мы с Белым выбежали в небольшую пещеру с развилкой. Пес промчался мимо меня как ураган, и я даже не поняла, в какой проход он прошмыгнул, ведь было слишком темно. А его лай и голоса разносило эхо, что вовсе не упрощало задачу. Я бы точно потерялась, если бы не природное чутье. Пришлось довериться ему, закрыть глаза и представить мужа. Меня потянуло вправо, туда я и побежала.

И не прогадала. Яркий свет вывел меня в ту самую новую пещеру с драконьим кристаллами, о которой вчера перед сном рассказывал Вардар. Он обещал сводить меня сюда, когда будет безопасно. И он был прав во всем.

Кристаллы огромные. Некоторые больше Вардара в два, а то и три раза. Они напоминали лезвия мечей и торчали отовсюду, образовывая своего рода коридор. Но боги, как же они красивы! Переливаются десятками оттенков голубого, розового и фиолетового, а издали выглядят так, будто приближенная галактика.

Я бы, наверное, так и стояла истуканом, если бы не заметила хвост Белого. Он как раз пробирался через кристальные джунгли к группе магов. Среди них я увидела и макушку Вардара. Но чтобы подобраться к нему, нужно было пройти половину пещеры. Я только шаг ступила и облокотилась о висящий на стене кристалл, а он взял и с грохотом упал. Вард покрутил головой, и, увидев меня, обреченно простонал.

– Алира, не смей! – строго приказал он. – Стой на месте и ничего не трогай.

– Что у вас произошло? – крикнула я ему и сделала еще шажок.

Вместо ответа послышался чей-то сдавленный стон. Полный муки и страдания. Я приблизилась еще, на этот раз ничего не трогая. Вардар говорил, что кристаллы хрупкие у основания, но я и подумать не могла, что настолько.

– Алира! – прикрикнул на меня муж, когда понял, что я все же иду.

Я всерьез начала опасаться, что от вибрации его «голоска» произойдет обвал. Как раз собиралась сказать об этом, но сделала еще шаг и увидела весь ужас ситуации, в которой они оказались. Самый огромный кристалл откололся от стены и упал прямо на ногу одному из магов. А остальные из всех сил пытались поднять его, чтобы освободить пострадавшего. Помощь худощавых изморенных голодом работников можно было и не учитывать. Вардар прикладывал все усилия, чтобы хоть немного держать кристалл на весу, и ногу не расплющило окончательно. Но полностью поднять или откатить тяжесть ему не удавалось.

Я сделала единственное, что пришло на ум – увеличила Белого до размеров того самого кристалла. А потом еще немножко, чтобы он мог схватить его пастью.

– Отойдите все! – закричала я остальным шахтерам, жестом указывая им бежать в сторону выхода.

Каждое движение Белого грозило обратиться очередным обвалом. Одним только хвостом он снес со стены три кристалла. И еще два маленьких упали с потолка, когда он задел их ухом. Маги отреагировали быстро и отошли, но Вардар остался до последнего и дождался, когда его верный пес крепко схватит кристалл и оттащит его на безопасное расстояние. И когда пес с грохотом опустил свою ношу, сбив при этом еще несколько кристаллом поменьше, я с облегченным вдохом уменьшила его до размеров карманного пса. Все стихло, не было больше ни грохотов, ни стонов.

Вардар, пытаясь отдышаться, сел и поманил пса к себе. Прижав его к себе, почесал между ушами и посмотрел на меня. Думала, сейчас ругать начнет, что я его любимую тварь туда-сюда… Или что приперлась, хотя он приказывал дома сидеть… Или что вообще здесь раскомандовалась, а он ведь главный у нас…

– Спасибо! – произнес муж тихо.

Я даже как-то растерялась. Не каждый день услышишь от одичалого варвара скупую, но искреннюю благодарность.

– Слава Асиль! – поддержал его пострадавший и поморщился от боли. Ногу ему все же не раздавило, но гематома была приличная – ходить не сможет несколько дней точно.

– Помогите Тиору, – приказал Вардар остальным.

Они уже и сами подходили к нам, каждый кланяясь мне чуть ли не в ноги. Что сказать – приятно, когда тебя ценят. Удовлетворение распирает.

Вот только противное чувство так никуда и не делось.



Глава 12

Взяв пострадавшего, маги понесли его в тоннель, то и дело благодаря меня и матушку за божественную помощь. Видно было, что работники к здешним пещерам приспособлены, знают расположение каждого кристалла и двигаются так аккуратно, что ни один не упал.

Белый тоже порывался за ними следом, но Вардар его придержал.

– От тебя в таком размере мало толку. – Муж поднял на меня глаза и с упреком спросил: – Ты ведь вернешь его обратно?

– Конечно, – заверила я и осмотрелась. – Но точно не здесь. Почему кристаллы такие хрупкие?

– Этим и уникальна эта пещера, – устало ответил муж и поймал мою руку.

Мне вовсе не хотелось здесь задерживаться, но и отказать Вардару я совершенно не могла. Страшные и необъяснимые вещи происходили со мной, когда он смотрел вот так – с какой-то скрытой мольбой и тоской. Так и хотелось обнимать его, гладить и обещать, что все будет хорошо. Точно как с дитем. Вот и сейчас я села рядом, сжала его руку и положила голову на плечо. После Теплых озер эта пещера – самое прекрасное место, где мы с Вардаром оставались наедине.

– Когда мы нашли ее, все кристаллы были надпилены у основания, – начал рассказывать муж. – Доказательств нет, но я почти уверен, что это дело рук драконов. В лучшем случае они были здесь давно и оставили пещеру. В худшем – они подобрались к нам слишком близко.

– Они ведь должны слабеть от этих кристаллов. Как тогда им удалось прорыть тоннель в эту пещеру? – поразилась я.

– Они сами и крыльями не поведут. Но ты ведь знаешь, какие ходят легенды о драконьей сокровищнице. Столетиями они нападали на селения, сжигали их и собирали только то, что оставалось в пепле – золото, драгоценные камни, артефакты. За такие богатства многие маги готовы и убить, и родину продать. О кристаллах драконы узнали от наших же. Естественно, теперь их основная цель – уничтожить то, что делает их слабыми. И они сделают все для этого.

– Мы не позволим им, – заверила я и снова посмотрела на Варда. – Не зря же Асиль послала меня к тебе.

Он хмыкнул, будто моя уверенность его забавляла, и даже улыбнулся шире, когда я вопросительно подняла бровь.

– В теории я должен сосредоточиться на деле и думать только о том, как быстрее перетащить все кристаллы в хранилище, усилить в нем охрану и начать вырубку новой пещеры-склада. А еще необходимо исследовать три тоннеля, которые сюда ведут, и завалить каждый проход, чтобы враги не могли по ним попасть к нам, – Вардар положил руку на мою щеку и приблизился так близко, что мы начали дышать одним воздухом, – но на практике я слишком много думаю о тебе. Если бы Асиль в самом деле хотела помочь, она бы не присылала мне самую красивую женщину на всей планете, и тем более не сделала бы ее моей женой, чтобы я на законных основаниях и без угрызений совести мог делать с ней все, чего хочу.

Да-а-а… В таком ключе это звучало действительно подозрительно. Но все же верить в то, что матушка позволит драконам поработить своих детей, я отказывалась. И вообще, жрецы всегда учили, что если очень чего-то хочется, и это не противозаконно, то обязательно надо брать. А если все же противозаконно, то сначала нужно помолиться Асиль, заранее попросить прощения, а потом уже брать.

Вардар почти меня поцеловал, но отвлекся на шорох. А когда мы вместе посмотрели на проход, у огромного кристалла стоял старик Квок. Его синие руки заметно выделялись на фоне бледного лица и светло-серого одеяния.

– Простите, милорд, – пугливо произнес он, как только понял, что его заметили. – Не хотел вам мешать, но у меня есть очень важная весть для вас. – Он подошел чуть ближе и таинственно поведал: – Только что принесли послание с печаткой королевского рода.

Старик достал из рубахи свиток и с опаской покосился на меня, будто я была лишней. Еще чего удумал!

– Алира, иди в форт, – серьезно произнес Вард, когда наш момент был окончательно упущен.

– Я могу заблудиться, – возмутилась я.

– Никак не выйдет, я догоню тебя раньше, чем ты дойдешь до развилки, – подбодрил муж и выпустил из рук Белого. – К тому же пес пойдет с тобой.

Мы с Белым переглянулись и поняли, что идея не нравится ни мне, ни ему. Но если мне хватило одного взгляда на Вардара, чтобы понять, что спор неуместен, то глупая тварь слушаться отказывалась. Впервые на моей памяти. Противно попискивая, как мышь, пес пытался вскарабкаться по штанине своего хозяина. Вот был бы пес побольше, Вард непременно бы заметил его попытки, а так только оттряхнул ногу и пошел навстречу старику. Белый поплелся следом, а за ними и я.

Стоило мне только на шаг отдалиться от мужа, и я вновь насторожилась. Все же что-то было не так с этой пещерой, несмотря на ее потрясающую красоту.

– Вардар! – позвала я немного нервно, а когда обернулась, они с Квоком оказались прямо под аркой из трех кристаллов. В голове вспышкой возник образ того, как эти кристаллы падают прямо на них, и мое сердце бросилось вскачь.

– Иди, Алира, – произнес он уверенно, принимая от Квока свиток.

А в следующую секунду старик отскочил от Вардара, будто заранее знал, что произойдет. Я же не успела даже вскрикнуть, чтобы предостеречь мужа. Свиток в его руках вдруг взорвался, разнося по пещере разрушающий звук. Ударная волна хоть и не была сильной, но оттолкнула меня на большой кристалл, а Вардара завалило целой горой. Я, словно онемев и потеряв связь с реальностью, смотрела на происходящее несколько отстраненно, не до конца понимая и принимая то, что произошло. Он ведь… Он не погиб, нет.

– Идем, Алира, – прозвучал голос старика, подошедшего ко мне.

Он вывел меня из транса. Какой «пойдем», когда там смысл моего существования под завалами остался? Квок окончательно умом тронулся? Я перевела взгляд на старика и сразу поняла, что вовсе нет. Его взгляд был очень даже осознанным, мало того – уверенным и твердым, а вовсе не испуганным, как у покорного слуги.

– Предатель, – процедила я со злости. – Это ты ведь взрывчатку ему подсунул. А хранилища тоже ты подорвал?

Ответ мне вовсе не требовался, я уже и так знала – видела по глазам и чувствовала нутром. Ох, и не зря божественная интуиция с первых дней подсказывала, что от старика нужно держаться подальше. Но теперь я его убить готова, честное слово. Грех, конечно, но если с Вардаром случилось что-то страшное…

Квок потянул свою морщинистую тощую руку ко мне, пытаясь схватить, но я интуитивно отпрянула, а после и вовсе замахнулась. А когда ударила, он даже не поморщился. Лишь криво ухмыльнулся и до боли стиснул мое запястье.

– Богиня наградила меня редким даром, – сипло произнес он. – Я не чувствую боли. Можешь пинаться сколько угодно, священное дитя, а все равно пойдешь со мной. Он раскрыл вторую ладонь, и я увидела на ней знакомый порошок. Вот только этого мне не хватало. Закрыв нос и рот ладонью, я присела до того, как он сдул на меня сонную пудру.

– Я дам тебе выбор, – произнес старый маг. – Пойдешь по доброй воле, или придется тебя тащить.

– Куда? – спросила с ужасом, не поднимая головы.

– Домой, – ответил он с таким нажимом, будто бы я не дома. Сумасшедший!

Я повернула голову в сторону завала, усиленно пытаясь придумать план действий. Квок не сможет вот так просто провести меня через форт. Если только остальные маги не ввязаны в это предательство. Тогда мне остается только молиться Асиль. Но что если связь в горах не очень? Что делать-то? Руны? Сейчас работает только одна. А до второй еще несколько дней ждать. Вот тогда я бы целую армию насекомых направила против своих обидчиков и врагов мужа. Нет! Первая руна! Белый!

– Я так пойду, – быстро проговорила я и встала. Руки от лица не отняла, потому что сонный порошок был наготове. – Только дай убедиться, что Вардар жив. Дай хоть в щелочку посмотреть.

Квок покачал головой, схватил меня за руку и с немалой силой повел вглубь пещеры. И вовсе не к тому тоннелю, по которому я пришла. Вот значит что! Он меня не иначе, как к самим драконам ведет. Через те проходы, которые маги Варда еще не успели исследовать. Стоило только подумать, что я заблужусь и никогда не смогу вернуться, и что Вардар погибает прямо сейчас, ведь каждая секунда на счету, меня охватила паника.

– Вардар! – я обернулась и закричала, что было сил, но ответа так и не последовало.

Квок потянул меня с такой силой, что вырваться не представлялось возможным. Вот чем-чем, а физической силой матушка своих дочерей никогда не награждала. А гадкий старикашка вовсе не был таким немощным, каким прикидывался. Мне попался под руку небольшой осколок кристалла. Чтобы схватить его, пришлось открыть лицо. А мерзавец этим тут же и воспользовался. Ударить я его успела, но и он осыпал меня порошком. И даже несмотря на то, что я отвернула голову, сонное зелье все равно начало действовать. Темнота стремительно накрывала мое сознание, но напоследок я подумала о Белом – представила себе пса гигантского размера. Где бы он не находился, должен был спасти Вардара. А еще матушку успела позвать и мысленно взмолилась, чтобы не бросала меня на растерзание врагам.

На задворках сознания раздался сильный грохот и громкий звериный рев. А дальше… провал.

***

Мне казалось, что прошла от силы минута, когда я вновь пришла в себя. Правда, чувствовалось все очень странно. Будто мое тело стало легким, как облачко, и в любой момент могло оторваться от того места, где я лежала. А стоило открыть глаза, и я поморщилась от яркого света.

«Померла!» – пронеслась шальная мысль. Ведь ничего, кроме белой пустоты, вокруг не было. И я сама просто парила в воздухе, практически не чувствуя онемевшего тела.

– Мама! – пискнула я жалобно и почувствовала, как в глазах щиплет от досады и обиды. Ну как же так? Рано мне совсем! Я же взрослой жизни даже вкусить не успела. Даже лизнуть! А тут такое… Расстроилась, не передать как.

Это, конечно, большая честь, когда матушка забирает дочерей к себе, в свой мир. Неугодных или провинившихся она забрасывает в миры Хаоса или – еще хуже – в не магические. Но я-то чем ей не угодила? Я! Покорная и благодарная!

– Я здесь, Алира, – послышался голос в моей голове. Очень ласковый, нежный и одновременно гипнотический.

Все вмиг перестало иметь значение, были лишь звуки и слова. Я точно знала, что со мной говорила сама Асиль. Только подумала, что хочу обернуться, и мое тело плавно развернулось. А после я начала опускаться, пока не оказалась сидящей на ступенях. Белых, из гладкого камня, и на вид бесконечных. Они вели вверх – в белую пустоту, и вниз, где виднелось то ли мутное облако, то ли молочный океан. Все казалось таким непостижимым.

– Где? – тихо шепнула я. Нигде поблизости не было живой души, и я догадалась. – В моей голове, да?

– Нет, глупышка! – голос все еще звучал отовсюду.

По моей руке что-то поползло. И когда я посмотрела на это, в ужасе вскрикнула.

– Змея!

Я все еще визжала и пыталась отползти подальше от этой черной чешуйчатой гадости, когда Асиль заговорила вновь:

– Стала бы я спускаться к тебе так долго, чтобы всего лишь звучать в твоей голове, – проговорила матушка и добавила: – Да остановись же ты. Дай мне тебя обнять!

И я блеснула умом. Змея и есть Асиль! Нет, ну нормально? Моя матушка – ползущая тварь, которых я боюсь с детства. Моему ужасу не было предела, а когда она еще и обвиваться вокруг меня начала, я думала, что помру во второй раз.

Все, что оставалось – зажмурить глаза и молиться, чтобы эти нежности быстрее закончились. В моем сознании разнесся мягкий шелковистый смех, согревающий душу, и я немного успокоилась. Если так подумать, можно ведь и вслепую с родственницей общаться.

– Ох, как же ты напоминаешь мне меня! – отвесила сомнительный комплимент Асиль, отчего я невольно поморщилась.

Как бы ее мягче попросить вернуть меня обратно?

– Матушка! Я прекрасно понимаю, что тебе здесь, в вечной пустоте, наверняка очень тоскливо, но, понимаешь, там, внизу, у меня муж под завалами остался и…

Вместо того чтобы посочувствовать, эта змея еще и смеяться начала.

– Осторожнее с мыслями, Алира, – все еще посмеиваясь, произнесла она. – Я ведь все слышу. И все всегда вижу. Ты тоже посмотри.

Когда дальше не последовало слов, а тварь с меня сползла, победило любопытство, и я открыла один глаз. Асиль оказалась ниже на ступенях, и дымчатое облако начало рассеиваться. Там действительно была вода – зеркальная гладь, как одно огромное полотно. И в нем я разглядела размытые контуры. Вардара узнала сразу, и его изображение становилось четче с каждой секундой. Мой сильный варвар с ссадинами и царапинами по всему телу склонился над огромным мохнатым телом Белого. Пес не подавал признаков жизни, и по растерянному виду Вардара я поняла, что животное готовится отойти в мир иной.

– О нет, – прошептала я и спустилась ближе.

Изображение увеличилось, давая мне возможность увидеть огромный осколок кристалла, торчащий из груди пса. Белый действительно спас Варда из завала.

– Матушка, сделай что-нибудь! – попросила я, даже не заботясь, как неподобающе это звучало. – Прошу! Не отнимай у Вардара верного друга.

– Но ведь у него есть ты, – ответила безмятежно черная змея и переползла на мои ноги. А после свернулась и уложила голову на моем колене, продолжая смотреть в гладь. Я все это время даже не дышала, но когда увидела саму себя и старика Квока, тянущего меня за ноги, шумно выдохнула.

– Вот гад! – вырвалось у меня. Покосившись на Асиль, быстро исправилась: – Прости, матушка.

– Я не зря выбрала Вардара тебе в пару, – продолжила она, будто и не слышала меня.

И я опять застыла, слушая каждое слово, произнесенное божественным гласом. Казалось, что он затрагивал самые глубины сознания, пробирался под кожу и прожигал невидимое клеймо. Где-то писали, что слова богини невозможно забыть – теперь я знала это наверняка.

– Ты выбрала? – спросила я, когда она не продолжила.

– Конечно, милая. Я всегда вижу магов, которые способны вынести божественную силу. Вардар не единственный, чья душа может слиться с твоей.

Стоило ей это сказать, изображение вновь сменилось. Теперь я видела всю Альтору как на ладони. И на ней повсюду горели ярко-голубые точки.

– Это они? – догадалась я. – Все мои… женихи?

– Верно, – подтвердила богиня. Но их ведь было так много! Десятки… Сотни! И кто-то из них наверняка мог быть ласковее Вардара и жить в роскошном замке. Как она выбирала? Методом тыка? – Он отличен от других одним очень важным качеством, – продолжила Асиль. – Вардар никому не доверяет.

– Я заметила, – буркнула я.

– Всю жизнь его предавали, Алира. Это было необходимо, чтобы закалить его, подготовить к любым испытаниям, научить самостоятельности и вере в себя.

Змеиная голова развернулась ко мне, и я, скривившись, отпрянула. Впрочем, страшно уже не было. Только немножко противно. Не могла принять облик кошки? Или свиньи, на худой конец.

– Вот почему ты не можешь сейчас забрать его пса, – с мольбой заявила я. – Прошу! Верни Варду Белого.

Асиль устало вздохнула.

– Я должна отдавать Смерти тысячу душ ежедневно со всех своих миров, дочка. Если не пес, тогда кто?

Карта Альторы на белой глади начала увеличиваться, возвращаясь к Северным горам. К нашему форту, к пещере, к Вардару. Оставив Белого, он с убийственным взглядом встал на ноги и проорал мое имя изо всех сил.

– Видишь? – удовлетворенно произнесла матушка. – Вардар никому не верит. Никого не подпускает к себе слишком близко. Никого не любит, Алира. И никогда не любил. Ведь знает, что только это произойдет, я сразу отберу это у него.

Я в ужасе охнула. Ну гадина же!

– Зачем? Зачем ты так жестока с ним?

Змея сползла с моих ног и начала расти на глазах. А вот теперь и страх вернулся. Я начала отползать, но от голоса богини скрыться невозможно.

– Чтобы он ценил и оберегал как зеницу ока самое драгоценное, что я ему подарила, – прошептала матушка. – Тебя, моя девочка.

Змея все росла, и больше в ширину, чем в длину, обретая четкий облик женщины. Но чем четче становились черты лица и тела богини, тем хуже я ее видела. Словно белый свет поглощал ее, окутывал, не давая подсмотреть истинный образ. Не зря ведь говорили, что никогда и никому не доводилось видеть Асиль. После этого живыми не возвращаются. А мне очень-очень нужно было вернуться.

– Тебе пора, милая, – услышала я прежде, чем яркий белый свет затмил все вокруг.

Я и подумать не могла, что переход из божественного мира в мой родной настолько болезненный, но именно боль утянула меня обратно в реальность. Именно она заставила мое сердце стучать быстрее, а глаза широко распахнуться. Тогда я увидела блестящие стены пещеры, старика, тянущего меня за ноги, и все осознала. Я помнила каждое слово богини, но ее образ казался размытым пятном. Зато я чувствовала прилив живительной энергии, невероятной силы и вдохновения на свершение страшных вещей. Новая руна просыпалась – вот что.

Третий круг на запястье нестерпимо жгло, наверное, поэтому я совсем не обращала внимания на ссадины и царапины, которые оставлял на моем теле гадкий предатель. Квок с таким усердием тащил меня по тоннелю, что и не заметил пробуждения своей жертвы. Мне понадобилось еще крохотное мгновение, чтобы окончательно прийти в себя. На запястье уже начал пробиваться смертоносный божественный луч. Стоило только направить его в нужную сторону…

– Квок! – выкрикнула я так громко, как могла. И стены тут же разнесли мой голос эхом. Ответ я услышала мгновенно, только не от старика, а от Вардара.

– Алира!

Судя по голосу, муж был совсем близко, и предатель это тоже понял. Он зарычал, со злостью отшвырнул мои ноги и достал что-то из потайного кармана. Это было похоже на маленький комок теста, который Квок начал мять в руках, приговаривая какое-то проклятие. Не нужно быть знатоком, чтобы распознать взрывчатку. И затею мага я тоже поняла. Он лепил тесто к стене, чтобы завалить проход и отрезать нас от Вардара. И если при этом мой муж опять пострадает… Ну нет!

Боль в предплечье нарастала вместе со злостью и страхом за любимого. Сквозь гул в ушах я услышала зов Варда и закричала, потому что больше не было сил терпеть. И как же не хотелось терять связь с реальностью в самый ответственный момент, но белая пелена божественного света встала перед глазами, и мне не оставалось ничего другого, как направить луч вверх, чтобы случайно не ранить Вардара. Одно я знала наверняка – матушка не допустит, чтобы мы пострадали. Ведь мы нужны друг другу, как две половинки единого целого.

«Исцеление… – молилась я про себя снова и снова. – Подари мне исцеление». Тогда я смогла бы вернуть Белого и излечить раны мужа. На этот раз я не заснула, но, даже ничего не видя, всем естеством ощущала, как тело наполняется магией – капля за каплей, придавая мне все больше сил. Пока не стало так много, что я начала задыхаться. На мгновение все перестало существовать, будто меня с головой погрузили в темную холодную воду без права дышать. Это длилось до тех пор, пока Вардар меня снова не позвал. Его голос стал путеводным огоньком в кромешной тьме. Я вздрогнула, сделала глубокий вдох и вернулась… обновленной.

Окруженная глыбами кристаллов и горной породы я первым делом посмотрела на запястье и зашипела от злости и разочарования.

– Аврадил, – прошептала я, махнув рукой, будто бы могла стряхнуть дурацкую и совершенно бесполезную руну управления песком. Она мне сейчас нужна, как дракону хобот.

Перекатившись на живот, обвела взглядом пещеру и лишь тогда облегченно выдохнула. Хоть одна хорошая новость – Вардара обвал не задел. Он успел добраться до меня до того, как произошел взрыв. Но мы все же оказались в западне, ведь путь домой завален обломками горной породы настолько, что даже с мечом Вардара не справиться. Ну не к драконам же нам теперь идти.

– Ты как? – спросил муж, как только перелез через огромный кристалл.

