Книжная полка пользователя Mila_48

Кондратьев: Красные ворота [Авторский сборник] (О войне) 26 02
А мы с тобой, друг, уцелели..." -- фраза из стихотворения Петра Вяземского рефреном проходит через произведения Вячеслава Леонидовича Кондратьева.
Да, им повезло -- вернуться с той войны, великой по человеческим потерям.
Коншин мучается мыслью: раз вернулись, значит, для чего-то остались живыми. Для чего?
Война и мир -- не по-толстовски пространно и многосюжетно.
Война и мир -- сжато, немногословно, с недосказанностью (читатель сам должен Думать!), но сколько "мостиков" переброшено, чтобы задуматься...
Победа -- да. Но жизнь продолжается. Какая жизнь? похожа ли она на довоенную? Похожа ли на ту, какой виделась из военных лет?
Трудно всем привыкать, обустраивать свою жизнь в послеполбедные годы: вчерашним фронтовикам, 25-27 летним, трудно девушкам, чья молодость пришлась на войну ( на фронте, в тылу, в разведке), трудно тем, кто четыре года без выходных и отпусков работал на заводе, трудно девчонкам и мальчишкам, которые попали в войну 12-13-летними и вместе со взрослыми испытывали и голод, и тяготы, донашивали всё после старших.
Трудно пожилым, не имеющим возможности выйти на пенсию, ибо она не прокормит и одного человека. Трудно семьям, в которых дети.
Трудно и офицерам, для которых война была привычным делом, а в мирной жизни не могут найти себя.
"Встречи на Сретенке", "Красные ворота" -- это всё о них, о жизни москвичей в первые послевоенные годы, с погружением читателя в судьбы, беды и радости, быт того поколения.
Если действительно хочешь понять, чтО это было за поколение, нужно читать книги Кондратьева и, конечно, прозу Воробьева, Богомолова, Астафьева).
Понять и помнить.
Сюжеты повести и романа ограничены во времени -- наступает 1948 год, как сложится судьба ЛГ, принадлежащих к военному поколению?
Их судьбы, ровесников самого автора, еще должны свершиться, продолжиться. Как? Чем?
Нынешний читатель, уже зная историю страны послевоенных лент, может предполагать свои "продолжения". Но, как ни смотри, действительно "все судьбы в единую слиты".
Оценка: отлично!

Владимир Семенович Высоцкий 24 02
Высоцкий В.С. Иллюстрированное собрание сочинений : в 11 томах
С благодарностью тем, кто подготовил 11-томник в формате pdf!
Говорит Высоцкий. Поёт Высоцкий.
Этого достаточно.
Оценка: Отлично!

Маркус Зузак 16 02
Замечательная книга!
Эмоционально, умно, психологически сильно.
Эту книгу Нужно читать живущим в нашем тусклом мире.
С благодарностью верстальщику.

Горбовский: Свирель на ветру (Современная проза, О войне) 30 11
Из трёх повестей, включённых в сборник, интереснее, увлекательнее для меня -- "Первые проталины".
Думаю, она во многом автобиографична. Автор, как и герой повести Павлуша, -- родился в начале 30-х, и его детство пришлось на голы войны. Детство беспризорное, безлюбое, голодное. Война рассеяла семью. Война ударила не только по родителям, но искалечила судьбу подростка. Тяжело вернуться из военного детства в мирную жизнь, даже встретившись с отцом и живя семьёй. Мать есть, но далеко. В 16 лет трудно жить даже благополучным подросткам. А Павлуше, изведавшему столько военного лиха, того трудней. Тяжело. И всё же "первые проталинки" на замороженной душе появились.
Но до спокойной жизни далекий путь...
Дети войны. По-разному сложилась их мирная жизнь. Но, увы, у многих она оказалась нелегкой, особо у тех, чьи отцы погибли.
Как мы относимся к ним, детям войны, сегодня? Стараемся ли понять, помочь?
• Рекомендую для чтения. В частности -- школьникам -- им нужно научится думать.
Оценка: хорошо

Полянская: Воин в поле одинокий (Поэзия: прочее) 21 11
Екатерина Полянская -- состоявшийся поэт, философски мыслящая личность.
По моему мнению, в этом сборнике нет стихов "ни о чём". Автору чуждо навязчивое приобщение читателя к собственному миропониманию. Идеология и мораль альтерэго -- быть человеком.
Каждое стихо -- приоткрытая жизнь мысли, откровение -- один на один с читателем. ЕП отзывается на происходящее в ее ближнем и дальнем мире. Её по-настоящему волнуют и судьбы людей, и жизнь-судьба животных, деревьев. Стихи -- преломление, отражение Личности автора.
Время сложное, но важно: выжить -- и остаться людьми:
* * *
Нищенской горькой злобы
Свистнет над ухом плеть.
Выжить!
Но только чтобы
Сердцем не обмелеть.
Ты, чьё время всё ближе,
Муку мою прими —
Выжить,
Позволь нам выжить
И — остаться людьми.
Интересный поэт. Рекомендую прочесть сборник "Воин в поле одинокий" любителям поэзии -- поэзия жива и в новом 21-м веке.
Удачи!