– Кто, я? – искренне удивилась. – Повелительница песков? Замечательно.

И пускай мой тон был далек от радостного, Вардара ответ все равно удовлетворил. Он стиснул меня в объятиях с какой-то свирепостью, дикостью и даже жадностью – полностью обездвижив и не давая нормально дышать. Лишь когда сам оказался на ногах, поставил меня и немного ослабил хватку. Вот тогда я увидела в его глазах знакомую решимость. Он смотрел поверх моей головы, и мне не приходилось гадать, кого он испепелял взглядом.

Старик Квок попался в собственную ловушку. Один из кристаллов откололся и припечатал его к земле. Возможно, боли он не чувствовал, но и встать самостоятельно не мог. И я не стала сдерживать мужа, когда он пошел к нему явно не для того, чтобы протянуть руку помощи.

Упершись ногой о кристалл, Вардар склонился над Квоком и зло процедил:

– Чей приказ ты выполнял?

Старик, видно было, испугался и всерьез задумался о последствиях своего поступка. Посему и начал скулить. Впрочем, ничего иного я от него не ожидала.

– Помилуйте, милорд, у меня не было выбора. Я столько лет служил вам, прошу…

– Служил ты не мне, а против меня, – выплюнул Вард. И был абсолютно прав. – Говори, если хочешь жить. Все, что знаешь.

Старика ведь мужу король отдал прислуживать. А где король…

– Лорд Атли! – воскликнул Квок. – Он мне поручил следить за вами и докладывать, как обстоят дела с кристаллами. Его всегда драконьи кристаллы интересовали, милорд. Я столько раз хотел вам во всем признаться, правда, но у Атли моя семья, я не мог ослушаться.

– Нет у тебя никого, – зашипел Вардар. – Икора твоя последняя живая родственница – она сама рассказала мне. Но золото ты любишь, видимо, сильнее жизни.

С этими словами Вардар начал давить на кристалл, а старик взвыл сильнее. И если не от боли, то от страха и предчувствия скорой кончины.

Жрецы говорили, что дочерям богини не присуща жестокость. Но сейчас, смотря на мучения Квока, я не чувствовала к нему ни капли жалости. Я отчетливо понимала, что есть некая черта между добром и злом, которую, пожалуй, можно назвать справедливостью. Черта очень размытая, неопределенная, и для каждого случая уникальная. Вардар не переступил ее, пытаясь выведать правду, чтобы защитить меня и всю Альтору, хоть и действовал жестоко. А этот старик вместе с лордом Атли – да. Они оказались на другом берегу жизненной реки. Возможно, Асиль их простит. А Вардар – нет. И я тоже не прощу.

Ощутив пульсацию в предплечье, посмотрела на третью руну. Аврадил начала светиться, как будто сама просилась проявить свои способности. Первые две руны вели себя намного скромнее. Я бы удержала ее, но когда вместе с ней засветилась еще и Азет, стало очень любопытно. Две руны выявили желание взаимодействовать – несказанная редкость! Разве можно такое упустить? Я осмотрелась в надежде найти хоть немного песка, чтобы божественная сила себя продемонстрировала, и не поверила собственным глазам, когда осколки кристалла начали таять, словно карамель на огне. И это точно моих рук дело – я чувствовала, как плавила его. Кристалл! Не песок…

– Драконы! – жалобно взвыл Квок. – Лорд Атли на них работает. Давно уже. Он их главный информатор. Прошу, милорд! Они точно убьют меня. Вы теперь мой единственный хозяин.

Я только глянула в сторону старика с раздражением и злостью от того, как легко он меняет стороны, а в следующую секунду произошло немыслимое: упавшая на старика глыба расплавилась и поглотила его. И выглядело это так легко, будто Квока кто-то облил густым голубым сверкающим сиропом. Вот только он сразу же застыл, а старик оказался закупоренным в кристальном гробу.

Я мгновение с непониманием, неверием и огромными глазами смотрела на этот ужас, а потом Вардар медленно отступил, так же медленно обернулся и, обреченно вздохнув, послал мне очень тяжелый и сложный взгляд.

– Это не я! – по привычке соврала и спрятала руки за спину. Сразу очень стыдно стало. Правда, больше за вранье, чем за умерщвление мага. Хотя того еще можно было спасти, если действовать быстро.

– Я все исправлю! – пообещала любимому и направила ладони в нужную сторону. Только в эту же секунду в голове прозвучал голос матушки: «Если не пес, тогда кто?»

– Белый! – воскликнула я и с надеждой посмотрела на Вардара. – Одну жизнь мы сегодня можем спасти. Тебе решать чью.

Муж нахмурил брови и даже не взглянул на предателя. Он достал свой меч и уверенным шагом направился к завалу. И застыл, когда кристаллы расплылись лужицей у его ног, а потом поползли по стенам, образовывая сверкающий коридор. И тогда я поняла страшную и одновременно потрясающую истину: Азет – мой дар роста – может взаимодействовать с другими рунами, выявляя новые способности, о которых не описано не в одном фолианте. А я отныне могу делать с кристаллами все, что вздумается: плавить, придавать любую форму и даже выращивать из песка или пыли. Слава Асиль!

– А это уже я! – гордо призналась и прошла мимо слегка изумленного Вардара.

Он особого виду не подавал, конечно, но как в принципе можно не удивиться, что тебе вдруг досталась самая чудесная в мире жена?



Глава 13

Все жители форта столпились вокруг раненного пса во внутреннем дворике. Многие работники только вернулись с шахт. Но, несмотря на усталость, маги хотели помочь хвостатому другу. Даже Дрон и тот кружил над фортом, издавая противные звуки и порываясь приземлиться всем нам на головы.

Вот если бы я уменьшила его, то он бы сейчас свернулся калачиком подле пса и морально его поддерживал. Но нет. Я же обещание дала никогда больше Дрона не изменять, так что пришлось всем слушать тоскливый скулеж дракона. Та еще музыка.

– Алира! – позвал меня муж, когда я немного отвлеклась.

Он сидел на земле и поглаживал своего питомца. Я рискнула уменьшить Белого до привычного размера и даже чуточку больше, чтобы Вард смог его перенести. А теперь муж смотрел на меня с надеждой и ожиданием чуда, а оно все никак не приходило. Я уже трижды заставляла магов молиться Асиль и обещать соблюдать все посты, а Белый даже не пришел в себя. И мазь заживляющая, как назло, закончилась – вся на Вардара ушла еще в прошлый раз.

– Помоги, Асиль, прошу! – взмолилась я.

Но в ответ ни звука. Ни малейшего дуновения ветра. Как будто матушка ушла, оставила меня наедине с мирскими проблемами. Обреченно вздохнув, я развела руками и посмотрела на ведьму.

– Пускаем в ход тяжелую артиллерию. Готовь целительное зелье.

Икора охнула.

– Да у меня половины ингредиентов нет! И я ведьма, а не целительница. Ведьма я! У меня весь фолиант проклятыми зельями заполнен.

Она бы и дальше спорила, но стоило Вардару послать ей свой коронный взгляд, и упрямица с кислой миной пошла к котелку. Возможно, у нее не было половины нужных трав, но один ценный ингредиент мы все же могли ей дать. Я опустилась возле Вардара и сжала его руку.

– Ты сказала, что одну жизнь мы сможем спасти, – прошептал он, едва шевеля губами – так плотно были сжаты его челюсти.

– Асиль могла давно забрать его душу, но пес до сих пор дышит. И если мы спасем его, это будет чудом.

– Именно, Алира, – со злостью выплюнул муж. – Не спасем. Нет шансов.

Я покачала головой и посмотрела на волкодава. Он был без сознания, боли не чувствовал. Вместо него страдал Вардар.

– Спасем, если поверишь, – заявила я на полном серьезе. – Не так и сложно это сделать. Просто представь его рядом, прыгающего, всех облизывающего.

– Он никогда никого не облизывал, – вдруг заявил Вард, глядя на пса задумчивым взглядом. Я недоверчиво фыркнула и обвела взглядом толпу. Все как один закивали, подтверждая слова хозяина. – Даже близко к себе не подпускал. А тебя полюбил с первого взгляда. – Вард поднял на меня печальные глаза и добавил: – Он, как я, Алира. Мое звериное воплощение.

Я мягко улыбнулась мужу и крепче сжала его руку.

– Вот потому ты должен поверить, что он вернется к тебе. Что он никогда не оставит тебя. Так же, как и я.

– Готово! – воскликнула Икора и с деловым видом поставила перед нами казанок.

Зелье пахло отвратительно, как и все ее зелья. И напоминало обыкновенную грязь. Но, как я сказала, у нас был один важный ингредиент. Мало кто знает, что слезы драконов обладают замораживающим эффектом и затягивают раны. Это потому что никто никогда не видел плачущего дракона. Но в фолианте «Секреты драконов» точно было написано, что эти твари по натуре жестокие, и за всю жизнь способны привязаться лишь к нескольким существам. И когда те покидают их, они скорбят.

– Дрон! – позвала я, и дракон тут же предпринял очередную попытку приземлиться.

– Уменьши его, – сухо произнес Вардар. А когда понял, что все на него смотрят с неверием, особенно я, даже добавил: – Пожалуйста.

Ну совсем мужа не узнать! Махнула рукой, превратила Дрона до размеров Белого, и тот, наконец, с визгом приземлился. Едва казанок с «чудо» зельем не перевернул. Нет, мне эта грязь вообще-то и не так была нужна, скорее, для перестраховки – если дракон вдруг от горя плакать не захочет, то от ядовитого запаха варева Икоры точно пустит слезу.

И сработало же!

Я подсунула казанок черной твари прямо под нос, та на меня злобно зашипела и отползла к Вардару. Только он спросил, чем это я занимаюсь, как Дрон фыркнул, чихнул, а потом из его глаз потекли слезы.

– Есть! – закричала я и схватила дракона за загривок, чтобы капли упали точно на рану.

Все подошли еще ближе и склонились над нами, с любопытством наблюдая за происходящим. Я их понимала – не каждый день увидишь плачущего дракона. К слову, Дрон, похоже, окончательно и бесповоротно на меня обиделся за публичное унижение. Как же! Такая страшная злобная тварь и ревет – на все горы позор! Вот почему, когда я его все же отпустила, он меня цапнул за руку, зашипел и подполз к Вардару в поисках защиты. А зря! От Варда он тоже по ушам получил.

– Нельзя, Дрон! – наказал он.

– Ай! – запоздало вскрикнула я, с жалостью глядя на небольшую ранку. Больно не было, а вот обидно – очень. Я для них же стараюсь, а они… Еще и на народ раздраженно рыкнула: – Да отойдите вы. Света белого не видно!

И тут неожиданно где-то у ворот прозвучал незнакомый грозный голос:

– Что здесь происходит?

Маги тот час расступились, дав нам с Вардаром возможность увидеть нежданных гостей. Хотя почему нежданных? Посыльного короля мы очень даже ждали. Правда, я себе представляла милого приятного юношу, а не вооруженного воина ростом с Вардара. И тем более пятерых.

– О-о-о! – протянула и пнула мужа.

Он медленно отпустил Белого, поднялся на ноги и закрыл собой всех троих: пса, дракона и жену. Не особо помогло, ведь меня – протянутую за ноги едва ли не через всю гору, приваленную кристаллами и слегка покусанную драконом непревзойденную дочь богини – рассмотрели первым делом.

– Кто ранил священное дитя? – спросил все тот же страшный маг в боевой форме королевской армии.

– Дракон! – ответил его же сослуживец и ткнул пальцем в миниатюрную форму Дрона.

– Изгнанники! – добавил третий и поднял руки, готовясь применить боевую магию на всех наших верных подданных. Нет, ну нормально?

– Отставить! – выкрикнул Вардар таки-и-им тоном, что на месте тех пятерых я бы упала на колени и начала молиться Асиль. Но они, как назло, оказались не робкого десятка. – Я лорд Вардар – хозяин форта. Выкладывайте, с чем пришли.

И сказал с такой уверенностью в себя и свои силы, что прям гордость взяла.

– Это мой муж! – шепнула я оказавшейся рядом Икоре.

Она сложила руки на груди, обвела пренебрежительным взглядом вояк и фыркнула:

– Они явились со злыми намерениями, – произнесла она. – Чую неладное.

– Ох, и я, – шепнула кухарка. И видно было – все сильно занервничали.

– Мы пришли по приказу его величества короля Альторы, чтобы сопроводить дочь богини Асиль в Святую гору, откуда вы, лорд, ее похитили, нарушив все священные законы и традиции, – проговорил королевский воин и вручил Вардару свиток красного пергамента с печатью короля – указы только на красном пергаменте и записывались. Так что, кажется, этот маг безголовый не шутил насчет своих намерений.

Вардар нехотя протянул руку, вскрыл печать и пробежался глазами по написанному. Молчали, конечно, все, а я даже дышать перестала. Следила исключительно за реакцией мужа. Он ведь не отдаст меня им? Не отдаст же, нет?

Остановившись на последней строчке, Вард непонятно почему хмыкнул. Что ж там веселого-то?

– Его величество желает, чтобы я вернул украденную невесту, – озвучил он, с насмешкой глядя на магов. Наблюдавший за представлением народ пораженно охнул. Еще бы – такую ахинею услышать! А Вардар продолжил поражать: – И за неповиновение вы вправе казнить меня на месте.

Тут уж охнула я. Нет, ну это вообще уже ни в какого дракона не лезет! Правда, мужа приказ, напротив, веселил. Он даже засмеялся. Не душевно, а так страшненько, зловеще… Я бы точно уже начала молиться Асиль, но маги стояли смирно, ожидая действий Вардара.

– Эй! – крикнула я и помахала рукой, чтобы и меня услышали. – Ау! Я – дочь богини! Пребываю пока еще в здравом уме, но уже в плохом расположении духа, и смело заявляю, что вышла замуж за лорда Вардара добровольно и с пребольшим желанием. Так королю и передайте. И проваливайте, а то нашлю на вас гнев Асиль.

Ну вот после этого любой бы уже точно упал на колени. К слову, многие наши так и сделали. А непрошибаемые маги только угрюмый взгляд с меня на мужа перевели, будто мое мнение в принципе вообще никого не интересует. А, ну да…

Все знали, что с королевской стражей шутки плохи: за неповиновение магов часто казнили на месте. Но не лордов же! И тем более не родственников богини. А вот это уже аргумент!

Подойдя к Вардару, я решительно вырвала у него фолиант, нашла в тексте нужную мне фразу и улыбнулась.

– Указ недействителен, – заявила я. И в подтверждение моих слов в небе прогремело. Слегка, но мне все равно приятно было, что матушка наблюдает. – Здесь написано, что лорд должен вернуть невесту. А невесты у него нет. Это все подтвердят. – Воины недоуменно переглянулись, а самый главный еще и посмотрел на меня как на дурочку. Сам глупый! – Жена! – воскликнула я и закатала оборванный рукав платья. – Я ему жена, вот что!

Так испачкалась в саже и земле, что рун не было видно. О них знали немногие. Но я надеялась, что если этих головорезов послали за мной, то и в тонкости посвятили. Уж если печать вскрыта, жрецам я точно не нужна. Ведь уже принадлежу Вардару, а вдали от него моя магия ослабеет. Бывали, конечно, случаи в истории, когда мужья моих сестер погибали. Тогда жрецы их держали у себя и повторно выдавали замуж исключительно за вдовцов. С этой мыслью в меня вселился страх. И он усилился, когда я посмотрела на главного стража. Он лишь мельком взглянул на мои руны, но на его лице не было ни намека на понимание, напротив – в синих глазах читался приговор. Меня доставят жрецам любой ценой – и точка. А Вардара убьют, даже не моргнув. Разве я могла допустить подобное?

Взмахнула рукой, и песок под ногами вязкой массой потянулся вверх. Он плавился прямо на глазах, а когда его стало не хватать, ветром со всех сторон намело еще. Бойцы приняли стойки: кто достал мечи, кто поднял руки, готовя боевую магию к действию – в королевскую армию только боевых и брали. Такие маги могли взрывать, уничтожать, разрушать и наносить удары отдаленно. Но сейчас они боролись не с живыми существами, а с самой природой. То есть без шансов!

Я пока не до конца понимала, как работает Аврадил, но моего воображения хватило с лихвой, чтобы закупорить стражей в стеклянный купол такой толщины, что их магия была беспомощна. Купол был прочнее стекла, даже прочнее кристаллов. Но стенки все же были прозрачными, так что все могли увидеть попытки магов освободиться. Один попытался подорвать проход, но взрывной сгусток отскочил от стекла и попал в его сослуживца.

Я не прекращала усиливать купол, боясь даже допустить мысль, что нам могут навредить. Так увлеклась, что не заметила приближение Вардара. Лишь когда он положил свою руку на мой живот, устроил подбородок на макушке и прижал к себе, тогда я перестала колдовать, и руны на запястье погасли.

– Слава Асиль! – воскликнул кто-то очень набожный.

– Слава Алире! – добавила Икора. Уж она-то точно поняла, чьих все рук дело. И народ поддержал ее восторженным гулом.

– Я бы и сам справился, – произнес муж задумчиво.

– Они бы напали, – заверила я. – Как раз собирались.

И тем более мне было непонятно спокойствие Варда, когда он заявил:

– Знаю. А я бы отбил атаку.

Я развернулась в кольце надежных рук, с непониманием рассматривая своего варвара.

– Но это ведь несправедливо! Ты не крал меня! Мы по закону и с благословения богини муж и жена. Какое право имеет король издавать подобные указы…

– Он не издавал, – оборвал меня Вардар.

– Что? Но…

Покачав головой, муж оглянулся на толпу любопытных зевак, и те мигом начали расходиться. Только Икора осталась с Белым и Дроном.

– Я присмотрю за ними, – пообещала она. – Псу нужно отоспаться.

– Не пои его своим зельем, – бросила я через плечо, когда Вардар потянул меня за руку в нашу часть форта. А когда мы проходили мимо кухни, заглянула, чтобы заказать Мире еду в покои.

Нам с Вардаром нужно было многое обсудить, пока у меня был целый день управления новой руной. Уж слишком много проблем возникло: драконы, кристаллы, воины, мерзкий Атли, а теперь еще и король. Да, о таком лучше говорить подальше от посторонних ушей.

– Он не имел права! – так и заявила я, поднимаясь по винтовой лестнице. А потом еще в коридоре взглянула на серьезного мужа и добавила: – Несправедливо это все! – И уже в библиотеке, куда Вард меня завел и закрыл за нами дверь, на полном серьезе пригрозила: – Нашлем на все королевство ярость Асиль!

Я и мигнуть не успела, как Вардар усадил меня на стол прямо на гору фолиантов, так что мое лицо оказалось на одном уровне с ним. Так близко, что я растеряла всю решительность.

– Король не мог такого приказать, – произнес он тихо, но так уверенно, что даже мысли не возникло спорить.

Это я так, по привычке спросила:

– Почему?

– Он был тем, кто послал меня в Святую гору. Он молился несколько дней, чтобы ты выбрала меня. – Ну и заявочка! У меня даже брови на лоб поползли. – Он чтит традиции и богиню, Алира. Я знаю его. Хорошо знаю.

– Короля? – с сомнением спросила я и придирчиво осмотрела Вардара.

– Нас с ним связывает одна тайна, – нехотя признался Вардар и опередил меня, когда я уже собралась спросить какая. – Неважно. Он бы ни за что не издал Указ казнить меня за неповиновение без суда вдали от дома. – В этом был смысл, я верила, потому кивнула.

– К тому же, он послал тебя спасти королевство от драконов. И нет более сильного и ответственного мага твоего уровня для этой миссии.

– А ты многих магов моего уровня знаешь? – с кривоватой ухмылочкой спросил Вардар.

Я могла бы посчитать по пальцам одной руки.

– Вот именно! – воскликнула я. – Ты один такой уникальный и незаменимый. Король и я это знаем. Тогда кто прислал бойцов с поддельным Указом?

Иногда нужно задать вопрос вслух, чтобы осознать ответ.

– Атли! – произнесли мы одновременно. А Вард еще и добавил: – Если Квок сказал правду, и он работает на драконов, тогда им нужна ты. И Атли из кожи лезет, чтобы доставить тебя.

И все это было сказано с таким зверским видом, что даже мне захотелось спрятаться от Вардара. Или хоть как-то успокоить.

– У них ничего не выйдет, – заявила я и попыталась слезть со стола. Муж не пустил, только сильнее сжал бедра, и приблизился еще ближе. – Ну не злись, – шепнула я. – А хочешь, мы сейчас пойдем и начнем пытать предателей, пока те не признаются, что это Атли их прислал? Мы их тогда под стражу и самому королю доставим. Он нам поверит, и Атли казнит.

Варду идея точно понравилась – по глазам видела, но воплощать он ее не спешил. Пока я говорила, черты его лица заметно расслабились, и взгляд больше не был таким диким, как мгновение назад. А вот искорки озорства мне очень нравились.

Муж вдруг стащил меня со стола и понес к двери, я только и успела закинуть руки на его плечи, чтобы не упасть назад.

– Куда ты меня несешь? – с подозрением спросила я, когда мы не пошли к лестнице.

– Ты многое пережила сегодня, – произнес Вардар, когда внес меня в купальню. А затем поставил на ноги у чаши и окунул руку в воду, чтобы нагреть ее. И, скользнув взглядом по моему разодранному платью, добавил: – У тебя стресс.

На что я фыркнула.

– Я к стрессу не восприимчива. – В самом деле, дочь богини я или кто? Похвасталась: – И голова у меня никогда не болит.

Вардар убрал руку, подошел ко мне и потянул завязку платья.

– Слава Асиль, – произнес он с явной насмешкой.

Но мне было уже все равно. Я залюбовалась его улыбкой.

***

Лежа на полу, завернутая в меховую накидку Вардара, полностью расслабленная и удовлетворенная, я лениво водила пальцем по груди мужа и с сытой улыбкой любовалась прекрасным видом через проем в стене. Я помнила, что где-то там, за пределами нашей спальни, ждала драконья куча незавершенных дел. Вот, к примеру, постельное белье с сушки снять, новое платье где-то достать, за Белого еще раз двадцать помолиться Асиль, пленных допытать… Столько всего, что пора записывать!

Подул холодный ветерок, и кожа моего любимого варвара покрылась мурашками. Конечно, у него-то меховой накидки не было. Зато у него была я! И я призвала новую руну, пока она еще работала. У меня были целые сутки, чтобы сделать из песка и кристаллов как можно больше полезных вещей.

– Стой! – произнес Вардар и бодренько поднялся с подстилки.

Ответственного мужчину видно издалека. У таких всегда улучшается настроение после исполнения супружеских обязанностей. А мой муж обычно так старался, что настроение улучшалось еще и у меня. Правда, сегодня, пожалуй, перестарался, ведь более лениво я себя еще не чувствовала никогда в жизни. Даже головы не поняла, чтобы посмотреть, куда он пошел. Только прикрыла глаза, прислушиваясь к шороху. А когда ощутила его рядом, посмотрела, что он принес.

– Радужный кристалл! – обрадовалась я. – Мне?

Вардар улыбнулся уголком губ и поправил мои волосы. Он любил их касаться, когда мы оставались наедине. Вот бы мне еще туалетный столик с зеркалом, чтобы выглядеть прилично…

– Все мое – твое, – ответил он низким урчащим голосом. Когда он говорил и одновременно касался меня, казалось, будто в груди что-то вибрирует.

– Все-все? – на всякий случай уточнила.

– Кроме дракона, – поправился он. – И Белого.

– Да сдались мне твои твари, – заворчала я, а муж усмехнулся и помог мне встать. Плотнее обернул меховую накидку вокруг меня, а сам обнял со спины и развернул к дыре в стене.

– Покажи, как ты это делаешь, – шепнул он. И это, пожалуй, впервые на моей памяти он проявил интерес к дарам Асиль.

– Я сама не понимаю, – честно призналась. – Азет творит дракон знает что! – Я обвела пальцем третий круг и сконцентрировалась. – Это Аврадил – руна управления песками. В фолианте рун описано, как с ее помощью можно собирать песок и устраивать песчаные смерчи. Но когда я ее призываю, Азет тоже срабатывает. Обе руны взаимодействуют, и у меня возникает чувство, что я могу буквально все.

В подтверждение своих слов я раскрыла ладонь, в которую Вардар вложил небольшой кристалл, и представила, как он плавится, превращаясь в вязкую жидкость. Ее становилось все больше и больше, я чувствовала бесконечный источник силы, порождающий столько кристальной массы, сколько мне нужно. Она стекла на пол, поползла к стенам и начала заполнять пробоину в стене, придавая ей ту форму, которую рисовало мое воображение. Вардар и дышать перестал, пока работала магия рун. А когда я закончила, жидкость мгновенно затвердела, и радужный кристалл заиграл сотнями оттенков, пуская по стенам солнечные зайчики. Красивее стекла невозможно представить.

– Маги всей Альторы будут платить тысячи, чтобы получить такое! – заявила практичная я.

Вард медленно меня обошел и заглянул в глаза с непонятной мне тревогой.

– Тебе нужны тысячи? Нужны горы золота? Сколько, Алира? Скажи.

– Мне? Золото? – я улыбнулась и покачала головой. – Что я с ним делать-то буду? Нет, мне бы туалетный столик.

– Столик будет, – прогремел Вардар. – Что еще?

Ну, раз пошла такая пьянка…

– Нормальную кровать, шкаф и платья на каждый день.

Муж коротко кивнул и прищурился, ожидая продолжения. А я, сколько ни думала, ничего больше придумать не смогла. Только одно пришло на ум.

– Еще мне очень нужно, чтобы ты никогда меня не отпускал. И был рядом. И можно без шкафа.

– И это все? – спросил Вард, поджав губы, будто снова пытался сдержать улыбку. И зачем, спрашивается?

Пожала плечами.

– Ну да! На остальное воля Асиль.

Он все не прекращал щуриться и смотреть на меня с явным недоверием. Я искренне недоумевала, чем заслужила такое отношение. Ведь всегда же говорила ему правду. Буквально все, что думается.

– Знаешь… – начал он осторожно и снова пригладил мои волосы. – Я начинаю думать, что ты действительно подарок небес.

Нет, ну нормально? Я ему это с первого дня талдычу! Демонстративно задрав нос, укуталась в накидку и пошла на выход.

– Ты куда это собралась? – не понял Вард.

– Остальные дыры заполнять, – отчиталась я. – И пора бы расплавить купол – бойцы до утра не доживут.

– Ты же не думаешь, что я пущу тебя к ним одну? – послышалось вслед.

Закатила глаза. Можно подумать, я совсем наивная!



Глава 14

Я любовно провела ладонью по новенькой и пока единственной нормальной в спальне мебели и блаженно вздохнула. Туалетный столик моей самой наглой мечты! И самое приятное, что Вардар сделал его для меня сам: вырезал с помощью меча из прочного голубого кристалла, который нашел в одной из пещер лет пять назад. А когда увидел, как я обрадовалась, смастерил из остатков и другие предметы. Теперь у нас и красивая лавка с небольшим столиком из того же кристалла имелись, а еще ниша в стене с полками, куда можно одежду складывать. Еще бы эту одежду иметь. Вот именно этого дня я и ждала!

Прошла ровно неделя после того, как меня выкрал лорд Атли, значит, вторая руна опять активна. Вообще, ужасно неудобно с этими ограничениями по пользованию даров. Ладно, с насекомыми можно общаться лишь раз в неделю, но как же обидно, что кристаллы мне подвластны только два дня в месяц. Особенные дни. И ведь совсем не знаешь, какая руна откроется, чтобы заранее подготовиться. Вот и с Аврадил я толком ничего не успела сделать, когда она неожиданно распечаталась три дня назад. Только пленных освободила, после чего Вард их в темницу упек, да тоннели новой пещеры залила, чтобы враги и шпионы врагов к нам по ним не добрались. Мы с Вардаром приняли решение исследовать их позже, когда я смогу управлять руной снова. А пока магам хватало работы: нужно перенести все драконьи кристаллы в хранилище.

Стоило подумать о муже, и он тут же явился в спальню. Мокрый, со стекавшими по телу каплями воды, в обернутом вокруг талии голубом полотне. Огромный, сильный и… побритый. Впервые за почти две недели брака увидела его таким, даже не с первой секунды признала. Если бы не шрам и ледяные глаза, точно бы испугалась. А так только обиделась.

– Ты без меня ванну принимал? – с прищуром спросила я.

Даже встала и подошла ближе, чтобы рассмотреть всю эту красоту.

– Без тебя, – подтвердил Вардар и отошел, будто я собиралась кусаться. Ну… может быть. – Я был в шахтах. Теон доложил, что последнее хранилище заполнено полностью. Я запечатал вход магией льда, но лучше перестраховаться. Потому отправляюсь в город за сигнальным замком. Не хочу, чтобы кто-то повторил подвиги Квока и подорвал кристаллы.

Он опять пытался заболтать меня и отвлечь важными делами от приятных. О том, что король поручил ему найти как можно больше драконьих кристаллов и наполнить ими хранилища, я уже слышала не раз. Еще бы, Вардар ждал этого дня, как я своего свадебного ритуала. Ведь тогда его миссия будет завершена, и он сможет увезти меня домой. А с моими способностями работа пойдет намного быстрее. Так он думал. Но я не собиралась отказываться от идеи остаться в горах, чтобы разобраться с драконами и навсегда отбить у них желание нападать на Альтору. Я почти была уверена, что это и есть главная миссия моей жизни. Осталось только у Асиль получить благословение.

Вардар прокашлялся, с опаской глянул на меня и пригрозил:

– Стой на месте! Я хочу вернуться к вечеру, а не улететь вечером. Ясно?

А после сбросил полотно и начал одеваться. То есть все это добро – и не мне? Я уже всерьез надумала обидеться, как Вард быстро исправился:

– Зеркало привезу.

Я тут же просияла.

– Большое?

– Самое большое, какое найду.

– И в рамочке?

Вардар поднял свою меховую накидку и подошел ко мне, погладив по щеке.

– Не привыкай к этому месту. Мы скоро покинем его, – произнес он, как какой-то приговор.

Спорить я не стала. Вардару нравилось думать, что у него все под контролем, но в глубине души он прекрасно знал, что жизнь – неуправляемая река. Наверное, поэтому я так не любила думать о будущем, просто принимала все, что давала судьба в настоящем.

Быстро меня поцеловав, муж ушел. Я только и успела бросить ему вслед, чтобы не торопился. Если хорошо подумать, мне его отсутствие только на руку! Производство мебели он ведь так и не одобрил…

Смастерив из простыни платье, я затянула его потуже шнурком, натянула сапожки и пошла вниз.

– Вот сапог бы мне еще для полного счастья, – задумчиво произнесла, спускаясь по лестнице.

А на последней ступеньке застыла, услышав голос Вардара. Он, как всегда, задержался у ворот и раздавал приказы. И стража по моему же совету сменил.

– Никого не впускать и не выпускать! – прикрикнул он на молодого мага крепкого телосложения. Я видела его раньше в шахтах, но имени не запомнила. – Ты меня понял, Идор? Никого! Семь шкур спущу!

– Слушаюсь, милорд, – ответил маг уверенно.

Сразу видно – ответственный. Вардар недовольно насупился, осмотрел придирчиво стража и уже почти вышел за ворота, но вернулся и снова забасил:

– И приглядывай за входом в подвал. Это единственный способ попасть в карцер. И туда тоже никого! Никого не пускать! – Вард понизил голос и добавил вообще страшно и зловеще: – Особенно мою жену.

Закатила глаза. Подумаешь! Мне его пленные не нужнее его тварей! Всего-то один разок предложила провести допрос по-своему, так он до сих пор на взводе. И что в итоге? И сам не разговорил магов, и мне не дал. А я ему, наверное, уже раз сто объясняла, что у меня магнетический голос. Помимо брачной песни, я еще исповедную знаю. И вообще при желании любого разговорить могу, а он…

– Вардар! – послышался голос Икоры.

Я затаилась у двери, с любопытством наблюдая за ведьмой. В последние дни она непривычно грустная. Зато зелья стала варить отменные. Чего стоит одна ее противоплесневая сыворотка! Она подбежала к моему мужу и, не смотря на его устрашающий вид, совсем близко. Слишком близко, я бы сказала. Очень даже захотелось выйти из своего укрытия и оттащить ведьму на три шага. А лучше на пять. И можно за волосы.

– Белый пришел в себя! – произнесла она восторженно. Конечно, от такой новости Вардар взбодрился и даже расплылся в улыбке. – Ты уезжаешь?

– Всего на пару часов, – ответил нехотя муж. – Вначале повидаю его.

– Нет! – Икора положила ладонь Варду на предплечье и слегка погладила. Вот же… ведьма! – Он увидит тебя и будет скулить, когда уйдешь. Сейчас ему нужно поесть. Купи у знахаря целительной мази. Рана почти затянулась, но с лекарством процесс пойдет быстрее.

Вардар с благодарностью посмотрел на Икору и кивнул. А она, божественное отродье, руку так и не убрала. Все поглаживала и поглаживала, пока моему терпению не пришел конец. Открыв дверь с ноги, я вышла к ним и с недовольством посмотрела на конечность ведьмы на моей законной собственности.

– С Белым я побуду, пока Вардар не прилетит, – вызвалась добрая я. – Он меня всегда рад видеть. И хвостом виляет, когда я рядом. А еще облизываться лезет. Это собаки так любовь проявляют. Да, Вардар?

И мы обе посмотрели на моего мужа. Он смотрел на мое самодельное платье и опять хмурился. Такое ощущение, что ни единого слова не услышал, но все равно ответил:

– Да.

А потом снял с себя накидку и набросил на меня. Я хотела возразить, что в форте совсем не холодно, но по его виду поняла, что лучше не спорить. Потому что жена – самая близкая мужу личность. И все понимает без слов. Послав предупреждающий взгляд стражу на воротах, хозяин форта вышел наружу и засвистел. Тут же послышался рев дракона и шорох крыльев. Они с Дроном улетели, а мы с Икорой остались во внутреннем дворике одни.

– Ты когда мне сапоги вернешь? – спросила она, поставив руки в боки.

– А ты когда стиральное зелье сваришь? – в тон ей спросила я и позу повторила.

Она охнула и прищурилась.

– Я же три дня назад сварила целый казан!

– Так закончилось уже! Ты знала, что местные свою одежду последний раз в прошлом году стирали? Я еще вчера объявила неделю стирки. Не знаю, где ты была в этот момент.

И Икора опять пораженно охнула.

– Да я же в башне все время торчу! Позавчера сыворотку от грибка варила, а вчера весь день над средством для чистки меха и ковров работала. Потому что кое-кто пожелал аромат горной свежести – самый сложный из всех ароматов.

– Ну, вот и замечательно! – воскликнула я. – И зачем, спрашивается, тебе сапоги, когда ты никуда не ходишь?

Я развела руками и пошла в кухню прихватить Белому еды. Вардар его к нам хотел, но Икора вызвалась выхаживать пса по ночам – она страдала от бессонницы. А нам с Вардаром и так было чем заняться.

– И про стиральное зелье не забудь! – напомнила я. В ответ услышала невнятное ворчание. Даже настроение поднялось. Потому к Мире на кухню я вошла с широкой улыбкой. – Добренькое утречко! Что у нас сегодня на завтрак?

Старая магиня поклонилась мне, подняла крышку огромной сковороды и свела брови на переносице.

– Курица и омлет, – произнесла она как само собой разумеющееся.

– Пора бы разбавить рацион, да? – догадалась я.

Мира робко пожала плечами.

– Раньше мы и этого не имели. Любой пище благодарны. Слава Асиль!

– Угу, – задумчиво протянула я, а в голове уже созрел новый план действий.

– Общий сбор через час, – приказала я кухарке и взяла миску с мясом для пса.

– Общий? – удивилась Мира. – И с шахт тоже всех звать?

– Всех! – распорядилась я и помчалась в спальню Икоры.

Белая тварь лежала на чистых голубых простынях ведьмы и беспрерывно скулила. Но стоило ей увидеть меня с миской еды, тут же смолкла и завиляла хвостом. А сколько благодарности, надежды и необъятной любви в глазах… Жалко стало пса. То есть мне и раньше было жаль, но больше все-таки Вардара. Думала, что зря он так привязался к питомцу, сама ведь через это проходила, а после страдала. Но глядя в эти преданные глаза, я поняла, что псу любовь и забота нужна не меньше, чем мужу.

Медленно подошла к Белому, присела и поставила миску рядом. Он был голоден, но не набросился на еду, а первым делом лизнул мою ладонь, лишь тогда приступил к трапезе.

– Волкодавчик, – проговорила я, погладив мохнатого между ушами. Он забил хвостом по постели, поднимая пыль. Я улыбнулась и нежно добавила: – Беляшик! Давай дружить, а?

Пес недоуменно на меня посмотрел и смешно поджал уши. Вот лучше бы мне руна понимания животных досталась, чем насекомых. Хотя… С теми тоже неплохо.

– Мне пора! – воскликнула я и живенько встала. Белый порывался пойти за мной, но я его остановила. – А ты здесь оставайся, отдыхай. Позже еще приду! – И шепотом добавила: – Икоре скажу зелье против блох сварить!

Беляш поджал уши, но спорить не стал. А я на этот раз поспешила в подвал – выполнять следующий пункт плана. Прав был Вардар – к заключенным вела только одна дверь. И когда я только подошла к ней, меня окликнул страж.

– Э-э-э… Святое дитя! А вам туда нельзя!

Выдохнула, обернулась и улыбнулась магу.

– Ты, Идор, молодец! Свою работу выполняешь ответственно. Я так мужу и передам. Но разве ты не слышишь?

Страж напрягся, прислушался. Я тоже сделала вид, что прислушалась.

– Заперто там, госпожа. А ключ милорд мне оставил. Но я вам его не дам – велено никого не впускать.

Ну что ту скажешь?

– Молодец! Очень хорошо! Очень! – выдохнула и серьезней добавила: – Но там точно что-то гремит. Ты сам зайди и проверь. А вдруг пленные выбрались? Ох и не понравится это Вардару.

Идор побледнел, сжал рукоять меча и потопал ко мне. Вот и замечательно!

– Что там? – настороженно спросил он и шепотом добавил: – Если маги освободились, я их не сдержу. Они меня одним махом на тот свет отправят.

– Нет, что ты! Асиль тебя убережет, – заверила я. Врала, конечно, но без этого никак. – Ты только глянь одним глазком, и все. А я вход посторожу.

И, как по сигналу, в подвале действительно загремело. Я-то знала, что это гигантская сороконожка, но Идор и не подозревал, потому довольно смело пошел на звук. Внизу он пробудет часа три, не меньше – таков был договор с моей подвальной помощницей. Она его в углу придержит и за пленными приглядит, а я ей – горку блох. Тем временем ворота будут под моим присмотром. Дернув за рычаг, я открыла их нараспашку и присмотрелась. На земле, выстроившись, ждали муравьи.

– Это она! Она! – запищали они в один голос. – Повелительница кристаллов.

И тут один как заорет на всех:

– Тишина в строю!

Писклявые голоса в моей голове вмиг стихли, а я, наконец, смогла сосчитать муравьев.

– Ровно двадцать. Хорошо. Итак, приступим! Как насчет сделки?

– О, сделка! Сделка с великаном! – вновь заголосили муравьи. – Но кладку кузнечиков сдавать не будем.

– Разговорчики! – вновь заорал главный, и все вмиг стихли.

– Меня зовут Алира. И да, я – повелительница кристаллов. Знаю, как они вам нравятся, особенно, радужные.

Я достала из нагрудного «кармана» крохотный осколок и подставила его под лучи солнца.

– О-о-о-о! – в один голос воскликнули муравьи. – Кристалл! Подарим его матке. Матка будет в восторге!

– Он ваш, – заверила я и спрятала кристалл обратно, – но сначала окажите мне услугу: принесите до полудня из ближайшего леса, что за полем, двадцать бревен.

Муравьи подозрительно притихли. Сначала повернулись посмотреть, где лес, потом переглянулись между собой и уставились на меня.

– Это невозможно, – возмущенно воскликнул главный.

Я махнула рукой и увеличила муравья до своего размера.

– О-о-о-о! – восхитились остальные. Их тоже увеличила.

– Все возможно, когда очень хочется! – философски подметила я. – Если пчел увидите, передайте, что у меня есть первоклассное средство от медведей. Меняю на мед!

Главный муравей деловито кивнул и скомандовал:

– Строй! За мной шагом марш!

Облегченно выдохнув, я вернулась во внутренний дворик и наткнулась на десятки пораженных магов.

– А… А… Вы всех собрать велели, – напомнила Мира.

Ну конечно, для них у меня тоже задание имелось.

– Сарай и восточную башню освободить полностью. Весь хлам сжечь или закопать за пределами форта. Подготовить три больших помещения, – начала загибать пальцы. – Склад для хранения бревен, рабочий цех и хранилище готовых товаров. Место для бревен освободить в первую очередь. Мира! Бери нескольких магов, нужно сбить бочек десять.

– Для чего, святое дитя?

Вот не люблю я лишних вопросов. Но народ явно жаждал подробностей.

– Для меда. Вы жизнь форта налаживать собираетесь, или как?

В ответ раздался восторженный гул.

– Отлично! Тогда до обеда налаживаем жизнь форта, потом, собственно, обед, а после Вардар приедет, так что можно будет дальше бездельничать.

Раздав указания, разогнала магов и заметила на старой лавке возле колодца Икору. Уже подумала ее отчитать и тоже прогнать работать, но больно уж несчастной выглядела ведьма. Подошла поближе, присмотрелась.

– Ты что, плачешь? – не поверила я.

Икора шмыгнула носом, стерла слезу и призналась:

– Нет, ты что. Я же ведьма.

Правда после этого она прямо-таки очевидно разрыдалась.

– Ну-ну! Ты чего? – посочувствовала я и присела рядом на лавку, рискующую развалиться от веса двоих. – Стиральное зелье не удалось?

Ведьма покачала головой и утерла слезы.

– Удалось все. Только что в прачечную отнесла. Тильда все хвалила и хвалила. Говорит, у меня аромат горной свежести каждый раз все лучше получа-а-а-ется.

И ведьма снова горестно заревела. Я бы с радостью ее пожалела, вот только совсем не понимала за что.

– Это же хорошо, Икора!

Она вмиг забыла о печали и зашипела на меня, как гремучая змея:

– Ты посмотри в кого я превратилась!

Я даже отпрянула на случай, если она ядом брызгать начнет.

– Я – ведьма! Ведьма я! Меня уважать перестанут. Ты мне всю репутацию загубишь своими бытовыми зельями. – Икора натурально зашипела, а снова впала в грусть. Всхлипнула, утерла слезы и жалостно проскулила: – Любая уважающая себя ведьма должна хотя бы раз в жизни приготовить любовный приворот. Ну или зелье тотального несчастья сварить – у них рецепты похожи. Только от невезучего бородавки сразу выскакивают, а от любовного глаза краснеют. А я… Эх…

Столько печали затаилось в этом юном создании, что смотреть без душевных терзаний было невозможно. Я быстренько осмотрела дворик, прикинула, что все под контролем: страж в подвале, маги при деле, насекомые в пути, а у меня свободная минутка образовалась. Почему бы не сотворить добро ближнему?

– Слушай, Икора. Любовный приворот на территории форта я тебе точно не дам варить, но вот зелье невезенья меня заинтриговало. Его же на пленных можно применить, да?

– Да, – робко произнесла она и с надеждой посмотрела на меня огромными зеленым глазищами.

– И что там тебе не хватает для полного счастья?

– Так цветка любви же и не хватает. А его найти просто нереально.

На что я загадочно усмехнулась.

– Все возможно, когда очень хочется!

Вардар

Никогда не понимал любви его величества к Атли. Для меня ясно как день, что он подлец и предатель, пусть даже и в родстве главой государства. Именно по этой причине Асвальд зашел слишком далеко – думает, что неприкосновенен, что его слово весомее других, что ему – не мне – поверит король… Пусть… Может, и так. Но я начинаю думать, что Алира права, и я действительно выполняю ту роль, которую король не поручил бы никому другому. Ведь те надзиратели, которых он посылал до меня, не добились успехов. Только видели кристаллы, сразу пытались их продать. И чаще всего покупателями оказывались шпионы драконов. Такое чувство, будто его величество сплошь окружен лишь предателями, и все – от его ближайших родственников до слуг – шпионы.

Я рос в глуши, подальше от столицы, двора и интриг. А когда вошел в наследство и поселился в родовом поместье, он и года мне не дал насладиться роскошной жизнью. Слова Атли хватило, чтобы я попал в немилость его величества. Он отправил меня сюда одного. Лишь Квока дал в слуги, и тот оказался предателем. Король велел нанять работников среди местных. Но у тех при слове «кристалл» капала слюна и блестели глаза. Я понял, что с такими не наполню ни одного хранилища, а торчать в этой горе вечность мне не хотелось. Первый год было трудно. Я работала в одиночку. Из глупости. Из вредности. Из принципов тоже. Потом пришел первый беспризорник, попросил ночлег. И стоило его впустить, форт стал сигнальным факелом для заблудших душ. Они шли ко мне десятками, и ни один ни разу не обворовал, не предал. Даже несмотря на то, что терять этим магам нечего. Кроме, пожалуй, дома, в котором они нуждались.

В конечном итоге я справился – все хранилища переполнены. Даже те, которые успел подорвать Квок, мы приведем в порядок до приезда его величества.

Я улыбнулся своим мыслям и подбадривающе погладил Дрона по шее. Совсем скоро мы прилетим домой. Эта вылазка была плодотворной: дракон поймал несколько рыбин, а я купил все необходимое в городе и отправил королю зашифрованное послание от имени трактирщика. Теперь мне оставалось только надеяться на мудрость и здравомыслие его величества. За верную службу я жду главной награды – права вернуться домой.

«А это ли главное?» – мелькнула мысль.

Но от нее меня отвлекло движение внизу. Свистнув Дрону, я направил его вниз и присмотрелся.

– Дракону ж в… Али-и-и-р-р-ра!

Неугомонная! Одно из двух – либо я ее все же придушу, либо… Нет, ну не стану же я ей во всем потакать?

Дракон издал рев ужаса и поднялся повыше. Я его понимал, сам опасался строя огромных муравьев, выкосивших приличный участок леса.

– Мы доберемся в форт раньше, – заверил я. А вот потом мне очень нужно сдержать свою магию: Алире она не навредит – знаю, но устоит ли форт? К слову, о нем. – Какого… Это что, паутина?

Дрон издал очередной рев и приземлился на поляне около центральных ворот. То, что они были нараспашку, меня не так волновало, как открывшийся вид: ворота, каменные стены форта и весь внутренний дворик были увешаны паутиной, огромными коконами шелкопрядов, такими же по размеру ульями и кладками яиц сомнительного происхождения. И между всем этим добром хаотично раскиданы бревна разной величины.

А в эпицентре хаоса – она, причина моей ранней седины и, чувствую, скорого облысения. Дитя богини – чтоб ее – беззаботно порхала от одного гигантского насекомого к другому, деловито раздавая указания. Так увлеклась беседой с термитом, что меня и не заметила.

– Слушай, да у тебя талант! – воскликнула Алира. – Узор для изголовья кровати просто чудо.

Чудо то, что этот термит – размером чуть меньше Дрона – вообще поместился внутри форта. Меня волновал один вопрос – не сожрал ли он магов? Потому что, кроме моей жены и настырной ведьмы, никого больше я не увидел. Икору, казалось, вообще не заботило происходящее. Я впервые слышал, чтобы она напевала веселую мелодию, помешивая в казанке дурно пахнувшее варево. Да они совсем обнаглели!

– Алир-р-р-а!



Глава 15

Алира

Вот Вардар обрадуется, когда это чудо увидит! Нет, ну безразличным точно не останется. И кто бы знал, что у термитов так развито чувство прекрасного? Я очень четко себе представила наше новое красивое ложе с витиеватым узором у изголовья. Позже можно заполнить бороздочки кристаллом, и вот тогда точно чудно будет. Вард упадет в вост…

– Алир-р-ра!

Как гром средь ясного неба, честно слово. Я даже за сердце схватилась, а Икора выронила черпак, которым помешивала зелье для пчел. Он там, бедный, и потонул, только пузырьки показались.

– Какого дракона здесь происходит? – вновь прогремело.

Нет, не показалось. Резко обернувшись, узрела любимого дикаря. Он в завесах паутины, оказывается, прятался и за нами подсматривал.

– Ты зачем так рано вернулся? – с недовольным прищуром спросила я. – Весь сюрприз хотел испортить, да? Что ж, у тебя получилось!

Даже обидно стало. Я ведь хотела беспорядок до его приезда убрать, но кто же знал, что у муравьев так много друзей?