Горбовский: Остывшие следы : Записки литератора (Поэзия: прочее, Биографии и Мемуары, Новелла) 20 10
Мы помним имена тех, кого Лев Аннинский назвал "мальчики державы".
Но были и "мальчики войны", чье детство и юность пришлись на годы Великой Отечественной войны.
Кому как "повезло", но тяжелее всех было тем, кто прожил эти годы на оккупированной территории.
Безотцовщина, бездомность, бедность -- судьба не жалела их.
Алексей Прасолов, Глеб Горбовский -- только двое из миллионов.
Тяжёлые судьбы, ломаные, не сказать, что удачные.
И всё же они стали поэтами.
Благодаря книгам, изданным в 80-90- годы их творчество стало доступным читателям.
"Остывшие следы" Глеба Горбовского -- одна из таких книг, изданная в 91-м году.
Газетная бумага, мягкий переплет, читанная и перечитанная, со множеством пометок на полях.
Книга-эссе, книга-размышления, книга-воспоминания о тех, кто был рядом и оставил свой отпечаток на судьбе автора.
И книга-совет идущим следом.
"Жить вне морали — легче, сподручнее. Жить блюдя (в отличие от блудя), то есть соблюдая принципы морали — великий труд. Жить вне труда духа, вне подвига — легче. Даже так называемому интеллигенту. И все же жить без элементарных убеждений невозможно — даже примитивному отбывальщику земного времени. Таких людей, обходящихся в жизни без масштабной цели, без трепета сердечной мысли (а не мышцы), без молитвы, хотя бы обращенной к солнцу, я называю живущими без ангела-хранителя."

"Магия печатного слова... Для поэта, не обретшего своих убеждений, она воистину губительна. Ибо идешь ты тогда на поводу у властей предержащих, диктующих условия проникновения твоего слова в печать, в их печать. Другой печати не было и нет. Помимо самиздатовской и — «потусторонней». Нельзя забывать, и прежде всего человеку, собравшемуся «в поэты», что в его распоряжении не только пресловутая свобода слова, но и нетленная, неотторжимая от его совести свобода мысли. Утратить свободу слова ничего не стоит, утратить свободомыслие — конец всему."

"Что ни говори, а утрата иллюзий всегда труднопереносима, потому что иссушает в сердце восторг."
Рекомендую книгу тем, кто интересуется историей русской поэзии, истории Ленинграда., кто хочет быть молчаливым собеседником Глеба Яковлевича.
Удачи!
Оценка: хорошо

Лесняк: За что? (Историческая проза, Поэзия: прочее, Документальная литература) 17 10
Эту книгу, как и другие книги Виталия Шенталинского Нужно читать, дабы осознать свое место и предназначение дарованной нам жизни -- в Этом мире Попытаться прочувствовать с наибольшим приближением судьбы тех, кому довелось жить в лютое время "сталинщины".
Это нужно знать -- и, хорошо бы, каждому, чтобы не повторилось, чтобы самим подняться с духовных колен, подломившихся под весом физического тела.
Знать, осознать историю народа, -- значит иметь представление о том, кто ты есть, какова душа твоя, к чему она клонится: к болоту и тьме или к свету и небу. Жизнь -- не прогулка ради удовольствий. Она всего лишь ступенька -- для идущих следом, детей наших...
Как-то так.
Из письма в Новый мир", адресованного А. Солженицыну:
• "Все беды, как в прошлом, так и в настоящем, в духовном и нравственном падении людей, да и общества в целом! Как никогда ярко выражено первородное зло: зависть, алчность, переходящие в ненависть — все это испытал на собственной шкуре, да и многие другие испытали такое. Возьмите такие гнусные явления, как воровство, грабеж, насилие и убийство, а ведь началось это далеко не сегодня — они лишь расцвели на почве нашей бездуховности, лжи и беззакония! Так что мы пожинаем плоды 30-х годов <...>."

Помнить нужно о тех миллионах, умерших от голода в 32-33-м годах, о "голодоморе". Помнить и говорить в "полный голос", как написала Елена Владимирова, за стихи приговоренная к расстрелу и после 89 дней пребывания в камере смертников, получившая жизнь -- 15 лет каторги.
* * *
О любви — шепчут или поют.
От боли — кричат или стискивают зубы.
О мертвых — или молчат,
или говорят полным голосом.

Соколов: Это вечное стихотворенье... [Авторский сборник] (Поэзия: прочее) 03 09
Лирика, или в данном случае так называемая "тихая лирика", -- это именно то, чего нехватает в современном мире. Тонкий психологический настрой поэта, шелест страниц, словно шелест среднерусских лесов, плеск Селигера, мелодии любви и горестей житейских. Лирика -- душа поэта, её свет. И когда читаешь такие стихи, становится светлее этот мир. Никаких "индустриальных" тем -- несмотря на время, в котором жил и писал стихи Владимир Николаевич.
Доброй памяти емУ!
Оценка: отлично!


Оцененные книги


Сортировать по:

X