– Кхм, – робко подала голос Икора и кивнула в сторону столовой. – А ведь уже обед. Вардар к обеду обещал вернуться.

Выходит, не права-таки я. Зыркнула на мужа, виновато улыбнулась и очень попыталась исправиться.

– Сюрприз! – радостно воскликнула и незаметно махнула рукой, уменьшив термита до его природного размера. Он, правда, негодовал, что ему – художнику – нужно закончить работу. Но, по правде говоря, по сравнению с гневом мужа, недовольство термита не казалось бедой. А горящие глаза Вардара – вот это да!

– Ты сошла с ума! – вдруг заявил он таким тоном, что только действительно сумасшедший стал бы оспаривать. А я такой не была, потому промолчала. – Как ты могла поставить под угрозу безопасность всего форта? Хранилищ, от которых зависит наша судьба, и свою собственную жизнь?

На последнем он повысил голос. Что самое обидное, даже Икора решила за меня вступиться.

– Вардар, да ты только посмотри, сколько всего полезного мы сегодня произвели для фор…

– Молчать! – рявкнул он на ведьму.

Та от неожиданности отскочила и едва не перевернула котелок – вовремя его придержала, но обожглась и зашипела от боли. Хорошо, что у нас так много паутины. Ее же не только в качестве сверхпрочной веревки и рыболовных сетей можно использовать, а еще как лечебный бинт. Икора об этом мне сама сказала, потому быстро удалилась, прихватив с собой ножик, чтобы отрезать кусочек. И Вардару в спину скорчила рожицу. Как я ее понимала!

– Слушай, ну чего ты нервничаешь? – попыталась успокоить мужа. – У меня все под контролем.

– Под контролем? – прошипел он и ткнул пальцем в один из ульев. Оказалось, что пчел страх как достали эти медведи. Полосатые едва услышали, что у местной ведьмы зелье вредительское имеется, сразу согласились наполнить шесть бочек меда. Естественно, дела пошли быстрее, когда я их увеличила. – Я могу себе представить, какого размера было жало у такой пчелы.

Вардар указал на свой меч и пытливо на меня уставился. Даже стыдно почему-то стало, и я потупила взгляд.

– Больше.

– А паук? – требовательно спросил муж и осмотрелся. – Как он форт не развалил?

– Он на крышу колодца вылез, – призналась я. – Заодно дыру в ней залатал. И вообще, очень даже приятный тип оказался. Не асоциальный.

– Боги, Алира! – обреченно простонал Вардар, закрыл глаза рукой и сел. Сел и не заметил, что лавка новая – термит выгрыз. И даже столик из огрызков получился. А на нем деревянный поднос с узором и три стакана с порчевым зельем Икоры – для пленных стынет. – Ты впустила в форт малоумных гигантов. Кто знает, что бы взбрело им в головы?

– Но я разговариваю с ними! – заверила я. – Понимаю каждое слово и знаю, как договориться. Теперь у нас предостаточно дерева для мебели. Посмотри на эту паутину – прочнее лебедки в твоей шахте!

Я закружила возле Вардара, пытаясь показать ему все сегодняшние дары. И хотя он наблюдал за мной с явным неодобрением, казалось, буянить больше не будет. Икора тоже это поняла, потому начала медленно подкрадываться к своему зелью.

– А вот это, милый мой, настоящий шелк! – я любовно погладила мягкий кокон, оставленный бабочкой шелкопрядом. Эти прекрасные создания вообще ничего взамен не просили. Только пожаловались, что с потомством у них туго. Ну а мне же не составило труда быстренько вырастить пару яиц. Ну… пару десятков. Может, сотен. Не суть. Шелковую фабрику рядом с мебельной наладим. – Самое главное что? – спросила я. – Мне же платья теперь покупать не нужно! Мне Тильда – наша прачка – пошьет все семь штук. А Икора красители сварит, и все разных цветов!

Вардар точно не мог не оценить. Я все ждала хоть полуулыбку, хоть капельку радости в глазах, но он смотрел на меня драконом молча и тяжело сопя.

– И где все? – спросил он.

– Улетели-уползли уже.

– Маги! – уточнил муж.

– А, так обед! Мед дегустируют.

– А страж?

– Он вообще умничка! – заверила я. – И даже попытался меня остановить.

Вардару этого оказалось мало, и он послал мне взгляд исподлобья – пришлось признаться.

– Ну, я попросила свою подвальную помощницу его развлечь на время.

– Паучиха? – грозно предположил Вард.

– Нет, ну что у меня, фантазии нет? Сороконожка.

Губы Вардара, наконец, расплылись в улыбке. Правда, слегка нервной, а если присмотреться, так вообще зловещей. Но я все же улыбнулась в ответ по-своему – божественно. И в этот момент Икора как раз собралась стащить со столика поднос, но Вардар резко схватил ее запястье и та-а-а-ак посмотрел.

– Это лимонад! – тут же соврала ведьма. А я по взгляду мужа поняла, что иногда лучше спасительная ложь, чем горькая правда.

– Да-да! – поддержала я. – Для пленных. Мира – добрая душа, передала. А то как они там, бедные. Третий день без еды да воды.

И мы с Икорой обе притихли, потупив взгляды. Я не смотрела, но тяжелый взгляд мужа ощущала очень явственно. Помоги, Асиль! Кажется, он зол. Непонятно только, почему.

– Значит, лимонад? – зловеще произнес он и резво схватил стакан.

И надо ж было именно в этот момент приползти муравьям:

– Хозяюшка, последнюю партию бревен принесли. Куда складывать?

Но это, конечно, только я услышала. Потому и отвлеклась.

– Вардар, нет! – заорала Икора. И когда я вновь посмотрела на Варда, было слишком поздно. Он уже залил в себя «лимонад», а после еще и перевернутым стаканом грохнул о столик.

– О, не-е-ет, – простонали мы с ведьмой одновременно.

Только Икора громче и отчаянней. Я-то знала, что со мной Вардару тотальное невезение не грозит. Если только волдырями весь покроется. Но, если честно, может, ему для разнообразия и полезно. Чтоб вредным таким не был.

– Там оставьте, – раздраженно бросила муравьям, а сама подошла поближе к мужу, с опаской наблюдая за его лицом. – А волдыри как скоро появятся? – уточнила у ведьмы.

– От лимонада? – с прищуром спросил Вардар.

Икора поджала губы, изображая немую рыбу, и глаза округлила – тоже, как у рыбы. Она явно что-то пыталась мне сказать, но никак не могла решиться.

– Смелей! – подбодрила я и зыркнула на Вардара – ни единого прыщика. И вообще, красивый он у меня.

Икора вся напряглась, покраснела, кулачки сжала… А потом как выпалит:

– Й-я, кажется, таки любовный приворот сварила!

И тут муравьи – им, конечно, нет никакого интереса до наших дел – совсем не вовремя:

– Дело сделано! Готовы получать плату.

Снова зыркнула на мужа. Вардар по-хозяйски расселся на лавке и с явным весельем посмотрел на Икору. Потом на меня, потом снова на Икору…

Так, стоп!

– Что ты сделала? – вкрадчиво спросила я, сделав к ведьме шажок.

– Ну, прости! – пискнула она и отступила. – Я вообще-то не уверена. Но понимаешь, мысли ведьмы, они же такие… Неуправляемые. Мне же любовного приворота хотелось страх как. Намного сильнее, чем какого-то порчевого зелья. Этих порчевых я еще тысячу штук за жизнь сварю, а любовный, он же… Кого мне тут в себя влюблять-то, а? Вардар уже занят, остальные маги неприглядные, и давно бы уже в меня сами влюбились, если бы хотели. А тут свежее мясцо. Военные – мечта любой девушки. Ты их трицепсы видела? Мне бы хоть одного такого в личное пользование на пару часиков. Я же тогда самой счастливой ведьмой в Альторе буду!

Пламенную речь Икоры перебил ненавязчивый смешок Вардара. А потом и ехидный комментарий:

– Но зелье все же я выпил.

Нет, ну нормально? Такое ощущение, что его сей факт вообще ничуть не огорчал. Вардар все переводил свой насмешливый взгляд с меня на ведьму и, в конце концов, прикрыл рот кулаком, будто вообще собирался заржать. Икора на его заявление только невинно улыбнулась и развела руками. Это, пожалуй, и стало последней каплей.

– То есть всё? – с вызовом прикрикнула я. – Всё нормально, да? Ничего страшного? Мой муж под действием любовного приворота, и влюблен вовсе не в меня, а вы прос…

– Хозяюшка!

Жестом показала этим двоим подождать минутку и обернулась к муравьям. Быстренько поблагодарила, уменьшила и вручила радужный кристалл – все же договор есть договор!

Развернулась обратно, послала ведьме божественно-убийственный взгляд. Мужу еще хуже. И продолжила:

– А вы просто руками разводите да хихикаете?

– Погоди-ка! – с явным издевательством протянул Вардар. – А разве у тебя не все под контролем? Насекомые, руны, весь форт, пленники и даже ведьма с ее бредовыми идеями? Ты ведь дочь богини – всесильная!

В ответ на мой злющий, как у самого голодного дракона взгляд, он послал свой – насмешливый.

– Ну, все! – пригрозила я.

И действительно, я была на пределе. Пожалуй, все же слишком многое на себя взяла. Не достаточно одного лишь желания преобразить жизнь, сделать ее ярче и комфортнее. Хорошо бы еще иметь поддержку близкого. А ее нет. Где моя поддержка в стремлении наладить быт? Я все взвалила на свои хрупкие плечи, за что и поплатилась. От одной мысли, что Вардар возжелает другую, меня бросило в жар. А еще в районе сердца что-то больно кольнуло. И еще эти руны опять… Руны?

Ноги стали словно ватными, и я пошатнулась. Вард вмиг перестал улыбаться и резко встал с лавки, не дав мне упасть. Но даже его объятия не улучшили моего состояния. Руку обожгло резкой болью, перед глазами появилась белая пелена, и сознание начало медленно уплывать куда-то за грань реальности.

– Алира!

Я слышала голос Вардара и суету Икоры, но не могла ответить. Из последних сил сдерживала крик боли, но так и не удержала.

– Какого дракона? Что ты с ней сделала?

– Это не я! Клянусь Асиль.

– Ты же не веришь в нее, ведьма!

– Но все равно это не я!

Их спор становился все тише и тише, пока вовсе не затих. Меня поглотила божественная сила и унесла высоко к небесам. К Асиль.

***

Когда я распахнула глаза и поморщилась от яркого света, то уже точно знала, куда попала. По крайней мере, я собралась с мыслями и была готова к встрече с ползущей тварью. Но моей руки коснулось что-то мягкое и пушистое. И это же что-то противно мяукнуло. Подняв голову, увидела черную кошку с такими же черными, как сама бездна, глазами.

– Рада видеть тебя, Алира, – прозвучал божественный голос в моей голове.

– Почему ты всегда в разных личинах? – спросила первым делом.

Почему-то именно это меня волновало больше всего. Других мыслей не было. Я ощущала какую-то тревогу в сердце, но вспомнить не могла, сознание как будто погрязло в необозримом тумане.

– В тебе моя частичка, но все же ты недостаточно сильна, чтобы устоять перед моим божественным сиянием, – произнесла матушка. – Оно поглотит тебя, милая.

– Но почему кошка? А в прошлый раз змеюкой была.

– Сегодня у меня игривое настроение, – поведала богиня, и черная кошка у моих бедер легла на спину, подставив мягкое брюшко. Пришлось чесать.

– Я знаю, что ты хочешь сказать мне что-то важное, предупредить, – начала я осторожно. И с этими словами чувство тревоги усилилось. Конечно, я первым делом подумала о Вардаре. Только он и занимал все мои мысли. – Что-то с мужем? Я не могу вспомнить.

– О, Алира, – протянула Асиль с ноткой грусти. Она перевернулась, влезла мне на колени и уставилась на меня своими бездонными глазами. Смотреть было страшно, но оторвать взгляд я не могла при всем желании. – Вардар всегда был способным и умным мальчиком, из которого вырос бесстрашный и непоколебимый воин.

– Это ведь хорошо? – прозвучало, как вопрос. Хотя я сама знала, что хорошо.

– Как сказать, милая. Видишь ли, я давно запланировала для него важную миссию. Пожалуй, слишком многое на него взвалила. Я послала ему тебя в помощь, но вижу, что он от столь щедрого подарка отказывается. Каждый раз, когда он думает воспользоваться твоими дарами, ощущает себя слабым. Одно дело, когда он усложняет себе жизнь, и совсем другое, когда он отталкивает тебя и свои чувства к тебе. Он борется с ними, не впускает в свое сердце любовь.

Я фыркнула.

– Еще бы!

Кошка недовольно прищурила глазища.

– Ты уверена, что понимаешь его мотивы? – спросила она.

– Асиль! Ты ведь всю жизнь у него отбирала все самое ценное. Ты сама сказала. Конечно, он боится привязываться ко мне. Он даже детей от меня не хочет, потому что думает, что либо я сама его предам и сбегу, либо меня украдут. Я видела ту тоску в его глазах, и знаю, какую боль ему это принесет. – Конечно, нехорошо угрожать божественным силам, но у меня все же в голове разгуливал туман, так что… – Если ты так с ним поступишь, то я… больше никогда не стану с тобой разговаривать. Вот!

Я с вызовом и, одновременно, страхом посмотрела богине в глаза, а она вдруг взяла и замурчала. Сильно так, что меня саму всю от вибрации трясти начало. Но приятно. Я выдохнула и немного успокоилась.

– Прости, матушка, за грубые слова.

– Ты – моя дочь, – с неприкрытой гордостью заявила она. – И защищаешь свое с достоинством. Запомни одно, Алира: я не против тебя. Я – за тебя. Всегда.

Лишь когда я робко кивнула, она прекратила меня гипнотизировать и улеглась калачиком на моих коленях, продолжая мурчать и излучать приятное тепло.

– Значит… Ты не разлучишь нас с Вардаром?

– О нет, – прозвучал уверенный ответ.

Прямо от сердца отлегло. Правда, я надеялась, что матушка скажет что-то еще, какое-то напутствующее слово или поручение, но она лишь мурчала и, кажется, вообще удумала спать прямо на мне. Вокруг нас в белесом пространстве появились едва уловимые расплывчатые образы. Я узнала Святую гору и поляну возле нее. А потом увидела маленькую девочку, бегущую с воздушным змеем по склону горы, и невольно улыбнулась – это я. Мои самые любимые детские воспоминания. Того змея я соорудила из платья верховного жреца. Он меня за это на двухнедельный суровый пост посадил, а ведь мне было всего семь. А потом всплыл новый образ, где я, хихикая, рвала синие ягоды, чтобы сделать краситель для бороды самого противного жреца. Моменты из прошлого сменялись одним за другим, и я подумала, что Асиль таким образом пытается меня пристыдить. Правда, стыдно мне ничуть не было.

– Никогда не забывай, кто ты, – прошептал голос в моем сознании. – В любой ситуации будь верна себе, моя девочка. Никто не вправе сломить или переделать тебя. Потому что в тебе самая светлая душа из всех, которые я создавала. Ты – мое любимое творение.

Никогда я не слышала слов приятнее. Теперь и представить трудно, что могло бы затмить их. Знать, что ты любимая дочь своей матери – это лучший подарок.

– Спасибо, – с благодарностью произнесла я и погладила кошку.

Я ведь никогда раньше не задумывалась, что и Асиль может скучать и тосковать. И даже ей – всесильной богине – иногда хочется немного ласки и добрых слов. Кому не хочется? Кажется, мои мысли прояснились, потому что в один момент их стало слишком много. Но из всего их хаоса всплыл один важный вопрос:

– Ты сказала, что у Вардара миссия? Какая?

– Хм… Разве я не говорила? – Кошка прямо на моих глазах начала испаряться, образы прошлого исчезли, а божественный свет заслепил глаза настолько, что пришлось их зажмурить. Лишь голос матушки все еще звучал. – Вардар должен убить короля драконов. Только так в вашем мире наступит мир.

«Алира!..»

– Но без тебя он не справится.

«Алира, очнись!..»

– Ты дашь ему то, чего не хватает.

«Боги, посмотри на меня…»

Голоса перемешались, но в какой-то момент остался только один. Любимый. Тело теперь ощущалось иначе – тяжелее. И казалось, будто меня держали на руках. Запахи, ощущения – все было другим. Так я поняла, что вернулась.

Глаза удалось открыть с третьей попытки. Все тело страшно ломило, а руку, где располагались руны, очень жгло. Если у меня открылся новый дар, то он должен быть действительно сильным. Иначе от чего так мучительно больно?

– Кажется, она пришла в себя, – раздался над ухом голос Икоры.

Но первым делом я увидела озабоченное лицо Вардара. Увидела и все вспомнила.

– Ты зелье выпил! – обвинительно произнесла я.

А он? Облегченно выдохнул, будто ничего страшного не произошло.

Я решила быстро оценить обстановку и повернулась, чтобы посмотреть на Икору. Но мое внимание привлек открывшийся вид. Я даже проморгалась для достоверности – собственным глазам поверить не могла. Стены форта покрылись зеленым мхом. И не простым, а цветущим, с самими удивительными и разнообразными цветами. Я так и открыла рот, пораженно изучая это красоту. Как будто кто-то накрыл весь форт зеленым ковром. И все растения вились, росли и цвели, заполняя щели в стенах.

– Это все я? – уточнила на всякий случай.

Вардар опять выдохнул. На этот раз горестно.

Ты.

– Святую ж мать! – пробормотала Икора, с восторгом наблюдая за этим чудом.

– Прости, что? – спросила я.

– Говорю, слава Асиль! Это правда ты? Если правда, то это же… Это же… Ух! Мы же теперь голодать никогда не будем! И зелья! Море зелий на любой вкус и цвет. А ты можешь любые цветы создать? А деревья? Грушу сделаешь? Сто лет грушу не ела!

Икора всплеснула ладонями и даже подпрыгнула. Если бы кто мне сказал, что ведьма будет так себя вести, я бы покрутила пальцем у виска.

Медленно перевела взгляд на Вардара и прищурилась. Меня сейчас только одно волновало:

– Как ты себя чувствуешь?

– Беспомощно, – буркнул он. Это притом, что это у меня сил почти не было. И я по-прежнему находилась у Вардара на руках. Удобно, кстати.

– А если конкретней? – пристала я. – Жар в груди? Необычные ощущения? Желание поцеловать не меня?

– Гру-у-у-шка!

Икора явно не в себе, но меня ей не отвлечь. Я пристально смотрела на мужа, он на меня – несчастно. Потом вопросительно. Затем его брови сошлись на переносице, и он метнул взгляд на столик с «лимонадом». Столик, к слову, тоже весь зеленушкой покрылся.

– Да не пил я его, – вдруг заявил муж. – Ты за кого меня принимаешь?

Икора охнула, подняла деревянный стакан, а оттуда выпал брусок замороженного зелья.

– А-а-а! – протянула ведьма. – Так ты только сделал вид, что выпил. И зачем, спрашивается?

Вместо Варда ответила я.

– Как зачем? Чтобы меня до драконьего бешенства довести. Это ему в радость.

Я брыкнулась, чтобы он меня поставил на ноги, но кое-кто намеков вообще не понимает.

– Отпусти меня! – грозно приказала.

– Угу. Уже!

И совсем не отпустил. Так мы и продолжили друг друга пилить взглядом.

– Слушайте, я сегодня грушу дождусь? – раздраженно спросила Икора. Вот это на нее похоже.

Я не менее раздраженно махнула рукой, и земля под нами задрожала. А все почему? В том месте, куда я махнула, прямо из каменной кладки внутреннего дворика начало расти дерево. Очень стремительно и шумно.

– Прекрати это! – заорал Вардар.

Я только сейчас глянула на руку и пораженно округлила глаза. Верховная руна! Авьер – повеление растениями. Дар очень сложный, многогранный, нужно годами изучать все возможности, а я… только что за минуту вырастила дерево. Присмотрелась – грушевое. С плодами!

– Очешуеть!

– Алира! – с укором рыкнул Вардар.

– Нет, ну ты посмотри!

Я ткнула ему под нос руку, где светились сразу две руны – первая и четвертая. Икоры уже рядом не было, так что можно было говорить, не таясь.

– Азет взаимодействует со всеми рунами. И усиливает их. Это подарок Асиль, не иначе! Ты хоть понимаешь, сколь могущественный этот дар?

– Я понимаю, Алира, – твердо заявил муж, – но это дерево здесь неуместно. Сама посмотри!

У дерева уже собрались едва ли не все жители форта, благословляя Асиль и нас с Вардаром набитыми грушами ртами.

– Ну, прекрасно же!

– Ствол почти перекрыл вход в подземелье, – заворчал Вард. – И еще меня интересует, куда вросли корни? Особенно, если учесть, что под нами камеры.

Вардар весь напрягся, а потом аккуратно посадил меня на лавку и стремительно направился к двери в подвал. А я, конечно, за ним, хоть ноги и слушались с трудом. Без меня он с сороконожкой так легко не справится.

– Вардар! – позвала я. – Погоди!

Он с трудом протиснулся в проход и исчез в темноте подвала. Мне же так сразу пройти не дали. Если от Вардара по обыкновению отступали подальше, то ко мне народ тянулся. Во всех смыслах. И поняла я, что пока каждый не поблагодарит меня лично, в подземелье не попаду.

– Пожалуйста, пожалуйста. Да-да, я такая! Слава мне, да! Спасибо. Яблочное? Запросто! Денежное? Нет, ну вы совсем уже обнаглели!

А потом кто-то как заорет:

– Пожар! Форт горит!

Все дружно ахнули и повернулись туда, куда указал орущий. Действительно, главные ворота форта ни с того ни с чего воспламенились. Я, как и все, оторопело смотрела на это недоумение, пока кто-то еще не крикнул:

– Тушить! Быстро! Несите воду из колодца.

Все мигом засуетились, а пока маги бегали по двору, пыталась придумать, что предпринять. Сейчас у меня были активны целых три руны. Но ни одна не могла остановить быстро распространявшийся пожар. И, как назло, совсем рядом на стене форта весел кокон шелкопряда. Он загорелся быстрее, чем я успела охнуть. И как будто мало нам было проблем…

– Пленные! Пленные сбежали! – заорал выползший из подвала страж. Ни сороконожки, ни Вардара рядом с ним не было. Сам он был ранен и едва стоял на ногах. А как только меня увидел, так и вовсе расслабился и упал на ствол груши.

Груша! Чтоб ее… Если Вард прав, то корни разрушили внешние стены подвала, и маги сбежали. Они слабы, ведь мы их три дня на голодном пайке держали, но как поджог устроить – точно могли сообразить. Отличный отвлекающий маневр, чтобы сбежать.

– Вардар? – позвала, что было сил. А потом подошла к стражу и хорошенько его встряхнула. – Где Вардар?

– Они его… того… – промямлил маг.

– Я тебе устрою «того»! – пригрозила я, отказываясь верить в подобную чушь.

Разрываясь между поисками мужа и спасением форта, я все же выбрала второе. Вард и без меня с наемниками справится, а вот сгореть своим трудам я позволить точно не могла. В данной ситуации помочь могло только одно. Встав на колени, я подняла голову к небу и стала молиться Асиль. Если на то ее воля, она спасет нас и пошлет дождь. А если нет, тогда план «Б».

Я почти закончила молитву, как на мое лицо легла чья-то ладонь. Грубая и жесткая. Нападающий не просто перекрыл мне кислород, но и стиснул с такой силой, что я не могла пошевелиться. Лица не видела, но точно знала, что это враг. Скорее всего, один из сбежавших пленных. Краем глаза заметила, как остальные вояки горящими факелами отогнали магов в другой конец дворика. Среди всех я поймала полный ужаса и мольбы взгляд ведьмы. Она схватила со столика стакан и плеснула содержимое магу в лицо, но тот лишь сильнее разозлился. Грубо отшвырнув Икору, он поджег столик с новенькой лавкой и что-то заорал. Я уже не слышала, ведь меня куда-то потащили. Все мои попытки лягнуть противника не увенчались успехом. Но зато когда меня протащили сквозь горящие ворота форта, я, наконец, увидела Вардара.

Он как раз взбирался по склону к поляне перед входом. Видимо, проследил за магами через открывшийся проход. Правда, судя по его потрепанному виду, он уже пытался их остановить. Ну, или сороконожка ему на пути попалась. Я ж ей четкие указания дала – никого не выпускать и никого не впускать.

– Алира!

Я промычала в ответ, и мой похититель стиснул меня сильнее. Все теперь перестало иметь значение, воздуха катастрофически не хватало, подступила губительная тьма. Я не могла ни позвать на помощь, ни пошевелить руками. А когда наемник меня развернул – и Вардара больше не видела. Последнее, что запомнила – свист, рев дракона и шорох крыльев.

Помоги, Асиль!



Глава 16

Вардар

Десять лет изгнания. Десять лет тяжкого труда. Все дракону под хвост. И, конечно, из-за женщины. Она не могла просто дождаться моего возвращения. Нет, это была бы не Алира. Ей обязательно надо было загнать стража в подвал, разрушить половину форта и дать пленным сбежать. А мне пришлось тратить драгоценное время на то, чтобы заморозить огромную сороконожку. Глупое создание даже не попыталось остановить пленных, когда они сбегали, оно напало на меня, когда я подобрался к камерам.

Я почти догнал наемников, но остановился, прислушиваясь к крикам паники. Вот тогда и подступило жуткое чувство тревоги, которое буквально выворачивало душу наизнанку. Ворота форта были нараспашку. Запах гари и столб дыма говорили сами за себя. И как только я поднялся к воротам, увидел одного из наемников с моей женой.

– Алира!

Стоило только допустить мысль, что ее заберут, и моя магия будто взбесилась. Никогда прежде она не обжигала и не колола меня так больно – если не выпущу ее сейчас же, то погибну. Я не смотрел на тот ходячий труп, который душил Алиру. Знал, что не смогу мыслить рационально и не отобью атаку остальных наемников.

Я отправил Дрона остановить похитителя, а сам схватил меч. Четверо боевых магов напали одновременно. Они были ослаблены, потому и не думали о честном бое. Я знал, что справлюсь с ними, но как же злило, что приходилось тратить драгоценное время, пока Алиру уносили все дальше к подножью горы, где паслись их лошади.

Дрон почти долетел, но в небе блеснула молния и ударила совсем рядом с моим драконом. С раскатом грома полился ливень. Настолько густой, что я больше не мог разглядеть ни жену, ни даже дракона.

Отбив очередную атаку, я смертельно ранил троих магов, но последний оказался самым сильным. Он задержал меня еще на какое-то время, пока я не ранил его в грудь и не повалил на землю. Не дожидаясь, пока он встанет, бросился по следу пятого. Теперь к ливню прибавился непроглядный туман. Я не видел ничего дальше вытянутой руки, в ушах так зазвенело, что звуков не разобрать – то ли это панические крики жителей форта, то ли рев дракона. Я был полностью дезориентирован, но позволил магии вести меня к жене. Мой огненный лед потянулся к ней с первого дня – уловил родную душу, общую частичку божественной силы. Сейчас только это могло помочь.

– Будь я проклят, если дам ему уйти, – произнес я вслух – знал, что Асиль услышит. Она прямо сейчас смотрела на меня свысока и смеялась. Играла мной, как марионеткой, как делала всю жизнь.

Споткнувшись и упав, я зарычал со злости и впечатал кулак в землю. Как будто это могло помочь. Как будто этого было достаточно, чтобы выразить всю мою ярость и разочарование.

– Будь я проклят! – взревел что было сил. И небеса вновь сотрясло. – Ты слышишь, Асиль? Не смей навредить ей! Если ты считаешь, что я недостаточно заплатил за ошибки матери, то накажи меня еще! Отбери все! – Я закрыл глаза и зарылся пальцами в землю, выпуская излишки бушующей магии. – Только оставь мне ее. Не забирай.

Я не понимал своих чувств. Очевидно, что Алира – моя слабость. Единственная и неистребимая. Я не помнил, в какой момент так сильно прикипел к этой взбалмошной особе, свалившейся мне на голову всего каких-то пару недель назад. Казалось, что она проникла мне в душу, в голову, залезла под кожу и укоренилась во мне, как магия. Я просто не мог от нее отказаться. Не знал как. И уже не хотел. Мне было достаточно лишь раз посмотреть в ее глаза, чтобы потерять в них свою душу. Это злило больше всего. Но сейчас ясно осознал, что если ее не станет, все, к чему я стремился десятилетие, потеряет смысл. К драконам в пасть родовое поместье, если я буду жить в нем один.

Асиль не может быть жестока ко мне бесконечно. Когда-то же пора ей остановиться. Я понял, что крупные капли больше не бьют по моему телу, и открыл глаза. Ливень прекратился так же резко, как и разразился. Туман постепенно рассеивался. А я, поднявшись на ноги, побежал по тропе, ведущей к подножью горы. Лишь на секунду обернулся на форт и увидел обгорелое здание. С этим я разберусь позже. Но сейчас… Алиры и наемника нигде не было. В поле лежал Дрон с раненным крылом. И ни единой лошади поблизости.

Асиль все же беспощадна. Чтоб ей гореть в вечном огне. Она думает, что я так просто сдамся и отдам врагам Алиру?

– Ты свела нас вместе раз, – прошипел я, снова уставившись в небо. – Сведешь снова.

Я не ждал ответа, но впервые Асиль меня услышала. Серые тучи пронзил луч света, нарисовав узор в виде дракона с короной. Подсказка для меня, где искать жену.

– Что ж… – я даже выдохнул, чувствуя, как облегчение наполняет каждую часть тела. – Если это не очередная западня… Спасибо.

Я пойду в логово драконов. И убью самого короля, если потребуется. Но Алира…

– Алира – моя!

И в ответ божественный луч начертил улыбающуюся рожицу на тучах.

– Очень остроумно, – заворчал я, шагая к дракону. Нужно посмотреть, сможет ли он летать. Если нет, я знаю потайной проход в Берг через горы.

Алира

Что ж так холодно? И твердо! А болит-то все как. У-у-у! Можно подумать, меня через все горы за ноги тащили, а потом просто бросили где-то на холодном камне.

Открыла глаза – лежу на камне. Да и к тому же в темной холодной пещере. Ну нормально, да? Меня – дочь богини…

– Я хочу поговорить с ней до его прихода, – принесло мне эхо.

– Нет, это сделаю я.

Голоса были тихими, но я узнала. Не иначе, как лорд Атли и верховный жрец беседовали. И последний был непреклонен.

Я подняла голову, как можно тише села и присмотрелась. В кромешной тьме не было видно ни прохода, ни стен – пещера огромная. Проверила свое запястье. Руны больше не светились, но когда я сосредоточилась и призвала Авьер, она слабо засверкала в темноте. Подо мной вырос мягкий мох, покрывая камень зеленым покрывалом. И на этом руна медленно погасла, даже не дав мне возможности осмотреть пещеру. Дар заснул, что означало, я пробыла здесь ровно сутки.

Мысленно помянув дракона и его пасть, как всегда в таких ситуациях делал Вардар, сложила руки на груди и стала ждать. Нет, ну не звать же мне своих похитителей, чтобы они, наконец, со мной пообщались. Еще чего!

Прошло минут пять… Может, две… В любом случае, моему терпению пришел конец.

– Эй! Очнулась я уже! Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?

Неразборчивые голоса где-то из глубин пещеры стихли, а вскоре послышались шаги. По ним я определила, что ко мне шли сразу двое. А может, и больше. Когда шаги прозвучали совсем близко, засветились факелы, и моему взору открылась поистине огромная пещера и вся свита жрецов во главе с верховным и Атли. Я одновременно поняла две вещи: пещера, судя по размерам, драконья, а я сижу на ритуальном камне, очень похожем на тот, где должны были распечатать мои руны.

– Ну и где я? – вопросила раздраженно.

– Алира! – неодобрительно прикрикнул верховный жрец. Он ступил вперед, закрывая собой предовольную рожу Атли. А в последнюю нашу встречу он заливался слезами и умолял не отдавать его на съедение Миранде. За подругу, кстати, я намерена мстить. – Ты совсем одичала с этим варваром, да позабыла все, чему мы тебя учили двадцать лет. Не забывайся, дитя!

Раньше меня бы это точно проняло, но сейчас я только фыркнула и позволила жрецу продолжить. Просто знала, что если начну спорить, то нарвусь на очередную многочасовую лекцию о поведении покорной девы. Оно мне надо?

Издав тяжелый вздох, верховный подошел ко мне и, остановившись в трех шагах, горестно произнес:

– Ты очень разочаровала меня, Алира. Всех нас.

Вопросительно глянула на остальных – кивают. Ну что ж… Бывает!

– Вы только посмотрите, что он с ней сделал! – вскрикнул Атли и указал на меня. И жрецы опять закивали.

Вот же драконий прохвост! Нет, тут я смолчать не смогла.

– Так это же твой маг меня по всем ущельям тащил, как какой-то мешок с камнями! – заявила я обвинительно.

– А до того? Что на тебе надето? Грязная простынь! А волосы? Неделю нечесаная ходит!

И вот как этому недоумку объяснить, что грязным мое платье стало после того, как меня по земле протащили? И та же история с волосами.

– О, ну ты-то уж от зеркала, небось, часами не отходишь!

– Да я…

– Хватит! – перебил лорда жрец, слегка повысив голос. Я показала Атли язык и без страха посмотрела верховному в глаза. Он, конечно, ожидал, что я проявлю уважение и покорность, но подобного желания у меня не возникло. – Лорд Атли, прав, Алира, – заявил он уверенно. – Ты сама того не ведаешь, ведь еще слишком юна и неопытна.

– О, опыта я уже набралась! – хитренько произнесла я и поиграла бровками. – У мужа.

– Вардар не муж тебе, – зло прошипел верховный и та-а-ак посмотрел… А нет, с Вардом ему и рядом не стоять. Я опять фыркнула. – Мы отменили ваш брак сразу после того, как он тебя украл. О чем сразу же уведомили короля Альторы.

– И что сказал король? – полюбопытствовала я.

Забавно, что верховный жрец промолчал. Зато тон его голоса стал непривычно мягким. Меняем тактику, значит.

– Алира! Пойми, ты – наше дитя. Мы вырастили тебя, вложили в твою голову бесценные знания, обучили всему, что должна знать дочь богини.

– Слава Асиль! – пробормотали жрецы.

Угу!

– Естественно, мы желаем тебе лучшей судьбы, – елейно продолжил верховный. – Ведь наша святая обязанность не только воспитать тебя, но и передать в надежные руки…

Мне вот до сих пор интересно, как его зовут. Он мне не признавался, и остальные никогда по имени к нему не обращались. Сейчас бы обратиться к нему без титулов и званий, а то на большее уважение он по моему скромному мнению не заслуживает.

– …Я ведь создал все необходимые условия для тебя, – поделился старик и подступил еще ближе. Наверняка для того, чтобы мне пришлось задирать голову и смотреть на него снизу. – Претендентов было совсем мало, и выбор казался очевиден. Я даже подсказал тебе имя. Лорд Атли был лучшей партией для тебя. И посмотри, что ты натворила? Испортила все из-за своей… – тут он все же не выдержал, снял маску и зашипел: – Глупости! Наивности! Вредности!

– Вообще-то, упрямства. Я вышла замуж за Вардара всем вам назло. А он на мне по той же причине женился. И в целом мы всем довольны.

– Боги! Вы только послушайте ее! – опять вставил свое поганое слово Атли. – Она же рассуждает, как ребенок! Ей вообще нельзя давать права выбора в таком ответственном деле, как свадьба.

Я в ответ показала ему очень неприличный жест, который разок подсмотрела у Вардара. Атли засопел как дракон, но сказать ничего не успел, потому что снова заговорил верховный.

– Ты позоришь не только нас и себя, а свою мать. Асиль пожелала бы сгореть в вечном огне, если бы узнала, как бесславно ты себя ведешь и бездарно тратишь ее драгоценные дары.

Ну, вот и все! Моему терпению точно пришел конец! Медленно поднявшись, я возвысилась над стариком, испепеляя его презренным взглядом.

– Не смей говорить о моей матери. Ты не знаешь о ней ничего. – И по забегавшим красным глазкам я поняла, что попала в самую точку. – Все, что вы знаете о Асиль, лишь сборник сочинений от таких же одержимых фанатиков, как вы!

Жрецы разом охнули, а Атли тут же снова попытался меня пристыдить:

– Да как ты смеешь! Они расти…

Он оборвался на полуслове, стоило только жрецу поднять руку. Верховный смотрел на меня с задумчивой полуулыбкой и взглядом сокола.

– А ты изменилась, Алира, – произнес он, наконец. – Выросла.

Конечно, меня это слегка удивило. За жизнь доброго слова от него не слышала, а тут сразу такое откровение.

– Я дочь богини, и очень способная личность, – напомнила я. – Вот только вы все двадцать лет давали мне ровно столько информации, сколько было выгодно вам. К счастью, ваши жалкие попытки сделать из меня покорную супругу не увенчались успехом. Боюсь даже представить, в какое безумие тогда бы превратилась моя жизнь.

– О, милая моя девочка, – притворно ласково произнес верховный жрец. Ничего хорошего мне это точно не сулило. – На этот счет ты заблуждаешься. У тебя еще все впереди.

Он резко схватил мою руку и провел корявым пальцем по предплечью.

– Последняя руна еще не распечатана. А значит, по закону ты наша, – непоколебимо заверил старик. – Поданная жрецов. А мы, как твои опекуны, имеем право расторгнуть брак с лордом Вардаром, а также устроить второй тур брачного отбора. Прямо сейчас. Правда… – Он ухмыльнулся Атли и закончил: – Претендент на этот раз только один. Никому не нужна своенравная жена, Алира.

– Точнее, никто другой не способен тебя укротить, – выступил Атли и сделал шаг к алтарю. Ох, теперь я точно знала, что они задумали. – Но у меня ты будешь шелковой. Даже не сомневайся.

С этими словами верховный отступил, а вот Атли занял его место и с видом победителя начал вытаскивать ремень из своего пояса.

– Удумал взять меня силой? – спросила я, все еще не веря, что ему хватит наглости. Да еще и на глазах у жрецов. Впрочем, на их счет я ошибалась всю жизнь. Они старые извращенцы, но он… У него ведь должны остаться крупицы здравого рассудка! – Меня? Дочь богини! Ты хоть представляешь, какой гнев на тебя обрушит Асиль за это?

Атли бесстыдно расхохотался мне в лицо. И верховный жрец его поддержал.

– Я ошибался. Ты все так же наивна и глупа, – прошипел старик. – Нет никакой Асиль. Если и была тысячи лет назад, то давно позабыла про наш мир. Ее дети – крупицы ее божественной силы. Каждые двадцать лет она избавляется от вас, сбрасывая на Альтору. Возможно, куда-то еще. Ты никогда не узнаешь ее, ведь она не придет к тебе.

– Именно! – поддержал его гадкий лорд и влез на каменную плиту, чтобы схватить мои руки. – Давай, позови свою матушку. Помолись ей. И увидишь, что она не явится, чтобы освободить тебя.

Я попыталась вырваться, но Атли грубо оседлал меня, прижав лицом ко мху, и стянул ремнем мои руки за спиной.

– Ты моя! – прошептал он мне на ухо. – Никто тебя не спасет. Никто не знает, где ты. В это место даже боги не являются.

Закатив глаза, я раздраженно прорычала:

– Где-где? В пещере драконов! Великая тайна, угу! Ты предатель, Атли. Работаешь на них, как и жрецы. Они меня растили, как свинью – на убой. Хотели, чтобы я стала твоей женой, а мои дары пошли на пользу драконам и во вред всей Альторы. Что они пообещали тебе, а? За что ты продал свое королевство? – Он схватил меня за волосы и оттянул назад, причиняя боль. Но чем больнее он делал, тем больше мне хотелось его разозлить: – Если знаю я, знает и Вардар, тупица! И когда он придет за мной, то затянет тебе этим ремнем…

– А захочет ли он идти за тобой? – зашипел Атли. – Захочет ли рисковать жизнью? Ведь здесь его ждет верная смерть, Алира. Драконы разорвут его на части.

Я покачала головой и ухмыльнулась.

– Вот и главное отличие между вами. Он – не трус.

Вот после этого Атли точно вышел из себя. Правда, я радовалась только короткое мгновение, а потом он начал грубо срывать с меня простыню. Вот чему меня в жизни никогда не учили, это как себя спасти от физического насилия. Мне подсовывали сотни фолиантов на тему, как ублажить мужчину, и ни единого по защите от сей напасти. Решено! Обязательно напишу инструкцию хотя бы в тысячу экземпляров и бесплатно распространю по всей Альторе.

Прежде всего нужно рассуждать логически. Что можно сделать в моей ситуации? Бороться с таким, как Атли – не вариант. Он физически силен, но при этом трус, боится проиграть, потому злится, ведет себя грубее. А вот ослабить его бдительность я могла бы. Заметно зевнула и сонно пробормотала:

– Ты пока занимайся своим делом, а я отдохну эти пару минут. Разбудишь громким визгом, когда Вардар явится, ладушки?

И прикинулась спящей. Атли на мгновение притих и перестал терзать на мне одежду, перевернул меня на спину и хорошенько встряхнул.

– Нет уж, – зашипел он. – Ты будешь смотреть мне в глаза, пока я буду брать тебя. И навсегда запомнишь, кто твой м-м-м…

Как же удачно именно в этот момент я подняла коленку и попала по причинному месту неудавшегося насильника. На секунду показалось, я даже искры в его глазах увидела.

Оттолкнув мерзкого лорда, сползла с алтаря и тут же наткнулась на двух жрецов. Они, оказывается, обступили меня полукругом. Наверное, на тот случай, если попытаюсь сбежать.

– Вернись на место, Алира, – приказал Атол.

– А вы бы вернулись? – поинтересовалась я.

Старик поморщился и послал мне неодобрительный взгляд.

– Ты! – хрипло крикнул Атли, указав, конечно, на меня. – Я тебя прикончу!

– Это твой план «Б», да? – догадалась я. – К плану «А» ты точно не сможешь вернуться в ближайшее время.

– Не жить тебе, дочь богини! – зашипел лорд.

– Хватит! – закричал верховный жрец так громко, что эхо наверняка разнеслось по всей горе.

И в этот самый момент где-то из глубин драконьих пещер послышался страшный рев.

– Вардар! – с надеждой шепнула я и глянула на верховного.

Если честно, его я опасалась намного больше, чем жалкого лорда. У старого хитреца всегда все было схвачено. На его лице не было эмоций, когда он полез в потайной карман платья и достал оттуда симпатичные браслеты.

– Это подарок тебе от короля драконов, – произнес верховный вкрадчиво.

А после жрецы схватили меня за руки и потащили к нему.

– Вардар! – позвала вновь, на этот раз отчаянно вырываясь.

Возникли подозрения, что не так просты эти браслеты. Уж больно они напоминали оковы. Вот если бы жрецы не подпитывали свою силу магией, я бы точно их победила. Но их было двое, а меня драться не учили. Я только одному локтем под ребра зарядила, а второму на ногу пяткой наступила, но они все равно подвели меня к верховному.

– Вардар! – закричала, что было сил. Но старики все же надели на мои руки оковы.

– Стойте! – хрипло позвал Атли. – Дайте мне еще минуту.

Так и знала, что на большее его не хватит. Теперь он даже жрецов раздражал.

– Твое время истекло, – отрезал верховный. – Разве не слышишь, что король здесь. И если ты не в состоянии управлять ею, то он точно сможет.

А вот это уже план «Б» самих жрецов. Поняла я, что страшный рев издавал не Вардар, а сам король драконов. И, судя по грохоту, он приближался очень быстро. Жрецы все продумали. И оковы на меня надели, чтобы я не смогла уменьшить дракона.

– Вы знали, – зло прошипела я. – Вы с моего рождения знали про руну роста. И уже тогда решили отдать меня драконам.

– Все было бы намного проще, если бы ты была послушной, Алира, – не менее раздраженно ответил жрец. – Ты могла бы получить все, что пожелаешь. Но теперь ты станешь рабыней драконов. И проведешь в этой пещере всю жизнь.

– Я не стану помогать этим тварям, – заверила я. – Никогда!

Новый грохот прозвучал совсем близко, и на стену пещеры упала огромная тень. Я охнула, а старый жрец хищно ухмыльнулся.

– Станешь, – пообещал он. – Если не по нашему приказу, то ради спасения Вардара.

От мысли, что они схватят Варда и… Нет! Невозможно! Асиль не допустит. Я не допущу.


Глава 17

Как только на моих руках казались оковы, я перестала чувствовать Азет. Руку всегда слегка покалывало, когда призывала руну, но сейчас ничего, кроме страха и боли, не было. Без своих даров я стала слабее и беспомощней. Слышала за спиной тяжелое дыхание огромного монстра и чувствовала на себе его взгляд. В фолиантах сказано, что разумные драконы отличаются от неразумных окрасом и даром речи, но эти твари тоже ядовиты: один укус – мгновенная смерть.

Жрецы медленно развернули меня к дракону, а сами склонили головы в поклоне. Я не могла оторвать глаз от чудовища. Огромный, в два раза больше Дрона, со страшной клыкастой мордой и большими черными глазами. И даже светло-серая шкура делала его более устрашающим. По золотистому узору над глазами я поняла, что это и есть тот самый король драконов. Самый коварный и сильный из всех.

– Дитя проклятой богини, – прохрипел он жутко, и жрецы упали на колени.

Меня уже никто не держал, но бежать как-то не хотелось.

– А п-почему проклятой? – вырвалось у меня, и я даже на расстоянии почувствовала неодобрение верховного жреца.

– Разве твои наставники не рассказали тебе правдивую историю нашего мира? – вопросил дракон.

Я зыркнула на лживых старикашек и покачала головой. Не думаю, что они вообще сбирались рассказывать мне хоть что-то существенное. Король драконов нагнул ко мне морду, втянул мой запах и поморщился. А после рыкнул и продолжил:

– Не Асиль создала этот мир. Он принадлежал драконам задолго до ее появления. Ее же боги изгнали за пакости, что она чудила в созданных другими мирах. И тогда она по своему подобию породила существ. В магических мирах их называют магами, а в немагических – людьми…

Я внимательно слушала это малоразумное создание и недоумевала, откуда он вообще взял эту сказочку? Ладно, я – дочь богини, имела возможность связаться с матушкой и обо всем у нее расспросить. А эта тварь… Откуда ей знать, кто кого изгнал из божественного мира и за какие проступки? Асиль, между прочим, богиня всего живого! Какую такую пакость она могла сотворить, чтобы ее изгнали? Поляну с цветами создала? Или кому-то очень пауки с муравьями не понравились? А маги? Мы же вообще расчудеснейшие создания! Не то что некоторые чешуйчатые твари.

– …Вот и решила она отвоевать далекие миры бога Катиола, который изгнал ее. И пока тот не видел, заселила и наш мир своими созданиями. – Дракон навис надо мной и зарычал: – И посмотри, что с нами стало? Мы – истинные хозяева Берга – вынуждены скрываться в холодных горах, а маги расплодились, как тараканы, и пользуются ресурсами земель, принадлежащих нам по праву. Ты знала об этом?

Очень хотелось ответить вопросом – а знает ли он все сказки и небылицы магов? Но я не стала драконить дракона. Говорить как-то вообще не хотелось, потому просто покачала головой.

– Вы не сказали ей правду? – грозно спросило чудовище у жрецов.

– Мы воспитывали ее покорной и податливой, мой господин, – вызвался отвечать верховный. – Зачем ей вообще что-либо знать? Она и так сделает для вас все, выполнит любые указания.

– Еще чего! – вырвалось у меня.

Но верховный быстро добавил:

– Нужно лишь пленить того, кто ей дорог. Вы с ним встречались уже. Лорд Вардар.

– Вар-р-рдар! – рыкнул дракон. И поняла я, что любви к моему мужу он не питает. О, нет! – А я понадеялся, что мне причудился на ней его запах. Как вы допустили, чтобы он приблизился к ней?

Верховный задрожал. Я впервые видела его таким напуганным, но жалости он не вызывал, только раздражение. Продажный старый лгун.

– Король Виор его послал. Мы не могли отказать, но полагали, что дочь богини выберет лорда Атли. Она ошиб…

– Ты полагал? – взревел дракон. – Этого недостаточно, глупец!

Верховный жрец упал дракону в лапы, моля о пощаде, но допустил страшную ошибку – молился-то он по привычке Асиль. Глупо. Я не могла винить дракона, когда он когтями полоснул старого жреца по спине. А ведь ни в одном фолианте не написано, что царапины драконов так же ядовиты, как укусы. Это я поняла секундой позже, когда верховный жрец издал жалобный стон и застыл мертвой статуей.

– Ты! – рыкнул дракон на жреца Атола. – Будешь теперь верховным. Возвращайтесь в Святую гору и ждите прибытий нового дитя Асиль. А когда это произойдет – убейте!

Нужно отдать Атолу должное, он хотя бы попытался возразить, хоть и прекрасно видел, в каком настроении был этот хвостатый тиран.

– Но, ваше Величество…

– Хватит! Я слишком долго ждал возмездия. Теперь проклятая богиня познает гнев драконов! Этот мир – наш! И имя ему – Берг!

На секунду наступила тишина, но неугомонный старик скромно поднял дрожащую руку и несмело продолжил:

– Н-нет, я просто хотел сказать, что новое дитя не появится, пока у Алиры не откроются все руны.

Нет, ну нормально? Вот же… Слов на него нет.

Серая тварь, конечно, вновь обратила все свое внимание на меня.

– А почему они до сих пор не распечатаны? – вопросил дракон.

Ну и, естественно, когда дело касается моих рун, мерзкий Атли не может держать свой ядовитый язык за зубами.

– Все дело в том, что Вардар плохо старался, – на удивление смело отозвался лорд. А до этого сидел тише загнанной мышки. – Отдайте девушку мне, ваше Величество, и вскоре все дары Асиль будут служить вам.

Дракон рыкнул, заставив Атли пискнуть, а после с прищуром посмотрел на Атола.

– Он правду говорит, ваше Величество, – ответил новый верховный жрец, – Алиру нужно оставить с ним. До того, как явится Вардар.

– Если явится, – вставил Атли.

– Кх-олух! – кашлянула я в кулак. И так как ничего мне за это не было, я набралась смелости и задала королю всех жутких тварей простейший вопрос: – Ваше Величество, а вы не подумали, что Асиль так разозлится, что пошлет на вас бурю, гром, град и ледяной ливень? Да что там – глобальный катаклизм она на вас пошлет! Вы взлететь не сможете, не то что атаковать Альтору. А в конечном итоге она вас уничтожит. Она же богиня, как-никак. Это ей как пальцами щелкнуть.

И наступила пугающая зловещая тишина. Похоже, малоумное создание в самом деле призадумалось. Но когда ответа так и не нашло, грозно рыкнуло жрецам:

– Вон! – А потом еще и Атли: – Забери ее! У тебя есть час!

Я, конечно, закатила глаза, но не издала ни звука. Зато остальные засуетились: Атли сполз с камня и неровной походкой потопал ко мне, жрецы испуганно опустили головы и побрели прочь из пещеры. Предатели! И как им только в головы пришло перейти на сторону драконов? Королевская тварь и сам, рыкнув напоследок, удалился вглубь пещер. А я осталась наедине с мерзким лордом. Но вскоре послышался шорох, и со всех щелей пещеры показались драконьи морды – черные и страшные. Похоже, к нам приставили стражу. Я мельком оглянулась и насчитала семь голов.

– И чем они тебя подкупили? – спросила я у Атли, прервав гнетущее молчание. – А жрецов? Это ж как надо чего-то хотеть, чтобы родину и весь свой народ продать.

– Именно! – процедил сквозь зубы Атли и дернул меня за руку, притягивая к себе слишком близко. Мне даже запах его был отвратителен. – Они предложили то, к чему я стремился всю жизнь – власть! Не будет никакой войны, Алира. Это невозможно, когда силы неравны. Я знаю драконов слишком хорошо. Они не напали на нас раньше только потому, что у них не было достаточно мотивации, сильного лидера, а еще их сдерживали кристаллы. Но сейчас все изменилось. Они готовы бороться за свои земли. И знаешь, мы и правда мошки по сравнению с ними. Представь тысячную армию таких же, как их король, драконов? Даже сотни самых сильных магов не смогут их остановить. Глупцы могут сколько угодно рассуждать о родине и преданности, но умные, как я, изначально выберут сторону победителя.

– Ты хотел сказать – трусы, – поправила я. Чего ходить вокруг да около?

Лорд нагло ухмыльнулся и резко развернул меня к себе спиной.

– Посмотрим, как ты заговоришь, когда весь мир перевернется вверх дном. Я, Алира, буду на самой верхушке. Подле короля. А знаешь, где будешь ты? – Он больно сжал мое плечо, заставляя опуститься на колени. – У моих ног! – закончил он и бесстыдно пнул меня.

Меня! Дочь бо… Обидно так стало. Я, конечно, понимала, чего он добивался – хотел сломить меня, унизить, а потом снасильничать. И я знала, что ни матушка, ни Вардар этого не допустят, но все равно испугалась. И еще оковы эти…

– Ладно, – горестно вздохнула, – так и быть. Ты не заслуживаешь, конечно, но я дам тебе самый последний шанс все быстро исправить. Проси прощения! – В ответ раздался коварный заливистый хохот. Глупо было надеяться, что это ничтожество оценит мой щедрый жест. – Не будешь ты на верхушке, Асвальд, – напророчила я, – а будешь проклят до двадцатого колена.

– Ошибаешься! – начал спорить он. Мне, в принципе, того и надо было – время потянуть. – Историю пишут те, кто стоят у власти. Меня запомнят как бравого воина и мудрого повелителя, в мою честь назовут города и улицы…

– Угу… Дорожное покрытие в твою честь назовут.

Вот не надо было его перебивать! Он бы мог еще минут сорок расписывать свои воображаемые достижения, а так… Намотав мои волосы на кулак, Атли опустился на колени позади и сжал мое горло. Не сильно, но так, чтобы понимала, что деваться мне некуда.

– Жаль, что они не отдадут тебя мне, когда я стану правителем рабов, – шепнул лорд. – О, ты бы стала моей любимой игрушкой в гареме. Но твой дар нужен драконам, Алира, поэтому ты здесь. – Он накрыл ладонью мои руны и усмехнулся. – Жрецы десятилетия ждали полезные руны. И вот появилась ты, а с тобой – Азет. Руна роста сделает драконов непобедимыми. Если будешь хорошей девочкой, король щедро наградит тебя.

Боги, какое заманчивое предложение! Атли думал, что его томные речи способны меня заинтересовать. По правде говоря, я с большим трудом сдерживала ужасное ругательство с упоминанием хвоста дракона. И когда он провел пальцем по последней, еще не распечатанной руне, я зашипела.

– Тише, змейка, – произнес он. – Ну же, Алира! Разве тебе не хочется узнать, какой еще дар тебе подарила матушка? Ты могла бы получить их все в один день, если бы тогда выбрала меня.

– Я получила намного больше, выбрав Вардара, – ответила, ничуть не покривив душой.

Но Атли опять расхохотался и поддел пальцем ткань, которая служила мне платьем, медленно спустил ее с моего плеча.

– Вот это? Ты достойна лучшего. Дочь богини должна кутаться в шелка, ни о чем не думать и получать все, что пожелает, в любое время суток. Что может дать тебе Вардар?

– Вот тебе еще одно отличие между вами, – огрызнулась я. – Ты думаешь, что вещи могут подарить счастье. Но это не так. В этой войне сгорит все, что тебе дорого. Твой дом и все, что в нем, бесследно исчезнет, останется лишь пепел. И с чем тогда будешь ты?

Атли перевернул меня и уложил на пол так быстро, что я и моргнуть не успела. И, конечно, ничего не смогла сделать, когда он придавил меня сверху весом своего тела и зафиксировал руки.

– Ты все мечтаешь о любви, – с насмешкой проговорил он, – ждешь ее от Вардара? Он не знает, как любить. Мать бросила его, а отца он никогда не видел. Этот варвар не подарит тебе ни ласки, не заботы. Одичалый воин – не тот, кто тебе нужен. Пойми, наконец.

Наглая ложь! Как он мог знать, каким был со мной Вардар? Возможно, мне и правда не с чем сравнить, но достаточно знать, что муж согреет меня, когда будет холодно и одиноко. Только в его руках я чувствую себя в безопасности. И если ему чужда нежность и ласка, то лишь потому, что никто не показал ему, как это замечательно – заботиться о ком-то. Любить.

Все это я собиралась высказать Атли, но он подло воспользовался моментом и прижался к моим губам. Слава Асиль, долго это мучение не продлилось – раздался чей-то страшный рык, и Атли остановился. А когда мы повернули головы, в одном из проемов пещеры возле поверженного дракона стоял Вардар со своим огненным мечом.

– Ты! – зашипел Атли и, наконец, встал с меня.

Я с радостью отползла и попыталась стереть мерзкое прикосновение с губ. Жаль, что это невозможно. И еще хуже, что Вардар видел это, и теперь смотрел на меня так, будто я вонзила меч в его сердце.

– Взять его! – закричал Атли малоразумным тварям.

Вардар до этого стоял статуей и переваривал увиденное, и, видно, не переварил, потому что когда драконы выползли из своих укрытий и окружили мужа, он все еще смотрел на меня.

– Вардар! – с ужасом вскрикнула я.

Только это и привело его в чувство. Замахнувшись мечом, он с ревом воткнул лезвие в каменную породу, и по полу поползли морозные узоры, образовывая воронку. Я знала, что Вардар сильный маг, но подобное даже представить не могла. Одним махом он приморозил лапы шести драконов. Лед все полз по их шкурам, уплотняясь и подбираясь к шеям, пока твари беспомощно ревели. А когда незамороженными остались только морды, Вардар вытащил меч и тяжелой поступью направился к нам.

Стоило ожидать, что трусливый Атли попытается сбежать или прикрыться. Но не мной же! Асвальд достал клинок и приставил лезвие к моему горлу. Должна отдать ему должное, он двигался быстро. Все же не зря его стихия – ветер. Вот только с огненным льдом Вардара ему и близко не стоять.

– Еще один шаг – и она погибнет, – заорал он.

Вардар сделал еще шаг и остановился. Он больше не смотрел на меня, его жуткий леденящий душу взгляд был направлен на врага.

– Он не ранит меня, – заверила я. – Драконам нужна Азет, чтобы увеличить армию и напасть на Альтору. Он не посмеет меня убить.

– Молчи! – прикрикнул на меня Атли и обратился к Вардару. – Не знаю, как ты нашел сюда путь, но уходи, Вардар. Она не стоит того, чтобы рисковать жизнью. Сам же видел, мы с ней отлично поладили.

Ну все! За это я со всей силы наступила пяткой на его ногу. Правда, Атли в сапогах мало что почувствовал, а вот мне из-за резкого движения досталась царапина. Я невольно вскрикнула, а Вардар издал тяжелый рык. Надо было видеть его лицо – ярость в чистом виде.

– Отпусти ее, – процедил мой варвар, – если не хочешь умереть мучительной смертью.

– Я не погибну, Вардар, – смело заявил гадкий лорд. – Не сегодня. А вот выживет ли дочь богини – зависит от тебя. Оставь нас. Сейчас же! Она даже не жена тебе – жрецы отменили ваш брак, разве ты не читал указ короля?

– Я сжег его, – зашипел он. – И так же испепелю тебя. По кусочкам.

Вот тут даже самый бесстрашный маг на свете задумался бы, что уж говорить о трусе, удерживавшем меня. У Атли затряслись руки. Особенно та, которая держала клинок. В результате он ранил меня еще сильнее. Пришлось сжать губы, чтобы стерпеть боль – боялась, что тогда здравый рассудок точно покинет Вардара. То, с каким бешенством и ужасом он следил за стекавшей по моей шее каплей крови, наводило на жуткие мысли.

– Все хорошо, – шепнула ему, пытаясь взглядом поддержать его, – я с тобой.

Атли дернул меня и отступил подальше от Вардара. Мне пришлось поддаться, но я не прервала зрительный контакт с мужем. Я видела, что он собирался напасть, и пыталась понять, как помочь ему отвлечь Атли. Вот только этого не потребовалось – знакомый грохот дал понять, что хозяин здешних гор приближается.

– Король драконов, – предупредила я Варда, – очень большой! А у меня оковы, я не смогу…

Атли закрыл мне рот ладонью и утащил подальше от Вардара. Он до последнего не отрывал от меня глаз, но сменил стойку, приготовившись к встрече с противником. Я не могла на это смотреть. Вардар казался таким крохотным по сравнению с выползшим разъяренным монстром. Неравная битва – это слабо сказано.

– Вар-р-р-рдар! – прорычала королевская тварь, и глазища дракона недовольно сощурились, а сам он втянул воздух и фыркнул. – Пришел получить новый шрам?

Я в ужасе охнула, додумав, что шрам на щеке мужа оставил этот дракон. Но как тогда Вард выжил, если их когти ядовиты?

– Нет, – отрезал мой смелый варвар, – закончить дело.

– Убить меня, – протянула тварь насмешливо, двигаясь к замороженным сородичам.

Вардар тоже двигался, сохраняя дистанцию. Они оба – хищники, готовые сцепиться в смертельном бою. Но я даже не могла допустить мысль, что у самого родного для меня мага отберут жизнь. Вот тогда уж точно мой мир перевернется.

– Стойте! Не надо! – выкрикнула я, а Атли закрыл мой рот ладонью и сжал сильнее. Мне только и оставалось жадно ловить воздух и с ужасом слушать разговор Вардара и короля драконов.

– Ты стал сильнее, – пророкотала тварь, лизнув спину одного из замороженных ползущих стражей, – даже вкус магии изменился. И как, мне интересно, ты нашел дорогу сюда?

– Асиль указала путь, – ответил муж.

Я даже дышать стала спокойнее. Матушка помогла Вардару? Это точно добрый знак! А вот дракон не поверил. Зря! Он издал страшный звук – смесь рокота и хрипа – и лязгнул мощным хвостом по полу. Вибрация дошла и до нас с Атли. Но какой бы огромной не была пещера, королю драконов просторно здесь не было. Он подобрался к Варду еще ближе. Теперь они оказались в самом центре, там, где стоял алтарь.

– Нет никакой Асиль! – возразил дракон. – Она давно покинула наш мир, как и остальные боги. Им нет дела до нас с вами, Вардар. Теперь мы сами себе хозяева. Присоединяйся к нам. Мне понадобится такой сильный духом воин, как ты. В твоих жилах течет королевская кровь, не так ли?

– Эй! – воскликнул Атли. – Это в моих жилах течет королевская кровь. Я племянник короля! Это мне ты обещал властвовать над рабами.

Король драконов медленно повернул клыкастую морду к нам и та-а-ак посмотрел! Ах, вот от кого Вардар научился. У меня коленки затряслись. А Атли был так взволнован фактом своей слишком быстрой замены, что не заметил, как отпустил меня. Я, конечно, тут же воспользовалась моментом и отбежала подальше, скрывшись за огромным валуном в темном углу пещеры.

Драконище лишь на пару секунд задержал свой жуткий взгляд на предателе лорде, а после резко махнул хвостом, сбив его с ног. Не просто сбив, а буквально впечатав его в стену. Тот издал сдавленный хрип и без сознания скатился по стене на пол. В каких-то двух шагах от меня, между прочим.

– Дочь богини, – пророкотало гигантское чудовище. Я вздрогнула. Думала, сердце вот-вот выпрыгнет из груди, но, к счастью, дракон обращался не ко мне. Его вниманием вновь завладел Вардар, а я облегченно выдохнула. – Это она привела тебя ко мне. Твоя пара!

– Алира – моя жена, – процедил Вардар, – и я без нее не уйду.

– У вас – магов – нет такой привязанности к парам, как у нас – драконов, – пророкотал король. – Пользуйся этим, Вардар. Ведь у тебя есть право выбора.

Он говорил так, будто заигрывал со своей жертвой. Лично мне было очевидно, что Вардар не согласиться ни на какие условия, но королевская тварь, похоже, все еще надеялась, что мой муж в самом деле пожелает занять обещанное ему место. Вардар – повелитель рабов? Ты это слышишь, Асиль?!

Матушка не ответила. Я давно подозревала, что в горах плохо со связью.

– Свой выбор я сделал давно, – ответил упрямо Вард. – На твою сторону не примкну. Маги никогда и не пытались истребить драконов. Ваше место в горах – вы же сами их и выбрали. И никто за все века не пытался изгнать вас или поработить.

На это заявление король опять ответил страшным звуком. Видимо, посмеялся.

– Можно подумать, они смогли бы! Силы неравны, Вардар! За десять лет я создал непобедимую армию. И сейчас у тебя и дочери богини есть шанс изменить свою жизнь к лучшему. В мире, который мы создадим вместе.

А для этого, случаем, не нужно уничтожить все, что уже имеется? Нехитрый план, однако! Вардар даже не смотрел в мою сторону, но я немыслимым образом чувствовала его присутствие, его силу и поддержку. Как будто он держал меня за руку и шептал на ухо: «Я с тобой. Ничего не бойся». На какое-то мгновение показалось, я действительно услышала его голос. Но все же мой любимый варвар был далеко. Он медленно поднялся на жертвенный камень, где еще недавно лежала я, и обратился к королю:

– Алира родилась в свободном мире. У нее всегда было права выбора. Она выбрала меня! И я не позволю тебе или кому-либо еще это право у нее отобрать.

Я хотела бросить к нему и расцеловать прямо в ту же секунду, но Вард не стал терять времени даром. Он всегда мало говорил, и делал все, что мог. И сейчас он призвал всю свою магию в меч, чтобы атаковать главного дракона.

Оттолкнувшись от камня, он прыгнул на тварь и воткнул меч в его бедро. Дракон отчаянно взревел, от чего затряслась вся пещера. Видимо, огненная магия Вардара обжигала сильнее, чем тварь себе представляла. И пока драконище ревел и хаотично махал хвостом, пытаясь сбросить мужа, тот взобрался по рукояти на лапу монстра, ухватился одной рукой за костный выступ, а второй вытащил свой меч. Но только для того, чтобы наносить все новые и новые удары.

Дракон издал очередной рев и развернулся на месте. Его хвост врезался в валун, из-за которого я выглядывала. Все происходило так быстро, только и успела вскрикнуть, рвануть подальше и прикрыть голову руками. Камень от удара разнесло на осколки, и несколько посыпалось в мою сторону, но все же мне чудом удалось уцелеть. Я отползла еще дальше за валун поменьше и попыталась рассмотреть в клубах пыли Вардара. Дракон ревел и извивался, словно червь, разнося все на своем пути. Даже его собственные стражи, которых заморозил Вардар, пострадали.

Я увидела голубое свечение меча Вардара и облегченно выдохнула. Он почти подобрался к шее дракона, но прежде, чем успел зацепиться, монстр влез на стену, оттолкнулся и упал на спину. Клянусь, время застыло, а короткое мгновение растянулось на вечность, когда Вардар с криком падал вниз. Я видела все так четко, но была словно парализована, не могла даже дышать. И каждую секунду, осознавая, что моего мужа настигнет неминуемая смерть, медленно погибала. Клеточка за клеточкой моего тела отмирали. Лишь одна мысль крутилась в голове: «Без Вардара жизнь потеряет смысл. Ведь он… мое все».

Меч блеснул в последний раз, а поднявшийся столб пыли закрыл от моих глаз Вардара и часть дракона. Осталась видна лишь злорадная морда чудовища. Я понимала, что после такого удара ни одно живое существо не способно выжить. И Вардар, мой сильный и бесстрашный воин, не смог бы вынести такую тяжесть. Но верить в его смерть отказывалась. Ведь это означало конец всего. А матушка обещала, что не разлучит нас.

– Не-е-ет! – закричала я, слыша свой голос будто издалека.

В ушах судорожно пульсировало, и глаза застилала красная пелена. Я звала Вардара снова и снова, до хрипотцы, до боли в горле. Но драконий рев звучал громче. От него, казалось, вся гора вскоре рухнет. И этому реву вторили множество новых. На краю сознания промелькнула мысль, что другие твари скоро будут здесь, приползут на зов своего короля. Как будто это имело хоть какое-то значение.

Драконище скатился с Вардара и, тяжело дыша и сопя, отполз подальше. На месте, где стоял ритуальный камень, сейчас была горсть мелких камней и пыли. А на самой верхушке лежал меч. Я отчаянно качала головой, отказываясь верить собственным глазам. Он не мог просто испариться. Это невозможно!

Дракон в это тоже не поверил. Я видела, что он нахохлился, готовый испепелить огнем все, что видел. Мне было плевать. Я бросилась туда, не думая, что погибну. Лучше так, чем быть рабыней монстра.

– Помоги, Асиль! – прошептала и побежала к Вардару.

Мыслей больше не было, я будто не принадлежала сама себе. И когда кто-то окликнул меня, не остановилась, не поняла, откуда звук. Он доносился сверху, но головы я не подняла. Видела лишь гору камней и меч Вардара. Он стал моей целью – дотянуться до него, схватиться за рукоять и почувствовать огненную магию, которая согревала меня в самые отчаянные времена. Что будет потом… на все воля Асиль.

Неведомая сила свалила меня на пол, не дав достигнуть цели. А после все вокруг запылало, обожгло, ослепило. И отчаянный рев прозвучал над ухом. Я все ждала, когда смерть наступит, когда жизнь плавно перетечет в состояние покоя и безмятежности, а я окажусь где-то далеко в клубах белых облаков. С матушкой и Вардаром. Можно без матушки. Но с каждой секундой ощущения становились все ярче. Боль отрезвляла и возвращала в реальность. Теперь я чувствовала, как голова пульсировала от раны, и точно знала, что красная пелена на глазах – собственная кровь. А стерев ее ладонью, вновь смогла дышать, ведь увидела лицо Вардара.

Он не погиб! Он обманул дракона! А теперь явился, чтобы спасти меня, укрыть собой и принять на себя огонь. Его руки шея и плечи покрылись толстым слоем льда, а сам он, казалось, разрывался изнутри, удерживая ледяной щит. Но это сработало. Огонь не навредил нам. А когда монстр выдохся, Вардар молниеносно оттолкнул меня, встал и развернулся к дракону. Увидев обожженную спину мужа, я закрыла дрожащей рукой рот, чтобы удержать рыдания.

– Уйди, Алира, – прокричал он, схватив меч. Но пошевелиться я не могла. Как никогда понимала, что сейчас не время отвлекать его, нужно быть сильной, но все равно оставалась в ступоре. – Уйди! – заорал он за секунду до того, как дракон опять взревел и занес свой мощный хвост.

Меч Вардара засветился так ярко, что мне пришлось зажмуриться. Раздался грохот, и ударной волной меня отшвырнуло на несколько шагов. А когда вновь открыла глаза, Вардара рядом не было.


Глава 18

Дракон отшвырнул его к стене точно, как Атли. Только сил приложил намного больше. И теперь в том месте, куда отбросило моего мужа, образовался новый завал. Я уже не была уверена: попал Вард под груды камней или же сумел вовремя отпрыгнуть, но больше не собиралась бездействовать. Особенно, когда услышала волну драконьих стонов.

– Вардар! – заорал король и отполз к самому широкому из всех проходов пещеры. Он тяжело сопел и медленно двигался. Вард все же сильно ранил тварь, и теперь она попросту сбегала. Истинный король, ничего не скажешь.

Я схватилась за браслеты на своих руках и попробовала их снять, но они плотно обтягивали кисти.

– Ты меня слышишь, Вардар? – повторил дракон. – Ты проиграл. Тебе не уничтожить меня. И я более не собираюсь тратить на тебя ценное время.

Как только он сказал это, со всех щелей пещеры полезли драконы. Они были намного меньше своего короля, но на этот раз их было больше семи. А сама королевская тварь начала медленно пятиться назад, зорко осматриваясь по сторонам.

– Убить воина. Дочь богини пленить, – отдал он последний приказ и скрылся.

А я, так и не добившись успеха с браслетами, начала колотить ими по камню. А вдруг?

– Боги, Алира! – раздалось над ухом. – Ты так только больше поранишься.

Я вздрогнула, когда на мою талию легли руки, и облегченно вздохнула, вспомнив, что кроме Вардара меня трогать больше некому. Я позволила ему оттащить меня в узкую щель, образовавшуюся после завала, пока драконы до нас не добрались.

– Вардар! – сдавленно прошептала и обернулась, чтобы броситься мужу в объятия. И застыла в ту же секунду, увидев на его плече глубокий порез. Вернее, царапину, оставленную ядовитым когтем дракона.

– О нет, – прошептала я, вновь чувствуя нехватку кислорода.

– Алира! – Вардар встряхнул меня и зашипел. Каждое движение ему давалось с болью, но он стойко держался и выглядел решительней, чем когда-либо. – На этот раз ты послушаешься меня, иначе я придушу тебя собственными руками. Слышишь? Ты уходишь. Сейчас же!

– С ума сошел? – еле выдавила из себя. – Без тебя никуда.

Он раздраженно зарычал, и в это мгновение по нашему укрытию ударили хвостом. Драконов было так много…

– Ты погибнешь, если останешься, – настаивал он. – Я отвлеку их, а ты беги по первому проходу справа. На развилках сворачивай только вправо. И вскоре окажешься у подножья нашей горы. Ты выживешь. Ты обязана.

Я покачала головой, пытаясь донести ему простую истину, но он и слова не давал вставить. А потом и вовсе прижался к моим губам, забирая последний воздух.

– Это приказ, – жестко отрезал он. – Ты выживешь.

– Ты сказал твари, что я сама вольна выбирать, – напомнила я. – И я выбираю тебя.

– Нет, я сказал, что он никогда не будет тебе указывать. А я буду.

– С чего бы это? – заорала я, пытаясь перекричать грохот.

– Потому что ты самое ценное, что у меня есть. – Вардар тяжело сглотнул и потянулся ко мне рукой. – Ценнее жизни.

Я знала, что на его пальцах моя кровь, но не могла оторвать взгляд от самых манящих в мире глаз.

– Ты такой глупый, Вардар! – только и смогла сказать я. Пожалуй, это лучшие слова, которыми можно было описать мои эмоции. – Тебе в голову не приходило, что и ты ценнее жизни для меня? Что ты и есть моя жизнь?

Я подняла руки с браслетами и послала ему тот самый взгляд. Тказать он просто не мог.

– Сними их! Сними сейчас же.

Вард хотел возразить, я по глазам видела. Но сжав челюсти, все же вцепился пальцами в металл и с шумным выдохом растянул один браслет. Ему было больно, я понимала. Но только так я смогу ему помочь.

– Мы отправим их в драконью щель вместе! – подбодрила я.

На секунду Вард даже ухмыльнулся и, растянув второй браслет, добавил:

– Я ничему хорошему тебя не научил.

– У тебя будет шанс исправиться, – пообещала я и вынырнула из ущелья раньше, чем он успел бы меня остановить.

Вардар только успел позвать меня с безумным ревом, а я на ходу уменьшила пятерых драконов, которые окружили нас. Они стали такими крохотными, что их и не видно было – меньше блох. Та же участь ожидала и остальных. Драконы выползали из проходов, казалось, беспрерывным потоком, но я им была не по зубам. После практики на муравьях мне было достаточно лишь взмахнуть рукой, и Азет за мгновение воплощала в реальность мои мысли. Ни один так и не успел добраться до нас.

А когда с последним было покончено, я устало выдохнула, стерла пот со лба и обернулась к Вардару.

Он застыл в боевой стойке, недоуменно на меня глядя.

– Сто раз говорила, – устало заворчала. – Я послана тебе в помощь.

Вардар точно собирался меня похвалить и расцеловать, но в этот самый момент я вскрикнула от боли. Мою руку словно разорвало на части.

– Руна! – прошипела я, упав на пол. – Последняя.

Хотела бы я радоваться сему факту, вот только казалось, что в любой момент луч божественного света уничтожит меня саму. Не зря Асиль говорила, что не всем дано вынести свет. Теперь я понимала, что чем сильнее дар, тем больше сил на него требовалось.

– Лишь бы исцеление, – взмолилась я, хватаясь за руки Вардара. Он помог мне встать и потащил обратно в ущелье. Но дойти мы так и не успели.

Король драконов вернулся. На этот раз не один. Он привел еще двоих таких же огромных, как он сам. Видимо, родственников.

– Меньше! – приказала я и махнула на них. Двое стали размером с Дрона, но на королевскую тварь божественная сила не подействовала.

– Ты все никак не подохнешь, Вардар? – взревел гад.

И это было последним, что я видела. Вардар все же протолкнул меня в щель, а сам скрылся, оставив наедине с болью и поглощающим божественным светом.

– Нет, только не сейчас, – шептала я, уже не видя перед собой ничего, кроме белизны. И звуки битвы становились все тише, пока вовсе не смолкли.

– Дитя мое, – прошептал ласковый голос, а на мою голову легла теплая ладонь. Похоже, человеческая.

– Матушка?

– Не открывай глаз, – поспешно добавила она. Только сейчас я поняла, что голос звучал не в моей голове, а рядом. Асиль приняла свой истинный лик. И если посмотрю на нее, то божественный свет поглотит меня. Но зато я чувствовала теплые, ласковые прикосновения матери. То, чего я была лишена всю жизнь. По моему виску медленно скатилась слеза-грустинка, и Асиль нежно ее стерла.

– Не плачь, моя девочка. Не время лить слезы. Я пришла попрощаться с тобой. Мне уже пора.

– Там Вардар, – вспомнила я. – Ты должна вернуть меня к нему. Ты ведь не позволишь ему погибнуть, правда?

Мама крепче меня обняла и погладила по волосам.

– Ох, милая, ты так привязалась к нему, что твое сознание не отпускает его ни на миг. Конечно, я не допущу его гибели. Ведь оставляю ему самое драгоценное – свое дитя.

Не хотелось портить прекрасный момент, но все же…

– У тебя каждые двадцать лет рождаются дети. И каждый раз ты доверяешь их старым извращенцам, которые спят и видят, как продадут дитя богини тому, кто воспользуется божественными дарами.

Асиль заметно напряглась, и руки ее обняли мое лицо.

– Я доверяла им, Алира. Настолько, что позволила себе появляться реже. Я не могу иначе, родная. Рождается все больше миров, где я нужна. Но не сомневайся, предатели будут наказаны. Я не совершу одну ошибку дважды.

Асиль смолкла и принялась активнее гладить мои волосы.

– В этот раз ты задержалась дольше обычного. Теперь мы спасены.

Асиль печально вздохнула и снова меня крепко обняла.

– Хотела бы я побыть с тобой дольше, Алира. У меня ведь не было ни единого шанса узнать своих дочерей. Это проклятие, которое я несу сквозь века. Но такова цена, которую я должна платить за свою божественную силу. Мне достаточно знать, что мои частички живут в мире и добре. Теперь же я доверяю Альтору тебе и Вардару. Я не смогу быть рядом постоянно. Но знай, что я люблю тебя и всегда услышу, если ты позовешь!

– А драконы? – спросила я робко. – Как быть с ними? Они верят, что мир магов по праву принадлежит им.

– Так их научил проклятый бог, которому они поклонялись. Это ложь. Они разумные животные, но слишком злые, чтобы править. Их способ жизни приведет лишь к одному – разрухе, исчезновению всего мира. Драконов никогда нельзя допускать к власти, Алира, запомни!

Асиль склонилась ко мне, и шепнула:

– Отныне все будет иначе. У тебя достаточно сил все исправить. Теперь ты можешь возвращаться к мужу.

А после я почувствовала легкое прикосновение ее губ к моему лбу. От благословенного поцелуя меня будто подбросило к мягким и пушистым облакам, где я несколько секунд парила в невесомости. А после начала стремительно падать вниз. И с каждым мгновением этого падения, голос матушки становился все тише:

– Берегите друг друга. Берегите Альтору. Берегите мое…

Жаль, последнее слово перебил чей-то рев и лязг металла. Онемение медленно отступало, а я начала приходить в себя. Пещера, драконы…

– Вардар! – выкрикнула я и резко подняла голову, отчего она закружилась. Я находилась все в том же ущелье, куда меня приволок муж, но только теперь добрая часть горы была разрушена силой божественного луча, что выжег последний дар. Я с трудом села и потерла предплечье.

Мои губы расплылись в победной улыбке, когда я увидела узор пятой руны. Исцеление! Я знала! Знала, что получу его.

С трудом поднявшись на нетвердые ноги, я схватилась за стену пещеры и поковыляла к Вардару. Не знаю, как долго была с матушкой, но с его ранами нельзя было терять ни секунды. Тем более что ему нужно было сражаться сразу с тремя драконами.

– Вардар! – позвала я вновь. – Иди ко мне.

Он не откликнулся. Я наконец выглянула из-за укрытия и увидела весь тот ужас, что царил в огромной пещере. Одного из двух тварей поменьше задел божественный луч. Второго, судя по всему, обезглавил Вардар. Но король драконов будто с цепи сорвался. Он двигался со скоростью молнии и сметал на своем пути все, что видел. А мой варвар тем временем становился слабее, ведь яд медленно убивал его. И сейчас, загнанный в угол, он не смог отбить атаку, когда дракон ударил его хвостом. И ко всему прочему новые клыкастые морды показались в проходах. Похоже, в этой горе вся армия собралась.

– Нет! – закричала я так громко, как могла, в надежде, что привлеку все внимание к себе. Азет засветилась, и я направила ее на короля, пытаясь уменьшить, чтобы растоптать. Но тот не поддавался, будто моя магия билась о невидимую преграду. К тому же, непонятно зачем, засветилась вторая руна – Архас. Хотя она еще вчера исчерпала свои силы.

Ощутив ментальную атаку, королевская тварь с рыком обернулась и бросилась в мою сторону. И не только она одна – все твари выползли и окружили меня.

– Алира! – послышался сдавленный крик Вардара. Я отвлекалась на него и заметила краем глаза свечение третьей руны. Вот какого дракона еще и Аврадил проснулась, когда мне нужна только Азет?!

Я вернула взгляд на огромного монстра, летящего в мою сторону, и буквально оцепенела. В моей всегда ясной голове сейчас не было ни единой разумной идеи, как избежать смерти.

– Азет, – шепнула я вяленько за мгновение до столкновения. – Уменьшись!

И зажмурилась на всякий случай. Страшно было – не передать как. А еще щекотно в предплечье. Как раз на месте четвертого круга, как будто и он активировался.

«Кажется, руны сломались» – промелькнула предпоследняя мысль. И за ней последняя: – «А Вардара я так и не приручила».

А потом кто-то как взревет. Такого противного душераздирающего рева-писка мне еще слышать не доводилось. Как будто пытали целую стаю драконов самыми страшными пытками, причем одновременно. Вместе с тем гора в очередной раз сотряслась. Я присела и закрыла уши руками, но все равно не спасало. Голова грозила расколоться в любую минуту, да еще и ко всему воздух стал настолько грязным и пыльным, что не представлялось возможным нормально дышать.

И какое же несказанное облегчение я ощутила, когда оглушающий звук начал отдаляться и стихать. Только тогда осмелилась открыть глаза и тут же со вскриком плюхнулась на пятую точку. Клыкастая пасть королевского дракона была прямо передо мной – только руку протяни. Один только клык размером с меня.

Я тихо охнула и тут же закашлялась. В страхе отползла подальше, но быстро осознала, что тварь не шевелится вовсе. Глазища распахнуты, на меня глядят, а жизни в них нет. Оторопело осмотрелась по сторонам – ни одной живой драконьей морды. В пещере вообще никого кроме десяти дохлых драконов и вдруг очнувшегося Атли не наблюдалось. Но тот пока даже не вставал, а только вяло стонал.

– Вардар? – позвала я дрожащим голосом. Вмиг стало очень холодно. И руки затряслись так, что я больше не могла на них опираться. Кое-как встала, зыркнула на предплечье и убедилась, что таки не показалось. Все пять рун светились одновременно. – Вард?

Новый стон Атли совпал с глухим ударом откуда-то справа.

Я сорвалась на бег и оббежала морду дракона. А там на полу мой красивый смелый варвар. Без сознания. И меч его в шею дракона воткнутый горит синим огнем.

– Святая Асиль, – пробормотала я, разрывая на муже окровавленную рубаху. – Матушка, дай мне пережить этот день.

Я похлопала Вардара по щекам, попыталась привести в чувства, но он совершенно отказывался возвращаться ко мне.

– Думаешь, дракона убил, и все? На этом твоя миссия выполнена? А как же мне новый форт построить? Старый сгорел, небось. И на этот раз, будь добр, с балконами, террасами, все как положено.

Управившись с мешающей одеждой, я приложила ухо к его груди и охнула, не услышав сердцебиения. Мое собственное сердце на мгновение застыло, пропустило судорожный удар и бросилось вскачь. Глаза застелила мутная пелена, а руки тряслись так, что казалось, огоньки пяти рун плясали в магическом калейдоскопе.

– Аврадил! – прикрикнула я, призываю пятую руну. Утерев слезы, положила сразу две ладони Вардару на сердце и начала звать руну, заклиная ее действовать. – Исцели его полностью. Даже если боги забрали его душу, и она скользит к ним по потоку божественного света, верни ее! Верни мне Варадара!

– Алира? – послышался слабый голос лорда Атли. Раздраженно рыкнув, я схватила из лежащей рядом груды небольшой камешек и швырнула его за спину даже не глядя. Лорд подозрительно захрипел и больше признаков сознания не подавал.

– Ну! Давай же! – молила я, каждую секунду проверяя руны. Они зачем-то продолжали светиться все одновременно, но Аврадил ярче всех. А я даже не знала, это ей по праву так положено, как верховной руне, либо же это я такая уникальная, что со мной даже божественная сила работает иначе. Ведь ничего о взаимодействии пяти рун одновременно ни в одном фолианте не сказано. И это даже злить начало. Почему? Почему меня двадцать лет учили всякой чепухе, и сейчас я себя чувствую совершенно бесполезным созданием? – Ладно-ладно! На счет форта я все пошутила. Не нужен мне ни замок, ни зеркало, ни платья – ничего не нужно. Я и в пещере жить согласна. Но не одна же! Вардар, дракону в трещину!

Последнее я буквально проорала, потому что терпение мое иссякло окончательно. И вера в себя саму непревзойдённую начала таять на глазах. А всякие гадкие и противные мысли, что мужа я не смогу вернуть, так и лезли в голову, разрушая меня изнутри.

– У-у-м…

Слабый стон заставил меня застыть. Не дыша, я склонилась к лицу Вардара и прислушалась. Ничего не происходило несколько секунд. И когда я сделала вдох, собираясь позвать Вардара, на мой затылок легла тяжелая рука. Я и опомниться не успела, как наши губы сомкнулись в сладком поцелуе.

– Вардар! – промычала я со слезами на глазах. Но затем поцеловала его сама. И стиснула так, что он захрипел. Лишь когда он обнял меня в ответ, я позволила себе расслабленно выдохнуть. – Ты вернулся!

– Я никуда не уходил, – произнес он тихо и медленно поднял голову, чтобы осмотреться.

– Короля ты убил. А остальные убежали. Мы в безопасности, – быстро отчиталась.

Я не могла насытиться нежным взглядом мужа и перестать касаться его тоже не могла. А когда провела пальцем по шраму на щеке, обожженная кожа начала затягиваться, пока не стала гладкой, без единого изъяна. А вот и сила Аврадил в действии.

– А ты и правда красивый, – произнесла я, улыбаясь до ушей. Всегда это знала!

Он фыркнул и тоже погладил меня по щеке.

– Нет, красивая у нас ты. А я умный.

– Ты упрямый! – не согласилась я. – А я, конечно, и красивая, и умная – как положено идеальным созданиям. И все это для тебя, Вардар. Я твоя, а ты мой.

Муж улыбнулся и наконец со мной согласился. Хоть в чем-то.

– Ты моя, – произнес он уверенно. – А я навеки твой.

– И никого больше не будет? – с надеждой спросила я. Мне показалось, что сейчас самый подходящий момент выбить из мужа обещание верности.

Он продолжал смотреть на меня странно-нежным взглядом и улыбаться. А потом как выдаст:

– Будет! – Нет, ну нормально? Я ему жизнь спасла, а он… – Дочку хочу. И пять сыновей.

От поразительной наглости я охнула.

– А почему это дочку только одну, а сыновей целых пять?

– Тогда семь.

Я подумала немного и по хитрому прищуру Варда все поняла.

– Это ты мне за платья мстишь?

– Мстить тебе? Я что, самоубийца? Свою жену любить и баловать нужно.

У меня даже дар речи пропал. И не поспоришь ведь!

– Любить, да, – согласилась я. – Сильно. И баловать тоже. Ты же про пещеру не помнишь ничего?

– Пещеру? – переспросил Вардар. Вот и славненько!

– А давай домой вернемся? – попросила я. – Надоело в драконьих пещерах. И Атли захватим. Ему будет что королю нашему рассказать.

– О да, – довольно протянул Вардар, и мы вместе посмотрели на лорда. А он согнулся в три погибели и заснул – все самое интересное ведь пропустил. В такие моменты как никогда хочется себя любимую похвалить за правильные решения. Глаза никогда не врут. А в глазах Вардара я нашла свой мир.

Вардар

Очередной печальный вздох Алиры заставил меня улыбнуться. Я обнял жену со спины и устроил подбородок на ее макушке. Мы стояли на развалинах крепости, которую я десять лет усердно отказывался называть домом. Но все же, эти стены служили мне надежным укрытием. А сейчас, когда добрая половина форта была разрушена, я чувствовал… облегчение. Как будто наконец мою клетку сожгли. И я свободен.

Даже если король прикажет отстроить новое здание и продолжить сбор кристаллов. Даже если мне никогда больше не позволят вернуться в столицу, чтобы побродить по коридорам заброшенного родового поместья… Я свободен, дракону в пасть!

– Ты же ненавидела этот форт, – напомнил я. – Ничего ценного здесь не было. Не о чем тужить.

– Да как же не о чем! – возмутилась жена. – Ты только посмотри, сколько коконов шелкопряда пропало. А маги! Магов тебе не жаль? Им теперь жить негде.

Жители форта собрались под единственным уцелевшем строением – курином сараем. Там они прятались от дождя, который закончился только с нашим возвращением. И нет, мне не было жаль.

– Никто не пострадал – это главное, Алира, – шепнул я и крепче обнял жену. В ее присутствии даже воздух казался чище. Я не мог насытиться ее запахом, вдыхал, как одержимый, и с трудом сдерживал неуместную улыбку. – Ты не пострадала. Я выжил. Это главное. Остальное мы восстановим, отстроим, воссоздадим. Ты ведь сама говорила, что вместе мы сможем все.

Она издала очередной тяжкий вздох, а после развернулась в моих руках и улыбнулась. За этой улыбкой я готов последовать хоть на край света, хоть дракону в пасть.

– Ты прав, милый. В конце концов, форт был отвратительный. А я замок хочу!

– С большими окнами и террасами. Я помню!

Алира просияла и потянулась ко мне, чтобы поцеловать.

– Я тут подумала, – скромно произнесла она, покусывая губы. Знала бы, как ее невинная игривость на меня действует. – А почему бы нам на этом самом месте целый город не построить?

Мои брови сами по себе полезли на лоб, но Алиру такая реакция только подзадорила. А если уж она что-то придумала…

– Да! Это же гениально! – воскликнула она. – Ну не будем же мы прямо в замке держать мебельную фабрику? Или производство шелка? Для этого отдельные здания нужны со складами и рабочими помещениями. А еще магам где-то жить надо. И для ведьмы отдельное строение на отшибе. Чтоб сразу понятно было, что уважаемая личность.

Я мельком глянул на Икору. Она вызвалась стеречь Атли, пока тот в очередной раз потерял сознание. Хорошо, что хоть дойти ему хватило сил, и даже тащить не пришлось. Правда, головой он все же сильно ударился. Даже собственного имени не вспомнил. Но это пока. Вскоре он восстановится и признается в сговоре с драконами, уж я позабочусь. А пока я сооружу для него надежную клетку и слетаю в город, чтобы вызвать его величество. Нужно решить, как быть дальше с драконами. У них больше нет сильного предводителя, но идея истребить магов осталась. А значит, горы нельзя оставлять без присмотра. Тем более, Алира и не горит желанием. А я… Мой дом там, где моя женщина. Пришлось повисеть на волоске от смерти, чтобы понять это.

– А еще, конечно, хозяйственные помещения, стойла, сараи… О! Дрону гнездо соорудим прямо на башне замка!

– К слову о Дроне, – напомнил я и развернул жену сторону поля. Мой дракон все еще лежал там, пытаясь зализать рану на сломанном крыле. Рядом с ним спал Белый. – Ему нужна твоя помощь.

– Ох, несчастная тварь, – взволновано вскрикнула Алира, чем и привлекла внимание животных. Белый тут же навострил уши и, подняв морду, узрел нас. – Беляшик! Дронище!

Алира вырвалась из моих объятий и побежала по тропе вниз. Пес мгновенно сорвался с места и полетел к ней. Удивительно, что и дракон тоже медленно пополз, жалобно скуля. Совсем расклеились твари. Вот что женщина делает с мужчиной!

– Мамочка идет к вам! – закричала она, и Белый громко залаял. Меня насторожило то, что он остановился и развернулся в обратную сторону. А когда я проследил за его взглядом, тоже побежал вниз. Только ведьме успел бросить через плечо:

– Следи за Атли. У нас гости.

Мне оставалось лишь надеяться, что под флагом королевской гвардии к нам направлялись не самозванцы. Хотя после чудо исцеления я чувствовал себя настолько хорошо, что и с целой армией наемников управился бы в два счета. Кажется, Алира усилила мою магию в несколько раз.

– Как только исцелишь Дрона, улетайте, – крикнул я ей.

– Без тебя – никуда, – заупрямилась она. И даже взгляды больше на нее не действовали. Я бросил попытки упрашивать упрямицу, ведь прекрасно знал, что действительно не улетит. Вместо этого схватился за меч и пошел встречать наездников.

Чем ближе они подбирались, тем сильнее крепла моя вера в то, что сам король почтил нас своим присутствием. Уж больно знакомыми были лица его верных стражей, а еще любимую карету его величества не спутать ни с какой другой. Очень яркая.

Мы с Белым отошли на приличное расстояние от Алиры и Дрона и подождали, когда семеро всадников и карета остановятся. Я кивнул Реору, личному телохранителю короля, после чего он слез с лошади и подошел к карете.

– Его величество король Альторы – Маар Асгрим, – отрапортил он и открыл дверцу.

Его величество ничуть не изменился с тех пор, как я видел его около месяца назад. Все та же короткая темная борода, яркие голубые глаза, густые брови и ярко-синий костюм, подчеркивающий его благородный статус. Он редко улыбался, но мне всегда «везло».

– Сын! – воскликнул он, как только спустился на землю.

Отпустив меч, я пошел в его раскрытые объятия. Без них никак, хотя я сто раз просил его оставить все эти радушные приветствия. Угу. Попробуй поспорить с королем.

– Что с тобой произошло? – спросил он, придирчиво меня осмотрев.

Устало вздохнув, я описал все одной фразой:

– Трудный день, отец.

И тут же напрягся, услышав за спиной вопросительно-любопытный голос.

– Папа?

Обернулся. Алира сразу за мной, как будто пришита невидимыми нитками.

– Это что же, я еще и принцесса? – с восторгом произнесла она, жадно разглядывая короля.

Он смотрел на нее так же – с неприкрытым восторгом.

– Это она? – спросил он, не глядя на меня. Кивнул.

– Моя жена. Алира, – представил я королю. – Дочь богини.

Его величество подошел к моей присевшей в реверансе красавице и без лишних церемоний обнял ее, как свою. Признаться, было приятно.

– Как она похожа на твою мать, – заявил он.

Устало вздохнув, я покачал головой.

– Ничуть не похожа, – заворчал тихо. Хотя, если честно, маму я смутно помнил. Но не могут же все дочери богини быть на одно лицо.

– А я тебе говорю, Вардар, очень похожа! Только у Амины глаза и волосы светлее. И улыбка другая.

Ни от кого не укрылось, с какой грустью он говорил о маме. Но отец быстро сменил тему. Осмотрев Алиру, он всплеснул в ладони.

– Боги, Вардар! Почему твоя жена в лохмотьях и что вообще… – он наконец поднял голову и увидел развалины на горе.

– Это долгая история, – робко произнесла жена и прильнула ко мне. – Давайте проследуем к форту, там все расскажем и даже покажем.

А когда его величество согласно кивнул, она с явной претензией зашептала мне на ухо: – Ты сын короля!

– Внебрачный, – уточнил я. – И это ничего не значит. Я не претендую на престол.

– Угу! Но мне-то мог сказать! Какие еще секреты? А мама у тебя кто? Дочь богини?

Когда я вместо ответа дал Дрону знак размять залеченные крылья и поохотиться, она охнула.

– Правда?

– Амина – божественное создание, – ответил вместо меня отец. Все же услышал. – В тот же день, когда встретил ее, я был готов отречься от короны и весь мир положить к ее ногам. Мы любили друг друга, и в этом союзе родился Вардар. Я вдовствовал и по закону мог жениться на Амине. Вот только она состояла в священном непоколебимом союзе с лордом западных земель. Жрецы отказались расторгнуть брак. И Асиль встала на их строну. Она забрала у меня Амину. Забрала к себе и отправила в другой мир. Не прошло ни дня, чтобы я не молился твоей матери и не просил ее вернуть Амину домой. Но Асиль молчит. Я надеялся, она появится на твоем брачном ритуале, увидит, каким славным магом стал Вардар, и вернет ему мать. Богиня увидела. Но Амину нам так и не вернула.

Алира смотрела на меня, не отрывая глаз, даже споткнулась пару раз.

– Ты внук Асиль, – пробормотала она наконец.

– Мы не родственники в буквальном смысле, – напомнил я, с трудом сдерживая смешок. – Дочери богини создаются из божественного света, а я родился естественным путем.

– Меня не это волнует, – отмахнулась Алира. – А то, что она заставила тебя страдать. Своего родного внука.

Вместо меня ответил отец. То, что говорил мне на протяжении долгих лет.

– Все мы дети Асиль, Алира. Все равны перед ней. Ведь так и были созданы сильнейшие маги Альторы. Поначалу магия была лишь у драконов. Но Асиль послала свое божественное дитя, подарив ему пять своих даров. Девочка выросла, вышла замуж, создала потомство. Каждый из ее детей был одаренным. А после и их дети. Так божественная магия передавалась из поколения в поколение. И вскоре сильнейшие маги объединились, чтобы править королевством и сражаться с драконами, если этот день настанет.

– Ну, уже не настанет! – гордо заявила жена. И когда король послал ей вопросительный взгляд, погладила меня по руке и заявила: – Вардар сегодня раскрыл тайный заговор, предотвратил мировую войну, в одиночку убил десятерых драконов, в том числе королевского. И все до обеда.

И улыбнулась его величеству едва ли не до ушей. Отец поджал губы, свел брови на переносице и еще раз осмотрел меня с ног до головы. Нет, ну если это так представить, то да… Я, дракону в трещину, крут! Но мы с Алирой прекрасно знали, кому всем обязаны.

Махнув на меня рукой, король продолжил идти к горе.

– А, это ему раз плюнуть. У него и не такие недоразумения случались. – А после снова обернулся и кивнул. – Кстати, а шрама-то нет больше. Так и знал, что ты его пририсовывал, чтобы местных запугивать.

Я хохотнул и покачал головой. А вот Алира залилась своим божественным хохотом.

– А ты говорил, ссылка! – упрекнула она. – Все же мудрый у нас король. Лучшего воина оберегать Альтору отправил.

Теперь, пожалуй, я видел смысл в решении отца растить меня подальше от двора, а после отправить сюда практически в одиночку. С Алирой вся жизнь виделась иначе. В красках.


Глава 19

Алира

Время близилось к вечеру. Маги соорудили стол и лавки из уцелевших бревен, Мира приготовила первоклассную уху из пойманной Дроном рыбы, а служащие короля разбили походный шатер, в котором все мы благополучно уместились. Даже Дрона взяли, предварительно уменьшив. И если поначалу жители форта с ужасом смотрели на стражей и перешептывались, ожидая как минимум казни, то после радушного приветствия короля и благодарности за труд и верную службу на благо королевства, многие расслабились и обрели надежду, что сегодня их таки не повесят и даже накормят.

И действительно! С закатом все сели трапезничать под одной крышей – как и сказал король, равны перед Асиль. Не считая меня, конечно. Я – любимая дочь богини.

– Значит, говоришь, драконы, увидев падение своего короля, сбежали? А у тебя в это время все пять рун светились, да? – в который раз переспросил король. Его так восхитило описание битвы, что он взял с меня обещание написать книгу о своей жизни. Хотя я и так собиралась…

– Все пять! И светились до тех пор, пока я к Дрону не подошла. Он скулить начал, и я приказала рунам погаснуть. Только Аврадил осталась. Самая сильная.

Я любовно провела пальцем по руке и в который раз мысленно поблагодарила матушку. А потом прикинула и решила, что могу в последний раз к ней обратиться. Ну, так, что б уже больше не дергать ее в ближайшие лет двадцать.

– Я отойду на пару минут, – шепнула я Вардару. Он недовольно нахмурился, не желая меня отпускать. – Прогуляюсь. Атли проверю.

Его-то мы под шатер не взяли. Так, магическими наручниками к арматуре приковали, и на горке камней оставили. Вардар точно собирался возразить, но его отвлек папа.

– Вардар! Я ведь подарок тебе привез, – сказал он и махнул своему телохранителю. А тот вмиг понял намек и выудил из-под стола небольшую кожаную сумку. – Плохо, когда связи с родным сыном нет. Да еще и в таком стратегически важном месте. А раз уж так вышло, что у тебя связной шар разбился случайно… – И его величество та-а-ак посмотрел. Впрочем, это у нас семейное.

Пока Вард рассматривал новенький связной шар, я мышкой прошмыгнула на улицу. А там Икора. Все сидит возле Атли и гипнотизирует его угрюмым взглядом.

– Ты не голодна? – удивилась я. – И крохи в рот не взяла.

Ведьма рассеянно покачала головой и вернулась к своему страшно любопытному занятию.

– И давно ты так сидишь? – уточнила я. Похоже, с самого обеда. – Он в сознание хоть приходил?

Икора печально вздохнула и выдала:

– Красивый!

Не удержалась, врезала ей подзатыльник.

– С ума что ли сошла? Он же злодей! Предатель! Дебошир!

Она опять вздохнула и с загадочной улыбкой на устах прошептала:

– Строптивец.

Закатив глаза, я покачала головой и прошла мимо ведьмы. Ну точно переутомилась, бедная.

– Ты присматривай за ним, Икора, – пригрозила я. – Хорошенько присматривай. А я помолюсь пока.

Отошла от них на несколько шагов, встала на колени и подняла голову к небу.

– Матушка! – начала я радостно. – Знаю, ты уже далеко. Где-нибудь в далеком мире. Может быть, даже в каком-то жутком, без магии и прекрасных существ. И еще может быть, где-то там одна из твоих дочерей. Амина. Знаю, матушка, ты очень занята и дел у тебя невпроворот, но прошу уделить мне лишь минуту твоего драгоценного времени, а после я буду окончательно и совершенно счастлива. Просьба есть у меня. Верни Амину, а? Тут король, замечательный мужчина, между прочим, очень по ней горюет. И Вардар. Ему-то за что такие страдания? Ладно я материнской заботы была лишена, а он причем? Он ведь Альтору спас. Ему, как герою, положено…

Кто-то зашелся в неистовом кашле, перебив мою молитву. Раздраженно вздохнув, обернулась и послала ведьме строгий взгляд. А она и не глядит на меня. Заботливо похлопывает лорда Атли по спине, пока тот пытается отдышаться. Одной рукой похлопывает, а во второй колбу с подозрительной розовой жидкостью держит.

– Так! – возмутилась я, встала и подошла к сладкой парочке. – Это у нас что?

Лорд перестал кашлять, ведьма ловко спрятала колбочку за спину и уставилась на меня невинными глазищами.

– Ничего! – врем и не краснеем. Но я и так уже догадалась.

– Ты что же, любовным зельем нашего пленного опоила? – угадала я. И руки опять зачесались как следует ей врезать. – Да ты… Да как ты вообще его спасла? Тут же горело все!

Виновато потупив взгляд, ведьма жалобно пробормотала.

– А я под юбкой всегда образцы самых необходимых зелий ношу. Привычка. А то вдруг меня неожиданно выгонят. Или в беду какую попаду. У ведьмы всегда должно быть с собой оружие. Я как только приготовила зелье, сразу в колбочку перелила. А ты только погляди на него. Где я еще такого красавца встречу? – Икора вздохнула и обратилась к Атли. – Ты богат?

Лорд все это время оторопело смотрел на Икору, и видно было, понимал мужчина мало. Но на вопрос кивнул.

– Вот! – подытожила ведьма. – Да еще и богат. Можно я его себе оставлю? Можно?

– Д-да… Как… Его-то? – Даже слов подходящих не было, чтобы описать мое негодование. Правда, чем дольше я думала, тем больше мне нравилась сумасшедшая идея.

– Ну, если так подумать, – протянула я, задумчиво глядя на лорда. Он, к слову, все еще не отводил взгляда от Икоры. И глаза его подозрительно порозовели. – Все равно ему смертная казнь грозит. А так, он еще и жениться успеет. Ты потом богатой вдовой остаешься. А нам лишние деньги не помешают.

– Вот-вот! – поддержала Икора. – Всем второй шанс нужен, ты сама говорила. А этот может и не вспомнит, каким раньше был. Любовное зелье, оно же на памяти очень негативно сказывается.

– Угу! Осталось только Вардара уговорить, – поникла я.

Ведьма тут же задрала юбку и продемонстрировала набор колб, подвязанных к бедру.

– У меня сговорчивое зелье есть, – похвасталась она. – Сейчас быстренько подмешаем и…

Хорошо, что ведьма у нас умная, сама все по взгляду поняла. К тому же, как раз и Вард явился со связным шаром в руке. Мужчины и их игрушки…

– Вот ты где! Ты только посмотри, какие но…

Он запнулся на полуслове, заметив пробуждение пленного.

– А-а-а, лорд Атли! Как самочувствие? – издевательски протянул муж. Я его винить не могла, он этого момента десять лет ждал. И как бы ему сейчас поласковей объявить, что месть отменяется? Точнее, она трансформируется в более изощренную. Брак с ведьмой – то еще наказание.

– Милый! – осторожно начала. – Ты посмотри на него! Он, кажется, и имени собственного не помнит.

Атли в подтверждение сей теории мигнул, сглотнул и дрожащим голосом обратился к ведьме:

– О, прекрасная дева. Не знаю, кто ты, но знаю, что последую за тобой, куда бы ты ни пошла.

Икора фыркнула.

– Еще бы! Зелье-то первоклассное!

– Зелье? – переспросил Вардар и сцепил челюсти. А я послала Икоре предостерегающий взгляд. Ну рано! Рано про зелье.

– Всюду за тобой пойду, потому что отныне и навек сердце мое в твоих руках, – продолжил Атли. Красиво говорить он всегда умел. – Хоть к самим драконам.

Тут уж Вардар не выдержал.

– Был ты там уже! Ходил много раз. Так часто ходил, как к себе домой!

И последнее проорал ошарашенному лорду в лицо. На звук даже его величество вышел.

– А, очнулся! – произнес король и встал напротив влюбленного создания. А тот только на Икору и глядит. Оказалось, что лорд Атли в очень даже близком родстве с его величетвом. Племянник он его. По линии погибшей жены. Король женился не по любви, а по расчету, но жену свою он все же чтил и уважал. Та ему наследных принцев родила. А когда умирала от страшной хвори, то просила присмотреть за ее сыновьями и сыновьями ее сестры. Вот лорд Атли и пользовался все это время благосклонностью.

– Ваше величество, – строго проговорил Вардар, игнорируя мои робкие попытки привлечь его внимание. – Этот предатель был в сговоре с драконами. Он поставил под угрозу все королевство, а также безопасность моей жены – священной дочери богини. Требую справедливого наказания для этого…

А дальше он не договорил. Видимо, ничего, кроме плохих слов на ум не пришло.

И что Атли?

– Любовь всей моей жизни! Не молчи же! Не мучай мою душу. Дай ответ – ты станешь моей женой?

Мы с Икорой опять переглянулись и умоляюще посмотрели на двух сильнейших магов Альторы – все они решали.

Вардар точно был намерен отстаивать свою позицию.

– Не…

– Он будто не в себе? – с любопытством спросил король, перебивая мужа.

– Ведьма его любовным зельем опоила, – устало пояснил муж. – Но это не значит ничего. Действие пройдет, и тогда можно будет казнить предателя.

– Казнить, – его величество поморщился от этого слова, будто от него ему становилось дурно. – Казнить можно было бы, конечно. Но я больше склоняюсь к пожизненному заточению. В конце концов, я давал слово своей покойной жене. А слово короля… Сам знаешь, сын.

– Так это ж лучше заключения! – выкрикнула Икора и стыдливо потупила взор. – Простите, ваше величество. Знаю, ведьмам слово не давали, но все же… Какая от него в темнице польза?

– Икора! – прорычал Вардар.

– А так, здесь будет. В башне моей. Она сгорела, правда, но мне муж новую отстроит. – И ласково погладила Атли по руке. – Правда, милый?

– Все, что душа твоя пожелает, – охотно согласился тот. – Только скажи «да»!

– Нет! – вместо нее ответил Вардар. И даже к лорду Атли подступил, точно собираясь того бить. У него прямо руки потеплели – я почувствовала.

– Вардар! – остановил его король.

– Нет, отец! – воспротивился мой упрямец. Причем, это он впервые так к нему обратился при свидетелях. У Икоры даже глаза на лоб полезли. Никто ж не знал! Видно было, у Вардара кончается терпение, и словесная перепалка грозила обратиться очередной ссылкой. В лучшем случае.

– Вардар! – позвала я как можно спокойней и схватила его руку. Мне вдруг показалась жизненно необходимым за него держаться. Как будто вот-вот грозило произойти что-то ужасное. То ли землетрясение, то ли…

– Святая Асиль! – воскликнул король, подняв голову в небо. Все за ним повторили. А там действительно было на что посмотреть.

Небо словно горело в пламенях синего огня. Такого смутно знакомого, что я сразу прижалась плотнее к Вардару.

– Что это? – спросил он, положив руку на меч. В центре необычного явления действительно что-то было. Огромный сгусток ослепительного божественного света, который мы поначалу приняли за солнце. Но нет, сгусток двигался в горящем небе, опускаясь все ниже и ниже, прямо на нашу гору.

Вардар передал мне связной шар и вышел вперед, выдернув меч из ножен. Следом за ним вышел и король, позвав своих стражей. Но я каким-то образом знала, что послание небес не навредит нам. Ведь только Асиль могла совершить нечто подобное. И от собственных догадок я охнула и закрыла рот рукой.

– Вардар, стой! – вскрикнула я, когда он встал в боевую стойку. – Опусти меч. Сражаться с этим тебе не понадобится.

Я попыталась пройти, но он остановил меня рукой и задвинул за спину.

– Не иди, – приказал он. – Дай ему опуститься.

Мы все поморщились и закрыли глаза руками, не в силах вынести яркого света. Из-за него невозможно был разглядеть, что же там спустилось к нам с небес. Но я и так знала.

– Это она, Вард, – произнесла я, поглаживая мужа по спине. – Это Амина.

Все застыли, затаили дыхание. Свет, подобно огоньку, начал потухать, и теперь можно было увидеть нечеткие очертания женской фигуры. Я закусила губу и подпрыгнула на месте, сгорая от нетерпения. Ведь правда же! Асиль вернула Амину в наш мир. Вернула ее домой.

А когда свет больше не резал глаза, все увидели лежащую на земле женщину всего в каких-то двадцати шагах от нас. Она была закутана в белое полотно и не шевелилась какое-то мгновение. Но только его величество издал шумный выдох, и она резко распахнула глаза.

– Амина! – ошарашенно произнес король. Его ноги казались негнущимися, когда он шаг за шагом, не прекращая повторять ее имени, шел к ней. Она облокотилась на руку, на которой виднелись пять кругов с рунами, и немного приподнялась, непонимающе осматриваясь по сторонам. Но стоило ей сфокусировать свое внимание на короле, в темных глазах появилось узнавание.

– Виор! – прошептала она и прикрыла рот руками. Ее глаза наполнились слезами, и она содрогнулась в немом рыдании.

– Амина! – все повторял его величество. А когда дошел до нее, упал на колени и сжал с такой силой, что из бедной сестры все же вырвались рыдания. Она что-то несвязно бормотала, хватаясь за руки и плечи нашего уважаемого короля с неприкрытым отчаянием.

А я, завороженная воссоединением влюбленных, не сразу поняла, что Вардар окоченел. Он застыл, точно статуя, все еще держа меч и немигающим взором глядя на маму. Святая Асиль, кажется, мой сильный могучий варвар сломался.

– Все хорошо, милый, – шепнула я и аккуратно подтолкнула его вперед. Он сделал несмелый шаг, и этим привлек внимание Амины. Прекратив рыдать, она с неверием и одновременно надеждой осмотрела с ног до головы какого-то жуткого на вид дикаря и признала в нем своего сына.

– Вардар? – спросила она дрожащим голосом. И он сделал еще один короткий шаг. Я на всякий случай забрала у него меч, но этого он даже не заметил. Сейчас ему слишком многое нужно было переосмыслить.

Амина в самом деле была немного похожа на меня. Я рассмотрела ее, когда они с королем подошли ближе. Рост, строение тела, овал лица и разрез глаз – все мое. Только волосы немного светлее и короче. Она лишь мельком на меня взглянула, как будто почувствовала между нами связь, и снова вернулась к сыну. Конечно, она жаждала прикоснуться к нему, ведь он ее частичка, ее дитя. Асиль отобрала у них десятилетия, и все эти года у Вардара не было ничего, ради чего стоило жить, бороться. А теперь появились все мы и практически в одно время. И вместе мы начнем новую жизнь.

– Мама, – только и смог произнести муж, когда подошел к Амине совсем близко.

Она же не торопилась к нему прикасаться, как будто боялась и чего-то не понимала.

– Вардар? – еще раз спросила она. – Это правда ты? Но… Что с тобой произошло?

Я попыталась взглянуть на мужа ее глазами и ничего не поняла – идеальный же мужчина! Что ей не нравится-то?

– Он вырос, милая, – подсказал его величество, все еще любовно обнимая мою сестру. – Асиль забрала тебя на долгие тридцать лет.

Амина обвела рассеянным взглядом гору и всех присутствующих, немного задержалась на мне, а после ее глаза округлились от понимания ситуации.

Я думала, что вот сейчас она опять разревется, начнутся долгие разговоры по душам, и я даже успею разобраться с Икорой и Атли, но Амина… Она стукнула ладошкой короля и прикрикнула:

– Я же говорила тебе, нельзя гневить матушку! Посты соблюдать надо, молиться каждый день и брак только по ритуалу. И что? Доигрался!

– Но милая…

– Тридцать лет! – воскликнула она, и его величество виновато потупил взгляд.

А потом она все же крепко обняла Вардара, приговаривая, какой замечательный и красивый он у нее вырос, и она теперь срочно все о нем должна узнать.

Дочери богини, они такие – очень умные создания.


Эпилог

«Спустя каких-то три месяца на месте старого сожженного форта возвели невиданной красоты замок. Возводили его с помощью божественных даров двух дочерей Асиль, силами всех, кто был благодарен лорду Вардару за спасение Альторы, а также благодаря щедрому взносу лорда и леди Атли. Замок оказался настолько прекрасным, что молва о нем разлетелась по всему королевству, и вскоре все, кто мог, приезжали к Драконьим горам, чтобы только посмотреть на чудо света. Окна, огромные террасы, балконы и даже крыша – все из радужных кристаллов. А на самой высокой башне драконье гнездо с настоящим драконом – разве не чудо? Путешественники мечтали получить хотя бы кусочек от волшебного места, потому в новообразовавшемся городе к мебельной и шелковой фабрикам добавилась сувенирная. И вскоре хозяева замка получили все о, чем мечтали, а славные маги Альторы отныне не боялись войны с драконами. Крылатые твари, поджав хвосты, бежали на отдаленный остров, где стали молить великую богиню о прощении. Храбрый лорд Вардар и его незаменимая, непревзойденная, умная и прекрасная жена Алира с тех пор жили долго и счастливо! Слава Асиль!»

Довольно вздохнув, я закрыла книгу и посмотрела на мужа. Он сидел у камина и тоже глядел на меня с хитренькой улыбочкой. Знала я этот его взгляд. Потому и раздраженно указала на округлившийся живот, как бы спрашивая «Тебе что, мало?» А он только больше улыбнулся. Дикарь!

– А долго – это сколько? – спросила Верона.

Я посчитала в уме и честно ответила дочке:

– Ну, лет десять.

Она задумчиво постучала пальцем по скуле и деловито изрекла:

– Мда! Не впечатляет. А точно счастливо?

И в кого, интересно, она такой скептик? С претензией посмотрела на мужа. Ответил тоже он:

– Конечно! Нет, ну были моменты, когда горы содрогались. К примеру, когда леди Алира предложила новый город назвать «Драконье ущелье», а потом обижалась, что никому эта идея не понравилась. Та же история случилась с именами детей. Только на букву «А» и все. К каким только ухищрениям не пришлось прибегать бедному лорду, чтобы убедить женушку.

– Угу, – протянула я и начала активнее наглаживать живот. А он продолжил:

– Или когда лорд Вардар заявил, что не потерпит предателя Атли на своей земле, даже если он так ничего и не вспомнил, а от своей ненаглядной жены дальше чем на шаг не отходил. Долго тогда они спорили и в итоге приняли решение замок Атли по соседству стоить. Потому что без ведьмы в городе никак. Это вскоре все поняли, и в каждом селении свою собственную ведьму завели.

– Ведьмы – классные! – заявил Альв и изобразил всем известный ведемский жест. – Когда вырасту, тоже ведьмаком стану.

Вот второй ребенок точно в меня! Всегда сам диктует моду. А третий опять в мужа:

– Не станешь! – возразил Арнор. – Не бывает ведьм-мальчиков. Асиль таких не создала, правда, мам?

– Правда, – согласилась я, а сама подмигнула Альву.

– А что потом было с Аминой и королем? – спросил Атар. Младшенький тоже «мой» – все ему нужно знать.

– Ну, король, сразу как Амина в себя пришла и все о сыне узнала, замуж ее позвал, а она долго противилась, – поведала я. – Как и положено дочерям богини, конечно. Противилась долго, так как формально все еще была замужем за другим лордом, хоть тот давно о ней позабыл, и боялась гнева жрецов. А потом король признался, что того лорда он много лет назад в ссылку в далекую пустыню отправил, а в Святую гору ударила молния. Да такая сильная, что от горы только ущелье осталось. И где-то в нем на дне остались и жрецы. С тех пор то место Святым ущельем стали звать.

И тут я не выдержала и снова глянула на мужа.

– Вот видишь же! Святое ущелье есть, и нормально. А Драконье ущелье дурные ассоциации вызывает, видите ли. Чушь! Это грозно звучит! Врагов отпугивает! Не то что Радужный город. Банальщина!

– Мам! – остановил меня Атар и сел рядом на софу. – А дальше? После того, как они поженились?

– Ну, как что? – удивилась я. – Они в столицу вернулись. В замок королевский. Там у короля предатели за каждым углом. А кто как не дочь богини порядок наведет?

– И навели? – все с тем же скептицизмом спросила Верона.

– А это, милочка, уже второй том! – объявила я и положила их любимую сказку на полку к остальным. – И он еще пишется.

– А про ведьму Икору и ее жуткие приключения ты тоже напишешь? – с надеждой спросил Альв.

Я даже ответить не успела, меня Вард перебил:

– Не в этом году, дети, – строго заявил он и помог мне встать. – Некогда маме. Пятого братика дождемся, потом по плану еще двоих, а вот тогда эже можно будет и второй том дописывать.

– Ну папа! – расстроенно простонал Альв.

– Папино слово – закон! – возразил ему Арнор.

– Угу! – протянули мы с Вероной одновременно.

– Правильно, сын! – заявил муж и подставил ему кулак. А когда Арн ударил, Вардар объявил: – И папа говорит: всем пора спать!

Дети заныли в унисон, но все равно по очереди подошли ко мне, чтобы поцеловать. А после один за другим удалились в свои спальни. Только Верона задержалась, задумчиво глядя на огонь. Он ее завораживал с детства. Но мы пока не знали – передастся ли эта магия хоть одному из детей. Их способности проявятся не раньше двадцати.

– А как же Асиль? – спросила дочка. – Если Святой горы не стало, то она больше не слала своих дочерей на Альтору?

Вардар обнял меня и с улыбкой погладил по щеке.

– А разве так нужна гора, чтобы свершилось чудо? – ответил он вопросом.

Мы пока не могли раскрыть детям государственную тайну – указ его величества. Но очень скоро Верона узнает, что она и стала тем самым следующим дитем богини. Только в этот раз Асиль поместила свой свет в меня. А руны усилила таким образом, что вместе они срабатывали как ментальное оружие против драконов, стоило тем приблизиться. Наша девочка также получит свои дары, и у нее родится божественная дочь. А после у ее дочери…

Уж я-то позабочусь, чтобы все они читали качественную литературу и знали свое истинное предназначение: беречь Альтору – святую землю дочерей богини.

Конец! Слава Асиль!



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Эпилог
  • X